FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Горы и предгорья » Нижние катакомбы


Нижние катакомбы

Сообщений 61 страница 72 из 72

61

"...Нам королевский прокурор
Досрочно вынес приговор,
Но в исполнение привести его не сможет.
И на галерах неспроста
Пусты вакантные места,
В бою удачу нам пошли, веселый Роджер!.." -
крутилась в голове у воина старая пиратская песенка, услышанная им еще в далеком детстве близ одной из вермилонских таверн. Кажется именно тогда Маш понял, что ненавидит пиратов.
В нерешительности изучая надпись, он прекрасно осознавал, что блуждать по подземельям в одиночку - едва ли не самая большая глупость, которую только можно себе вообразить, и лишний раз похвалил себя за предусмотрительность со своевременным обозначением пройденного пути начерченными на стенах указателями. Теперь, когда он лишился спутницы вместе с ее языковыми познаниями, эти отметки оставались едва ли не единственной надеждой выбраться из хоровода катакомб и галерей.
"Нет, я не поверну назад. Уверен, и Сиара на моем месте поступила бы так же," - удовлетворенно кивнув, Вейнд направился к арочному проходу, намереваясь продолжить свой путь. Шаг, еще шаг... затаив дыхание, парень пересекает границу коридора и, лишь когда ничего ужасного так и не происходит, позволяет себе выдохнуть.
- Врешь, не возьмешь... - обращаясь неизвестно к кому, пробормотал юноша одно из любимых выражений своего наставника.

0

62

Итак, решено - и воин направился вперёд.
Первые минуты ничего не происходило, тоннель вёл его прямо - вот только это был уже не прорубленный руками проход, а явно проточенный водой. Или нет - он внимательно присмотрелся - проход был проплавлен. Это какой же должна быть температура, чтобы расплавить крепчайший гранит?
Внезапно звук его шагов усилился, заметался по помещению, а свет фонаря выхватил огромную залу, много больше всего того, что он видел прежде, о чьих размерах можно было только догадываться судя по звукам эха.
Но некогда было вслушиваться в темноту, ибо она вдруг ожила, заплескала, словно была чёрной водой - и, будто волны, от неё отделились какие-то тени - и набросились на воина.

0

63

Неприятное чувство охватило юношу еще на подходах к очередному подземному залу, когда прикасаясь рукой к стене странного прохода он размышлял о том, что за сила способна строить такие коридоры. Потому он не особенно удивился появлению очередных противников. Срывая с пояса склянку с зельем "Сияние", воин швыряет ее примерно на десять метров к центру зала с расчетом на то, что каменные плиты пола статут отличным пособием в активации упрятанной за тонкими стеклянными стенками силы.
"Сколько же их тут обитает? И почему за прошедшее время еще не перебили друг друга? Можно подумать, что искатели сокровищ сюда чуть ли не каждый день заглядывают..." - краем глаза он успевает заметить изящный барельеф уходящий вдоль стены по обе стороны от коридора, через который воин пришел. Возможно на стенах были еще какие-либо украшения, но предаваться дальнейшему созерцанию не было никакой возможности.
Оставляя лампу на полу, он зажмуривается, чтобы вспышка света не лишила его ориентации после проведенных в темноте часов, и бросается вперед и вправо, замахиваясь мечом на первую из приближающихся фигур. Лезвие клинка пересекает ее в диагональном ударе, и Вейнду очень хочется надеяться, что встреченное на пути полоски стали сопротивление было настоящим, а не плодом его фантазии. Именно в этот момент флакон достиг конечной точки своего полета, разлетевшись по полу брызгами разбивающегося стекла. Отсчитав про себя несколько секунд, Маш медленно открывает глаза, осматриваясь вокруг, готовый в любой момент уйти от возможной атаки.

0

64

Яркая вспышка осветила залу - и воин вторично поразился её размерам, на этот раз увидев воочию. Свод терялся в невообразимой вышине. То, что он принял за барельефы, оказалось ничем иным, как прихотью природы, создавшей неровные стены. Эта огромная пещера явно была создана не искусственно, сколько же миллионов лет вода трудилась над этим?
Но думать было некогда, ибо тени - были они столь черны, что свет отражался от них, не в силах хотя бы ненамного рассеять мрак на их поверхностях - совершенно не испугавшись вспышки продолжали надвигаться. Меч рассекал их тела и повреждённое таким образом создание беззвучно - здесь было очень тихо, только звуки, издаваемые Вейндом, отражались эхом - уползали куда-то во тьму - туда, куда не достигал свет зелья.
И когда время использования света было почти на исходе - тишину подземелья нарушил новый звук - и от него волосы вставали дыбом, а меч сам чуть было не вывернулся из руки - кто-то громко и раскатисто захохотал и звук этот исторгла явно не человеческая глотка.

0

65

Впору было в очередной уже раз возносить хвалу всем богам, какие только могли прийти на ум в подземных казематах гномов - существа оказались если не из плоти и крови, то по крайней мере холодная сталь действовала на них не менее, а то и более эффективно. Алхимик, продавший Вейнду пузырек с "Сиянием", утрвеждал, что времени его действия после активации вполне хватит на пять минут, так что воин особенно не торопился расправляться с населявшими пещеру созданиями, стараясь как можно лучше изучить их и бить наверняка. Шаги по покрытому неровностями и мелкими обломками полу отдавались гулкими звуками, постепенно тающими где-то под потолком огромной, нет - гигантской пещеры. Взмах, поворот, уклониться от прыгнувшей откуда-то из-за спины твари, разворот и клинок легко рассекает очередное создание.
Через несколько минут, когда с нападающими было почти покончено, алхимический свет начал понемногу меркнуть, заставив воина послать создателю зелья мысленное проклятие и ускориться с истреблением теней. Он как раз достал кончиком меча предпоследнего противника, как будто не ведавшего страха смерти, когда под сводами подземного зала раскатились перекаты ужасающего нечеловеческого хохота.
Тут же, воспользовавшись нерешительностью застывшего и озирающегося в поисках нового противника Вейнда, оставшаяся тварь бросилась вперед, успев призрачным подобием руки дотронуться до левого плеча юноши. Раздался хруст костей, а по нервам словно ударили кувалдой, вырвав из глотки воина возглас боли. Левая рука повисла безжизненной плетью, правая же опустила клинок на создание, отхватив от бесплотной фигуры голову и протянутую конечность.
Пятясь, Маш отступает назад к оставленной у проплавленного в(или из?..) зал коридора. Сквозь изо всех сил сжатые зубы вырывается тихий стон, а глаза тем временем напряженно всматриваются в постепенно возвращающий свои права мрак пещеры в поисках возможной опасности. Скидывая на землю рюкзак, воин чуть было не потерял сознание от резкой боли в левом плече, но все же справился и продолжая то и дело бросать быстрые взгляды в сторону зала, роется правой в сумке в поисках аптечки. Первым делом он глотает настойку на ольховой коре, щедро сдобренной кореньями некоторых болотных трав, чтобы в какой-то степени погасить боль. Дальнейший осмотр раны дал понять, что к счастью для Вейнда рука не была сломана - всего лишь вывих, пускай и очень болезненный.
- Ерунда, мне рассказывали, как вправлять такие вывихи... плевое дело... как корову подоить... - убеждая то ли самого себя, то ли темноту вокруг, пробормотал ученик гильдии воинов, пристраивая поврежденную конечность вдоль тела, чтобы правой рукой вправить сустав на место. - Все просто...
Глубокий вздох, хорошо рассчитанный резкий рывок и острая боль, прокатившаяся от руки до самого мозга и вернувшаяся обратно, рассыпаясь фейерверком по нервным окончаниям. Юноша не мог сказать, сколько времени он провел скрючившись на полу в тщетной попытке восстановить дыхание. Возможно, не следовало заниматься лечением в таких местах, не имея надежного партнера, способного вовремя подстраховать, возможно, вообще не стоило соваться в эти горы, но... Как бы то ни было, рука двигалась, почти не напоминая о недавнем происшествии, так что, подхватив свои вещи, с лампой в руке воин продолжает свой путь.

0

66

Да, действительно не следовало заниматься самолечением, поскольку тени совсем не умирали - и как можно убить мрак, пусть даже принявший некое подобие плоти? Это всё равно, что пытаться мечом поразить воду - а задержка Вейнда лишь дала время тому, что крылось во тьме как следует изучить смертного.
И вот уже лица человека касаются липкие пальцы - похожие на пальцы разлагающегося трупа, но сам он не видит ничего. Он ощущает пристальный взгляд - но смотрящий невидим. Он растворён в этой тьме - и кто это - или что это? И липкий страх заползает в душу, подавляемый лишь усилием воли.
Воин сделал только несколько шагов - как его уши уловили шипение - будто впереди свили гнездо змеи. Ещё несколько шагов - шипение повторилось - а в следующее мгновение его почти ослепила вспышка. Нет, не света - это был мрак, ещё более чёрный, чем всё вокруг, чем окружающая тьма - он резанул по глазам - и Вейнду показалось, что он видит во мраке - или это было что-то иное, не физическое зрение? И увидели его глаза - он не знал, как ЭТО описать, он вдруг понял, что его разум не может придумать ЭТОМУ определение - единственное, что он мог сказать - ЭТО было чёрным - и очень, очень древним.

0

67

"Все в мире имеет свою противоположность," - стоя в вихрящейся темноте, где-то на периферии зрения то собиравшейся в тревожащие сознание кружащиеся сгустки, то вновь растекаясь по залу неосязаемой волной. Он шел, словно проталкиваясь сквозь уплотняющийся мрак - более точного определения юноша подобрать не мог, но в одном был уверен точно - едва ли ему дадут повернуть назад. - "У воды - огонь, у ветра - земля, у богов - другие боги... но вот будет ли темнота противоположностью света? Едва ли, она лишь просто его отсутствие... А вот это..."
В какой-то момент Вейнд поймал себя на мысли, что напоминает сам себе копошащегося у подножия высокого раскидистого дуба муравья, за которым пристально наблюдает ребенок, еще не решивший - раздавить насекомое или на какое-то время задержать спектакль. Вот только в роли ребенка выступал... выступало нечто, охарактеризовать которое у парня просто не получалось.
"Оно прямо передо мной? Или позади? Сверху.. Или везде?" - по спине воина пробежал неприятный холодок. Остановившись, он поднял над головой лампу в тщетной попытке выхватить хоть какие-то детали окружающего пространства. - "Ну и что дальше? Добрался?"
- Приветствую хозяина пещер, - он поклонился сгустку темноты перед собой, рассудив, что раз уж он все равно не знает, где именно оно находится, то и особой разницы в какую сторону обращаться нет. - Приношу свои извинения на нарушение границ ваших владений.
Маш не знал, получится или нет навязать неведомому существу диалог, но попытаться все же стоило.

0

68

Ответом послужило молчание. То, что освещало мрак ещё бОльшим мраком, возможно, не умело разговаривать - а может сочло это ниже своего достоинства. Что ЕМУ, появившемуся столь давно, когда даже Великая Река Времени не катила свои воды в Вечность, какой-то смертный? ОНО привыкло использовать живых совсем для других целей.
И перед внутренним взором воина потекла череда видений, объединённых одним - кровью. Кровь лилась на поле боя. Кровь вытекала из ран от жертвенных ножей. Кровь брызгала во все стороны от умелых действий палачей. Кровь заполняла канавки линий пентаграмм, где копилась сила, направленная лишь на разрушение - и смерть.
И только теперь он понял, почему бежали в ужасе гномы. Нет, это не какая-нибудь тварь из Хаоса - это было нечто намного хуже. ОНО бы слопало весь этот мир - и даже не поморщилось бы. Что для него вся магия? Его можно остановить лишь одним способом - устроив массовую резню с гетакомбами жертв. Так когда-то и поступили древние - магия крови сильна, очень сильна - и только она позволила усыпить ЭТО. Но гномы разбудили ЕГО - и тоже пролили кровь. То, что на верхних уровнях было принято за следы битвы было ничем иным, как массовым жертвоприношением - тем, чем в мире не занимались никто не ведает сколько времени. Но особо не преуспели, ибо вот ОНО, смотрит на смертного и ждёт. Чего? Этого не поведает и то, что некогда сотворило весь этот мир.

Отредактировано Гастон (Вторник, 27 июля, 2010г. 16:51:31)

0

69

"Любопытный способ общения," - только и подумал Вейнд, когда едва ли не физически болезненная волна ощущений-видений, судя по всему заменявшая существу обычную речь, пошла на спад. - "Наверное именно так общаются между собой боги."
Закусив губу, до рези в глазах вглядываясь во мрак вокруг, молодой воин прекрасно осознавал, что в данной ситуации выражение "играть с огнем" не отражает и тысячной доли в буквальном смысле разлитой в воздухе опасности. Но и отступить не мог, просто не мог бросить подругу, сопровождать и охранять которую он согласился, направившись в эти горы. Глубоко дыша, он попытался вернуть те ощущения, которые испытывал, созерцая картины чудовищной жестокости. Он собирался попробовать еще раз наладить контакт с этой... этим... План созрел быстро, осталось лишь притворить его в действие. И, когда перед мысленным взором парня начали формироваться картины-образы, он попытался потянуться сознание к наполнявшей пещеру тьме.
"Не тьма, настоящая противоположность света, заполняющая все сущее. Мириады звезд, испуганными мотыльками в страхе жмущиеся к границам мироздания. Потоки крови, питающие символичные колеса веры - огромные пастбища духа. Торжество, пир душ. Суровое лицо гнома, ярко-рыжие волосы выбиваются из-под рогатого шлема. Гном протягивает руку, странным, невозможным образом простирающуюся над тьмой. Темнота огрызается, оплетая руку мириадами щупалец, вгрызающихся в плоть. Гном шатается, изо рта сбегает ручеек крови, но неимоверным усилием он поднимает руку с окутавшим ее мраком. Клетка, грубо высеченные прутья, создание мечется, внезапно понимая, что именно сейчас происходит. Но слишком поздно, и замок сухо щелкает, отрезая путь. Гном остался тут же, застыв грудой безжизненных останков с ухмылкой на запачканных кровью устах, но ловушка уже успела захлопнуться." - сам не понимая, что на него нашло, Вейнд отшатывается, хватая ртом воздух, как выброшенная приливом на берег океана рыба. Вздохнуть никак не получается, легкие как будто свело судорогой. Он собирался показать совсем другое, попытаться узнать что-то о Сиаре, как-то помочь ей... Живительной вспышкой воздух все же врывается в грудь человека, принося вместе с собой ощущение беды.
Что-то явно пошло не так, срываясь с места, он бросается в ту сторону, где располагался выход. Но перед ним лишь неровная каменная стена. Не туда побежал? Потерял ориентацию? В отчаянии воин идет вдоль стены, надеясь наткнуться на выход. На самом крае сознания мелькает образ победно улыбающегося гнома.

Отредактировано Вейнд (Четверг, 29 июля, 2010г. 09:02:58)

0

70

Воме метнулся к выходу - но выхода не было. Или он просто заблудился во мраке? Или - или выход действительно исчез? Эта безымянная тварь - он даже не подозревал, что только что мысленно произнёс имя, коим нарекли это Нечто поклонявшиеся ему древние - просто развлекалась, глядя на мечущегося, охваченного паникой смертного - если она вообще способна испытывать эмоции. Что такое страсть по сравнению с вечным покоем - и вечным голодом? Безымянному нужна кровь - и в голове воина внезапно прозвучал приказ - Крови. Принеси в жертву тысячи, соверши ритуальное мученичество, пусть они испытывают боль и страх. И пусть льётся кровь.
НЕТ! - это уже вскричала свободная душа человека - и словно бы в ответ ожил подобранный в запретной сокровищнице шар, о котором он уже и думать забыл.
И - перед его внутренним взором явилось - море, вода чёрная и густая, волны лениво лижут песчаный берег. А на берегу стоит кто-то, похожий на человека. Тот самый, кто являлся Вейнду во сне. Он не говорит ни слова - он только смотрит на море - а волны подбираются всё ближе и ближе к нему. Ещё немного - и чёрная волна лизнёт его ботинки - и тогда придёт Конец - именно так, с большой буквы. А через мгновение видение меркнет и сменяется другим - воин видит свою боевую подругу, лицо бледно, как мел - а широко распахнутые глаза налиты тьмой. Она протянула руку - и Вейнд ощутил касание ледяных пальцев на своей ладони.
Идём, - беззвучно сказала она.
И - боль, ломающая тело.
Воин открыл глаза - ресницы слиплись от крови. Он лежал в защищённом силой пентаграмм складе. Один. Живой. Тело и одежду покрывала кровь, хотя ран не было. А в душе была сосущая пустота - и понимание, что Сиары больше нет на этом свете.
Рядом лежал клинок без гарды в простых ножнах. Обнажив его, воин увидел покрывающие лезвие руны - словно бы изломанные болью и мукой, от них становилось страшно и он уже хотел было бросить его на пол, но в голове прозвучал голос:
Отнеси этот меч юному правителю своей страны. Он будет знать, что с ним делать.

Офф - передай меч Дейерону, тебе он вреда не принесёт

0

71

Вейнд провел рукой по волосам, с некоторым удивлением разглядывая бурые разводы на своей ладони. Мысль о том, что он вероятно ранен, пришла ему в голову лишь спустя несколько мгновений, но к его радости, ничего страшного не произошло. Видимо воин просто неудачно ударился головой, в результате чего лоб украсила обильно кровоточащая, но все же не опасная рана. Изо всех сил отгоняя неприятные и даже отчасти пугающие мысли о свой напарнице... бывшей напарнице, юноша, шипя сквозь зубы, промыл рассечение жгучим настоем целебных трав, наложив поверх него повязку.
Какое-то время воин просто сидел, прислонившись спиной к стене подземного хранилища, смотря прямо перед собой ничего не видящими глазами. В голове мелькали навеянные прошлым образы: вот их первая встреча в одном из переулков Илсэ, неудавшийся ужин, тренировки друг с другом и с учителем, успешно выполненное задание по освобождению замка Альмарос, ее смех, прищур глаз... Было странно и дико осознавать, что ничего этого больше нет.
Маш не знал, сколько времени провел там, но в конце концов стало очевидным, что оставаться здесь дальше не имеет особого смысла. Поднявшись на ноги, Вейнд в очередной раз обвел взглядом заполненное доспехами и оружием помещение. Скрежет и лязг наполнил древние комнаты, когда одним из клинков изумительной работы, которыми теперь едва ли кто-либо воспользуется, Вейнд выцарапал на стене надпись "Сиара Луэдрэ, 1347-1373. Покойся с миром."
- Эти места действительно прокляты, - странный клинок он разместил в рюкзаке и, держа над головой факел, направился к выходу - здесь его больше ничего не держало.

=> Лес и вход в заброшенные катакомбы

0

72

Едва воин покинул помещение склада, как тьма за его спиной словно ожила и заколыхалась. Если бы он обернулся и мог бы видеть в темноте, то увидел бы, как мрак словно бы обрёл плоть - и сгусток мрака последовал вслед за ним. Сгусток с глазами без ресниц и бровей - просто глаза. Два чёрных агата в окружении белоснежных белков с веками.

Офф - сразу пиши, как вышел из катакомб

0


Вы здесь » FRPG Энирин » Горы и предгорья » Нижние катакомбы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно