FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Ваше творчество » До нескорого.


До нескорого.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Ну, поскольку здесь у меня два персонажа, а человек я все-таки один, если не считать моей паразитической личности, то напоминаю, что Сbannedн и я есмь одно.
Ну, а значит, стихи.

0

2

Время утекает в тишину
Видно, я уже напрасно жду
Время утекает безвозвратно
И не возвращается к утру

Я один. Мне много слова "мы"
Пес у кромки вековечной тьмы
Господи, убей всех одиночек
Я устал уже считать часы

Вот моя нетвердая рука
Так скажи мне, что уже пора
Что сейчас, что я иду с тобою
И не доживаю до утра

Обесточь меня, ну, обесточь
Коль ничем не можешь мне помочь
Выдерни мой штепсель из розетки
Своей милости, спокойно выйдя в ночь

На часах - усмешка в пол-лица
Я - мудак с душою верной пса
Неудачник, брошенный в квартире
Ожидающий бесславного конца

На часах - без четверти один
Димедрол в таблетках, кодеин
"С добрым утром" больше не случиться.
Я ушел. Удачи мне в пути.

0

3

Я Вас люблю. Любовь ещё, быть может,
Сумеет, наконец, меня добить.
Я Вас люблю, люблю ещё, ей Боже!
Но, Господи, как трудно Вас любить.

Я Вас люблю. Моя любовь до гроба
Мне вскоре станет камнем гробовым.
Я Вас люблю, люблю ещё, ей Богу!
Но Вами, к сожаленью, не любим.

Я Вас люблю. Но Ваше сердце - камень,
Окостеневший сгусток пустоты.
Я ненавижу Вас! Я болен Вами!
Я Вас люблю, люблю до тошноты!

***

Не молчи, мой друг, не молчи,
Говори со мной, говори.
Сердце стоит порой лечить, -
Говори до самой зари.
Пусть слова наполняют глушь
И сухую ночную тишь...
Я - большой врачеватель душ,
Это стоит того, малыш.

Расскажи обо всем, дружок
Все, что хочешь, мне расскажи
Есть за мною один должок
Перед всеми детьми во ржи
Слышишь, как шелестит рожь...
Над рекою шумит камыш...
Я - неважный ловец. И все ж
Это стоит того, малыш.

Говори со мной, говори,
Изливай вековую печаль.
В этой сказке, как ни взгляни,
Неважнецкая будет мораль.
Впрочем, это ведь не беда?..
Говори, ну что ты молчишь?
Я - хороший акцептор. Да,
Это стоит того, малыш.

***

Перешедший черту, не все ли тебе равно:
Что полынь-трава, что сладкий дурманный мед.
Вот рассвет встает, и солнце на всех одно.
И земля одна. Да разве хоть кто поймет?

Разве кто услышит, когда не хватает сил
На колени встать, не то что подняться в рост.
Небо нам одно. И мир, он на всех один,
И созвездья все из одних составлялись звезд.

Чья вина, что не счесть разделяющих нас границ?
Чья вина, что одним - покой, а другим - война?
Чья вина, что за окнами наших с тобой больниц
Не одно и то же - лето, земля, трава..?

Кто теперь услышит да кто приоткроет дверь...
А в палате моей неслышная бродит тень,
А в моей палате, наверное, как в твоей,
Каждый день пахнет смертью, каждый проклятый день..!

И зачем нам теперь границы и паспорта..?
Все закончилось, милая. Некуда больше смотреть.
Нам теперь, как сначала, небо одно, земля,
Тишина, облака... Боль одна. И одна же смерть.

***

Черты давно немилого лица
Перед глазами воскресают неустанно.
И этот взгляд - удар! - глаза в глаза,
И непокорной головы наклон усталый.

Движение расправленных плечей,
Словно крылом невидимым поводишь.
Жест отрицания: не мой, значит - ничей;
Не душу делим, чай - постель всего лишь.

Я не жалею прошлого ничуть.
Я в настоящем - счастлив и излечен:
И от тебя свободна моя грудь,
И от других, тебе подобных, женщин.

Но все равно немилое лицо
Порою память воскресит и ныне...
Хранима будь всеведущим Творцом,
И Дьяволом, немилая, хранима.

***

От отчаянья до отчаянья, -
Нет страшней твоего молчания,
От беззвучья и до звучания,
От безволья до своеволия.
И не знала бы этой боли я,
И не знала б того страдания,
Не познай я твое молчание.
И от гения до безумия
Слишком коротко расстояние.
Есть в молчании гарь Везувия,
Есть в молчаньи тоска раздумия,
Исступленное есть отчаянье!..
Я боюсь твоего молчания!

***

Сообщи, если что-то пойдет не так
Если хлынет дождь, твоим слезам вторя
Если ты, растрепанный, как дурак
Опоздаешь на этот последний поезд
Что уходит под вечер незнамо куда
И тебя опять не берет с собою

В жизнь. Звони, если хватит сил
Пару слов связать, острой фразой кинуть
Ты же знаешь, за тех, кого приручил
Да за тех, к которым успел привыкнуть
Не жалеешь ни сил, ни гребанных жил
Пока жив и покуда они еще живы.

+1

4

Обернувшись, гляжу с плеча.
Взор отчаянный словно выстрел.
Нежно бьется вода в причал,
Опадают печально листья.
Ты бы так никогда не молчал,
Если б знал, что в душе творится.

Оглянувшись, молчу в ответ.
Да и что мне сказать? Не знаю,
А была ли любовь иль нет?
Был ли мост между двух молчаний?
Как всего лишь за пару лет
Научил ты меня печали?

Ты уйдешь, молчалив и горд,
Я встряхну машинально челкой,
Будет судорожно сжатым рот,
Будет солоно у подбородка.
Почему через целый год
Боль все так же горька и колка?

Я смирюсь, приживусь, примолчусь,
Будет облик мой строг и тонок.
Ты, скрывая печаль и грусть,
Улыбнешься мне с фотопленок.
Пусть мы были! Пусть были! Пусть!
Ты мне дорог. До боли дорог.

***

"Главное - вовремя вклиниться да по размерам подойти"
Ты же знаешь, жизнь такова - со щитом или на щите.
Ты же знаешь, теперь не выскользнуть, не отчиститься, не уйти,
А уйдешь - и влачится будешь в совершеннейшей нищете.
Не уйдешь - и с самой собою будет вовсе не по пути,
А уйдешь - и тебя растерзают, они хищники еще те.

"Главное - четко вдолбленный общеподонковский правил свод"
Действуешь по инструкциям, вот тебе и тепло, и свет
А высунешься повыше - шагом марш да на эшафот
Вот и попробуй им доказать, что ты такой же, как и все.
"Ты еще что ли не понял, что мы безголосый скот?
Да у нас не то что мозгов, и лица-то давно уж нет.

Милый, так ты что, нем не ровня? Подчиняйся или умри.
Соответствие всем шаблоном - вот что требуем мы от тебя.
Нам и вовсе не интересно, что терзает тебя внутри.
Что ты пишешь? По чём тоскуешь? - замолкай-ка да не дури,
Может, впишешься еще в стадо человеческого скота."
А не впишешься - так и надо.
Да ты нам вовсе и не нужна.

0

5

Мне скучно, тошно от каждой вести,
Мне не сидится на этом месте.
Хочу, чтоб на спидометре двести
И впереди только Гран Каньон.

Меня добили уже почти что.
Смотри, такой молодой мальчишка
Красивый просто до жути, слишком,
А изнутри - ну совсем гнилье.

Мне скучно, страшно из дома выйти,
Мой рот зашит черно-белой нитью;
Бессонница может сквозь зубы выть и
Неслышно пальцы на горло класть.

И бьюсь в бездушные зеркала я,
Спиной по голой стене сползаю,
И вырву собственные глаза я,
Лишь бы не видеть небесью пасть!..

Мне страшно. Окна закройте в доме.
Не засыпать, нет, я не позволю.
Под каждым черным и белом полем, -
Сквозная пропасть на небеса.

И все равно: напрямик, наискось, -
Один исход! Не сбегу!.. Не вырвусь!..
У тишины горько-сладкий привкус,
А у небес не бывает дна...

***

Чтоб не встречала, не провожала
Из тьмы не звала - о боже мой
Весь мир мой списан с того вокзала
Где не прощались мы не с тобой.

Шагнуть-запнуться. Удар наотмашь.
Навылет пуля. Любовь насквозь
Почти протерлась, а ты смеешься
И цедишь едко сквозь зубы: "Брось!"

Чтоб замолчала, зашила губы,
И слово чтобы хлыстом удар.
Петля на шею. Шагнуть со стула.
Не ты. Не вечер. Не тот вокзал.

Но я не брошу. Так отпускают
На волю умерших голубей
По полю шахматному шагают
Убив и пешек, и королей

Остался выбор - отдай другому
Ему нужнее, ты что, не знал?
И нитка дней. И беззвучность грома.
Не ты. Не я. И не тот вокзал.

***

Солнце в ладонях ее пригрелось, тонко спуталось в волосах,
В ней такая еще незрелость, что легонько рябит в глазах,
В ней такая нутряность, живость, что по жилам, видать, огонь.
Вот скажи, на какую милость ей болеть лишь одним тобой?

***

Я смеюсь сигаретным дымом, опьянела совсем, хмельна.
Я за зиму почти остыла, а теперь на дворе весна!
Что ни день — нервотрепка, скачка, сам с собой наперегонки.
Я б и рада чуть-чуть иначе. Не умею ведь, не проси!
Воскресенье. Народ на даче. Солнце теплое сжать в горсти.

***

Исцарапаться, истереться будто черный такой винил.
Мое сердце играет скерцо, в моем сердце Иерусалим.
Если хочешь, вложи в бумажный исковерканный, рваный лист,
Я такая как есть, не важно что напишешь, евангелист.
Я такая как есть, я в строчках растворюсь, растеряюсь вся.
Боже, можешь поставить точку и навек разбудить меня?

***

Заповедные напевы отзвенели в темных кущах,
И святые наши рощи были сожжены дотла.
Мы уходим вслед за ветром, что уносит наши души,
Что уводит в небо пепел от потухшего костра.

Наши тени над землею проплывут, гонимы ветром,
Словно ворох палых листьев, облетевших до поры.
Наши песни станут былью, отзовутся дальним эхом
И вплетутся в песни ваши - вечно в них пребудем мы.

Дети, дети, вспоминайте всех ушедших в безвременье.
В звонкой арфе, в нежной флейте наши живы голоса.
Все проходит в этом мире, истлевает прахом, тенью,
Кроме лишь любви и веры, веры чистой в чудеса.

***

В руках - осколки больничных стекол, в глазах отчаянье. Адский труд.
А у тебя ведь  клинок с кровостёком, тебя не любят, и каждый тут
Стремится выказать уваженье, а за спиною уж точит нож.
Ты тот, кто не проиграл сраженья, на прочих здешних ты не похож
И потому то шакалья стая стремится ввергнуть тебя во прах
Пресветлый, видишь, тебя не звали, ты слишком сильный, ты сеешь страх

В руках - обрывки бумажных листьев, на сердце темень, в глазах вина
Твоя безумная реконкиста против себя же - обречена
Бокал с отравой дорожкой лунной во мраке залы пересечен
Сорвался голос, застыли струны. Ты знаешь точно - ты обречен
Закон единый тобой был создан, и вот теперь применён к тебе
Измерен, взвешен ты, и осознан излишне легким в мирской судьбе.

В руках - поломанных перьев ворох, глаза закрыты. К тебе идут.
И каждый шелест, и каждый шорох предъявлен будет тебе в вину.
Ты видишь стаю тупых шакалов, над ними идолом твой закон
Тебя ж в оковы и заковало желанье сделать из них волков
Свободных, сильных и справедливых, но получилось наоборот
Вперед, Пресветлый. Иди, Великий. Тебя заждался твой эшафот.

0

6

из последнего.

Так кому меня слушать, кому же меня спасать?
Я на дне, до которого якорем не достать.
Я на дне, надо мною толща глухой воды,
И никто не спас, не сберег меня от беды.

Я лежу и смотрю на свет. Свет слепит глаза.
Кто любил меня, кто берег меня, кто спасал?
Никого не осталось, все от меня ушли.
Я одна, надо мною толща слепой воды.

Розовеет закат, и уходит огонь в моря,
И из солнца по капле выплавлена заря,
И уходит огонь во тьму, и горит во тьме.
Я лежу на дне. И живая вода на мне...

***

(тематическое. для знающих - от имени Уильяма Тилберта Спирса, "Темный дворецкий")
Am          F     Dm     E
Пыль старых книг, огонек сигареты,
Dm      F        E
Дрогнет рука над строкой.
Это - письмо. Я пишу: "Алый, где ты?
Что же случилось с тобой?"

Сухи слова. Расцветает бумага
Вязью чернеющих букв.
Черные крылья над шпилями замка,
Проклятый мир разлук.

Ворохом черных изломанных перьев
Ночь заметелила стол.
Пляшут неверные смятые тени,
Стонут ветра за окном.

Дрогнет рука на вопросе: "А помнишь
Наши с тобою мечты?"
Дрогнет рука - но не больше, не больше,
Слезы мне уж не даны.

Сохнут на плотной бумаге чернила.
Взгляд чуть печален и чист.
Память - проклятье. Я вспомню, что было,
Вспомню - и скомкаю лист.

Пыль старых книг, и каминное пламя
Жадно сжирает письмо.
Сколько их было? Уже не считаю.
Всем им одно суждено...

Я бы отправил, но так непривычно
Мне доверяться словам!
Письма мои холодны и безличны,
Это я понял и сам.

Крылья нигредо сгорают рассветом,
Пеплом осыпав лицо...
Дрогнет рука над вопросом: "О, где ты?"
Вновь заструится письмо.

Проклят ли я или брежу и болен,
Что начинаю опять?
Как одержимый, невластен, неволен
Писем тебе не писать.

Каждую ночь, что приходит к порогу
Черной вороной разлук,
Я создаю вдохновенно и строго
Вязь огневеющих букв.

И - вспоминая беспечное время -
Снова бросаю в камин.
Лишь потому, что послать их не смею
Вам, Алый мой Господин.

+1

7

- "Брат мой, брат, я столько шла по ножам, по белым вьюгам.
Видишь же, моя душа, здесь я, здесь, так дай мне руку!"
- "Нет, сестрица, боль моя, ты - лишь снежное виденье.
Сгинешь в пламени костра, колдовское наважденье"

- "Брат мой, братец, посмотри, вот, стою у кромки леса.
Плоть живая, погляди - кровь струится из пореза!"
- "Ведьма, ты мне не сестра, не смутишь, как не пытайся.
Лук мой туг, стрела остра, хочешь выжить - убирайся!"

- "Брат мой, брат, зачем ты так? Иль меня возненавидел?
Погляди, родимый знак на ключице - ты же видел!"
- "Нет уж, ведьма, хватит лгать, не сестра ты мне, не верю.
Волку иволгой не стать, ты ж во всем подобна зверю."

- "Брат мой, брат, любимый брат, зла тебе я не желаю,
Отпусти же боль утрат, я - с тобою, я - живая."
- "Нет, не правда, ведьма ты, а сестра в лесу замерзла.
Боль мою не тереби, слишком поздно, слишком поздно."

Вышла. Лунный свет сверкнул на ресницах. Руки тянет.
И неясный, страшный гул в голове к колдунье манит.
Обняла, прижав к себе. Шепчет что-то в утешенье
Холодна, как белый снег, словно снежное виденье.

Дарит поцелуем в лоб, в снег укладывает мягко
- "В этом сне не будет снов. Нет пути тебе обратно."
Ветер холодом дохнул, снег и искры в небо поднял.
Не вернется он в аул. За сестрой ушел сегодня.

0

8

[mymp3]http://cs4879.vkontakte.ru/u1771545/audio/e4bde5aeb4d0.mp3|Caprice - Faeries stole Bridget[/mymp3]

По горам высоким, по долам глубоким
Бриждит беззаботно все идет вперед
Маленький народец рядом ходит-бродит
Бриджит фей не видит, песенку поет

По скалистым кряжам терна куст насажен
Бриджит терн обходит мшистою тропой
Маленький народец с Бриджит глаз не сводит
Шепоток коварный: "Девочка, за мной"

Ночь крадется к людям, кто незванным будет?
Эти гости точно заберут к себе
"Вот вино забвенья" - шепот королевин
"Пей и оставайся в призрачной стране"

Маленький народец крошку за нос водит
Кругом ходит Бриджит семь проклятых лет
Пусто в доме старом, ни отца, ни мамы
Неужели Бриждит опоздала на обед?

"Ох, как это страшно" - говорили раньше,
- "Это феи Бриджит увели в холмы."
Так детей пугали, так шептались сами
Окна закрывали да боялись тьмы.

А феи украли Бриджит. Да-да, феи похитили Бриджит.

Под холмом, под ивой новый дом для милой
Нежной крошки Бриджит. Сахарный песок,
Горстка ягод красных, сладких и прекрасных,
Из речной из пены блинчики, дружок.

В камышах на страже мы стоим, и даже
Глупый злой верзила не пройдет, малыш.
До утра в дозоре, феи громко спорят
Кто из них проверит, как ты сладко спишь.

Спит малютка Бриджит, спит - или не дышит?
Непонятно феям: не встает она
И на дне озерном, илистом и темном
Феи приготовят все для ее сна

Слышишь шелест терна? В глубине озерной
Спит малютка Бриджит, до смерти устав
Феи к ней приходят, маленький народец
Ждет, когда малютка встанет ото сна

А она проснется, пробудится, да?
Нет, никогда. Нет, никогда.

Отредактировано Мириам Розенмонд (Четверг, 25 ноября, 2010г. 17:14:53)

0

9

[mymp3]http://cs1555.vkontakte.ru/u1104478/audio/a33684d1f2b5.mp3|Caprice - Faerie chime[/mymp3]

Под сенью леса, в тишине,
Что ты нашел, скажи-ка мне?
Не раз, конечно, видел ты
Из листьев клевера круги.

Я расскажу тебе, дружок,
Как, лунным светом окружен,
Я, обойдя столетний дуб,
Услышал странный тихий звук.

Как колокольцев перезвон
В руках у Ангелов был он.
Влекомый ветром в вышине,
Он раздавался в тишине.

(То, видно, Фей Страна
Зовет к себе меня)

Из листьев дуба и цветов
Мне феи сделали венок.
И, в танце легком закружа,
Смеясь, вели они меня.

Я очарован песней их -
Был прост ее шальной мотив.
И весь пронизан колдовством
Тех колокольцев перезвон.

Я много видел в их стране,
Туманом спрятанной во мгле.
Видал я Королеву Фей,
Прекрасней всех и всех грозней.

На царственных ее плечах
Алела мантия. В очах
Мерцал таинственный огонь.
Я очарован и пленен...

Мой, друг, тебе я рассказал
Лишь только то, что видел сам
В стране прекрасных юных фей,
Туманом скрытой от людей.

0

10

[mymp3]http://cs1036.vkontakte.ru/u581853/audio/adc96c5e6bd1.mp3|Caprice - The Dole of the King's Daughter[/mymp3]

Семь звезд мерцают на своде небес,
И семь же в спокойной воде.
У юной принцессы во лоне бес
И семь грехов на душе.

И в ярко-рыжих ее волосах
Розы алой бутон.
Разврат и истома в ее глазах,
А губы падки на стон.

И бледные ноги ступают легко
По розовым лепесткам.
А тело того, кто желал ее
Ныне на дне пруда.

Он рыцарем был, а теперь мертвец
Труп его — рыбий корм
Принцесса гладит червонный венец
Глядя в пучину волн.

Чернее тьмы воронье кружит
И пира кровавого ждет.
И пряжа событий в руках Судьбы
Золотом алым блеснет.

У царской дочки руки в крови!
Как трудно ее смывать!
И белой лилии лепестки
В алой крови опять.

Вот двое скачут от юга к ней
Весть принцессе несут
И двое от северных же королей
Будет вершиться суд.

Но новый влюбленный к ее ногам
Головы сложит гонцов.
Принцесса приникнет к его устам,
И он поверит в любовь.

И под старым тисом могила одна
Вырыта на четверых,
А вокруг могилы розлита мгла,
Вычернен лик луны.

Звезды прячутся в темной воде,
Принцесса в глядит в окно...
Семь грехов на ее душе,
И один, страшней - на его.

0

11

"моей рукою"

Раскроить себе грудь, вынуть сердце, заставить смотреть
Как пульсирует нить. Тоньше лезвия выстелен путь.
Не смолчать тебе, взвыть, завопить или, может, запеть.
Не забыть и вовек не прощать, если просят: "Забудь!"

Распороть себя вдоль, от затылка до края крестца,
Вынуть тонкий хребет, на железный его заменить.
Если это конец - будь достоин такого конца,
Чтоб никто и ни в чем не сумел бы тебя обвинить.

Взрезать череп и черную гниль без конца доставать,
Заменять ее светом - пусть льется из темных глазниц.
Кто же будет скорбеть, если некому нас отпевать?
Кто же будет держать, если некому нас отпустить?

Растерзать изнутри, путь прогрызть через слабую плоть,
Разорвать свою кожу, себя самого же сожрать.
И никто никогда не сумеет меня побороть.
И никто никогда не сумеет со мной совладать.

***

Тишина обещает вселенский покой,
           Тишина вся пропитана духом зимы.
Тишина накрывает меня с головой,
           Проникая в мои черно-белые сны.

Тишина зарождается в темной ночи
           И стекает по кромке разбитых небес.
Если хочешь послушать ее - помолчи,
           Тишину не услышит лишь только мертвец.

Я танцую по пеплу, по острым камням,
           Я танцую под ритм твой тишины.
Я так жду и боюсь наступления дня
           В этом мире бессонной и трепетной тьмы.

Но пока моя флейта неслышно поет,
           Небосвод не оденется в алую медь.
Тишина - это гулкий декабрьский лед,
           И тебе остается лишь только смотреть,

Как в ее глубине застывают навек
           Злые черные тени и мой силуэт,
И печальный прищур полусомкнутых век
           Освещает холодный и призрачный свет.

Формалиновый ад, недвижимая гладь
           Полыньею смыкаются над головой.
И никто не сумеет меня удержать,
           От рождения избран я был тишиной.

0

12

Разве правду я скрыла ложью?
Разве лживы мои слова?
Кто привечен тобой к изножью,
Где сидела любовь моя?

Кто приставлен у изголовья,
Где был ангел души моей?
Ты, игравший моей любовью,
Проклят будь до скончанья дней!

0


Вы здесь » FRPG Энирин » Ваше творчество » До нескорого.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно