FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » #Эпизоды » ☆ Восхождение


☆ Восхождение

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Ранний март, 1415

Тагор-Балар рассекал небеса над головами собравшейся элиты Орды. Гоблинское племя сгрудилось вокруг широкой расселины, в которую с грохотом и весенней радостью срывалась Грахзавара, река Мудрости. Далеко внизу она ныряла в горное озеро, вздымая пену и скрывая затаившиеся под возмущенной гладью озера хищные скалы. Много паломников сложили здесь свои буйные головы, не пройдя даже первого испытания: в свои владения Морриган пускал лишь избранных.
У обрыва стояли пятеро, набираясь смелости для прыжка. О'Бриг, могучий орк и вождь возрождающейся Орды, занимал место посередине. По обе стороны от него замерли еще четыре фигуры, одна - женская.
- Вверьте свою судьбу мудрейшему Морригану! - возглашал шаман за их спинами, сам, однако, следовать своим словам не спешивший. - Вас ждут испытания, но вы должны добраться до вершины, до Читающего Небо Багталазура. Не верьте всему, что видите, доверяйте лишь своему разуму и сердцу!
Взревев, О'Бриг прыгнул первым, унося крик с собой вниз. Спустя несколько томительных мгновений послышался громкий всплеск, однако никаких следов вождя видно не было.

+2

2

Судьба орочьего вождя О'Брига причудливо сплелась с будущим великой Орды. Знаки шаманов указали на это еще тогда, под темными пещерными сводами, исписанными орочьей кровью. Зловещие узоры тлели во мраке, пугая непосвященных. Гоблин запрокинул голову и шаман, удерживая зеленый подбородок длинными сухими пальцами, плеснул в его глотку черное питье. Густой сок дурманил рассудок, расслаблял исхудавшее тело, свернувшееся на жертвенном столе, притуплял боль. Её было много той ночью.


Ранний март, 1415

"Орда будет сильной! Орда будет крепкой! Орда будет Великой!"
Грохот орочьих барабанов вернул гоблину ясность мысли. Мудрые давно вняли знакам, приняли и покорились воле богов, глупцы предпочли искать другой путь. Но гоблин из племени хаккари никогда не был глупцом. Он задрал голову, устремив насмешливый взгляд на вершину величественного Тагор-Балара, и ощерился острыми зубами. Глупцом был Горот, глупцом был Ссаш, глупцом был каждый зеленокожий под началом молодого вождя. О, настанет день, и Он позволит им измениться. И умереть.
Шаман поднял вверх раскрытые ладони перед зеленокожими и гул затих, дав многим услышать и насладиться песнью Грахзавары, реки Мудрости. Под сильные удары барабанов вождь О'Бриг Манхуг вышел к колдуну, преклонил колено и поднял голову, желая получить благословение Морриган - это было частью ритуала. Один за другим избранные воины вождя покидали племена и вставали за ним, также опускаясь на одно колено.
Пестрые наряды гоблинов мешали Ракке рассмотреть вождя и его избранных. Он увидел их лишь когда племя хаккари расступилось, пропуская вперед своего бойца. Без оружия и доспеха-скелета гоблин казался еще меньше, но выглядел не менее свирепо. Он расправил плечи, выступая вперед. На землисто-зеленой коже воина солнце высветило зловещие узоры, прежде скрытые броней. Рисунок странной татуировки начинался на шее гоблина, растекался по предплечьям и змеился по рукам, подступая к запястьям. Казалось, черные линии впитывали солнечный свет, оттого чернота рисунка казалась еще более густой.
Телохранитель вождя приблизился к шаману и встал на одно колено. Кровью животного орк оставил две бурые полоски на его лице. Едва колдун закончил вещать, четверо избранных воинов поднялись с колен. Вождь встал пятым - взгляды тут же устремились к нему. О'Бриг мгновение помедлил, а затем зарычав прыгнул первым.
Гоблин по имени Ракка закрыл глаза и бросился вниз, за своим вождем. Его звонкий вопль заглушил рокот Грахзавары.

[NIC]Ракка Хитрый[/NIC][AVA]http://s5.uploads.ru/jo8Ak.png[/AVA]

Отредактировано Рорк-гхор (Понедельник, 16 апреля, 2018г. 08:17:14)

+3

3

Среди всей это толпы затесалась фигура, необычная даже среди диких племён орды. Тяжёлый и широкий, чужак покачивался из стороны в сторону за спинами избранных ордынцев. Облачённый в шкуру варга, и сжимавший копьё, он низко и нараспев гулко пел сам себе. Тут и там из шкуры выбивались перья - чёрные вороные, пёстрые ястребиные, смешиваясь с оберегами из костей и камня. Череп лося венчал его голову и обугленные рога его нависали над сгрудившимися на скале орками. Позвякивали медные плашки и костяные пластины, ударявшиеся друг о друга.
Многим не нравилось, что он был здесь. Но многих и не спрашивали. Говорили, что сам О'Бриг позвал его, и всем приходилось считаться с этим. Кто мог сказать слово против вождя? Однако некоторые заметили, что старый шаман пришёл ещё до того, как О'Бриг решил отправить посланника, чтобы пригласить ведуна. Кое-где пошли слухи, но до вождя, казалось, они не доходили. Не то вождь не слушал их, не то знал что-то, о чём не хотел говорить. Тролль же продолжал мерно покачиваться в такт барабанам, будто и не замечая изредка мелькавших косых взглядов.
Тем временем орочий шаман завершал ритуал, испытание начиналось. Послышал рёв вождя, затем взревела толпа.
- Коротышка-гоббо высако палетит, да. - без лишней скромности хохотнул тролль, когда вслед за вождём исчез за обрывом его советник, и толкнул кого-то локтём, не особо задумываясь, было ли смешно кому-то ещё. Когда же последний воин прыгнул в реку, пришло его время. Креган поймал на себе взгляд шамана и пошёл вперёд меж пропускавших его орков. Он остановился спиной ко всем, глядя лишь на величественную гору впереди, и замер. Через пару мгновений он обернулся, поднимая над головой копьё и ловя наконечником солнце. Кивнув сам себе, Креган туго опустил копьё в землю и одной рукой снял с головы грузный череп. Острый взгляд старого ведуна обошёл собравшихся, а сам же он опустил череп на землю. Следом, под звон бесчисленных оберегов гулко пала шкура варга, открывая вид на покрытое жуткими, неестественными шрамами, но крепко сложенное тело древнего тролля и его изувеченную костяную руку, будто кем-то обглоданную.
Шаман закивал и молча вновь взялся за копьё. Здоровая рука его направила острие и наконечник впился в сизую кожу. Кровь заструилась по нему. Запев что-то едва различимое, Креган вонзил копьё в землю и взрыл её кровавым кругом, обводя свой скарб. После чего сел, не отпуская древка и впился взглядом в густую багряную жижу, что начала растекаться по земле.
- Земля да напьётся кровью, как орки нахлебаются воды. Ун но-ра. - осклабившись, тихо пробормотал он. Лишь самые внимательные из тех, что стояли ближе прочих, могли расслышать его слова. Но, казалось, ему не было до этого дела. Старый тролль тяжело поднялся и выпрямился во весь свой могучий рост. Захрустев костьми, старик повернул голову в одну сторону, в другую и неестественно выгнул пару суставов. Веки его опустились, а грудь начала раздуваться, когда ещё морозный воздух начал вливаться в неё. Широко раскрывшиеся ноздри жадно тянули в себя всё, что только мог он различить. Гул ритуальных трав, грохот крови в сердцах, свежий ветер зарождающейся весны.
- Мор-Ри-Ган. - едва ли не пробуя само имя на вкус, произнёс он наконец, открывая глаза. - Магучий ду-ух. Да, я чую это. - взгляд его устремился к вершине горы, а затем вновь пал на орочьего шамана. - Но и маи духи нэ промах.
Креган широко заулыбался, делая шаг вперёд.
- Пасмотрым, кто прыдёт перфый. - высоко задрав голову и показывая всем клыки, тролль утробно засмеялся, не сводя взгляда с орочьего шамана. Затем вдруг резко склонился к земле, схватил горсть мёрзлой почвы в руку и закружился в новом танце. Широкими отрывистыми прыжками, обошёл он кругом вокруг своего копья, воздел руки к небу, к земле и с клокочущим хохотом сорвался вниз, будто подхваченный ветром.

+6

4

[NIC]Сахая[/NIC][STA]шепчет[/STA][AVA]http://sd.uploads.ru/8Dm4B.jpg[/AVA][SGN]...[/SGN]Птица парила, разглядывая кишащее зелёное полчище своим единственным глазом. Стоило чёрному крылу коснуться лика Грахзавары, как ворон описывал петлю, чтобы после унестись туда, откуда прилетел, а затем вернуться. Если бы кто-то в тот день смотрел в небо, он бы насчитал семь раз, семь кругов, сделанных птицей. Но никто не считал, наверное.
Сахая медленно поднялась с колен, опираясь руками в костяных украшениях на своё копьё, а её маленькие коричневые глаза впились в напряжённое лицо Шамана. Скольких он подговорил убить её? Быть может, сам О`Бриг вскроет Сахе брюхо, когда придёт время? Или он надеется, будто Морриган позволит кому-то ещё, пусть даже украдкой, хозяйничать в его царстве? Поглядим. Любимица духов Сахая и Маш, её ворон, поглядят…
Птица опустилась на плечо шаманки, впиваясь чёрными коготками в мех оргоя. Женщина машинально достала из мешка на поясе кусочек мяса, и ворон жадно выхватил добычу, задевая крючковатым клювом зелёные пальцы Сахи, но та и глазом не повела. Она всё рассматривала лицо Шамана, тщетно силясь разглядеть никем незамеченный жест, движение мышц, выражение, хоть что-то, безмолвно кричащее ей «Я знаю».
Не верьте всему, что видите, доверяйте лишь своему разуму и сердцу!
Сахая тряхнула копьём с привязанными жёлтыми костьми как погремушкой, дожидаясь, когда Грахзавара перекричит вождя. Затем женщина отвязала с пояса тушку зайца и бросила её в сторону Шамана. Вспоротое брюхо мёртвого животного было набито камнями. Наконец, поймав на себе злой взгляд орка, Саха положила руку на живот и шагнула в пустоту спиной вперёд.
Голова в объятьях духа, а ворон – сердце моё, - прошептала шаманка, когда одноглазый Маш взмыл с её плеча. Вместе летели, она и птица.

Отредактировано Вив (Суббота, 7 апреля, 2018г. 05:03:39)

+3

5

Холодные воды тянули смельчаков на дно. Высоко над головой продолжала, срываясь с обрыва, греметь Грахзавара, грозя утащить еще глубже тех, кто посмел войти на территорию Морригана.
Вокруг расползалось кровавое пятно, а невесть откуда взявшийся мороз глушил все чувства, обжигая и сковывая одновременно. Мимо, с неимоверной мощью раздвигая окрасившиеся багровым воды, пронеслось гигантское, сверкающей чешуйчатой бронёй тело. Барзахорг, великий морской змей, свивал бесконечные кольца, окружая орков и оказавшегося среди них тролля. На его непробиваемой шкуре хищно оскалились громадные шипы, распарывая промозглое течение и рискуя распотрошить нырнувших.
Поверхность озера стремительно захватывала полоска белоснежного льда. Столпившаяся у обрыва толпа зашлась в экстазе, подвывая в такт истеричному грохоту барабанов.
- Морриган уже собирает кровавую дань! - перекрикивал всех шаман, указывая скрюченным, с длинным ногтем пальцем на расходящееся в стороны пятно, еще отчётливо видное под ледяной коркой.
Между смельчаков, решивших поддержать вождя, возникла гигантская пасть, ощерившаяся тремя рядами длинных, как кинжал, клыков. Барзахорг проглотил бедолагу, разбившегося об острые скалы, и устремился прочь, в темноту.

+1

6

Гоблин стиснул желтые зубы, не собираясь на встречу с отшельником Багталазуром визжа как ничтожный соплинг. Возможно орочий бог Морриган наблюдал за ними, но есть ли дело богу до раскрытого рта гоблина. Впрочем, легче от этого не стало, тем более что ослепительный полет стремительно подходил к заключительной части. Похожие ощущения наверняка испытывали выпущенные из катапульты пикирующие гоблины. До появления первых бэллитботов такой способ разведки и, куда реже, атаки практиковался в самых отбитых и закостенелых в своей тупости племенах орков.
"Заостренный шлем тут точно будет лишним."

Позади усиливался хохот тролля - самодовольный калека явно превосходил гоблина тяжеловесностью и его сильнее тянуло к озеру.
"Креган Жирная Задница."

Ракка вытянулся струной, успев увидеть как черного орка Гудбойза намотало на скалы.
"Хороший был парень. " - подумал он, набрав как можно больше воздуха напоследок. И гоблин копьем вонзился в толщу воды.

Жаждущий крови Барзахорг пронесся совсем близко, так что тощего гоблина кинуло в сторону. Морское чудовище впечатляло своей мощью и силой, а легкость, с которой змей мог разорвать зеленокожих в воде, поражала. За скольжением сотен острейших чешуек, Ракка не заметил как Сахаю на несколько мгновений скрыло из виду. Может змей сожрал и ее.
"Невелика потеря."

Ракка вспомнил о предостережении шамана, пытаясь оценить реальность происходящего на свой гоблинский лад. Змей ужасал, желание ухватиться за его хвост и остаться без руки как инвалид-тролль тут же исчезло. Выплыть или идти на дно - выбор не был столь очевиден. Гоблин заработал руками и ногами, устремляясь вслед за могучим вождем О'Бригом.

"Орда на краю пропасти, только твердая рука может ее удержать."

[NIC]Ракка Хитрый[/NIC][AVA]http://s5.uploads.ru/jo8Ak.png[/AVA]

Отредактировано Рорк-гхор (Понедельник, 16 апреля, 2018г. 08:17:22)

+4

7

Массивная туша тролля с грохотом ворвалась в озеро. Ледяная вода, казалось, не должна была причинить вреда тому, кто целые столетия прожил на едва ли не самом промозглом, продуваемом северными ветрами архипелаге. Но даже из него холод выбил весь дух. Колдовское озеро! - вспыхнула единственная мысль и тут же угасла в водовороте  бурлящего логова чудовища.
Колоссальный змей неумолимо пробивался сквозь озёрную толщу, и каждое едва-уловимое движение тяжёлым ударом отдавалось по воде. Не смея даже моргать, старый тролль с ужасом и восхищением смотрел на исполинское чудовище. На мгновение ему показалось, что Барзахорг увидел его и тролль дрогнул. Не в силах сопротивляться под древним всепрожигающим взглядом, шаман сомкнул веки. Тогда он понял. Вот оно, испытание уже началось. Это было первой его частью - Барзахорг открывал им правила игры, и шаман принимал их.
Властвующий в водах, стерегущий путь Духов, ловчий света и хозяин тьмы, что роится у глубочайшего дна. Тебе доверяюсь. - зазвучала последняя ясно очерченная мысль, перед тем как тролль прекратил сопротивляться. Креган не был бы собой, если бы не был научен опытом даже в самых пронзительно вышибающих уверенность ситуациях смирять разум, отдаваясь на волю интуиции. Он набрал в лёгкие как можно больше воздуха, вытянулся как жердь и прекратил двигаться.
Гоблин был прав - увечное, тяжёлое тело тянуло шамана вниз. Но ему это было лишь на руку.
Он вновь открыл глаза уже под водой, за тем лишь, чтобы увидеть, как змей уползает во мрак. Старый тролль неотрывно следил за ним, а сам с каждой секундой всё больше погружался в воды озера, всё дальше уходя в себя. Чем больше тварь, тем медленнее бьётся её сердце. Охотники знают это. Тем гуще кровь и медленнее течёт она по венам. Его сердце будет биться как бьётся в необъятном чреве Барзахорга - раз в тысячу лет. И как великий морской змей, он уйдёт во мрак бесконечно глубоко и безвременно.
Сознание его начало смещаться. С одной точки, как это было привычно, шаман перемещал разум постепенно всё дальше и шире, стараясь охватить всю окружавшую его действительность. Поглощая в себе с каждой секундой всё большее чувство и всё дальше уходя от самого себя, он отдалялся от любой суеты. Внимание его всё меньше и меньше становилось направленно на что-то одно, и всё больше сливалось с выбивающим дух из лёгких ледяным озером.
В кристальной воде, обагрённой варварской кровью, старый тролль медленно, но неумолимо опускался ко дну.

Отредактировано Креган (Четверг, 12 апреля, 2018г. 18:17:37)

+5

8

[NIC]Сахая[/NIC][STA]Не Ягода да не Кадышева[/STA][AVA]http://sd.uploads.ru/8Dm4B.jpg[/AVA][SGN]...[/SGN]
Ледяное озеро впилось в кожу миллионами тонких иголочек: даже орочья шкура не могла сдержать холод колдовских вод. Чудом или волей Морригана Сахе удалось удержать посох в ладонях, но саму шаманку отнесло немного поодаль остальных. В таком месте случайностей не бывает. Понять бы, знак или испытание?
Костяные украшения кольцами застыли вокруг шеи, а мгновением позже, безропотно повинуясь движению вод, вытянулись вслед за тушей Барзахорга, стража врат. Саха не двинулась с места, когда серая дымка вокруг окрасилась в цвет закатного неба, а острые шипы разрезали красные пятна вновь и вновь. Морриган видел пепел мостов за спиной шаманки, а та молча принимала его вердикт. И отдавала жертву, которую морской змей унёс на дно, чтобы передать своему хозяину.
Красная дымка быстро расходилась в стеклянной воде, и Сахая увидела тяжёлое тело тролля, медленно тянущееся к владениям Барзахорга. Однорукий шаман – позорное подношение богу, а потому змей не тронул Крегана, оставив ему илистые объятия средь костей непринятых.
Сахая опустила руку на живот, впиваясь закостеневшими пальцами в одежду. Она чувствовала толчки, тщетно силясь разобрать, куда они направляют. Вверх?
Пара движений и зелёная ладонь упёрлась в ледяную корку с этой, другой стороны, а мгновением позже в стеклянный потолок гулко стукнулось навершие посоха.
Сахая гнала прочь из головы мысли, те, которые были её. Чёрная тень мелькнула по ту сторону ледяной глади. Сердце шаманки уже в царстве Морригана.
Или наоборот?

+2

9

Посох Сахаи упёрся в ледяную твердь, в воде прокатилось глухое эхо удара. По льду пробежала тонкая паутинка трещин, но капкан остался целым, не позволяя шаманке вырваться на поверхность.
Ракка и О'Бриг плыли вглубь. Ведомый чутьём и провидением, охватившим разум, вождь достал притороченный к поясу клинок и ринулся к чешуйчатому телу. Барзахорг уходил всё дальше, серебро шкуры сверкало и переливалось, ослепляя, мешая прицелиться. И все-таки сталь нашла путь в казавшейся непробиваемой броне, изогнутый кинжал вошёл между пластинами по самую рукоять. Вода окрасилась бледно-фиолетовой кровью змея. Могучее тело изогнулось, сменив направление и устремилось вверх, к безвольному телу тролля. Креган, забывшись, скользил в темноту колдовского озера, из чрева которого к нему тянулась распахнутая пасть древнего мифического зверя. Острые шипы, покрывающие шкуру Барзахорга, вспарывали воду и один из них, проскользнув под ремнём, рванул за собой вождя. О'Бриг по наитию уцепился за другой нарост и рукоять кинжала, прочно засевшего между чешуей.
Спустя мгновение тролль оказался в пасти змея, и тот, не останавливаясь, вновь пошёл ко дну. Шаман, впавший в транс, вдруг очнулся, окружённый рядами острых клыков, однако Барзахорг его по какой-то причине не глотал.

+2

10

Гоблин работал руками, устремившись следом за вождем в бездонную темноту озера. Морской змей крутился волчком, словно играя с зеленокожими. Похоже, он не собирался их сжирать.. Только позволив себе успокоиться, Ракку тут же пробила дрожь, ведь чудовище целиком проглотило тролля-шамана. Испытания Морригана внезапно стали казаться опасной затеей, но отступать было глупо - в воде от змея нельзя было скрыться. Гоблин поднял взгляд вверх, проверяя цела ли Сахая - та будто пыталась выплыть, безуспешно стуча по ледяной ловушке. Не оставалось сомнений в том, что все происходящее, по большей части, лишь хитроумные козни мудрого Морригана - уж больно странным казалось это.
Между тем вождь О'Бриг впился в змея кинжалом, позволив тому тащить себя на дно. Ракка поспешил повторить трюк, засадив Барзахоргу сначала одно лезвие между блестящих чешуек, а затем и другое. Стиснув рукояти ножей, гоблин почувствовал как змей увлекает его за собой. Оставалось лишь удержаться на подводном монстре, не растеряв остатки воздуха до того как зеленокожий сможет снова сделать вдох. Ракка болтался как знамя на сильном ветре, сомневаясь что змей вообще чувствует его вес.

[NIC]Ракка Хитрый[/NIC][AVA]http://s5.uploads.ru/jo8Ak.png[/AVA]

Отредактировано Рорк-гхор (Среда, 2 мая, 2018г. 19:52:16)

0

11

На прощание Барзахорг мотнул длинным шипастым хвостом, едва не задев Сахаю. Лёд треснул, осыпаясь колючей жгучей крошкой и открывая спасительное окно для шаманки. У неё, впрочем, еще оставалось время ухватиться за ускользающего змея и продолжить испытание. Но стоило ли идти на риск, учитывая, как близко имелась возможность выбраться на поверхность и прекратить подвергать себя опасности? Наверняка народу орков живая Сахая будет гораздо полезнее, чем храбрая и мёртвая.
Барзахорг же тем временем ускорялся, погружаясь в тёмные воды. Теперь Ракка и вождь уже даже не могли различать друг друга, борясь лишь с яростным напором потока, грозившегося сорвать их и унести в пучину. Змей петлял и свивал безумные кольца, лишая всякого представления о пространстве. Внезапно дикая пляска кончилась, и Ракка, повинуясь мощному движению, вылетел из воды, рухнув на голые камни рядом с  Креганом, которого Барзахорг выплюнул мгновением ранее. Кинжалы гоблина так и остались в чешуе древнего чудовища.
Вдвоём они оказались в огромной пещере, тусклый свет в которую поступал лишь из недостижимо далёкого проёма в потолке. Вглядываясь в него, можно было различить звёзды. Внутри же, кроме острых скал не обнаруживалось ничего. Пещера представляла из себя пустой полукруг вознесшихся ввысь отвесных стен, обрывающихся у непроглядной водной глади, неожиданно спокойной, словно зеркало. На поверхности скал смутно виднелись грубые рисунки, едва различимые в полутьме. На них изображалась толпа орков, обступивших одинокую фигуру в рогатом шлеме. Таинственный герой живописи широко расставил руки и смотрел вверх, на звёзды, рот его был широко раскрыт, будто бы в крике.

+2

12

Отряхиваясь, Ракка приходил в себя после произошедшего.

"О, боги.."

Вождя не было видно. Возможно О'Бриг действительно остался в бездне, сорвавшись с морского змея на очередном подводном вираже. Затерялся в морских потоках и теперь идет ко дну с выпученными глазами и растеряв весь воздух. Слишком яркие картины смерти вождя заставили гоблина одернуть себя.

- Орде нужен будет хозяин, повелитель, вождь!

Ракка обернулся, вспомнив о тролле. Похоже, он выжил после безумной пляски зубастого Барзахорга. Мог ли Креган претендовать на власть над орками? Тощая рука потянулась к ножу - гоблин внезапно задумался над тем, чтобы решить этот спорный вопрос быстро и решительно. Но ножей не оказалось - они остались в речном чудище, засев там потуже Джермана в Эллендиаре.

Он покрутил головой, а затем задрал ее, ожидая увидеть над собой толщу воды. Взбираясь по камню взглядом, гоблин восторженно уткнулся в зеркальную гладь, залипнув на несколько секунд. Неужели они действительно оказались глубже дна? На дне дна.

"Как мы до этого докатились?"

- Ты как, шаман? - Участливо спросил гоблин, не отвлекаясь от разглядывания рисунков пещеры. Он щурился сильнее обычно - полутьма давала о себе знать. И вновь мысль о том, чтобы возвыситься кольнула его меж позвонков. Рогатый шлем вождя на рисунке привлек внимание гоблина - еще бы, наверняка такой блестящий и тяжелый. Поза нарисованного вождя была довольно импозантна, но отчего-то заинтересовала Ракку. Может она была частью сакрального ритуала?
Единственной звездой здесь был тусклый луч света - на него гоблин и решил ориентироваться.

+2

13

Старый тролль сгорбившись сидел и вдумчиво вглядывался в едва видневшиеся звёзды, силясь вспомнить хоть одну знакомую, из тех, что сияли в ночи мира смертных и мира духов. Креган лишь цыкнул в ответ на вопрос гоблина, тяжко поднялся, опираясь на здоровую руку и, очевидно, ещё не до конца отойдя от пережитого, принялся обходить пещеру кругом.
- У арды ест фождь. - серьёзно заявил он, напоминая гоблину об опрометчиво брошенных ранее словах. Тролль причмокнул, будто пытаясь выскоблить языком застрявший между острых зубов кусочек давнего обеда. - Не сдес. Но он ест. Змей унёс О'Брыгга.
Мысли калеки, казалось, путались между собой. Он размышлял вслух и вёл два диалога параллельно: то с гоблином, то с самим собой, не особо заботясь о том, что делал зеленокожий коротышка.
- Эта нэ старый мир. - шаман закрыл глаза, шумно втягивая воздух огромным носом, смакуя его и тяжело размышляя.
- Но и нэ Нишний мир, хм. Где-та там... О'Брыгга шдёт другая дарога. На пороге Мира Духав это его первое испытание - он долшен найти сфой Путь. - костяная рука вытянулась вперёд и указала на возвышающееся на стене изображение таинственного героя из орочьих легенд. - Тот, что угатофан ему прэдками. Сам Мор-ри-ган начертал. Но лишь фождь может прачест его. Ему нужно научица языку. Эта займёт фрэмя.
До этого медленно бродивший вокруг, седой шаман дошёл до Ракки и остановился у него за спиной, всей своей тушей нависая над гоблином. С мокрой его гривы неустанно капало. Почесав в ухе, где всё ещё оставалась озёрная вода, старик как зверь завертел головой, разбрасывая повсюду ледяные капли и наполняя пещеру звоном крохотных костей и безделушек, вплетённых в его волосы.
- Между Миров фсегда есть зафеса. Грань. Мы ф шаге от трапы. Но из тех, что бесчисленное множество - какую должно нам выбрать?
Шаман многозначительно опустил взор на гоблина и сам ответил на свой вопрос.
- Наш долг - атыскать фождя. Тфой долг. - тролль выдержал многозначительную паузу и отвёл взгляд в сторону.

Отредактировано Креган (Вторник, 3 июля, 2018г. 02:32:53)

+2

14

Слова гоблина и тролля, пусть даже не громкие, неожиданно загремели в стенах грота. Отскакивая и многократно отражаясь, как мячики, они настигали друг друга, накладывались и множились, будто бы говорили не двое, а как минимум сотня. По скалам пошла мелкая дрожь, пол завибрировал, а сверху посыпалась каменная крошка. Наконец, как завершающий аккорд, откуда-то с потолка сорвался огромный булыжник и с оглушительным грохотом сверзнулся в покрывшееся сеткой волн озерцо. Гоблина и тролля окатило солёными брызгами.
Спустя несколько томительных мгновений голоса утихли и Тагор-Балар успокоился. Водная гладь опять застыла недвижимым зеркалом, и в немой тишине Креган и Ракка смогли различить приглушенный, кажется, женский голос, доносившийся будто бы с другой стороны стен.

+2

15

Гоблин замер, чувствуя дрожь горы, затих, боясь собственных слов, разнесенных по Тагор-Балару. Происходящее не нравилось зеленокожему, но выбраться из этого места теперь не представлялось возможным. Ракка повернулся к троллю, чей выговор резал слух и мешал думать, скривился.
- Эти бивни раздражают больше, чем твои слова. Даже полуогры говорят понятнее.. - Гоблин почесал нос, прислушиваясь к звукам и пытаясь найти ответы в мудрствованиях Крегана. Слова шамана и отшельника с Северных островов возможно подсказали бы что-то Ракке, но они были довольно сложны для его материального склада ума. Его тянуло проверить реально ли происходящее, запустить камень по водной глади или немедленно начать что-то делать. Закрывшись зелеными ладонями от брызг с тролля, гоблин раздраженно вздохнул. Порция соленых брызг с упавшего сверху булыжника заставила его выругаться.
- Слышишь?  Это Сахаю змей жрет.. - Ракка усмехнулся, раздумывая как ему исполнить долг и отыскать вождя. - Если позвать О'Брига, он услышит? Или Тагор-Балар рухнет на нас раньше, Креган?

Отредактировано Ракка Хитрый (Среда, 26 сентября, 2018г. 08:00:10)

+1

16

Гоблин вновь нарушил тишину, в то время как шаман предусмотрительно выдержал паузу и поостерегся повторно гневить Тагор-Балар. Гора опять заходила ходуном, с потолка посыпался песок и новые булыжники, предзнаменуя настоящий камнепад. Крегану и Ракке повезло - их не задели острые осколки, хотя они и падали в опасной близости.
Один из падающих камней коснулся скальной живописи, отчего она засияла ослепительным синим огнём, прогоняя прочь тьму. В свете гоблин и тролль могли увидеть, что стены убегают на недостижимую высоту, но даже теперь потолок оставался скрыт в тенях. Когда всё стихло, сияние начало гаснуть, от краёв - к центру, пока, наконец, не осталась лишь фигура орка в самой середине картины. Контур воина продолжал гореть, и вырезанный на голой скале, он по-прежнему вздымал руки к небу, широко раскрыв пасть. Казалось, он своим кличем призывает самого Морригана, чтобы тот указал ему правильный путь и даровал победу.
В конце концов, свет померк окончательно, и Ракку с Креганом окружила кромешная тьма, после недавней вспышки казавшаяся совсем непроглядной.

+1


Вы здесь » FRPG Энирин » #Эпизоды » ☆ Восхождение


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC