FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Особняк Лореи » Особняк


Особняк

Сообщений 161 страница 180 из 199

161

То, как она устала за эти месяцы, Лорея поняла только тогда, когда переступила порог дома. Шиноби просто передал королеву в руки ее телохранителя, а после и вовсе растворился в шуме городских улиц. Королева Альтанара с удивлением поняла, что на возражения и недовольство у нее нет ни сил, ни желания. Поэтому, оперевшись о руку Вальдима, она молча прошла наверх, в спальню, мысленно отсчитывая и ступени, и шаги до заветной кровати.
Проходя мимо зеркала, эльфийка задержала взгляд на собственном отражении. Усмехнулась, повернувшись к Вальдиму:
- Я действительно так ужасно выгляжу?
- Ты прекрасно выглядишь, - крепко сжав руку синдорейки заверил ее воин в синем. На нем не было перчаток, а на пальцах виднелись алые следы, оставленные струнами, после ухода супругов он не выпускал инструмент из рук, воины, устав слушать мелодии разошлись внизу оставались лишь служанки, на которых музыка производила впечатление.
- Кажется, ваша прогулка была не совсем обычной, - промолвил седовласый и, сделав усилие улыбнулся. Ему нравилось общество королевы, пусть уставшей и не расположенной к долгим беседам.
Лорея кивнула. Она прекрасно знала, что Вальдим был наблюдателен. И уж кто-то, а он точно мог определить, чем занимались супруги.
- Мне сделали лучший комплимент. Оказывается, я вполне сносный боевой маг.
Улыбка, мелькнувшая на губах, быстро сошла на нет. Лорея больше взглядом, чем шепотом, сорвавшимся с губ, попросила седовласого о помощи. Нужно было разоружиться, нужно было превратиться из опасной воительницу в беззащитную девочку с уставшими и грустными глазами. Нужно.. нужно было стать иной собой, той, что все это время жила где-то глубоко в душе.
- Удалось опробовать свой меч в бою? – с ответной улыбкой поинтересовался Вальдим. В следующий момент он аккуратным движением вынул из-за спины собеседницы ножны с катаной и вознамерился нести их до того момента пока женщина не устроится на кровати к которой отправилась, уставшим королевам не стоило носить тяжелые клинки. На большее телохранитель пока не осмеливался, потому сжав ножны смотрел на ее величество, словно ожидая от нее дальнейших приказов или просто какой-нибудь фразы. Сегодня им овладело одиночество, Лорее же удалось отогнать его в один миг.
- Когда ты последний раз нормально спала?
Лорея пожала плечами.
- Будто в первый раз.
Конечно, речь шла о мече. И уж кто-то, а Вальдим был свидетелем того, что меч уже успел вкусить кровь врагов синдорейки. Точнее тех, кого она причислила к числу врагов. Несчастные, они иногда до последнего не понимали, кому перешли дорогу.
- Не помню. Сон такая роскошь, что не доступна даже королям.
Лорея усмехнулась, села на кровати. Вздохнула, с тоской глядя куда-то сквозь стены. Затем неспешно стала стаскивать с себя сапоги.
- А что? Решил спеть мне колыбельную?
- Не первый, но все же, - произнес телохранитель, но не стал продолжать мысль. Он видел, как ее величество расправлялась со своими недругами при помощи клинка его друга, который теперь принадлежал ей.
- Тогда что говорить о приближенных королевских особ? – новая фраза и воин на пару мгновений умолк. Он никогда не видел эту женщину в спальне, сейчас же она избавлялась от одежды, заставляя его испытывать смешанные чувства.
- Если хочешь, - коснувшись инструмента, закрепленного за спиной, ответил Вальдим. – И если это поможет.
- Мне поможет другое, - улыбнулась Лорея, кивком головы показывая на сапоги. - Не сочти за труд.
Да, видел бы сейчас их Шиноби. Мог бы что-то подумать неправильное, но... Лорея просто устала. И пальцы просто не слышались. А тонкая кожа так плотно обхватывала стройные ножки, что стянуть ее было делом трудным. Королева хотела произвести впечатление на мужа, но сейчас, по иронии судьбы, смущала его верного генерала.
- Знаешь, такое чувство, что меня разбили на осколки и забыли собрать. С тобой такое бывало?
Воин незамедлительно подошел к эльфийке и аккуратно стянул сапоги с ног ее величества. Поставив их на пол рядом с кроватью, он задумался о чем-то, а потом снова посмотрел на собеседницу.
- Бывало. Сегодня, перед вашим уходом, - признался телохранитель. Он не скрывал, что его задели слова друга. С Лореей почему-то хотелось быть откровенным. – Хотя, наверное, он прав, стоило лучше заботиться о твоей безопасности, - лицо на секунду приняло виноватый вид, воин попал в странное положение – оба правителя просили его о противоположных вещах и никому из них он не мог отказать и теперь увидел последствия. 
- Я жива? - почти ласково произнесла Лорея, коснувшись кончиками пальцев подбородка Вальдима, чуть приподнимая его, чтобы глаза седовласого воина смотрели прямо на синдорейку. - Значит все хорошо. Значит, ты справился.
Странное чувство в груди - нежность и бесконечная благодарность к этому человеку. Лорея улыбнулась еще раз, смущенно отвела взгляд. А затем и руку.
- Ты очень хороший, Вальдим. Ты преданный и надежный. Многие бы гордились дружбой такого человека, как ты. Другие - просто завидовали бы такому счастью.
- Что ты делаешь? – почти шепотом поинтересовался телохранитель. Он думал, что ничто не может его удивить, но сейчас он опешил, не ожидая такого жеста от синдорейки. Но гораздо больше беспокоило другое – он потратил много времени на то, чтобы взять себя в руки и разобраться со своими чувствами к королеве. Сейчас все грозило сойти на нет, рухнуть от одного мимолетного касания женской руки.
- Слышать такие слова от тебя уже награда, - все такая же тихая фраза, генерал и сам не заметил, как поймал руку, которую отвела собеседница, он хотел объяснить ей, что это значит, но даже объяснение с самим собой не дало результата
- Ничего. Просто высказала то, что было на душе.
Лорея вздохнула, признаваясь прежде всего самой себе в том, что была неправа по отношению к этому человеку. Он был ей верен, а она... Она то злилась на его холодность, то раздражалась его опекой чрезмерной. То сторонилась, опасаясь его чувств. Но он был рядом всегда, молчаливой тенью скользил рядом, опекал и оберегал. Он был.. таким хорошим.
- Я чувствую себя виноватой перед тобой.
Мягко, но настойчиво синдорейка освободила руку из ладоней Вальдима. Нет, не хотела обидеть. Нисколько.
- Отвернись, пожалуйста... ненадолго.
Воин в синем никогда не обижался на эту женщину, даже в первые дни знакомства, когда она готова была его убить, не зная о его чувствах к ней. Он почти сразу понял, за что ее полюбили, почему корону бросили именно к ее ногам. В голову порой закрадывались даже мысли о предательстве, чего генерал не мог себе простить до сих пор. Но все невзгоды казалось, остались за порогом спальни. Когда он освободила руку он, наконец, выпрямился и теперь смотрел на собеседницу сверху. По его мнению, картина, что открылась его взору, была достойна холста. Внезапно он почувствовал какой-то странный жар, сначала обожгло щеки, а потом и все остальное тело.
- Конечно, - мечник развернулся спиной к повелительнице и закрыл глаза, стараясь расставить все по местам. Но в голове мелькали мысли о том, что сейчас происходит сзади.
- Что же ты со мной делаешь, - одними губами промолвил седовласый.
А там не происходило ничего нового... это повторялось изо дня в день в различных вариациях. Вот только раньше свидетелем этого был Шиноби, да и то, скажем прямо, не всегда.
Лорея стянула с себя платье, отбросив его в сторону. Все равно стирать после сегодняшних приключений. Потянулась, сладко зевнула, а после, мягко поднявшись, почти бесшумно скользнула к шкафу, откуда извлекла тонкую и нежную ночную сорочку. Шелковая ткань нежно обняла девичий стан, тонкие бретельки ослепительно белого цвета оттенили кожу синдорейки... Бледность королевы стала еще более заметной. Короткая, легкая и скользящая - такая одежда не одевала, а скорее раздевала женщин в воображении мужчин.
Впрочем, будем честны - Лорея вовсе не хотела соблазнять Вальдима. Даже не думала об этом.
Поэтому поверх откровенного наряда был накинут длинный в пол халат.. Вот только завязывать на талии его эльфийка не стала.
- Все, можешь обернуться, - произнесла она, босыми ногами направляясь к столику в углу спальни. Там всегда стоял графин с чистой водой и бокалы.
Тихие шаги женщины, воин даже знал, как близко она подходит к шкафу с каждым новым шагом. В голове мелькали мысли о том, каким нужно быть глупцом, чтобы полюбить супругу своего друга и повелителя, который отдаст за нее свою жизнь и заберет чужую, если понадобится. Мантры, концентрация, все было направлено на то, чтобы вернуться в рамки обычного стража короны. Получив разрешение, он развернулся и увидел рядом с собой Лорею. Знала бы она, как он благодарил ее за этот халат поверх ночной рубашки. Он мог утратить контроль над ситуацией в любой момент и больше всего он боялся того, что синдорейка не остановит его. Когда-то фразы вроде «бойтесь своих желаний» забавляли седовласого охранника, но теперь он полностью осознал их смысл. Вместо того чтобы подойти к столу мечник направился к окну которое вскоре распахнул. Легкий ветер немного остудил лицо и вернул если не трезвость мысли, то хотя бы ее видимость.
- До чего же все это странно, - наконец приблизившись к собеседнице, произнес человек, надеясь, что синдорейка его поймет. – Я рад был охранять тебя.
- Ты говоришь так, будто собрался умереть через минуту,  - с укором произнесла Лорея.
Она уже успела наполнить бокал водой, чистой и свежей, и теперь мелкими глотками осушала его до дна. Чуть запрокинув голову назад, так, что волосы водопадом спадали на спину, обнажив шею, казавшуюся по-лебединому длинной в таком положении. Пила жадно, словно до этого шла по пустыне.
Наконец, стакан опустел. Эльфийка отставила его, затем вновь взглянула на Вальдима.
- Побудешь со мной? Я боюсь оставаться одна.
Воин усмехнулся, услышав слова королевы. – Если я умру, то завоевания Шиноби кончатся – он будет лично следить за твоей безопасностью, - фраза должна была получиться веселой, но вышла донельзя спокойной. Вальдиму казалось что здешние боги играют с ним в весьма странные игры, мимолетные и казалось ничего не значащие моменты заставляли его балансировать на грани.
- Раньше ты не боялась, - с улыбкой на лице произнес телохранитель. Отвечать было не обязательно – он будет с ней столько, сколько понадобится. – Как думаешь, не заменят ли меня более ответственным воином?
- Верных псов не меняют, - ответила Лорея, быть может более резко, чем сама хотела. Сказала - и тут же пожалела о своей фразе.
Но что поделать? Вальдим опять разозлил ее. Своими словами, своим тоном. Отвернувшись от него, эльфийка прошла к кровати, скинула с себя халатик, а после юркнула под одеяло. Все это заняло несколько долгих мгновений.
- В последнее время часто стали возвращаться с того света призраки. Я боюсь, что вернуться все.
Телохранитель проглотил эту фразу. Создавалось ощущение, что его вновь наградили оплеухой. Но видно королевской чете свойственно было подобным образом указывать остальным на ошибки. Нельзя сказать, что человек в плаще обиделся, вздохнув он посмотрел на Лорею, которая уже устроилась на кровати.
- Разве ты не рада тому, что Шиноби вернулся? – недоумевал охранник, ему казалось что она должна быть едва ли не счастлива после того что довелось пережить. Он видел как она скучала, как переживала. – Был в твоей жизни тот, кого ты боишься? – спустя пару минут снова спросил человек. Он не думал двигаться с места потому так и наблюдал за собеседницей, стоя возле стола с бокалами.
- Рада. Но он пока еще не мой. Он чужой. Другой.
Лорея говорила словно сама с собой, рассказывала себе о собственных же переживаниях. Ей нужно было выговориться, нужно было расставить все чувства по местам.
- Или это мне все кажется чужим.. даже ты. Да, ты!
Эльфийка беспощадно пнула кулачком подушку.
- Твои эти слова.. зачем ты их сказал? Знал же, что я расстроюсь!
Наверное, ей стоило бы заплакать. Быть может тогда он станет иным. Ей сейчас так не хватало живых, настоящих людей рядом. Тех, что смогли бы вернуть ее в жизнь. А он строил из себя куклу. Или безмолвного пса.
Вальдим не понимал синдорейку. Не понимал как человек может стать чужим особенно после того что было. Сам он не увидел особых отличий в своем друге, впрочем, ей виднее.
- Прости, - вздохнув, произнес мечник, осознав, что много лет не говорил подобных слов. Ему было нелегко, но говорить об этом он не собирался, в конце концов, лить слезы и говорить о том, что жизнь несправедлива отнюдь не мужская черта.
- Он бы сломал все, что строил ради тебя, - с улыбкой на лице произнес человек и сделал насколько шагов к кровати. Сейчас не время строить из себя мученика, ей нужна была его поддержка.
- Когда я впервые увидел тебя, думал ты другая, - признался он зачем-то. Груз проблем внезапно свалился с его плеч. Сейчас у него появилась цель. И осознание того, что защищать королеву нужно не только от врагов.
- Другая? - на губах эльфийки застыла улыбка. Впрочем, не стоит обнадеживаться - вряд ли это была именно та улыбка, которую вы хотя бы раз еще захотели увидеть. Лорея словно смеялась над самой собой, над остальными - с их предубеждениями и слепыми верованиями в различную чушь. - И какая? Жестокая? Холодная? Высокомерная?
Ну да, какими еще могут предстать синдореи? Это же так просто - увидеть в них только плохое.
- В этом безумном мире  нельзя быть другой. Представь, что было бы, будь иначе... Я отправлялась в чужой мир. Я выросла среди одной культуры, а должна была встретиться с другой. Понять, что в мире есть подлость и предательство, что благородство не встречается у всех повсеместно. Если бы я зашла в придорожную таверну скромной, мягкой и добродушной, такой, какой по мнению церкви единого должна быть женщина... Какой бы я вышла оттуда? Из этой дыры, где неудачники заливают элем свои проблемы? Где мужчины считают, что одной монетки достаточно для того, чтобы купить любую женщину?
Лорея всхлипнула - за свою долгую жизнь ей не раз приходилось сталкиваться с хамами, грубиянами, лицемерами.
- Эльфы совсем иные. Другие... Но когда они встречаются с дикостью "цивилизованного" мира, они всячески стараются отгородиться от него. И легче всего это получается, когда играешь роль высокомерного эгоиста. Люди сразу теряют интерес к таким персонам.
- Нет, ты была менее собрана и растеряна, как будто боялась поверить в происходящее. И вместе с тем ты могла взять себя в руки, - Вальдим никогда не забудет ту сцену на сельских просторах Таскани. Простой вопрос о детях вывел королеву из себя и она готова была убить его одним махом. Тогда ему казалось, что это работа самая трудная из всех, что ему, когда-либо поручали. Он не ошибся, но теперь  точно знал, почему его работа так трудна. Пришло и осознание того почему евнухов калечат прежде чем пускать их в гарем, верности своему господину порой оказывается недостаточно. Сейчас седовласый задумался  о том, что синдорейке повезло, она не видела его раньше, когда генерал Вальдим был молчаливой тенью императора и не менее жестоким полководцем. Подражание как видно не привело его ни к чему хорошему.
- Так почему ты не думала вернуться к своим сородичам, если у них все лучше, чем здесь?
- А почему ты не оставил Шиноби? Почему ты продолжаешь служить ему?
Лорея знала часть ответа на вопрос. О чем-то догадывалась, о чем-то ей рассказывал сам король. Она была в курсе отношений двух волевых мужчин, их прежних побед и достижений. Но все это не оправдывало то, что Вальдим по сути отказался от себя ради своего друга. Нельзя растворятся в другом так сильно, нельзя отрицать свое право на счастье, на любовь и семью. На востоке, в том же Ниириме к примеру, позиция женщин по отношению к суженым была такой же, какой на взгляд Лореи была и позиция седовласого относительно Шиноби: "У меня нет воли, кроме твоей воли, господин мой". И эльфийка не понимала такого взгляда на жизнь.
- Меня готовили к жизни вне пределов общины. Такое уж выпало мне предназначение. И, сказать честно, я не жалею об этом подарке судьбы.
- Потому что без него я бы давно умер от голода. Потом бы умерла моя сестра, которой он когда-то помог. Он никогда ничего не просил. Но оставить его когда он во мне нуждается… по-моему это не лучшая благодарность, - воин отряхнул плащ. Он служил своему другу потому, что еще даже не думал каково это – быть предоставленным самому себе. Порой хотелось и семьи и любви, даже покоя в его молодые годы, но все это придет позже, когда Шиноби закончит свой последний поход. – Я много повидал, пока сражался вместе с ним. Вместо лохмотьев – дорогой плащ, который был когда-то мне подарен. К куску хлеба добавились и другие угощения. Некоторые его люди называли меня псом, которого он подобрал на улице, но мне нет до этого дела. Ты бы вонзила нож в спину тому, кто спас тебе жизнь? – поинтересовался седовласый уже потом, осознав что этот вопрос, возможно, был слишком смелым шагом.
Лорея обернулась, застыла на постели, смотря снизу вверх на Вальдима. Ей казалось, что в голосе седовласого была угроза - пусть призрачная, но угроза. Пожалуй, в этом момент синдорейка смотрелась особенно грациозно - собранная, готовая к прыжку пантера, в позе которой еще сохраняется изнеженность и ленность, расслабленность, но в любой момент все может перемениться. На чуть смятых простынях, среди подушек с цветочным орнаментом, в одной лишь легкомысленной сорочке, эльфийка могла бы стать сейчас возлюбленной музой любого художника. Вот только любоваться этой картиной предстояло лишь одному Вальдиму, который, скорее всего, был готов на все, лишь бы выбежать сейчас из спальни, захлопнуть дверь, да еще и запереть ее на ключ, чтобы потом этот самый ключ выбросить на дно океана.
- Мне приходилось убивать тех, кто спасал мне жизнь, - тихо произнесла эльфийка. - Иногда люди спасают тебя от врага только потому, что хотят погубить собственноручно.
- Я не совсем понимаю тебя, - промолвил человек, приблизившись к кровати вместо того, чтобы покинуть комнату. – Мало того, что ты женщина, ты еще и синдорейка, - сев на край постели продолжил он. – Я не понимаю извращенного устройства этого мира, где пара монет может служить поводом для убийства друга. Не понимаю порой твоего гнева, - тихо добавил он, посмотрев эльфийке в глаза. Он мог понять Шиноби, который гневался, когда его приказы не исполнялись или когда что-то шло не по его плану. Но эта женщина, готовая разрушить все, что попадется под руку из-за того, что фраза показалась ей двусмысленной или взгляд несущим угрозу. Она была загадочна, и казалось непостижима. Ее поза скорее привлекала его, чем отпугивала и он начала понимать ее тягу к опасности. Ей достаточно сказать пару слов, чтобы он больше не увидел рассвета, и ее никто за это не накажет.  – Хотя, наверное, и себя я не всегда понимаю. После прибытия в этот дом.
- Нет, не друга. Друзей здесь заводят редко, чаще ограничиваются статусом "знакомый", - возразила Лорея. - Но если уж назвал кого-то другом, то будь уверен - не поступит с ним подло.
А вот слова Вальдима о гневе заставили эльфийку улыбнуться. Она стала мягче, ласковее. Накрыла своей ладонью руку военачальника, после чего спросила, немного смущенно:
- Я так часто впадаю в гнев? Мне казалось, что это - черта Шиноби. Но не моя. Неужели я такая злая и жестокая? Неужели я пугаю тебя?
Иногда взгляд со стороны куда более честен, чем тысячи вглядываний в собственное отражение в зеркале. И сейчас Лорея хотела знать, какой ее видит Вальдим. Хотела правды, пусть и будет она не очень приятной.
Она даже чуть приподнялась, опираясь на согнутую в локте руку. Вторая все еще лежала поверх ладони собеседника.
- После того как пропал Шиноби ты словно сорвалась. Ты нормально не ешь, не спишь, одержимая идеей мести бегаешь по городу. За это время ты, наверное, вела себя как он – вы очень похожи иногда, - признался военачальник. Волнение отступило после того как эльфийка коснулась его руки.
- Иногда мне кажется, что ты не столько зла и жестока, сколько пытаешься такой быть. Ты словно боишься, что кто-то еще причинит тебе боль и потому стараешься никого не подпускать к себе, - задумчивым тоном произнес человек. – А может быть, боишься навредить сама? – вопрос и пауза, на несколько секунд в комнате воцарилась тишина. – Я бы хотел, чтобы моя жена была похожа на тебя, - теперь уже рука собеседника накрыла руку королевы. – Думаешь, все дело в моем желании быть похожим на короля?
Лорея не знала, что ответить. А потому просто откинулась назад, вновь созерцая потолок.
- Я не знаю. Я вообще тебя не знаю.
И это было правдой. Однажды она попыталась узнать Вальдима получше. И чем это закончилось? Да ничем хорошим. С тех пор она старалась держаться от него подальше, быть с ним подчеркнуто вежливой, общаться лишь при наличии на то делового повода. Она не хотела давать ему надежд, приближать к себе и тем самым мучить. Но сейчас... Все было иначе. Лорее как воздух нужно было общество. И кроме Вальдима кто мог бы вот так запросто держать ее за руку и сидеть на ее кровати? Никто, наверное. Шиноби убил бы любого, не разобравшись.
- Я много думал о том дне, - произнес вдруг военачальник, снова посмотрев на собеседницу. – Я хотел бы быть твоим другом и понимаю, что рассчитывать на большее, по меньшей мере, глупо, - телохранитель снова сделал паузу, словно пытаясь подобрать слова для продолжения речи, но находиться они не спешили. Он сидел рядом с ней и надеялся, что ей это нужно и что сегодня он принесет пользу.
- А ведь ты перестала сторониться меня только после признания, - улыбнувшись, подметил генерал. – До этого ты, кажется, была ко мне не слишком благосклонна. Хотя если признаться честно – не мудрено, дипломат из меня неважный.
  Лорея вздохнула. Да, Вальдим был прав, во всем прав...
Мысли синдорейки вдруг неожиданно прервались. Она с удивлением взглянула на стены, которые вдруг начали терять свои очертания. Взглянула на потолок - и не смогла удержаться, вскрикнула от испуга. Ей показалось, что он, потолок, стремительно падает на нее. Вцепившись в руку Вальдима, Лорея вначале сжала ее весьма сильно, а потом и вовсе выпустила, когда ее собственная рука бессильно скользнула на кровать. Синдорейка потеряла сознание. Немудрено, впрочем. С тем ритмом жизни, что она выбрала для себя, такой исход был более чем логичен. Похоже, все же нужно было послать за врачом. На всякий случай. Бледность лица и холодеющие руки - не есть признак отменного здоровья.
То, что произошло за пару секунд, выбило телохранителя из колеи. Тем не менее, он сразу же собрался с мыслями и выбежал из комнаты, не слишком уступая в скорости арбалетному болту. Переступив порог дома, он обнаружил одного из агентов, никто не справился бы с задачей быстрее.
- Приведи врача, быстро, королеве плохо,- повторять дважды не пришлось, агент казалось, догадывался, что случилось бы со всей охраной, не убереги они ее величество. Раздав указания, седовласый воин вернулся в спальню и преклонил колено возле кровати, всматриваясь в бледное лицо королевы. Вскоре прибыл врач, тот самый который осматривал ее когда-то, спрашивая о сильных потрясениях. С тех пор в доме всегда было зелье, за которым когда-то приходилось бежать к алхимикам, наверное, это было одной из причин, по которой гильдию не сожгли в свете последних событий.
Доктор знал свое дело - в чувство синдорейку он привел быстро, сунув той под нос бутылочку с сильно пахнущей жидкостью. Вот только радости от того, что пациентка очнулась, доктор не высказал. Проверил пульс, температуру тела, задумчиво задал несколько вопросов, касающихся расхода магических сил и заветного зелья. Похоже, вариант "нездоровится, потому что синдорей" его не устроил.
Поэтому, обернувшись к Вальдиму, доктор осведомился, предпочтет ли воин выйти или останется.
- Мне нужно осмотреть ее величество на предмет наличия повреждений, травм и ранений, - пояснил он.
Мало ли - упала, ударилась, а потом махнула рукой на подобную мелочь. Не рассчитала, что потом сие может обернуться куда большими проблемами.
Воин предпочел остаться, что-то настораживало его в сложившейся ситуации, хотя может быть, все это было просто беспокойством. Эльфийка стала ему родным человеком в этом мире, да и должен был кто-то, потом передать Шиноби, что случилось с его женой, врач его хоть и не особо опасался, но старался избегать тем, в которых упоминается о проблемах его супруги – монарх в этом случае довольно часто терял терпение.
- Есть ли возможность полного излечения? – поинтересовался телохранитель через какое-то время у врача, до того он стоял рядом и не мешал ему делать свою работу.
- Думаю, король не обрадуется этой вести, но если вы найдете способ, то можете стать богатым человеком, - задумчиво промолвил Вальдим, посмотрев лекарю в глаза. Хотелось верить, что сегодняшнее состояние королевы было простым перенапряжением.
- Тогда помогите мне, - произнес доктор, приподнимая эльфийку так, чтобы можно было без особых проблем стянуть с нее одежду.
Для него в этой процедуре не было ничего особенного, в такие минуты он был просто врачом. А вот для Вальдима. Впрочем, целитель здраво рассудил, что если король разрешил этому человеку видеть свою супругу в ее же спальне, то ему, простому лекарю, сомневаться в решении короля не стоит.
Осмотр длился недолго, и вскоре Лорею уже накрыли одеялом - девушку начал бить озноб.
Все это время она молчала, испуганно переводя взгляд с одного мужчины на другого. Но тут все же спросила:
- Это серьезно? Да?
Доктор украдкой взглянув в сторону Вальдима, а потом тут же поспешил ответить:
- Нет, ну что вы. Просто волнение и стресс. Это все пройдет. Я выпишу рецепт укрепляющих настоек. Они вернут организму силы. Уважаемый, проводите меня, пожалуйста. Если, конечно, вас это не затруднит.
Последние слова обращены были, конечно же, к телохранителю королевы.
Этот день Вальдим так же запомнит надолго. Странный разговор в спальне, внезапная потеря сознания, потом он раздевал женщину с человеком, которого видел второй или третий раз в жизни. Казалось бы, все прошло и теперь ее величество лежала под одеялом, но телохранитель все равно пристально смотрел на лекаря.
- Да, конечно, - он последовал за мужчиной, предчувствуя что-то недоброе. Он прекрасно мог найти дорогу сам и, по всей видимости, хотел что-то передать стражу ее величества, других причин такого поведения гостя найти не получилось.
- Вы что-то хотите мне сказать? – поинтересовался воин, собравшись с силами. Перед глазами уже возникал образ Шиноби, который не обрадуется неприятному известию, но, в конце концов, здесь нет вины генерала, по крайней мере, он на это надеялся.
Врач кивнул, хотя не спешил ничего говорить. Осматривая пациентку, он обращал внимание Вальдима на незначительные синяки и ушибы, коих не удалось королеве избежать. Конечно, воин объяснял вкратце ситуации, в которых королева получила сии "награды". Но хвала богам, в них не было ничего опасного для здоровья или для жизни. Иногда даже на простых тренировках ушибы бывают значительнее. Но доктор все равно мрачнел от каждой новой подробности. Вероятно, как истинный альтанарец, он не мог одобрить того, что так рисковала правительница... Или у него были иные причины для печали?
Наконец, лекарь собрался с силами.
- Понимаете, ее величество... ждет ребенка.
Смутившись, доктор замялся на пару мгновений, но продолжил.
- И все это время она подвергалась опасности и большим нагрузкам, в ее положении крайне противопоказанным. Я боюсь, что последствия пережитого могут отразиться на дальнейшем здоровье ее и ребенка.
Судя по выводам целителя, малыш должен был появиться на свет через полгода. В конце декабря. Под новый год.
Вальдим едва не сел на пол услышав слова врача. Он даже не знал, как реагировать на происходящее, хотя решение пришло быстро. – Спасибо вам, - проводив лекаря до двери, промолвил телохранитель. На его лице, наконец, появилась обыкновенная улыбка. Он радовался тому, что состояние женщины не результат болезни, еще больше он радовался за королевскую чету, своих друзей у которых появился еще один наследник. Седовласый буквально загнал Эцио на кухню заставив того заварить чай. В запасах Шиноби еще оставалось немного ароматной травы из родного края. Взяв с собой небольшую кружку, военачальник поднялся наверх. Он, не задумываясь, протянул чай королеве, которой необходимо было согреться.
- С тобой все будет хорошо, - улыбнувшись, сказал он ей. «Даже лучше чем ты думаешь» - пронеслась следом мысль. Но генерал не собирался ей, ни о чем рассказывать, скоро это сделает правитель Альтанара.

Совместно с Лореей

Отредактировано Вальдим (Понедельник, 22 августа, 2011г. 18:54:54)

0

162

Когда Вальдим вышел вместе с доктором, Лорея некоторое время задумчиво смотрела им в след. Ей хотелось познать тайну недосказанности, таинственности доктора. Но сил даже на это не было. Хотелось просто закрыть глаза, уснуть и не просыпаться хотя бы несколько столетий. Хотелось выспаться.
Тем не менее, завернувшись в одеяло, Лорея нашла в себе силы дойти до двери и выглянуть. Вальдима уже не было. Быть может и правда пошел провожать лекаря. Зато была служанка. Синдорейка шепнула той пару слов, девушка кивнула и поспешила исполнить волю королевы. Тем временем эльфийка вернусь обратно в постель, где ее и застал верный телохранитель.
- Я знаю, - улыбнулась она, принимая из рук Вальдима чай.
Он приятно грел руки и, поднеся его к лицу, эльфийка вдохнула чудесный аромат. После чего кружка вырвалась из ее рук, едва не облив и саму девушку, и Вальдима. К счастью, пострадал лишь ковер. Сама же синдорейка, прижав к груди руку, выбежала в чем мать родила из комнаты, скрывшись за дверью ванной. Судя по внезапно разлившейся по лицу бледности, ей стало совсем плохо.
Через несколько минут из ванной в спальню вышла девушка-служанка. Она пояснила Вальдиму, что ее величество принимает ванну, о которой распорядилась совсем недавно. Взяв из шкафа ворох полотенец, она вернулась к королеве, оставив воина одного.
Время тянулось медленно.
Лорея вовсе не могла понять, что происходит. Взвешивая все события последних дней, она пришла к простому выводу - это и в самом деле переутомление. А чай, принесенный Вальдимом, вовсе не чай. Наверняка какой-то сбор целебный. От них вечно ни вкуса, ни аромата нормального не дождешься. Уж лучше просто отоспаться, чем пить всякую гадость. Собственно, на том она и порешила.
Через десять минут королева вернулась, смущенно улыбнулась Вальдиму и, попросив того отвернуться, опять переоделась для сна. После этого юркнула под одеяло и сообщила телохранителю о намерении поспать.

0

163

Спустя некоторое время после переговоров

Воин спешил домой, даже не думая размышлять о событиях нескольких последних часов. Разговор с дровийкой состоялся, к чему он приведет, покажет время. Одна фраза, всплывшая в голове во время переговоров, перевернула сегодняшний день и вернула правителю вкус жизни. Его супруга была еще немного холодна после их расставания – она считала что изменилась, а мечник видел в ней всю ту же девушку, чистую и хрупкую, но уже скрывающейся за новой маской. Завоеватель остановился у порога и замер, положив руку на дверь. Его возлюбленная еще сама не знала, какой подарок собралась сделать супругу и самой себе. Ожидание заняло не больше секунды, вскоре двери распахнулись, и хозяин Альтанара вошел внутрь. В особняке жизнь текла в привычном русле – разве что слуги стали передвигаться тише, а воины опасались шуметь, предпочитая стоять не месте и не двигаться, все говорило об одном – дети уснули либо спит королева. Как оказалось, обе мысли оказались верными. Шиноби приоткрыл дверь и посмотрел на две детских кроватки. Внутри было тихо, только едва различимый звук открываемой двери да тихая поступь отца были слышны детям сквозь сон.
- Скоро у вас будет брат, - прошептал король, наклонившись к наследникам. – А может быть сестра, - поправив одеяла сначала у дочери, а потом и у Дейгана, воин поцеловал детей и, стараясь не создавать шума, вышел из их комнаты. Снаружи ждал Вальдим, он хотел поговорить о чем-то, но правитель лишь отрицательно кивнул, серьезных разговоров на сегодня было достаточно. Однажды он потерял друга из-за пары слов, но горевать об этом было некогда, это станет уроком на будущее. Положив руку на плечо телохранителя Лореи, завоеватель махнул рукой в сторону лестницы, не хотел, чтобы кто-то мешал. За дверью спальни короля ждала супруга. Ее светлые локоны раскинулись на мягкой подушке, грудь мерно поднималась с каждым вдохом, а сомкнутые веки казалось, чуть подрагивали, она спала. Вместо того чтобы разбудить ее сразу – тиран поставил рядом с кроватью стул на который вскоре и сел. Во многих мирах были богини, в том числе богини, любви которых воспевали как барды, так и священники. Их лик тщетно пытались изобразить известные художники, но только одному человеку удалось добиться расположения красавицы, чье очарование признает даже слепой, услышав первую фразу.
Один человек был столь дерзок, что бросил вызов богам и покорил тех, кто им поклонялся, один он, проводя ритуал молитвы, обращался к своему покровителя как к равному. Но сейчас не важна была империя, завоевания и придворные интриги. Лишь спокойный сон женщины, о которой остальные могли только мечтать имел значение для императора. Он дарил покой, умиротворение и успокаивал гнев, присущий только демонам. Почти неразличимо коснувшись щеки возлюбленной ладонью, воин сдвинул одеяло чуть вниз, затем коснулся губами плеча и шеи, лишь, когда королева открыла глаза, он поцеловал ее руки и лишь после добрался до губ. Он притянул ее к себе за плечи, но держал осторожно, словно боялся сломать и только спустя несколько минут помог лечь обратно, посмотрев в глаза.
- У нас будет еще один ребенок, - без улыбки сказал воитель, но она была излишней ибо не могла передать того счастья, что отражалась в глазах правителя, державшего эльфийку за руку.

0

164

Сон был беспокойным. Лорею мучили странные, непонятные сновидения, в которых она то ли убегала от кого-то то ли наоборот, догоняла. Правда, уставший организм все же взял свое - через полчаса девушка уснула крепким, спокойным сном. Ей уже не снилось ничего, а быть может синдорейка просто не помнила об этом. Зато вот пробуждение свое она уж точно на всю жизнь запомнит.
Нежность, с которой супруг коснулся ее, была удивительной. Шиноби и раньше не допускал грубости, обходился с ней как с сокровищем, но сейчас... Сейчас все было по-особенному. Лорея улыбнулась королю - она понимала, что тот просто соскучился. Он также, как и она, все эти месяцы жил вдали от любимого существа. Он тосковал - как и сама Лорея тосковала.
- Я люблю тебя, - шепнула она, обнимая короля.
Но тот почему-то предпочел снова уложить ее на подушки. И, взглянув на лицо Шиноби, Лорея поняла, что тот хочет ей что-то сказать. Признаться, синдорейка испугалась этих невысказанных пока слов. Вновь на ум пришли недомолвки доктора. Неужели она все же больна? Неужели что-то случилось? Едва ли не с мольбой в глазах посмотрела она на Шиноби, прося не ждать больше, сказать то, что ему известно.
И он сказал.
Лорея сделала глубокий вдох - от волнения перехватило дыхание, заныло где-то в груди. Затем, закрыв глаза, эльфийка некоторое время просто молча лежала, не шевелясь и не произнося ни слова. Ей нужно было обдумать сказанное супругом, сопоставить факты, понять, как же случилось так, что... Впрочем, все было понятно и так.
- И кто будет матерью твоего ребенка? - тихо произнесла королева неживым, сухим тоном.
Факт измены причинял физическую боль, сковывал грудь, терзал сердце. С ним невозможно было смириться, да и не пыталась сейчас Лорея понять и простить супруга.
- Уж не та ли, что сегодня встречалась с тобой?

0

165

- Я тоже тебя люблю, - уже улыбнувшись, промолвил король. В первый раз за несколько недель захотелось жить, а не выживать. Но атмосфера любви и счастья не задержалась в комнате надолго. Шиноби мог ожидать любого вопроса, кроме того что задала его супруга. Он не спешил с ответом, не рвался убеждать в чем-то девушку. Ее слова были чем-то вроде оплеухи – нет, воин не затаил обиду в глубине души, не собирался объявлять траур или выходить из себя, просто время для него остановилось, и появился момент для раздумий. Сколько красавиц он видел за свою жизнь? Пожалуй, ими можно было заселить одно из существующих королевств. Сколько знатных особ были не прочь стать фаворитками короля? Их тоже было немало, но завоеватель не обращал на них внимания. С момента знакомства с синдорейкой не было даже намека на близость с другой женщиной. Он мог понять ревность своей жены, мог понять боль и страх остаться в одиночестве, но как девушка додумалась задать подобный вопрос, для мечника осталось тайной. Тиран усмехнулся, представив Триэль в образе матери его ребенка. Она была неплоха собой и могла приковать внимание мужчин, но хуже чем наследник от дровийки мог быть только наследник от демонессы. Наконец раздумья прервались, хотелось что-то ответить, но не было желания искать слова. Вместо того чтобы сжать руку эльфийки как он сделал бы в любом другом случае тиран ее практически отпустил. Взгляд в глаза жены, обычно так смотрят на провинившееся дитя, которое сказало что-то неразумное. Злиться на нее он не мог, да и не хотел. Она ведь знала, что тиран не прощает людям из своего окружения только измену, глупо было полагать, что он пойдет по стопам предателей, которых он всю жизнь презирал, начиная с брата и заканчивая прощенным не до конца отцом.
- Ты, - спокойно ответил мужчина. Радость пропала, оставив вместо себя спокойствие, присущее почти каждому опытному стратегу, вскоре завоеватель все же отпустил руку девушки и обошел кровать, чтобы в следующий момент снять сапоги и лечь рядом с возлюбленной.
- Если у меня есть жена, то зачем мне иные женщины? – поинтересовался супруг королевы, прижимая ее к себе. Ее величество порой совершало глупые поступки, потому король расценил ее вопрос как еще один.
- Если вас это так беспокоит – у меня не было никого после нашего знакомства, готов поклясться, - на лице снова мелькнула улыбка, какой наивной ему казалась эта девушка сейчас, девушка, которая в свое время поверила в сказку, едва не лишилась ее и теперь во всем искала подвох. Не раздумывая, мужчина прильнул к устам королевы в жарком и требовательном поцелуе.
Просто живи и наслаждайся. Разочарования и невзгоды оставь мне. Мне пережить их будет проще», - именно эти мысли пытался поймать разум, на несколько минут загнанный в угол блаженством, что дарила близость супруги.

0

166

Лорея не могла вымолвить ни слова. Шиноби преподнес ей новость так, словно ничего особенного в этом не было. Буднично, без трепетной дрожи в голосе, без волнения или хоть какой-то особенной радости. Он просто поставил ее перед фактом, не заботясь о том, как она эту новость воспримет.
Вот теперь-то стало ясно волнение доктора. И поведение Вальдима. И усталость. И нежелание есть, тошнота и частые приступы меланхолии. Все встало на свои места. Вот только была ли королева этому рада?
Она все еще потрясенно молчала, словно бы отсутствовала, была не здесь мысленно.
Нужно было многое обдумать, решить, как жить дальше. Лорея вдруг осознала, что не готова была к такому повороту дел. Не готова была вновь отказаться от всего, от жизни, радости... Не готова была вновь заключить себя в четырех стенах.
Отвернувшись от Шиноби, она уткнулась в подушку и расплакалась.
  Тиран мог вынести пытки в подземельях дроу, но состояние синдорейки рождало какие-то странные чувства. Они снова смотрели на жизнь по-разному, мечник был счастлив, что у него появится ребенок, а его супруга снова горевала об утрате такой странной вещи как свобода.
- «Никто не отнимет твою свободу кроме тебя», - мысль пронеслась в голове, когда мужчина коснулся щеки королевы своей ладонью. Она была так беззащитна в этот момент, так чиста и невинна, что у мужчины даже перехватило дыхание. Эта женщина могла казаться сильной, могло показаться, что она изменилась, но вот она, та самая девочка, которая хочет свободы и счастья. Вдох получился более глубоким, чем обычно, выждав пару секунд, завоеватель положил руку на плечо плачущей супруги, а после, плавным движением повернул ее к себе.
- У нас с тобой все будет хорошо, - не спеша, вытирая слезы с лица эльфийки, промолвил человек. Ему сложно было не поверить, в глазах читалась уверенность и готовность бросить все ради королевы, ради семьи. Какое-то время он смотрел на ладонь, мокрую от слез, а после приложил ее к своей груди, подождав пока рубашка, не впитает влагу.
- Я люблю тебя, - улыбка и поцелуй, мимолетный, едва ощутимый. – И всегда буду с тобой, - приложив руку девушки к своей щеке, добавил Шиноби.
  Она кивнула. Лорея верила своему королю, понимала все правоту его слов. Все будет именно так, как он сказал. Но боги! Как же трудно сейчас пережить волнение, изумление и страх... Страх за себя, за уже рожденных детей. За малыша внутри. Последние месяцы не были легкими. Лорея занималась тем, что искала смерти. Получается, что она хотела убить все... и всех.
Ей было сложно признаться самой себе в том, что было. Сложно оценить собственные поступки, ибо они были жуткими. Лорея не хотела об этом думать, но мысли, словно докучливые осы из потревоженного гнезда, так и вились вокруг нее.
Прижавшись к супругу, синдорейка пыталась в его обществе забыться, но не получалось.
- Мне страшно.. Я могла сломать жизнь всем нам...
  - Но не сломала, - откинув прядь волос с лица синдорейки, заметил Шиноби. Он редко винил ее в чем-то, редко ругал и не мог долго на нее обижаться. Искать виноватых было бесполезно, в конце концов, и его не было здесь, когда королева так нуждалась в муже. Вновь взвыло чувство, которое взывало делать все превосходно. Тиран провел рукой по светлым локонам возлюбленной и улыбнулся, взглянув ей в глаза.
- Не бойся, пока я рядом тебе ничего не грозит, - голос был необычно мягким, движения плавными, руки принялись не спеша ласкать спину возлюбленной. Вдруг поддаваясь порыву, мужчина впился в губы жены настойчиво и требовательно, она могла быть не готова к этому, но тем лучше, на некоторое время она выбросит тревожащие ее мысли из головы. Положив руки на талию синдорейки, мужчина прижал ее к себе, продолжая наслаждаться ее губами, стараясь без слов поведать, как долго он шел к ней, как рад был вновь оказаться дома, только когда воздуха в груди почти не стало воздуха, он отпрянул от губ, но не торопился отпускать от себя спутницу.
- Я хочу еще один поцелуй, - теперь уже черед Лореи был что-то требовать от мужа. - Прямо сейчас и немедленно. А потом... потом хочу лепестки белых роз на кровати и виноградный сок с солнечной Таскани. А еще я хочу на север, в горы...
В конце концов, раз она теперь на особом положении в королевской семье, то не грех и воспользоваться этим. Можно капризничать и требовать, можно исполнить свои мечты и воплотить в жизнь все желания.
- А еще я хочу безумство... с твоей стороны... Я хочу, чтобы ради меня ты совершил что-то такое... чтобы было "Ах!"...
Лорея рассмеялась - похоже, ей стало гораздо легче. Даже на баловство потянуло.
   Королеве не пришлось просить дважды, воитель снова прильнул к ее губам в не менее насыщенном поцелуе, после снова коснулся ладонью ее щеки. Он не выносил ее слез, но ее радость после них сравнивал с рассветом. Она хотела безумства, но догадывалась ли о том, что для мужа она сама и есть безумство? Глядя на нее, он порой терял голову и не спешил искать ушедший разум. Он готов был увезти ее куда угодно – в Таскань, в горы, даже за пару недель выжечь селения непокорных племен на Гаитане если ей захочется побывать и там.
- И какого безумства хочет моя королева? – с лукавым взглядом интересовался правитель. Он никогда не жалел что именно эта женщина стала его супругой.
  Ну, вот опять! Если бы Лорея знала, чего хочет, стала бы она вот так витиевато излагать свои мысли? Нет, она прямо бы сказала - мол, хочу того-то и того-то. Ну почему мужчины не склонны проявлять фантазию, почему обо всем нужно думать за них, почему эти существа ждут готовых решений? Нет-нет, не сегодня! Может быть в другой раз она и подскажет своему любимому выход, но сегодня из этой западни, устроенной ручками эльфийки, он выбраться должен сам. Без помощи со стороны.
- Я не так часто прошу тебя о подобном, чтобы ты вот так просто отказывал мне...
Нотки обиды прозвучали в голосе, но тут же улетучились - Лорея вновь улыбалась, правда уже с вызовом в изумрудных глазах.
  Эта девушка не уставала пытаться, пытаться то загнать супруга в тупик, то перехватить у него инициативу в каком-то деле. На лице воина мелькнула улыбка, когда-нибудь он отыграется и заставит ее продумывать наперед каждый свой шаг, но пока нужно было выйти из положения.
- Разве я тебе отказал? – поинтересовался мечник, снова проводя ладонью по щеке эльфийки. – Наедине с вами не так трудно сойти с ума, - он уже видел этот огонек в ее глазах, королева знала, от чего ее муж порой теряет рассудок и пользовалась этим, когда хотела. Но сейчас это не имело значения, воин принялся не спеша поглаживать руки собеседницы, а после, прижав их к кровати, жадно впился ей в губы.
   Лорея сначала позволила супругу совершить то, что он хотел. Признаться, такой напор, такая страсть были ей приятны, но... Но хотелось чего-то большего. Хотелось чего-то нового, свежего, как дыхание ветра в отворенное окно. Эльфийка вздохнула, после чего немного обиженно взглянула на Шиноби.
- Вы так нетерпеливы...
Оно и понятно, с момента их встречи прошло не так много времени. А уж друг другом они не наслаждались и вовсе несколько долгих месяцев. Но сегодня эльфийке хотелось отметить день возвращения короля и день, когда они узнали о подарке, что преподнесла им судьба, иначе. И она просила Шиноби именно об этом, а тот не мог удержать свои чувства.
  Шиноби размышлял о том, как можно быть спокойным в обществе этой девушки, но потом вспомнил новости, которую сам, же рассказал и немного успокоился.
- Слишком долго ждал, - признался тиран и с улыбкой посмотрел в глаза возлюбленной. Сейчас пришло осознание того, что торопиться некуда и у них впереди еще вся жизнь, взяв возлюбленную за плечо, воитель помог ей перевернуться на спину, а после коснулся края ночной рубашки.
- Я скучал по тебе, - синдорейка могла услышать привычный уверенный голос в тот момент, когда ткань скользнула наверх, а теплые руки мужа коснулись ее спины. Вскоре рубашка и вовсе соскользнула с тонкого женского стала и была брошена рядом. Ладони коснулись шеи, тут же появились чувственные прикосновения, которые снимали усталость, через какое-то время руки уже скользили вдоль спины, то поглаживая, то надавливая на некоторые места.
- Чем ты занималась без меня? – обнаружив на теле супруги синяк, поинтересовался Шиноби, он даст ей безумие, но для начала девушке нужно прийти в себя, чтобы потом не раздумывая ему отдаться.
  - Искала смерти, - честно призналась Лорея.
В такой ситуации врать не хотелось. Да и смысл? Вальдим наверняка все рассказал, все поведал.
- Но это было в прошлом.
Эльфийке не хотелось, чтобы сейчас они говорили о том, что было. Чтобы Шиноби вновь рассказывал ей, что нельзя так опрометчиво подвергать жизнь опасности. Она прекрасно это все знала и без него.
Нежные руки дарили покой. Лорея с удивлением обнаруживала, что начинает немного расслабляться. Все эти месяцы она была словно комок нервов – тугой, сжатый. А теперь… непривычно ощущать, как по телу идут волны спокойствия, умиротворения. Хотелось закрыть глаза и.. нет, не уснуть. Просто перенестись куда-то, в иную страну, в иное место. Погулять по фантастическим садам, послушать пение дивных птиц.
- Я нашел ее дважды – поверь, в ней нет ничего хорошего, - улыбнувшись, ответил супруг. Он начинал привыкать к тому, что его жена живет чувствами и лишь потом прислушивается к разуму. Все это действительно было в прошлом – теперь они снова были вместе. Закончив массировать спину, завоеватель сместился еще ниже и теперь разминал ноги своей возлюбленной, которая лежала на кровати, прикрыв глаза. Несколько минут он молчал, наслаждаясь каждым прикосновением к ее нежной коже, и лишь когда почувствовал, что супруга расслаблена он позволил себе коснуться пряди ее волос, вдыхая их аромат.
- Давай уедем, - тихо предложил мечник. Все равно куда, в горы, леса, Таскань – он хотел увезти ее из серой столицы, которую королева никогда не любила. Дитя природы никак не могла привыкнуть к серому камню и суетливым толпам народа. Дождавшись пока синдорейка откроет глаза, супруг прильнул к ее губам в нежном, почти робком поцелуе, обняв за плечи, словно боясь сломать, он снова задумался о том, как дорога ему это женщина со всеми ее достоинствами и недостатками.
-Давай, - ответила не задумываясь. Не сомневаясь в том, что принятое решение правильно. – Я хочу в горы. Я хочу туда, где лежит снег.
Видимо, жаркое лето теперь ассоциировалось у синдорейки с плохими воспоминаниями. А потому ей хотелось больше свежести, воздуха. Вечную весну. А найти ее среди осени можно было только в горах.
Застенчиво улыбнувшись, она прижалась к мужу, обняла его, спрятав у того на груди лицо. Хотелось просто молчать. Но молчать красноречиво. Чтобы он читал все то, что не высказано, по вздохам, по движению ресниц.
- Ты меня теперь еще сильнее опекать будешь?
  - Значит, поедем в горы, только подберем тебе одеяние, - коснувшись щеки синдорейки, промолвил воин. Он любил снега, и легкий мороз, так что сам был не прочь уехать из душного Илсэ туда, где царят холодные ветра и простор. Пожалуй, там можно было на несколько недель спрятаться от всего мира, который в последнее время норовил разлучить правителей.
- Моя опека тебе в тягость? – с теплом в голосе спросил король. Эта девушка порой была в опасности даже наедине с собой и всегда жаловалась на то, что ее защищают и стараются оградить от ненастий внешнего мира. – Я не буду закрывать тебя в клетке, - откинув прядь со лба эльфийки, сказал монарх. – Но оставлять тебя одну в таком положении я не хочу, - понял, что слукавил лишь в конце фразы, он не хотел оставлять ее в одиночестве в любом состоянии.
  - Нет, не в тягость.
Лорея улыбнулась. После вынужденных месяцев одиночества, ей на удивление приятной казалась забота супруга. Он был мил, нежен. Но самое важное – он был. Просто был.
- А с одеянием не беспокойся. В Илсэ тоже бывает очень холодно, так что обнаженной не останусь.
Задумчиво переведя взгляд с супруга, на стены, скользнув по ним взором, эльфийка о чем-то крепко задумалась. Словно погрузилась в себя. Потом почти торжественно изрекла:
- Кажется, мне ужасно хочется есть.
Обед-обедом. Нужно было собирать всю семью за столом. Даже малышей. Нужно было.. отпраздновать? Да, возможно. Вот только…
- Давай просто поедим, и начнем собирать вещи? Или у тебя есть срочные дела тут?
   Воин улыбнулся девушке: - Тебе идет, - рука остановилась ниже спины. Он мог смотреть на нее весь день, но как оказалось у них были запланированы дела на это время, еще нужно было решить, куда именно они поедут, но все это мелочи.
- У меня никогда не было дел важнее тебя, - искреннее заявление и супруг наконец покинул постель, его спутнице еще предстояло во что-то облачиться иначе слуги мужского пола и Вальдим рисковали сойти с ума от счастья.
- Я пока соберу детей, - пересилив желание посмотреть, как одевается жена, промолвил воитель и вышел. В детской было несколько няней, которые не рискнули отходить от недавно проснувшихся малышей. Вскоре они были одеты и отец гордо нес их на руках вниз, где вездесущий повар уже накрывал на стол.
- Осталось только дождаться маму, - объяснил правитель детям, которые не уставали ерзать, желая осмотреть каждую деталь.

0

167

Конец летнего сезона
>>> Осенний сезон: Дирижабль: Илсэ-Дель Анар

0

168

===> Улицы города

- Я Фирр, - ей понравилось добродушие в голосе и лице незнакомого мужчины. Сначала он показался ей холодным и отстраненным, но теперь вся эта корочка льда оттаяла. Значит она была права, когда доверилась чувству страха перед столь неожиданной ситуацией. 
- Приятно познакомиться, Ястреб, - губы полукровки растянулись в приветливой улыбке. Они продолжали куда-то целенаправленно двигаться. Куда это мы?.. Такое ощущение, как будто я уже видела лицо этого человека, совсем немного… - небесные глаза мужчины казались знакомыми. Если бы во время шествия она обратила внимание не только на принца, но и на его свиту, то возможно, узнала бы Ястреба, но сейчас уже ничего не могла сделать. Оставалось только идти следом. Они ведь должны куда-нибудь рано или поздно придти, правда?
Впереди показалась каменная стена. Фирр подняла глаза наверх и смогла разглядеть верхушку здания. Может она и была первый раз в столице, но узнать королевский особняк труда не составило, слишком роскошным он был, гордо возвышаясь над прочими домами и постройками.
Полудемон хотела полюбопытствовать, почему они здесь, но не успела. Внимание отвлекла выдвинувшаяся часть стены. Ее не пришлось туда заталкивать, девушка с удовольствием зашла сама, пытаясь не слишком выдавать свою горячую заинтересованность в потайном ходе.
Взгляду открылась терраса. Фирр чуть не споткнулась (хорошо, что Ястреб держал), когда увидела, кто там сидел. Принц успел переодеться в роскошный дворцовый костюм. Возможно, полудемон смутилась бы, глядя на свое зеленое и удобное платье, которое смотрелось слишком просто и дешево в сравнении с одеждой Дейгана, но этого не произошло. В отличие от других девушек она никого не пыталась впечатлить внешностью, вся эта мода и красота казалась слишком далекой для понимания.
- Простите за доставленные вам неудобства, сам я не мог за вами прийти, сами понимаете, внимание через чур высокое к моей личности. А вы присаживайтесь не стесняйтесь! – наконец-то принц улыбался. Фирр почувствовала, что какой-то тяжелый комочек отпустил ее сердце.
- Улыбка вам больше подходит, ваше величество, - девушка присела в реверансе, приподнимая подол платья. Может быть, и не зря десятки лет в ее голову вдалбливали правила этикета. Когда она заглянула в изумрудные глаза парня, ее лицо осветилось мягкой улыбкой, - Во время шествия ваше лицо было немного мрачным.
Она смущенно присела напротив принца, не сдержав слабого румянца на щеках. Ситуация была более чем необычной. Фирр до сих пор не понимала, как ее сюда занесло и зачем. Сопровождавший мужчина куда-то исчез, оставив их одних, от осознания этого неловкость усилилась.
- Позвольте спросить, почему я здесь? – полудемон решилась снова заглянуть в лицо Дейгана. Что-то сковывало ее. Внутри бушевал огонек азарта и веселья, но присутствие наследника и чувство приличия не позволяли вести себя свободно. Девушка не знала, что делать. Будь принц обычным юношей, все было бы иначе.

0

169

- Улыбка вам больше подходит, ваше величество, -  принцу было неописуемо приятно услышать эти слова от девушки.
-Спасибо вы невероятно прелестны!- у принца вылетело само собой это, и он впал в короткий ступор от удивления тем, что он сказал. Лицо его на несколько секунд приняло удивленно-смешное выражение, но всего лишь на несколько секунд. Но этого хватило, чтобы у принца началась настоящая буря эмоций, словно огромный смерч, водоворот. Ничего подобного он еще не чувствовал никогда в своей жизни. Этот водоворот раскручивал недоумение, удивление, страсть, гнев, любовь...
- Во время шествия ваше лицо было немного мрачным,- принц словно очнулся от этих слов девушки, он взглянул на нее... Теперь у него в душе всё уложилось, "Да что со мной в конце концов?!! Хватит! Возьми себя в руки принц!" -восклицал внутри себя принц. Именно так он и поступил. Смерч, водоворот, буран прекратился через несколько секунд, и лицо приняло светлое выражение и озарилось дружелюбной улыбки, глаза блестели плохо скрываемой нежностью.
-Вы знаете, это внимание напрягает, я не привык к нему, раньше я был принцем, мало чего значащим, но когда мама уплыла, то все скатилось на меня, мне предлагали, чтобы совет управлял королевством, но я понял подвох и отказался. Народ всегда желает поглазеть на  что-нибудь выше их вроде бы, казалось бы. Но люди не понимают в правильном смысле то, что мы тоже живые существа, пусть и полулюди в моем случае, но все же. А нет вот, народ волнует только то что мы смертны, все до единого и если мы не умрем по какой то причине физиологии, то нам готовы с удовольствием в любой момент помочь различными способами, тут уж выбор огромный, даже огромнейший! Ну не будем о страшном и грустном! Ко мне поступила совершенно случайно информация, что вы бард, это так?- внимательно спросил принц, всю речь он сказал с каким-то задумчивым видом глядя в сторону на деревья за террасой. Но посмотрев на девушку, принц опять наполнился нежностью к этому аккуратному созданию. Он понимал что, что то начинается, но что? На этот вопрос принц не знал ответа. В присутствии этой девушки у принца начинал таять осколочек льда в душе, который так незаметно жил внутри Дейгана с момента исчезновения отца.

Отредактировано Дейган Сандорфайт (Понедельник, 23 июля, 2012г. 00:07:10)

0

170

Она старалась не смотреть так часто в открытое и приветливое лицо принца, чтобы не смутится еще сильнее. С королевскими особами не каждый день повстречаешься, поэтому сейчас Фирр боялась сделать что-нибудь не то или по привычке высказать все как есть, не подумав о последствиях такой поразительной беспардонности. С обычными людьми она часто шутила, могла подразнить или завести разговор на любую тему, но беседуя с Дейганом, казалось, что так делать не полагается.
Слушая парня, полукровка все больше начинала убеждаться в том, что ее мнение до того было несправедливым. Он ведь тоже из плоти и крови, так почему же делать из принца нечто недосягаемое и грозное только из-за уважаемого статуса? Ему ведь хотелось того же понимания, что и всем простым людям. Глупо, Фирр. Может, ты делаешь только хуже, что так загнанно мнешься, проявляешь уважение к королевской крови, но упорно пытаешься скрыть простое добродушие и участие к нему, как к человеку. Срочно исправляйся! – упрекнув себя за холодное поведение, полудемонесса облокотилась на столик руками и уперлась подбородком в ладони, уже без смущения разглядывая принца. Теперь внутри не ощущалось прежней тяжести и скованности. Обычная встреча с обычным юношей, назовем это невинным свиданием. Правда, в романтических отношениях знания Фирр всегда хромали: сказывалось отсутствие хорошей практики. Однажды Кале учил ее  целоваться и рассказывал, какой может быть пылкая любовь, но это не тоже самое, что испытать в реальности.
И без того большие глаза у полукровки удивленно расширились, когда ей сообщили, что знаю ее профессию. Откуда об этом могло знать ваше величество? В столицу я попала только сегодня и дала единственное выступление, где принца точно не должно было быть… Но как?
- Вы правы, я пою и играю на лютне… У вас очень хорошие источники, ваше величество. Но почему ваше внимание вдруг обратилось именно на меня? Я не профессионал и, скорее всего, в Илсэ есть очень много менестрелей, которые выступают лучше меня, - она говорила искренне и не пыталась соврать о своих возможностях только потому, что ей случайно повезло удостоиться столь важной аудиенции. Если Дейгану требовался бард, она не лучший вариант для королевских пиршеств.
- Простите, я не могу так общаться, не познакомившись лично. Мое имя Фирр, рада встрече с вами принц Дейган Сандорфайт, - полудемон решила, что можно немного наплевать на этикет и по-мальчишески протянула собеседнику руку для пожатия. Наверное, леди так знакомиться не пристало, но разве она считает себя такой уж благородной девицей? На бледно-розовых губах играла все та же мягкая и теплая улыбка.

Отредактировано Фирр (Понедельник, 23 июля, 2012г. 01:10:30)

0

171

- Простите, я не могу так общаться, не познакомившись лично. Мое имя Фирр, рада встрече с вами принц  Дейган Сандорфайт, -
Принц привстал и поцеловал протянутую нежную ручку девушки.
-Я безусловно тоже рад!- проговорил принц и чуть наклонил голову в знак приветствия. Он рассматривал девушку довольно таки внимательно. Желая запомнить каждую черту девушки. Эту приятную улыбку, огненно рыжие волосы, изумрудные глаза... Принц даже не подумал о том, что глаза у обоих одинакового цвета.
- Вы правы, я пою и играю на лютне…  У вас очень хорошие источники, ваше величество. Но почему ваше внимание вдруг обратилось именно на меня? Я не профессионал и, скорее всего, в Илсэ есть очень много менестрелей, которые выступают лучше меня, - принц слушал внимательно девушку, смотря на стол чуть сощурившись.
-Вы правы, в столице множество бардов, менестрелей и других музыкантов, просто множество. Но все они живя в столице почти с детства или продолжительное время потеряли всю свою простоту и обратись я к ним, то сразу бы сомкнулись в себе и обращались бы со мной осторожно, аккуратно и скучно. А по вам видно, что вы живой человек, подвижный, простой и не скованный комплексами. Этим вы и прелестны, этим и нравитесь мне,- проговорил, все так же чуть чуть щурясь, принц, подняв голову и мягко улыбаясь. Голос был спокойным с приятным звучанием.
"Ах. Я не ожидал что такое случится со мной, но я похоже влюбился в это прекрасное рыжее создание. Она меня притягивает, приковывает к себе крепкими цепями. Я не верил в такую любовь, но она есть. Сам я тому убеждение. Но что же такое мне со мной поделать, чтобы остаться спокойным. Нельзя дать любви пустить корни в мою волю и характер. Но на это повлиять я похоже не в силах. Да, она прекрасна, она принцесса. Возможно, не отрицаю, что она может, не настолько красива в реальности, но я, наверное, нахожусь в другой реальности, в другом мире. В котором она прекрасна. Хм, пожалуй, я стал сентиментальным и чувствительным в душе. Но не покажу этого наружу. Нет, я отличаюсь от отца, многим. Ну все мы люди отличаемся друг от друга, я и не мог полностью походить на отца. Он это он, а я это я и точка этой теме. Пусть даже она не примет этой любви от меня, но я все ровно не откажусь от этого чувства к ней. Мне плевать!"- думал Дейган и, улыбаясь, смотрел на Фирр, глаза блестели тем самым огоньком влюбленности и сейчас эти два изумрудных огонька сейчас смотрели в такие же изумрудные глаза девушки.
-Я пригласил вас, чтобы чуть поучить вас играть меня, в тайне на чем-нибудь,- сказал принц, пожимая плечами и невинно улыбаясь.

0

172

Она хотела пожать ему руку, а он ее деликатно поцеловал. Чужие губы обожгли кожу, так что по телу побежали мурашки. Непривычное чувство, но приятное. Фирр посчитала, что для Дейгана было бы слишком странно здороваться с девушками рукопожатием, так как всю жизнь его приучали вести себя по-джентельменски, поэтому она понимающе промолчала, лишь улыбнувшись в ответ.
- …А по вам видно, что вы живой человек, подвижный, простой и не скованный комплексами. Этим вы и прелестны, этим и нравитесь мне, - принц не лгал и даже не пытался льстить ей, он говорил совершенно искренне. Подобное очень смущало, но Фирр постаралась не зардеться, прикрыв на всякий случай пылающие щеки ладонями. Жест получился довольно забавным и детским: сидеть, упираясь локтями на стол и держа лицо в тонких руках. Полукровка никогда не умела врать и всегда открыто выражала свои чувства, чего не скажешь об окружающих. Те, по неизвестным девушке причинам, наоборот старались закрыться, надевая притворную маску. Дейган этого не делал, и на миг Фирр показалось, что она смотрит в собственное чистосердечное отражение. Изумрудные глаза, улыбка, дружелюбие и искренность – все между ними было так похоже, что сторонний наблюдатель мог бы назвать это «родством душ».
- Для человека, который собирается править Альтанаром и держать народ под своим строгим контролем, вы, тем не менее, очень добры и альтруистичны, ваше величество. Даже простые люди чаще скрывают свои эмоции и чувства, но вы другой… - полудемон склонила голову на бок, с интересом разглядывая собеседника, и задумчиво произнесла, стараясь подобрать подходящие и близкие к пониманию слова, - Вы… греете мне душу.
Отпустив лицо, девушка положила ладони на прохладную поверхность стола.
- Я пригласил вас, чтобы чуть поучить вас играть меня, в тайне на чем-нибудь, - Фирр заморгала, не сразу сообразив, что ей только что сказали. Просьба, может, и не была лишена смысла, но все равно удивляла. Полукровка уже говорила принцу, что не профессионал в музыке и не сможет дать надлежащего опыта, но он все равно просит об этом именно ее. Только потому, что она нравится ему. Нравлюсь… - девушка подумала об этом так, будто только сейчас осознала его значение, - Не-ет, это же не в смысле романтическом, верно? Нравлюсь, как человек, приятный в общении, нравлюсь, как друг... Да, так в это легче поверить, - полудемон улыбнулась Дейгану. На секунду она заметила странный блеск в зеленых глазах, обращенных к ней. Почему-то этот взгляд заставил ее сильно усомниться, что дело лишь в дружеской симпатии. Это жутко отвлекало и смущало, но полукровка старалась поскорее отвлечься от амурных мыслей.
- Если вы этого действительно хотите, то я не против сделать все, что в моих силах, но… - Фирр весело перегнулась через разделяющий их стол, немного приблизившись к юноше, - Тогда у меня тоже будет одна просьба, согласны? Пока я не знаю, что загадать, но ведь это вас не остановит? – в глазах зажглись озонные огоньки. Крум’ариаш уже задумалась о том, чему могла бы попросить научить взамен и кажется кое-что все-таки есть…
- Я умею играть на струнных инструментах. Вы вправе выбрать себе любой, только придется его потом искать, потому что у меня кроме лютни ничего нет, но даже она осталась на постоялом дворе, где я снимаю комнату, - девушка облизала бледно-розовые губы, решая что-то про себя, затем озвучила эти мысли вслух, - Ммм… а мы смогли бы отправится куда-нибудь за черту города, чтобы заняться музыкой на природе? Это куда быстрее помогло бы вам сконцентрироваться. То есть, вы можете покинуть Илсэ так, чтобы никто из людей вас не узнал? Но только, если это будет безопасно! - Фирр подняла руки, показывая, что не хочет подвергать Дейгана опасности.

0

173

- Для человека, который собирается править Альтанаром и держать народ под своим строгим контролем, вы, тем не менее, очень добры и альтруистичны, ваше величество. Даже простые люди чаще скрывают свои эмоции и чувства, но вы другой…- принц выслушал с задумчивой улыбкой. Его изумрудные глаза смотрели на деревья в саду. А в голове шли воспоминания о прошлом. И тут со словами девушки, всплыло в памяти знакомство принца и одного доктора, которое Дейган вспоминал с противоречивыми чувствами.
-Вы знаете, один доктор с фамилией Кале как то подумал обо мне, что из меня растет тиран похуже отца,- проговорил с задумчивым тоном принц и посмотрел в глаза девушки, не менее задумчивым взглядом.
Из открытых окон и дверей ведущих на веранду приятно повеяло прохладным ветерком. Вокруг царило спокойствие и тишина. Принц как будто вслушивался в эту тишину, и на душе становилось спокойнее у него. Ветерок и тишина казалось бы заползают в тебя и там приятно наводят порядок, приводя к гармонии душу.
-Я знаю приятное и красивое место недалеко от Илсэ. Конь в конюшне, пойдем?- проговорил тихо, но четко принц. Как бы боясь нарушить эту благую тишину. Которая успокаивала сестра. Лицо принца было выражением самой сосредоточенности и спокойствия. На лице уже не было улыбки и казалось, что Дейган погрузился в себя. Обоих их опять поглотила тишина, закрадывающаяся в души и сердца. Но принц встал и деликатно подал руку даме, приглашая следовать за ним.
-Пойдем? Я исполню любое ваше желание.- приятно и мило улыбнулся принц, за ним хотелось идти, только из-за улыбки.

0

174

Кале?! Он знает Виржанона? Да, мир тесен… Но это даже хорошо, когда твои знакомые знают твоих друзей, - мысленно улыбнувшись, Фирр слегка нахмурилась, начиная соображать смысл сказанной принцом фразы. В отличие от того, что Дейган знал Кале, новость, что док отзывался о нем так устрашающе, не укладывалась в голове. На самом деле полукровка не считала, что старый приятель будет разбрасываться мнением без причины, не зная человека достаточно близко. Может ему просто не повезло познакомиться с принцем в неподходящей ситуации?
- Судя по тому, каким я могу видеть вас сейчас, ваше величество, вы совсем не похожи на тирана, ни капельки, - хмурые складочки исчезли, и сейчас полудемон глядела с тем же сияющим выражением, что и прежде.
- На самом деле я тоже знаю этого доктора… и очень хорошо знаю, - многозначительно улыбнувшись, она поднялась с места и уверенно вложила свою ладонь в протянутую руку Дейгана.
- Конечно, идемте. Но вам не стоит так легко соглашаться с любым моим желанием, - глядя на улыбающееся благородное лицо наследника, полукровка не смогла удержаться от мысли, что любая девушка в мире может быть покорена человеком с такой теплой и светлой аурой. Но все же… что-то внутри мешало Фирр поддаться этим чарам. Она была нулем в любви, не тяготилась одиночеством, да и заставить юное сердце забиться чаще было не так легко, как могло показать сначала, глядя на доверчивое и наивное личико. Хотя нет… наивность в ней прошла уже давно после той памятной встречи со Скорпионом. Остался лишь слабый призрак детской восторженности миром. 
- Ведь я могу пожелать что-нибудь очень неожиданное, - Фирр вдруг встала напротив принца, оказавшись очень близко на расстоянии согнутой руки, тем самым нарушая границы приличия. Насыщенный яшмой взгляд, устремленный в глаза-близнецы Дейгана, был серьезным и одновременно растерянным, казалось, что для полукровки очень важно задать этот вопрос и получить ответ, - Почему вы мне так доверяете?

Отредактировано Фирр (Пятница, 27 июля, 2012г. 18:36:02)

+1

175

- Судя по тому, каким я могу видеть вас сейчас, ваше величество, вы совсем не похожи на тирана, ни капельки, - принцу понравился такой комплимент.
- Тираны тоже бывают нежными, только с кем хотят,- в глазах принца блеснул страшный огонек жестокости.
- На самом деле я тоже знаю этого доктора… и очень хорошо знаю,- принцу не выразил на лице удивления, хотя и был удивлен.
- Мир тесен и судьбы сплетаются,- тихо проговорил принц с задумчивыми нотками в голосе. Снова повеяло ветерком, оповещая о наступлении скорого вечера. Принц принял эту нежную и горячую ручку в свою.
- Конечно, идемте. Но вам не стоит так легко соглашаться с любым моим желанием, - принц удивленно поднял брови.
- Правда? - спросил удивленный принц.
- Ведь я могу пожелать что-нибудь очень неожиданное, -
- Неужели? Но это не меняет сути дела! Все ровно постараюсь выполнить, но загадывать в пределах моих возможностей!- шутливо произнес последние слова принц и весело улыбнулся.
- Почему вы мне так доверяете?- с этим вопросом Дейган решил сказать то, что наболело с начало их встречи, с лица его пропала непринужденная улыбка и он произнес:
- Потому что вы очень простая и приветливая девушка, которая вела себя раскрепощено с принцем огромного королевства, потому что вы проста как одуванчик, но в то же время прекрасны как лилия,- проговорил просто принц,- Вы не умеете лгать и просто не принимаете этого душей, вы можете жить правдой и чувствами, все ваши действия и слова искренни и непорочны. И только поэтому я вам доверяю. И, пожалуй, не только поэтому, похоже,- последние слова давались ему особо трудно, в горле встал какой то камок не дававший говорить,- Похоже я в вас влюбился,-
И тут же принц не дал сказать Фирр ни слова.
- Знаю, знаю. В это невероятно поверить, но это так. Я сам в это не верил до этого момента. Ну мы идем?- уже непринужденно сказал принц.

0

176

Да, наверное, из меня честность и добродетель никогда не выбьешь, - слушая принца, подумала и мысленно вздохнула. С одной стороны она была рада, что любит жизнь и верит в ее прекрасные стороны, никого не судит и равняет всех без исключения, разве что уважения к тем или иным у нее разное. Но… Есть в таком характере и отрицательные последствия. Когда-нибудь ее искренность доведет ее до опасной и смертельной черты. Кале говорил, что мир куда страшнее, чем кажется, и он абсолютно прав. Просто Фирр пока еще не довелось столкнуться с этими проблемами. Она не сможет быть вечна одна и сама по себе, если впереди подстерегает что-нибудь опасное, а доверие в ней так и останется самой яркой чертой. Ага, найди себе верного спутника жизни, - язвительно вставил внутренний голос, - Пусть защищает.
Если у меня и будет спутник, то я не хочу, чтобы его главной обязанностью была моя защита, - затыкать собственную личность бесполезно, поэтому Фирр дала ей возмущенный ответ.
Ты не настолько добрая, как тебе кажется, - иронично, со смешинкой. Девушка этому не поверила, но промолчала. Спорить было просто бессмысленно. От дискуссий полукровку отвлекло придушенное признание принца. Глаза расширились от удивления и смятения, она уже приоткрыла рот, чтобы произнести что-нибудь вроде «для меня это не шутки, ваше величество», но не успела. Дейган опередил:
-  Знаю, знаю. В это невероятно поверить, но это так. Я сам в это не верил до этого момента. Ну мы идем? – сбитая с толку, Фирр закрыла рот и неуверенно кивнула, стараясь не смотреть спутнику в глаза. Как-то все слишком быстро и запутанно, даже в голове не укладывалось.
Вот и спутничек нашелся, - внутреннее «Я» снова заговорило. Полудемону показалось или оно усмехнулось? Как он тебе? Советую тебе не признаваться в ответ, даже если ты тоже влюбилась.
Я не стану использовать принца для защиты! – поколебавшись, Фирр все же задала мучивший ее вопрос, - Но… почему ты считаешь, что я не могу ответить ему взаимностью?
Когда он узнает тебя полностью, то это разобьет ему сердце. Просто он еще не догадывается, в какого демона влюбился…
Я тебя не понимаю! - девушка не заметила, как боком прижалась к Дейгану, полностью обхватывая его руку. Может от испуга? Что-то в словах собственного «Я» ей не понравилось. Заметив, что она почти обнимает принца, полукровка смущенно отступила, заливаясь румянцем.
- Извините, я случайно, - она вспомнила, цель их прогулки и поскорее зацепилась за эту тему, - Вы уже подумали, на чем хотите играть?

Отредактировано Фирр (Суббота, 28 июля, 2012г. 14:57:31)

0

177

"Она нежная, красивая и беззащитная и я не имею права с ней ничего делать и ничего предпринимать без ее личного согласия. Такое сокровище нужно беречь, оно бесценно. И я постараюсь сберечь" думал принц и смотрел на то, как девушка вдруг прижалась к его руке, а на ее прелестном личике отразились черты испуга. Но всего на один момент, ибо потом ее лицо залилось краской и Фирр, засмущавшись, отступила от принца, и тот немного огорчился такому повороту событий, но тут же вернул себе первоначальное настроение.
- Извините, я случайно, -
- Ничего страшного,- проговорил принц и улыбнулся.
- Вы уже подумали, на чем хотите играть?-
- Скрипка, точно скрипка,- сказал уверенно принц и покивал в знак одобрения. Не успела девушка опомниться, как принц ее повел за руку по богатым комнатам особняка.  По пути он взял накидку и с резного комода черный футляр, похоже, со скрипкой. Далее они отправились в конюшню, где всегда стоял оседланный конь.
-Ну что? Едем? Сначала в таверну за вашими вещами- сказал Дей и вновь улыбнулся.

0

178

- Скрипка, точно скрипка, - казалось, принц уже давно выбрал для себя этот инструмент, а сейчас просто воспользовался случаем, чтобы научиться на нем играть. Скрипка, значит… - девушка вспомнила, как она выглядит, ее гладкое дерево и мягкие изгибы. В прошлом она уже играла на ней для покойного хозяина. Стоило только коснуться инструмента, и чуткие пальцы сами вспомнят как вести смычок по натянутым струнам.
- Хороший выбор, - на бледно-розовых губах заиграла улыбка, - Я думаю, что вам скрипка подойдет более всего. Уже вижу, как ваше величество держит ее и извлекает тонкие звуки. Нужно начать заниматься как можно скорее! – мысль о занятии музыкой вдохновляла и радовала. Для Фирр это было самое любимое увлечение и любимая профессия – здесь уж ничего не поделаешь.
Легко, почти неощутимо касаясь подставленной руки принца, девушка скользнула вместе с ним по роскошным коридорам особняка, заглянув в одну из комнат. Дейган прихватил в ней накидку и небольшой черный футляр знакомой формы. Когда они вышли, то без лишних задержек направились в сторону конюшни.
Полукровка остановилась возле оседланного коня и неуверенно замялась. Единственная животное, на котором девушка безбоязненно каталась, была старая лошадь по кличке Ромашка. К счастью, для Фирр, которая совсем не умеет ездить верхом, Ромашка обладала равнодушным ко всему характером и отсутствием упрямства и резвости. Полудемонесса понимала, что только поведение лошади спасало ее за время верховых прогулок от падений и ушибов, поэтому не хотела рисковать, забираясь на чужого коня. Будет очень неловко, если она неграциозно сверзиться на землю с этого высокого зверя. К тому же, платье, не позволяющее полноценно сидеть в седле, повышало этот риск.
- Ну что? Едем? Сначала в таверну за вашими вещами, - Фирр перевела вопросительный взгляд на Дейгана.
- Зачем нам в таверну? Мои вещи все равно не пригодятся мне во время прогулки, - недолго помолчав, девушка добавила, - Боюсь, что я не владею верховой ездой, так что не знаю, как нам вообще куда-то ехать. Меня не прельщает идея случайно упасть, чтобы вам потом пришлось собирать меня по частям, - весело улыбнувшись принцу, Фирр осторожно коснулась холки коня и мягко погладила его. Зверей она все равно любила.

Отредактировано Фирр (Воскресенье, 29 июля, 2012г. 17:15:51)

0

179

- Боюсь, что я не владею верховой ездой, так что не знаю, как нам вообще куда-то ехать. Меня не прельщает идея случайно упасть, чтобы вам потом пришлось собирать меня по частям, -
- Ничего страшного, - я вас поддержу. Принц помог девушке забраться на коня и сесть там поудобней. А потом и сам забрался на лошадь, сев сзади Фирр. И тут начался безумный галоп по полупустым улицам. А потом из ворот сразу по дороге на юг. И похоже, что принц совсем не хотел останавливаться около Илсэ. Город уже исчез сзади. А Дей заставил лошадь перейти на рысь, чтоб не умучить ее. Останавливаться он до сих пор не желал похоже.

0

180

Дирижабль прибыл в Илсэ ночью - в самое глухое время суток, когда добрые горожане спокойно почивают в своих постелях, а маги старательно поливают улицы дождём. Что ж, это было как раз кстати. Известие о том, что Серебряная Змея наконец изловлена, должно будет разнестись по городу в строго определённый момент, лучше всего подходящий, чтобы пронзить жутким спазмом всё ещё живой и действующий Клан Боромар. Конечно, одно из главных свойств тайн такого рода заключается в том, что тайнами они остаются достаточно недолго, но для того, кто это понимает, это только на руку - ничто не подготавливает котёл к взрыву так хорошо, как это могут сделать слухи.
О слухах, впрочем, позаботится Старый Лис, равно как и с охраной особняка вполне справиться сир Эдрик Вельдкох - рыцарь ордена Пылающей Розы, вполне успешно исполнявшего сии функции за всё время долгого пути до столицы. Внимание принца сейчас было сосредоточено на ином вопросе, связанным с особой, препровождённой в одну из комнат для гостей. Почти целый день с момента прибытия в столицу прошёл без каких-либо движений, если, конечно, не считать те, что были связаны с исполнением естественных потребностей пленницы (за исключением потребности в крови). Лишь под вечер, когда пылающий солнечный диск наполовину зарылся в облака у горизонта, полусиндорей поднялся по лестнице на второй этаж, вошёл внутрь выделенной "гостье" комнаты и, прикрыв за собой дверь, воззрился на "Тёмную Леди", ныне наряженную в платье довольно строгого покроя и лишь чуть более фривольной окраски.
- Что ж, вот вы снова дома. - С минуту постояв у окна, из которого открывался прекрасный вид на внутренний двор и заросшую стену (и вид на удалённую часть города, мягко говоря, не такой прекрасный), Фредерик повернулся к нему спиной и с холодком добавил: - Что-то не больно вы рады возвращению. Неужели столичная гастрономия не по вкусу?

Дверь в комнату Лореи "сотрясло" осторожным постукиванием. Дождавшись дозволения войти, Фаскет приоткроет немного дверь, чтобы просунуть в щель свою лисью физиономию, а после и сам зайдёт внутрь.
- Добрый вечер, леди Сандорфайт.
Тросточка с собачьей головой, новый и чистый светло-серый костюм, приятный грудной голос - скажи кто, что это, на самом деле, демон размером с Ульриха Редрама, который может мгновенно пустить кровь из носу десятку взрослых вооружённых мужчин, его бы мгновенно подняли на смех.
- Полагаю, сейчас самое время, чтобы... Чтобы прояснить несколько вопросов, связанных с моим безупречным знанием языка крум'ша.

Отредактировано Фредерик (Четверг, 27 ноября, 2014г. 22:14:24)

0


Вы здесь » FRPG Энирин » Особняк Лореи » Особняк


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно