FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » #Эпизоды » Отсеки лишнее


Отсеки лишнее

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

дорога на каменоломню Малдраг от тракта "Тронхолд - Коготь Грифона"; далее - каменоломня Малдраг, крупнейшая в Альтанаре каторга; середина марта 1415 года

Отсеки лишнее
Действующие лица: Реберн Танштайн, Силт, Эстель.
Возможность присоединения игроков: сюда нельзя, но если очень хочется, то можно.

Отредактировано Реберн Танштайн (Воскресенье, 10 июня, 2018г. 19:06:12)

0

2

Телега гнома съехала с хорошей мощёной дороги между Тронхолдом и Когтем Грифона несколько часов назад и покатилась на юго-запад, к великой каменоломне-каторге Малдраг, увлекаемая парой крепких кхазад-дарских лошадок. Покатилась, минуя всевозможные ухабы, кочки и ямки, что незамедлительно подметили спутники гнома, язви в дышло их ястребиную наблюдательность – так гном, отличавшийся прямотой и откровенностью, им и сказал, отчего они с ним уже некоторое время не разговаривали. По правде говоря, поначалу его это устраивало, но потом скука начала брать своё...
Реберн был, мягко говоря, не в духе. Несмотря на замечание говорливого эльфа о том, что гномы вообще мрачные заносчивые жопошники, тому были вполне конкретные и простые причины. Он, один из сильнейших воителей Кхазаррата, был отправлен в качестве няньки с этим листоухим, чтобы, не приведи Шенгарт, тот по дороге не напоролся на волков, разбойников, цыган, баньши или собственную стрелу! И всё это в то же самое время, как его нынешний опосредованный шеф, герцог Маскарельский, улетел в Ргазар любиться в дёсны  с гоблинским вождём! Это было крепким поводом для гномьего ворчания все первые полтора дня их пути. Потом на его голову свалилась эта красноглазая дылда, потребовавшая себе место на телеге именем того же герцога, и Танштайн решил придержать язык за зубами. Он уже разок слыхал, что-де та герцогская шпионка.
Подпрыгнув на очередной кочке, гном-возница вздохнул, покачал немного головой, мыча что-то под нос, и начал потихоньку что-то свистеть. Художественный свист давался ему неплохо, но мотив с равной вероятностью мог быть похожим и на развязную матерную кабацкую, и на сладостно-благозвучную лирическую. На самом деле, сюжет находился где-то посредине, но он специально выбрал именно его, чтобы заставить пару дутых дылд помучиться раздумьями между тем и энтим вариантом. Карбидка одобрительно махнула хвостом – любила она эту песенку. Подмигнув кобылячьей заднице, Реберн перехватил вожжи одной левой, правую руку по-барски положил на оголовье заткнутого за пояс топорика и надул щёки, старательно выводя второй куплет.

+3

3

Конечно, смена превосходного мощеного тракта на проселочную дорогу не способствовала приятным ощущениям эльфийского зада. Да и ничьего бы зада приятным ощущениям не поспособствовала. Но не будем пока об этом. Не станем заострять внимание и на ругани Роберна с Силтом, которую последний вел на гномьем наречии, дабы возница мог лучше прочувствовать сочность и поэтичность сравнений. Это все уже в прошлом. На данный момент обычно говорливый Лингон молча сидел в телеге и задумчиво без спросу делал наброски со своей спутницы. На дне их транспортного средства лежало несколько скомканных листков. На одном был изображен козел с головой Танштайна. Сходство с подгорным бородачом у портрета было, но, в целом, работа была неудачна. Не было идеи, изюминки, искры. Того, что превратило бы третьесортный шарж в настоящую колючую сатиру.
Скульптор взглянул на свою "модель". Их встреча была... Довольно примечательна. Само собой, высокая женщина с мечом, прямиком направляющаяся к их немудреному транспорту уже была несколько подозрительна. Когда же она откинула капюшон, начался танец. Наверное, со стороны он был красив, хоть и короток. Для эльфа же конец этих па оказался патовым - хотя рогатое страшилище не могло достать Силта вышеупомянутым мечом, его длинны как раз хватало, чтобы не подпустить Лингона с его коротким клинком достаточно близко... Спасибо, Реберн уладил ситуацию, опознав хвостатую девушку. По счастью, и сама госпожа Монтеспан оказалась несклонной отправлять к Сильветаре в этот отличный денек еще одного остроухого. Собственно, небольшая потасовка между эльфом и полудемонеткой не была чем-то из ряда вон выходящим. Это явление обычное, каковым стал и, к примеру, эльфийско-гномий дуэт, столь сочно описанный в несколько фривольном модном романе "Повелитель штырей".
Интересно то, что произошло после этого. Когда недоразумение было улажено и противники под пристальным надзором танштайновой секиры пожали руки, Силт, наконец, посмотрел в глаза Эстель. Это был долгий взгляд. И пока Лингон не отводил глаз, лицо его менялось. Исчезла перманентная жизнерадостность, появилось выражение усталости, бесконечной усталости. Словно все четыре прожитых  века разом навалились на эльфа. Затем лицо Силта исказило выражение натуральной физической боли. Он сильно вздрогнул и отнял руку. Приблизился к Монтеспан и произнес тихой и прерывистой, но отчетливой скороговоркой:
- Прости... Прости нас, полудемон... Мы старались... Видят все всемогущие боги, мы сделали все, что было в наших силах... Но этого оказалось мало... В тот день многие, очень многие из нас погибли... Я потерял брата... А их орды были бесчисленны... Мы не могли их остановить... У нас не было сил преследовать тех, кто прорвался... Мы слишком поздно узнали, что они могут входить в женщин... Людей, эльфов, гномов... Отравлять плод... Прости, мы не смогли...

Отредактировано Силт (Суббота, 9 июня, 2018г. 18:18:06)

+2

4

Если уж каждое вступление начинается с отбитых забористыми ухабами дороги задниц, то почему бы отдельно не указать на самую очаровательную филейную часть в представленной компании?
Эстель страдала.  Она только было развалилась в телеге после целого дня напряженного побега, как тут же, подскочив на ухабе, прищемила себе хвост собственной массой! А лежать на боку – созерцать эльфа. Занятие не особо привлекательное в любом случае. А тут и вовсе усугубленное неприязнью из-за нападения при встрече, просящих добротной затрещины словах, сказанных после перемирия, и тяжелых взглядов на протяжении всего совместного пути. В итоге полукровка уселась, по возможности поддавшись вперед, опираясь торсом на собственное колено. Обвила себя хвостом несколько раз, словно в успокаивающих объятиях. И только мрачное лицо, да ритмично похлопывающая по плечу кисточка хвоста выдавали всю глубину её раздражения, вызванного не только неровной дорогой или компанией.
Эстель ехала в табор. В самый настоящий цыганский табор, чтобы вливаться в коллектив и курировать исполнение поручений короны на месте хотя бы до первого города за Сторожевой грядой. Сказать, что подобный приказ её расстроил – всё равно, что ничего не сказать. Наемница была в ярости. Кто-то в Тайной Канцелярии явно стремится низложить её незначительную кандидатуру или обладает скверным чувством юмора, если решил, что именно её красноглазая и перманентно мрачная рожа идеально впишется в цыганский табор, а в Румивате не привлечет к себе ни малейшего внимания. Разумеется, ей были выданы подстраховочные зелья на смену личины, однако травля ими после третьего десятка лет стала не сильно привлекательна. В последние годы с последствиями алхимической дряни не справлялся даже её ядреный полудемонический желудок. Или не желудок… В общем, что-то не справлялось.
А тут еще и дорога удерживает в напряжении. Не столь давно где-то среди местных селений был пущен слух об очередном изнасиловании непорочной девы заезжим крум’ариаш, что дошло после месяца брожения слухов до новой охоты на демонов локального масштаба. Никто с вилами и факелами по полям не шастал, разумеется, однако после стычки со странствующими вилланами наемница поняла, что ситуация куда серьезней, чем передал ей в Тронхолде Лис. Что уже вынудило её нагонять герцогских нелюдей, вроде как ехавших до самого Малдрага, подле которого искомый табор и расположился. Компания, пусть и столь пестрая, внимания привлечет не так много как одинокий путник. Не то, чтобы наемница переживала за то, что не сможет одолеть нескольких недовольных обывателей. Скорее за репутацию после своих действий. И если Альтанарские власти – Единый с ними, то вот у патрона она и без того была не на самом лучшем счету, а парочка мертвых крестьян может стать достоянием молвы.
Телега снова подскочила и длинный клинок гулко ударил ножнами о днище. Эстель метнула немного испуганный взгляд на рукоять, но прикоснуться не решилась.
«Вроде молчит…»
Алуку-Хаст был тих последние часы, пребывая в каком-то своем состоянии транса, который наемница предпочитала считать сном. И сейчас совсем не хотелось добавлять к свисту гнома и томным взглядам эльфа еще одну порцию раздражения в виде едких слов демона, обитающего в мече. Возможно, без них ей удастся взять себя в руки, отвлекаясь хотя бы на теории того, как именно в представлении селян она обесчестила юную деву вплоть до оставления потомства.
С начавшимся вторым куплетом хвост хлыстнул по борту телеги особенно остервенело.

Отредактировано Эстель (Воскресенье, 10 июня, 2018г. 00:33:23)

+3

5

На втором куплете мотив прервался, а гном снова надулся – но теперь уже ради самого процесса, а не чтоб набрать воздух для продолжения. Его хитрая уловка провалилась с треском... Или, точнее говоря, со свистом. Эти полтора засратых эльфа точно хотели, чтобы молчание первым нарушил именно он. Может, они даже хотели, чтобы он начал с извинений за грубость и излияний наружу собственного скверного расположения духа? Да как же. Уж если он начнёт, то так начнёт, что уши завянут...
А им того и надобно, чтоб на провожатого донести герцогу, нажаловаться как следует. Реберн хмыкнул. Эту главу своих мемуаров он мог бы озаглавить как «Все против гномов, все против меня».
Лошадки втащили телегу на небольшую горку, за которой открывался вид на пологий, очень длинный откос и брошенный возок, который сиротливо притулился у обочины на некотором отдалении, сильно покосившись в сторону кювета. Гном чуть не издал удовлетворённое восклицание. Само собой, телеги просто так на дороге не валяются, а по некому счастливому стечению обстоятельств брошенная телега на дороге оказывается ещё реже, чем просто так... Но всё равно, хоть что-то начинало происходить. Проводник принялся держаться за вожжи с удвоенным энтузиазмом – как-никак, впереди появился объект для исследования, избавивший его от необходимости ставить точку в тягостном путевом молчании.
Лошадей, волов, ослика или иной тягловой скотины поблизости не было, так что вариант с отошедшим погадить за кустик купчиной можно было отметать сразу. По мере приближения к «месту происшествия» также стало видно рассыпанный ячмень с драным тюком, повисшим на краю телеги. Нахмурившись, Реберн окинул пространство вокруг себя пристальным взглядом, поглаживая оголовье топорика толстыми пальцами.
– Держите-ка ушки на макушке, – буркнул он без тени расистского намекательства, направляя лошадок к правой стороне дороге – противоположной той, на которой покосился брошенный возок.
Спустя минуту тоскливого ожидания гномова телега наконец поравнялась с брошенной и трём парам глаз наконец открылся вид на упитанного покойника, распростёртого на спине с жалобным выражением лица и обломком копья, торчащим из знатного пуза. Судя по отсутствию дикой вонищи, купчина лежал тут не так уж долго, но, конечно, мухи были уже здесь. Повернув голову, Танштайн бегло осмотрел мертвеца, начиная с босых ног, обёрнутых портянками, и заканчивая запёкшейся кровью вокруг дыры в  горле, затем глянул в другую сторону, после – снова вперёд, на дорогу меж двух лошадиных задниц. Придерживать лошадей он и не думал. Лишь настегнул их вожжами, когда успели отъехать на несколько метров.
– Не перевелись лихие людишки в герцогстве Маскарельском, – проворчал воитель, неодобрительно поглаживая топорик.

+2

6

Да-а-а, как-то не задалась тогда встреча с полудемонеткой. Она, кончено, в ответ на излияния эльфийской души в бубен остроухому не настучала. Но посмотрела так, будто в лицо плюнула. Похоже, рогатая видела проблему существования полукровок вообще и себя в частности несколько иначе, нежели сам Силт.
Лингон бережно спрятал набросок с мечницы. Она была хороша, зачем художнику врать самому себе? Он изваяет ее, если она согласится позировать по-настоящему... Молчание становилось тягостным. Эльф принялся прикидывать, как его лучше разрешить: анекдотом про уши и бороды, или вопросом к полудемонетке относительно позирования?? Дело в том, что несмотря на четыреста лет жизни и немало подстреленных демонов, Силту никогда не доводилось как следует поработать с оных демонов потомством. Дело в том, что оно нередко совершенно неадекватное. А если адекватное, то какое-то все искаженное и уродливое. Нелицеприятное. А тут вдруг такой экземпляр подвернулся!
Скульптор открыл было рот, когда гном перебил еще не начатую речь:
- Держите-ка ушки на макушке, - что ж, ладно. Лингон расчехлил свой лук и натянул тетиву. Вынул из колчана несколько стрел и воткнул их в дно телеги. Вскоре взору эльфа предстал человек, у которого не было Реберна, дабы вовремя напомнить о необходимости сохранять бдительность. Человек этот лежал на спине и разглядывал облака на бездонном небе. Или же считал мух, что в изобилии ползали по обломку копья, торчащего из его живота. Танштайн подстегнул лошадей. Оно и понятно - хоронить мертвых не их работа. В следующем селении они направят сюда людей.
- Не перевелись лихие людишки в герцогстве Маскарельском.
- Люди ли, гномы, орки или эльфы. Сейчас все веселятся, - скульптор пожал плечами.
- Государства рушатся, воюют друг с другом целые народы. В мутной воде кто только рыбку не ловит, - он помедлили.
- Одет мертвец был неплохо. Вряд ли он путешествовал один. Так где же сопровождающие? Наверняка такой толстопуз мог раскошелится и на вооруженную охрану. Она же его и порезала? - он взял одну из стрел, приблизил ее наконечник к губам и стал тихо что-то шептать на своем языке. В ответ на его слова наконечник начал медленно наливаться мягким голубоватым светом.

Зачаровываю стрелу, используя способность Быстрое зачарование.

[roll=vi2-12341234246824682-]

Отредактировано Силт (Четверг, 28 июня, 2018г. 16:31:43)

+2

7

Казалось бы. Свист прекратился, положение принято более-менее удобное, до табора – «Хаккарова табора!» - еще есть денек свободы, сиди себе на казенном транспорте, покачивай ножкой в такт кобылиному хвосту, да купайся в лучах эльфийского внимания. Когда еще доведется испытать оное не в ключе «Это ж демонюга настоящий!»? Ан нет, Эстель была не такая.
Эстель сидела, покачивалась и подскакивала, да думала о том, что в Канцелярии у неё появился враг. Как иначе объяснить недальновидность разведки? Взять хотя бы этот путь, наполненный в нынешний сезон большей чем обычно недоброжелательностью  по отношению к полукровкам. Совсем необязательно было вызывать её в Тронхолд для передачи сведений! Выступи она со стороны Когтя грифона, то дорога получилась бы куда лояльней.
– Держите-ка ушки на макушке
Наемница вскинула голову. Хвост исчез с плеч за складками плаща, где лег на рукоять кинжала. Эстель развернулась, чтоб иметь лучший обзор. И словно противореча себе, накинула капюшон на голову, натягивая ткань по самые глаза. Завязавшаяся тем временем беседа хоть и резала слух непривычностью, но зато велась в нужном ключе. Покосившись на эльфа, после озвученной им весьма толковой мысли, крум’ариаш вставила своё:
- Не обязательно. Если здесь кто-то разбойничает, то местные должны знать об этом. А состоятельный торговец скорее объединится с другими, да разделит траты на охрану, чем поедет в одиночку, пусть и под защитой. – Эстель помолчала, провожая взглядом труп, а следом добавила, в привычной манере растягивая гласные, - К тому же, не забывайте о дороге по которой мы едем. Так себе торговый путь.
Словно вспомнив о том, что обычно она разговорчивостью не славилась, полукровка не стала договаривать мысль, снова кутаясь в мрачное молчание, сопровождаемое недовольным зырканьем по сторонам.

Отредактировано Эстель (Воскресенье, 10 июня, 2018г. 21:28:07)

+2

8

Спустя эдак полчаса катания по ухабам (для гномьего зада, впрочем, не особо чувствительного) на пути телеги нарисовалась рощица. Несмотря на ворчливое реберново «ну, прекрасно, ещё один драный лесок», поворачивать лошадей и катиться вдоль опушки он и не думал – для него лучше было уж наткнуться в лесу на поваленное бревно и засаду, чем выёживаться с поиском обходного пути на незнакомой местности. А что, если этот «лесок» на самом деле тянется аж до самого Хосса? Возвращаться или в сплавщики переквалифицироваться? Ещё неизвестно, что хуже.
Как бы то ни было, телега уверенно перешла с полустепной дороги на дорогу лесную, а гном велел подать ему его шлем и ловко скрепил завязки под подбородком, зацепив вожжи коленом.
Ещё минут десять, а то и все четверть часа, ехали без происшествий... После – за очередным поворотом на дороге показалась группа людей. Все, похоже, были при оружии и издали выглядели, прямо скажем, совсем не как илсэйские денди. Однако такое явное скопление народа засадой счесть было сложно. Вдобавок ко всему, рядом нетерпеливо топтались два сивых мерина с вьюками, которых держал под уздцы парень с шапкой огненно-рыжих волос. На земле стоял сундучок, придавленный сапогом здорового бритоголового мужика с усищами того же цвета. Придерживая пальцем ремешок щита, закинутого на спину, он слушал активно жестикулирующего картавого попутчика в латаном кожушке. Ещё слушали, стоя по бокам; один всё время озирался – то на кусты за одним своим плечом, то на лошадей за другим, то на дорогу с той и с этой стороны. Он-то и заметил путников, торопливо принявшись оповещать остальных. Все пятеро умолкли, обратили взгляды к телеге. При виде телеги с нелюдями рожи их посмурнели, нахмурились, руки напряглись и местами потянулись к палицам  да топорам, но опять же – бросаться в атаку никто не собирался.
Телега катилась вперёд, Танштайн правил одной рукой, другой придерживая топорик. Подъехал на расстояние прицельного броска оного. Прищурил глаз.
– Здорово, мужики, – вперёд вместо топорика отправилось приветствие на северном альтике. «Мужики» кратко поздоровались вразнобой. Из кустов тоже поздоровались – с помощью визга, оборвавшегося звуком шлепка. Вздохнув, гном потянул вожжи на себя.
– Тпру! – Люди на дороге переглянулись. – Чё эт' такое было?
– Езжай дале, борода, – столь же недружелюбно ответствовал Усатый. Он был последним, кто потянул лапу к оружию, но теперь и его пальцы лежали на рукояти фальшиона. – Вишь, люди тоже путь держат, остановили отдохнуть. Хрен ли надобно?
– А вы там, часом, не свиней по кустам сношаете? – Глазки гнома в прорезях шлема сощурились сильнее. – Противозаконное дельце ж.
– Вот же ж... – пробормотал Рыжий парень с лошадьми, сплюнув под ноги.
– Сма'ги каков законник г'азыскался! – высокопарно высказался Картавый, шмыгнув носом.
Усатый помедлил. Впрочем, шевелящийся за лямкой щита палец выдавал его желание сдёрнуть гнома с телеги за бороду да поискать у него шею, чтоб намылить её хорошенько.
– Свинья-не свинья – то дело не твоё, – отрезал он. – Езжай дале, говорю. Выгуливай своих эльфов в другом месте. Не мозоль глаза приличным людям. Не то, ей-богу, худо будет.
Пропустив мимо ушей довольно забавное «приличные люди», Реберн раздумывал, показать людям сперва свой плащ с герцогским гербом, али сразу топориком в Усатого запустить.
– Кто там у тебя в кустах всё шебуршится? – продолжил он всё же гнуть ту же линию. – Зови сюда.

+3

9

«А вот это не крестьяне», - мелькнула злорадная мысль, пока гном распинался перед сборищем людей, а наемница поспешно стаскивала сапоги под прикрытием плаща.
Много ума не нужно, чтобы понять ситуацию. Много моральных сил также не потребуется для того чтобы закрыть глаза и проехать дальше. Но нет, гном решил остановиться и указать на неосязаемую, но в теории существующую законность в здешних местах… А потом спасовал. Или действительно уж решил авторитетом брать. Ну, нет. Эстель слишком долго терпела его ворчание и еще дольше исполняла выходки кхазарратского патрона, самую малость, но причастного к тому, что сейчас наемница направлялась в табор. Поэтому пакость в данной ситуации сам Единый в утерянной трактовке Книги Правды завещал.
Тесемки были ловко развязаны и тяжелая ткань накидки слетела с плеч. Полукровка выпрямилась во весь рост, потянулась, закинув руки над головой, а затем поставила ногу на борт повозки и оперлась скрещенными руками о выступившее колено. Во всем облике полудемона наблюдался странный, кому-то даже неприятный контраст. Обыденность в одежде – светлая рубаха и свободные брюки цвета непередаваемого сочетания подозрительных пятен, перехваченные широким поясом – лишь усугубляла вид хвоста, что хлыстал за спиной не особо спешно, зато с чувственной глубиной изгибов. На бедре расположился массивный, но сиротливый кинжал – и только эльфу виднелись метательные ножи, что покоились в кожаных кармашках на пояснице. Босая нога показывала неестественно длинные пальцы, что после утверждения позы женщины неспешно, один за другим сомкнулись на деревянной доске. Типично эльфийское лицо обрамлялось неровными прядями волос, не доходящих длиной до плеч. Сквозь их рыжую спутанную массу проглядывали короткие рожки. Крум’ариаш растянула губы в кривой улыбке, удостоверившись, что внимание своим видом привлечь сумела.
- Сказано вам – противозаконно сношать свиней по кустам. – хвост во время очередного виража дотянулся щелчком до шлема гнома. – А он знает, о чем говорит.
Эстель понимала, что её новоиспеченные союзники отнюдь не настроены положительно в адрес её тушки. От того, дабы задумка удалась, надо было ввязываться в драку с Умом – заставив противников напасть на всех пассажиров повозки. А раз хитростью столь откровенную провокацию не назовешь, то остается использовать грубую смекалку.
На очередном повороте хвост прошелся по пояснице, выхватывая нож, что в ту же секунду лег в правую руку полудемона. Выпрямившись, женщина подкинула в воздух его пару раз.
- Чё вы как кисейные барышни жметесь друг к дружке? – демонические глаза лукаво прищурились, - Тащи сюда хрюшку и сундук не забудь. Всё в казну пойдет.
Последние слова наемницы сопровождались глухим басовитым хохотом, донесшимся со дна повозки.

Дайсы

[roll=vi2-37021234246812340-]

Отредактировано Эстель (Вторник, 19 июня, 2018г. 17:49:10)

+2

10

Ну что же, телега и труп осталась позади, на реплику эльфа коротко ответила полудемоница, и разговор завял. Так что мертвец, пересчитывающий мух на древке воткнутого в брюхо копья, вскоре выветрился из памяти Силта. Он вообще довольно быстро забывал всё неприятное. Точнее, не совсем выбрасывал из памяти, а словно задвигал куда-то за кулисы своего разума. Не акцептировал внимание.
Впереди показался небольшой лесок. Несомненно, он не пришелся по вкусу гному, это можно было совершенно точно понять по его ворчанию. А вот для скульптора деревья были приятны. Отбрасывая вещи плохие, лучник умел находить хорошее даже в мелочах. Игре солнечных лучей в листве, щебетании какого-нибудь прозаического дрозда. Скорее всего, именно этим и объяснялся постоянный оптимизм и жизнерадостность эльфа.
Ненависть Реберна к рощице достигла своего апогея - он велел передать ему шлем, что Силт с готовностью и сделал. Бородач водрузил сей "котелок" себе на голову. Только Лингон собирался открыть рот, чтобы мягко покритиковать сие защитное изделие, как взорам троицы представилось нечто новое. Люди, вооруженные, и немало. Хм. Они выглядели странно. Злые и неопрятные, чисто разбойники. Но стояли открыто. То есть, не то, чтобы неосторожных путников в засаде подстерегали.
Танштайн, такой скупой на слова со своими попутчиками, немедленно завязал беседу, скульптор на него даже слегка обиделся. Вроде, в одной лодке, а кроме бурчания да ворчания ничего не дождешься! Впрочем, на сей раз дорожный люд явно старался отделаться от направляющейся в каменоломню троицы. Отвечал вяло и грубо, гнал дальше.
Вступила в перебранку Эстель. Боги, она была хороша! Со спины лучику открывался отличный вид на ее... Кхм... Да простят мне низкий слог при описании высоких материй, в школе искусств это звалось "глутэус". Силт даже подумал грешным делом, что она красуется специально для него. Чтобы отогнать это ощущение, Лингон снова начал разглядывать лесных людей. Послышался его мелодичный, мягкий, несколько детский голос:
- Наверное, эти господа встретили торговца с женой. Вон их лошади с поклажей.
О святая, наивная простота!
- Мужчину убили, а женщину сейчас насилуют в кустах.
Немного помолчав, эльф добавил:
- Или наоборот.

Отредактировано Силт (Вторник, 19 июня, 2018г. 15:04:37)

+2

11

– Ах'генеть, мужики, вы только посмот'гите! – воскликнул Картавый. – Три об'газины п'гипё'глись нас поучать, кого можно по кустам т'гахать!
Мрачный Усатый едва заметно качнул бритым черепом и мужики медленно поползли в стороны.
– Вот же ж нелюди поганые, – процедил он, обходя сундучок и становясь рядом с Картавым поборником свободных сельских отношений. – Вместе с энтим вашим херцогом, гузном полукровным. Дождались, пока такой же выродок власть хапнет? Почуяли власть свою, ага?
Реберн видел, как разбойнички расходятся вокруг его телеги, мацая топоры и палицы своими немытыми лапами. Не нужно было иметь большого воинского опыта, чтобы догадаться, чего они задумают сделать. А уж имея такой опыт, как у него, позволить им в полной мере задумку осуществить – значило бы самого себя не уважить.
А посему кхазарратский воитель правой рукой дёрнул топорик из-за пояса и вскочил на козлы с проворством, не вполне свойственным для такой туши.
– Хрен соси – губой тряси! – заорал гном, прыгая прямо на Усатого без лишних промедлений. Молниеносные атаки на опережение – не его конёк, но в данный момент выбор тактики диктовали обстоятельства. Кроме того, в его пользу играли неожиданность и хвостатая шпионка, начавшая ломать комедию в лучшем духе псов-бейлифов герцога, снующих от деревни к деревне с пламенным желанием наполнить казну...

Картавый уже давно наметил себе цель - почти с того самого момента, как хвостатая-рогатая начала своё выступление. Резкий рывок гнома и рёв, разносящийся из его глотки, подействовали на разбойника как сигнал к действию, равно как и на всех его товарищей. В два шага он покрыл расстояние до телеги и протянул вперёд левую руку, намереваясь ухватить бестию за лодыжку и стащить с телеги; правая рука меж тем торопливо вытаскивала из-за пояса окованную железом палицу.
Рыжий парень не без сожаления бросил поводья коней, когда Усатый подал сигнал к окружению, и, пока длилась словесная перепалка, поглядывал на них - явно опасался, что беспокойно топчущиеся на месте животные просто убегут вместе с добром (чьим бы оно ни было). Однако ревущий выпад гнома заставил его позабыть о тюках. Немного подпрыгнув на месте, он рванул из-за пояса ладный топорик - хотя, конечно, не такой ладный, как у Танштайна, но и не обычный колун - и побежал к Эстель, занося орудие над головой. Замах уже гораздо сильнее наводил на мысли о рубке поленьев, чем внешний вид оружия как таковой.

[roll=an1-24683702370224680-1]

Отредактировано Реберн Танштайн (Вторник, 19 июня, 2018г. 16:56:45)

0

12

бросок на защиту

[roll=dn3-24681234123437020-]

0

13

Начало-о-ось. Ну вот почему нельзя было просто смиренно покивать, отпустить того, кого они там в кустах мучили, да разойтись? Можно ведь через полчаса, когда эти страхолюдины нахальные проедут, вернуться да снова путников чистить. Сундука, конечно, жалко. Может, в нем что-нибудь ценное. Запасная жизнь, например.
Да еще эти расистские выкрики! Нет, Силту не были неприятны эти высказывания, как таковые. Каждый может думать, что вздумается, уж простите за тавтологию. Ему претила глупость озвучивающих. Надо же понимать, когда можно ораторствовать, а когда лучше держать язык за зубами. Он-то сам ничего эдакого не сказал, правда?
Итак, Реберн совершил бросок на, по-видимому, вожака этого отребья. Прыгнул, как тигр, практически. Конечно, с точки зрения Лингона этот маневр был чем-то средним между падением мешка с песком и пике внезапно парализованным прямо в полете сокола. И ближе, наверное, к мешку. Однако эльф догадался не озвучивать свои мысли. Действовать следовало быстро, кто бы ни были эти люди вокруг, их было минимум вдвое больше. Мирный, очень мирный скульптор вскочил, схватил одну из незачарованных стрел, лежащих рядом с ним, натянул лук и отправил ее в одного из стоявших рядом с Усатым. Затем внимание эльфа привлек еще один персонаж. Из-за вьючных лошадей показался мужчина в куртке, сшитой из обрезков каких-то шкур. Судя по одежде, отсутствию левого уха и луку, который тот держал в руках явно не первый раз в своей жизни, замечательный субъект этот - браконьер. Так вот, Корноухий получает вторую стрелу. Силт не любит конкурентов в своем ремесле. То есть, в ремеслах. Впрочем, оба выстрела сделаны в ноги, а именно, в икры. Все же эльфы - добрый народ.
Обратимся теперь к остальным едущим по заданию Маскарельского герцога. Как мы помним, гном совершил не самый лучший кульбит в своей жизни. А тут как раз подоспел один из "сопровождающих" Рыжего. В руках у него - обыкновенный крестьянский цеп. Даже не окованный и не снабженный шипами, то есть, не боевой, а исключительно сельскохозяйственный. Да и действует им парень соответствующе - делает длинный, неспешный замах через голову.
К Эстель же, как уже было сказано, подскакивает Рыжий. Он довольно верткий и шустрый, даром, что необученный. Хотя полудемонетка стоит выше него, ногу ей это любитель размахивать топором все равно может слегка попортить.

Силт использует умение Град стрел и атакует "неприметного".

[roll=an2-37021234370212340-]

Силт использует умение Град стрел и атакует Корноухого.

[roll=an2-12343702123424680-]

Парень с цепом атакует Реберна.

[roll=ap2-12343702123424680-]

Рыжий атакует Эстель.

Я взял тут значение броска Эстель из предыдущего поста.[roll=an2-24681234123424680-6]

Отредактировано Силт (Среда, 20 июня, 2018г. 15:56:43)

+1

14

Реакция на хохот Алуку-Хаста не заставила себя ждать: улыбка наемницы сползала с лица неспешно, с расстановкой, оставляя после себя прищур злобный, лишенный хитринки. А тонкий голос, вещающий наивные, но несомненно правдивые слова, вызвал крепкое желание поинтересоваться у гнома, где ж он такого светоча невинности нашел. И это в середине разыгрываемой сцены и вообще всячески демонстрируемой готовности к потасовке у Спровоцированных врагов!
У демона-в-мече судя по хрюканью так вовсе собиралась случиться истерика. Однако слова его как обычно относились лишь к Эстель:
- Ты б еще предложила им…
Остаток слов демона потонул в реве Реберна.
Началось!
Девушка корпусом поддалась вперед, будто собираясь ударить ножом приближающегося мужчину. Но когда тот сделал замах рукой, перенесла вес на дальнюю ногу. Та конечность, что служила целью Картавого, сделала замах, схватив его за загривок, и приложила лицом о борт повозки.
-…бесовка вертлявая, - уже недовольно комментировал Алуку-Хаст, заглушенный потасовкой. – Сражайся правильно, низшее..!
Топор гулко опускается в деревянную доску туда, где секунду назад была правая нога полудемона. Наемница, продолжая предыдущее движение, хватается её пальцами за борт, и разворачивается, перемещая вес тела. Повозка скрипнула и качнулась, когда Проворная женщина оторвала левую ногу для удара ею по Рыжей голове, обладатель которой должен затратить тот самый миг на извлечение топора.

Атака Эстель

[roll=an3-37022468123412340-]

Защита неприметного

[roll=dn1-24681234246824680-4]

Отшатнувшись от грациозно упавшего гнома, Неприметный-возле-Усатого замахнулся собственным орудием – грубо стесанной дубинкой. В этот момент стрела очень мирного скульптора попала ему в ногу, заставляя ревом пересилить недомерка с топором. Налитые кровью глаза впились в фигуру эльфа возле козел, пока гномом занимались другие. Мужчина сделал шаг.
Усатый отпрыгнул в сторону. Он не успевал снять щит, но подставившийся бородач стал слишком заманчивой мишенью, чтобы упускать шанс. Только бы пробить… Фальчион рассек воздух – рука с Силой направляла оружие в незащищенный бок гнома.
Неприметный справа от него сделал еще один шаг, матерясь сквозь зубы от боли. Необязательно доходить до остроухого, чтоб сбить с него спесь и подставить под удар. Можно Схитрить. Разбойник замахнулся дубинкой для того, чтобы со всей мочи опустить её на круп лошади.

Атака Усатого

[roll=ap2-24681234123437020-]

Атака Неприметного-возле-Усатого

[roll=at1-24683702246837020-]

Отредактировано Эстель (Среда, 20 июня, 2018г. 23:56:31)

+1

15

Гном молча и с достоинством воспринял свою неудачу и подался вправо, всё так же Проворно уходя от ответного удара тяжёлым клинком. Ну, как «так же»... На этот раз уже чуть Проворнее. Фальшион резанул кафтан, звякнул по кольчуге и пронёсся мимо.
Что касается второй атаки... От хорошего размашистого удара цепом уклонилась бы и хромая корова. Сразу видно было, что парень привык молотить колосья, а не людей. Не такое уж плохое достижение. Позорным было только то, что ригу свою он бросил и подался на большак купчин и ни в чём не повинных нелюдей душегубить.
Само собой, когда молотило достигло того места, где должен был быть гномий шлем, там уже ничего не было. Орудие, не встретив сопротивления, потащило горе-воителя за собой. Ну а горе-воителя, как известно, отличает от воителя нормального тот факт, что своё оружие он контролирует постольку поскольку, а в подобных ситуациях – не контролирует вовсе. Полный праведного презрения к хулиганящим дилетантам, Реберн схватил молотило свободной левой рукой и как следует дёрнул, намереваясь окончательно выбить Молотильщика из равновесия и заставить его пасть к ногам Усатого, по пути осознавая свою беспомощность и ущербность.

Реберн: атака Молотильщика с усилением (успех со стилем при защите)

[roll=ap3-37023702123424681-]

– Уаааах! – взвыл Картавый, впечатавшись носом в борт телеги. Это было больно, очень больно. И ещё очень, очень обидно. И, кроме того, неплохо дезориентировало. Едва ли душегуб знал такие длинные слова, но будь ситуация более располагающей – вполне мог бы придумать что-то подобное в попытке описать разносящийся по голове звон.
Вслепую, опираясь рукой с зажатой палицей на повозку, он шарил вокруг себя, пытаясь нащупать приложившую его бестию. Поиски не увенчались успехом, но хоть дали ему время немного отойти от удара и основательно взбеситься. Отпрянув чуть назад, он Сильно махнул окованной палкой, пытаясь достать полудемона ударом наотмашь.

Картавый: атака Эстель

[roll=ap2-12341234370237020-]

Стрела так быстро пронеслась мимо ноги Корноухого, что матерный возглас удивления так и застыл в глотке. Глаза браконьера недобро сузились, фокусируясь на листоухом лучнике. Может, нелюди и не вызывались у него столь жгучего несварения, как у Картавого, но эльф, пытающийся насадить тебя на стрелу – это мало кому может понравится. Потянув стрелу из видавшего виды, но всё-таки колчана, Корноухий привычным Аккуратным движением натянул тетиву, метясь в живот Силта, и тут же пустил стрелу.

Корноухий: атака Силта

[roll=ac2-12342468246837020-]

0

16

Удивительно, какая сила скрыта в казалось бы не такой уж крепкой женщин! Да еще ноги ее странные, рукообразные... В общем, демоническая кровь в Эстель выразилась не только в виде хвоста, рожек да странных конечностях. Удар, пришедшийся точно в голову Рыжему парню, заставляет его осесть на землю, а потом и вовсе прилечь. Устал он, должно быть, очень, решил отдохнуть. Столько работы было сегодня: коней держать, топором махать. Да еще и в лоб поймать!
- Я понимаю, - Силт направил свою стрелу в парня с дубинкой, который, видимо, решил, что он самый хитрый. И что проще достать прямо тут стоящую лошадь, чем лучника в телеге. Животина испугается, дернется, колымага - тоже, и эльф покатится наземь. Смеху-то будет! Вон, гном уже в белку-летягу поиграл сегодня. Стрела попадает в дубинку, выбивая ее из рук, что нарушает планы ее владельца.
- Ого, промахнулся! - Корноухий умудряется избежать оперенной смерти.
- Я - не вонючий огромный огр, - снова свист стрелы. На сей раз не от Лингона, а в него. Скульптор успевает отклонится и избежать ранения. Ну, как избежать? Не получить эту радость в печень. Прострелено всего лишь бедро, хотя тоже мало приятного.
- И не грозный гном, который разгоняет целые армии одним боевым кличем. Эй, лопоухий! Лови еще! - Лингон умудряется совмещать болтовню со стрельбой. Даже ранение, похоже, не в силах перекрыть этот бурный речевой поток, хотя источник его и морщится от боли. На сей раз его цель - браконьер. Эльф старается прострелить ему левую руку в плече. Для этого лучник выбирает стрелу с тяжелым ромбическим наконечником. Таким и кость при попадании раздробить можно.
- Но неужели сложно догадаться, что будь я просто болтуном, я бы в первой же подворотне расстался с языком! - скульптор особо выделяет слово "просто".
Теперь отвлечемся от этого служителя богини искусств, пока он на заговорил нас до смерти. Отдохнем вместе с молчаливо делающим свою работу гномом. Как и было очевидно с самого начала, крестьянин со своим сельхозинвентарем Реберну не противник. Удар цепа проходит мимо Танштайна, а вот трюк бородача удается на славу - любитель молотить падает под ноги своему главарю. Да так и остается лежать. Может, подгорный житель единым махом выбил из него дух. Или хитрец быстро смекнул, что эта троица ему не по зубам, и решил притворится мертвым, дабы по оным зубам не получить.

Рыжик и парень с цепом выведены из строя. Причем оба - с одного удара!

Отредактировано Силт (Четверг, 21 июня, 2018г. 16:30:55)

0

17

Завершая удар утверждением левой ноги на козлах, полудемон не ожидала, что оппонента сшибет настолько сильно. Краем уха слыша как требования Алуку-Хаста смешиваются со звонким голосом исправно делающего свою работу эльфа, наемница бегает глазами в поисках первого оппонента. Его замах мешает планам спрыгнуть уже на землю и Эстель Ловко бросается в повозку по направлению удара – отход назад помешал бы близкому стрелку.
Демон в мече замолк, стоило ей рухнуть рядом. Женщина ощущает его сильное предвкушение схватки в легком зуде, что охватил ладонь, ненароком задевшую рукоять меча. 
Тем временем, кусты зашевелились…
Она была прямо перед ним. Такая умиротворенная среди царящего хаоса – натурально не особо умная, что и надо, не правда ли? Для полного образа ей не хватало маняще пощипывать травку. Но нет. Лошадь стояла себе и стояла, не поворачивая головы и не зная, какая драма разгоралась за её круп. Неприметный, стоящий неподалеку от Усатого, не стал долго раздумывать после того как дубинку вырвало из его рук. Пока эльфа отвлекал Корноухий, он занес руку над лошадью для Подлого удара…
Сам же Усатый мысленно поминал исподнее Хаккара когда под его ударом послышался звон кольчуги. Судя по всему, достать гнома будет тяжелее чем казалось. Отступив на шаг, мужчина снял щит со спины, Наскоро пытаясь продеть руку в решемки. Быстрый же взгляд по сторонам подсказал что полтора эльфа горазды не только языком молоть. Еще резвый шаг, Усатый вкладывает тесак в ножны и наклоняется за дубиной, с торчащей из неё стрелой.

Создание преимущества Усатого

[roll=vn1-24681234370237020-]

Раздвинув кусты могучей рукой, вышел он – Лидер. Из-под мелкопластинчатой бригантины выглядывало полинялое, но добротное сукно – этот был явно на пару порядков выше членов своей наспех сколоченной шайки. Дернув исцарапанной щекой, он окинул взглядом побоище, пытаясь понять когда болтовня и рев начавшейся потасовки успели выкосить половину из оставленных людей.
- Какого хрена?! – донеслось от него.

Отредактировано Эстель (Пятница, 22 июня, 2018г. 09:17:38)

+1

18

Судя по тому, как громко рухнул Молотильщик под ноги Усатому, и тому, как тихо он после того лежал – падение вышло не из удачных. Ну да и хрен с ним. Проверять путём пинков под зад или осторожных потыкиваний обухом гном не стал. Тратить время на это значило бы почём зря подставляться под удар.
Правда, Усатый бить не спешил – вместо этого сперва стянул щит со спины, потом подкрался к валяющейся на земле дубинке...
«На самом деле, тактически сомнительное действие», – подумал Реберн, быстро топая по направлению к своему противнику и занося топорик для удара. Может, рука у человека и длиннее, да только достаточно ли в ней силы, чтобы ударом этой палочки заставить гномью голову внутри шлема гудеть, как внутри звонящего колокола?
Гном теперь «работал» молча – короткий суровый замах, чёткий выверенный удар топориком в бедро здоровяка Усатого. Может, оружие и было слишком скромным, чтоб начисто отсечь ногу, да ещё и в бедре, но Танштайн всё же сомневался, что длинному удастся устоять перед его очарованием.

Реберн: атака Усатого

[roll=ap3-24683702246824680-]

Картавый скрежетнул зубами, пытаясь одновременно процедить сквозь них свою картавую брань и удержать палицу от дальнейшего полёта сквозь пустоту. Он уцепился левой рукой за борт телеги, фыркнул, разбрызгивая каскад слюны пополам с кровью. Бестия завалилась на дно телеги... Он не видел серьёзного оружия, оказавшегося у неё под рукой, и не руководствовался никакими соображениями боевой инициативы – такое слово ему тоже не было неведомо. Просто очень уж хотелось достать наконец эту гадину. Настолько, что, опираясь на гномью повозку, он снова замахнулся палицей – теперь уже меня прямо по торсу женщины ударом сверху вниз.

Картавый: атака Эстель

[roll=ap2-24682468370224680-]

Корноухий был воробей и стреляный, и резаный. И хотя не довелось ему освоить ремесло армейского снайпера, житейская смекалка подсказывала, что к тому месту, на котором он уже стоит, эльф после первого выстрела уж точно должен был пристреляться, а потому следовало поменять свою дислокацию... Хотя словарный запас браконьера был не сильно больше, чем у его Картавого приятеля.
Однако проворством и увёртливостью он ощутимо отличался от него в лучшую сторону. На ходу вытягивая стрелу из колчана, он шмыгнул за краденую лошадь – и укороченное ухо уловило свист очередной стрелы, а плечо недовольно сообщило о новой царапине и новой прорехе на одежде. Корноухий едва удержался от того, чтоб охарактеризовать меткость эльфа презрительным плевком. Вместо того он быстро натянул тетиву, прищурил глаз и послал листоухому очередной пламенный привет на кончике стрелы. На сей раз он метил прямо в сердце... Пора было кончать этого снайпера засратого и попытаться засадить третью стрелу в глаз звенящего кольчугой гнома.

Корноухий: атака Силта

[roll=ac2-37023702123424680-]

+2

19

- О-опять не попал? - в голосе Силта было искреннее удивление. Он даже почти перестал морщится от стрелы в бедре. Действительно, Корноухого не зацепило.
- Да что же ты вертишься, как уж на сковороде! Постой спокойно! - в этот момент внимание Лингона привлекает давешний покушавшийся на лошадиный зад.
- А ну не тронь Марику! Найди себе равного противника! - клячу, конечно, звали не Марика. То есть, может и Марика, но скульптор этого знать не мог, так как не поинтересовался в свое время у Реберна. В противоположность Эстель, рухнувшей на дно телеги, лучник вскакивает на козлы, а затем перепрыгивает прямо на круп. И как это ранение ему не мешает? Как он не поскальзывается в своих сапожках, шипов-то никаких на подошвах нет. Эльфы, волшебные до мозга костей, что тут еще скажешь? Особенно те, из чьей породы, собственно, Силт. Кстати, то, что теперь он явно лучшая мишень, чем раньше, его, похоже, не беспокоит.
Но мы отвлеклись. Сперва небольшой пинок в лицо негодяю, уже при чудных обстоятельствах расставшемуся со своей дубинкой. Не особо изящно, зато практично. Нечего тут против коняги злоумышлять. Затем, когда сего "фил иппа" отбрасывает, Лингон почти вплотную выпускает в него стрелу прямо стоя на кляче. Ее рост дает достаточное расстояние, чтобы противник эльфа вышел из слепой зоны его лука.
- Ну-ка, на, ты. Надо несчастливый круг разорвать.
Кстати, пока скульптор гуляет по "Марике", как по тротуару столичного города, мимо острого его уха пролетает еще одна стрела. Но Силт в своем променаде огибает ее.
- Я сказал: какого хрена?! - похоже, хорошие манеры показавшегося из кустов слиняли вместе с красками его одежд. А кстати, кто это вообще такой? По бригантине судя - так прямо какой дворянин. Возможно, разорившийся, или седьмая вода на киселе, которой наследство ни при каких раскладах не светило. Впрочем, все это вполне может быть и ворованным, гербы вон все рваные да обтрепанные, теперь и не поймешь, что на них. Что можно сказать точно - человек этот берет в руки оружие не реже, чем ложку. Несомненный лидер всей этой бравой банды начинает вытягивать из ножен меч, кажется, еще даже не закончив завязывать пояс. Да, у этого человека самый настоящий меч. Более того, в его левой руке появляется мизерикордия - длинный граненный кинжал-стилет, атрибут настоящего рыцаря. Правда, возможно, тоже ворованный.
- Что тут твориться? Жак! - впрочем, пояснения усатого Жака вопрошающему явно не нужны. Он собирается вытрясти их из гнома. Просто потому, что он находится ближе всех. По атаке любителя женщин (или свиней), по его уверенной хватке, хорошо скоординированным сильным движениям, по тому, как он не раздумывая бросился в бой, можно сделать вывод, что это - ветеран. Вот только, каких войн?

Атака лидером Реберна.

Извините, я забыл в техническом посте.[roll=ap3-12341234123437021-]

Отредактировано Силт (Суббота, 23 июня, 2018г. 01:46:05)

+1

20

Н-да, оружие то у Эстель имелось. И под рукой – буквально. Только проблема была в том, что двуручным клинком в повозке или же из неё особо не помашешь. Особенно не помашешь, если ты придавила собственной тушкой ножны, в которых покоился этот самый опасный меч. Женщина перекатилась на спину, прижимая к себе меч обеими руками, хвостом предварительно перехватив из ладони метательный нож. Телега скрипнула, когда Картавый оперся на её борт. Чтоб остановить стремительный удар, Рожденная хвостатым руконогом подтянула колени к груди и выбросила ноги вперед, своими необычными стопами перехватив руки разбойника, Силясь помешать ему довершить удар.
Прижатый к телу клинок вскинулся «острием» ножен вверх, к многострадальному лицу Картавого для Сильного тычка.

Атака Эстель

[roll=ap2-37023702370237020-]

Усатый начал нервничать. В своей краткой перебежке за орудием он успел выхватить картину происходящего и валяющиеся тела. А тут еще и требовательный рев ничего хорошего после заварушки не сулил. Гнома надо было кончать.  Да побыстрее. Тем более он В боеготовности. Тот, похоже, думал схожим образом о нем. Короткий замах бородача и Усатый делает Скорый шаг назад в более устойчивое положение, оборачиваясь боком. Топор не успел задеть уведенную ногу и едва чиркнул по выставленному щиту. Присев, он Мощным рывком уперся им в гнома. Таранить подгорного жителя – идея весьма плохая, поэтому следом за странным отвлекающим маневром пришелся Сильный удар дубинкой сверху по шлему дворфа.

Атака Усатого по Реберну с бонусом бесплатного призыва аспекта "В боеготовности"

[roll=ap2-12341234370212342-]

+2


Вы здесь » FRPG Энирин » #Эпизоды » Отсеки лишнее


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC