FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Таскань » Особняк графа


Особняк графа

Сообщений 41 страница 60 из 188

41

Несмотря на то, что прошлый день и вечер были полны приятных моментов, да и следующий день просто обязан был быть счастливым, сон, привидевшийся Хельге под утро, не подходил под положительную категорию.
Проснувшись и резко сев на кровати, она не могла толком вспомнить, что ей снилось. Что-то страшное и сильное… какое-то мельтешение странных существ, вспышки, шелест, странные голоса, вселявшие страх.
Хельга поняла, что сидит на кровати, обхватив руками живот, в подсознательной попытке защитить своего ребенка. 
Боги, что происходит? Рамира заступись…
Все мысли появлялись как-то сами собой, как обычно бывает, после тяжелого сна, но постепенно страшные ведения отступали, оставляя место более приятным и земным мыслям.
Девушка уже поняла, что находится в комнате одна… видимо, Дориан ушел поздравить Лорею или что-то в этом роде. Отношения этих двоих были довольно странными, порой даже вызывающими небольшие нотки ревности, но всегда принимающимися как есть. И весьма подходящими под старый стишок, запомнившийся своей простотой: «Ближе, чем брат. Больше, чем друг…»
Хельга умылась, смывая последние остатки сна, и принялась готовиться к предстоящему празднику.
Длинная зеленая туника с открытыми плечами и расклешенными рукавами из легкой дымчатой ткани, невесомо обхватывающая фигуру. Украшения. Хельга сначала потянулась к шкатулке с деревянными украшениями, но потом остановилась, задумалась и открыла другую шкатулку, привезенную собой из Илсэ. Там лежали более дорогие украшения, которые дарил ей Дориан. Почему-то сегодня захотелось надеть именно их. Как вчера сказала Лорея? Изумруды и золото? Что же…
Первое подаренное мужем украшение – золотой колье с изумрудами, такие же серьги. Волосы распустить.
Хельга взглянула на себя в зеркало и улыбнулась. Это было необычно, но так было сегодня надо. И ей это нравилось.
Спустившись вниз, она увидела, что уже все собрались. Лорея в прекрасном платье, Дориан, держащий ее под руку. Она задержала взгляд на Шиноби, рассматривая странный костюм и признавая, что тот ему идет и как ничто подходит под самого мечтника, странного, но интересного человека.
- Доброе утро.

Подошел Дориан, и тут же захотелось забыть и о плохом сне и о предстоящей свадьбе и просто остаться с ним наедине.
Они вышли в сад, и Дориан почти сразу заговорил. Его слова, не несущие в себе ничего плохого, наложившись на сегодняшний сон, заставили сердце Хельги тревожно сжаться. Разум тут же сформулировал и подбросил ей несколько весьма нехороших вариантов, один из которых был страшнее других. Хотелось сделать много всего глупого - вообще не пойти на свадьбу, завались мужа вопросами, обратится к кому-нибудь, но... Но Дориан явно не собирался отвечать на появившиеся вопросы, это было видно даже по его взгляду, поэтому Хельга просто ответила на поцелуй, на мгновение, прижавшись к мужу всем телом, уже этим показывая и свою веру, и свою поддержку.
- Я верю тебе. Пойдем.

Отредактировано Хельга (Вторник, 20 июля, 2010г. 11:42:32)

+1

42

==> Илсэ

Нельзя точно сказать - успокоил его Дориан или нет, но по факту нельзя исключать того, что если Джейк не попадёт на эту церемонию, то конец света наступит для него преждевременно. Как знать... но сейчас лучшее, что он может сделать, это согласиться с алхимиком и выполнить все необходимые условия. Он выписал необходимые бумаги и отправил их с курьером в здание Гильдии, где все данные должны быть переданы Трэю или Саиду, если тот уже вернулся. Что до подарков, то Вархайт убрал кинжал в пенал, прикреплённый к поясу, а катану завернул в тёмную материю и понёс в руках.
Со сборами никто мешкать не стал. Джейк и Дориан сразу же отправились к месту, где был их транспорт - виверны. Дампиру уже приходилось путешествовать на летающем транспорте, так что новшеством для него это путешествие не станет. Сев на спины крылатых созданий воин и алхимик поднялись в небо и отправились в путь. Дорогу до Таскани Джейк знал плохо, так что двигался чуть позади Дориана, любуясь на красоты Альтанара - бесконечные поля, густые леса, заснеженные холмы и множество других предметов природы, лишь Единому ведомо - как прекрасно его творение...
Разглядывая пейзаж, Вархайт подумывал о своих близких, у него их совсем немного. Отец сейчас был за пределами королевства, в поисках какой-то новой руды, Рино не пропадёт, даже если Илсэ накроет цунами, а Гильдия... на то она и Гильдия Воинов, чтобы даже в самый опасный час быть наготове ко встрече с опасностью ради защиты народа.
За этими мыслями Джейк вместе с Дорианом прибыли в Таскань поздним вечером. Расставшись с алхимиком, дампир плотно поел и обрушился в сон, предварительно сбросив доспехи, умывшись и отдав своё оружие и подарки для новобрачных приставленному ему слуге. Ко сну Вархайт отошёл с той мыслью, что всё же прекрасно засыпать нежно обнимая возлюбленную, чем сейчас и занимаются Дориан и Шиноби, а вот одинокому воину по прежнему остаётся доля распластывания одному посреди огромной кровати и громкого воинского храпения на весь этаж.
Утро застало его суетой за дверью. Вновь умывшись, Джейк обнаружил, что его доспехи пропали. Вызвав слугу и потребовав ответа, дампир услышал, что его амуниция находится под надёжной охраной и что не пристало к торжеству напяливать доспехи, в которых борешься с чудовищами и несёшь смерть на поле боя.
Обругав слугу и ещё пару служанок за такую идиотскую логику, Вархайт потребовал одежду, ибо торжество не за горами. Ему быстро принесли несколько костюмов. Джейк взял самый большой, одел пиджак который... сразу же порвался по шву на спине. Побледневшие служанки с удивлением и некоторыми странными возбуждёнными нотками в голосе объяснили, что это самый большой размер. Однако широким плечам дампира эти доводы ни о чём не говорили. Дампир пообещал жестокую смерть каждому из присутствующих, если ему немедленно не дадут нормальную одежду по размеру, а сам начал примерять все самые крупные и многомеркие пиджаки из доступных, из-за чего половина гардероба оказалась изорвана. В итоге ему принесли костюм нового пошива, ещё почти не распространённого на Энирине. Выглядел костюм довольно просто, но при этом весьма элегантно и хорошо подчёркивал стройное телосложение и крепкие накачанные руки и торс Джейка. Белая рубашка на запонках, верхняя пуговица расстёгнута, чёрный пиджак и брюки, чёрные туфли.
Приведя себя в порядок и убрав на крайний случай во внутренний карман флакончик с кровью, дампир вышел из комнаты и направился быстрым шагом к карете, сев в которую, направился к храму, где вот-вот должна была начаться церемония. Слуга пыхтел рядом, держа оружие Вархайта и подарки для Лореи и Шиноби, Джейк позовёт его, когда будет время.
Быстро дойдя до храма, вошёл внутрь и понял... что несмотря на опоздание, пришёл первым. Пройдя по дорожке и встав у алтаря, где положено быть свидетелю, осмотрел красивую залу.
- Интересно... а священник у них будет? - размышлял Вархайт.
Он стоял, выпрямив спину и убрав руки за спину, немного потерянно и одновременно задумчиво оглядывая всё помещение. Туфли и костюм определённо доставляли ему дискомфорт. Он вообще никогда кроме доспехов ничего не напяливал, а тут вырядился как щёголь, эх... Ну да ладно, ради Лореи и Шиноби он готов пойти один раз на такую жертву.

0

43

Спускаясь по лестнице, Лорея чувствовала себя… смущенно.
Чувство, столь непривычное гордой эльфийке, сейчас преобладало, заполоняло все ее существо. Возможно поэтому она сжимала руку Дориана сильнее, чем то было положено. Но алхимик не жаловался, значит все было в порядке.
Лишь когда они поравнялись с Шиноби и Вальдимом, Лорея почувствовала некоторое облегчение. Так было всегда, когда она находилась рядом с  избранником. С ним всегда было спокойно и уютно.
Нежные слова, сказанные так к месту еще более успокоили волнующуюся невесту. Улыбнувшись, она кивком головы поприветствовала всех, кто был сейчас в гостиной. Увидев дампира, эльфийка благодарно улыбнулась и ему. Джейку она была обязана многим, поэтому с особой теплотой всегда относилась к главе гильдии воинов.
  В гостиной собрались все – Дориан, Хельга, Джейк, Вальдим и конечно жених с невестой. Забирать всех гостей с собой и ехать в храм в полном составе не хотелось. Тем более сейчас, когда так близко к нему стояла довольно взволнованная Лорея, которая едва ли сама хотела ждать тех, кто еще не соизволил появиться. Теперь уже сам генерал вел свою невесту под руку к выходу из особняка. С помощью браслета он попросил Вальдима сопроводить гостей к церкви. Во дворе стояло две кареты. Одна для жениха и невесты, другая для гостей.  Открыв дверь повозки, генерал помог возлюбленной забраться внутрь.  По дороге в церковь эльфийку ждал еще один приятный сюрприз, но, будучи опытным тактиком, ее будущий муж не стал говорить ей об этом.
Удобно устроившись на мягком сиденье, Лорея обернулась к избраннику.
- Мне страшно, - честно призналась она, - Я понимаю, что сегодняшний день очень важен, но так хочу, чтобы все поскорее закончилось.
Синдорейке безумно хотелось оказаться в объятиях.. мужа. Родного, любимого и уже законного супруга. Чтобы никто и никогда больше даже не думал вставать между ними, разлучать или мешать каким-то образом.
- Обещай мне, что все будет хорошо, - попросила она, касаясь губами щеки графа.
- Сегодняшний день важен только тем, что теперь все будут знать, что есть очаровательная девушка и будут знать, что теперь есть, кому защитить ее от чего бы то ни было, - с полуулыбкой на лице произнес тиран, посмотрев возлюбленной в глаза. Взяв невесту за руки он притянул ее к себе. Прошло всего мгновение, и она уже сидела у него на коленях, а несколько прядей ее волос касались плеча жениха.
- Все будет хорошо, - пообещал Шиноби. – И не только сегодня, - после некоторого раздумья добавил он. – Все кончится настолько быстро, насколько ты захочешь. Мы можем все закончить сразу после обмена кольцами, - предложил завоеватель. – В конце концов, я люблю тебя и без пары благословленных непонятным богом колец, - тихо произнес мужчина. Наверное, в первый раз он вслух признался ей в любви. Но лишь потому, что он не хотел, чтобы эта фраза стала звучать заезженно и банально. А меж тем за окном уже вовсю гуляли крестьяне и ремесленники. Вся Таскань была наряжена в белые, зеленые или голубые цвета. Дети бежали за каретой, в которой ехали жених и невеста. Каждый дом был наряжен разнообразными лентами и цветами, подходящими по оттенку цветам одежды населения. Сегодня вся Таскань должна была гулять до утра. Таков был указ правителя провинции, который был с энтузиазмом воспринят жителями.
Лорея между тем лишь мельком взглянула в окно. Все эти радости и красоты она оценит завтра, на свежую голову. А сейчас… сейчас перед ней был тот, кого она любила, тот, кто любил ее. И этот человек был важнее всего, даже любимой сердцу Таскани. Нежась в объятиях гордого красавца, занесенного волей судьбы в этот мир, Лорея в который раз мысленно благодарила счастливый случай, что свел их вместе.
Страшно даже представить, на что была бы похожа жизнь синдорейки, не ворвись в нее злодей и тиран, покоритель миров. Странная случайность или проявившаяся неизбежность? Кто еще мог бы похитить сердце эльфийки? Только тот, кто был чем-то большим для Энирина, чем-то странным, чуждым, но от этого не менее привлекательным и манящим.
Подумать только – Лорее оказались тесны рамки мира… и она вышла за них, найдя среди лепестков розы мира того, кто отныне всегда будет рядом. Или это он нашел? Не важно…
- Спасибо… - шепнула она, остановившись на полуслове.
От переполнившей сердце нежности, от чувств, что кипели в избытке, по щеке скользнула чистая, прозрачная слеза. В летнем солнце она сияла ярче, чем все бриллианты мира вместе.
Слеза была тут же поймана подставленной ладонью. Той же ладонью был стерт ее след с лица невесты.
- Теперь, я надеюсь, твои слезы будут в прошлом, - улыбнулся он и открыл дверь повозки, которая уже привезла пару к месту венчания. Шиноби помог спутнице спуститься, подав руку. По краям дороги к храму уже стояли те самые воины, которых вчера видела синдорейка. Теперь они были облачены в белые плащи, поверх которых блистали, начищенные пластины брони. Ножны тяжелели под весом мечей. Когда граф и Лорея проходили мимо очередной пары мечников, он преклоняли колен в знак бесконечной верности своей хозяйке. Всего десять раз преклонили пред эльфийкой колени. Одиннадцатый последовал, когда у дверей церкви тоже самое проделал Вальдим. Но он в отличие от  прочих сделал это дважды. Генерал остановился у дверей, посмотрев как блики от брони и оружия, еще больше освещают лицо его возлюбленной. Убедившись в том, что она готова войти, мечник распахнул двери.

Еще один плодотворный тандем с госпожой Лореей.

Отредактировано Шиноби (Вторник, 20 июля, 2010г. 11:59:38)

0

44

Венчание будет тут

0

45

через несколько дней после отъезда графа

***

Таскань еще спала. Морской прибой лениво набегал на песчаные пляжи, ранние пташки только-только затягивали свои мелодичные переливы. Легкий ветерок нес запах странствий, далеких берегов, в котором отчетливо различимы были нотки дивных цветов и сладких заморских фруктов. Рыбачьи лодки по одной отчаливали от пристани, белым перышком мчась к горизонту.
В особняке графа, на втором этаже, в хозяйской спальне было настежь открыто окно. Ветерок колыхал тонкие занавеси на окнах, теребил край одеяла и золотистые локоны спящей эльфийки. Впрочем, атмосфера безмятежности недолго царила в обители сна. Легкий стон, в котором удивления было куда больше, чем боли или страдания, сорвался с губ девушки. Открыв глаза,  она некоторое время прислушивалась к чему-то, неспешно скользя взглядом по стенам и потолку. Чувство тревоги, необъяснимого волнения захлестывало с головой.
Лорея перевела взгляд на браслет. Шальная мысль – вдруг что случилось с супругом. Но нет, все ее естество твердило об обратном. С ним-то как раз все в порядке. А вот с ней…
Незнакомые ощущения внутри собственного тела не оставляли сомнений. Началось… Растерянно и испуганно Лорея смотрела то на собственное отражение в зеркале, то на распахнутое настежь окно, то на дверь. Что делать? Да и надо ли что-то делать? О боги, она так ждала этого дня, и вот он настал… и принес лишь растерянность.
Накинув на плечи свободный, скроенный из невесомого шелка халатик, Эльфийка босыми ногами дошла до двери. Отворив ее, она тихо и даже робко позвала одну из служанок. Та в последние дни всегда была рядом – это было распоряжение доктора, который то и дело проведывал свою новую пациентку.
Странное дело – едва увидев этого невысокого, но уверенного в себе человека, Лорея сразу прониклась доверием. Он говорил немного – и в основном по делу, однако умел вовремя приободрить, сказав что-то доброе и ласковое. От него исходила аура спокойствия, которым тут же заражались все вокруг. Поэтому не мудрено, что никакого иного лекаря подле себя эльфийка видеть не хотела.
Попросив девушку срочно послать за доктором, Лорея вернулась в постель, немного поежившись от  прохладного утреннего воздуха, спускающегося с заснеженных горных вершин.  Услужливая прислуга расценила это по своему – служанка тут же бросилась закрывать окно, но была остановлена одним-единственным раздраженным взглядом.
Вся эта суета, круговерть вокруг начала не на шутку раздражать синдорейку. Через минуту это вылилось в то, что все были выдворены за пределы комнаты. Лорея ждала доктора, и кроме него никого видеть не желала. Возможно, в преддверии самого важного, пожалуй, события в своей жизни, она хотела побыть одной, настроиться на нужную волну, достичь гармонии с собственным внутренним миром. Пока что ощущения доставляли лишь дискомфорт, но не более.
Доктор прибыл через полчаса и сразу успокоил взволнованных обитателей графского дома. Все в порядке, никто прямо сейчас рожать не собирается, так что если у кого-то есть дела, то самое время к ним возвратиться. И, например, подать-таки госпоже графине завтрак.
К полудню ожидание стало более мучительным. Доктор настаивал на покое, мол, нужно силы беречь, но Лорея не слушалась, ходила по комнате, то застывая у окна, то в который уже раз погружаясь в теплую ванну. Вода странным образом облегчала состояние, но не полностью и ненадолго. Наконец, доктор сжалился и предложил эльфийке настой из трав, после которого девушка забылась тревожным, но все-таки целительным сном.
Сама Лорея во всем этом томительном ожидании как-то забыла о том, что в Энирине был еще один человек, который имел право знать о том, что  с ней происходит. Но, к счастью, на прямой связи с графом находился еще один человек в окружении будущей матери. Так что стоило надеяться на то, что Шиноби все-таки узнает обо всем вовремя.
Меж тем время шло к вечеру. Напряжение едва ли не звенело, как натянутая стрела. Весь особняк, казалось, вымер – его обитатели боялись лишний раз шагу ступить, чтобы не потревожить зыбкий сон эльфийки. Доктор тихо, едва ли не шепотом отдавал распоряжения о нужных приготовлениях – по его расчетам времени оставалось все меньше и меньше.
Лорея, которой уже было явно не до сна, пыталась понять, чего же от нее хочет доктор. Какое дыхание, о чем он? Тут успеть бы глоток воздуха жадно схватить между вспышками ослепительной боли. А он все настаивает на ритме, на спокойствии! Вдох, выдох… размеренно, глубоко… Издевается что ли?
И вот, наконец, сам старинный дом, казалось, вздрогнул, когда в наступающих сумерках его стены огласил плач ребенка. Спустя пару минут к первенцу присоединился еще один голос.
Что тут началось – вся суета дневных будней показалась лишь жалкой разминкой. К счастью, доктор был строг, и лишнего никого не позволял. Новорожденных обмыли в теплой воде, измерили и взвесили, после чего запеленали в теплые и мягкие пеленки. Смешные мордашки уснули быстро, чем не мало удивили и уставшую мать, и доктора.
- Спокойными будут, - улыбнулся он эльфийке.
Через час ночь, словно одеялом, накрыла Таскань. В небе сияли первые звезды,  со стороны города доносились задорные песни и мелодии. Но на втором этаже графского особняка царило спокойствие, безмятежность и бесконечное счастье. После насыщенного переживаниями дня спали все – ну или почти все.

+3

46

---------------> [Илсэ. Королевский замок. Библиотека]
- Эта качка скоро станет привычной, прямо напоминание о жизни пирата, - усмехнулся про себя Шиноби, сидя в каюте. Сумку он не открывал, она лежала на столе, и только посетители совета знала какой, груз лежит в ней. Символ власти над всем Альтанаром лежал сейчас на столе. Однако был ли генерал доволен? Сейчас для него ничего не значил кусок металла, украшенный камнями который должен одеваться на голову. Он взял его только с одной целью, и он осуществит ее сразу же по прибытию в Таскань, домой. Теперь это маленькую по сравнению с остальными владениями провинцию завоеватель называл домом. Не огромный родной мир, не королевский замок в покоренных землях, а простой клочок земли, который так нравится возлюбленной, которая стала невестой, а теперь является его женой.
- Кажется, я почти всего добился. По крайней мере, всего самого важного, - новая мысль о детях. Какие они, какими будут, когда вырастут? Кем станут и какую память о себе оставят, продолжат ли дело отца? Все эти вопросы не давали покоя и от них было единственное спасение в данной ситуации – мысль о их матери. Ее пряди светлых волос, чарующая улыбка и бездна глаз. Сейчас мужчина походил на осла, который не может дотянуться до подвешенной морковки, и дошло до того, что он сам себе в этом признался. Его не было рядом, когда рождались его дети. Где он был? На королевском совете и пусть ему достался кусок металла, лежащий в сумке, ну и что? Он бы рано или поздно забрал его, а момент рождения наследников обратно не вернешь. Вальдим даже не смог сказать, кто родился. Два мальчика, мальчик и девочка или две девочки. Не в силах сидеть в тесной, по мнению Шиноби каюте он вышел на палубу, сейчас все, что было меньше просторов провинции, казалось тесным и незначительным. Да и сама Таскань не имела значения.
- Мой дом там, где ты, - простая мысль, доставленная жене с помощью браслета. Несколько часов скитаний по кораблю и, наконец, земля. К пристани стали стягиваться свободные от караула воины, чтобы поприветствовать  своего командира. Но в данный момент у генерала не было времени даже на подчиненных. Быстро поприветствовав своих людей, он отправился в особняк.
- Что это с ним? – спросил молодой солдат, - поправляя шлем.
- Это у вас молодых любовью называется. Притом сколько раз командира вижу, он все влюбляется и влюбляется в одну и ту же девушку. Учись, - ответил уже немолодой и опытный воин, сопровождавший полководца в его походе к синдореям.
- Скажи хозяйке, что я вернулся, - бросив плащ на стул в столовой, приказал служанке мужчина. Там же сидел Вальдим и мучил свой инструмент, иначе грустную игру воитель назвать не мог.
- Друг, проверь караулы, - попросил воина в синем новый король Альтанара и выгнал всю прислугу из помещения, заставив заниматься подобающими им делами. Шиноби чувствовал, что дети еще спали. На этот раз мечник не стал удивлять супругу внезапным поцелуем, у него имелся более интересный способ. Он не успел понять, как в столовой успела появиться его возлюбленная. Чувствовались ее теплые руки и горячие губы, которые он целовал, разум отказывался воспринимать картину новой встречи, страдавших друг без друга существ – человека и синдорейки.
- Помнишь, я спросил тебя, почему ты не правишь Альтанаром? – спустя пару минут поинтересовался Шиноби. – Ты мне сказала, что его никто не бросил к твоим ногам, - продолжил муж Лореи и, вынув корону из сумки, бросил ее к ногам эльфийки. Слова в этот момент казались лишними. Сейчас девушка получила то, чего заслуживала.

0

47

За ночь Лорея просыпалась несколько раз, Но все больше для того, чтобы еще раз посмотреть на спящих ангелочков. Доктор спал тут же, в комнате, на кресле. Он, по его словам, должен был окончательно убедиться, что все прошло хорошо. Утром, убедившись, что жара нет, и эльфийка чувствует себя хорошо, он позволил себе спуститься вниз и перекусить. Заодно и повару графскому рассказал, что можно готовить и, главное, как готовить для молодой матери. Тот явно был недоволен скудностью рациона, но перечить не стал. Наверное, впервые в жизни.
О том, что генерал вернулся, Лорея узнала от прислуги. Молодая девушка с раскрасневшимся от волнений и радости лицом шепотом сообщила приятное известие. Эльфийка не понимала, отчего ее супруг не спешит сюда, к ней.. к детям. Тревога кольнула ее в самое сердце, однако, сил на то, чтобы сто-то домысливать уже не было. Поэтому Лорея приняла единственно верное решение – оставив двух нянек подле детей, она спустилась вниз.
Сегодня эта знакомая до боли лестница вдруг показалась ужасно длинной и утомительной. И даже не только потому, что ослабленный организм не мог восстановиться за столь короткий срок… Лорея шла медленно, словно оттягивая момент встречи. Что он принесет? Радость? Счастье? Или…
Шаг, снова шаг. Верная служанка поддержал за локоть, когда ей вдруг показалось, что госпожа качнулась. Знала бы она, сколь сложно все было на душе синдорейки, сколь мучительными были проскальзывающие мысли.  Но вот дверь открыта…
Увидев супруга, Лорея забыла обо всех своих умозаключениях, в корне неверных и даже отчасти глупых. Бросившись в объятия мужчины, не скрывая ни радости, ни слез, она шептала ему слова любви, словно с их последней встречи прошли целые годы. Никогда ранее эльфийка не представляла себе, что можно так безрассудно любить, так отчаянно скучать и так всецело отдаваться собственным душевным порывам. Безумство нежности и страсти, невысказанной, нерастраченной…. Иначе и нельзя было описать то, что произошло между двумя любящими друг друга людьми.
Шиноби что-то спросил, и Лорея даже не сразу поняла, о чем он. Про Альтанар? Неужели опять уезжает? Но нет, речь шла о другом…
И вот перед взором графини появилась корона. Та самая, что венчала голову Заары Сантагар.  Предмет искусства, царская регалия.. Да что уж и говорить – символ царской власти, сама власть… То, ради чего умирали сотни и тысячи, то, ради чего поколения вели борьбу и кровопролитные войны… Сердце Альтанара, его душа…
Словно время остановилось для синдорейки, когда она увидела, как корона падает на пол, к ее ногам. Точнее, Лорея даже не сразу поняла, что именно происходит… Почему? Как? Неужели королева мертва? Неужели вся семья… Нет, думать не хотелось. Разгадывать сложную головоломку – тоже. Проникать в прошлое, чтобы усмотреть в нем зачатки событий в настоящем было невозможно. Поэтому, не шелохнувшись, Лорея лишь подняла вопросительный взгляд на супруга.
- Я могу называть вас Ваше Величество? – тихо спросила она, не сводя глаз с любимого.
Пусть не сразу, пусть с запозданием, но понимание того, что произошло, пришло. Неизвестно каким образом, но власть в королевстве сменилась и, судя по тому, что королевская корона сиротливо жалась к ноге синдорейки, не только двум спящим ангелочкам нужна была мать. Альтанар лишился королевы-матери… И теперь его будущее оказалось в руках нового правителя.
- Вы, как никто другой, достойны этого титула, мой августейший супруг.
Лорея улыбнулась. Сначала робко и неуверенно, осторожно, боясь разрушить хрустальное напряжение последних мгновений. Затем улыбка стала иной – лукавой, бросающий вызов и, что греха таить, укоряющей. Мол, что же ты стоишь, король новоявленный, почему твои губы сейчас не покрывают жаркими поцелуями плечи и руки супруги, почему твои глаза еще не тонут в бездне ее очей, а ноги твои почему не несут тебя туда, где находится истинное сокровище всей твоей жизни?

0

48

Вот она, тот самый гений чистой красоты, описываемый многими поэтами и писателями. Однако они могли понять несовершенство термина, хотя бы мельком увидев жену теперешнего короля Альтанара. Но все это было не важно. Она была так рада видеть супруга, что из глаз полились слезы, а ее теплые слова,… наверное, только колыбельная песнь матери в детстве. Она и была матерью, его детей, вот о чем сейчас были мысли, не обращенные к образу синдорейки.
- Есть одно небесное творение, которое достойно этого больше, - тихий шепот, но, тем не менее, отчетливый, в голосе тепло, на лице улыбка. Сейчас войди Вальдим в помещение он, скорее всего не узнал бы и бросился защищать хозяйку Таскани и теперь уже всего людского королевства. Теперь разум, наконец, прояснился и взгляд был обращен к девушке, что была как-то названа «жемчужиной востока», наивны, по мнению тирана, были придумавшие это сравнение. Она уже долго ассоциировалась с изумрудом, если говорить о камне, притом изумруда великолепной огранки. Но, увы, ни камень самоцветный, ни какое другое произведение искусства не могли сравниться по красоте со спутницей Шиноби, к несчастью тех, кто когда-либо видел светловолосую красавицу.
Что касается человека, что еще вчера был генералом? Он не думал об этом, ему было просто некогда, раньше не оставалось времени ни на что кроме армии и возлюбленной при том с момента их знакомства армии уделялось меньше внимания. Теперь появились дети, и честно говоря, мужчину заботил только один вопрос. Сейчас требовалось понять, как совместить свое ремесло с воспитанием наследников. Когда у тебя один любимый человек это великолепно, и ты всегда найдешь на него время, но когда их три это умопомрачительно, однако времени не будет хватать, даже если не занимаешься чем-то кроме семьи.
- С детьми все в порядке? – поинтересовался вдруг мужчина, однако еще до получения подхватил жену на руки и понес в спальню. На детей хотелось посмотреть и вот он с Лореей в их спальне, где спали два младенца. Они напоминали мать, сейчас мечнику показалось, что в его доме вместо одного светила загорелось сразу три.
- Они прекрасны, как и их мама, - тихо произнес воитель и поставил свою ненаглядную супругу на землю, но, пожалуй, лишь, для того чтобы потом крепко обнять ее и прильнуть к ее губам. Страшно подумать он не видел ее больше чем четыре дня. Как он раньше переносил такие разлуки? А сколько их еще ждет впереди? Впрочем, все эти вопросы отпали сами собой, руки инстинктивно ласкали спину и талию девушки. Панацея от всех проблем была найдена. Звали ее Лорея. Однако сейчас в голову пришла еще одна мысль. Он ведь даже не знал, как зовут его детей и вообще, не знал, дала ли им имя его супруга или решила дождаться его?
- Как мы назовем их? - вопрос, нарушивший тишину, но все же не разбудивший детей. Вопрос показался самым важным на ближайшее время, ведь наследникам предстоит до конца их жизни, впрочем, мужчина надеялся, что они смогут жить так же долго как все синдореи. Ответ на вопрос в чем смысл жизни и в чем счастье, наконец, был найден. Все компоненты счастья сейчас находились в этом помещении.

0

49

Наверное, этот день станет переломным в их судьбе. Может ее супруг еще не до конца понимал, какая ответственность свалилась ему на плечи, но вот эльфийка уже успела представить, во что сей подарок неоперившегося юнца превратит ее жизнь. Казалось бы, вот только наступило счастье – есть все, чего только можно пожелать: и любящая семья, и сородичи, которым отныне ничего не угрожает, есть дом и дети… Но в один миг, словно от удара молнии, все переменилось…
Прижимаясь к супругу, который буквально на крыльях несся вверх по лестнице, Лорея думала о том, что же дальше будет. Неужели придется сменить Таскань на серый Илсэ? На эти унылые и скучные городские пейзажи? На толпы разношерстной толпы… На море, которое не радует? Нет, этого не будет! В конце концов, если нужно будет – то столицу всегда можно перенести.
А королевский дворец? Что, выгонять оттуда тех, чьи прадеды жили там столетия назад?  От мысли, что придется вселиться в эти бесконечные каменные казематы Лорее и вовсе стало тоскливо на душе.
Впрочем, спешить она не собиралась. Кто знает, как все обернется? Может быть, все сложится не так страшно? А вообще… да, пожалуй, она могла бы принести пользу государству. Альтанар давно уже не процветающее государство – в том смысле, что не развивается в качественном отношении. Бывшие власти рубили на корню любые смелее предложения от ученых, алхимиков и изобретателей. А если и поддерживали начинания, то лишь на словах.
Улыбнувшись своим мыслям, в  которых уже рисовался образ нового Альтанара – пропитанного странной смесью магии и технологии, нового Альтанара, где чистая вода в доме уже не будет проблемой…
Услышав голос супруга, Лорея очнулась от мечтаний.
- Они такие хорошие, - прошептала она, с нежностью глядя на мужа. Тот, словно уловив ее настрой, тут же прильнул к ее губам, даря бесконечно приятные ощущения вселенского счастья. Раньше Лорея не замечала, быть может из-за страсти, что сразу же ударяла в голову и воспламеняла сердце… А теперь вот заметила, сколь уютно ей становится в объятьях этого мужчины. Один-единственный его поцелуй способен отодвинуть все заботы и печали, утешить, защитить, успокоить и приободрить. Да что уж там – эти уста дарили самое важное: желание жить.
- Разве я могла дать им имя без тебя, - с легким укором в голосе ответила эльфийка.
О боги, в суете последних событий она даже и не думала об этом. А между тем это было весьма значимое событие и в их жизни, и в жизни детей. От имени могло зависеть очень многое в судьбе малышей. Лорея верила, что каждое имя несет какой-то тайный смысл, а потому к этому важному выбору хотела подойти осознанно, вместе с супругом.
- Но мы с тобой обязательно подумаем и решим, - пообещала она, вновь касаясь нежных губ.
О, с каким наслаждением она сейчас отдалась бы этим сильным и ласковым рукам… Но увы, сейчас сил оставалось только на то, чтобы вновь оказаться в постели и, быть может, вновь немного поспать. Сон, как известно, лучшее лекарство. И ничто иное не сможет так же быстро вернуть и утраченные силы, и покой в душе.
-Какие у тебя планы на этот день? – осторожно спросила она Шиноби, опасаясь услышать в ответ слова о новом отъезде… или каких-то королевских обязанностях.

0

50

Укор в голосе не остался незамеченным и сразу вспомнился взгляд, перед тем как муж с женой оказались в комнате, где спят их дети.
- Неужто и меня вместе с детьми воспитать попытается? – спросил сам у себя тиран и улыбнулся, глядя на супругу. После разлуки появилось еще одно ощущение, испытываемое и ранее по близости с эльфийкой. Она, бесспорно, волновала и притягивала, однако была уловлена смена настроения. Лорея беспокоилась, но о чем? Последовала цепочка размышлений, которая привела к верному ответу.
- Никто не заберет у тебя твою провинцию, мы больше никуда не будем переезжать, - коснувшись рукой волос синдорейки, произнес Шиноби. – Я в первую очередь твой муж, - начало фразы сопровождалось касанием шеи жены губами, - И их отец, - кивок на спящих младенцев. – И только потом король маленького прозябающего государства, - закончил свою мысль король, намекая на то, что они с Лореей могут привести государство людей к процветанию или опустить его на самое дно, все сейчас зависело только от двух существ, которые оба по большому счету не имели отношения к государству.
- Конечно, мы решим, как их назвать, - утвердительная фраза в ответ и взгляд в глаза, пожалуй, девушка была одной из немногих, кого не пронзал взгляд тирана, он смотрел на нее, а не сквозь как привык это делать обычно. Дальше последовал вопрос о планах на день грядущий, который удивил мужчину до глубины души. В комнате на пару мгновений повисла тишина, после чего супруг эльфийки все-таки нарушил ее.
- Какие могут быть планы? Я первый день дома, - проведя рукой по щеке объекта обожания, промолвил человек и посмотрел на синдорейку, осматривая ее с ног до головы.
- Я уже боялся, что забуду, как ты выглядишь. Снилось, что ты подойдешь ко мне, а я не узнаю и ты одна с двумя детьми… - мысль оборвалась, она должна была стать словами, но зачем ей знать о том какие кошмары мучают его по ночам? Так же как и незачем знать про забитую, почти выкорчеванную, но еще дышащую совесть, которая раз в месяц или два давала о себе знать.
- Кажется, ты стал, слаб тиран, - обратился сам к себе завоеватель, первый раз он говорил о себе в третьем лице. Может быть это случайность, может действительно слабость, а возможно именно сейчас пришло решение, что все скоро должно кончиться. Здесь в комнате с женой и детьми.
- Наверное, так грозные вояки и становятся простыми мужчинами, что заботятся о семье и ничем не выделяются из толпы, - раньше такая мысль пугала человека, и он лишь смеялся в ответ тому, кто высказывал предположения о том, что покоритель может остепениться и променять воинскую славу на женскую ласку.
- Воин отличается от обычного человека тем, что может меняться в зависимости от ситуации и менять мир вокруг себя, - цитата, произнесенная почти беззвучно, однако все же достаточно громко, чтобы услышать ее, стоя близко, Лорея как раз находилась на таком расстоянии.
- Ты устала что едва стоишь на ногах, отдохни, выспись. В ближайшее время я никуда не собираюсь уезжать, - фраза сопровождалась поцелуем в лоб, затем мечник подхватил спутницу и отнес ее к кровати, куда аккуратно положил, чтобы не поднимать шума, затем он укрыл ее легким покрывалом и сел на стул рядом. Было много вещей, которые стоило обдумать – от имен детей и до судьбы Альтанара, старые же воспоминания несколько отбили сон.
- Спи, - прошептал Шиноби эльфийке и взял ее за руку.

0

51

Лорея уснула почти сразу.
Сон был тревожным, но глубоким. От такого не просыпаются, вздрагивая и судорожно оглядываясь. Скорее, он нес в себе оттенок всех недавних событий – они, как в зеркале, отражались в лабиринтах сознания, меняясь и теряясь где-то во мгле. Вскоре тревоги и заботы отступили окончательно, позволив эльфийке окунуться в бездну глубокого целительного (в первую очередь для души) сна.
Правда, вскоре требовательное хныканье из колыбели заставило синдорейку проснуться, как по мановению волшебной палочки. Вот уж воистину чудо из чудес – как бы крепко не спала мать, но стоит ребенку чуть покапризничать, или вздохнуть не так, как она тут же просыпается, готовая растерзать любого, кто потревожил сон ее чада.
Так и Лорея – открыв глаза, она лишь на мгновение задержала ее на фигуре мужчины, после чего тут же посмотрела на колыбель. Похоже, маленький сынишка проголодался. Но как истинный джентльмен, не стал кричать громко, дабы не разбудить спящую рядом сестру. Лорея улыбнулась и, лукаво посмотрев на нового повелителя, попросила его подать ей  хныкающего малыша. Справится или нет? Сумеет перебороть первую робость? Ведь они такие маленькие и нежные… Признаться, Лорея сама с опаской брала их на руки, ужасно боясь, что не удержит, уронит.
  Нет ничего лучше целебного сна, особенно когда рядом с тобой спит любимый человек, и ты с надеждой всматриваешься в спокойное лицо, надеясь, что там, в мире снов ему легко. Сейчас Шиноби сидел на стуле с закрытыми глазами и держал руку синдорейки, изредка сжимая ее. Губы слегка подрагивали, будто неслышно проговаривались какие-то слова. Первый раз тиран молился, молился, прося благословения для жены и детей, о себе он привык заботиться самостоятельно, да и жизни этих трех существ давно стали дороже собственной, с самого входа на порог дома. Как мало и одновременно много времени прошло. Неизвестный доселе звук заставил открыть глаза, первое, что увидел завоеватель это широко раскрытые глаза матери его детей, которую видимо, разбудил этот негромкий призыв, даже скорее просьба младенца.
- Уже заботится о сестре, непременно из него выйдет хороший воин, с целью в жизни, - пронеслась мысль в голове. Услышав просьбу жены, Шиноби встал и подошел к колыбели и посмотрел в глаза маленькому полусиндорею и без страха и тревоги взял его на руки и принес матери, самым удивительным для мужчины стало то, что младенец не закричал, будто бы зная, что сейчас его вынимает из кровати тот, кто никогда не причинит зла. Лицо тронула искренняя улыбка, глубокая радость отразилась блеском в глазах, лицо стало спокойным как прежде только когда Лорея забрала ребенка.
  То, что произошло сейчас на глазах Лореи, было чудом. Безусловным волшебством. Малыш удивленно рассматривал папу, и, казалось, даже о своем голоде забыл. Впрочем, о нем он довольно быстро вспомнил, едва почувствовал тепло материнских рук.
Слегка расшнуровав лиф платья и поудобнее устроившись на подушках, Лорея улыбнулась младенцу, жадно прильнувшему к груди.
- Ума не приложу, что делать, если они проснутся одновременно… - тихо призналась она мужу, и на щеках ее заиграл румянец. На бледной коже он выглядел куда более ярким, чем был на самом деле.
- Я вообще не умею обращаться с детьми. У меня не было маленьких братьев или сестер, да и никто никогда мне не объяснял, как и что делать… Мне страшно. Вдруг я не смогу быть им хорошей матерью?
Слова синдорейки были тихими, но обезоруживающе откровенными. Казалось, что лишь единственному существу на свете она могла вот так вот открыться… И именно от него она сейчас ждала поддержки.
  - Позволить им узнать на кого они будут похожи, когда вырастут, у них необыкновенная мать, - внезапно даже для самого себя ответил Шиноби и улыбнулся, увидев румянец жены. В голову полезли мысли, что это едва ли сложнее чем взять эльфийскую крепость, заполненную меткими стрелками, одна вдруг пришло осознание того, что дом далеко не поле боя и, наверное, стоит менять тактику, переходя порог.
- Братья или сестры. Пожалуй, лучше бы у меня, их тоже не было, - в голове всплыли воспоминания, сопровождающие эту мысль. – Отца я ненавижу сам, брат и сестра ненавидят меня. Прекрасные взаимоотношения с семьей.
Растерянность возлюбленной вызвало легкую усмешку, похожую даже на ухмылку. Тиран сам не знал, откуда в нем столько уверенности и откуда знание что делать.
- Разве тебя кто-то объяснял, как быть хорошей женой? – поинтересовался король у своей супруги. – Разве кто-то говорил, как быть очаровательной девушкой? Ты справишься со всем этим. Как всегда, - новая улыбка и человек коснулся своими губами губ эльфийки. Внезапно новая картина из детства всплыла перед глазами.
- Я никогда вас не брошу, - невольно сказанная фраза, ставшая обещанием.
Лорея действительно смотрела растерянно на супруга. Он редко рассказывал о себе, как, впрочем, и она. И пусть в прошлом Лореи не было столь много трагичности и драматизма, сколько в судьбе тирана, но они оба предпочитали жить настоящим… и общим прошлым.
- Знаешь, один раз меня уже бросили… одну, посреди снегов и бескрайних полей. Если это случится вновь, то я навсегда потеряю веру в мужчин…
Грустная улыбка явно не подходила к той живописной картине, что царила сейчас в спальне. Отец, мать, дети… Наверное, так рисовали бы счастье.
- Но я очень рада, что этого больше не случится.
Улыбка стала более теплой, сердечной. Что толку вспоминать те ужасные моменты, тот животный страх, когда приходит понимание того, что вся жизнь рушится у тебя на глазах? Разве принесут спасение воспоминания о тех ухмылках, что застыли на лицах бандитов и разбойников, решивших, что в кои-то веки им повезло… Еще бы, такая богатая госпожа да без охраны… Они явно не ожидали, что синдорейка скорее спалит дотла саму себя, чем позволит приблизиться их жадным рукам хотя бы на чуть-чуть.
Впрочем, все это уже прошло, забылось, улеглось. Сейчас здесь она была в безопасности. Пожалуй, впервые в жизни она так долго не вызывала своего глупого, но надежного спутника… Не было необходимости доверять ему свою жизнь и свое спокойствие. Да что уж тут говорить – девушка вообще забыла, когда последний раз уделяла время тому занятию, что раньше считала основой своего бытия. Нелепо и смешно выглядят сейчас те убеждения юной и горячей синдорейки.
- Знаешь, с тобой я стала совсем иной… и мне это нравится.
Они оба изменились. С момента встречи, со времени, когда их можно было назвать еще совсем юными. Эльфийка больше не занимается демонологией как раньше, Шиноби больше не обнажает меч и не мчится на коне в безрассудную атаку. Изменились идеалы, в каком-то смысле мировоззрение.
- Теперь ты не в поле, ты дома и я сделаю все, чтобы вам ничего не угрожало, - новое откровение, которое говорило о том, что от своих прежних целей мужчина не отказался. Хотелось закончить начатое и забыть о прошлом, став обычным человеком, за маской безразличия которого скрывается многолетний опыт. Повелитель Альтанара устроился рядом с возлюбленной и снова коснулся ее щеки ладонью.
- Когда я закончу то, что начал мы, будем жить там, где ты скажешь, я отдам все время тебе и детям, - второе обещание за день, данное Шиноби. Он считал эти слова самыми важными. Теперь оставалось совсем не много – поставить этот мир на колени… перед женой и детьми.
- Ты не знала меня до встречи с тобой, слухи, что ходят по Альтанару не отражают и половины того, что было на самом деле, - произнес человек и решил, что хватит откровений на сегодня с его стороны. Они были другими до встречи, сейчас они те, кто есть и главное что вместе они счастливы.
- Пролил столько крови и нашел счастье, видимо нет в мире справедливости и это какой раз играет мне на пользу.

совместное творение счастливых родителей)

+1

52

Следующие полчаса пролетели быстро. Уложив одного малыша, Лорея накормила и уложила его сестру, после чего, оставив детей под наблюдением нянек, вышла из комнаты. Понятное дело, что супруга она поманила за собой.
- Ты, наверное, голоден с дороги? - спросила она, вновь прильнув к нему, к его губам.
Близость родного человека дарила силы и радость. Хотелось вот так вечно стоять в объятиях друг друга, не разлучаясь ни на мгновение.
- Я распорядилась, чтобы стол накрыли в саду, на веранде...
Лорея улыбнулась, скользя взглядом по мужественным чертам лица. Она любила - причем так, как никогда и никого не любила до этого. Любила всецело, любила безумно. Любила настолько, что готова была не задумываясь отдать жизнь за любимого. Казалось, что когда она вглядывалась в глубину его глаз, то растворялась там абсолютно и полностью, сливаясь воедино с объектом обожания.
- Знаешь, я не устаю удивляться тебе, твоим поступкам и словам. Каждый раз открываю тебя заново.
Вновь улыбка - смущенная, немного грустная. Но грусть сия была светлой и легкой, не омраченной печалью. Она лишь оттеняла бесконечное счастье, придавая ему более насыщенный оттенок и глубину.
На миг эльфийке показалось, что там, за дверью спальни послышались тихие всхлипы. Но нет, все тихо. Ангелочки спят.
Странная все-таки эта жизнь... Порой, она преподносит такие сюрпризы, что остается лишь разводить руками и удивляться. Совместить несовместимое, соединить абсолютно разное, при этом добившись гармонии - так, пожалуй, не смог бы никто. А жизнь, судьба могут.

+1

53

Шиноби последовал за супругой, желая узнать, что она придумала на этот раз.
- Голоден ли я с дороги? – спросил сам у себя тиран и вспомнил, что завтракал ранним утром вместе с солдатами. Толпа же политиков разных мастей напрочь отбила аппетит за то время, что король находился в замке, получая свою корону.  Однако мужчина кивнул жене и отправился с ней в сад. Лорея, кажется, была счастлива за это долгое время. Мужчину же одолевало беспокойство. Он уже начал понимать, что не так просто взять и бросить все, что составляло практически всю твою жизнь. Жизнью Шиноби были интриги, заговоры, война, кровь и смерть. Теперь к этому всему добавилась любовь и все, будто бы перевернулось с ног на голову. Заканчивать с вечными битвами и кровопролитием, конечно, придется, конечно, с ним будет покончено, а сейчас воин улыбнулся жене и прошел с ней за стол.
- Тебе не стоит знать, что творится на душе, - мысленно обратился к Лорее тиран и блокировал действие браслета. Лицо было если не счастливым, то довольным, через секунду полководец вернулся из свих раздумий, решив оставить их на потом или забыть, если получится.
- Я сам последнее время не устаю себе удивляться, так же, как и тебе, - с полуулыбкой произнес мужчина, посмотрев в глаза девушки. Сейчас создавалось впечатление, что они оба были подвержены грусти, однако Шиноби же не показывал этого внешне, чтобы не тревожить свою спутницу. Размышления о жизни пришли и в голову завоевателя, точнее он думал в немного ином ракурсе.
- Занимательно, у человека есть все, что он хочет и все что ему нужно, однако он все еще не доволен, чем-то, - пронеслась мысль в голове, сопровождаемая усмешкой, кажется, был найден, раскрыт секрет того, зачем он снова и снова обнажает меч и снова объявляет кому-то войну.
- А не за тобой ли я пришел, не тебя ли искал все это время? – мысленно поинтересовался у Лореи ее муж. Казалось время и жизнь снова сыграли в пользу генерала, а теперь уже правителя. Он все время был в разъездах и его даже не посещала мысль о детях до недавнего времени и вот супруга родила и какая разница в том, что отцом изначально планировался не он? Теперь дети были признаны родными, и ни одно живое существо не смогло бы их навсегда отнять, не взяв с собой жизнь мужчины. Тревожные мысли вскоре все-таки были окончательно выброшены из головы, тренировки отца не прошли бесследно и восстанавливать самообладание хоть изредка, но удавалось. Теперь лицо стало действительно счастливым, а глаза, кажется, стали чуть живее, по крайней мере, взгляд теперь был направлен на окружающий мир, а не вглубь себя.
- Интересные у тебя сородичи, в начале думал, как доберемся, а потом выпустят ли незваных гостей или придется портить отношения. Правда, увидев твой артефакт, обрадовались как дети, но, будучи эльфами, показывать это открыто постеснялись, - вспомнил вдруг мужчина свою поездку, целью которой было спасение расы синдореев от магического голода.
- Ты кстати единственная на кого можно обратить внимание из тех девушек, что я видел, - накрыв своей ладонью, ладонь Лореи произнес правитель Альтанара, конечно он говорил не только о народе эльфов, но и обо всем мире, называемом Энирин.

0

54

Шиноби мог и не говорить ничего.Да и браслет не нужно было блокировать – Лорея и так все знала и все понимала. Откуда пришло сие знание – лишь боги ведают. То ли сердцем, то ли душой, но синдорейка понимала все, что сейчас тревожит бывшего генерала.
Она хотела сказать многое… Что любит очень, что не хочет, чтобы он как-то кардинально менял привычный образ жизни. Да, конечно, войны и походы, опасности и испытания – это все будет тревожить сердце любящей жены, но… не сама ли она еще недавно готова была рисковать собственной жизнью ради очередного артефакта или древнего манускрипта? И кто скажет с уверенностью, не потянет ли ее вновь в далекие края азарт приключений, едва малыши чуть подрастут? Ни Лорея, ни Шиноби не были домоседами. И не стоило ждать, что после свадьбы они вдруг осядут в родной Таскани. Точнее, ставшей им родной Таскани.
Но Лорея лишь улыбалась, усаживаясь за круглый плетеный столик, покрытый белоснежной скатертью с голубым орнаментом по краям. Словно кусочек небес с облаками был украден с вышины, чтобы служить верой и правдой новому властелину.. нет, пока не мира, но кто знает, что будет дальше? Белая посуда, голубые салфетки, серебряные приборы и тонкий хрусталь бокалов… Живые цветы – белоснежные розы в обрамлении робких веточек лаванды. Казалось бы, аромат одних должен был перебить запах других, но нет, все на удивление было гармоничным.
На завтрак, плавно переходящий в обед был легкий салат из овощей и тасканских трав, с кусочками изумительного по нежности сыра. Для хозяина дома добавили ломтики жареного окорока под дивным соусом с гарниром из отварного картофеля. Хозяйке же полагалась тушеная в собственном соку птица. В качестве десерта молодых должен был порадовать и аппетитно-румяный пирог с ягодами, и мороженое, посыпанное тертыми орешками. Из напитков подавали холодный компот из яблок и персиков, а также на всякий случай держали что покрепче – вдруг хозяин захочет освежиться чем-то иным, кроме как компотом. Кстати, сваренным по рецепту доктора специально этим утром.
Слова о сородичах заставили Лорею улыбнуться.
- Ты был единственным, кто увидел те места и остался жив… Обычно чужаков там не жалуют.
Эльфика невольно загрустила. Да, она скучала… Хотя, признаться, все меньше и меньше хотела вернуться на родину. Возможно потому, что там, среди вековых лесов, она не нашла счастья. Десятилетия жизни там не дали ей того, что подарили годы вне пределов Долины.
Жалела ли синдорейка о том, что однажды перешагнула границу? Нет. И никогда не стала бы жалеть, ибо как любая дочь своего народа свято верила в правильность своих поступков.
- Знаешь, все будет у нас хорошо… Пусть Илсэ остается столицей – я не хочу, чтобы Таскань превратилась в муравейник. Я устала от бесконечной суеты большого города. Здесь – словно ожившая сказка… Пусть все так и будет. А управлять  всегда можно через наместников. В конце концов, успешный правитель не тот, кто с ночи до утра горбится над бумагами с донесениями и указами, а тот, кто отдыхает в то время, как за него это делают другие…
Отпив из хрустального бокала, Лорея вернула его на место и отложила к себе на тарелку немного салата.
- Я даже не стану тебя удерживать, если ты решишь куда-то уехать… В конце концов, ты обещал превратить Ниирим в пустыню… Правда, я не знаю, хочу ли этого… Но нииримского владыку я точно хочу увидеть у своих ног!
Взглянув на супруга взором, полным огня, Лорея на мгновение вновь стала такой, какой была до встречи с ним… Даже до встречи с Илсэ – городом, который изменил ее жизнь. Сомнений не было – прежняя Лорея никуда не исчезла, лишь укрылась в тени новых забот. Но наступит день, час – и все вернется на круги своя. Быть может, конечно, в новом качестве, но вернется.
- Ты твердо уверен в том, что желаешь править Альтанаром? – вдруг спросила эльфийка, пристально глядя на мужа.
Ни страха в ее голосе, не сомнения. Лишь интерес -  искренний и неподдельный. Даже не смотря на то, что ответ-то она, в принципе, уже знала.

0

55

где-то через месяц после вышеописанных событий

В Таскани только-только прошел дождь.
Свежий и теплый, он принес с собой прохладу и ощущение новой жизни. Лорея попросила двух женщин, что находились в доме на должности нянь, погулять с детьми. Сама эльфийка сейчас хотела выделить свободное время для себя, ибо в последнее время его катастрофически не хватало. Обговорив с поваром некоторые моменты относительно меню на завтрашний день, Лорея полной грудью вдохнула вечернюю прохладу и направилась в спальню.
Когда Шиноби через полчаса вошел в комнату, он, впрочем, супругу там не обнаружил. Звуки из ванной комнаты ясно свидетельствовали о том, что Лорея осталась верной себе – необъяснимая страсть к воде была присуща ей с детства.
Через десять минут девушка, завернувшись в белое пушистое полотенце, вошла в спальню, на ходу промакивая влажные локоны.
- Я так рада, что ты уже освободился, - улыбнулась эльфийка, увидев, что ее любимый супруг снова рядом.
Хотя он в последнее время старался и не отлучаться никуда, но Лорея все равно испытывала неописуемое счастье, когда Шиноби был рядом. Пожалуй, это и есть любовь – невозможность насытиться обществом друг друга.  Сколько бы времени ни проводили влюбленные вместе, этого всегда будет мало… И разлука даже на полминутки может стать поводом для легкой грусти.
С момента рождения их детей прошло чуть больше месяца. С момента свадьбы – тоже. Они стали одной большой семьей, которой каким-то удивительным образом удавалось справляться со всем тем, что то и дело подкидывала судьба. Воспитание детей, управление королевством – все получалось наилучшим образом и, что приятно удивляло, не тяготило. Шиноби, казалось, был рожден для роли повелителя. Иногда Лорея даже ловила себя на мысли, что ее супругу явно малы рамки и масштабы одного государства. Он мог бы править миром – и, она не сомневалась, однажды так и будет.
Слегка влажные волосы раскинулись по обнаженным плечам золотистым водопадом. Капли влаги на коже, не укрытой в объятьях пушистого полотенца, таинственно мерцали в сумеречном свете. О чем-то задумавшись, отчего взгляд изумрудных глаз стал туманным и глубоким, эльфийка смотрела на горизонт, где в море пряталось уставшее за день солнце. Нежась в его последних лучах, Лорея улыбалась – таинственно, пленительно.
Шиноби часто сравнивал ее облик с божественными ликами, но пожалуй именно сейчас на была необыкновенно близка к этому сравнению. Такая близкая и, одновременно, недоступная. Живая и нереальная, настоящая и иллюзорная. Словно облачко спустившееся с небес, словно капля росы на лепестке розы.

0

56

Караулы проверены, солдаты получили инструктаж, и Шиноби направился в особняк. Казалось бы, видел детей и супругу каждый день, и все это уже должно было стать обыденностью, однако все повторялось как в первый раз. Служанки долго упрашивали хозяина Таскани отдать им детей хотя бы на пару часов, чтобы они могли погулять с ними возле дома. Отдав приказ солдатам присматривать за нянями, король Альтанара все-таки переступил порог своего жилища. Осмотрев все комнаты, мужчина удостоверился, что жены в них нет, оставалась только спальня, в которую он уже поднимался. Там, кстати, эльфийки тоже видно не было, однако услышанный плеск воды давал понять, что она принимает ванну. Откуда у  мечника появилось терпение, было непонятно, но он все же решил подождать. Сев на кровать он о чем-то глубоко задумался. Притом мысли были не о королевстве и его дальнейшей судьбе, а снова о том кем станут его дети в дальнейшем. Сын воин, конечно, прельщал, да и повелитель должен уметь управляться с армией, как ни крути, однако что скажет Лорея по этому поводу? В конце концов она места себе не находила когда тиран уезжал на какое-то время, а про ее реакцию когда он вышел на битву против Ниирима лучше вообще не вспоминать. Однако все это были перспективы и до того момента, когда сын и дочь выберут себе призвание еще нужно дожить, однако об этом человек как раз не беспокоился. От мыслей отвлекло появление супруги, которое сразу же привлекло внимание. Увидев облик девушки, завоеватель улыбнулся и встал с кровати, на которую сам не замечая сел в начале размышлений.
- А разве я был для тебя занят в последнее время? – полуулыбка давало понять, что вопрос не требовал ответа и был скорее объяснением того, что в списке важнейших вещей сначала стоит жена с детьми и только потом все остальное, таким образом, Шиноби являлся плохим королем, так как не отдавал себя целиком работе, но, тем не менее, королевства процветали. Взгляд скользил по всей фигуре синдорейки снова и снова, задерживаясь лишь, когда попадал на ее лицо. Месяц без отлучек дома, но так и не смог привыкнуть к тому, что его возлюбленная, затмевает всех богинь красоты, о которых он когда-либо слышал. Да и существовали ли они? Вот она, богиня во плоти стоит перед ним промакивая волосы полотенцем. Устоять перед ее очарованием не смог бы не один смертный, не смог и Шиноби, хотя он и не старался. Пару мгновений спустя он уже стоял рядом с Лореей. Одна рука привычно легла на ее талию, вторая прикоснулась к шее, перед тем как мужчина вновь поцеловал свою супругу. Затем рука оказалась уже во влажных локонах девушки.
- В тебе нет ни одного изъяна, ни одного недостатка, ты идеальна, - пронеслась мысль в голове, слишком нескладная по мнению воина чтобы высказать ее вслух. К тому же сейчас едва ли будут к месту длинные фразы.
- Я люблю тебя, - уже привычным для супруги шепотом произнес мужчина. Он никому до этого не признавался в любви и вообще считал, что эту фразу не стоит произносить часто, чтобы не делать ее заезженной, однако сейчас, в пустом доме, где они были одни, это прозвучало как откровение. Воитель знал многих людей, которые влюблялись в разных девушек, он в свою очередь влюблялся в одну и ту же снова и снова.

0

57

Лорея невольно вздрогнула от этих прикосновений и слов, столь неожиданными они сейчас получились. Нет, Шиноби и раньше был очень внимателен и нежен с ней, но в этот момент отчего-то все выглядело иначе. Эльфийке потребовалось где-то с полминуты на то, чтобы понять причины таких необыкновенных ощущений.
С момента их знакомства, они впервые оказались столь близки… Им никто не мешал, никто не отвлекал. От этой мысли Лорея затрепетала, почувствовав, как предательски часто забилось сердце в груди. Что до свадьбы, то после нее, у супругов как-то не было возможности наслаждаться друг другом в полной мере. Этому мешали сначала особое положение синдорейки, затем чуткий сон малышей и указания доктора… А сейчас никаких преград не осталось.
Смущенно улыбнувшись, Лорея взглянула в глубину зеленых глаз супруга. Понимал ли он? Осознавал ли особенность этого момента?
- Я тебя тоже очень люблю, - затаив дыхание, шепнула эльфийка, вновь прильнув к манящим губам.
Голова закружилась, а сердце, переполненное волнением и счастьем, вот-вот грозило вырваться из груди. Предвкушение того, что могло произойти здесь и сейчас, пьянило. Обвив руками шею любимого, чтобы не упасть, Лорея вдруг ощутила, как скользнуло вниз полотенце, не сумевшее удержаться на гладкой коже. Первой мыслью было поймать его, чтобы скрыть от проникновенного взгляда собственную наготу, но разрывать объятья синдорейке не хотелось.
Скользнув ладонью под рубашку любимого, Лорея нежно гладила упругое тело, натренированное в сотнях тысяч боев – учебных и настоящих. Неспешно, даже вдумчиво исследовала его, словно сии прикосновения были для нее новыми и неизведанными. Возможно, так оно и было, ибо сегодня отношениям двоих влюбленных предстояло раскрыться в новом качестве.
Насытившись такими ласками, хотя правильнее было бы сказать, что девушке явно было их мало, Лорея нарочито медленно и неспешно начала освобождать супруга от лишней, неуместной сейчас  одежды. Словно смакуя каждое мгновение, Лорея с медовой улыбкой, полной сокровенных тайн, касалась губами обнаженных плеч супруга, то и дело сбегая от них выше, чтобы подарить поцелуй его устам.
Если бы кто-то сейчас осмелился спросить ее, что и зачем она делает, эльфийка не смогла бы ответить. Казалось, что все мысли ушли в никуда, забились в угол, боясь показаться на свет. Лишь эмоции и желания руководили сейчас девушкой. Интуитивно действуя, она удивительным образом безошибочно находила нужные именно в этот момент движения.

+1

58

Осознавал ли тиран всю особенность данного момента? Будет правильнее спросить, осознавал ли он что-то кроме этого момента. Он с присущими ему качествами с головой погрузился в сие увлекательное действие. Раньше ему нравился азарт битвы, звон мечей и полное погружение в процесс, но сейчас супруга очень убедительно показала, что мирная жизнь не менее занимательна, а скорее даже более. По крайней мере, ножны с мечом, которые воитель всегда носил с собой, были  вытащены из-за пояса и без особых церемоний брошены в первый, попавшийся на глаза угол.
- Сейчас явно не до этого, - пронеслась мысль в голове, после того как меч недовольно лязгнул слегка обнажившись. Стоит сказать, что обнажился не только клинок завоевателя. Полотенце упало к ногам синдорейки. Было ли это случайностью или специально продуманным действием сейчас не имело значения. Признания в любви, что прозвучали от эльфийки, были встречены, горячим дыханием, что сейчас согревало ее шею. Лорея обхватила шею мужа, тот же поняв, зачем он это сделала, тут же обхватил ее за талию, супруга была нужна ему целой и невредимой. Впрочем, кажется, наваждение немного рассеялось, когда тиран почувствовал руки, возлюбленной под своей рубашкой. Мужчина же в свою очередь неустанно проводил руками по спине, иногда спускаясь чуть ниже, а иногда поднимаясь до шеи. Вскоре рубашки вовсе не оказалось на Шиноби, но это последнее о чем он сейчас думал. Он не видел синдорейке полностью, потому наслаждаясь моментом, заглядывал в ее глаза и доверялся ощущениям, будто заново открывая для себя супругу с каждым новым прикосновением. Когда она в очередной раз коснулась своими устами плеча, взгляду предстал соблазнительный изгиб шеи возлюбленной, который тоже не остался без внимания. Тиран припадал губами к шее, иногда спускаясь до плеча и не забывая ласкать спину и плечи спутницы легкими поглаживаниями. Ему в данный момент не требовалось спрашивать у возлюбленной, что она делает или что на него нашло, ибо это ему и без того было понятно. Уловив удобный момент он коснулся ее губ своими, что после переросло в довольно жаркий поцелуй, хотя если признаться честно самый страстный и искренний поцелуй в жизни завоевателя. Эта ситуация не поддавалась контролю мужчины и ее уникальность была в том что это ему нравилось. Неповторимость его супруги описывать было бесполезно, ибо не было ни в одном мире слов, точно отражающих все ее достоинства. Подумав об этом, человек крепко обнял свою ненаглядную жену и отклонился назад, впоследствии чего упал на кровать, девушка же оказалась сверху. Предсказывать сюжет дальнейших событий было бесполезно настолько же, насколько не действенно пытаться сдерживать поток лавы в вулкане. Положив руку на грудь девушки, Шиноби намеревался почувствовать ее сердцебиение, спрашивать у него, зачем он это сделал, было настолько же бесполезно, как и Лорею о ее действиях, ибо ответа дать он тоже не мог.

0

59

Все дальнейшее вдруг смешалось в одно и пронеслось столь стремительно, что Лорея не успела даже понять, что к чему. Казалось бы, вот совсем недавно они стояли рядом друг с другом, их уста слились в поцелуи, а руки словно жили своей жизнью… И вот уже они в постели, причем эльфийка удивленно смотрит изумрудным взором сверху вниз на довольного и счастливого супруга. Тот абсолютно преобразился, став в миг каким-то домашним, уютным и бесконечно родным. Ушла жесткость с лица, в глазах испарились присущая им властность и горделивое пренебрежение. Да и движения стали мягче, плавнее. Воин на глазах свой любимой становился просто человеком, искусными страстным любовником.
Счастливо улыбнувшись ему, Лорея прильнула к горячим губам, прижимаясь обнаженным телом к нагому торсу мужчины. Ей хотелось если нес литься с ним воедино, то хотя бы насладиться каждым мгновением их невероятной близости. Два человека даже дышали сейчас в одном ритме, мыслили на одной волне, двигались под одну мелодию.
Эльфийка спускалась все ниже, оставляя на груди, а после и животе тирана цепочку жарких поцелуев. Она не спешила, зачем? У них впереди была целая вечность.
Горячие, манящие, сводящие с ума – ее поцелуи даже мраморную статую, казалось, смогли бы оживить. Что уж говорить о человеке, который буквально тонул в водовороте ласк? Внезапно Лорея остановилась, выпрямила спину, отчего весь облик ее наполнился королевским величием. Властный пальчик, повторив путь, который только что совершили губы, замер в требовательном ожидании, наткнувшись на препятствие. Как оказалось, в пылу страсти влюбленные забыли о том, что помимо рубашек мужчины, как правило, и другие предметы гардероба носят.
- Ты пока сними все лишнее… - полу просьба, полу приказ… Не подчиниться ей было невозможно. Тихий голос, еще недавно такой робкий, изменился, став похожим на чудесную музыку, которую извлекают музыканты из недр бездушных инструментов.  Он вспорхнул, словно птица, пронесся по комнате, он, словно туман, окутывал и обволакивал,  не давая возможности пошевелиться, сковывая волю и мысли... Обнажая чувства.
Лорея еще несколько мгновений смотрела в глаза нового повелителя Альтанара. Что она читала в них? Увы, сия загадка так и останется без ответа.
Перед взором короля сейчас была совсем иная Лорея, та, которую он, возможно, никогда и не знал... Ее глаза сверкали невиданной доселе глубиной. Золотистые, словно мёд, волосы волнами ниспадали на округлые плечи...
После рождения детей ее формы окончательно округлились, став едва ли не совершенными. Словно невидимый скульптор, сняв лишнее, сделал из прекрасной статуи настоящий шедевр. Благодаря различным зельям, притираниям, маскам, на теле синдорейки  не осталось следов от пережитых родов. Лишь одно могло испортить безупречную картинку – тонкие, почти незаметные шрамы на запястьях. Их выдавала лишь чуть более светлая кожа... Но кто стал бы обращать внимание на такие мелочи?
Это была другая Лорея...
Не сказав ни слова, она как бабочка вспорхнула с кровати, оказавшись на полу. Уловив недоумение в глазах Шиноби, синдорейка лишь еще более загадочно улыбнулась, явно намереваясь устроить возлюбленному сюрприз. Замерев на мгновение, словно ловя одну ей слышимую мелодию, эльфийка слегка качнула бёдрами... Потом еще и еще раз, все быстрее и сильнее... Сорвавшись в танец, подобно внезапному смерчу, подобно золотистым искрам костра, закружилась она в неистовом и сладострастном ритме... Еще ни разу не исполнялся он для мужчины, считаясь тайным ритуалом в служениях, посвященных древним богам. Считалось, что этот танец страсти высвобождал истинную женщину, тигрицу, охотницу и безропотную жертву одновременно, госпожу и рабыню... Лорея не могла не знать о нем – ведь древние знания так заботливо охранялись ее сородичами.
Стройные ноги почти не касались пола, женская фигурка словно растворялась в воздухе, который готов был расколоться на тысячи мелких осколков, не выдержав напряжения...
Обреченные на смерть забывали о муках, несчастные – о горестях... Танец страсти завлекал, манил, пробуждал инстинкты... Даже в седом старце и строгом монахе он мог пробудить не просто мужчину, но грозного льва, который настигал львицу и овладевал ею по праву силы... По праву желания... Только так могли танцевать женщины, настоящие женщины...
И когда все тело покрылось бисеринками пота, когда дыхание стало обжигающим, а движения – по-настоящему откровенными, Лорея  мягко опустилась рядом с любимым, проведя ладонью по его щеке.
- Люблю тебя, - прошептала она, с вызовом глядя в глаза того, кого любила безумно.
«Мне просто захотелось», - объяснила она мысленно свой необычный поступок.

0

60

Многие люди умудренные годами говорили о том, что изначально в каждом человеке сокрыт зверь, который стремится вырваться наружу, как только даешь слабину, воитель слышал об этом, а теперь ему предстояло лично в этом убедиться. Цепочка поцелуев или как назвал ее Шиноби «комбинация» действительно сводили с ума. В голову почему-то пришло сравнение с пытками в одном из миров. Пожалуй, ощущения были настолько же сильными, но теперь намного более приятными. Мужчина готов был поспорить, что супруга специально не торопится, и это волновало, будоражило. Каждый выдох выпускал из груди весь воздух, вдох же наполнял ее вновь. Однако внезапно ощущения изменились.
- Что такое? – мелькнула мысль в голове. – Ты остановилась, - новый выдох и смешанные чувства. С одной стороны легкое облегчение, с другой дикое желание продолжения.  Эльфийка сводила с ума и делала это плавно, обдуманно и не торопясь, будто бы проверяя терпение Шиноби, который приложил немало усилий, для того чтобы наброситься на свою возлюбленную прямо сейчас. Полу просьба заставила мужчину улыбнуться, рассмеялся он внутри себя.
- Весьма смело, - подумал мужчина, вспоминая, что ему еще никто никогда в жизни не отдавал приказов, по крайней мере, безнаказанно. – Хотя чего ей бояться? – эта мысль осталась на задворках сознания, потому как мелькнуть она не успела. Взгляд короля людей был устремлен к супруге. То, что он увидел, если не поразило его, то оставило сильное впечатление. Если народу синдореев раньше воитель был благодарен за то, что среди них выросла такая очаровательная девушка, то теперь он мысленно поблагодарил их за подобную церемонию. Притом благодарность сопровождалась сжатым кулаком, притом с такой силой, что казанки побелели, зубы сжались, все подавало признаки того, что человеку сейчас приходится прилагать отнюдь нечеловеческие усилия, чтобы не броситься к Лорее еще в середине танца – хотелось досмотреть, но сил досматривать почти не оставалось, точнее не сил, а терпения и самообладания.
-Терпение, воля, что там было дальше? – попытался вспомнить мантры, которые читал когда-то, но какие могут быть мантры, и какое самообладание, и терпение когда время останавливается, а боги молчаливо завидуют счастливцу завоевателю. Новое усилие понадобилось, чтобы полностью расслабиться, проведя руками по лицу, мечник вроде бы немного успокоился, однако новый взгляд на танцующую супругу пробудил еще больший взрыв ощущений. Руки упирались в кровать, а взгляд был прикован к синдорейке, что почти не касалась пола. Перед тем как сей ритуал, кончился Шиноби несколько десятков, раз пожалел, что не пришел в этот мир раньше. Казалось бы, можно вздохнуть с облегчением и напряжение должно упасть, однако Лорея оказалась невероятно умелой женщиной, кажется простой жест, ее ладонь на щеке и, казалось бы, такой простой взгляд, не скрывающий вызова.  Только сейчас мужчина вспомнил о просьбе своей возлюбленной избавиться от брюк, точнее не вспомнил, а на секунду подумал и даже не придал значения тому, как они с него исчезли, все произошло достаточно быстро. Девушка же добилась своего, и Шиноби был не в силах больше себя сдерживать. Он сменил положение, и теперь нависая над эльфийкой не торопясь, целовал ее, сначала мимолетное касание губ, затем скольжение губ к шее, оттуда дорожка до груди, которая тоже не осталась без внимания. Казалось это некий ответ возлюбленной, желание показать, что чувствовал он сам пару мгновений назад, а может, это была пара минут, время, как было упомянуто ранее, остановилось. Лишь когда от груди воитель дошел до низа живота спутницы он на пару секунд остановился и переместился выше, чтобы посмотреть ей в глаза. Сейчас взгляд тирана был полон желания, любви страсти и прочих чувств, глаза потеряли свое безразличие, и теперь в них все читалось легко и ясно, будто бы супруга разбудила в муже что-то новое, неизвестное ей до этого момента.
- Я тоже люблю тебя, - тихий шепот и последовавший за этим поцелуй, прерванный за пару секунд до того, как два тела слились воедино, как хотела того Лорея, и как хотел Шиноби.

+1


Вы здесь » FRPG Энирин » Таскань » Особняк графа


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно