FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Таскань » Пуарре - один из городков Таскани


Пуарре - один из городков Таскани

Сообщений 41 страница 60 из 83

41

Обняв его за шею и прикрыв глаза, темная едва сдерживала слезы, не понимая саму себя и свое поведение, самочувствие и вот сейчас к нему добавилась смена настроения. Скажи он ей об этом в другой раз, она скорее огрызнулась, чем потягивая носом утыкалась в его шею, прячась от запахов, от города. Выискивая в себе скрытые резервы, она все же смогла выдавить из себя: - Если о тебе не буду заботиться я, кто тогда? Как наивно это звучало из уст молоденькой девчонки, которая не в состоянии была сейчас сама нормально передвигаться. Открытая в таверну дверь и новая волна запахов сделали свое дело.
Голова девушки снова закружилась, заставляя комок в горле подойти ближе, размывая образы перед глазами: - Как ужасно воняет.. – все, что она успела тихо прошептать, сжав Нильма за плащ и простонав от въедливой боли раздирающей пустой желудок, накатывающими волнами спазмами и позывами. – Не говори, что мы здесь собираемся есть… - все тем же слабым голосом с нотками мольбы, которые бывают обычно у заболевших неизлечимой болезнью.

> Постоялый двор "Морской берег"

0

42

- Мои таланты едва ли приемлемы для здешних мест, хотя я попробую, - с такой же улыбкой ответил мужчина и положил инструмент себе на колени, но пока не притрагивался к струнам, слушая разговор хозяина заведения и синдорейки. Его мало интересовала погода, Шиноби учил, что воин должен быть готов к бою в и зной и стужу.
- Откуда столько фанатизма в одном человеке? – спросил сам у себя Вальдим и наконец первый раз коснулся струны, вслушавшись в звук. В отличие от привычных тасканских мотивов его музыка была более задумчивой и более глубокой. В такие моменты человек сравнивал себя с художником, каждым движением стараясь рисовать в голове слушателя картину.
- Кажется, дома вас тоже могут удивить и в большинстве случаев знают, чего вы хотите, разве нет? – поинтересовался седовласый у правительницы Альтанара, на мгновение, заглянув ей в глаза. – Мать всегда говорила мне, что стоит искать место, где тебя любят бесплатно, - промолвил человек и вдруг осекся. Он ничего не имел в виду, но боялся того что собеседница вспомнит о своем предыдущем избраннике. Если признаться честно, то воин сейчас не знал о чем говорить с королевой. Складывалось ощущение, что они оказались в какой-то клетке обусловленности, провели черту, которую поклялись не пересекать.
- Разговоры о погоде это глупо, Таскани я практически не знаю. Беседы о боевых искусствах едва ли заинтересует мага, - прокручивая в голове один вариант за другим мечник смотрел на свой инструмент, опасаясь того что вообще не найдет темы если снова заглянет в глаза собеседницы.
- Почему вы ушли от своих сородичей, Лорея? Разве вам плохо жилось с ними? – машинально спросил человек, даже не успев, обдумав уместность этого вопроса в данной ситуации.
- Все-таки этикет это не мое, - пронеслась мимолетная мысль в голове. Все внимание было сосредоточено на ответе синдорейки. Теперь становилось понятно, отчего Шиноби слушая супругу, начинает быстро прокручивать ее фразы в голове, речь ее была столь мелодична, что порой хотелось просто слушать, забывая о том, что слова несут какой-то смысл.
- Могу я не обращаться на Вы к будущей императрице? – новый вопрос, который казалось, интересовал седовласого больше предыдущих. Они были друзьями, но дружба носила какой-то официальный оттенок, в ней проглядывалась некоторая отчужденность.
- Кроме тебя и Шиноби у меня ведь никого нет в этом мире, - мысленное признание и снова блокировка браслета. Не стоило волновать эльфийку снова. Слишком сложно им было избежать искушения в прошлый раз, не стоило испытывать судьбу второй раз.
Вскоре принесли еду и бокал вина, от которого воин сразу же отказался.
- Я не пью во время задания, - пояснил он, чтобы не обидеть пожилого мужчину. Инструмент снова перекочевал в чехол, а после на плечо мечника. Есть отчего-то не хотелось, видно весна с ее пробуждением и пением птиц навевала на молодого генерала тоску.

+1

43

Погожий весенний день в Таскани, кажется, ничто не сравнится с ним. Зима, наконец, уступила бразды правления красавице Весне, которая вмиг оживила все вокруг. Вернулись птицы, которые сидели на ветках и щебетали, делясь впечатлениями о полете в теплые страны. Рене сам был как дикая перелетная птица, вернувшаяся из теплого Ниирима в Таскань из которой никогда не хотел улетать. По улицам прогуливались девушки со своими кавалерами, в переулках молодые люди целовались и признавались в любви, эмоциональная Таскань – красочный край, где кажется, может сбыться любая мечта. Горожане пытаются уговорить суровых вояк отведать стряпни, а те, ссылаясь на долг перед родиной, пытаются отказаться, кто-то успешно, кто-то нет. Таскань это не просто событие в жизни, это сама жизнь, наполненная самыми яркими живыми красками. Именно так ощущал это место последний выживший Шатран. А его дочь, ей лучше забыть обо всем что произошло, перестать плакать в подушку вспоминая мать. О ней ведь никто не знал в Альтанаре, де Меллон был простым одиноким дворянином, словно потерявшемся на огромных просторах Альтанара. Прогулка по городским улицам Пуарре, наконец, вернула дворянина к жизни, он больше не был подобен куску льда, не реагирующему на происходящие вокруг события. На пару часов можно было позволить себе забыть о планах и насладиться мгновениями пробуждения всего живого. Улыбка Рене отразилась в окне одного из домов. На ум пришла одна мысль – он счастлив. Так долго жить ради того чтобы вернуться домой, совершать подлости чтобы добиться благой цели, пусть благой она была только для него. Мудрецы говорят, что победителей не судят, а Рене де Меллон не прогуливался бы сейчас в Таскани, если бы не привык одерживать победу в каждой дуэли и доводить до конца каждый план. Одна и серебряных нитей, которыми была расшита рубашка, сияла из-под обычного ничем не привлекательного плаща, именно он заставлял окружающих думать, что перед ними не особа дворянского происхождения, а простой офицер или, быть может, богатый торговец.
- Я не солдат потому меня кормить не за что, - пронеслась мысль в голове дворянина тут же вызвавшая новую улыбку. – Буду кормить себя сам, - подумал он и осмотрелся по сторонам. Сзади на разном расстоянии за ним следовало не менее десятка человек. Казалось, их ничего не связывало, но тасканец прекрасно знал, что его верные люди сыграют решающую роль в его плане. Не важно, осуществится он сегодня, завтра или через пару недель, они будут наготове, будут рядом и будут ждать приказа. Снова задумавшись о еде Рене, обратил внимание на один из трактиров, что попался ему по дороге. Резко развернувшись он пошел обратно ведомый прекрасными ароматами, что исходили из того замечательного места. Он часто там обедал, когда находился в Таскани. Впрочем, появись он там один раз, его бы узнали, когда ты принадлежишь к высшему свету, приходится мириться с тем, что твое лицо всем известно. Начал мыслить в данном русле де Шатран лишь вздохнул и вошел внутрь заведения. Картина что предстала перед ним, вызвала удивление, смешанное с по-настоящему детским восторгом. За одним из столиков сидела сама королева, Лорея Сандорфайт.
- А это должно быть один из цепных псов его величества, - пронеслась мысль, когда потребовалась характеристика Вальдима. Было две причины подойти и поздороваться:
Первая – он давно собирался поговорить с правительницей, вторая - не оказать ей внимания было признаком невоспитанности и дурного тона.
- Добрый день, ваше величество, - склонив голову, произнес Рене. Уроки этикета позволили сделать это несколько искреннее и изящнее чем обычно. – Разрешите насладиться вашим обществом? – с улыбкой на лице поинтересовался он и, получив согласие, занял один из свободных стульев.
- Таскань прекрасна в это время года, столько счастливых мыслей рождается в голове. К тому же появляется жажда какого-то действия. У вас не возникает такого чувства, ваше величество? Быть может, я просто сошел с ума, - промолвил человек и позволил себе тихо посмеяться.  Он подозревал, что эльфийка любит эти края иначе она бы не проводила здесь столько времени.
- Прошу прощения, вы, наверное, обо мне даже не слышали, Рене де Меллон, - снова слегка склонив голову, произнес граф.

0

44

Лорея смотрела на Вальдима и не понимала, чего он хочет. То, что этот человек не испытывал восторга по поводу весны, всей Таскани, этого трактира и милых людей, что жили в Пуарре - это эльфийка поняла давно. Но сегодня Вальдим явно пытается еще и упрекнуть ее в чем-то... Вот только зачем?
Эти слова про дом... Вопреки опасениям седовласого, они не вызвали в памяти синдорейки неприятных воспоминаний. Зато в настоящем бурю негодования все-таки спровоцировали. К счастью, эльфийка не поддалась гневу, хотя видят боги, человек, обвинивший ее в том, что она не ценит семью и дом, должен был быть наказан.
Но только первые эмоции улеглись, как Вальдим решил еще раз наступить на те же грабли. На этот раз намекнув на то, что Лорея бросила своих сородичей.
О, как же захотелось швырнуть в лицо этому наглецу перчатки, что только что были стянуты с королевских рук... Вскочить, пылая праведным гневом...
Но Лорея слишком долго прожила среди людей. Эльфийка научилась сдерживать себя во многих ситуациях. Именно поэтому, когда ее голос вновь зазвучал в стенах этого заведения, он был по прежнему спокойным и мягким.
- У каждого из нас есть миссия... И если тебе на долю выпали странствия, то не нужно обвинять судьбу в несправедливости. Если бы не такие как я, синдореи не выжили бы... Исследование мира дает новую информацию, позволяет находить новые пути для выживания. Это сложно понять тому, кто всегда полагается лишь на свой меч. Скажи, Вальдим, стал бы ты упрекать охотников, что идут в лес за добычей, покидая родные дома? Или по твоему им тоже плохо живется?
Вопросительный взгляд смотрел на Вальдима едва ли не нежно. Пожалуй, так смотрят на того, кого в следующую минуту собираются съесть.
- Хотя, конечно... Охотники, выходя за добычей, не выходя замуж за тех, кого остальные сородичи приравнивают к полуразумным животным. Что поделать, - эльфийка пожала плечами, - не все синдореи признают иные расы себе равными...
Странный выдался разговор. Очень странный.
Если бы не подоспевшие угощения, что были расставлены на столе умелыми руками все того же Батистена, никто не мог бы поручиться, куда бы завело этих двоих откровение синдорейки.
- Как вам будет угодно, - мягко ответила Лорея, сделав особый упор на слово "вам". Она словно подчеркивала, что это он - Вальдим - создает искусственные барьеры между ними. Что это именно он специально хочет порушить все то доброе и светлое, что есть между ними.
"Хочешь официальности? Что ж, хорошо... Ты ее получишь. Только не говори потом, что я не пыталась стать тебе другом..."
- Добрый день, ваше величество. Разрешите насладиться вашим обществом?
- Конечно, присаживайтесь, - улыбка вновь вернулась на лицо королевы.
Этот человек появился из ниоткуда и стал спасителем. Он разрядил обстановку и позволил синдорейке перестать думать о том, что причиняло боль. Пожалуй, если бы не Рене со своими разговорами про Таскань, Лорея объявила бы войну этому заносчивому генералу армии своего супруга.
- Я прекрасно вас понимаю, Рене... Мне хочется летать, вот только нет крыльев. Не понимаю, как некоторые умудряются хмуриться в такую чудесную погоду? Как они вообще могут сидеть по домам, не рваться на улицу? После зимнего томления, так хочется почувствовать вновь вкус к жизни...

0

45

>>> Дирижабль. Путь Илсэ - Таскань.

После полёта. поездка в экипаже, оказалась достаточно утомительна. Добравшись до резиденции, где королевская чета остановилась и получив информацию о нынешнем нахождении королевы, Арлем отправился в таверну.
заодно и поем нормально - решил он, живот всё так же предательски урчал, и хотя Вор свыкся уже с этой проблемой, не хотелось как убивать разговор с её величеством тем, что желудок будет опровергать все слова.
Таверна оказалась достаточно большой, и хоть главным здесь оставались именно обеденная часть, так же были места для тех кто остался без крова на ночь. Внутреннее убранство достаточно богато, картины на стенах и тканные полотна всё это говорило о том, что собирается тут люд не бедный. Интересно ложки тут серебряные дадут?
Войдя Террен оглянулся, к нему подошла одна из служащих дев.
- Вы кого то ищите милорд? - обратилась она достаточно звонким голосом. "Милорд" - чудесно. Давно я не слышал таких слов по отношению к себе.
- Да, дорогая. Я ищу Королеву. Мне сказали она где то тут... - сказал Арлем и немного улыбнулся.
- Да, она здесь. - она подняв руку, указала столик. Жест был понятным и в то же время совершенно незаметным для окружающих. - Вас проводить?
- Нет, я быстренько перекушу, и подойду сам. Не беспокойтесь. - проговорил Арлем, заметив что вокруг королевы и меж тем уже два кавалера. Так что ей есть чем заняться, и ему тоже. Пройдя дальше он нашёл свободный столик, и тут же заказал немного еды. Если быть точным овощную смесь. Не наешься конечно, но зато убьёт чувство голода и не будет отвлекать. К тому же, готовиться быстро.
Тем временем официантка, отнеся заказ повару, тихи шагом направилась к Лорее. Так она была обучена, доложить знатным гражданам, что их кто то спрашивал. Вдруг встреча им сейчас не желанна.
- Извините госпожа - Обратила внимание синдорейки на себя девушка, после чего нактонилась и тихо произнесла, так что бы слышала только королева и никто больше. - Господин в синем, на столиком под зеленым гобеленом, спрашивал Вас. По виду только с пути.

Отредактировано Арлекин (Четверг, 17 марта, 2011г. 18:16:54)

0

46

- Порой мы сами загоняем себя в клетку, забывая обо всей прелести свободы, - снова улыбнувшись, промолвил дворянин. Ему нравилось начало разговора с синдорейкой, которая встретила его весьма приветливо. – Я очень рад, что вы меня понимаете. Вся эта светская жизнь, вечная суета порой выматывают нас так, что хочется все бросить и отправиться на все четыре стороны. И опять что-то нас сдерживает. Я уже несколько месяцев не находил понимающего собеседника. Знать везде ищет выгоды, - вздохнув, произнес Рене, улыбка на его лице приобрела несколько грустный оттенок, а взгляд опустился к столу, на который уже накрыл предприимчивый хозяин. – У меня такое ощущение, что после этой зимы я сам еще не оттаял, несколько месяцев мне кажется, что я сплю и вижу сон, - поделился человек и внезапно умолк, посмотрев в глаза королевы.
- Не хотелось бы вас утомлять, ваше величество. Вам ведь хватает и своих проблем в жизни, не держите на меня зла, я просто заскучал по обычному разговору с понимающим человеком, - откровение прозвучало вполне правдоподобно, так как оно было искренним. В этой мирской суете  де Шатран едва не потерял лицо, постепенно растворяясь в обилии сплетен, интриг и подлостей.
- Мне есть чему поучиться у старых дворян, - пронеслась мысль в голове графа. Ему казалось, что в подлости и наглости многие представители старого дворянства могут дать ему не один и даже не два урока.  Вскоре в помещении появился еще один человек, который привлек внимание телохранителя королевы, который всегда осматривал всех входящих. Проследив за взглядом седовласого, де Меллон увидел человека, который принялся о чем-то говорить со служанкой. Впрочем, их разговоры не были интересны придворному дипломату, его больше заинтересовало следующее действие. Девушка подошла к королеве и что-то сказала ей. Логическое мышление подсказало единственный верный вариант, гость чего-то хочет от ее величества.
- Позволить ему испортить все мои планы? Ни за что, - пронеслась мысль в голове человека, который заметил, как теперь королева посмотрела в сторону интересующегося ею господина.
- Подозрительная личность, прошу меня простить, ваше величество, - кивнув, промолвил дворянин и встал из-за стола. Посмотрев на королеву, а затем на странную личность, сидящую за столом, Рене мысленно прокручивал варианты, решение пришло само собой. Граф подошел к столику таким образом, чтобы своей спиной закрыть сидящего за ним мужчину. Выдержав некоторую паузу, дуэлянт посмотрел на Арлема, а  спустя секунду уже слегка наклонился вперед к собеседнику.
- Королева несколько занята и не может Вас принять, - усмехнувшись, тихо промолвил дворянин и жестом показал, что не собирается слушать мнение вора на этот счет. 
- Купите себе еды и отправляйтесь туда, откуда вас принес Хаккар, - де Шатран демонстративно извлек из кармана серебряную монету и бросил ее на стол, а затем развернулся и отправился к Лорее, лицо его приняло беспокойный вид, ибо все планы могли пойти насмарку.
- Ваше величество, - запнувшись, произнес Рене. – Этот человек утверждает, что вам угрожает опасность, он не сказал чего именно ждать, но здесь оставаться больше нельзя, - быстро произнес человек, положив руку на рукоять палаша. – Я заплатил ему за информацию, не медлите, забирайте вашего телохранителя и быстрее отправляйтесь в безопасное место, - де Меллон закончил свою речь, которая прозвучала весьма убедительно. Теперь оставалось дождаться реакции королевы и ее телохранителя. От них зависело, как все пойдет дальше.

0

47

Что может быть хуже обидчивой, ранимой и в тоже время невероятно опасной девушки рядом? Только невероятно обидчивая, ранимая и опасная девушка, которая не так тебя поняла. В таком русле мыслил Вальдим, выслушивая синдорейскую точку зрения на проблему ухода из собственного дома.
- Хорошая вы с Шиноби пара, - миролюбиво улыбнувшись, подметил телохранитель – Синдореям свойственно воспринимать представителей остальных рас как полуразумных животных, а наш король так воспринимает практически любое существо, которое перед ним находится. Главное что друг друга вы воспринимаете иначе, - промолвил мечник, пребывая в замешательстве от взгляда эльфийки.
- Прости, - с трудом выдавил он из себя, перед тем как к ним присоединился дипломат, возникший из ниоткуда.
- Забавный малый, - отметил про себя генерал и задумался о том, что есть в дворянине какая-то черта, заставляющая проникаться к нему симпатией. Дальше события начали принимать совершенно невообразимый оборот. В помещение вошел человек, от которого вскоре пришла служанка, к этому человеку отправился де Меллон, который решил позаботиться о безопасности правительницы.
- Защитник, - усмехнулся про себя охранник ее величества. Однако дальнейшее развитие ситуации не располагало к веселью.
-Этот человек утверждает, что вам угрожает опасность, он не сказал чего именно ждать, но здесь оставаться больше нельзя.
Вальдим не задумывался ни на секунду.
- Наши разногласия мы уладим позже, Лорея. Нужно уходить отсюда, - мысленно обратился к эльфийке телохранитель и взял ее под руку помогая подняться. Тут же последовал взгляд в сторону Арлекина, в котором не было ничего кроме угрозы. Мечник словно предупреждал что, не задумываясь, зарубит посетителя, если тот решит приблизиться к королеве. Вскоре супруга короля вместе с генералом вышли из трактира, за ними проследовал и дворянин.
- Что происходит в этом мире? Правителям не дают спокойно поесть, - пронеслась мысль в голове мужчины.
- Поедешь с нами, - промолвил вдруг седовласый, посмотрев на Рене, который стоял возле экипажа, рядом с мечником и королевой.  По мнению Вальдима он не представлял опасности для синдорейки с ее магическими способностями, но вполне мог помочь ей, если кто-то все, же решится напасть на повозку. Подумав об этом, генерал подозвал четверых тасканских гвардейцев и принялся объяснять им ситуацию.
- В трактире находится человек, который предупредил королеву об опасности. Очень интересно откуда у него информация. Он облачен в синие одеяния, если что служанка поможет вам, - приоткрыв дверь и показав рукой на девушку в трактире, распорядился мечник и вдруг услышал конское ржание. Экипаж королевы внезапно решил тронуться с места ведомый взбунтовавшимися лошадьми. .Среагировать успел дуэлянт, который зацепившись за поводья, успел усесться на место кучера, стараясь остановить обезумевших лошадей.
- Что тут черт возьми творится? – прорычал Вальдим и потребовал коня для того, чтобы отправиться в погоню.
Гвардейцы в свою очередь вошли в здание и поинтересовались у прислуги о каком именно господине шла речь.
- Здравствуйте, у нас к вам есть несколько вопросов, представьтесь, пожалуйста, - обратился к вору старший гвардеец. Рядом с ним стоял еще один солдат, а двое других остались у входа, на случай если странная личность решит внезапно покинуть трактир.

Отредактировано Вальдим (Четверг, 17 марта, 2011г. 21:27:09)

0

48

Лорея была готова убить Вальдима на месте.
Во-первых, она ждала встречи с человеком. Пускай она его ни разу не видела в глаза, но это не означает, что нужно столь уж кардинальные меры безопасности предпринимать. В конце концов, мог бы и с ней посоветоваться! Что она ему - кукла, которую можно таскать куда угодно?
Да еще и Рене... Эльфийка успела проникнуться симпатией к этому человеку, но то, как он себя повел, заставило ее насторожиться. Почему этот господин счел возможным вмешиваться в ее дела? Что вообще происходит?
Впрочем, вы пытались сопротивляться мужчине, который во что бы то ни стало решил, что вам грозит опасность? Вот и Лорея не смогла. Нет, конечно, можно было вырвать руку, закатить скандал... и что дальше? Разнести таверну? И дать пищу для слухов, мол, королева истеричка? Нет.... Вот она - оборотная сторона известности и статуса. Ты уже не можешь позволить себе все те безрассудства, что ранее были частью твоего "я".
"Мы еще поговорим об этом" - буквально прошипела Лорея, мысленно обращаясь к Вальдиму. - "И я уверена, что больше тебя рядом со мной не будет никогда!"
О, эта фраза, сказанная в сердцах! Эльфийка может быть и вовсе была против такого исхода, но сказала... потому что знала, что слова эти ранят Вальдима куда больнее, чем все оружие мира вместе взятое. Он ее любил... он просто ее любил.
Уже оказавшись в экипаже, Лорея вдруг поняла, что ее смущало все это время. И если бы не собственные эмоции, ни этот треклятый гнев, ей удалось бы сразу понять, что же во всем произошедшем не так... Фарс! Театральная постановка, разыгранная по чужому сценарию! И не важно, был ли тот человек в таверне заодно с постановщиком или случайно оказался под рукой...
- Вальдим! - вскрикнула девушка, приподнимаясь с мягкого сидения.
Эльфийка явно собралась покинуть карету, чтобы объясниться с телохранителем. Но в этот момент кони словно взбесились! Или же их взбесили специально. От резкого рывка Лорея упала назад, ударившись спиной и головой о стену, а после сползла на сиденье.
- Хаккар вас подери!
Что делать? Магия? А что могла ее магия? Бить в коней? Насмерть? Но разве это выход? Разве возможно уцелеть, если вдруг падут ниц эти сумасшедшие животные?
Пожалуй, впервые в жизни эльфийка испытала столь сильный ужас. Собственное бессилие, паника - все смешалось в немыслимую композицию. Пожалуй, если браслет, что связывал ее с Вальдимом и Шиноби, действительно работал без всякого на то желания со стороны синдрейки, то эти двое мужчин должны были как минимум оглохнуть от того крика, что разрывал мысли несчастной эльфийки.
- Да сделайте что-нибудь!
Когда тебя то и дело подбрасывает под потолок, а потом бросает ниц, то нечего и думать о концентрации. В таких условиях ни один маг не смог бы колдовать. Будь он хоть трижды архимагом - невозможно и точка. Оставалось лишь одно - молить богов, чтобы при очередном рывке безумных животных, не сломать себе что-нибудь. Или не свернуть... голову, к примеру.

0

49

совместный пост с Рене

Прыжок на место кучера, отважная смелость при спасении королевы, пожалуй, человеку не хватало только памятника в центре Пуарре, вот только подвигнул его на этот поступок отнюдь не героизм, скорее решительность, хотелось до конца осуществить задуманное. Ведь кони просто так не могут сорваться с места и поскакать, куда глаза глядят. Достаточно было одной мелкой иглы которая вонзилась в бок жеребца для того чтобы все остальные испугавшись последовали за ним ведя повозку в известном им одним направлении. Благо дворянин знал что делает и кони вскоре более-менее успокоились, но не снижали своей скорости, синдорейке пока не стоило знать о том, что ситуация находится под контролем.
- Все складывается как нельзя лучше, - пронеслась мысль в голове.
Экипаж слишком быстро несся по улицам городка и слишком часто менял направление. Наконец, найдя нужный переулок Рене решил, что пора останавливаться, кони уже выдохлись да и королева получила свою порцию впечатлений. Повозка спустя некоторое время остановилась, несмотря на солнечную погоду в переулке отчего-то было темно.
- Вы в порядке, ваше величество? – учтиво поинтересовался граф, открыл дверь повозки. – Кажется, мы чуть не погибли.
Человек подал королеве руку, чтобы та могла спуститься с экипажа на землю.
Вы сможете идти? – спросил он, все еще ожидая руки синдорейки.
Ее рука, что сжимала руку якобы спасителя. В этот момент Рене на секунду даже стало жаль синдорейку. Впрочем, это не помешало ему второй рукой нащупать в кармане браслет и в следующее мгновение надеть его на руку королевы. Вот и все, эльфийка вдруг оказалась беспомощной, де Шатран смотрел ей в глаза со смешанными чувствами долго не решаясь сказать что-либо. Первый раз с того дня он чувствовал себя никем. Наваждение впрочем, отступило так же быстро, как и появилось.

Закончилось?
Лорея не верила ни своим глазам, ни своим ощущениям. Голова болела, тело ныло - завтра наверняка нежная кожа покроется синяками.
Когда Рене подал руку, Лорея уже не могла ни о чем думать - ей хотелось покинуть эту несчастную карету как можно быстрее, чтобы вновь почувствовать под ногами землю, а не взлетающий до небес то и дело пол.
- В порядке, - тихо произнесла она, собирая волю в кулак.
Нужно было выйти, хотя голова немного кружилась, а перед глазами плясали только что мелькавшие в окне пейзажи.
- Наверное...
Неуверенность в словах дополнялась неуверенностью в движениях. Эльфийка вцепилась в руку спасителя, когда почувствовала, что земля уходит из под ее ног.
"Этого только еще не хватало!" - со стоном подумала она, чувствуя, как к горлу подкатывает комок. - "Только бы не расплакаться от злости на саму себя..."
- Где Вальдим? Что случилось?

- Вальдим? Думаю, он где-то в городе. Что произошло? Вы только что попали ко мне в плен, ваше величество, - с улыбкой на лице произнес дуэлянт.
Теперь кроме радости в улыбке читались удовлетворение и легкая ирония. Мужчина обнажил палаш и приложил его к шее собеседницы.
Я знаю, что все синдореи непримиримые гордецы, но если вы хотите вернуться к детям – придется подчиниться, - спокойно, без интонации промолвил  граф.
Не заставляйте делать вам больно, - добавил дворянин и посмотрел на подоспевших к переулку людей. Его подручные уже позаботились о том, чтобы предоставить хозяину коня.
Прикройте лицо, - приказал человек, подав женщине кусок шелка.

Все это уже было...
Стон вырвался из груди эльфийки - сдержаться она уже не могла, да и не хотела. Боль, потаенная боль, вырвалась наружу... Перед глазами все поплыло. Наверное, лишь боги знают, скольких усилий стоило устоять, удержаться на грани сознания, не нырнуть в спасительную тьму.
"Не дождешься", - молвило гордое сердце синдорейки.
Тяжелый металлический браслет. Он буквально жег кожу, вытягивая все силы. Его не перепутать ни с чем - эту вязь рун по медному ободку синдорейка запомнила на всю жизнь.
- Вы не представляете, что вас ждет, Рене, - убийственным тоном произнесла девушка.
Сомнений не оставалось - весь ее дар пропал. Лорея вздохнула, пытаясь привести в порядок чувства. На чашах весов были слишком важные в ее жизни вещи, чтобы сейчас рисковать. Можно, конечно, потянуть время, но когда к горлу прикасается холодная сталь, как-то отчаянно жадно начинаешь желать жизни.. Тем более, когда есть ради кого жить.
- Уберите вашу зубочистку, я сделаю то, что вы хотите...
В голосе девушки было столько презрения, что хватило бы на всех дроу вместе взятых.
Взяв из рук разбойника ткань, Лорея обернула его вокруг головы, а затем свободным концом прикрыла лицо, оставив лишь глаза сиять гневом.
- Город уже оцеплен, Рене. Они не выпустят из него ни одну женщину. Неужто вы наивно полагаете, что кусок ткани сокроет королеву? Признайтесь самому себе - вы потерпели поражение.
Действительно, женщина в дорогой одежде, правда без перчаток (они остались в таверне), с куском шелка на голове - да, это отличный камуфляж! Синдорейка даже рассмеялась - ей вдруг показалось, что вся эта нелепая комедия скоро закончится. В конце концов, королевская стража не зря есть свой хлеб - уж они-то наверняка смогут отстоять свою правительницу...
"Или не смогут", - страх вновь начал холодить сердце. - "Как поступит Шиноби, если..."
В глазах заблестели слезы, стоило лишь подумать о единственном варианте для Рене уйти от стражи вместе с пленницей.

+1

50

Странно, но официантка что встретила Террена в трактире подошла к Королеве, Арлем увидел это краем глаза, и видать сообщила о том что он прибыл. Тут же вскочил один из кавалеров и направился в сторону где сидел Вор. Сказал он речи о том что королева яко бы не может его принять, но больше насторожили Вора, его последние слова - ...и отправляйтесь туда, откуда вас принес Хаккар
Не к добру всё это, подозрительный этот тип, со взглядом хитрым. По лицу этого выродка прямо читалось - не лезь в мои дела, я задумал не ладное. Тем более он сделал то, что делают люди в волнении перед каким нибудь большим делом. Попытался обмануть, запугать, и заплатил сверху. Одновременно. Что ж ты задумал то? Мотнув головой в знак согласия, Арлем продолжил есть не трогая монету. Ах как же хорошо что он сейчас в гриме.
Меж тем как только Рене отошел, вдруг началась паника, он и телохранитель, стали вытаскивать Лорею из таверны, хотя та и сопротивлялась.
Будь на месте Арлема. молодой и неопытный идиотик, он конечно же остался бы сидеть и наблюдать. Но нет, Арлем был далеко не так прост. каким хотел казаться для других. Когда ты Шут - никто не воспринимает тебя всерьёз, никто не ждет холодного ножа у шеи. Быстро встав, Террен пользуясь тем что немногочисленные посетители отвлеклись от всего следили за "сценкой спасения королевы", подошол к соседнему столику и со всей силы ударил сидящего за ним, спиной к Вору, мужчину головой о стол, да так что тот тут же отрубился. Сняв купленную, красивую синюю куртку он накинул её на бессознательное тело. А сам вылез в окно.
Что происходило дальше. Всё было прекрасно.
Арлем не ошибся, Рене действительно был тем ещё плутом, засунув Королеву в карету экипажа, он увёл её из под носа у телохранителя. Вот тебе и телохранитель. Дурачок, если король на самом деле таков как о нём говорят, то уже завтра твоя голова будет отделена от тела, если же нет, то новый король такая же тряпка как и все остальные короли, что были до него, век за веком, которые только и умеют что наказывать слабых и беззащитных. А тех кто к ним приближен только запугивать пальчиком.
Следовать за экипажем. Таким был план вора. Достав из сумки плащ он накинул его все равно тень повсюду, как только карета начала двигаться Вор тут же бросился, запрыгнул и прицепился. Это было незаметно, тасканская дорога не отличалась особой ровностью, да и пленница внутри брыкалась.
- Здравствуйте, у нас к вам есть несколько вопросов, представьтесь, пожалуйста, - в это время обратился к лежащему без сознания мужчине, старший гвардеец. Но от того не было слышно ни слова. Девушка в испуге смотрела на стражу, ни единого слова вымолвить он не могла. Только и повторяла себе под нос - что случилось? что случилось? - тут был не вопрос, тут была паника.
Как только карета начала тормозить, а остановилась она к счастью в темном переулке. Вор спрыгнул и отошел в сторону. Достав из сапога кинжал, он с осторожностью держал его под плащом. В переулок подбежали разбойники, привели коня, на котором наверное и хотел уехать похититель. Вот только недалеко он умчится. Пока подручные мерзавца, были заняты тем что прятали "королевскую повозку", а сам мерзавец занимался угрозами в адрес королевы, Вор подобрался к коню и кинжалом, ударил по копыту, сразу поспешив спрятаться. Со стороны это выглядело как будто лошадке натерпелось пуститься в путь, обычное поведение для лошади. Вот только путь будет не долгим, до тех пор, пока лошадь не оступиться и не подвернет ногу, из за сломавшейся подковы. Вряд ли у Рене сейчас есть время всё проверять, конечно если он не совсем уж педантичен во всем и до боли упорядочен в деталях. Хотя, если бы это было так, то он не стал бы так неумело пытаться заставить Вора уйти. И собственно не время для проверок и поседушек перед путём. Валить ему надо, королевский экипаж выследить смогут, в этом причин сомневаться нет. Скрывшись в тени, Арлем наблюдал и был готов следовать за похитителем. ему было жутко интересно чем всё это обернется.

>>> Постоялый двор "Морской берег"

Отредактировано Арлекин (Вторник, 14 июня, 2011г. 04:36:26)

+1

51

Услышав презрительный комментарий, Рене лишь усмехнулся. Он знал, что синдорейка не будет счастлива тому, что ее разлучат с мужем и детьми.
- Но ведь не всегда события разворачиваются так, как мы хотим.
- Мне нечего терять, кроме титула, который ничего не значит, - промолвил де Шатран и посмотрел на коня, который вел себя довольно странно. После того как он протяжно заржал ему в голову пришло попятиться назад и задними копытами лягнуть наглеца, хорошо что у животных инстинкты развиты сильнее и им не нужно видеть цель, достаточно чувствовать.
- Только сумасшедшей лошади мне не хватало, дашь мне свою, - сжав зубы, промолвил дворянин и, закинув эльфийку себе на плечо сел на лошадь одного из подручных. Животное буквально сорвалось с места с непреодолимым желанием доставить наездников к городским вратам. Сзади за человеком следовало шесть подручных, еще двое остались со странным конем в переулке, но поспешили выйти на свет. Вскоре показались ворота, как ни странно они уже были закрыты. Рука снова обнажила палаш и вскоре семеро всадников остановились возле городских ворот.
- Проезд закрыт, - спокойно ответил гвардеец, который вдруг заинтересовался женщиной в маске.
- Прекрасно, - ответил де Меллон и при помощи лезвия меча избавил королеву от повязки. – Выбирай, солдат, или ты пропустишь меня или завтра за смерть королевы казнят тебя и всех твоих родственников, - в речах графа не было ни волнения, ни злости, ничего, абсолютное безразличие ко всему происходящему. Тасканцы обнажили мечи, но много ли сейчас от них было прока? Когда безумный дипломат держит клинок у шеи правительницы, желание нападать пропадает совсем.
- И я буду крайне благодарен, если кроме меня город никто сегодня не покинет. Ибо если я замечу преследование ваша прекрасная королевы отправится к Единому, - мрачно улыбнувшись, добавил дуэлянт. Вскоре ворота были открыты и похититель с подручными и Лореей покинули Пуарре. Вскоре вход снова был закрыт, к королю же немедленно был отправлен посланник.
- Вот вам и оцепленный город, ваше величество, - коснувшись руки, на которой был надет нииримский браслет, произнес Рене. Через половину часа де Шатран и подручные остановились на несколько минут, но лишь для того, чтобы слуги могли вытащить из сумок немалых размеров метлы и привязать их к седлам коней. Через мгновение всадники снова отправились в путь, но теперь их сопровождали гигантские клубы пыли. Впереди ехал Рене, за ним в две колонны шестеро подручных, последние уничтожали все следы, превращая их в пылевое облако.
- Наденьте, - вновь приказал человек, подавая синдорейке тот же кусок материи. Это произошло не скоро, уже после перевала, когда компания приближалась к вольному городу.
- Добро пожаловать в ваш новый приют, - вздох, безразличный тон высказывания и снова городские врата, но уже другого населенного пункта и даже государства.
- Кто эта девушка? – поинтересовался стражник.
- Нииримская куртизанка, скучно в пути без женского тепла, - пошло улыбнувшись, ответил Рене. В ответ охранник засмеялся и пропустил группу путников в город.
- Грязный ублюдок, - мысленная характеристика  стража и вот Лорея Сандорфайт оказалась в Арказаре. Вскоре группа остановилась у одного из богатых домов. Дворянин спешился и помог эльфийке слезть с лошади, после чего взял ее под руку и распахнул двери своей обители.
- Добро пожаловать, - с улыбкой на лице произнес он после того как со своей пленницей переступил порог. Вошедшие следом всадники заперли двери.
- Хотите есть, ваше величество? – поинтересовался Рене, снимая с руки королевы браслет, который приносил ей массу неудобств, следом правда был и снят артефакт, с помощью которого она общалась с мужем и Вальдимом.
--------->[Побережье залива Гадюки. Арказар.]

0

52

===> Поместье Снэкхолл в Пуарре.

Этот город Фирр знала. Утро еще только входило в свои права, но на площади уже были открыты лавки с товарами и продуктами. Кто-то распродавал мелочь снаружи, зазывая горожан и пришедших в город сельчан. Не удержавшись, полукровка с любопытством прошлась по уличным лавкам, облизываясь на сладости и женские побрякушки. Тратить деньки на все это было не совсем хорошей идей, да и Фирр никогда не питала слабости к разбрасыванию монет, но поглазеть никто не запрещал.
Поборов искушения, девушка пошла дальше в сторону башни дирижаблей, поправляя лямку увесистой сумки на плече. Кошелек лежал где-то в ее недрах благодаря предусмотрительной хозяйке. Однажды воришки уже обчистили наивную полудемонессу, так что в последующие разы она больше не зевала. Зато на правой ноге в чехле, прицепленном к ремешку, открыто покоился кинжал. Красть обычное оружие без украшений вряд ли кто-то захочет. По крайней мере, так считала Фирр.
Впереди показалась высокая постройка, к которой девушка собственно и шла. Поднявшись с помощью специального подъемника и пройдя внутрь, она отыскала кассу и заплатила один серебряник за билет. Оставалось ждать скорого прибытия дирижабля с маршрутом Таскань-Илсэ. Что ждет ее в знаменитом городе, она не знала, но надеялась только на лучшее.
Через час глашатай с четкой дикцией громким голосом объявил, что ее транспорт уже ждет пассажиров. Фирр нервно вскочила с мягкого кресла, озираясь по сторонам. Да, она переживала. Наверное, это обычное дело – бояться чего-то нового.
- Ну же, соберись, трусиха! Ты не на плаху идешь, а свободой дышать, - полукровка вздохнула полной грудью и отправилась к мостику. Вблизи дирижабль казался еще огромнее, захватывая дух. Заодно узнаем, боюсь ли я высоты, - подумала с ободряющей улыбкой Фирр, стараясь смотреть на все исключительно с положительной стороны.
Капитан закричал об отбытии, мостик, связывающий воздушный корабль с башней, был убран. Дирижабль развернулся на север, наконец-то отправляясь в волшебную столицу Альтанара.

===> Башня дирижаблей «Воздушный рай»

Потрачена одна серебрушка.

Отредактировано Фирр (Среда, 11 июля, 2012г. 10:59:04)

0

53

Много слухов породила возникшая эпидемия, на улицах практически каждый хотя бы раз мог услышать упоминание о ней. Сплетни, споры, домыслы, летали в осеннем воздухе как паутинки, цепляясь одна за другую. На утро 3.09.1395 года Королевское медицинское ведомство выпустило брошюры с целью информирования населения Альтанара. Стены городских площадей, общественных мест, больниц и прочее пестрили бумажными плакатами, привлекая зевак:

«Фруктовая» инфекция - инфекционное заболевание преимущественно бактериальной этиологии, которые характеризуются фекально-оральным путем передачи и преобладающим поражением тонкого и толстого кишечника.

КЛИНИЧЕСКИЕ ПРОЯВЛЕНИЯ:
- острое начало;
- повышение температуры тела до 38-38,5 С или выше;
- возможная рвота;
- постоянные, ноющие боли в животе с временными приступообразными болями при испражнении;
- редкий, густой стул с примесями воды и остатков непереваренной пищи;
- в испражнениях примеси слизи, крови, редко гноя;
- возможна заложенность верхних дыхательных путей и дыхательная недостаточность (проявляется среди пожилых и ослабленных больных);
- в большом проценте случаев развивается обезвоживание.

ИСТОЧНИК И ПУТИ ПЕРЕДАЧИ:
- Алиментарный (пищевой): фрукты
- Контактно-бытовой: зараженный пациент

ПРЕДПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ ПАТОГЕНЕЗ:
Возбудитель через рот попадает в желудочно-кишечный тракт (тонкий отдел кишечника) и там размножается, после поражает нижние отделы кишечника. Предварительно главную роль в патогенезе «фруктовой» инфекции играет экзотоксин, который продуцируется возбудителем. В результате своего размножения нарушает проницаемость стенок кишечника и их способность к всасыванию, что приводит к диарее и нарушениям состава крови. Потеря необходимых веществ для организма с каловыми массами, приводит к развитию токсических последствий.   

КЛИНИКА:
Легкая форма характеризуется клиникой диареи и обезвоживанием І степени (дефицит  массы  не превышает 3-5 %).  Частота стула составляет 3-5 раза в сутки. Дефекация чаще без болей,  спазмирующих приступов, только в отдельных случаях отмечаются  нерезкие  боли в животе.  В больных отмечается сухость слизистых оболочек, язык обложен, живот втянут и, как правило, отмечается урчание по ходу тонкого кишечника. Рвоты нет, или частота его не превышает 2-3 раз в сутки.
Температура тела обычно остается нормальной. Заболевание в большинстве случаев заканчивается выздоровлением.

Среднетяжелая форма характеризуется развитием обезвоживания  ІІ степени (потеря массы тела до 6-9%). При этой форме выраженная рвота - повторная, густая, без предыдущей тошноты. Сначала рвотные массы содержат остатки пищи, а потом становятся водянистыми, иногда с примесями желчи. Частота стула от 5 до 15 раз, испражнение из кишечника водянистые, теряют  каловый запах  и  цвет (бесцветная мутная жидкость с прозрачными  пластами, запах рыбный, сладковатый). Иногда, вследствие примесей крови,  испражнения имеют  розовую  окраску  или вид  мясных  помоев.  Появляются  невыносимая жажда и икота. Язык сухой,  с белым налетом. Может отмечаться осиплость голоса, затрудненное глотание. Общее состояние дряблое, тонус  мышц  снижается, могут быть нарушения сознания, судорожные подергивания мышц. Кожа бледная, конечности холодные на ощупь.
Температура тела обычно 37-37,8 С. Благоприятный прогноз в 70%.

Тяжелая форма характеризуется развитием обезвоживания ІІІ степени (дефицит массы тела  10%  и  больше).  Диарея больше 15 раз в сутки, рвота может быть неудержимой, жажда отсутствует. Общее состояние ухудшается, сознание спутанное.  Возрастает синюшность кожных покровов, черты лица обостряются,  кожа укрывается холодным липким потом, резко сниженная эластичность кожи.  Возникают судороги в икроножных мышц и в пальцах рук и ног. При судорогах диафрагмы появляется болевая икота. Быстро развивается сердечная и дыхательная недостаточности.
Температура тела обычно 38-38,5 С. Благоприятный прогноз в 10%.

РЕКОМЕНДАЦИИ К ПРОФИЛАКТИКЕ:
- не употребляйте не знакомые фрукты (в том числе и знакомые, на данный момент импортированные со стороны Сельмириона);
- не способствуйте распространению фруктов или фруктовых продуктов питания импортного происхождения;
- соблюдайте правила хранения продуктов и в первую очередь, постарайтесь избежать совместного хранения фруктов и другой еды (по возможности ограничьте себя в употреблении фруктов);
- при первых или схожих симптомах обращайтесь к врачу или целителю;
- при наличии в семье больного, постарайтесь ограничить контакт и сообщить в соответствующие инстанции.

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ ДОБРОВОЛЬЦЕВ:
- пункты сбора и регистрации находятся на территории КПП (населенные пункты Моролд, Тронхолд, Галтор, Хельмов удел, Крепость Коготь Грифона);
- дилижансы в Радовар и другие поселения отправляются два раза в сутки;
- Вы обязаны быть ознакомлены с информацией, изложенной в этой брошюре;
- на территории карантинной зоны Вы обязаны при себе иметь документы, подтверждающие Вашу личность и предписание согласно распределению или места прибытия;
- Вы обязаны соблюдать все установленные правила на время пребывания в карантинной зоне;
- распространение заведомо ложной информации (по поводу эпидемии, состояния в зоне карантина, личной информации и т.п.) карается по всей строгости закона;
- Вы обязаны соблюдать правила установленные в Вашем контракте, Королевское медицинское ведомство имеет право разорвать соглашение единолично и призвать Вас к ответственности при нарушении обязательств контракта.

Самое лучшее средство от всех болезней — сильная воля и сильный разум.

0

54

Из леса у форта Когтя>>>
8 ноября 1396 года.

Рель думал о том шаре, пока они возвращались на постоялый двор. Думал, пока они ждали первый дилижанс в сторону Пуарре. По дороге... По дороге же эльф благополучно выбросил чёрный огонь из головы - мастер ведь и так всё расскажет, чего раньше времени ломать голову?
Столица Таскани встретила их прохладным ветром и пасмурным небом. Из-за географического расположения здесь раньше конца декабря снега обычно не дождёшься, а зима достаточно мягка, так что, по местным меркам, такая погода считается "плохой". "Это вы ещё действительно плохой погоды не видели," - буркнул эльф, входя в главный зал одной из городских библиотек. Странный выбор для уставших путешественников, конечно, но трёхжильный Харсил настоял и немедленно протащил ученика в пустой кабинет (такие обычные используют те, кому статус или средства позволяют не сидеть в общем читальном зале).
- Садись. У меня есть к тебе одно деловое предложение, - произнёс хаосит, размещаясь в кресле напротив вайлера. - Ты показал себя способным учеником и чел... то есть эльфом, достойным доверия, и потому я считаю возможным говорить с тобой начистоту... до определённого момента. Но гораздо более важно то, что ты можешь и любишь учиться, ты не хочешь останавливаться на том, что уже знаешь...
Слова, безусловно, очень приятные, но сильно смахивающие на лесть... Конечно, вряд ли это она - зачем учитель будет льстить ученику?..
- ... Поэтому я предлагаю тебе место в рядах нашего сообщества.
Ах вот зачем. Ну, тогда всё понятно.
- Это что, вербовка? Дурная затея. Я не собираюсь вешать на себя новый кабальный договор и предоставлять свои услуги всяким тайным обществам.
- Разве я что-то говорил о кабале и о том, что тебе придётся что-то делать? - Харсил нахмурился. - Членство не обязывает тебя ни к чему - тебе не придётся работать на того или иного дядю, похищать детей или принимать участие в кровавых ритуала. Единственное, что мы требуем - уважать других братьев, по возможности делиться с ними знаниями и помогать им. Взамен ты получаешь возможность учиться, использовать наши лаборатории, хранилища и библиотеки, получать вознаграждение за свои труды...
Лаборатории, гранты, учителя... Звучало это превосходно - более того, примерно о чём-то таком вайлер всегда и мечтал, но давно ли привычка обещать с три короба стала неприсуща лжецам?
- Ну, допустим, я соглашусь. И что мне нужно будет...
- Ничего. Ты обещаешь не болтать лишнего, уважать своих коллег и их труды и не нарушать принципов нашего общества. Мы лишь ждём, чтобы ты продолжал вносить вклад в развитие науки и оказывал нам приоритет, если захочешь поделиться своими открытиями.
"Это звучит всё более и более привлекательно..."
- А если я перестану вносить вклад в развитие науки?
- Значит, ты не будешь пользоваться лабораториями, не будешь получать финансирование... Мы в любом случае не окажемся в проигрыше.
- Но это ведь может и не зависеть от моего желания.
- Тогда мы постараемся, чтобы твои возможности соответствовали желаниям. - Харсил, улыбнувшись, поднялся с кресла. - Пойми: мы ставим своей целью не власть или обогащение, а поддержку всех братьев в их трудах. Соединение наших знаний всегда сильнее, чем знание одного, пусть и могущественного мага. В отличие от Гильдии, мы очень тщательно подходим к отбору кандидатов - знание не должно попадать в руки каждого, кто может развлечь крестьян парой фокусов. Но, если ты сомневаешься...
Магистр остановился, словно для того, чтобы ученик поспешно его перебил и согласился... Нет, ученик молчал. "Сомневаюсь? Конечно сомневаюсь!"
- Дайте мне время, чтобы всё обдумать.
Согласно кивнув, Харсил покинул кабинет.

0

55

11 ноября 1396 года.

В течение прошедших трёх дней мощнейшие мыслительные процессы сотрясали завесу из табачного дыма и малой доли винных паров в комнате мага. С одной стороны, конечно, предложение сулило сплошные выгоды, а словам наставника эльф всё-таки был склонен верить... С другой стороны, вера - дело хорошее и благородное, но обходиться она порой очень дорого.
На четвёртый день Рель решил ответить положительно, чему посодействовал последний урок, полученный в Академии. Седобородый магистр, возможно, упустил свой единственный шанс получить богатство, славу, положение; знания и опыт, что стоит много больше первых трёх ценностей; да и всё остальное тоже. "А я своего шанса не упущу." В конце концов, он в любой момент может отказаться, или, в крайнем случае, устроить массу неприятностей любому, кто захочет пойти на обман. Звучит очень самоуверенно, но всё могущество магии не подчинить, не обладая в известной мере наглостью и амбициями.
Как было выяснено у Харсила, Ложа Каруды - то самое сообщество - собирает и приумножает знания уже достаточно долго, при этом действуя неявно, что все "братья", независимо от статуса, равны друг другу, и что членство в Доже ни к чему не обязывает, маг вполне может состоять в другой организации, не занимаясь подрывной деятельностью в пользу Ложи (правда, при возникновении конфликта выбор у него будет сложный) - в общем, что-то лучше этого от вступления в какое-либо общество придумать сложно. Осталось лишь проверить, соответствует ли действительность ожиданиям.
Подметая полами плащей площадь, Харсил и Релеменил прошествовали из гостинице к недавно посещённой библиотеке (которая, как оказалось, принадлежит Ложе).
- Что будет, если я захочу покинуть Ложу?
- За последние десять лет я помню лишь два случае добровольного ухода... На пенсию. Они дали Клятву не распространять информацию о Ложе и не учить других тем знаниям, что не должны покидать нашего круга. Либо они могли выбрать операцию по изменению памяти... Но, как по мне, Клятва лучше.
А санкции за нарушение Клятвы... Смерть, наверное, или ещё что похуже. Не то, чтобы вайлер много знал о том, что похуже, но, теоретически, нет пределов совершенству.
Библиотека, и так не блещущая большим количеством посетителей, теперь была совсем пустынна. Молчаливый библиотекарь, близорукий нииримец (бывший, по меньшей мере, на полторы головы ниже "кандидата"), ожидавший у входа, молча провёл гостей через два тёмных коридора в просторный зал, освещённый ярко пылающими огнями в расставленных тут и там чашах. Масла, сала, жира или ещё чего-то горючего в них не было, что, впрочем, немудрено для светильников в обители огненных магов. В дальней части зала тоже было светло, но там горел не алый огонь, а уже знакомый Релему тёмный, жутковатый. Там же расположились девять волшебников по сторонам. Ещё один, в расшитой красной мантии с металлическими пластинками (от которых, правда, пользы немного, зато какой вид), стоял в центре у большого стола.
- Подойди.
"Центральный" говорил негромко и спокойно, но властно. Похоже, тут старшим перечить не принято, хоть никто никому и не обязан подчиняться.
Рель молча подошёл к столу. Колдун достал из резной шкатулки пергамент, исписанный каллиграфическим почерком, и кольцо из чёрного металла с рубином, внутри которого пылал феникс.
- Как только ты произнесёшь слова клятвы, это кольцо станет твоим, а мы все станем твоими братьями. Если ты нарушишь свои слова - об этом узнают и призовут тебя к ответу. - По сути, формальное повторение того, что Харсил вчера втирал ученику полчаса подряд. - Ты готов?
- Да?
- Хорошо. - Колдун положил пергамент перед собой и торжественно заговорил, глядя прямо в глаза эльфа - Клянёшься ли ты способствовать продвижению прогресса по мере своих сил и возможностей?
- Клянусь.
"Хоть это и будет трудно в некоторые моменты упадка вдохновения... Магия - это ведь искусство, а я, выходит, персона творческая. Как актёр. Или художник."
- Клянёшься ли ты следовать идеалам Ложи Каруды и по мере своих сил и возможностей поддерживать её репутацию и влияние своими деяниями?
- Клянусь.
"Но при этом я вполне могу отправить к Хаккару этот бред и спокойно работать. Чудесно."
- Клянёшься ли ты проявлять уважение к своим братьям и их работе?
- Клянусь.
"Впрочем, это не помешает мне искренне считать испражнениями пещерного огра некоторых особенно одарённых субъектов..."
- В таком случае и я клянусь, что твоё право не будет ущемляться нами, что под нашим руководством ты всегда сможешь получить новые знания, и что Ложа будет помогать тебе, когда ты будешь в этом нуждаться. - Колдун протянул новообращённому кольцо. Интересно, что бы он сказал, если бы знал о мыслях в его голове? - Добро пожаловать, шасткхур.

0

56

30 ноября 1396 года.

С каждым днём, проведённым среди недавно обретённых «братьев», Релеменил всё больше убеждался в правильности своего выбора. Ложа действительно не требовала ровным счётом ничего: эльф ходил на лекции, заседал в лаборатории и библиотеке, свободно ездил работать в «поле»… В общем, делал то же самое, что и обычно, только теперь лаборатория, равно как и лектор, были не воображаемыми, а вполне осязаемыми, и магистр Глорс (тот человек в мантии с нашитыми пластинками) оказался неплохим собеседником, знающим толк как в тайных искусствах, так и во вполне приземлённых. Но, что радовало более всего, он также помог отыскать опального дядю, который, как оказалось, уже очень продолжительное время живёт в Пуарре, посредством почты ведёт полемику по какому-то политическому вопросу с Хольтерисом из Дома Тельрион, изучает школу Наложения чар и работает на заказ. Причём работает не только зачарователем, но и, так сказать, сотрудником службы по решению «разных проблем». В представлении вайлера это означало что-то вроде выбивания долгов и прочих заработков, не одобряемых эльфийскими традициями (хотя вся родня сходилась во мнении, что ему на большую часть традиций плевать), но магистр заверил, что до такого он, насколько известно, не опускается.
Так или иначе, Рель просто не мог не пойти повидать дядю которого видел последний раз почти девяносто лет назад и, разумеется, совсем не помнил. Однако, перед запланированной встречей внезапно нарисовалась другая, в какой-то мере даже комичная.
- КАТИСЬ В БЕЗДНУ И НЕ ПОЯВЛЯЙСЯ ТУТ, ПОКА Я ТЕБЯ САМ НЕ ПОЗОВУ!
Из зияющего дверного проёма на втором этаже четырёхэтажного дома, чем-то напоминающего барак для рабочих, выскочил какой-то человек (впрочем, точнее будет сказать «человечек»), чуть ли не кубарем прокатился по площадке и как ошпаренный бросился по лестнице вниз и дальше меж домов. Дверь, между прочим, принадлежащая квартире Алефа Эмиллона, тем временем громко захлопнулась. Вознеся небольшую молитву, маг поднялся на второй этаж и осторожно постучал. Заслон между холодной улицей и вроде бы тёплой внутренностью дома вновь растворился, и племянник узрел высокого эльфа с впечатляющей фигурой. Рост и внушительное, даже по человеческим меркам, телосложение дядя унаследовал от отца Дарсиса, которого и теперь за глаза (да и в глаза иногда тоже) звали «старым дубом». Младшего потомка сего «дуба» окрестили «жёлудем», но звучало это прозвище редко, поскольку кротость никогда не была присуща летописцу, родившемуся под знаком Быка. Смерив взглядом нового гостя, дядя кратко, но грозно вопросил:
- Ты, трам-тарарам, ещё кто такой?
«От такого впору моим лошадиным ушам свернуться в гоблинские…»
- Это вы Алеф Эмиллон?
Взгляд «скромного зачарователя» стал ещё более грозным. Очевидно, предшественником Реля был кредитор или хозяин квартиры…
- Я. Какого Хаккара тебе надо?
Вайлер молча стянул с головы капюшон, демонстрируя привычно сидящий на голове обруч с бериллами. Дядя, усмехнувшись, посторонился.
- Проходи.

+1

57

2 декабря 1396 года.

Кутаясь в подбитые мехом плащи, два эльфа скоро шли по узкой и далеко не самой чистой улочке, ведущей к реке. Преимущественно молча – холодный ветер и мелкий редкий снег, сметавшийся в небольшие кучки по углам, к живой беседе уж точно не располагал, заставляя ограничиваться короткими исчерпывающими фразами.
- Дядь, а за каким «надом» мы попёрлись в самое злачное место в этом прекрасном городе?
Нахмурившись, Алеф кивнул в сторону входа в ещё более узкий переулок и они свернули.
- Старик успел увидеть одного из воров и описал его так красочно, что я уже почти уверен, кто спёр зелья и где он пропивает выручку. Надо только проверить. Ну, и принять меры, если всё подтвердится. – Усмехнувшись, наёмник (коим, собственно, он и являлся) красноречиво треснул кулаком в раскрытую ладонь другой руки. – А ты со мной, потому что в лавке и без тебя бардак уберут, а кое-какая помощь мне не помешает.
Не то, чтобы Пуарре был неблагополучным городом, даже наоборот, но от криминала и он не застрахован ввиду самой сущности всех людей. Да и не только людей, если говорить откровенно, но вот, например, в городах Сельмириона процент правонарушений всё-таки не в пример меньше. Конечно, расследованием преступлений должна заниматься стража, но, поскольку был ограблен торговец, продававший зелья, произведённые алхимиками Ложи, магистр Глорс для ускорения процесса нанял агента (что, в сущности, вполне обычное дело), а Рель вызвался посодействовать. Ну и, собственно, получил прогулку в неблагополучный район.
Небольшой район в восточной части города, расположившийся по обеим берегам реки, пожалуй, до сих пор не был снесён с формулировкой «нарыв, уродующий лицо столицы Таскании» только благодаря благодушию коррупционера-градоначальника. С сим человеком вайлер знаком не был, но неизменно питал к нему не самые верноподданнические чувства… Но, впрочем, с альтанарскими чиновниками пусть разбираются альтанарцы. Оставив в стороне политику, он подозрительно оглядел грубо, но крепко сколоченное здание кабака, двумя этажами нависающее над улицей.
- Подожди тут. Если увидишь большого орка со следами когтей на морде, или просто кого-нибудь с разбойничьей рожей и оружием – зайдёшь внутрь и предупредишь меня.
Алеф быстро шмыгнул внутрь, оставляя племянника наедине с мрачными мыслями. Как будто в природе есть маленькие орки с располагающими физиономиями. И какие ещё вооружённые бандиты? Он что, на войну собрался?
Дверь питейного заведения распахнулась и на улицу выбрались два оборванца, явно страдающие от алкоголизма (хотя, может быть, наслаждающиеся им). «Нет, только не… Хаккар!»
- Чево стоишь, листоухий? Стесняисси? Дык ты не стесняйся, заходи… Угостим!
- Не хочу. Вчера завязал.
- Ты чево, нас не уважаешь?
Второй пьяница выглядел ещё более нетрезвым и неадекватным. Ещё, глядишь, оглоблю за углом поднимет и по спине вытянет…
- Уважаю, но пить не буду. – Заметив угрожающее движение, эльф живо поднял ладони и сухо добавил – Так. Идите и жрите свою сивуху сами, а то я вам такой геморрой наколдую, что ещё год сесть не сможете.
Внутри раздался грохот и, судя по звуку, что-то полыхнуло. Маг хотел было сдвинуть бомжей в сторону, чтобы пройти внутрь и узнать, какого демона там происходит, но последние переглянулись и достали по кинжалу. «Ну это просто…»
Бандит, державший слово первый и говоривший с оттенком вкрадчивости (что, видимо, обуславливалось меньшей способностью убавлять количество зубов во рту прикладными методами), с коротким вскриком первым шлёпнулся оземь, скошенный хлестнувшей по ногам молнией. Второй успел отскочить и теперь напирал на вайлера с отнюдь не присущими поддатому головорезу проворством и настойчивостью, не давая сплести новое заклинание. Изловчившись, Рель пнул его в колено, вырвал оружие и оттолкнул. Люмпен, злобно рыча, снова бросился в бой… И напоролся на свой же нож, машинально выставленный эльфом вперёд. Через четверть минуты его приятель, истошно вопивший при виде старухи с косой, на этот раз представшей в облике учёного с полубезумным взглядом и окровавленным клинком, замолк навсегда, получив несколько ударов в основание шеи.
Воздух внутри кабака резко сжался и с характерным звоном выплюнул через окно дядю Алефа, который, пролетев весьма солидное расстояние, плюхнулся в воду. Будь маг чуть более вменяем – подивился бы силе заклинания, посочувствовал агенту, получившему бесплатную ванну, или поспешил бы ретироваться с места проведения поножовщины, пока двое стражников бежали с дальнего конца улицы… Но он смотрел на вышедших вслед за дядей карлика с пышными усами и темнокожего человека с копьём. Прежде, чем Рель начал плести новое заклинание, карлик что-то бросил наёмнику на незнакомом языке, последний резво ткнул мага копьём в левый бок и побежал вслед за посыпавшимся в противоположную от патруля сторону напарником.
- Именем короля…
Что именно предписывал сделать король, эльф, рухнувший на колени, не сумел дослушать из-за звона в ушах. «Как вы мне надоели...»

Отредактировано Релеменил (Пятница, 13 декабря, 2013г. 09:08:59)

0

58

6 декабря 1396 года.

Огонь. Всепожирающее пламя охватило всё вокруг. Чувствуется такой жар, что ломит суставы, кажется, сейчас оплавится кожа и загорится воздух, выдыхаемый изо рта. На огромной скорости проносясь сквозь алые жадные языки, Рель видел пылающие леса, внутри которых звенел сонм голосов деревьев, видел пылающие города, в которых кричали горящие заживо люди, и, наконец, долетел до гор…
Лёд. Эльф с трудом пробирается через громадные сугробы, задыхаясь под тяжестью вороха надетой одежды. Но тулупы и телогрейки не спасают – холод длинными кинжалами пронзает их и пробирается до самых костей. Сотрясаясь от озноба, он пытается доползти до вершины, но срывается и падает в холодную мрачную пропасть…
Темнота постепенно рассеивается. Впереди, позади, слева, справа – всюду, где только может проникнуть взгляд, длинные стеллажи с миллионами книг в чёрных обложках. Слышен шорох переворачиваемых страниц, но не видно ни одного чтеца. Призраки. Что они ищут здесь? Секрет бессмертия? Знание, способное уничтожить мир? Рецепт творожного торта? Неопределённость пугает и раздражает. Маг пытается взять одну из книг, но она выскальзывает из рук, как и все прочие. Бег, подобный бешеной скачке на ипподроме, также ни к чему не приводит.
- Что вам от меня нужно?!
- Раскаяние, - громовой голос разносится откуда-то из под потолка библиотеки.
- Кто ты?
- АЗ ЕСМЬ БОГ. Единственный Истинный Бог ,в которого ты, грешник, не веровал и над которым насмехался.
«Я сошёл с ума… Превосходно.»
- Как тебя зовут люди? Перед каким алтарём я должен каяться?
- Ты знаешь, перед каким.
Мирного исследователя мгновенно охватило бешенство.
- Да пошёл ты!
- В таком случае, ты будешь гнить здесь. – Над головой вайлера сверкнула вспышка молнии и тот же голос раздался прямо в его голове – ВЕЧНОСТЬ.
Продемонстрировав в сторону вспышки неприличный жест,  Рель окружил себя огнём и обрешил его на ближайший книжный шкаф.
- Я выберусь отсюда, Хаккар вас задери, даже если мне придётся спалить все эти проклятые книги!..
Свет вновь померк. «Я умер? Нет… Смерть – конец существования. Я мыслю – значит, я всё ещё существую.»  Где-то в стороне загорелась небольшая белая точка. «Я вижу свет… Думаю, я пойду на него. Всё равно тут больше идти некуда…»
Эльф зашёлся судорожным сухим кашлем, открыл глаза и попытался поднести руки к лицу.
- Эй-ей, погоди. Не шевелись резко.
Послушно опустив руки на место, он медленно повернул голову на голос.
- Дядя. Какого…
- Извини, Рем. Я зря тебя втянул в эту задницу.
Вайлер осторожно махнул рукой. Что толку причитать, если кувшин уже разбит, а молоко разлито?
- Где?..
- Это ваша… библиотека. Но конкретно эту её часть я бы скорее назвал госпиталем. – Дядя поднялся со стула и прошёлся по комнате, почти бесшумно перемещая свою немаленькую фигуру. – Когда тебе всадили копьё под рёбра, ты чуть не сжёг весь квартал. Один патрульный вовремя приложил тебя несколько раз по голове, но «Чёрную форель» и ещё несколько домов теперь точно придётся отстраивать заново, да и себя ты покалечить успел. Правда, Глорс говорит, что ещё за пару дней он всё залечит.
Наверное, вполне естественным был бы вопрос «Кто на нас напал?» или иная попытка прояснения обстоятельств случившегося… Но магу на это было как-то плевать. Как и на большинство вещей вокруг, впрочем. Всё закончилось – и слава богам. Или Богу?..
- Что теперь?
- Когда тебя поставят на ноги, тебе лучше вернуться в Илсэ. Сядешь на корабль в Монтале и с комфортом доплывёшь до места.
Эльф откинул голову на подушки.
- Я… хочу побыть один.
«Хорошо хоть, что недолго тут валяться… Ненавижу неподвижное существование. Когда доберусь до дома, первым делом пошлю к Хаккару все эти подработки ради чужого блага.»

>>> Через Монталь в Илсэ.

Отредактировано Релеменил (Вторник, 24 декабря, 2013г. 22:41:25)

+1

59

- Нет, это вы не понимаете.
Упираясь двумя руками в полированную поверхность стола, леди Эладйрин Гроуз нависала над мужчиной, вжавшимся в потертое и местами продавленное кресло. Он затравленно смотрел ан фурию, которая всего минуту назад без стука ворвалась к нему в кабинет. Сначала он, как это и положено, гаркнул на нее своим далеко не девичьим голосом, но, как оказалось, посетительницу не очень-то смутил.
Что привело Элли Гроуз в Пуарре снова?
Письмо.
Джеслин, этот непутевый парнишка, которого она как-то упустила из виду в связи с последними событиями, оказался в беде. И так как теперь этот мальчик был единственным, кто остался от Дориана. Нужно ли говорить, что этот факт уже был достаточным основанием для того,чтобы сорваться с места и кинуться на помощь. И вот теперь, нависая над начальником местной стражи, Элли Гроуз пыталась узнать, в чем же обвиняют ее родственничка.
- Еще раз повторю вопрос: с каких это пор должниками у нас занимается городская стража? Тем более, если договора займа на руках нет и никто не может подтвердить, что Джеслин действительно что-то брал взаймы.
Чиновник сглотнул нервно. Будь прокляты эти богатые выскочки!
- Надежные источники...
- Я - источник понадежнее. И побогаче. И я говорю, что он совсем ничего не брал. Вы мне верите? Вот и отлично, тогда распорядитесь, чтобы моего братца привели сюда сию же минуту.
- Да послушайте же вы! У него серьезные проблемы! Он задолжал солидным людям...
Элли со всего маху хлопнула ладонью по столу, поняв в воздух облачко пыли.
- Эти солидные люди должны сами сидеть за решеткой, так как вся их солидность - это прикрываемые вами преступления!
От такого обвинения мужик аж раскраснелся. Задышал активно, пятнами пошел. Наверное, она все ж перегнула палку - и этот тип действительно не был ни в чем виновен. А может он просто отреагировал так на правду.
- Ну уж знаете! Бросаться такими обвинениями... да в моем кабинете! Да что вы вообще себе позволяете? Да я вас саму сейчас...
Элли с наглой улыбкой протянула руки:
- Офицер, арестуйте меня! Вот только предупреждаю, не пройдет и часа, как я выйду из тюрьмы вместе с братом. И не уверена, что после этого вам будет куда упекать всяких мелких хулиганов и якобы должников якобы солидных людей.
Несчастный застонал. Он был в ярости.
- Вы - совсем спятили!
- Возможно, но разве вы врач, чтобы об этом судить. Впрочем, хорошо... - Элли примирительно вскинула руки, а затем уселась в свободное кресло. Оно стояла относительно далеко от стола, и начальник стражи мог немного успокоиться и почувствовать себя в безопасности. - Просто дайте мне список солидных людей, и я сама расплачусь с ними по всем долгам Джеслина.
Мужчина покачал головой, начал причитать, что так не положено. И что сумму нужно внести здесь и сейчас. На что Элли сделала вид, что собирается вставать. Видимо, мысль о том, что она опять будет нависать над ним взбешенной бестией, была столь неприятно, что начальник пошел на попятную.
- Хорошо. Тогда сначала заявление.. Что вы обязуетесь оплатить все долги задержанного в срок... трех дней, да, думаю будет достаточно.
- Что еще?
- Не перебивайте, вы, несносная девица!
- Гроуз. Леди Элайдрин Гроуз, графиня Астер. Какой из титулов вам нравится больше? - сладким медовым голосом осведомилась Пташка, закинув ногу на ногу в изящном и явно не скромном движении. - А может, вы предпочтете звать меня просто Элли?
Последнюю часть фразы она произнесла почти шепотом, да еще и губки пересохшие облизнула.
Начальник, вылупившись вначале, затем резко дернул головой, словно ему в глаза пустили солнечных зайчиков.
- Так, не мешайте! Вот, я даю вам копию списка лиц, в пользу которых вы обязаны взыскать средства с задержанного.
- Освобожденного, - вежливо поправила Пташка.
- Да замолчите вы уже!
- О, вы такой... вспыльчивый. Горячий, как источники Фантарана. Как бы не обжечься...
Мягкой кошкой она выскользнула с кресла и направилась к начальнику. Тот напрягся, но Пташка не собиралась вновь опробовать на прочность стол. Нет, она обошла его, зайдя за спину чиновнику, после чего, наклонившись так, чтобы каштановые волосы легли на плечи мужчины, и прошептала в самое ухо, едва не касаясь его губами:
- И если вы еще раз позволите в мой адрес резкие и грубые выражения, или хотя бы покажете неуважение... Я лично позабочусь о том, чтобы вас на этом месте не было. Поверьте, я знаю все, о ваших темных делишках... особенно, ваших личных долгах перед кланом Боромар.
Наклонившись еще, так, чтобы коснуться грудью плеча мужчины, леди вырвала из его рук бумаги, после чего, не оборачиваясь, вышла из кабинета, оставив начальника стражи в явно не лучшем расположении духа.

***

Через пятнадцать минут она уже выходила из здания в сопровождении своего непутевого родственничка.
- Ну что, привет Джеслин. Хорошая погодка, не так ли? Самое время пойти в трактир и выпить чего-нибудь. Как думаешь?

0

60

Настроение было вообще никаким. Можно было даже сказать, что его вообще почти не было. Парень сидел на жесткой койке, которая была буквально вбита в стенку, по которой почти бесконечно что-то подтекало, с потолка то и дело падали капли, словно он находился, где то на дне реки, а не в обычной темнице города Пуаррэ. Парень обхватил руками голову.
«Это же надо было так тупо попасться?»
Всё вышло на самом деле очень глупо. Очередная гулянка, в которой он познакомился с весьма обаятельной девушкой, которая, как он теперь понял, оказалась та ещё аферистка. Они пили, мило болтали, потом танцевали, и, конечно же, он за это платил, деньги у него были. Тогда ещё были. А потом…
А что было потом?
Потом эта дама с очень заметным вырезом на груди, а грудь у неё была такая, что, так просто не пропустишь. В общем, она потащила его в какой то дом, где, якобы её знакомые играли в какие то карточные игры.
«Познакомлю тебя с моими друзьями» - пронеслись её слова в голове
«А потом мы с тобой сходим в одно очень тихо место. Только вдвоём»
Ага, они сходили. Оказалось, что эти, якобы друзья, играют на деньги, и он, Джеслин, умудрился ввязаться в эту игру. Когда он опомнился, и денег уже не было, его знакомая предложила уйти. И они пошли, да только не далеко. Через пару минут она скрылась в темноте улицы, а его поймали, и решили вытрясти карточный долг, который так удачно свесила на него эта дамочка. Поняв, что с парня вообще нечего взять, эти «друзья» передали парня стражам.
- Вот и вся история, - пробубнил вслух Джеслин, словно кому то только что её рассказывал. – Это же надо быть таким олухом!
У него не было ни денег, ни каких либо вещей, который можно было хотя бы продать, дабы оплатить долг. У него вообще ничего не было, образно говоря. Благо хоть удалось написать пару строчек Элайдрин, из дома Гроуз. Парень вспомнил о ней, когда один из стражников спросил, если кто-нибудь, кто сможет оплатить его долг, иначе парня ждёт вполне реальный срок за решеткой. И кому он ещё мог написать? Маме? Да она сразу примчится сюда, и тогда парень сам не захочет, выходит, иначе ему грозит что-то пострашней, чем тюремный срок. Можно было бы попробовать найти Сэллу, но вот беда, где её сейчас искать? Да он и не знал куда писать, откровенно говоря. Дальше на ум пришла Элайдрин. А ведь он как бы был тоже Гроуз, и вроде как они даже доказали это.
Джеслин тяжело вздохнул, и откуда-то сверху ему на голову упала холодная капля. Ощущение было весьма неприятным, парня даже передёрнуло немного, и он сел на другой конец кровати. С судом вроде как не торопились, кто их знает, когда надумают? А вдруг вот так придут, и скажут, что время пришло.
Именно во время этих мыслей охранник подошел к решетке, и, достав ключи, открыл её.
- Нет! – Парень подскочил с места, и убежал в другой конец решетки. – Я написал письмо! За мной должны прийти! Подождите, пожалуйста.
Охранник молча воззрился на него, и так же молча открыл дверь, делая движение, что бы тот быстрее выходил.
- Нет! Я никуда не пойду, пока адвоката мне не покажите! – он почти вжался в стенку, и точно не намеревался выходить.
- Топай уже, за тебя, вроде как, заплатили, - с недовольной миной на лице, произнёс охранник.
- Правда? – на лице парня появилось что-то среднее между облегчением и удивлением.
- Хаккар тебя подери, ты будешь выходить, или мне сказать, тем, кто пришел за тобой, что ты передумал?
- Нет! – Джеслин, точно ошпаренный, вылетел из камеры, и за ним со скрежетом закрылась дверь.
Элайдин Гроуз, к которой его привели, стояла у входа в коридор, что вёл к камерам заключённых. Парень растерянно улыбнулся, и был готов в буквальном смысле кинуться в ноги его спасительнице, однако нужно было забрать свои нехитрые пожитки. Их парню буквально впихнули в руки, после чего попросили побыстрей освободить помещение, и как парню показалось, если бы опять же не девушка, его бы пинком отсюда выкинули, что впрочем, тоже было довольно неплохим исходом, учитывая, куда он вляпался.
Выйдя на улицу, парень сделал полный вдох свежего воздуха. Сейчас ему почему-то показалось, что он не был тут целую вечность. На всякий случай он сделал немного шаг в сторону, что бы успеть увернуться от подзатыльника, или чего-нибудь в этом роде от Элайдрин. Он всё же сомневался, что девушка прилетела сюда с особой охотой.
- Спасибо вам. Я… - парень немного замялся. – Не думал, что вы прибудете так быстро. В смысле, я, конечно, знал, что прибудете быстро…но не думал, что настолько быстро.
На предложение сходить в таверну и выпить он с радостью в голосе произнёс:
- Я только с удовольствием.
На самом деле он был бы ещё что-нибудь съесть. Что-нибудь большое, потому что голоден он был сейчас очень голоден, но вот сказать об этом Элайдрин он решился. Она, наверное, и так зла на него, а тут ещё и заявление о том, что он «дико жрать хочет».
«Точно запустить что-нибудь в лоб»
- Надеюсь, я вам не причинил особые неудобства. Хотя да, учитывая, что меня отпустили, значит, что вы оплатили мой долг, а это определённо неприятно. Я не хотел этого, честно, в смысле не то что бы мне приставили нож к горлу, и заставили влезть в долг, - Джеслин от безысходности, и в очередной раз, запутавшись в своих мыслях, закончил, - так вышло.

+1


Вы здесь » FRPG Энирин » Таскань » Пуарре - один из городков Таскани


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно