FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Прошлое » Миссия: Запад


Миссия: Запад

Сообщений 1 страница 20 из 55

1

Сентябрь 1401 г.
Ариолан, Сельмирион

Линдэлин приезжает знакомиться с семьёй будущего жениха, который, неожиданно для неё, приглашает и её возлюбленного под предлогом магической помощи в лечебном ритуале для матери. Какие игры задумал темнящий Элебор, и не раскроются ли все тайные замыслы, не успев толком начаться?

Начало эпизода на внешнем ресурсе.

0

2

[NIC]Элебор Сантивал[/NIC][STA]Флавиэль[/STA][AVA]https://i.paste.pics/e9def913afd3e5679e8a7784d30daf82.png[/AVA]
Вальяжно раздвинувший в стороны прочие строения, особняк Сантивалов горделиво и одиноко занимал невысокий холм в северной части Ариолана. Здания вокруг подобострастно, с глубоко затаенной завистью глядели на тонкие остроконечные башенки и опоясывающие первый этаж просторные, зелёные от плюща, террасы, но при этом смущенно прижимались к земле, прячась от высоких заостренных окон, сползающих по испещренными барельефами гранитным стенам.
Линдэлин с женихом и их свита подъехали уже к самым воротам. С литых посеребрённых створок на них сурово взирал эльф с перекинутым через плечо молотом.
- Зачем ты позвал его, Элебор? Уж явно не для составления расписания адюльтеров.
Позади них под копытами лошадей застучала брусчатка.
- Открыть ворота!
Ворота дрогнули и бесшумно раскрылись, открывая уводящую вокруг холма дорожку. Вильнув у входа, она резко набирала высоту и терялась в высоких кустах с розами. Дареон жизнерадостно улыбнулся невестке, кивнул брату и въехал внутрь одновременно с ними, держась так, чтобы Линдэлин оказалась в центре, между ним и Элебором.
- Позвал кого?
- Каретара, я тебе говорил. Мы познакомились в 98-м в Элладоре, - не моргнув глазом, соврал Элебор и, поглядев на эльфийку, пожал плечами. Теперь поговорить они смогут уже только вечером. - Он будет наблюдать за ритуалом.
Дареон помрачнел, улыбка соскользнула с лица.
- Помню. Нехорошее у меня предчувствие. Матери лучше не становится, - старший из Сантивалов поджал губы, тёмные брови сошлись на переносице. Сейчас его мимика не оставляла сомнений в кровном родстве с Элебором, но спустя миг Дареон опять вооружился бодрым настроем, заразительным и прилипчивым.
- Но прочь тёмные мысли! В такой солнечный день негоже предаваться унынию, верно? Линдэлин, всё в порядке? Вы как-то бледны или мне кажется? 

***

- Итак?
Незнакомец отвернулся от фигурок на лавке. Под капюшоном виднелся тонкий нос и высокие, острые скулы, но ярче всего выделялись глаза: яркие, пронзительные, прогрызающие фигуру Релеменила, словно два буравчика. В них без труда угадывалась немалая толика синдорейской крови. Эльф мотнул головой в сторону и, не дожидаясь реакции, быстрым шагом двинулся в переулок.
- Релеменил Каретар? - незнакомец говорил чуть хрипло и очень быстро, будто бы желая поскорее закончить с разговором. Под откинутым капюшоном обнаружились короткие русые волосы. - Вельда́р Лига́рос. Кассерин. Я представляю сообщество Эхиа́л Эн-Вато́р и нам нужна ваша помощь в спасении Ариолана. Не ошибусь, если скажу, что вы здесь по приглашению Элебора для помощи его матери, Веала́и?

+1

3

Линдэлин прикусила язык и мысленно посетовала на собственную неосторожность. Стоило бы оградить их разговор чем-то вроде стены тишины, но ей было бы проблематично одновременно удерживать заклинание без риска грациозного падения из дамского седла – всё же эльфийке давно не предоставлялась возможность помпезно въезжать в город не в экипаже или в амазонке – да еще и лавировать в разговоре с Элебором, который явно начал прощупывать лояльность невесты к собственной персоне на случай противостояния с её братом и пока еще её же таор’ланадаром. А уж после того как он коснулся необходимости разговора на троих… В общем, очень даже хорошо, что Анадорна не стала делать попыток магически защитить их от прослушивания.
Невольно улыбнувшись жизнерадостности Дареона, она ответила:
- Я нервничаю перед встречей с вашими родителями. – потянувшись к Элебору, будто в поисках поддержки, эльфийка продолжила, обращаясь к обоим, - всё же отец моего жениха - мой будущий патриарх. А мне бы хватило и одного из этих званий для того, чтобы переживать перед знакомством!
И в этом была изрядная доля правды. Именно об этом она и поговорила с женихом в оставшееся время, если бы не была так ошарашена приглашением Сельвиара. Впрочем, она частенько делала не тот выбор, если дело касалось мага. Однако следует объяснить услышанные Дареоном слова на будущее – прямолинейность отнюдь не говорит о его недалекости. К тому же, будет возможность дать понять жениху о некоторых не озвученных нюансах, на всякий случай. 
- А тут еще и известие о присутствии посторонних в первые дни знакомства с будущей семьей меня обескуражило. Мысль о том, что если я опозорюсь из-за волнения, то об этом будет известно за пределами семьи Сантивал, меня нервирует еще более. - выдав смущенный смешок, девушка прибавила, - Пусть с некоторыми Каретарами я и была знакома ранее.

+1

4

Релеменил покорно поплёлся вслед за Плащом. То, как на него зыркнули, ему скорее не понравилось, но бывало и хуже... В конечном счёте, он не принимал это к сердцу ближе, чем хотя бы даже избранный сводником темп. А темп требовал, чтобы маг перестал вышагивать медленно и степенно, как павлин в период брачных игр, и тоже поспешил.
Хотя, быть может, кто-то просто по причине дурного настроения ищет, за какую бы провинность вложить ненависть ко всем окружающим в кого-то конкретного.
– Да, – просипел маг в ответ на хриплый вопрос. Он молчал почти всё утро, так что передразнивание получилось как-то само собой.
«Спасение Ариолана» – звучало, конечно, очень, очень громко. Но волшебникам порой приходится иметь дело с вещами, которые, так сказать, «во плоти» достаточно точно описываются чьими-то очень громкими и напыщенными комментариями.
– Не ошибётесь.
Увязать Кассерин и болезненное состояние матери Сантивала было нетрудно, а означенное сообщество... гм... в принципе, вполне могло было быть школой лекарей со спиритуалистическими замашками. Сельвиар почитал лекарей и уважал спиритуалистов, но помесь тех и других – звучит несколько небезопасно. И самую малость диковато.
– Я всё понимаю, но мне нужно знать, куда мы идём и зачем там я, – ровно произнёс маг, держась рядом и чуть позади от Лигароса. Весьма насущный вопрос, между прочим, если вдруг на улице тебя хватает под локоть какой-то охотник за духами и тащит куда-то, приговаривая нечто о спасении города, государства, мира во всём мире. Более насущен лишь вопрос: «Не за моим ли духом охотится этот охотник?»

+2

5

[NIC]Элебор Сантивал[/NIC][STA]Флавиэль[/STA][AVA]https://i.paste.pics/e9def913afd3e5679e8a7784d30daf82.png[/AVA]
Веки Элебора дрогнули, и он едва заметно кивнул. Уголки губ одобрительно дёрнулись вверх.
- Как минимум со мной ты уже знакома, а Дареона бояться не стоит. Верно, брат?
- Кого? Меня? Нашли страхолюда, - беззаботно хмыкнул старший Сантивал. - А что касается отца: то пустое. Уверен, Линдэлин станет его любимицей. Скажу по секрету, он и подарок уже приготовил. Манеры старика Аллатора - самая его суть. Заставь его бороться в грязи, так он потом обязательно извинится и предложит помощь в стирке. Хотя, конечно, трудно мне представить отца за стиркой...
Элебор отвернулся, пряча улыбку, и настойчиво кашлянул. Сад внезапно кончился и перед ними выплыла длинная ровная площадка, дорога вильнула, обходя её и продолжая подъём. Видимо, место расчищали и сглаживали магией, на холме такой появиться не могло. Площадка разрезалась узкими полосами, оканчивающимися крохотными мишенями. Стреляющие лучники отвлеклись, помахав Сантивалам. Один из эльфов громко позвал Дареона, но тот лишь отмахнулся.
- Не могу же я пропустить приём, - торопливо буркнул он.
Дорожка, резко забрав влево, закончилась, выводя к вытянутой плоской вершине. Вдоль стройных рядов ителлиров бежали утопленные в мраморе ниши с водой, встречающиеся в самом центре аллеи, где неколебимо возвышался фонтан. В нём, не обращая на окружающих никакого внимания, застыли в золоте озорные эльфийки. Из кувшинов в их руках ниспадали весело журчащие водопады.
У массивных двустворчатых дверей, открытых для подъезжающих, с благородным спокойствием ожидал Аллатор, на удивление - в одиночестве. Волосы главы семьи уже вовсю смешались с сединой, но лицо казалось высеченным в камне. За исключением отчетливо залегших в уголках изумрудных глаз морщин, возраст Аллатора угадывался с трудом. По тёмному вишневому паркету едва слышно постукивала строгая чёрная трость, блекло отливающая серебряными прожилками. В фигуре эльфа не проглядывало и намека на слабость и увядание, и даже его строгий, серый с янтарем костюм уверенно отталкивал от себя ассоциации типичного старика. Веалаи, матери Элебора, с ним не оказалось.
Братья остановились у фонтана, спешившись. Элебор хотел было помочь Линдэлин, но Дареон опередил его, так что эльфу осталось лишь передать поводья подбежавшей прислуге.

***
Вельдар одобрительно кивнул, радуясь немногословности эльфа, но когда Релеменил заговорил вновь, поморщился. Дойдя до ничем не примечательного домика, они остановились. Охотник за духами достал ключ и, отворив дверь, молча мотнул головой, приглашая гостя.
Внутри царили мрак и пыль, мгновенно забивающая лёгкие. Эльф щелкнул пальцами, и у потолка завис бледный голубой огонёк, выхватывая из темноты длинный пустой стол и три жестких стула. У противоположной от входа стены находился проём в спальню, столь же необжитую. Вельдара, казалось, неудобства ничуть не смущали. Закрыв за собой, он предложил Релеменилу присесть, после чего вновь, хрипя, затараторил.
- Это неожиданно, понимаю, но долго объяснять нет времени. После нашего разговора вам нужно будет немедленно идти к Элебору. Узнают, что вы говорили со мной, - забракуют и тогда нам поможет только Сильветтара. А она в последнее время молчит, - Вельдар сел и, поставив на столешницу локти, сплёл пальцы в замок. Горящие изумрудным пламенем глаза остановились на лице гостя.
- Поймите, мы бы не вышли на вас, но у нас связаны руки. Вас же ввели в курс дела относительно психического состояния Веалаи? Аллатор приглашал много кого, в том числе и нас, но когда я всё узнал и предложил решение, меня выставили за дверь. Дело в том, что Веалая не больна. Она одержима. Мерзкую сущность, что ей овладела, называют Гъярхор. Пока что Веалая сопротивляется, но скоро дух подчинит её. Сочетание его воли с синдорейской кровью даст огромную магическую силу. Я, конечно, приукрасил, сказав, что речь о целом городе, но жертвы будут и много. Мне стало известно про ритуал завтра и вы там будете. Веалаю надо убить, иначе пострадают все, кто будет в храме, включая чету Сантивалов. В лучшем случае. В худшем Гъярхор получит власть над телом.

+2

6

Пока колдун решал, стоит ли послать Лигароса к Хаккару и пойти своей дорогой, или всё же проследовать за ним до конца и, быть может, выслушать нечто интересное, тот успел доковылять до небольшого домика – по виду, как раз такого, который торчит в городе только для исполнения функций конспиративной квартиры. Пожав плечами, Рель с напускным спокойствием вошёл внутрь – но мозг его оставался в напряжении, будучи готовым в любой миг начать разбрасывать вокруг себя убийственные заклятья.
Впрочем, ничего такого не понадобилось даже после того, как они прошли через пару пыльных комнат и уселись за кошмарно пустым столом. Видать, совсем не было времени на то, чтобы обставить тайную встречу получше и затащить пачку третьих лиц для отвлечения внимания шпионов.
«Кассеринец» говорил – «элладорец» слушал, не перебивая, отмечая и нотки возбуждённости в голосе, и оттенки синдорейности в глазах проводника. Безусловно, желание защитить гипотетических эльфов в храме (и одного из них – в особенности) в первый миг охватило его в значительной мере. Но всё же Каретары «усыновили» его в том числе и за способность выдыхать и начинать анализировать, независимо от обстоятельств.
– Полагаю, времени у нас в обрез... – проговорил Релеменил, с опаской водружая на стол один локоть (кажется, он не должен был стать белым от пыли после этого). – Так что к делу. Какие подробности можете сообщить о ритуале, о Гъярхоре, о чём угодно? С чего сделан вывод об одержимости? Говорите, даже при благоприятном исходе ритуала могут быть жертвы – намекаете, что в деле замешано... э-э...
Маг замялся, но лишь на мгновение. Кажется, когда говоришь с полукровкой в какой-то грязной каморке, на ходу планируя убийство жены таор'ланадара, одержимой некой сущностью, дискутировать о сортах и школах магии несколько неуместно.
– Ну, всякое экзотичное чернокнижие. Магия крови, к примеру.
Это были далеко не единственные вопросы, но с этого, пожалуй, стоило бы начать... Стоило, учитывая обстоятельства, а также то, что «времени в обрез».

+2

7

Было легко забыться в разговоре братьями. Они оба мастерски располагали себе и, несмотря на волнения, краем разума Линдэлин пыталась предположить каково было бы коротать вечность в такой семье, если допустить, что радушие задержится после первых недель приема. За неимением лучшего, разумеется.
Слова Дареона сыграли свою роль и несколько успокоили эльфийку. Благодарно улыбнувшись ему, она промолчала, пытаясь в оставшееся время задвинуть прочие опасения подальше – другая встреча предстояла не сегодня, а после приема она еще побеседует с Элебором, чтоб выяснить больше.
После очередного поворота внимание Линдэлин акцентировалось на встречающей фигуре. Вернулся трепет и опасения – это глава её будущей семьи. Первое впечатление просто обязано было соответствовать, чтоб в дальнейшем ей было проще и легче. И отвлечь от этого предвкушающего трепета не могли даже живописные места резиденции главы Дома Зодчих, на которые ей пришлось перевести взгляд, чтоб внимание к таор’ланадару не переходило границы допустимого манерами.
Когда Дареон подал ей руку, брови девушки сдвинулись, но от эльфа веяло такой искренностью, что было сложно уличить его в желании задеть брата и чем-то подобном. Скорее уж себя в нервозности и мнительности.
«Спокойно, Линдэлин. Это всего лишь жест учтивости».
- Благодарю, - тихо ответила девушка, спешившись.
Она бросила вопросительный взгляд на Элебора, толком не понимая о чем вопрошает, после чего расплылась в улыбке и прошествовала к отцу жениха. Церемониально поклонившись, Анадорна замерла, ожидая традиционного приветствия.

+1

8

[NIC]Элебор Сантивал[/NIC][STA]Флавиэль[/STA][AVA]https://i.paste.pics/e9def913afd3e5679e8a7784d30daf82.png[/AVA]
- Разумеется, - Вельдар кивнул и поднялся, стул со скрипом отъехал в сторону. Охотник за духами подошел к стене, нашарил что-то на уровне пояса и провел ладонью, будто бы смахивая пыль. Из небытия возник крохотный шкафчик, отличающийся от остального интерьера поразительной чистотой и вычурностью. Руки мага совершили замысловатые пасы у дверцы, после чего та открылась, обнажая провал в ничто. Нимало не смущаясь, Лигарос просунул туда руку едва ли не по плечо и, пошарив пару секунд. выудил четыре увесистых пергаментных свёртка, обвязанных синей лентой, после чего достал из черного зёва толстый, явно в кожаной оплётке фолиант. Эльф щёлкнул пальцами, дверца стремительно захлопнулась и книжный сейф снова пропал. Документы и манускрипт аккуратно переместились на стол.
На лентах пергаментов обнаружился одинаковый знак свечи в вытянутом овале. Вельдар приложился к нему большим пальцем, и тот моментально вспыхнул сапфировым пламенем, однако охотник даже не пикнул, лишь молча раскатал длинный лист перед Релеменилом.
- Сельвиар Элая Гелантис, одна из участниц круга Хэллиары. Как и остальные, практиковала спиритические сеансы, особенно её интересовали ритуалы призыва. Те же симптомы, что у Веалаи. Её поместили в лечебницу Кассерина, заявляла, что она - Гъярхор. Всё то же самое, летающая мебель, лопающиеся стёкла. Пытались проводить ритуал изгнания, погибла, - эльф отложил бумагу и проделал те же манипуляции с новым. - Сельвиар Навильгара Гавваро. Одержимость. Представлялась Гъярхором. Когда позвали нас, сожгла дом вместе со всей семьей. Наконец, Сельвиар Гелата Лиамирис. Долгое время находилась в нашем поле зрения, никаких странностей не проявляла. Только эта жила в Элиоране, там же, где орудовал Красный Драматург. Не слышали? Убивал народ, располагал их тела, как в сценах популярных пьес. Нашли её как раз за одной из таких постановок, после чего сбежала в вампирье гнездо в Арантисе, прикончив по дороге троих наших. Хлопнули её вместе с гнездом. Та еще компашка.
Вельдар подвинул к Релеменилу кожаный фолиант.
- Информация о духах, которую наш орден собирает уже долгие века. Гъярхор не худший из них, далеко не худший, можете полистать на досуге. Но теперь он знает о наших попытках его достать, он уже себя обнаружил, когда я был у Аллатора в особняке. Разумеется, он не сказал ничего вслух, но мысленно он мне всё высказал. Скверно то, что когда он получит тело, то наверняка подчинит себе и мужа, и сыновей. Может вызвать своих же дружков. Представляете что может начаться?! - Лигарос гневно выдохнул, сжав кулаки. - Впрочем, вы и сами убедитесь. Эти местные полудурки, жрецы, собираются, как я понимаю, разрушить барьер в сознании Веалаи, что она сумела выстроить, пока была в сознании. Так они думают, что смогут ей помочь и изгонят Гъярхора. Дуболомы! Он их кишки там же и развесит. Впрочем, у вас, может быть, есть союзник. Аллатор позвал еще и жреца Единого, Ковенто Меалариса, из Гираэлей. Он из этих, тронутых, которые за Пророком своим пошли. В общем, я с ним общался, но, не думаю, что убедил. Попробуйте договориться и когда Гъяхор покажет своё мерзкое хлебало, отправьте его обратно в пекло!

***
- Приветствую в своём доме, Линдэлин, - твёрдо проговорил Аллатор. Губы его сложились в некое подобие улыбки, трость отбила два тихих хлопка. - Что ж ты, Элебор, не подвёл невестку, не представил старика?
Глаза младшего из Сантивалов сощурились, на лоб выползли складки. Он подошёл к эльфийке, предложив взяться за локоть.
- Знакомься, Линдэлин, мой уважаемый и бесконечно любящий всех отец, Флавиэль Аллатор Сантивал. Ветеран войны 73-го, герой серебряной звезды первой степени за отвагу при битве у Горгарэля, бессменный таор'ланадар Дома Флавиэль, - сухо, на одном дыхании выпалил Элебор и манерно склонил голову, чуть приседая.
- Зачем же так официально, сынок. Тут все свои, - холодно улыбнулся Аллатор и обратил свой взгляд на невестку. При этом легшие под глазами морщины разгладились. - Прощу нас извинить за эту невольную ссору. Я лишь старик, вечно забывающий о том, каково это - быть молодым.
Глава Дома хотел сказать что-то еще, но его оборвал пронзительный крик, донесшийся сверху, и в тот же миг большое двухэтажное окно на втором этаже брызнуло осколками. Аллатор и Дареон инстинктивно прыгнули за навес, а Элебор дернулся вперёд, таща за собой Линдэлин. Им повезло увернуться от стекла, однако её жених при этом потерял равновесие, и они вместе упали на землю. Крик всё стоял, закладывая уши. Дареон метнулся в Дом, а Элебор, вскочив, дернулся было за ним, но, вспомнив про девушку, бросился помогать ей подняться. Внезапно всё стихло.

+2

9

Релеменил сидел недвижимо и бессловесно, наблюдая за кассеринцем. Он по-прежнему был готов к тому, что его сейчас попытаются убить, но, разумеется, всё же не стоило так сразу отметать возможность того, что эльф просто собирается показать ему спрятанные документы. Возможно, нарисованные буквально только что вместе со всеми подписями, печатями и магическими визами.
– Сельвиар Элая Гелантис, одна из участниц круга Хэллиары... – снова начал хрипеть Лигарос.
«О-о-о, потрясающе!» – Сельвиар прикусил губу. Разумеется, он слышал о круге Хэллиары. Эльфийские волшебники вообще склонны ко всяким авантюрам, один легендарный Источник чего стоит, но спиритуалистические опыты, которыми занимались эти дамочки, в его понимании, были в его понимании уже чем-то запредельным. Значит, его позвали сюда принять участие в ритуале с одержимой хэллиарийкой? Миленько.
– Миленько, – сухо произнёс Рель, придвигая к себе фолиант в кожаном переплёте – осторожно, двумя пальцами. Опустив ладонь на обложку, он начал Аккуратно «прощупывать» книгу. Некоторые из гримуаров имеют нехорошую особенность накладывать проклятья на любого, кто слишком быстро и неосторожно хватает их и принимается читать в поисках сокровенных знаний. Маг уже проникся некоторой антипатией к Сантивалам, возможно, пытающимся затащить его в объятия одержимой лютым духом-убийцей. Но это ещё не означало, что он вдруг начал доверять Лигаросу, столь любезно сливающему ему столь полезные сведения, и не мог допустить, что он постеснялся бы подсунуть подобный гримуарчик.
– Жрец Единого? – Левая бровь мага сдвинулась чуть вверх, иллюстрируя высокую степень удивления. – Да, может быть, он окажется полезен.
Во всяком случае, он уж точно присоединится, скорее, к волшебнику, чем к жрецам Сильветтары. Ну, конечно, если говорить о том, как поступить с одержимой, а не в споре о вопросах этики.
С задумчивым выражением лица Релеменил небрежно постучал пальцами по фолианту, продолжая анализ. В его голове уже созрел план действий, который, вероятно, мог позволить минимизировать жертвы и уничтожить Веалаю вместе с духом, не рискуя (слишком сильно) навлечь на себя праведный гнев и справедливую кару со стороны Патриарха. Единственное, что беспокоило его – потащат ли на этот ритуал Линдэлин? Зная любовь аристократов к формальным знакам доверия и внимания, выражаемым через участие в подобных церемониях – можно было предположить, что скорее да. Это было бы очень плохо.
– Я Вас услышал, – медленно произнёс маг, поднимая взгляд на лицо Вельдара. – Последний вопрос, прежде чем я уйду. Среди Ваших предков были синдореи?
Этот вопрос далёк от верха тактичности, но ему с этим кассеринцем не союз заключать. А вопросы происхождения могли бы добавить света к картине происходящего, к вопросам происхождения интересов, если быть точным.

+2

10

- Иди, я справлюсь, - девушка чуть сжала предплечье жениха, пытаясь поймать его взгляд. – Ну же!
С ней-то всё было хорошо, а вот переживания о матери были заметны у Элебора даже для не знающего его эльфа. И Линдэлин очень не хотелось бы, чтобы он предпочел вместо помощи родителю отдавать дань манерам и их игре. Возможно, после, но точно не в этой ситуации.
С помощью или без, но девушка поднялась и оглядела валяющиеся неподалеку осколки. Случившееся было неожиданно и гораздо более пугающее, чем по краткому рассказу жениха. Одно преимущество – неуместное волнение и нервозность прошли, оставляя ясность мысли и некоторую неподобающую леди собранность. Ей бы полагалось сейчас бледнеть, да качаться на ветру после пережитого страха, а эльфийка вместо этого настороженно оглядывает окна, аккуратно переступает между осколков, подобрав подол платья.
- Verum.
Кольцо на средней руке вспыхнуло слабым зеленоватым отблеском, выискивая в окружении эльфийки враждебные намерения. Линдэлин оставалось надеяться, что Сантивалы не сочтут её осторожность неуважением. Но прошлое стечение обстоятельств оказалось вполне себе целенаправленной атакой, а сейчас подле неё не было мага, способного оградить в случае опасности.

+1

11

[NIC]Элебор Сантивал[/NIC][STA]Флавиэль[/STA][AVA]https://i.paste.pics/e9def913afd3e5679e8a7784d30daf82.png[/AVA]
- Последний вопрос, прежде чем я уйду. Среди Ваших предков были синдореи?
Каменное лицо Вельдара треснуло, разрезанное едва наметившейся улыбкой. Изумрудные глаза вспыхнули в полумраке, словно кошачьи, отражая голубой магический свет под потолком.
- Были. Надо сказать, у всех колдуний из круга Хэллиары история закончилась не на мажорной ноте. Кровь синдореев привлекает духов, Веалая тому подтверждение. Вам еще предстоит в этом убедиться, юный друг.
Лигарос поднялся и подошёл к двери, закрывая её за Релеменилом.
- Завтра я буду возле храма, если понадоблюсь, но внутрь меня не пустят. А теперь поспешите к Элебору. Не мешкайте и... пусть вам поможет Сильветтара.

***
Будущий жених просиял и, кивнув Линдэлин, бросился в дом, но его остановил уже спустившийся Дареон. Лицо его побледнело, он что-то тихо и зло шепнул Элебору, явно не желая, чтобы невестка расслышала. Однако, легкий порыв ветерка донёс до неё обрывки фразы "...твоё вечное своеволие...".
- А я говорил, что она всё слышит, - так же тихо ответил ему Элебор. - Она не может...
- Хватит! - оборвал их Аллатор, трость грянула, выбивая пыль из паркета. Ноздри у него раздулись, губы скривились. Впрочем, спустя мгновение герой серебряной звезды первой степени за отвагу при битве у Горгарэля взял себя в руки и продолжил в спокойной манере.- Хватит. Ваши ссоры не подобают вашему статусу и ситуации. Смотрите, вы напугали Линдэлин. Пойдём, дорогая, внутрь, нечего стоять на пороге.
Братья учтиво поклонились, пристыженные речью отца, и сейчас казались детьми, обруганными за баловство. Аллатор поманил эльфийку за собой, направляясь в дом. Кажется, её манипуляций с кольцом никто не заметил, однако никакого эффекта они не возымели. Опасности засечь не удалось (на данный момент её и нет, - прим. маст.).
Следуя за главой семейства, они прошли в гостиную. Глубокие кресла сгрудились вокруг огромного камина, по обе стороны от которого замерли изящные мраморные статуи дриад, опоясанные лишь тонкими поясами из листьев.
- Моя работа, - смущённо кашлянул Дареон, усаживаясь подальше от своего творчества.
Слуги быстро разожгли огонь, и когда Сантивалы расселись, тот уже весело трещал, глодая яблоневые поленья, будто бы малый ребёнок, радостно приветствующий гостей.
Элебор занял место рядом с Линдэлин и задумчиво кусал губу, поглядывая то на неё, но на Аллатора, отделённого от них низким столиком, то на развешанные по стенам картины с портретами далёких предков.
- Прости нас, дорогая, за это недоразумение, - тихо начал таор'ланадар, прикладывая руку к сердцу. - Мне отрадно видеть тебя и сына вместе, под нашей крышей. Кажется, я ждал этого целую вечность. Как прошла дорога? Как в Элладоре? Как поживает Элиссэл? Обязательно передавай ему от меня самые лучшие пожелания. Впрочем, надеюсь, я и сам его скоро увижу. Ведь мы теперь почти родственники.
Аллатор широко улыбнулся, обнажив белоснежные зубы. В уголках глаз легли морщинки. Повинуясь жесту, к нему подбежал эльф из прислуги. Аллатор быстро шепнул ему что-то и тот, покивав, убежал из комнаты, но в неё тотчас зашли другие эльфы, - с подносами. Они ловко расставили снедь и приборы на столе и замерли возле кресел Сантивалов.
- Всё-всё, свободны, - проворчал старик. - Линдэлин, вина? Расскажи мне о себе, от Элебора я слышал только, что ты невероятно красива, но да это я и сам вижу, не ослеп пока что.

+2

12

- Это изумительно! – с восхищением отозвалась эльфийка и с новым интересом взглянула на статуи. – Я вот создавать ничего не умею. Лишь воспроизводить уже чье-то творение. Игрой, например, - снова обернувшись к Дареону, она пояснила: - На фортепиано.
После того как все расселись, Линдэлин обернулась к Элебору. Видно было, что случившееся с Веалаей и разногласия с братом поколебали его спокойствие, а предстоящее вызывало нервозность. Может, даже от неуверенности её партии в этой встрече.  Ощутив беспокойство, она потянулась, касаясь его руки, и с немым вопросом вскинула бровь.
Голос таор’ланадара привлек её внимание, заставляя выпрямиться обратно.
- Дорога меня уже давно не тяготит. Элладор понемногу готовится к зиме; когда я уезжала, слышала про магов, отправившихся обновлять руны  в порту. М-м-м… У Звезд Ириолиса в Воздушных садах уже появились бутоны, что уже вызвало дискуссии о ранних холодах. – прервавшись, чтоб взять бокал вина, Анадорна ровно продолжила. – Здоровье брата снова пошатнулось. Он хотел выразить сожаление о своем отсутствии лично и просил меня уточнить, когда вам будет удобно связаться с ним.
Слабое здоровье, что не всегда позволяло Элиссэлу совершать долгие поездки – всего лишь прикрытие его нежеланию покидать укрепленный дом. Мнительность брата росла от года к году, а его самочувствие и впрямь пошатнулось после 98-ого. Только вот таор’ланадару Флавиэль знать о таких нюансах не обязательно.
- Полагаю, он приложит все силы, чтобы суметь полюбоваться мной с Элебором под сенью ителлира.
Пригубив вина, девушка отставила бокал в сторону и улыбнулась в ответ на комплимент. Однако заявление, последовавшее за ним, привело её в замешательство.
- Рассказать… - растерянно пробормотала Линдэлин.
Она протянула руки вперед, кистями касаясь стола и неспешно, один за другим, сцепила пальцы рук, соприкасаясь подушечками – жест задумчивости, перенятый у брата. Эльфийка готовилась к разговору, однако простое «расскажи о себе» вызвало резонанс – леди Илинелльдар привыкла к тому, что её собеседники либо знали о ней всё, что ей угодно, загодя, либо не обладали должной наглостью для подобных вопросов. Как только большие пальцы соприкоснулись, лицо девушки просветлело. Она бросила лукавый взгляд на Элебора, как бы предлагая присоединиться к грядущей шалости, и обратилась к Аллатору:
- Я родилась и провела детство с матерью в «Крыле» - руки разошлись полукругом, являя зрителям миниатюрную иллюзорную копию двухэтажного коттеджа, три стороны которого были укрыты лесом. Правая рука Линдэлин двинулась дальше и на освободившемся участке стола появилось выровненное поле, на манер стрельбища, виденного тут же. Только оно было однотонным и, навскидку, раза в два больше. Противоположный от дома край ознаменовывался конусообразной башней, втрое превышающую высоту дома. Со второго яруса монолит стены нарушался и был испещрен многочисленными полукруглыми отверстиями до самой крыши, удерживаемой столбами над открытой площадкой последнего яруса. Потратив еще две секунды на то, чтоб сосредоточиться и закрепить иллюзию, Анадорна продолжила: - Дом располагается в стороне от Элладора, но в пределах княжества, поэтому отец и брат часто навещали нас. Полагаю, для них каждый такой визит был той еще отдушиной – отдых от дел и городской суеты в кругу семьи.
Эльфийка тихонько выдохнула  и башня ожила – из многочисленных окон выпорхнули миниатюрные пернатые обитатели как минимум четырех пород голубей, разбавляемые парочкой сов. Одна из птиц отделилась и направилась к эльфийке, увеличиваясь в размерах. В это время вся прочая иллюзия померкла и, когда голубь в натуральную величину – больше полуметра от кончика клюва до перьев на хвосте - вспорхнул на руку Линдэлин, стол оказался чист.
- Это неяр тандар. Его вывела матушка, при моем деятельном участии. – Линдэлин глухо и коротко свистнула, и бурый голубь снялся с руки, после чего облетел круг над головами собравшихся, сопровождаемый менторским голосом: - Почтовая порода, предназначенная для холодных земель, выносливая не только для длительных перелетов, но и перед сменой климата. А так же, - девушка выдержала триумфальную паузу, после чего с гордостью произнесла, - защищенная от магического вмешательства анималистов, друидов и химерологов. Я лично проводила испытания, в 97-мом году отправившись в экспедицию на север. Корабль был ужасным, что омрачило путешествие, но оно стоило того. Эта птица – пока что моё единственное полноценное достижение. Пока.
Широко улыбнувшись, девушка оторвалась от собственной иллюзии, позволяя ей исчезнуть на очередном вираже, и обвела взглядом Сантивалов. Она не собиралась производить впечатление своим магическим искусством – слишком посредственен был результат по её мнению. В конце концов, даже при условии юного возраста, она слишком мало времени уделала этой науке. Скорее сейчас эльфийка к ней прибегла, поскольку ощущала себя слишком растерянной для полноценного рассказа.
– Как вам должно быть известно, последние четыре года я занимаюсь представительством Дома в Элиоране. Работа довольно монотонная, однообразная, но и там есть свои преимущества, - Несколько широких пасов руками, резкая фраза, и уже вся комната преображается, оставляя неизменными стол, да кресла с участниками. Они оказываются на балконе, ширины которого хватает ровно на их компанию. Простые и немного гротескные перилла снижаются по воле Линдэлин, открывая вид на Дивные Сады, утопающие в закатных лучах. Девушка глубоко вздохнула, ощущая легкие нотки цветочного аромата и, незаметно для Аллатора с Дареоном, затемнила движением руки стеклянную дверь за их спинами, сквозь которую виднелся её кабинет со столом, заваленным бумагами в полнейшем бардаке – воспроизведение по памяти было сопряжено с излишней достоверностью. – Я предпочла не говорить о своих личных качествах, ведь любой рассказ окажется всего лишь предвзятым мнением заинтересованной стороны. – усмехнувшись, она завершила речь, в то время как очертания залы снова начали проступать – Отдыхаю я не часто, зато основательно. Предпочитаю ездить куда-нибудь подальше. Однажды надеюсь набраться смелости и посетить Северный архипелаг.
В качестве завершающего штриха на раскрытой ладони, после нескольких манипуляций появилось точное изображение картины вулканического острова, виденное ею однажды. Пара штрихов и изображение становится объемным, свинцовые волны приходят в движение и до присутствующих доносится приглушенный рокот.
- Я вообще люблю море.
Картина сменяется иным пейзажем - более близким восточным берегом Сельмириона. Отвесный высокий утес с полосой земли, на который денно и нощно волны совершают набег, двигаясь от бледного девичьего запястья. За ним виднеются верхушки эльфийских деревьев. Среди них затерян и остров полуразрушенной башни, восстановительные работы которой наверняка уже завершены небезызвестным магом. Впрочем, с этого ракурса её не видно, да и Линдэлин на страже собственной магии, чтоб не дать Сантивалам увидеть лишнего.
Дверь в гостиную открылась, впуская нового участника на мизансцену. Эльфийка дернулась, теряя концентрацию, и иллюзия лопается подобно мыльному пузырю.
- Прошу прощения, - сконфуженно пробормотала Линдэлин и потянулась к вину, ощущая дискомфорт.

Отредактировано Линдэлин (Воскресенье, 1 апреля, 2018г. 19:37:46)

+2

13

Колдун шагал по улицам Ариолана довольно быстро, но плавно, как грозовая туча. На его макушке уже заняла своё место остроконечная чародейская шляпа, изрядно прибавлявшая ему роста, а к стуку каблуков прибавился стук окованного навершия посоха. Гримуар он спрятал в суму, решив ознакомиться на досуге.
Вельдар Лигарос оставил после себя впечатление... Нормальное. Хотя слегка взвинченное. Впрочем, это могло иметь простое объяснение. Однако вся нормальность кассеринца ничего не решала, пока Релеменил не ознакомился с проблемой лично. Хотя на свою экспертную оценку он особо больших надежд не возлагал. Он был экспертом в несколько других областях магии. Но разговор с охотником на духов навёл его на мысль, что всё-таки, быть может, его могли пригласить на этот ритуал действительно за его навыки (в числе прочего), а не только за его интрижки. Таким образом, один из вопросов, которые у него были припасены для нанимателя, несколько... видоизменился.
Добравшись до поместья Сантивалов, Рель первым делом приблизился к караулу, замер, дотронулся двумя пальцами до полей шляпы и только затем полез в свой большой глубокий карман за грамотой. Стража могла отреагировать болезненно, если бы маг бросился бы к ним с посохом наперевес, на ходу щупая что-то у себя в кармане. А так сразу видно – пришёл эльф вполне цивилизованный и по делу, протягивает бумагу с водяными знаками, представляется:
– Сельвиар.
Лицо стража не выражает никаких особых чувств по поводу прибывшего колдуна, но последний их и не ждал. Подписи и печати открыли ему ворота резиденции и провели по всем дорожкам до самого дома мимо не одного архитектурного изыска, которым гость внимание уделял, но не слишком.
Вот если бы статуи несли на себе трансфигуральные магические эманации и эхо ужаса заточённых жертв – это бы определённо стоило того, чтобы заинтересоваться и забеспокоиться. Маг пока не знал, к лучшему это или нет. Он, безусловно, был крайне заинтересован практикой магии земли вообще и данным заклинанием, которое ему удалось применить как следует всего один раз – в частности... Но обстоятельства были не самыми лучшими и удобными для познавательного досуга.
– Нам было поручено проводить Вас сюда и предложить немного подождать, – произнёс, растворяя очередную дверь, провожатый-слуга, которого вызвонил караульный с парадных ворот. – Господин Элебор скоро уделит Вам внимание.
Релеменил молча кивнул, проходя внутрь. Машинально он окинул небольшое помещение подозрительным испытующим взглядом. Хотя, конечно, в данном случае он не ожидал каких-то неприятно опасных для жизни сюрпризов – это было бы крайне опрометчиво для хозяев, официально приглашать к себе мага и резать его прямо в резиденции средь сумрачного вечера.
Он опустился в резное деревянное кресло подле изукрашенного тем же манером стола, к которому прислонил посох и на который опустил свою шляпу. К фруктам в вазочке он не притронулся, вместо этого запустив пятерню в сумку и выудив оттуда дарёный (или одолженный?) фолиант. Немного помедлив, отомкнул всё же застёжку и осторожно раскрыл книгу. Ничего такого подозрительного он в ней так и не нащупал, но всё же...
Привычно перебирая страницы, он начал искать непосредственно ту часть, в которой описывался бы интересующий его зловредный дух.

+1

14

[NIC]Элебор Сантивал[/NIC][STA]Флавиэль[/STA][AVA]https://i.paste.pics/e9def913afd3e5679e8a7784d30daf82.png[/AVA]
Представление молодой (по эльфийским меркам) волшебницы, казалось, захватило Сантивалов полностью. Изумрудные, горящие глаза братьев следили за сменяющими друг друга иллюзиями, и даже в серо-голубых, поблекших от старости радужках Аллатора на короткие минуты загорелось восторженное пламя, присущее всем творениям Сильветтары, - детская радость познания и восхищения прекрасным.
Зашедший в гостиную эльф замер возле кресла таор'ланадара, держа на уровне груди атласную подушку с небольшой, искусно вырезанной лакированной шкатулкой. Дерево не украшалось драгоценными камнями или позолотой, но в них не было нужды: нолдалир и так говорил всем знающим о своём возрасте и значении.
- Прошу прощения.
- Это было прекрасно, - улыбнулся Элебор, склонив голову и, не отводя взгляда, посмотрел на Линдэлин. Отвернуться его заставил лишь голос отца.
- Кхм, - сказал Аллатор, чуть пристукнув тростью. - Теперь я весьма отчетливо вижу, что мой сын не просто купился на внешний вид, но скорее очарован умом и подачей.
- Не хвороста собрал, - хмыкнул Дареон не без ехидства подмигнув брату.
- Я бы попросил, - отрезал Элебор, барабаня пальцами по подлокотнику.
- Вот именно, - Аллатор кивнул, строго глянув на старшего из сыновей. - Мне кажется, тебе стоит поменьше общаться с сомнительными друзьями и почаще выходить в приличное общество. Такие фразочки не подобают наследнику древнего рода.
- Может быть, из Элебора получится наследник получше, - отмахнулся Дареон, отчего собранные в хвост волосы перекинулись на плечо. Впрочем, слова отца, по всей видимости, какой-то результат возымели, эльф помрачнел, и даже неизменная лучезарная улыбка погасла.
- Уже в который раз я вынужден просить прощения от всех Сантивалов, дорогая, - покачал головой таор'ланадар и подал знак слуге со шкатулкой, после которого она аккуратно поместилась на стол. - Возможно, ты уже начинаешь думать, что зря связалась с нашей невоспитанной компанией. Я приложу все усилия, чтобы подобного впечатления у тебя не осталось. И пускай первым из шагов в этом направлении будет более ценным, чем просто слова.
Аллатор отложил трость и, развернув шкатулку, открыл её. Внутри, на мягкой бордовой ткани лежало два серебряных кольца, сплетённых будто бы из тончайших металлических нитей. В каждый был вставлен тёмный багровый камень. Повинуясь наполненному нетерпением взгляду отца, Элебор взял один из перстней и надел на палец Линдэлин. Оно было чуть великовато, но на глазах уменьшилось в размере. Едва коснувшись кожи эльфийки, металл потеплел, и на поверхности рубина вспыхнуло огненное, мерно вспыхивающее пятно. Приглядевшись, в нём можно было угадать размытые очертания птицы, время от времени взмахивающей крыльями. Ровно тот же эффект наблюдался и с кольцом Элебора.
- Разумеется, они не обычные, - улыбнулся Аллатор. - В них заключена магия, которую сегодня уже почти никто не помнит. Она проникает в сердца возлюбленных, и показывает, не угрожает ли им опасность. Так, где бы вы не находились, каждый из вас будет знать, что с другим всё в порядке.
Младший из Сантивалов повернулся к Линдэлин, чуть изогнув брови и придавая им сходство с арками.
- Ну, что ж. А сейчас давайте обсудим не самые приятные дела, которые запланированы на завтра, после чего у вас двоих будет время пообщаться наедине. Идём.
Старик поднялся, опираясь на трость, и направился к лестнице. Рядом шагал слуга, но Аллатор лишь ворчал, пресекая его попытки помочь. Следуя за стуком трости о деревянный пол, эльфы поднялись на второй этаж и подошли к одной из многочисленных дверей, ожидая, когда расторопный служка отворит её. Внутри их уже ждали.

***

Насладиться чтением маг не успел. Буквально через несколько минут в комнату вошли трое. Двое эльфов носили малахитовые мантии, на груди у них висели серебряные кулоны в виде листьев. Первый, повыше, с длинными золотыми волосами, был гораздо моложе и не отходил второго, явно уже старика, опирающегося на неказистый с виду посох. Удивительно, но иссохшая палка, служившая им, цвела, будто бы живая. Из коры торчали маленькие веточки, оканчивающиеся почками, кое-где уже проклюнувшимися.
За парочкой в дверь скользнул еще один гость. Он не носил мантии, предпочитая ей кожаный доспех. Длинных причесок он так же не носил, ограничиваясь короткой шевелюрой, с практически полностью выбритыми боками. Серо-зелёные глаза глядели прямо и уверено. К поясу незнакомца были приторочены ножны, да и сам он казался скорее воином, в отличие от первых двух.
- Мы жрецы из Ариоланского храма Сильветтары, - представил себя и старика златоволосый. - Позвольте представить, старший жрец Гельторос Эвандо. Я же Альвир, ваш покорный слуга и младший жрец храма. А это...
- Альмендир Ларгос Квелиннис, святой воин Единого, - оборвал его эльф. Он коротко поклонился, прижимая одну ладонь к груди и удерживая другую на эфесе меча.
- Святотатец, - фыркнул старик.
- Не будем спорить о богах сейчас, отец Гельторос. Наш спец по магической части явно не будет в восторге от ваших блеклых аргументов. Да и некогда нам, нужно спешить к госпоже Веалае.
Гельторос сжал губы, костяшки пальцев, охватившие посох, побелели, однако, старший жрец не стал вступать в полемику и в молчании удалился. Альвир заметался.
- Прощу прощения, следуйте за нами, - пролепетал он Релеменилу и поспешил за наставником.
- Ох уж эти догматики, а? - оскалился Ларгос, шагая рядом с магом, но тут же посерьёзнел и добавил вполголоса. - Лигарос, полагаю, вас уже перехватил?
Из гостиной доносились голоса, один из которых Каретар не узнать не мог. Пройдя мимо лестницы, они, вслед за жрецами, зашли в комнату на втором этаже, где, наконец, увидели Веалаю. В супруге Аллатора однозначно угадывались корни синдореев, но глаза, некогда ослепительные, нынче поблекли. Эльфийка сидела в глубоком кресле, безучастно рассматривая книжные полки и мерно потрескивающий огонь в камине. Не успевшие покрыться сединой, её русые волосы позволяли судить о возрасте Веалаи, и всё же, будучи моложе мужа, она казалась гораздо старше. Её иссушенное, безвольное лицо могло бы принадлежать эльфийке, разменявшей седьмую сотню.
В коридоре послышался мерный стук. Спустя минуту дверь открылась, собирая чету Сантивалов вместе.

+2

15

Релеменил закрыл книгу и накрыл обложку ладонью, когда в комнату вошли «жрецы» – старый, юный и альтернативный. В последнем, правда, жреца особо заметно не было. Броня, меч у пояса, намёк на квадратуру подбородка и героический взгляд наводили, скорее, на мысли о воителе, что и подтвердилось через мгновение. Впрочем, маг поприветствовал святого воина точно так же сухо и вежливо, как и двоих умудрённых мужей.
Сухо, вежливо и, к собственной досаде, несколько поспешно, потому что старец и вольнодумец незамедлительно начали короткую перепалку, вслед за которой первый выскочил обратно из комнаты. "Цирк, да и только", – заключил наблюдатель, молча глядя на Альвира, и пожал плечами. У него родилось уже несколько взвешенных замечаний – о том, что вопросы богословия его действительно не интересуют, о том, что у них действительно есть дело (причём, в некотором роде, жизненно важное и неотложное), о том, что в данном случае нотки нелепого вида распределены между всеми троими поровну, но что толку говорить, если его всё равно не будут слушать? Есть смысл разве что высказать нечто едкое в адрес старшего жреца Гельтороса, чтобы получить одобрение Ларгоса, но колдун рассматривал это как приём суетный и совершенно необязательный.
Так что он быстро убрал книгу в сумку, поднялся из кресла, одновременно подхватывая посох с подлокотника и шляпу со стола, и пошёл вслед за жрецами. Ларгос меж тем уже сам пристроился рядом.
– Да, – вполголоса ответил маг на последний из риторических вопросов, не поведя и бровью. Помедлив немного, выбирая выражения, он добавил: – Разумная точка зрения, но я, в некотором роде, эмпирик, так что...
Голос из соседней комнаты заставил его прерваться на полуслове и начать борьбу с целой чередой порывов, понесшихся волнами по сознанию. А что, если эти вельможи сейчас выйдут и она окажется рядом? Рель чувствовал, что хотел бы такого развития событий, но вместе с тем знал, что через секунду-две приязнь исчезнет и останется только неудобство. В конце концов, он просто плохо представлял себе, каким будет естественное поведение приглашённого эксперта при встрече с невестой одного из нанимателей, которая не является его любовницей, потому что никогда с персоной, подходящей под это определение, не встречался.
Буря мыслей унесла время и несколько шагов пути, так что, придя в себя, эльф обнаружил, что они уже прошли большую часть коридора, а он всё ещё молчит, а обрывок фразы волочится за ним, так что поспешил добавить предельно глубокомысленным тоном:
– ...короче говоря, мне нужно увидеть всю картину.
Тело хозяйки дома не смогло захватить внимание колдуна полностью. Проковыляв до её кресла, он несколько небрежно проследил за направлением её взгляда, нагнулся, чтобы осторожно заглянуть в глаза, снова выпрямил спину и, прищурившись, осмотрел её блёклое лицо. Видят боги, если бы Элебор пригласил его действительно для того, чтобы помочь матери, его можно было бы назвать дураком или жестокосердным, потому что единственное, чем этот Сельвиар мог бы помочь этой даме – это безболезненным умерщвлением. И дело было не в даме, а в Сельвиаре, который до сих пор старался общаться с одержимыми так редко, как это только возможно при его специальности, и если уж общаться – то с понятно какой позиции.
– Гм. – Как приглашённый эксперт, он должен был сейчас выдать нечто одновременно умное и мудрое. Но мудрых изречений по сути проблемы у него не было вовсе, а настройку на псевдоумные замечания о материях столь высоких, что даже жрецы бы не поняли, очень сильно сбил услышанный минуту назад нежный голос. Посему пришлось прибегнуть к толике здравого скептицизма: – Собственно... Вы, уважаемые, ожидаете от этой мистерии что-то помимо чуда?
«Тук, тук, тук» – прошёл по коридору ещё одна персона с палкой. Дверь снова распахнулась... И вот – о чудо безо всякой мистерии! – вельможи из-за двери присоединились к учёным мужам, а волшебник узрел источник возмущений в своём бездонном источнике заумных сотрясений воздуха. Глубоко вздохнув, он сжал пальцы на полях шляпы и описал ей короткую дугу, сгибая верхний отдел спины в церемонном поклоне. Почтительность и формальности помогут ему выиграть немного времени, чтобы стереть посторонние выражения с лица... И, как он надеялся, Линдэлин тоже ими воспользуется наилучшим образом.

Отредактировано Релеменил (Суббота, 7 апреля, 2018г. 00:05:43)

+2

16

Линдэлин могла бы мысленно посмеяться над попыткой подкупить её, особенно при учете того, от сколь высокой персоны она исходит. Однако девушка была действительно подкуплена и очарована перстнем, что сейчас украшал её палец. Равно как и формой – хотя камень был слишком громоздким для её вкуса - так и содержанием. Насчет «любящих сердец» у неё были весьма резонные сомнения, но парные кольца, связанные магически, были ценны и без воплощения красивой легенды . А уж возможность знать, что с твоим супругом всё в порядке или, напротив, вовремя узнавать об опасности – это действительно дорого. Особенно для их отношений, отдающих больше деловитостью, нежели сентиментальностью.
Она с восхищением в глазах встретила очередной взгляд жениха и напомнила себе о том, что надо почаще смущаться от столь пристального и дорогого сердцу внимания. Хотя, может, их влюбленность уже переросла это? Эх, им определенно нужно было обсудить детали.
- Благодарю, таор’ланадар. – тихо и взвешенно ответила эльфийка. – Этот дар очень ценен для меня.
Хотелось бы донести мысль о том, что она ценит прежде всего предоставленную возможность и оказанную честь, но это слишком долго, если говорить не прямо и грубо, а в глазах Аллатора уже мелькает нетерпение. Поэтому Анадорна покорно встала и покинула гостиную, при выходе опершись на предложенную женихом руку.
Почерпнутых за последний час мыслей и наблюдений хватало с лихвой для того, чтобы она не подпрыгивала через шаг, в нетерпении пытаясь вызнать, куда же её ведут. Тем более, что напрашивался вполне очевидный вывод : знакомство с единственным членом семьи, которому она до сих пор не была представлена. А заодно обсуждение деталей в присутствии больной для завтрашнего ритуала.
Однако присутствие посторонних в догадку не вписывалось. И, благо, Элебор счет нужным предупредить её о госте, иначе удивление эльфийки было бы слишком затяжным и очевидным. Сейчас же, при виде знакомого силуэта ей хватило выдержки и самообладания, чтобы сохранить лицо, хоть встреча до того и казалась отдаленной завтрашним днем.
Линдэлин невольно сжала руку Элебора чуть сильнее и торопливо сместила взгляд, чтоб не начать выискивать в маге ответы на десяток возникших вопросов - ненужный интерес при данных обстоятельствах. В конце концов, не для того они в последние полтора года ограничивали себя во встречах, чтобы она могла потешить собственное желание поглазеть на Релеменила, опираясь на руку жениха.
Девушка так сильно зациклилась на том, чтобы сдержать эмоции от вида одного эльфа, что к облику Веалаи оказалась не подготовлена полностью. Стало очень сложно негодовать на жениха за грядущие неловкие минуты, видя источник его столь сильного беспокойства. Рука скользнула по мужскому предплечью вверх, следуя за искренним сочувствием. Боги, как тяжело, наверное, Сантивалам было наблюдать за увяданием эльфийки! Элебор явно преуменьшал, говоря об её состоянии. А может и не желал видеть, в надежде на спасение любимой матери.
Линдэлин подняла вопросительный взгляд на Элебора, как за тем, чтобы удостовериться, что её скромная роль не требуется в официальной части, так и для того, чтобы убедиться, что ему её сочувствие не покажется излишним или неприятным.

+2

17

[NIC]Элебор Сантивал[/NIC][STA]Флавиэль[/STA][AVA]https://i.paste.pics/e9def913afd3e5679e8a7784d30daf82.png[/AVA]
Святой воин Единого промолчал и кивнул магу, давая понять, что к разговору они еще вернутся.
- Вы, уважаемые, ожидаете от этой мистерии что-то помимо чуда?
- Разумеется, нет, - проскрипел Гельторос, от негодования потрясая посохом. - С помощью Богини мы разрушим те психологические барьеры, которые сейчас затуманивают сознание госпожи Сантивал, и с её же помощью она исцелится.
В голосе старшего жреца звенело искреннее убеждение в собственной правоте и неоспоримости.
- Если только за барьерами не окажется что-то другое, - вполголоса пробормотал Ларгос так, что только стоящий рядом Релеменил мог его услышать.
Когда в комнату зашли остальные представители благородного семейства, даже при всех размерах помещения стало тесновато. А кому-то и жарковато. Элебор бросил быстрый взгляд на приглашённого им мага, а затем наклонился к Линдэлин.
- Это не долго, обещаю, - быстро шепнул он и постарался занять место между девушкой и отцом с братом, чтобы те не могли лишний раз видеть невестку.
Аллатор тем временем подошёл к жене и, с нежностью поправив упавшую прядь русых волос, направился к окну, сопровождаемый почтительными поклонами религиозной паствы. Даже Гельторос при своей негнущейся спине крякнул и изобразил попытку держаться в рамках этикета.
Достаточно сухо таор'ланадар изложил завтрашние планы, которые заключались в раннем подъёме и утренней мессе в ариоланском храме Сильветтары, после которого, собственно и планируется тот самый загадочный ритуал, ради которого были приглашены жрецы и Релеменил. Элебор коротко представил мага отцу, после чего старший жрец полез со своими вопросами к Каретару.
- Извините, что влезаю, господин Аллатор, но меня крайне беспокоит компетентность мэтра Релеменила. Ни в коем разе не ставлю под сомнение его способности, но во время завтрашней церемонии госпожа Веалая может стать источником мощной стихийной магии. Не слишком ли много надежд на то, что один чародей сумеет с ней управиться?
Все взгляды в комнате устремились к Релеменилу, но Элебеор тут же поспешил отвлечь внимание от эльфа.
- Будьте уверены, отец Гельторос, возможности мэтра Релеменила вполне соответствуют поставленным задачам. Если вы сомневаетесь в нём, то сомневайтесь и в моих суждениях, ведь именно я пригласил его сюда, - старший жрец чуть склонил голову, будто бы намекая, что таких сомнений у него и быть не может. - Кстати говоря о приглашениях. Отец, могу ли я переговорить со своим гостем с глазу на глаз? После чего уважаемые священники смогут задать ему все интересующие их вопросы.
Дождавшись одобрительного кивка, Элебор открыл дверь, пропуская мага, и поманил за собой Линдэлин.
- Безрадостная картина, не так ли? - наиграно весело спросил он, когда все трое, наконец, оказались в коридоре.

+2

18

Поначалу к нервозности, что преследовала эльфийку на протяжении всего знакомства с Сантивалами, прибавилось раздражение от заботы Элебора – Линдэлин была уверена, что держит себя превосходно. Следом появилась неловкость от осознания того, что ей предстоит завтра наблюдать сугубо семейный ритуал, где посторонним лицом может оказаться разве что жрец. Отличный жест доверия и лучший способ показать одобрение помолвки, однако Анадорну всё еще коробила мысль о том, что скоро эти малознакомые эльфы станут её семьей.  Так что присутствие Релеменила, вопреки ожиданиям, стало не основной причиной внутренних метаний девицы, а скорее дополнительным фактором, из-за которого стена над головами почтенных жрецов порой удостаивалась совсем уж мрачных взглядов.
-  Не слишком ли много надежд на то, что один чародей сумеет с ней управиться?
Линдэлин воспользовалась случаем и тоже одарила взглядом обсуждаемого чародея. Но рвение, с которым её жених заступился за кандидатуру Каретара, внесло свою долю напряжения и настороженности к общему состоянию, а также сместило центр внимания. Что вообще затевает Элебор, ставя на кон свою репутацию перед семьей (а тут явно с этим было некоторое напряжение), чтобы обеспечить малознакомому магу исключительность участия в ритуале, который призван для поправки здоровья его горячо любимой матушки? Или что, в связи с грядущим браком, у Флавиэля теперь все кандидатуры удостаиваются доверия в зависимости от степени расположения невесты? Не то, чтобы эльфийку не устраивал такой расклад, однако старое доброе собеседование явно пошло бы на пользу делам Элебора.
«Ох, а вот и собеседование», - Линдэлин проследовала за эльфами.
Подняв руку в упреждающем жесте, она наскоро, в пару жестов окружила их барьером, заглушившим всякие звуки. Недовольно поморщившись, девушка скорректировала заклинание в одном направлении, позволяя приглушенным дверью звукам из гостиной снова касаться их троицы. 
- Нас не подслушают.
Линдэлин коротко кивнула в ответ на замечание Элебора. Она не знала, что будет звучать уместно в ответ. Надежда на лучшее явно осталась позади, если Сантивалы из всех магов и лекарей Сельмириона обратились к жрецам. Набожность и влияние Сильветтары действительно могут оказать благотворное действие на госпожу Веалаю, но в том то и дело, что могут и не оказать.
Впрочем, вывел их Флавиэль явно не для того, чтобы излить душу. И если только грядущий разговор не предложенное им ранее неловкое «Давайте поговорим о занимательной ситуации, в которой мы все оказались», то эльфийка может без зазрений совести воспользоваться моментом и всё же потешить вспыхнувшее ранее желание пристального созерцания.

+2

19

Старый жрец определённо не питал особой любви к магам, а сейчас вся глубина его нелюбви очевидным образом воплощалась в том единственном чародее, что стоял перед ним. С другой стороны, так же очевидно было, что он совершенно искренне заинтересован в успешном исходе своего ритуала и в том, чтобы возможные отклонения нанесли минимум ущерба. Какой именно из этих двух порывов в нём преобладал сейчас – Релеменил затруднялся сказать, но предполагал, что всё-таки первый. Впрочем, он прекрасно знал, что ему сказать сейчас и на что начать упирать, и даже успел открыть рот – но не успел ничего произнести, потому что Элебор мгновенно перетянул внимание на себя.
Нехотя кивнув головой, маг метнул взгляд на Веалаю и поплёлся к двери, досадливо поджав губы. В итоге он оказался по ту сторону двери и по эту сторону сплетённого Линдэлин пузыря тишины не в лучшем расположении духа. Как раз в таком, чтобы желание воспользоваться такой интимной обстановкой потухло, как фитилёк брошенной в воду свечи.
– Нуте-с, господин Элебор, и что тут происходит? – недовольно поинтересовался Сельвиар в ответ на наигранную весёлость Флавиэля. – Я никак не возьму в толк, было ли моё приглашение хотя бы в малой степени обусловлено моими талантами? Потому что если так, то я, как Ваш консультант по магическим вопросам настоятельно рекомендую прислушаться к сомнениям жреца. Отложить ритуал на недельку и повелеть мне пригласить парочку ассистентов.
От этого дела исходил сернистый запах опасной и зловредной авантюры, в которую бы Рель предпочёл бы не лезть. И уж точно не втягивать Линдэлин. А меж тем речь шла о матери этого благородного господина. Не больно ли легкомысленно с его стороны было приглашать для такого дела  магическую поддержку в лице всего одной персоны с не вполне надлежащей специализацией?
Безусловно, магу было приятно оказаться на расстоянии вытянутой руки от Линдэлин, но обстоятельства всё просто безнадёжно портили. И парные кольца на руках у эльфийки и Элебора тоже радости и душевного равновесия не добавляли.
– Да, и коли уж речь пошла о ритуалах... – Рель машинально оглянулся на закрытую дверь за своей спиной. – Почему Вы пригласили меня и жрецов, но ни одного специалиста по расстройствам душевного характера? Например, Кассерина?
Чародей ещё не забыл своего «доброго и благожелательного знакомого»-ловца душ, а сейчас был отличный момент для того, чтобы выяснить, почему кассеринских лекарей вообще погнали взашей. В самом ли деле только потому, что об одержимости заикнулись?
– Даже если у вашей семьи натянутые отношения с ними – можно было пригласить целителя и из моего Дома.
А это уже было просто гласом здравого смысла. Который, как опасался Релеменил, в этих стенах имел все шансы звучать слишком уж редко.

+2

20

[NIC]Элебор Сантивал[/NIC][STA]Флавиэль[/STA][AVA]https://i.paste.pics/e9def913afd3e5679e8a7784d30daf82.png[/AVA]
Когда Линдэлин сотворила заклинание от прослушки, губы Элебора расплылись в самодовольной улыбке. Кому как не ему было знать, что подслушать их не могут, о чём Сантивал позаботился заранее, задолго до знакомства с собеседниками. Впрочем, эту информацию он пока решил не озвучивать, а слова Релеменила и вовсе стёрли с лица всю безмятежность и напускное спокойствие.
- Не говори мне больше о Лигаросе, и мы поладим, - эльф резко повернулся и быстрым шагом направился по коридору, поманив невесту и мага за собой небрежным движением пальцев. Последнее вышло настолько естественным, что навевало определённые мысли о том, как часто Элебор так общается и насколько вообще привык смотреть на других ариоланцев свысока.
Когда младший из Сантивалов дошёл до витой лестницы, то замедлился и обернулся.
- Прошу простить меня за ..мм.. несдержанность, - сказал он уже гораздо более спокойным голосом. Изумрудные глаза забегали, будто бы в стеснении стараясь не встречать взгляда ни Релеменила, ни Линдэлин. Так и не решив, на кого смотреть, он начал подниматься. - Я крайне болезненно реагирую на всю эту ситуацию и когда некий охотник за духами говорит, что твою мать надо убить, доверие к нему несколько... снижается. Нам сюда.
В этом крыле дверей было меньше, и они остановились возле той, на которой красовалась вырезанная в дереве стайка ласточек. Элебор дотронулся до одной из них и потянул ручку на себя.
Внутри явно поработали спецы по части магии, потому что за порогом начинался самый настоящий лес. Вместо пола тянулась неровная почва, усеянная корнями, камнями и опавшими листьями. Над головой смыкались вековые кроны, сквозь которые просвечивало солнце, а по веткам сновали белки. Воздух наполнился щебетаньем невидимых птах.
Нимало не смущаясь такого поворота событий, Сантивал повёл их по широкой тропинке. Во взгляде, обращенном к волшебнику, читалось сомнение.
- Значит, ты думаешь, что жрецы все же могут что-то спровоцировать? Я думал, что все ограничится очередными молитвами и увещеваниями о том, что надо продолжать просить Сильветтару об исцелении. Считаешь, что в этот раз святоши что-то реально смогут? - эльф примолк и остановился, но тут же обратился к невесте. - Линдэлин, представь дом, который тебе нравится.

+2


Вы здесь » FRPG Энирин » Прошлое » Миссия: Запад


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC