FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Прошлое » Миссия: Запад


Миссия: Запад

Сообщений 21 страница 40 из 55

21

Ох, наконец-то! Эльфийка сдержанно улыбнулась, глядя в спину удаляющемуся жениху. Наконец что-то кроме обольстительных речей, животрепещущих вопросов, одобрительных взглядов, тактичного участия и прочих прелестей вкрадчивого обаяния! Которое старательно окутывало коконом Линдэлин с момента приезда в Ариолан. Право, если бы не приглашение Релеменила, новость о котором изрядно встряхнула её, то она бы уже наверняка позабыла, кому предложила обручиться. Радость при подмеченном пренебрежении пересилила даже раздражение от проявления оного в её адрес.
- Нам предстоит прогулка. – с тихим злорадством сказала эльфийка, едва Элебор вышел за пределы её круга.
Разговор явно будет дольше и основательней, чем Анадорна предположила. Щелчок пальцев развеял чары, а взгляд, брошенный на мага, снял улыбку с лица. Линдэлин мимолетно коснулась руки Релеменила, проходя мимо. Кажется, дела обстоят совсем неважно. Это мнение лишь укрепилось от последующих слов Флавиэля. Девушка с большим интересом стала проникаться разговором, пока не видя необходимости своего участия в нем. Отвлекла её разве что резкая смена обстановки.
— Линдэлин, представь дом, который тебе нравится.
Эльфийка вскинула бровь, но оставила свои вопросы при себе. Наиболее подходящим вариантом ей показалось виденное ранее Сантивалами «Крыло»– из привлекательных нейтральных мест именно его образ она помнила ярче прочих. А уж воспроизвести фасад и убранство комнат коттеджа ей вовсе не составило труда. Только малая гостиная упорно оставалась сожженной, какой она видела её в последний раз, хотя Линдэлин прекрасно знала, что помещение было восстановлено еще в 1397-ом году.

+2

22

Маг нахмурился, но ничего не сказал. Ладно, этот аристократ всё же не настолько плохо относится к своей матушке, уже хорошо. Вместе с тем обращённая к гостям спина Элебора и резко обозначенный ответ давали Релеменилу возможность наконец обратить к эльфийке многозначительный взор. Почувствовав прикосновение, он невольно улыбнулся, но затем тряхнул головой и поспешил присоединиться к обручённым.
– Прошу простить меня, – произнёс наниматель спустя сколько-то шагов, у лестницы. Глядя в лицо эльфа сквозь хаотичный годограф его бегающего взгляда, колдун равнодушно пожал плечами. Ну, да, мол – не так уж приятно выслушивать от кого-то лекцию о пользе убиения родителя. Мудрый консультант всё понимает.

Ступив на лесную почву, Рель недоверчиво потянул носом воздух. Запах леса был достаточно правдоподобен. Если это настоящий лесосад, а не имитация – стоило воздать должное трудам мастеров. Несмотря на свою любовь к типичным урбанистически-комфортабельным элементам, маг питал определённые трепетные чувства к окружению природой домашнего ландшафта. Пожалуй, можно было сказать, что происхождение обязывало. Однако в полной мере насладиться уютом этого уголка мешали обстоятельства визита. Они ведь приглашены сюда не просто так, а ради дела. О последнем Элебор и сам не замедлил напомнить.
– Я считаю, что ты немного преждевременно отметаешь вероятность какого-то эффекта, – осторожно произнёс Рель, старательно игнорируя обращение к Линдэлин. – Мой опыт наблюдения божественной магии показывает, что она действует ненамного реже, чем классические заклинания. Особенно если ритуалисты понимают, чего хотят добиться, а не призывают абстрактное чудо. Отец Гельторос с коллегой – по всей видимости, понимают.
Пользуясь остановкой, он оперся на посох и внимательно заглянул в «чащу». Спустя секунды его голос снова прорезался, на этот раз с оттенком сомнения:
– Правда, такого рода мистерии пользуются неоднозначной репутацией уже хотя бы оттого, что имеют дурное свойство с повышенной частотой бить по лбу участников. Я надеюсь, хотя бы никаких жертвоприношений или манипуляций священными деревьями Гельторос не планирует?
Это могло быть преподнесено как издёвка и запросто могло было быть так истолковано независимо от подачи, однако подача была всё же предельно серьёзной. Волшебник уже успел выйти из возраста, когда был не в состоянии отделять дело от шутки.
Поэтому лично я какое-то доверие питаю к более научным подходам, – очевидно, имела место быть отсылка именно к «дурной репутации» жреческих ритуалов. – И поэтому я всё же думаю, что вам следовало выписать Сельвиара с другой специализацией, потому что я мало понимаю в душевных болезнях, одержимости и всём остальном в таком духе. Хотя я и благодарен за возможность увидеть... увидеть это чудное место.
Волшебник неопределённо взмахнул рукавом, чтоб дополнительно указать на место, которое он имел в виду.
– Впрочем, мне всё же пришла одна идея. У людей полно мифов о том, как единороги очищали колодцы или источники от физического яда, но в более узком кругу они считаются способными справиться и с нематериальным помутнением, так сказать. Что думаешь об этой возможности?

+2

23

[NIC]Элебор Сантивал[/NIC][STA]Флавиэль[/STA][AVA]https://i.paste.pics/e9def913afd3e5679e8a7784d30daf82.png[/AVA]
Едва в мыслях эльфийки возник образ, как перед ними вырос двухэтажный коттедж. Элебор кивнул головой в сторону здания и посмотрел на Линдэлин. Брови Сантивала взлетели вверх. Теперь уже девушке предстояло вести их внутрь, как и положено хозяйке.
Эльф внимательно, не перебивая и не комментируя, слушал Релеменила, и лицо его, обыкновенно чрезвычайно живоё, всё более превращалось в каменную маску без намёка на эмоции.
- Благодарю за совет, - кивнул он после секундной заминки, возникшей после слов о единорогах. Кажется, Элебор ушёл в свои мысли и не ожидал внезапного окончания монолога. - Признаться, я совсем не думал о том, что жрецы что-то могут сделать. Я имею в виду, по-настоящему сделать. Хм.
Младший из Сантивалов сцепил руки за спиной, неосознанно шагая в сторону "Крыла". Решив что-то для себя, он внезапно остановился. В изумрудных глазах синдорейской крови читалась уверенность.
- Хорошо! Я доверюсь тебе. Сегодня же поговорю с отцом и уговорю его отложить церемонию. Но об этом позже! Надеюсь, ещё будет время обсудить и эту проблему. А сейчас... Линдэлин, не проведёшь нас в дом?

+1

24

Лицо Элебора превратилось в маску игрока в покер. Колдуна это, вообще говоря, совершенно не задевало, но он решил, что тоже будет ходить, по возможности, с постной рожей, пока не удастся урвать минутку наедине с Линдэлин.
– Ну, ты ведь не просто так пригласил мага для консультаций, – постно пошутил он в ответ на замечание о жрецах.
Всё же как очаровательно – оба держат в уме зловещее предостережение Кассерина о том, что, якобы, жреческие махинации «разрушат барьеры воли в сознании старой волшебницы» и «освободят ужасного духа-убийцу», но при этом старательно избегают малейших намёков на это дело. Верил ли колдун в этот диагноз? Ну, говорить о «вере» в данном случае было бы неправильно. Скорее, просто принимал к сведению. И в целом не особенно доверял мистериям. Главным образом оттого, что прогнозировать божественную волю очень сложно, а уж управлять ей – невозможно вовсе.
Вид «Крыла» навевал дурацкие позывы сентиментальности, но, в конце концов, эльф уже решил, что не будет выглядеть удивлённым, поражённым, впечатлённым или как-либо ещё -ённым. В отсутствии впечатления ему, вдобавок ко всему, помогало знание об иллюзорности окружающих объектов. Он даже испытывал лёгкое желание разочароваться, когда чащоба вокруг «поплыла» несколько минут назад.
– Как скажешь.
Ах, да. Его ведь позвали сюда не для консультаций, а для более личных разговоров. Что-то за всеми этими разговорами около превентивного убийства матерей он и запамятовал, что впереди ещё переговоры о разделе сфер влияния, демаркации и что там ещё волнует больших политиков так, что по ночам подолгу заснуть не удаётся?
Вздохнув, Релеменил покорно поплёлся в конце. Он всё же надеялся, что Линдэлин отведёт их не на балкон, а в какую-нибудь другую комнату.

+2

25

Она определенно скучала по рассуждениям мага, пусть сейчас они и высказывались сухим тоном, сопровождаемым колючим взглядом. Однако слушать Релема, следить за его мыслью, подоплека которой пусть где-то и терялась, было приятно. В речь Сельвиара вкралось что-то помимо очевидного исполнения обязанностей консультирующего мага. И это не пренебрежение, которое могло последовать от осознания того, что цель твоего пребывания лишь видимость. Напротив, тут была чрезмерная озабоченность, подкрепленная мрачной уверенностью. И хотя Линдэлин никогда не считала эльфа недостаточно сведущим, всё же новые грани его знаний не могли не удивлять.
Но, несмотря на все волнения и напряженную атмосферу после посещения Веалаи, эльфийка не смогла сдержать счастливой улыбки, глядя на вырастающее перед ней здание. Даже от иллюзии она ощущала веяния того самого родного уюта, что были свойственны этому месту. Облицованный светло-бежевым камнем дом тянулся вверх, будто пытаясь высотой компенсировать узкую фундаментальную площадь, что не шла ни в какое сравнение с прочими усадьбами знати. Эльфы оказались на аллее, обступаемой с обеих сторон гигантами-деревьями. Широкая дорога вела прямо к парадному входу, огибала дом и скрывалась из виду.
Почувствовав на себе взгляд Элебора, Линдэлин одернула себя и кивнула ему, после чего повела гостей к дому. Створки дверей величественно распахнулись, пропуская эльфов в холл, единственными особенностями которого были разве что широкая лестница, с резными периллами, занимавшая собой чуть ли не все помещение и ведущая на второй этаж. Внутри так же доминировали бежевые оттенки, только теперь выраженные в дереве.
- Разумеется, - откликнулась девушка на предложение жениха. – Полагаю, нам всем не терпится обсудить причины, из-за которых мы здесь собрались.
А ей останется лишь продолжить наблюдать за неоднозначной реакцией эльфа. Обоих эльфов, если уж быть точной. Девушку не покидало ощущение, что она потеряла какое-то звено в разговоре Флавиэля и Сельвиара. Будто она застала начало беседы, пропустив сюжетно важное вступление.
Анадорна уверенно свернула в правое крыло. Коридор был не особо просторен, что наталкивало на мысли о помещениях для слуг, которые наверняка скрывались за игнорируемыми дверьми. Однако путешествие было недолгим и, свернув в еще один закуток, эльфийка толкнула дверь.
Небольшая в диаметре комната тянулась вверх, как и всё в этом доме, занимая собой первый и второй этажи. Вдоль всех стен расположились заполненные на две трети стеллажи с книгами и свитками, . На далеком втором этаже стены окольцовывала небольшая терраса, у которой справа расположилась лестница вниз, сделанная из того же камня. На полу, посреди сосредоточия знаний, стояли диван и два кресла напротив него. Меж ними уместился небольшой кофейный столик. С востока, севера и запада между книжных полок тянулись вверх окна, по одному в ширину на каждую сторону.
Уголки губ против воли поднялись в слабой улыбке. Линдэлин прошла в центр комнаты и тихонько втянула в себя воздух, будто в запахе пыли таился какой-то ведомый ей одной аромат. Кивнув гостям, девушка опустилась в одно из кресел, предоставляя им самим выбрать как расположиться. После того, как все расселись, эльфийка обратила пристальный взгляд на Элебора.
- Итак, теперь ты ответишь, зачем здесь Релеменил и почему этот разговор состоялся именно сейчас?

Отредактировано Линдэлин (Четверг, 26 апреля, 2018г. 22:02:53)

+1

26

[NIC]Элебор Сантивал[/NIC][STA]Флавиэль[/STA][AVA]https://i.paste.pics/e9def913afd3e5679e8a7784d30daf82.png[/AVA]
Шаги эльфов отчетливо звучали в пустых залах, отражаясь тихим эхом от высоких потолков и далёких стен. Пространства внутри оказалось даже слишком много, отчего Элебор чувствовал себя неуютно. Младший из Сантивалов грациозно опустился на подушки напротив кресел, одно из которых заняла Линдэлин, и закинул ногу на ногу привычным лёгким движением. Слова невесты отзвучали, но Элебеор еще пару мгновений оглядывал заставленные полки.
- Уютно, - наконец, сказал он. На лице вновь заиграла приветственная улыбка, какая бывает лишь у давно не видевшихся друзей, вдруг оказавшихся дома у одного из них, и дом этот говорил неожиданно много о самом хозяине. В легком движении плеча угадывалось скрываемое стеснение, как если бы Элебор неожиданно для себя узнал о Линдэлин больше, чем спрашивал, нарвавшись на внезапную откровенность, но при этом тщательно маскировал своё удивление. Хотя не настолько тщательно, чтобы его усилия всё же не заметили и, возможно, оценили. Локоть эльфа уперся в подлокотник, а ладонь подхватила подбородок.
- Что ж, карты на стол, - Элебор хмыкнул и поправил волосы. В позе уже нельзя было увидеть недавней неуверенности, всю её он, кажется, оставил за порогом. - Разговор между нами должен был состояться рано или поздно. Думаю, сейчас не время рассуждать о том, поспешил я или опоздал, главное: мы здесь.
Младший из Сантивалов откинулся на спинку, длинные пальцы сцепились в замок, а тёмные брови изогнулись тонкими хитрыми змейками.
- Должен сказать, прежде всего, что мы друг другу полезны, хотя вы и можете сейчас усомниться в этом. Но мои цели простираются достаточно далеко, а ваши, какими бы они ни были, достичь будет легче, если мы станем работать бок о бок. Я лишь хочу сказать, что считаю вас своими партнерами и союзниками, а не просто пешками в какой-то своей мутной игре. Поэтому буду с вами откровенен: моя цель - не Дом Флавиэль. Вернее, не только он. Моя цель - весь запад страны. Для начала. Вы, Линдэлин и Релеменил, важные фигуры в данной партии, и я разделю с вами все преимущества будущего успеха. Но при одном условии: вы должны быть настолько же честны со мной. Я не стал играть и говорить загадками, сказал совершенно прямо, чего хочу. Теперь ваша очередь. Надо понимать цели каждого из партнеров.

+2

27

После слов Элебора на некоторое время повисла тишина. Слышать громкие заявления Линдэлин приходилось не в первый раз. Однако её жених имел определенную репутацию, которая охарактеризовывала его как эльфа далеко не легкомысленного (если не считать одной оплошности), поэтому сейчас над его словами следовало задуматься. Рука поднялась с колен, кисть провернулась и указательный со средним пальцем вскинулись вверх, призывая к молчанию на время, необходимое ей для усвоения услышанного. Маска вежливого внимания так и осталась на лице, эльфийка позволила себе только тихонько выдохнуть и увести взгляд.
Невольно на ум пришло сравнение начала дня с полонезом – больше неспешным шествием, нежели танцем, изначально считавшимся исключительно свадебным. Его чинность и торжественность призывала задавать тон на весь вечер. А сейчас Флавиэль предлагал ей окунуться в стремительный, волнующий вальс, хотя Линдэлин еще не закончила раскланиваться в менуэте.
«Ох, что за супруг мне достается!»
Пальцы неторопливо набирали на поверхности подлокотника звенящий в голове мотив, верный признак не нервозности, как у многих прочих, но задумчивости.
Девушка никак не могла отделаться от мысли, что за его откровенностью и предложением к сотрудничеству как раз скрывается замысел более эгоистичный. И, безусловно, отдельной странностью было приглашение разделить танец на троих. Особенно, если учесть, что адресовано оно Релеменилу. Несомненно, от привязанного к твоей невесте боевого мага больше пользы, чем от самой невесты после свадьбы, но Линдэлин уже порядком начинала раздражать тенденция заводить с ней знакомство или помолвку для того, чтобы получить доступ к Сельвиару с тем, чтобы либо убить его, либо обрести возможность влияния и контроля. Либринин, пожалуй, не обрадуется такому раскладу, если узнает. Впрочем, она сама же и пророчила едва вошедшему в семью Каретару востребованность и оценку его талантов по достоинству. Кто же знал, что «достойная оценка» произойдет только в статусе любовника, да еще и её супругом?
Все эти отвлеченные мысли ни на па не приближали её к вопросу Элебора. Дать на него ответ ей было сложнее, чем могло показаться собеседникам. По крайней мере, в ответ на его откровенность она может открыто изъяснить свою позицию. Пальцы, что наигрывали мотив по третьему кругу, наконец замерли. Ясный взор обратился к Сантивалу, поборов искушение искоса метнуться к другому эльфу, и девушка твердо, но без резкости, вступила:
- Ты говорил недавно, что в тени Элиссэла у меня бы не было возможности сыграть первой скрипкой и это, безусловно, правда. Я хочу отойти от предыдущей роли и построить карьеру на политическом  поприще. Быть твоей супругой, несомненно, привлекательная и выгодная перспектива. Однако для меня она недостаточна, потому что мне тоже нужна ведущая роль. Сельмирион велик, полагаю, для меня можно будет найти место при тебе, которое удовлетворит мои амбиции и пойдет на пользу твоим. – мягко улыбнувшись, она продолжила: - К тому же, мне совершенно необходим источник дохода, чтобы не сидеть на попечении твоей семьи целиком и полностью. Пара идей, связанных с этим, у меня есть. Полагаю, мы сможем обсудить их и позже.
Девушка кивнула, показывая, что с изложением своих мыслей она закончила, после чего обратилась взором к окну. Очертания пейзажа были слабыми и размытыми, но Линдэлин знала, что вдалеке там притаился шпиль голубятни, возвышаясь над эльфийским лесом и прорезая небо. Она слишком давно не была в этом доме, в котором происходили наиболее счастливые минуты её жизни… От того комфорт и уверенность, черпаемые в знакомой и любимой обстановке, смешались с давящим чувством в груди. Ведь, если присмотреться, то можно увидеть как крылья голубей, что совершают предсонный моцион, и сов, чествующих пробуждение, окрашиваются закатом в алый цвет. Совсем скоро, в прохладе летнего вечера накроется ужин на уютном балконе. Релем поднимется, чтобы составить ей компанию и поведать о том, как далеко сегодня продвинулась работа в области изучения каких-то там кристаллов и они порадуются тому, что сегодня обговариваемого при аренде дома взрыва не произошло. Интересно, в ту пору на него так же давило понимание того, что он расстается с собственной семьей и Домом ради воплощения собственных амбиций? Она ведь даже не подумала спросить тогда...

Отредактировано Линдэлин (Среда, 9 мая, 2018г. 00:59:49)

+2

28

Следовало ожидать, что в знакомых стенах «Крыла», и в особенности среди близких душе колдуна интерьеров большой библиотеки, можно будет наконец расслабиться, почувствовать себя в своей тарелке... Но итог оказался совершенно другим. Дискомфорт начинался с осознания иллюзорности окружающей действительности – хотя Релеменил знал, что стул не исчезнет под ним, а балки ни с того ни с сего не рухнут ему на голову, он бы всё равно предпочёл более материальную обстановку. Кроме того, было сложновато расслабляться в присутствии Элебора, действовавшего в соответствии с каким-то таинственным хитровыделанным планом. Маг всё ещё не понимал, что от него хотят, и был практически уверен, что его хотят взять в оборот. Не самые умиротворяющие мысли.
Последним Сельвиар уселся на свободное место, примостил рядом посох и соединил пальцы в замок на шляпе, лежащей на коленях. Из-под нахмуренных бровей наблюдал он за Линдэлин и её женихом, слушая эти их политические откровенности (или то, что они выдавали за откровенности). Размышлял. В сущности, вопрос Элебора был довольно неплохим – любому, будь он человек, эльф или даже гоблин, жить гораздо проще, если он знает, чего хочет и к чему стремится. И Рель даже знал ответ на этот вопрос. Для себя. Как объяснить это сложившемуся материалисту от политики – он не имел ни малейшего понятия. А меж тем сейчас было бы неплохо изъясняться по возможности просто и понятно, а не создавать вокруг себя ореол витающего в облаках из галлюциногенных испарений.
Эльф чуть повернул голову, привлечённый повисшей тишиной.
– Ох, что, уже моя очередь говорить? – Кажется, у него оказалось меньше времени, чем хотелось бы. Озвучив риторический вопрос, он чуть наклонил голову и глубоко вздохнул.
– Я учёный. Изучаю... всякое. Создаю вещи и образы, которые приносят пользу. Естественно, это требует определённых ресурсов, подчас весьма серьёзных. Ради этого я оторвался от родной семьи и сейчас исполняю для Сельвиаров разные поручения. Но я занимаюсь этим ремеслом не для того, чтобы обогатиться, выделиться или продвинуться ближе к креслу Первого Чародея. Мои цели... Они...
Запнувшись, Рель поводил ладонью в воздухе, словно пытаясь уловить формулировку – или же, наоборот, показать, что её так просто за шиворот не ухватишь.
– Они связаны с материями, в которые ты не проникнешь, будь хоть эсильдором запада, хоть арандором. А я не смогу объяснить, особенно за пять минут. Предполагаю, что вы, – теперь уже произносимое касалось не только господина Флавиэля, – можете интерпретировать это как стремление к могуществу. Желание обладать великими тайными силами, непостижимыми для умов простых смертных. Ты можешь думать так, если угодно. Это не вполне точно отражает действительность, но определённо лучше, чем мысль, будто бы я алчу капиталов или власти.
Хмыкнув, маг потёр пересохшие губы тыльной стороной ладони. Ему не очень понравилось, как он это передал, но принцип оптимизации говорил, что этого вполне достаточно для введения в курс дела «потенциального партнёра». Поиски истины – предмет совсем не этого разговора, и они уж точно требуют иной обстановки. Спокойствия. Умиротворения. Ласковых, убаюкивающих прикосновений. Последнее, как он считал, было совсем не отвлекающим фактором, а особым инструментом тонкой настройки, правильное использование которого помогало расставлять всё на свои места и позволяло мысли прокладывать наилучший путь вперёд.
– Было бы лучше вернуться на землю, от целей к простым задачам, не так ли? – проговорил колдун, вопросительно приподняв правую бровь. – Любой, кто ищет влияния на западе, рано или поздно столкнётся с амбициями Сельвиаров. Ни для кого не секрет, что мой Дом не прочь включить все эти провинции в свою сферу влияния, и, надо сказать, не так давно Элвилиор неплохо продвинулся в этом начинании. Ты планируешь играть против Первого Чародея?
Релеменил не мнил себя проницательным интриганом, нащупавшим какой-то из тайных замыслов собеседника и теперь стремительно жмущим на него. Для начала ему просто хотелось узнать, не собирается ли его будущий партнёр копать под его нынешнего патрона.

+2

29

[NIC]Элебор Сантивал[/NIC][STA]Флавиэль[/STA][AVA]https://i.paste.pics/e9def913afd3e5679e8a7784d30daf82.png[/AVA]
Слова эльфов многократно усиливались вкрадчивым эхом зала, и даже тихий полушёпот внезапно превращался в громогласную пламенную речь, будто бы повторяемую десятком проникновенных слушателей. Элебор ободряюще улыбался и кивал, поощряя попытки собеседников выразить путанные желания, которые обычно и от себя-то прячут, а сейчас приходится облачать в стройное повествование. Мысль о том, что с постановкой вопроса он несколько поторопился, залетела в четкий план сантиваловского сценария встречи, но тот поспешил её прогнать, едва заметно скривив губы.
Когда Линдэлин закончила говорить, он не стал озвучивать готовые сорваться слова и терпеливо дождался мага, у которого, кажется, были свои проблемы с формулировкой засевшего в голове образа.
- Очень правильный вопрос, Релеменил, - широко улыбнулся Элебор, разведя в стороны раскрытые ладони. - Это, конечно, один из вариантов. Но куда больше мне нравится другой, в котором Элвилиор играет с нами заодно, причём на равных. Но это не так легко представить, верно?
Сантивал, будто бы волнуясь, поднялся и, заложив руки за спину, быстрым шагом направился к окну. Над верхушками деревьев, никуда не торопясь, катилось солнце, скользя яркими пальцами по взлетевшим под потолок стопкам книг. Элебор, развернувшись, приблизился к спинке софы, положив на неё локти.
- Поэтому я предлагаю тебе стать отсутствующей сейчас связующей нитью между мной и Первым чародеем. Благодаря моей помощи и нашей общей продуманной стратегии ты сможешь занять такое положение в Доме, которое полностью удовлетворит твои желания, избавит от назойливого контроля - а ведь он непременно будет, стоит лишь начать обретать столь желаемое могущество - и, самое важное для меня, вынудит всех Сельвиаров считаться с твоим мнением о несомненной пользе сотрудничества с Флавиэлями в моём лице. Ты говоришь, что власть тебе не нужна, однако, нашим желаниям свойственно меняться. А для некоторых наших желаний, особенно в правовой сфере, достойное положение и вовсе необходимо, чтобы у иных недоброжелателей не оставалось возможности нам что-то запретить.
Тонкие брови Элебора подпрыгнули в такт с потянувшимся к скуле уголком рта, а взгляд крайне многозначительно перебежал от фигуры волшебника к Линдэлин и обратно.
- Так что, кто знает, власть, может и не притягивает к себе достойных личностей, но с её помощью многие проблемы становятся... податливее. Взять, к примеру, брак. Вообще, насколько для вас священен сам институт брака?

+2

30

Мысли так и текли, заполняя пространство тем, что предполагалось Элебором как доверие, но на выходе оказалось чем-то средним между неуверенностью и холодностью, происходящей от этого ощущения. Впрочем, доверие может быть и таким, верно? Особенно когда оно ненавязчиво вынужденное. И неполное, как бы Элебор не старался для обратного.
И если собственные изречения ощущались как студеный ручей, то слова Релеменила воспринимались тонким потоком вал'тереа, питающим её теплом и исцеляющим от злости. Пусть сказанное не было понятно ей в полной мере, если говорить откровенно, но это не помешало эльфийке незаметно для себя обратиться к показательно игнорируемому до того магу теплой улыбкой. Ровно до слов о Первом Чародее…
Линдэлин приглушенно хмыкнула, отворачивая скривившееся лицо к книжным полкам. Призыв к откровенности был благополучно интерпретирован ей и как возможность не сидеть с постным лицом, а весьма явно демонстрировать и без того известное мнение о Сельвиаре присутствующим. Маленькая компенсация за среднюю глубину неловкости дня, в которую ей приходилось погружаться из-за каждого из этих эльфов. Пусть и по разным причинам. Но, кажется, она успешно преодолела и этот порог, когда услышала вопрос Флавиэля. Прозвучавшее было столь неожиданно и странно, что девушка не успела взять себя в руки, издав звук, средний между смешком и фырканьем. 
- Вопрос, конечно, интересный. – старательно подбирая слова, начала эльфийка, затаив веселье в самых уголках губ. – Но ты же им подводишь к мысли более значимой, чем наше отвлеченное рассуждение?
Сияющая синева глаз неотступно отслеживала каждый жест и взгляд младшего Сантивала. Линдэлин не нравилось как трепетно будущий супруг обхаживает её адюльтера – а вот иронизировать по этому поводу она устанет не скоро. И всё же, пока Анадорна не вмешивалась. У Релеменила была своя здравомыслящая голова, а ей бы еще хотелось послушать обаятельного оратора, чтоб в процессе увлеченного убеждения приподнять завесу над его элайнелевскими планами.

+2

31

Маг слушал политика, едва ли не навострив уши. Тот говорил о планах далекоидущих, смелых, весьма амбициозных... Это само по себе не отпугивало, ибо стремление к подобному было характерным и для натуры Релеменила. Что его заставляло оставаться в напряжении и старательно улавливать смысл сказанного – так это тот факт, что обо всём этом говорил Элебор. Выставлять его на смех, восклицать что-то вроде «Придумал тоже, сидеть за одним столом с Первым Чародеем» – такого порыва Рель не испытывал, но этот очаровательный эльф всё равно слишком гладко и сладко стелил. То, как легко и просто давались ему слова, наводило на мысль, что он либо старается говорить приятное, либо грезит наяву; ни то, ни другое прямо сейчас ничего хорошего не сулило.
– Допустим, – осторожно подытожил Сельвиар, следя за перемещениями Флавиэля. Двигался он так же, как и говорил – мягко, плавно, элегантно; это было для него таким же естественным, как для колдуна – плести заклинания. Даже сейчас, когда такой метод произведения благостного впечатления едва ли должен был сработать, аристократ вёл себя, как на публике.
– Но, если говорить о политике, я предпочитаю что-нибудь более конкретное, чем расплывчатые планы на будущее, – он ни в коем разе не хотел ещё раз задеть Сантивала за живое, но твёрдо был намерен показать, что играть в тёмную не собирается. – Ты хочешь предложить мне что-то сделать? Передать мастеру Элвилиору через меня некое сообщение?
Любопытству его не было предназначено оказаться немедленно удовлетворённым – вместо этого Элебор перескочил на нечто конкретное, но очень отвлечённое. И если Линдэлин эта коллизия их потенциальных взаимоотношений в какой-то мере явно забавляла, то её любовник был тем же самым, скорее, раздражён. По крайней мере, тем, как «жених» ставил этот вопрос.
– Шутить изволите, милостивый государь? – едко ответствовал Релеменил, глядя на эльфа ещё пристальнее из-под нахмуренных бровей. – Я этим, представьте себе, не горжусь. Но этот вариант для меня был лучше, чем альтернатива, поэтому сейчас я сижу здесь.

+2

32

[NIC]Элебор Сантивал[/NIC][STA]Флавиэль[/STA][AVA]https://i.paste.pics/e9def913afd3e5679e8a7784d30daf82.png[/AVA]
Слова невесты вызвали у Сантивала искреннюю улыбку, какая порой бывает у взрослого, наблюдающего озорство ребёнка. Так и Элебор, склонив голову набок, бросил укоризненный взгляд на Линдэлин, ускользнувшей от его словесного пассажа и прямого вопроса. Релеменил, впрочем, был куда более серьёзен, и Флавиэлю пришлось вернуться в рабочее настроение.
- То был вовсе не упрёк, Релеменил. Напротив, я таким долгим образом подвожу вас... Намеревался подвести к одной достаточно простой мысли, но коль скоро вы оба бежали от ответа, словно пугливые лани, мне придется сформулировать её более сложным, окольным путём. Итак, брак...
Элебор поднял ладони, пытаясь очертить нечто бесформенное в воздухе, но лишь поморщился, осознав тщетность своей затеи. Речь его замедлилась, в ней начали проявляться учительские нотки.
- Для Сельмириона брак - безусловно, священное таинство, скрепляемое самой Сильветтарой. И, конечно, плодом любого брака должен быть ребёнок, но... В нашем случае, думаю вы согласны, доводить до этого нежелательно. И всё же, всё же вопросов мы так не избежим. Потому, в итоге, нашу ситуацию могут разрешить такие благородные личности, как отец Гельторос, которые знают особо тонкие моменты в вопросах религии. Ровно так же, как они их решают в Телим-Аранар. Думаю, вы понимаете...
Быстрый лукавый взгляд вскользь коснулся лиц собеседников, а Элебор уже продолжал.
- Главное в священных узах брака - подкрепить правильное решение соответствующим доказательством. Достаточно весомым, надо признать, но для каждого отца Гелтороса это могут быть разные вещи. Но оставим уже эти намёки, мы ведь партнеры. Ведь в итоге вы хотели бы получить возможность заключить легальный брак друг с другом, против которого никто не посмел бы сказать и слова? Я отлично знаю как его устроить, и ответ тут предельно банален: деньги. На них мы с вами и будем работать ближайшие годы. Что же касается твоей роли, Релеменил, ты станешь источником денежных вливаний в свой нынешний Дом и постепенно мы завяжем именно на тебе основные финансовые потоки Сельвиаров. Элвилиору со временем придется считаться с твоим мнением и тогда мы включим его в наш круг. Или же у тебя будут все возможности его уничтожить.

+1

33

– Ну, что отец Гельторос и его друзья могут за мзду разрешить от «священного обета» – это для меня не откровение, – пробормотал экс-Валарэль, неприязненно поморщившись. – Но ты как-то очень уж легко это воспринимаешь. Гораздо легче, чем воспримет... общественность. Было бы несколько опрометчивым думать, что аннулирование брака окажется сравнительно безболезненным для вашей репутации.
Хотя, конечно, мага гораздо сильнее заботили последствия для репутации только одного из двух участников предполагаемого бракоразрешающего процесса (вот ирония-то – брак даже заключён ещё не был, а уже встал вопрос об «избавиться от его уз»).
Грандиозный планировщик меж тем продолжал излагать то, что одновременно и находило отклик в душе Релеменила, и заставляло чувствовать лёгкий дискомфорт. Дискомфорт ощущался особенно отчётливо в отношении сентенции «уничтожить Элвилиора». Понятно, что никто не вечен, не всемогущ и не всеведущ, но в отношении Первого Чародея сомнение в такой характеристике смотрелось несколько менее убедительно, чем в отношении кого бы то ни было другого. В том числе младшего Сантивала.
– Большие надежды.
Эльф вздохнул. На самом деле, предложение было из тех, на которые целесообразно согласиться. Он не мнил себя гениальным стратегом и интриганом – это было бы хаккарски опасным в отсутствие соответствующих талантов. А посему оставалось только два варианта – либо соглашаться сотрудничать на равных с тем, кто такие таланты всё-таки имеет, либо и дальше выполнять чёрную работу для старшего дяди и не пытаться откусить больше, чем можешь прожевать и проглотить. Последнее же не вполне соответствовало самолюбию и амбициям самого колдуна, так что приходилось время от времени рисковать. И, надо сказать, пока что риск себя оправдывал. Может, из-за счастливой звезды. А, может, благодаря тому, что его светлая головушка всё-таки годилась на то, чтоб вовремя понимать, когда его хотят за здорово живёшь использовать и потом кинуть.
– Что ж, ладно... – Взгляд мага скользнул по Линдэлин. В конце концов, в основании его желания возвыситься лежало не только собственное монструозное эго. – Я готов посмотреть, что за аферу ты там задумал. Ты ведь всё равно не станешь открывать все детали, пока я не соглашусь поучаствовать. Но, я надеюсь, твои замыслы не предусматривают вступления в конфронтацию с Сельвиарами?
Ах, ну, конечно же, они это предусматривают. Стоит надеяться только на то, что достаточно нескоро. Достаточно, чтобы он мог заручиться его доверием и отговорить от задумок особенно дурных... Или чтобы успеть выжать достаточно пользы и потом минимизировать ущерб – так, чтобы вероятный гнев волшебников обрушился только на одну голову.
– Стать полезным, исподтишка пролезть повыше – это по мне... Я этим занимаюсь почти всю жизнь. Но создавать кому-то важнее меня проблемы я не собираюсь. Иначе... – Рель потёр горло довольно красноречивым жестом. – Иначе нам всем придётся отправить большие надежды в большое плавание.

+2

34

Поднятый вопрос уверенно мазнул по эмоциям разными красками и отнюдь не из-за вспыхнувшей надежды. Просто у неё уже имелось мнение на сей счет. Однако… Однако разговор в первую очередь шел между Элебором и Релеменилом – следовало дать им обменяться мнениями. Предложение отдавало соразмерным риском первого времени выгоде в будущем. И учитывая то, какими потоками предлагал оперировать Сантивал, возможность Релеменила впасть в немилость Элвилиора велика настолько, что руки Анадорны против воли и сдержанной игры впивались в иллюзорные подлокотники кресла.
Наконец, взятая собеседниками пауза стала удобной для собственного вступления.
- Пожалуй, мне всё же следовало ответить на твой вопрос. – девушка наклонила голову, признавая вину, - Я согласна с высказанной Релемом мыслью о последствиях аннулирования брака.
Невольно обмолвившись сокращением имени Каретара, она сбилась. Оно было обычным для неё, но эльфийка старалась весь последний час не оставлять известному манипулятору даже этой малости демонстрации своего отношения к Релеменилу. Пусть ему и кажутся очевидными их чувства, но до приезда мага ему оставалось лишь гадать об их глубине. И имея лишь косвенные доказательства влюбленности, Элебор уже свободно оперирует их желаниями для претворения в жизнь его планов. Как бы не стремилась Линдэлин оградить Релема от влияния жениха в последний год, одна встреча, один разговор и образовавшийся союз сейчас перечеркивают всё. Конечно, если Элебор будет действовать строго по намеченному плану, то ему будет не выгодно избавляться от партнера. Однако до того отдаленного времени слишком много опасных «если». В том числе кроющихся и в голове самого Сантивала. Но Релеменил был согласен.
Эльфийка выпрямилась в кресле и сцепила руки перед собой на коленях. Тихо начала:
- Предлагаю пока рассматривать предложение без размытой перспективы брачного союза. А тебе, Элебор, подумать о том, что наш брак может быть не аннулирован. – произносимые слова удовольствия не приносили, но голос становился тверже с каждой фразой. – Священный союз на то и заключается лишь один раз в большинстве случаев. Потому что помимо действий благородных личностей, наподобие указанного тобой жреца, есть еще воля богини, проявление силы которой – давно доказанная истина. Так что второй брак будет лишь видимостью после священного союза, коим станет наш с тобой. Пусть он как раз и будет видимостью. – горько улыбнувшись, девушка завершила мысль: - Но это лишь говорит в пользу того, что не стоит плодить сущности, подставляя наши репутации под удар. Не забывай, Элебор, осуждение молвы сгубило не одного успешного эльфа. – уведя взгляд в сторону, она прибавила, - Для меня это будет так вовсе третья смена Дома и семьи.

Отредактировано Линдэлин (Четверг, 21 июня, 2018г. 00:27:06)

+2

35

[NIC]Элебор Сантивал[/NIC][STA]Флавиэль[/STA][AVA]https://i.paste.pics/e9def913afd3e5679e8a7784d30daf82.png[/AVA]
Разумеется, разумеется собеседники Элебора старались вести себя максимально аккуратно и, хотя и явно желали того, что обещал им вкрадчивый мягкий голос, столь же сильно боялись возможных последствий, если весь план рухнет. Это было вполне естественно для эльфов. Каждый стремился к вершинам, но регулярно оглядывался назад, ибо за долгую жизнь видел чересчур много зарвавшихся и сорвавшихся сородичей. Потому Элебор простодушно улыбнулся, подняв раскрытые ладони.
- Прекрасно понимаю ваши опасения, друзья. И спешу несколько обнадежить: я не безумец. Разумеется, все мои планы должны будут пройти определённые стадии подготовки и проверок. И перепроверок. Действовать мы станем лишь наверняка. Но к конечной цели будем идти неустанно, и поработать нам всем придётся. У каждого будет возможность продемонстрировать свои таланты и помочь нашему общему делу. Так что не беспокойтесь насчёт общественного мнения и могущества Сельвиаров. Во-первых, к моменту активных действий у нас уже будет такой устойчивый фундамент, что мнение со стороны не будет играть абсолютно никакой роли. Обсуждений не избежать всё равно, как бы мягко и незаметно мы не старались расторгнуть брак. А поэтому мы создадим такие условия, что эти обсуждения будут естественными и контролируемыми. Но это уже детали и мы обсудим их несколько позднее. Во-вторых, насчёт Сельвиаров. Лично я бы хотел, чтобы у нас получилось именно вовлечь их в дело. Но, опять же, я планирую сделать так, что Релеменил и будет одной из центральных фигур Дома в конце концов, так что во многом именно ты и будешь представлять Сельвиаров в нашей затее. Конечно, это нельзя сделать за год или два, но совместными усилиями возможно всё. Единственный момент заключается в том, что нам всё же потребуется еще один участник, желательно от Элладаров. Их деньги будут определяющими. Одной из ваших задач, кстати говоря, и будет поиск такого сообщника. Как и в случае с Релеменилом, это должен быть эльф, который на текущий момент не имеет слишком уж больших шансов встать во главе Дома, но должен обладать несомненными талантами и лидерскими качествами, чтобы мы помогли ему этого добиться.
Элебор, наконец, замолчал и вновь сел перед собеседниками. Во взгляде и выражении лица Сантивала читалось скрытое до поры возбуждение.
- Да, я знаю, что всё это грозит нам гигантскими проблемами в случае провала. Но действовать мы будем аккуратно и наверняка. И всё-таки, без амбиций в такого рода замыслах никак не обойтись. Все известные сильные мира сего когда-то были непринимаемыми во внимание юнцами с горящими глазами и в их успех мало кто верил. Однако, те из них, кто смогли объединить жажду подняться до самых вершин с грамотной стратегией, добились желаемого. Я верю, что мы пойдём по тому же пути.
Тишину, последовавшую после его слов, нарушил тихий перезвон невидимого колокола.
- Кажется, нам пора закругляться, - быстро сказал Элебор, намереваясь подниматься. - Надо будет поприсутствовать на вечернем сборе в нашем молельном зале. Отец Гельторос запланировал сегодня лично провести его. Так что, если у вас есть еще срочные вопросы, давайте их быстро решим, а остальное оставим на завтра.

+2

36

Соглашение между ними было достигнуто то ещё. Про такое можно сказать что-то в духе: «Стоило ли ждать чего-то хорошего от партнёрства, которое заключалось, пока все стороны одной рукой сжимали нож за спиной, а другой – крутили кукиш в кармане?» Не хватало, действительно, только хаккарски хитрого финансиста из Элладаров, который крутил бы сразу два кукиша, мысленно подсчитывая срок окупаемости вложений.
Впрочем, стоило это признать, далеко не всегда самыми успешными предприятиями становятся те, в которых все пайщики друг в друге души не чают. Хотя, действительно, идея затащить в свои сети ещё и Элладара уже сейчас настораживала и добавляла свою каплю в котёл подозрений. Если Рель в этот самый и мог испытывать по отношению к кому-то недоверие большее, чем к Элебору, то это только к какому-нибудь произвольному высокопоставленному представителю клана барышников. Который, ко всему прочему, не был бы связан со сложившимся «триумвиратом» крепкой и убедительной связью вроде той, что из себя представляли бы брачные и внебрачно-интимные отношения. Маг вздохнул. На этот счёт он ещё выскажет своему «старшему партнёру» своё веское мнение... Немного позже. Сейчас очередная вереница заговоров его слишком утомила.
– Да, пора, – быстро повторил он за настоящим хозяином ненастоящего домика, спеша ухватиться за возможность сделать паузу.
Интересно, сколько там ещё разных небезынтересных официально-семейных мероприятий и церемоний на сегодня запланировали Гельторос и старший Сантивал? Сможет ли младший Сантивал убедить всех остальных отменить всё то, что они уже так грандиозно напланировали на завтра, и последовать совету Сельвиара не торопиться с проведением мистерий? И, самое главное, как много времени ему на это всё понадобится? Они уж точно не будут обсуждать это при Линдэлин, так что, возможно, удастся провести с ней немного времени наедине...
Маг моргнул и отвёл от Линдэлин взгляд, по ощущениям, начавший отклоняться от видимо-бесстрастного.

+2

37

Один людской автор задался вопросом: «Не странно ли, что овечьи кишки способны так вытягивать из человека душу?». Наблюдая за Элебором, с искусством сына Эльтары и Тельриона игравшего на струнах стремлений и желаний малознакомых эльфов, Линдэлин не слышала диссонанса в аккомпанементе основной мысли сотрудничества. Разве что в паре переходов мелькнуло что-то, за что слушатели смогли ухватиться и попытаться указать на несовершенство композиции. Однако и тут музыкант скромно наклонял голову, признавая вину, и демонстрировал иную вариацию мелодии, что уже находила полноценный отклик.
Да, они видели риски, понимали, что доверие к «партнеру» иллюзорно как и библиотека «Крыла», в которой они расположились, однако Релеменил и Линдэлин соглашались с амбициозным планом Элебора, пусть и лелея перспективу внести корректировки в оный. И перед тем, как ловко и скоро жених устроил переговоры, Анадорна не могла не испытывать восхищение. Хотя еще недавно её больше занимало то, сколь сильно она могла задеть своими словами Релема. Однако маг очевидно был сосредоточен на разговоре, а Элебор снова взял слово, убедительно успокаивая их первичные опасения и отодвигая недовольства. Но всё же было что-то, что не давало покоя Линдэлин. Мысль, которая появилась еще в начале разговора и не приходила на ум сейчас… Звон колокола был некстати, но в целом эльфийка была довольна окончанием беседы, поэтому с готовностью поднялась вслед за женихом. Вопросов срочных ей на ум пока не приходило, а вот некая деталь вспомнилась:
- М-м-м, это мелочь, но, пожалуй, тебе следует знать, что мы с Релеменилом официально были представлены друг другу в Элиоране, зимой девяносто восьмого года, тогда же, когда… ты завел с ним знакомство.
Бросив лукавый взгляд на Релеменила, она улыбнулась, обнаружив внимание к своей персоне, но скоро одернула себя – не следовало расслабляться сразу перед предстоящим скучным вечером, наполненным официальными мероприятиями, под покровом которых эльфы непременно будут присматриваться к ней и взаимодействию с женихом. Обернувшись к Сантивалу, девушка вкрадчиво произнесла, помня о нескольких упущенных возможностях:
- Не забудь подать мне руку после того как мы покинем… это место.

+2

38

[NIC]Элебор Сантивал[/NIC][STA]Флавиэль[/STA][AVA]https://i.paste.pics/e9def913afd3e5679e8a7784d30daf82.png[/AVA]
- М-м-м, это мелочь, но, пожалуй, тебе следует знать, что мы с Релеменилом официально были представлены друг другу в Элиоране, зимой девяносто восьмого года, тогда же, когда… ты завел с ним знакомство.
- Да? - рассеянно отозвался Элебор, уже поглощённый мыслями. - Интересное совпадение. Пожалуй, даже и хорошо в каком-то смысле. Получается более правдоподобно.
- Не забудь подать мне руку после того как мы покинем… это место.
- Оно, между прочим, полностью в твоём распоряжении. Если не нравится лес, можно заменить его на что-нибудь другое. Насчёт проповеди Гельтороса... - Сантивал остановился уже у самой входной двери, повернувшись к спутникам. - От вас, фактически, ничего не требуется, просто придерживайтесь стандартных правил церемонии. Ну или просто делайте, как Гельторос говорит. Мало ли что он придумает.

***

Перед высокой аркой, предваряющей зал для молитв и семейных церемоний, Элебор подал Линдэлин руку, как она и просила. Внутри, под высоким куполом, едва ли не всё место занимал гигантский дуб, упиравшийся могучими ветвями в потолок и почти полностью закрывающий его густой листвой. Вокруг него обегало кольцо с углублением, в котором медленно текла вода, и переходило в вытянутую глубокую нишу, тянувшуюся до первых рядов изящных плетёных лавочек и разрезавшую дальнюю часть комнаты пополам. Вода мерцала фиалковым сиянием, приковывала взгляды и наполняла чувством глубокой умиротворённости, спокойствия, безмятежности. Потолок, явно зачарованный, оказался прозрачным, пропуская рисунок звездных кружев на фоне тёмного неба.
В зале уже сидели Аллатор, Дареон и Веалия. Отдельно от них, закрыв глаза сложенными лодочкой ладонями, расположился Ларгос. В этот раз на нём не было доспехов, только просторная серая мантия. У корней дуба, отделенные от остальных полоской водной глади, в ожидании стояли Гельторос и Альвир, как и прежде в малахитовых одеяниях. У входа замерли двое стражей.
- Не будем задерживаться, - сказал старший жрец, подзывая новоприбывших к себе. - Давайте, как обычно, начнём с ритуала очищения, дабы смыть с себя грехи предыдущего дня и предстать перед Богиней с девственными мыслями. Давайте же, дети мои, не толпитесь у порога.
Элебор уверенно направился вперёд, увлекая за собой будущую жену и, приблизившись к кольцу воды, опустился на колени. Дареон и Аллатор замешкались, не зная как поступить с Веалией, которая совершенно не понимала, где находится и продолжала смотреть вдаль невидящим взглядом. Альвир дал им знак, чтобы шли к кругу, а сам с глубокой чашей направился к центральной нише зала. Ларгос тем временем воспользовался заминкой и опустился рядом с Элебором, по левую от него руку. Гельторос красноречиво фыркнул, смерив воина Единого презрительным взглядом, но промолчал.
- С твоей матерью что-то не так, - шепнул он младшему из Сантивалов. Находившиеся рядом Линдэлин и Релеменил, разумеется, не могли не слышать этих слов, в отличие от Дареона и Аллатора, отделённых от них центральной нишей, гораздо более широкой, чем полоска воды вокруг дуба.
Гельторос, шепча молитву, касался поочерёдно голов главы семьи Сантивалов и его старшего сына, после чего они склонялись к зеркальной глади и омывали лицо. Каждый из них на мгновение задерживался, зачем-то всматриваясь в шедшее рябью отражение.
- Мне кажется, она уже едва сдерживает того, кто бы там ни был. Может быть... может, Вельдар даже был прав. Я опасаюсь...
Договорить Ларгос не успел, Гельторос, уже дошедший до них, чуть поморщился, но коснулся и его короткой шевелюры, а затем друг за другом Элебора, Линдэлин и Релеменила.

Индивидуальная информация

После ритуального омовения Линдэлин увидела в воде, как она стоит в неизвестном ей храме, который подозрительно похож на храм Единого. Там она сама о чём-то горячо спорит с братом. Элиссэл, видимо устав от разговора, закатывает рукав и показывает сестре длинные, от кисти до локтя, иссиня-черные линии на руке, а затем тычет на крест Единого, занимающий всю дальнюю стену помещения.
Видение Релеменила совершенно другое. Он наблюдает себя, сидящего за столом в маленькой, но богато украшенной комнате. Рядом с ним располагаются Линдэлин и Элебор, а у окна, спиной к остальным, замер беловолосый эльф. Релеменил не уверен, что знает его, тем более со спины, но тот кажется чем-то неуловимо знакомым. На столе, занимая всё место, лежит карта Сельмириона, заставленная значками и флажками. В их бессистемном хаосе, однако, можно углядеть, что по цвету они делят карту практически посередине.
Видения продолжаются всего несколько секунд, после чего исчезают.

+2

39

– С твоей матерью что-то не так, – быстро, украдкой прошептал переодетый Ларгос, нацепивший мышастую мантию для большей схожести с сигмальдианским монахом, когда Релеменил преклонял колени у водного кольца. Усилием воли маг подавил грозившую появиться кривую ухмылку, сосредоточился на разглядывании глади воды, наморщил лоб. «Да, и как много времени тебе понадобилось, чтобы дойти до этой светлой мысли?» – вслух этого говорить, конечно, не следовало, однако пропустить фразу через своё сознание в ожидании жреческого церемониала, уже в коленопреклонённой позе, он совершенно не считал чем-то богохульным или просто непотребным.
Воин продолжал говорить. Покосившись на старшего жреца, Рель удержал себя от того, чтобы всё-таки повернуть голову и взглянуть, что же такого сильно настораживающего было сейчас в облике одержимой колдуньи... Пока надо было немного умерить своё любопытство. Терпеливо он подставил голову под ладонь Гельтороса, наклонился вперёд, аккуратно окатил лицо водой. Рябь рассеялась совсем скоро, уступив место... каким-то изображениям?
Маг нахмурился. Как-то все запамятовали его предупредить, что сегодняшняя вечерняя ритуалистика будет иметь не просто формальный характер. А уж в том, что он всё-таки не был единственным из присутствующих, избранным Богиней для живописания картин бытия, сомневаться как-то не приходилось. Выпрямившись, эльф внимательно просмотрел своё видение, отгородившись от него всё той же призмой критичной недоверчивости, которую он минуту назад надеялся оставить в ненастоящем домике.
Видение продержалось на водной глади не дольше, чем предшествовавшая ему рябь – и, как это было совершенно типичным для разного рода видений и пророчеств, давало информации гораздо меньше, чем возбуждало пустых размышлений и предположений разной степени бредовости. Несравненно меньше. Сельвиару пришлось сделать над собой очередное усилие, чтобы усмирить бурю мыслей и перешагнуть через идею анализа чего-то столь эфемерного. Разуму сейчас следовало сосредоточиться на других, куда более вещественных задачах. Возможно, даже сверх того, если опасения Ларгоса обоснованы и мадам Сантивал намерена прямо сейчас начать неадекватно высказываться против потенциальной невестки.
«Долго ещё?» – маг по-прежнему разумно придерживался молчаливой линии поведения, но было нетрудно прочесть вопрос во взгляде, устремлённом к младшему жрецу с этой его чашей явно церемониального вида.

+1

40

Молебная комната оказывала на Линдэлин умиротворяющий эффект. Причиной тому была не только жреческая магия, но и понимание того, что она находится в маленьком, но принадлежащем Сильветтаре уголке. Это неизменно настраивало на определенный лад, оставляя за порогом остроту тревог. Хотелось проникнуться еще сильнее, оценить всю красоту места и момента, откладывая меркантильные хлопоты помолвки до следующего часа. Опустившись на колени, девушка мягко обвела зал взглядом, дважды умудрившись скользнуть им по видимым звездам. Прикрыла глаза, вслушиваясь в журчание воды, шелест шагов и приглушенные неразборчивые голоса, да вздохнула глубоко, вбирая в себя запахи.
Отчетливый шепот Ларгоса донесся до чуткого слуха эльфийки. Открыв глаза, она покосилась на Элебора. Он весьма остро реагировал на разговоры о болезни матери, а ему уже не в первый раз за сегодня говорят об ухудшении самочувствия и настаивают на одержимости. И более спокойного эльфа это бы вывело из равновесия. Однако полноценное развитие монолога оборвал подошедший жрец. Линдэлин послушно склонилась для омовения и увидела сменяющие друг друга образы. 
Рябь успокоилась, демонстрируя отражение бледного лица. Испуганно замершая девушка напомнила себе о ровном дыхании и непринужденности. Первоначальный порыв требовал вскочить и покинуть зал, чтоб отправить брату магическое сообщение с вопросом о самочувствии и уже сегодня получить ответ. Но тут же здравый смысл взял верх – увиденное явно не относилось к будущему нескольких дней – Линдэлин еще некоторое время будет гостить в Ариолане, а дела Элиссэла никоим образом пока не пересекались с Церковью Единого. Так что как минимум досидеть до конца церемонии и не выказать своим уходом грубого неуважения она сможет. Эльфийка нетерпеливо обвела взглядом зал, подмечая, что действо в самом разгаре, после чего снова уставилась в воду. Сокрытые под складками юбки пальцы правой руки живо перебирали незамысловатый мотив, неторопливо наращивая темп.
Что это было? Да, само видение стало неожиданностью на формальной проповеди для узкого круга, однако Линдэлин задавалась вопросом относительно его сюжета. Как так случится, что Элиссэл будет проклят жрецами Единого? Логичней было бы предположить, что он ищет там помощи, но ведь Сельмирион и сам полон чудес. Если только… Если только проклятье не столь сильно, что брат отчаялся найти помощь среди эльфов.

+2


Вы здесь » FRPG Энирин » Прошлое » Миссия: Запад


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC