FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Неприступный запад » Хаан-Зоар. Взгляд в прошлое.


Хаан-Зоар. Взгляд в прошлое.

Сообщений 41 страница 49 из 49

41

Итильена услышала их раньше, чем увидела. Вдоль позвоночника словно волна холода пробежала. К счастью для неё, девушка была не из тех, кто в критической ситуации зажмуривается и срывается на визг. Тело начало действовать, опережая мысли и эмоции: оно отпрыгнуло к стене склепа, уходя с дороги ломящихся к проходу скелетов под прикрытие оказавшейся несколько впереди воительницы. Свеча, которую Ита держала в руках, кувыркнулась в воздухе и погасла, а левая рука уже сжимала рукоять кинжала, лезвие которого прикрыло ее предплечье почти до локтя.
- Nizzre decrato targo flammad! - на мгновение Ите показалось, что она ослепла и оглохла "благодаря" ударившей в тесноте склепа молнии, коротко обрезанные волосы мгновенно наэлектризовались и поднялись дыбом, превращая воровку в бледно светящийся статическим электричеством одуванчик.
Но наступившая темнота оказалась неполной: прокатившийся по полу фонарь оставил за собой дорожку из пролившегося масла, и теперь на этой дорожке танцевали язычки пламени, быстро набирая яркость, отбрасывая неверные тени на стены склепа, но всё же давая возможность сориентироваться.
Лезть в ближний бой со скелетами Ита не собиралась, перекочевавший с пояса в левую руку кинжал был скорее защитной реакцией. Но что-то делать было все равно нужно, не стоять же столбом в ожидании, пока нежить сократит дистанцию! Свободной рукой девушка извлекла один из двух крепившихся к перевязи метательных ножей, а мгновение спустя он уже отправился в полёт, нацеленный в глазницу ближайшего скелета. С одной стороны, она не знала, окажет ли это хоть какое-то действие на нежить, с другой - в момент броска её не мучали сомнения, как это было бы в случае с живым противником. Время для мандража наступит потом - если наступит - а сейчас бросок вышел таким же уверенным, как если бы нож должен был попасть в нарисованную на дереве мишень.

0

42

Огненная змейка от упавшего фонаря подпалила внутри склепа сухие доски, мусор, отчего вскоре повалил такой едкий и удушливый дым, что впору было сматываться с кладбища куда-подальше. Клубы дыма придали всей обстановке поистине ужасающий окрас - плывя по земле, подобно туману, они добавили оттенки мистики и ужаса в ночную картину.
Заклинание мага сработало, но не так, как того хотел бы умный и опытный визирь.
Разнеся на осколки одного из скелетов, молния спровоцировала старинное проклятье, наложенное на него еще тогда, когда груда костей была покрыта горой мускулов. Остальные мертвяки, увидев уже настоящую смерть друга, с ненавистью бросились к уже раненому визирю, нанося отчаянные удары сразу с трех сторон. И плевать им было на остальных - за смерть родственника нужно было мстить даже несмотря на то, что тот давно уже покинул этот свет.
Но их кости встретились с металлом Ши Ан, и здесь произошло едва ли не чудо: мертвые от этого обращались в прах столь быстро, что подобная их капитуляция невольно наводила на подозрительные мысли. Ну а тот единственный, что успел увернуться, получил в пустующую глазницу стальное лезвие от кинжала Итильены.
Бой стих едва начавшись.
Безмолвная, глубокая тишина повисла над кладбищем, ее не прерывал ни шелест ветра по листве, ни крики птицы. Черная, давящая тишина, наполненная седым дымом, что так раздражал ноздри, вызывая нестерпимое желание чихнуть.
Казалось, что время и природа застыли, словно собираясь с силами перед очередным испытанием, которое готовиться выплеснуться на плечи экспедиции.
Впрочем, все это могло быть лишь досужими вымыслами...

Внутри склепа бушевал пожар - все-таки идея подпалить его была не самой лучшей. А вдруг там были какие-то ценные вещи, магические артефакты, да мало ли что! Впрочем, теперь наверняка уже не найти ничего - да и кому в голову придет сунуться туда?

Приключенцам предстояло вновь заняться поисками - причем перспектива была не совсем радужной. Нужно было брести среди могил, освещая каждое надгробие и внимательно вчитываясь в полустертые надписи.

Киньте кубик. Если выпало четное значение - вам повезло. Читайте дальше. Если нет, то можете смело рыскать меж могил - пока что вы не нашли ничего интересного. Обратите внимание - достаточно, чтобы повезло хотя бы одному или одной из вас.

Вам повезло найти нужную могилу. На надгробии действительно была написана фамилия Дайроу, правда, сама эпитафия сильно поистерлась за годы.
"Здесь покоится Скороход Дайроу, первый кто умер 18 августа 1121 г. Может боги пожалеют его несчастную, проклятую душу".
Вокруг тоже были могилы рода Дайроу. И что удивительно - все мужчины умирали именно 18 августа.
Чуть поодаль, под одним из зловеще-выглядящих искривленных деревьев в этом не особо приятном месте находился могильный камень, который приключенцы и искали. На вершине надгробия было вырезано человеческое лицо. Под ним краткая эпитафия: "Атуур Дайроу, 10 марта 1342 – 18 августа 1370. Последний из рода Дайроу. Может боги стерегут его, и хранят его. Проклятие закончилось"

Для Итильены, если могила уже найдена.

Вновь видение.
- Вот оно, - будничным тоном поведала дампиресса, махнув на вершину надгробия с человеческим лицом, и, вглядываясь в эпитафию в неверном свете луны и фонаря, зачитала, - "Атуур Дайроу, десятое марта тысяча триста сорок второго года – восемнадцатое августа тысяча триста семидесятого. Последний из рода Дайроу. Может боги стерегут его, и хранят его. Проклятие закончилось".
- Почил в возрасте... двадцати восьми лет, - в уме подсчитала контрабандистка, хмыкнув.
Уверены они про окончание проклятья-то? - мысленно переспросила Адель и зябко запахнула полы плаща.
- Ладно... Выкапывайте. Я сейчас.
Девушка поставила фонарь на землю и решила вернуться к склепу. В темноте Ли'Энфилд видела, в целом, неплохо, да и отсвет пожарища виднелся очень хорошо.
Итить... зачем тебе туда, Ли? - зло одернула саму себя дампиресса, - Мало тебе вокруг мертвяков? Вдруг там прочие... не прогорели? Хотя... скелетов уничтожили "черные копатели", все остальные, предполагаю, погорели. Гниль... Бр-р-р!
Адель подошла крадучись и очень, очень осторожно приблизилась к мавзолею, прислушиваясь к каждому шороху, но пока, кроме треска пожираемых огнем деревянных конструкций, гробов и прочего, ничего занимательного не слышалось. Контрабандистка глянула под ноги, разыскивая... А, вот он. В свете луны на земле тускло поблескивал недорогой, но, вроде бы, добротный кинжал. В конце-концов, может быть, это единственное, чем удастся поживиться здесь, а если режущая кромка покрыта, скажем, серебром, то вещица преполезнейшая. Ну а если брать в расчет, что скелеты сами швырнули оружие в группу искателей, то кинжал можно смело считать трофеем.
Адель еще раз обернулась - вроде тихо - и подняла оружие. Не рукой пока, нет. Обернув рукоять краем плаща, дампиресса подцепила клинок, чтобы рассмотреть внимательней...

И вдруг что-то пошло иначе. Ткань видения подернулась рябью, после чего женщина из прошлого подмигнула Итильене и спросила: "Не хочешь воспользоваться моим опытом, детка?" По спине пробежался холодок, и Итильена с трудом вернулась из мира грез в реальность.

0

43

Треск костей, свист стали, скрежет камней и всполохи огня смешались в коротком, но ярком вихре, утихшем так же незаметно, как и начался. Резкий напор оживших мертвецов заставил визиря отступить, подготавливая новое колдовство, но стремительные движения, полёт клинка Ши Ан и точный бросок Итиль оборвали так и не успевший завязаться бой. Развеяв заклятье, Хадис глубоко выдохнул от вновь разразившейся боли и осел на землю, прислонившись спиной к одной из каменных плит.
Отпустив одну из шёлковых лент, что составляли его пояс, визирь грубо и жёстко перетянул бедро выше раны, раздвинул мокрую от густой крови ткань, открывая для глаз скользящий порез, относительно внимательно его изучил в неровном свете пожара и вновь стал выводить в воздухе таинственные символы, наливавшиеся на этот раз уже зелёным сиянием.
Возможно, кто-то и предложил ему помощь (хотя поглощённому лечебными чарами визирю это могло лишь показаться), но он благородно и без злобы, молча, одним лишь жестом преисполненным достоинства отказался. Между тем, тонкая салатовая вязь была закончена и побледневшие символы заструились незримо тонкой паутиной нитей к разорванной плоти Хадиса, останавливая кровотечение, сшивая края разреза и вновь соединяя ткани.
Нога ещё долго будет болеть, пока рана не затянется полностью, ведь хоть и была эта действительность сном, законы мира, физические и чувственные, были в ней так же реальны, как и всегда. И так выходило, что нельзя забывать о собственной безопасности, какой бы очевидной, даже естественной для того, кто осознал иллюзорность событий, она ни была. Эксперимент должен быть завершён, а тайны - раскрыты. Так подсознательно толкал к действию пытливый ум учёного, не знавший спокойствия, пока не будет завершено начатое. А потому, разобравшись с травмой, колдун поднялся с земли, отряхнув одежды от пыли и грязи, и уже был готов действовать дальше.
- Хаджи Муссин как-то заметил: "Не меч выдаёт в человеке воина, а то - как он держит его". - холодно, но всё же с некоторым уважением глядя на Ши Ан, произнёс Хадис. - Среди баши-адзур, что служат мне, не всякий сравнится с тобой в изяществе и точности, хоть и владеют они военным ремеслом многие годы. Удивительное мастерство для женщины. - было ли некое подозрение или подвох в последней фразе визиря сказать было сложно, но явственно было понятно, что не один лишь комплимент скрывается за его словами. Он медленно окинул взглядом женщину и вновь встретил её горящие янтарём глаза взором, не выражавшим больше ни единой эмоции, за исключением разве что той в которой читалось - визирь признал в Ши Ан мастера клинка.
Но его взгляд вдруг скользнул в сторону, туда, где отблески пламени выхватили на каменной плите знакомое слово. Дайроу. Визирь еле слышно хмыкнул и кивнул в сторону надгробия, открывавшего могильный сад проклятого рода.

0

44

Перспектива оказаться в эпицентре начинающегося пожара Иту совершенно не радовала. Поспешно сунув за пояс так и не понадобившийся кинжал, она шагнула к выходу, но замерла над кучей оставшихся от скелетов костей, присмотрелась в неверных отсветах лижущего сухие доски пламени. Она искала свой метательный нож. Копаться руками в останках совершенно не хотелось, но и бросать оружие не хотелось тоже. Времени на поиски было немного. Она уже чуть было не решилась поворошить кости носком сапога, когда заметила искомое: языки пламени отразились от металлической рукояти глубоко вошедшего в глазницу пустой черепушки ножа. Сама черепушка при этом отделилась от скелета и откатилась в сторону, где и лежала теперь, созерцая разгром в склепе с немым укором.

Придержав сапогом череп, девушка извлекла из него свой нож, водворила его на законное место, после чего всё же покинула склеп, в котором по прихоти его строителей оказалось слишком уж много на её взгляд горючих материалов. Эльфийский маг сидел на земле у выхода. (По его довольно экзотичной даже для эльфа внешности Ита не взялась бы с твёрдой уверенностью определить, к какой из эльфийских ветвей он принадлежит.) Маг был ранен. Итильена остановилась рядом с ним, но не успела спросить, не нуждается ли он в помощи: предвосхищая её вопрос, маг, не отрываясь от ворожбы над раной, сделал отрицательный жест. По-видимому, он и сам неплохо справлялся с лечением: кровотечение уже остановилось. Ита обернулась к молчаливой спутнице. С той, кажется, всё было в порядке... А значит, можно было вернуться к поиску изначальной цели.

Цель не заставила себя искать. Красноватые отблески пламени осветили окружающие выход из склепа надгробья, и ближайшее из них несло на себе фамилию нужного им человека. В тот момент, когда взгляд девушки остановился на нём, откуда-то возникла уже виденная ей ранее призрачная фигура, поднесла к могильному камню такой же призрачный фонарь и зачитала вслух надпись. Потом предложила кому-то заняться раскопками и... двинулась прямо на Итильену. Юной воровке показалось, что ноги примёрзли к кладбищенской земле, иначе она обязательно попятилась бы от призрака. Призрачная женщина же прокралась мимо неё, остановилась буквально в двух шагах и принялась высматривать что-то на земле. Ита поняла, что именно она ищет, ещё до того, как та подняла с земли кинжал. А потом девушка из видения будто бы стала более реальной. Она оторвалась от разглядывания находки, глянула на Иту, весело подмигнула ей.

- Не хочешь воспользоваться моим опытом, детка? - предложило привидение и растаяло... А Ита еще несколько бесконечно-долгих секунд пыталась вспомнить, как нужно дышать. А потом, словно зачарованная, шагнула к тому месту, где только что видела девушку. Кинжал был там, лежал на земле, тускло поблескивая сталью в свете луны и отсветов пожара. Ита наклонилась и подобрала это то ли оружие, то ли послание, повертела его в руках, присматриваясь внимательнее. Наверное, вторая встреча с призраком окончательно выбила её из колеи. Чем ещё можно было объяснить тот факт, что он сунула кинжал за пояс рядом с одним из своих?

А маг тем временем поднялся на ноги, отряхнулся и даже успел отвесить довольно тяжеловесный комплимент воительнице. И нужное им надгробье тоже явно заметил.

- Тип из башни говорил, что захоронение будет в мавзолее. Я думала, он имел в виду склеп... - Ита, как ни в чём не бывало, вернулась к спутникам. С одной стороны, ей хотелось поделиться увиденным, с другой, это почему-то казалось очень личным, чуть ли не интимным. Остальные явно никакой женщины не видели. Потому и заговорила девушка совсем о другом. - Выходит, копать всё-таки придётся... - помолчав некоторое время, девушка глянула на мага с явной надеждой, которая прозвучала и в голосе, когда она задала ему вопрос: - А нельзя как-то извлечь оттуда карту, не копаясь в земле и не тревожа лишний раз покой умерших?

0

45

Если таки выкопаете

Спустя пятнадцать минут гроб был выкопан. Был он деревянным, оббитым металлическими пластинами, да к тому же перевязанным стальными цепями, запертыми на два крепких замка. Крышка была закрыта очень плотно, но в принципе, если убрать цепи, то открыть можно будет довольно легко.

Решите открыть? Хорошо... Что же там внутри?

Труп сморщился, хотя кожа по-прежнему висит на костях. Фиолетовые пятна покрывают разложившееся лицо и руки Атуура. Покойник одет в когда-то добротную, но теперь сгнившую, одежду. В одной руке Атуура зажат небольшой кусок бумаги.
https://enirin.ru/uploads/0006/f5/43/28169-1-f.jpg
Глаза Атуура внезапно открылись!
- Смерть! – прохрипел труп скрипучим голосом, подобным разряду молнии. - Смерть тем, кто грабит мою могилу! Мое проклятие держит мою душу привязанной к мертвой оболочке. Оно хочет, чтобы я уничтожил осквернителей моей могилы!
В следующую секунду Атуур был уже на ногах, готовый вот-вот растерзать любого, кто стоит на его пути.

Решила немного помочь, чтобы не тянуть кота за хвост.

0

46

Все кончилось толком не успев начаться: с мертвецами получилось справиться на порядок легче, чем того ожидала Тсубаме. Там, откуда она пришла, подобных существ одной только сталью победить было бы весьма непросто - ведь они, как и духи, были наделены сверхъестественными силами. Похоже, бóльшую опасность представлял разгоравшийся огонь, но даже если и так - мечница не расслаблялась. Существовало много каверз, которые могли преподнести обстоятельства - огонь мог добраться до несущих деревянных конструкций склепа, если таковые там были, и он мог обрушиться, или же добраться до чего-то, что при горении становилось ядовитым.

Во избежание подобного, Тсубаме устремилась наружу. Ей не пришлось уводить за собой остальных, поскольку те, по видимому, также решили держаться от греха подальше. По крайней мере от сиюминутного, как заприметил бы бессменный шутник - поскольку вскоре найдется нужная могила, и дело дойдет до её раскапывания. Но обо всем по порядку: для начала Тсубаме убедилась в том, что остальные попутчики были живы, и никто в хаосе скоротечных событий не был оставлен позади; затем мечница удостоверилась, что снаружи мавзолея их пока не ожидает большее число неупокоенных. От её внимания не ушел тот факт, что молодая воровка подобрала оружие.

- «(...) Удивительное мастерство для женщины,» - пали слова колдуна в адрес Тсубаме. Интуиция подсказывала мечнице, что сказанное им было лишь тем, что было - листом на поверхности пруда смысла среди леса бесстрастия. На своем пути она встречала тех, кто повелевал мистическими силами, и представляла, как далеко могло простираться их могущество. Там, откуда она пришла, волшебство было неразрывно сопряжено с наукой об устройстве мира: нельзя обуздать гром, не поняв его сути, природы. Потому, пускай Тсубаме и относилась к колдовству Хадиса с определенной настороженностью, но также испытывала к его искусству определенную долю уважения.

В ответ Тсубаме по обыкновению своему опустила взгляд и сдержанно поклонилась Хадису. Тем самым она вежливо отметила, что выслушала мужчину. Однако же изменять своей немногословности и говорить мечница не стала - это было бы излишним. Ответный комплимент сейчас был не к месту, а начни она принижать свои достоинства - лишь подкинула бы проницательному волшебнику пищу для раздумий. Потому Тсубаме тактично позволила ему иметь свое мнение и свои догадки, не опровергая их, но и не подтверждая - какими бы они на самом деле ни были. Тсубаме украдкой взглянула на Итильену, когда та заговорила: её смятение, казалось, можно было нащупать.

Возвращаясь к делам могильным - все тот же бессменный шутник не побрезговал бы иронией, - мечница не испытывала желания эти самые могилы копать. К тому же, её обостренные чувства делали её намного полезней начеку и с оружием наготове, если вдруг товарищи неупокоенных мертвецов из мавзолея очнутся и все же решат навестить ночных посетителей кладбища. Благо среди присутствующих наличествовал один щеголеватый алхимик, прихвативший соответствующие «инструменты труда». А если и до гроба дело дойдет, то Тсубаме была решительно готова прибить проклятого к его же «деревянному костюму» при помощи яри. Во избежание, так сказать.

В конечном итоге, если у Хадиса (или у других членов группы) не найдется подходящего волшебства для снятия проклятия или получения значимой информации у проклятого, или если последний окажется быстрее молниеносного удара копьем - со стороны Атуура было весьма учтиво своевременно предупредить ночных гостей о том, какие перспективы им заготовлены на ближайшее будущее, но они с мечницей слегка расходились во мнениях на этот счет, - черный меч «Рьюэндзан» не заставил бы себя ждать, обрушившись гильотиной на шею упыря. К сожалению, этой лунной кладбищенской ночью Тсубаме уже трудно было удивить ожившим мертвецом.

Отредактировано Ши Ан Фэй (Среда, 11 февраля, 2015г. 10:29:08)

0

47

И вдруг надрывно закаркал ворон. Хрипло, громко и внезапно.
Время будто остановилось. Неважно, чем занимался каждый из экспедиции - кто-то спал, кто-то пытался выкопать труп, кто-то просто размышлял.
Мир содрогнулся. Изменился. Ткань времени пошла волнами.

***

- О каком проклятии ты говоришь? - рискнул спросить дампир, слабо надеясь услышать хоть кусок того, что можно будет назвать вразумительным ответом.
Тигр настороженно сверкал изумрудными глазами, в готовности наброситься на ожившего мертвеца, если тот нападёт. Джейк сделал шаг назад, прикрывая мага, чтобы тот мог незаметно создать за его спиной огненный шар, который своевременно применит.
Атуур, хотя и не хотя, но поведал историю.
Как оказалось, частью проклятия вернувшегося из холмов Скорохода Дайроу является то, что, любой заболевший изнурительной болезнью мужчина из рода Дайроу обречен на вечное существование в умершем теле в качестве гуля. Это ужасная адская судьба, особенно потому, что захороненный не может выбраться из связанного цепями гроба. Уничтожив тело Атуура, приключенцы сделают благое дело. Душа несчастного тогда упокоиться в загробной жизни.
Остальные могилы Дайроу также содержат в себе гулей. Все они, пойманные в своих гробах, обезумели, также как и Атуур. Некоторые из старейших похороненных мужчин уже близки к тому, чтобы проломить свои прогнившие гробы. В ближайшие месяцы они начнут медленно выбираться из своих могил, избавляясь от цепей и выкапываясь на поверхность.
Атуур скривился, будто признание причиняло боль.
- А теперь я должен вас убить! - сообщил он, набрасываясь на дампира. Желтые треснутые когти вот-вот готовы были впиться в плечо Джейка, а полусгнившие зубы метили в шею.

А дальше был бой. Можно было увидеть, как сражаются храбрецы, как блестят лезвия мечей в отблесках фонарей и как из ладоней мага выстреливают заклинания. Да, несчастный Атуур не ожидал такого натиска со всех сторон. Он резко метнулся вниз, в сторону, кубарем катясь прочь от озверевших живых. В глазах существа было столько боли, что, казалось, он готов вот-вот отравить ею всех присутствующих. Мгновение - и вот нежить уже бежит сломя голову, теряясь в туманной дымке, которая как раз кстати заволокла землю.
Дикий вой - обездоленный, одинокий, горестный и безнадежный - пронесся по кладбищу. Два духа материализовались за спинами приключенцев.
Да, рано-рано те неведомые предшественники сбросили со счетов скелетов, словно по волшебству распавшихся на крошечные пылинки.
Паника. Кто-то бросился за Артууром, кто-то попытался атаковать призраков...
Но гуля и след простыл. Хотя, что там мелькнуло за деревом? Показалось. Белесый туман с запахом гари подбирался все ближе, ластится, как кот к ногам. Мгновение - и вот на спину прыгает нечто страшное - неужели нежить вернулась? Отросшие пожелтевшие ногти готовы вонзится в спину... Спасет ли дампира его хваленая реакция?
Между тем духов удалось отогнать - не изгнать, но хотя бы заставить отплыть назад. Они метались вокруг живых, выли, даже не смотря на то, что давно потеряли материальность. Казалось, что еще несколько секунд и они вновь бросятся в атаку. Но умершие чего-то ждали. Знаки ли? Символа? Или просто набирались сил?
Черный ужас проникал в сердца всех живых, холодной когтистой лапой сжимал душу.

Снова крик ворона. И рябь по миру. Вспышка. Свет.

Для всех игроков

Пробуждение. Вы очнулись на поляне, неподалеку от деревушки. Всё как и говорили маги. Сознание возвращается довольно скоро и вы вспоминаете, что нужно найти Веодена, живущего в Склонившейся Башне. Вы все дали согласие на участие в магическом эксперименте. "Восстановить прошлое семьи", - говорили они. - "Помочь найти фамильные ценности". Вас всех пригласили в уютную комнату и позволили удобно расположиться в мягких креслах. А затем... затем свет синего кристала ударил в глаза - и вот вы здесь. Идете по следам древней экспедиции и пытаетесь понять, что же такое искали неведомые вам личности...

Стоп! Это же вроде было. Веоден, кладбище или (как в случае с безмолвным воином и багбиршей) таверна.

Нет Ричарда Гроуза. Нет Сабрины Сантагар. Зато неподалеку лежит кусок бумажки.
Карта была древней, потертой, но самым интересным на ней были надписи, оставленные рукой предков Дайроу. Все надписи были сделаны на неизвестном языке. Впрочем, на оборотной стороне были примечания, сделанные, видимо, позже.
В углу надпись гласила:
«Эта судьба хуже, чем смерть. Знания, полученные когда-то, лучше было бы забыть навсегда. Что-то происходит с тех пор, как мой отец покинул нас. Я пытался пропустить этот день, но смерть идет за мной»
Doowar Feanetai - «Могилы гномов». Несколько дюжин каменных строений с плоскими крышами.
Oogiir Heut - «Здесь Огры»
Dai Dirounai Heeken - «Темный Лес». Этот лес главным образом состоит из дубов почти с черной корой и очень темными листьями. Искривленные деревья образуют странные формы. Когда внезапный порыв ветра врывается в черную листву, то те, кажется, что-то шепчут, свистят, недоступное нашему разуму. Иногда, кажется, сами ветки деревьев колышутся, даже когда нет ветра, или даже если он есть, они движутся против ветра. По ночам здесь можно увидеть странные огни.
Diread Oosooka - «Злой Обелиск». Этот высокий обелиск из серого камня возвышается на поляне в самом центре «Темного Леса».
Adear Loafar - «Сырая Роща». Этот пропитанный влагой лес скорее похож на болото, чем на лес. Грязная коричневая вода собирается вокруг любого, вступившего на мягкую почву. Запах гнили наполняет воздух. Даже деревья и листья выглядят сгнившими, когда их касаешься.
Oodum Waif - «Болотная Равнина». На этих торфяниках растет жесткий, кривой кустарник. Земля очень влажная, а ветер, кажется, всегда здесь дует. По ночам, здесь иногда можно разглядеть огни среди торфяников и около Черного Озера.
Neer Rool - «Черное Озеро». Вода этого небольшого озера выглядит черной и нездоровой. Иногда странная рябь пробегает по воде, как будто какое-то огромное существо только что проплыло в глубине. В озере нет никаких обычных рыб. Хотя вода и полна ила, ее вполне можно пить. Однако что-то таинственное обитает в этом озере.
Dai Weenoo - «Курганы». В этой широкой долине, над которой почти всегда стелется туман, расположены три больших кургана. Каждый курган круглый, и явно их происхождение искусственно, хотя нигде нет никаких входов или других особенностей. По ночам здесь поблизости можно услышать звуки, подобные удару в барабан, похожие на удары неправдоподобно гигантского сердца. Звуки, раздающиеся по долине, идут от каждого из курганов.
Dai Dirounat Ieelio - «Темные Холмы».  Холмы крутые и предательски ненадежные, опасные и темные. Расселины и темные лощины, некоторые из них скрытые буреломом или кучей листьев, делают это место очень опасным. Деревья, что произрастают здесь, чахлые, низкорослые и кривые.

Похоже, теперь приключенцам придется либо искать проводника, который укажет, где же кратер, либо думать и делать логические выводы. Атуур, внося правки на обороте карты, видимо полагал, что информации более, чем достаточно.

https://enirin.ru/uploads/0006/f5/43/32089-1-f.jpg

0

48

Август проснулся от своего страшного сна, широко распахнув глаза. Вместо плохо побеленного с пятнами плесени потолка комнаты Август увидел небо. Сначала подумав, что или кто-то украл потолок, он вспомнил, что гостиницу украсть весьма сложно. Следующая мысль была ещё более интересной. Кто-то выкинул его на улицу. Решив, что так нельзя, Моран хотел было вернуться и начистить морды лица тем, кто такое сделал, но вместо этого стражник незадачливо осознал, что находится в свих же доспехах и даже при оружии. На это было только одно объяснение – магия!

Поднявшись на ноги, оглядевшись, признав, что сейчас экипирован в тоже самое, что и было, да ещё и лопата, кирка и фонарик были рядом, стражник сделал задумчивое выражение лица. Среди присутствующих он не нашел двоих, причем одна была из тех, за кем ему нужно было присматривать. Приняв как должное потерю подопечной, опять же объясняя все магией, против которой не попрешь, Август увидел карту, которую уже рассматривали. Но лезть не стал, потому, как читать не умеет, хотя иногда очень хочется.  Да и сказать было нечего. Даже драки и той ещё не было у стражника.

Зевнув, почесав локоть, стражник наблюдал за Бусей, за обсуждением и был готов поддержать любое решение. Ну кроме, как самой сумасбродной, типа, ночью бежать на кладбище и тревожить мертвых.

0

49

Поймав мордочкой солнечные лучи Бурбарыш недовольно заворчав перевернулась на бок уткнувшись носом в пропитанную утренней росой траву и отгородилась от зловредного светила локтями, что было не лучшим решением потому что теперь вместо ласкового солнышка лицо багбирочки бесстыдно трогали холодные стебельки, норовящие залезть в ноздри и глаза, Бурбарыш громко чихнула, и признавая поражение села. Зверянка душераздирающе зевнула, почесалась,  убрала со лба растрепанную со сна челку и тупым ничего не выражающим взглядом уставилась на липу совершенно не уважающую чужое личное пространство и нагло выросшую прямо посреди её комнаты в трактире.  Затем, как у нее обычно бывало с некоторым отставанием от тела пробудился разум, Бур резко встрепенулась, встопорщив уши, а в круглых газах зажглись отблески мыслительного процесса, зверянка быстро-быстро по-птичьи завертела головой оценивая ситуацию и осознав что не одна поспешно попыталась прикрыться, потому что точно помнила, что ложилась в кровать голой, но лапы наткнулись на жесткую кожу доспеха и гимнастка чуть расслабилась. Веоден – молоточками застучало в висках знакомое имя.
- Как?! Опять? – жалобно выдохнула  артистка поднимаясь на лапы и отряхиваясь.
- О! А это что? – будучи самой глазастой и проворной Бур первая заметила коричневое пятно с узорами в зелени и сгребла карту с земли.
- Ух ты, карта! Откуда бы она тут взялась? Небось маги удружили. – неграмотная циркачка радостно потыкала когтем в цвергские могильники
- Это похоже на ульи, наверное пасека, сходим туда? Медку отведаем?  Так, а мы собственно где на этой карте?  Не вижу башни...а нет вижу, только она как-то мало похожа на ту что в реальности… Нука  признавайтесь, кто у нас тут чернокнижник? Чего написано?   
- Стоп! А где милая белокурая леди и тот второй, ну который суровый? - обеспокоенно дернула носом она спустя через несколько секунд, сообразив что кого-то не хватает.   
- Аввакум, ты же вроде должен был за ней приглядывать? 

0


Вы здесь » FRPG Энирин » Неприступный запад » Хаан-Зоар. Взгляд в прошлое.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно