FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Прошлое » Иллира Боромар. Дневники.


Иллира Боромар. Дневники.

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

В полумраке знакомой комнаты девушка сидела в мягком кресле, притянув колени к груди – дорожная сумка стояла под ногами, на плечи до сих пор был накинут плащ, будто вернувшись домой первым делом она открыла книгу в цветастой тканевой обложке, успев только лишь скинув с уставших ног серебристые туфли что небрежно валялись у двери. Закусив костяшку пальцев, лишь иногда отпуская ту для того чтобы тонким пальцем перелистнуть очередную старую страницу с обгоревшими краями, Иллира рассеяно поглаживала по голове пса сидевшего подле кресла.
- Так сложно поверить, что это было со мной, Аман. Сейчас это больше похоже на страшный сон, будто это не моё прошлое.
Нервно дёрнув головой, женщина повертевшись на месте аки кошка устроилась поудобнее, чуть прищурившись, вчитываясь в текст – круговорот имён, событий и историй смешался воедино, и та совсем запуталась, впервые решив перечитать страницы, что носили в себе частичку её разума, её сознания, почерком ровным пообещав сохранить историю жизни Иллиры Боромар, именно сейчас пробуждая те в памяти те самые воспоминания, о которых она навсегда хотела забыть.

27 июля 1371.

-Эй, так нечестно, Клайв!
Вслед за наигранно возмущённым женским криком раздался заливистый смех и грохот – шахматная доска и фигуры на ней резким движением были скинуты в сторону и раскатились по полу, а черноволосая девица продолжая смеяться залезла на столик стоявший перед ней, на колени опираясь – тонкие руки ухватили воротник рубахи мужчины сидевшего напротив и старавшегося сохранить серьёзное и даже укоряющее выражение лица. Притянув того вплотную к себе, Иллира прижавшись к нему нос к носу начала рассматривать ярко зелёные глаза, так непохожие на её собственные – строгий взгляд был ответом на все её действия, брови чуть нахмурились.
-Я всё равно выиграла, и знаешь почему?
Чуть наклонив голову на бок девчонка впилась в мужские уста, пальцами от ткани смятой ею рубахи скользнула по лицу, чуть сжимая, и тут же ощутив прикосновения сильных мужских рук на своей талии, что куда то её утягивали, пересаживая на колени к их обладателю. Опустив веер длинных ресничек девица прижавшись щекой к груди парня чуть улыбнулась, но озорное настроение взяло своё – приоткрыв один глаз та явно считая что действует незаметно начала подсматривать, пытаясь разглядеть выражение лица.
-Элен, тебе надо быть серьёзнее. Ты ведь сама просила научить тебя.
Опять это имя.
Слово резануло сердце, будто острием самого тончайшего ножа нанося очередную рану.
Так будет лучше… Он не должен знать. Никто не должен знать.
-Я не виновата, что мой учитель настолько, ммм…
Выскользнув из объятий, Иллира в два прыжка зашла за стул со спины, руки запуская в огненно рыжую копну коротких волос, носом закутываясь в макушку.
Это счастье?
Вдыхая такой знакомый запах девушка не успела заметить ,в какой именно момент сидевший мужчина растерял всю свою строгость, чуть улыбнувшись – в один миг лишившись опоры под ногами девица обнаружила что оказалась на руках крепко прижатая к груди, слушая ритмичные удары сердца, что было в её руках .
-Оно бьётся для тебя.
-Тук… тук…

29 июля 1371.

-Так странно, для того чтобы стать Верховной Жрицей нужны годы, за этот пост борются все прихожанки, а он достался тебе…
-Он не достался мне, Стэл, испытание будет только завтра.
Развалившись поперёк кресла Иллира чуть покачивала ногой в так словам, держа в руке зеркало – тонкие пальцы уверенно сжимали ручку, украшенную драгоценными камнями, что переливались и играли всеми своими красками, отражая пляску языков пламени в камине, будто пытались затмить красоту черноволосой. 
-Я думаю ты с ним справишься.
-Посмотрим, мы ведь ещё не знаем что будет там.
Но я всё равно с ним справлюсь.
Губы чуть дрогнули, изломившись в высокомерной насмешке – она слишком многое сделала чтобы добиться, чтобы её заметили, чтобы её выделила сама Богиня, и она не отступит, когда останется один единственный шаг, ни за что не отступит. Она знала это. И собеседница знала, хоть и подыгрывала показному сомнению красавицы.
Да и что там может такого быть?
-Пойдём спать, завтра сложный день.

30 июля 1371.
Чёрт, ну и холод…
Босые ступни мягко касались ступеней каменных, что вели в храм богини – ветер обволакивая обнажённое тело и будто бы вонзая в него тысячи иголок играл с волосами, растрепав причёску. Ледяные прикосновения порывов воздуха не прошли даром – грудь напряглась, а по телу побежала дрожь.
Отлично… Теперь все подумают, что я боюсь.
Массивные двери храма начали медленно раскрываться, впуская в обитель ещё одну прихожанку что последней явилась по правилам, направляясь вдоль коридора людских тел к алтарю богини, где должно было ждать уже подготовленное испытание.
Шаги были беззвучные, будто девушка шла по воздуху а не по каменному полу, вокруг царила тишина – звенящая, угнетающая… В сознании на один момент мелькнула мысль, что сегодня всё не так – казалось бы на сей раз всеобщее молчание было вызвано не почтением а укором, тем самым что замер во взглядах её провожающих, кто по покачал головой, вызывая своеобразный ответ такой же немой – разведя плечи, Иллира ещё выше подняла голову, сверху вниз на всех глядя, демонстрируя своё пренебрежение всем тем что по каким то причинам решили её осуждать.
-Ты всё таки решилась придти?
Стоявшая у алтаря спиной к залу женщина неожиданно ожила, заговорив – в голосе насмешливом звучали нотки удивления, будто она не ожидала того что жрица появится.
Голос… Он кажется таким знакомым ,но я не могу понять что это, в чём дело? Он будто совсем родной, знакомый, и в то же время ужасно чужой…
Остановившись в двух метрах перед небольшой площадкой, на которой стоял алтарный камень, Иллира рассматривала спину незнакомки – длинные чёрные волосы, идеальная фигура, смуглая кожа без малейшего изъяна… Медленно, будто играясь, женщина начала разворачиваться, наконец то явив лицо своё взгляду синеглазой, что впервые не сдержалась от удивлённого возгласа.
-О боже…
-Что такое, дитя моё?
У алтаря стояла… Она. Она, будто преображённая силами высшими – чёрные волосы были гуще и будто бы блестели, роскошными волнами ниспадая на плечи, синие глаза сияли цветом самого глубокого сапфира, чувственная линия чуть приоткрытых губ, матовая кожа… Фигура будто бы тоже изменилась – талия стала ещё тоньше, упругая грудь пышнее, а ноги будто были созданы для того чтобы сводить с ума… На первый взгляд изменения были несущественные, но они настолько завораживали…
Рука скользнула к лицу, касаясь того, во взгляде будто бы мелькнула зависть, обида – богиня известная своей непредсказуемостью на сей раз приняла облик самой Иллиры, приукрашенный и такой желанный, видимо желая разозлить ту которой именно сегодня выпала честь доказать на что способна она и вера её.
-Ты ведь знаешь, что ты должна сделать?
-Жертвоприношение.
-О, как я не люблю это слово…  Впрочем, для тебя это на самом деле будет жертвой, сможешь ли ты принести её мне ради того чтобы стать Верховной Жрицей? Быть ближе всех ко мне?... Доказать свою преданность?... Мои адепты вольны, если ты не захочешь то сможешь уйти и никто не посмеет помешать тебе, но ты ведь знаешь, Как я могу отблагодарить тех, кто?... Впрочем, хватит слов.
Шагнув мягко, богиня вплотную к той подошла, на другую щеку укладывая руку хрупкую, проводя по скуле нежно, только после этого шагнув в сторону, взгляду девушки позволяя устремиться на того, кто на алтаре лежал цепями за руки да за ноги прикованный.
-Клайв?...
Одни только губы шепнули беззвучно имя знакомое, и ничего более не изменилось в облике черноволосой, только в груди что то болезненно заныло, разрывая ту на части. Шаги были медленные, плавные, девушка знала что никто её не будет торопить, знала, что все эти тысячи пар глаз внимательно наблюдают за каждым её движением сейчас… Только ли сейчас?
Они знали… Они всё знали о нас…
Обойдя алтарь с другой стороны так, чтобы быть лицом к той во имя которой произносит молитвы свои, Иллира самыми кончиками пальцев коснулась поверхности алтаря – мужчина казалось бы не мигая смотрел на неё своими строгими зелёными глазами, не осуждая, не спрашивая, доводя ту до ещё большего отчаяния.
Скажи что я тварь, скажи что ненавидишь меня, скажи, скажи!
Молчание. Такое тягостное, вязкое, что как смола заковывала в свои липкие объятья синеокую – рука дрогнула, скользнув к лицу мужскому, откидывая со лба пряди волос, вызывая тем самым короткое движение – брезгливый, отчаянный рывок от женских пальцев, да искажённая отвращением линия губ.
-Я не должна… Сейчас, я отпущу тебя и мы уйдём, и у нас всё будет по другому…
-У нас ничего не будет… Элен.
Голос выделил имя, то самое которым она называлась всё это время, прячась за вымышленным, ненастоящим.
Я ведь хотела тебя защитить, я ведь хотела… Так не доставайся же ты никому, раз моя любовь тебе не нужна!
Кисти вибрирующие от ярости мгновенно оплели рукоять ритуального кинжала, что на глазах её пронзил не один десяток сердец – взмах и удар, пробивая грудную клетку.
-Тук… тук…
Пальцы будто бы почувствовали через сталь кинжала последние удары затихающего сердца, что разливались по всему её телу приглушенным эхом, сотрясая его – в момент, когда зрачки парня замерли на лице её, сквозь него будто бы глядя, окровавленная рука скользнула к губам, с которых сорвался хриплый стон.
-Я знала, что ты справишься…
Её идеальная копия быстрым шагом расстояние сократила до своего оригинала, не намериваясь останавливаться – резко, та будто бы вошла в Иллиру, проникая под кожу, впитываясь и преобразовывая внешность девушки. Преобразовывая до того, что ранее лишь мечтой могло быть. Звонкий голос сотряс стены помещения, в котором все тут же опустились на колени.
-Я щедро одариваю тех, кто верен мне, но ты… Ты была на грани, Иллира, и могла в любой момент отречься от своей веры, именно за это твой дар будет твоим проклятьем. Для любого мужчины ты сможешь стать самой желанной, самой прекрасной и любимой, для любого, кроме…  Кроме того, кого полюбишь Ты.
Громкий смех той что придумала очередную изощрённую шутку наполнил комнату с высокими потолками, эхо усилило звук в десятки раз – от оглушающего хохота разрывалась голова, ноги подкосились – не в силах устоять, Иллира упала на холодный пол, от изнеможения закрывая глаза.

0

2

Тонкие пальцы перелистывали страницы дневника в хаотичном порядке, что то перелистывая, а на чём то останавливаясь подробно. Читая запись очередного дня, девушка криво улыбалась уголком губ, закрывая глаза и полностью погружаясь в воспоминания того дня.

1385. 14 января.

Неторопливо спускаясь по сырой лестнице, Иллира двигалась к цели с присущим её спокойствием, каждым стуком каблуков о каменный пол как будто бы подчёркивая свои шаги, желая сообщить кому то о своём приближении раньше, чем встреча случится. Тонкие пальцы скользнули по поверхности двери, ласково ту поглаживая. Если бы кто нибудь только знал, что происходило за этой крепкой дверью немногим вниз от презентабельного поместья Боромар. Вниз - в буквальном смысле того слова. Лесница, уводившая в подземелья открывала путь в ещё один дом, но уже под землёй. Окон тут, разумеется, не было, зато были крысы, пауки и много другой совсем не делающей обстановку уютной дряни. Наконец, дверь распахнулась под рукой девушки, проливая в комнату мерцающий тусклый свет из коридора.
-Свечу.
Голос девушки прозвучал тихо, но с привычной властностью - тут, ровно как и на поверхности, хозяйкой была она, и именно в её руке через несколько секунд оказался подсвечник. Впрочем, не только голос Иллиры нарушал тишину - из ещё не освещённого угла комнаты были слышны стоны и шепот, который врятли значил что либо кроме ругательств. Подняв свечу повыше, да сделав пару шагов в том направлении, девушка недовольно покачала головой, нахмурившись.
-Мой чокнутый папаша совсем разучился объяснять людям, что они должны делать и как? Или просто вы оборзели от такой свободы?
Вопрос был риторический, и улетел в пустоту, отозвавшись лишь недовольным шумом где то в коридоре. Кажется, это был пост охраны.
-Ничего, я наведу тут порядок.

0

3

А свеча, трепыхая казалось бы с той же гневностью, с которой возмущалось всё внутри Иллиры, освещала лицо сидящего на полу. Если это ещё можно было назвать лицом. Опухшее от избытка кровоподтёков, местами перекошенное, оно с огромным трудом давало понять, что объект является человеком, да ещё и мужского пола. На вид - лет тридцать, хотя это скорее выводы исходя из телосложения. Тело, кстати, тоже достойно внимания - синяки, царапины, неестественно выгнутая левая рука. Одежда, некогда дорогая и красивая, была больше похожа на обмотки бездомного.
Что касается Иллиры, то у неё не возникало ровным счётом никаких сомнений о произошедшем - истолковав приказ выпытать информацию любой ценой, охранники не особо заморачиваясь самым банальным образом избивали парня, надеясь что рано или поздно ему надоест. О том, что было бы с ними, если бы парень умер, никто видимо не задумывался. Зато об этом задумалась Иллира, и в свойственной ей манере быстро приняла решение. Но об этом потом, а сейчас...
Присев на корточки, Иллира с придыханием провела рукой по лбу парня, откидывая волосы с лица - во всём её облике читалась сочувствие и сострадание вкупе с чувством вины.
-Как вы себя чувствуете? Я даже не могла представить, что такое может случится, я отдавала приказ лишь о том, чтобы поместить Вас сюда, и оставить на некоторое время обдумать мою... Просьбу.
Говоря с самым что ни на есть проникновенным видом, та не оставляла никаких сомнений о том, что она не замешана в случившемся. На самом же деле, продолжая лгать не моргнув и глазом, Иллира продолжила пользоваться ситуацией.
-Вы были советником моего любимого отца, и если бы я знала, что такое может случится...
Тело пришло в движение, поднимая голову и устремляя взгляд на черноволосую, едва шевеля пересохшими губами.
-Мы с твоим отцом были лучшими друзьями. И ты... Помнишь, как в детстве я катал тебя на спине? Если тебе меня жаль... Выпусти.
И как лучший друг ты советовал ему, как трахать эту бабу чтобы никто не узнал.
Потом ты советовал ему как прятать своего сына от семьи.
И именно из за тебя этот ублюдок может забрать то, что принадлежит мне.

0

4

Тяжёлый вздох - вздох человека, которого просят о невыполнимом. О чём то таком, что бы очень хотелось исполнить, но, увы - никак.
-Вы ведь понимаете, что я не могу этого сделать... Не могу, пока Вы не поможете мне в этом. Тело отца ещё не остыло, а кое кто уже поговаривает о том, что главой клана должен стать мужчина. Тот самый, которого он однажды посмел назвать мне братом. Ты знаешь, где он. Расскажи.
Мужчина напрягся, на лбу выступила испарина - речь изменилась не столь существенно, но заметно для Иллиры - перерывы между словами стали короче, и они налетали друг на друга, сталкивались, едва ли не перемешивались.
-Я не знаю. Яничегне знаю.
-Как не хорошо врать... Охрана! Усадите нашего гостья за стол.
Немедля в комнату вошли двое амбалов, чьё отсутствие мозга явно компенсировалось мускулатурой - подхватив мужчину под руки, они особо не церемонясь отволокли его к сооружению, чем то напоминающую парту - единый со столом стул, толстая столешница - такую не сломаешь, даже если очень попытаться. На самой поверхности стола уже стояло приспособление для 10 пальцев с фиксатором запястья, рядом лежали ржавые иголки, на которых, кажется, пару секунд назад сидела крыса. Страшная антисанитария. Около стола на полу лежали ещё какие то устрашающие штуки, плохо поддающиеся рассмотрению ввиду царившего полумрака и своевольному поведению пламени свечи.
Опустившись на стул напротив, Иллира спокойно наблюдала за тем, как охранники приковывают неожиданно активно сопротивляющегося пленного к стулу, а после - пропихивают его пальцы в достаточно примитивное сооружение. Наконец, когда цель была достигнута, мужчины уже зная всё это наизусть поспешили покинуть помещение - если хозяйка сама решила заняться этим объектом, значит дело серьёзное. И злить её не следует. Хлопнула дверь, и в комнате ненадолго воцарила тишина - тишина звенящая, тёжело давящая на голову, будто на ту одели обруч. Синие глаза безмолвно соревновались с зелёными, будто бы пытаясь просверлить те насквозь, добраться до мозга и старательно там покопаться. Впрочем, на то у неё ещё будет время.
-Из уважения к Вам я последний раз предлагаю решить дело миром.
-Я ничего не знаю.
Ложь.
Ложь, ложь, ложь, всё её нутро кричало это слово, заставляя не верить, царапаясь изнутри грудной клетки.

0

5

Вздохнув, и начиная аккуратно крутить на пальцах одну из игл, девушка на одну секунду взглянула на мужчину не с раздражённым спокойствием, а с любопытством.
-Не понимаю одного. Почему ты так защищаешь этого мальчишку? Ради чего рискуешь?
-Я ничего тебе не скажу.
-Посмотрим.
Вызов был брошен, и игра началась.
Тонкие пальцы ухватив поудобнее иголку устремились к мужским ногтям, самым остриём скользя по подушечке пальцев, почти ласково царапая, играя и наслаждаясь перекошенным от сосредоточения мужским лицом - все они в начале выглядят одинаково.
Самоотверженно, гордо. Правда в итоге каждый блюёт собственной кровью, захлёбываясь в своих же воплях.
Острие последний раз блестнуло на свету, проникая в цель - Иллира умела это делать. Многие по неопытности всаживают игру в плоть, пронзая палец. Вот только тот период прошёл много лет назад, и сейчас иголка прошла ровно под ноготь, оставляя на краю того тонкий слой слезжей ржавчины. Мужчина закричал, пытаясь согнуться и вырваться, всем корпусом извиваясь - вот только руки были настолько хорошо зафиксированны, что единственным эффектом от действий его были едва ощутимые рывки. Чем, впрочем, он себе же делал больнее, не вызывая ровным счётом никакой реакции у девушки, которая сосредоточенно вела иголку глубже, наконец достигая результата желанного - с неприятным, лопающимся звуком острие показалось снаружи, протыкая поверхность ногтя изнутри. Алые капли тут же потекли по руке, стекая на стол и сливаясь с кровью всех тех, кто был на его месте раньше.
-Я! Ничего! Не! Знаю!

0

6

Крик. Он кричал, отрывисто произнося слова, так, будто боялся что ещё чуть чуть и он сорвётся.
Сорвётся и всё расскажет.
С показным наигранным сочувствием Иллира ухватила какой то предмет из общей кучи - самыми кончиками пальцев, ненавязчиво, будто невзначай. Вновь блеск стали, позволяющий разглядеть в предмете нож - таким мясники раздерывают туши. В хрупких девичьих руках он смотрелся крайне странно, даже комично.
-Знаешь, что делают, чтобы избавиться от боли? Новую боль.
Лезвие скользнуло к мужской руке, становясь поперёк пальца с иглой - резко встав, девушка обеими руками нож ухватывая весь вес своего тельца перенесла на него, моментально ощутив на тонких пальцах горячую жидкость - тёплая кровь струилась по рукам, заливала стол, сопровождаясь громкими воплями.
-Не надо, стой, стой!
Лезвие нашло на препятствие, упираясь в кость - дёргая рукой, мужчина только усугублял своё положение, разрывая собственную плоть. Вопли мешались с рыданиями, нечеловеческими стонами, сходящими на визг. Внезапно девушка остановилась, вынимая нож из разорванных краёв человеческого мяса.
-Теперь будем говорить?
Вежливая улыбка, внимательный и заинтересованный взгляд из под приподнятых в ожидании бровей - терпеливо дождавшись, пока мужчина успокоится, она уже без повторения вопроса молча кивнула головой, показывая что она слушает.
Внимательно слушает.
-Леса Сельмериона. Около лесного озера на дереве домик. В первый день недели каждый раз в полночь туда подходит человек, ему скидывают лесницу. Он заходит туда, передаёт еду, всё что нужно. Парень живёт там один, учится магии. С ним нужно быть осторожной.
-Какой ты заботливый... За это я избавлю тебя от страданий.
Тонкие пальцы ухватили то, что осталось от мужского - крепко сжав, Иллира дёрнула его кисть вверх, с наслаждением вслушиваясь в хруст, аккомпонимируемый очередным воплем. После - на себя, чувствуя как разрываются сухожилия, как рвутся мышцы, заливая её собственную руку алой кровью.
-Не убивать его. Нужно проверить сведения.
Поднявшись, девушка брезгливо отряхнув руки направилась к выходу, слушая как за спиной раздавается глухой стук двери, приглушающий вой.

0

7

В последнее время леди Боромар часто бывала в плохом настроении. Связь с малолетним Иларном подводила к не самой приятной мысли -
Я не вечна.
Нет, женщина часто задумывалась о том, что не вечна её красота - эта мысль обычно занимала большую часть её мыслей. Однако, то - что скоро, совсем скоро он превратится в старушку, а её всё ещё молодой любовник быстро найдёт себе более юное и цветущее создание - раздражали.
Раздражало леди сейчас буквально всё - перешагнув границу сорокалетия, женщина начинала беспокоится о коротком сроке своей жизни. Ведь на осуществление всех планов требовалось куда больше десятков лет.
Не привыкшая расстраиваться раньше времени, помня, что это приводит к морщинам, Иллира предпочла обратиться к лучшему советнику - литературе.
Все дела были сделаны, а те, что не сделаны - развивались по правильному сценарию, что давало той возможность на несколько дней вынырнуть из реального мира, погружаясь в пыльные фолианты и приятно пахнущие страницы.
На третий день, обложившись выше головы книгами всех возможных исследований, наук и магии, женщина нашла то, что искала. «Некромантия – жизнь?». Книга одновременно задавала вопрос и отвечала на него сама, своим названием, своими словами. Свечи догорали, меняясь одна на другую, и наконец книга была захлопнута.
Решение было принято, а последствия - то казалось смешной угрозой, глупыми байками. Главное было бессмертие, путь, который уже был проложен в сознании решительно настроенной женщины.

0

8

Отданный несколькими днями ранее приказ в алхимическую лабораторию клана был выполнен в максимально короткие сроки, и сейчас в руках Иллиры был красивый флакон с синей жидкостью внутри - та как будто бы светилась, притягивая взгляд глубиной моря. Пальцы прокручивали изящно украшенную крышку, что была усыпана ярко красными камнями, контрастом сочетающимися с цветом содержимого. В конце концов, Иллира решилась - было ли то от тщательно скрываемого одиночества или же более примитивная и свойственная ей причина - прихоть, женщина незамедлительно отправилась в путь. Стрелки часов указывали на скорый закат, а раскалённый блин солнца мягко обнимал своим сиянием всё вокруг, заливая крыши домов и самые тёмные уголки, совершая ежедневный ритуал смены власти.
Накинув на плечи чёрный, отдающим серебром плащ, женщина приказала отвезти себя в лес - лакей удивлённо глянув на свою госпожу ничего не сказал - очевидно, все слуги в той или другой степени привыкли к странным желаниям своей госпожи. Не менее странным было и следующее пожелание по прибытию - оставить её одну. Однако, спорить никто не решился, и через некоторое время стук копыт растворился в тишине, говоря о том, что леди Боромар осталась абсолютно одна. Опустившись коленями на тёплую, нагретую лучами солнца траву, Иллира неторопливо достала из сумки небольшую лопатку да коробок спичек - пусть многие и говорили, что магия удобна и избавляет от достаточного количества лишних движений, леди Боромар предпочитала рассчитывать лишь на себя, не вникая без необходимости в магические дебри. Край лопатки вонзился в землю, и раздался едва слышный треск корней травы, что легко разрывалась под натиском. Два три повторения  и ямка нужных размеров была готова, после чего на её дно упало небольшое количество травы. Спичка чиркнула о шершавый коробок первый раз, выплёвывая искру и не разгораясь  Иллира поморщилась, задаваясь мыслью  быть может, она не права во многом пренебрегая магией? Следующая попытка увенчалась успехом, и заботливо прикрывая ладонью слабое пламя, женщина подожгла содержимое ямки, незамедлительно выливая в огонь волшебный состав. Губы шептали выученное наизусть заклинание, которое найти не составляло сложностей - пальцы летали в унисон со словами, сплетая клубок энергии.
Тут же пламя, получив подпитку магии вспыхнуло с новой силой, окрашиваясь в пронзительно голубой оттенок, завораживая своей игрой. Сладковатый дым заполнял собой пространство, но Иллира слишком поздно вспомнила о предупреждении быть по возможности дальше от самого костра в тот момент  слабость свинцовыми оковами окутало тело, а голова закружилась.

Отредактировано Иллира Боромар (Воскресенье, 13 октября, 2013г. 07:57:58)

0

9

.

Отредактировано Иллира Боромар (Воскресенье, 13 октября, 2013г. 08:00:15)

0

10

Не то кинула, удалите пожалуйста.

0

11

[dice=21296-1:12:0:Фамильяр.]

0

12

*Ревёт* Я не хочу фею, я хочу змею! Это две большие разницы! Т____Т Фея это даже не аспид!
Я не хочу отыгрывать убийство фамильяра для того чтобы ещё раз провести ритуал, можно мне сразу змею. (

0

13

[dice=7744-7744-2:6:1:В надежде на змею. Т_Т]

Отредактировано Иллира Боромар (Воскресенье, 13 октября, 2013г. 08:30:11)

0

14

Тишину резко разрезал звук  звук, зачастую остающийся для большинства незамеченный до самого рокового момента. Если бы Иллиру спросили, врятли бы она смогла его описать - что то невероятно тихое, плавное, едва ощутимое. А по влажной, чуть изумрудной траве ползла белая лента. Белая, идеально чистого оттенка, существо приближалось к стоящей на коленях женщине, которая неотрывно следила взглядом за существом. Что это? Сработало ли заклинание, или лесное существо вылезло защищать свои владения? Взгляды встретились. Взгляд тёплого человека и ледяной змеи. Долгий, пронзительный, как борьба двух стихий, как состязание воли, как инь и ян. Медленно змея начала подниматься, взглядом оказываясь наравне со взглядом Иллиры, внимательно изучая человеческую женщину. А та протянула руку. Так же медленно, без резких движений, пытаясь вложить в жест как можно больше уверенности и силы. Иллира ждала. Разомкнув челюсти и обнажая клыки, змея зашипела, будто пытаясь что то сказать и рванула к руке.
Синие глаза закрылись. Это всё? Иллира ожидала укуса и боли, стягивающего ощущения онемения, но фортуна распорядилась иначе. И кожа ощутила холодное скользящее прикосновение - змея ползла по руке, направляясь к шее, оплетая ту как небрежно наброшенная шаль и замирая, уложив голову на грудь. пальцы коснулись змеиного тела, мягко проводя по ним с какой то несвойственной ей до сего момента нежностью, фактически материнской заботой.
-Нагайна...
Змея зашевелилась, продолжая заключать в кольца грудную клетку, то подбираясь совсем близко к уху и что то на него шепча, то скользя по груди, рукам, будто тоже гладя свою хозяйку и нашёптывая ей ласковые слова.
А женщна была как будто пьяна. Невероятное ощущение единения душ и сущностей заставляли продолжать гладить змею, уже без опасения, уверенно и в то же время мягко, самыми кончиками пальцев, как будто то был котёнок.
-Пойдём домой, дорогая. Пойдём.

Нагайна.

http://99px.ru/sstorage/56/2012/12/image_561412122154026859082.png

0

15

Леди Боромар расхаживала по комнате, перебирая меж пальцев клочок бумаги - содержимое ответа е было неожиданностью - скорее, в большей степени само его присутствие было таковым. Однако Иллира не собиралась отказываться от плана, и следующая его часть должна была начаться со стука в дверь.
так и случилось.
-Войдите.
Иллира чуть хмурясь потёрла пальцами висок - голова неприятно ныла. Кажется, мигрень называют болезнью аристократов - именно этот недуг сейчас и беспокоил женщину. Но кому это интересно?
Вошедший мужчина поклонился и прошёл в комнату. плотно закрывая за собой дверь.
-Доброй ночи, госпожа. Что я могу для вас сделать?
-Сделать... Да, можешь. Сейчас я дам тебе документ. ты должен сотворить с него дубликат. Точную копию, со всеми малейшми деталями - каждый завиток почерка, каждая смятая линия на бумаге, каждый потрёпанный угол. Ты ведь можешь? Или я в тебе ошибалась?
Ледяные осколки в глазах будто бы устремились в глаза мужчины, впиваясь в них со всей своей силы.
-Конечно, госпожа.
Мужчина поёжился - ему будто стало холодно в тёплом, отапливаемом камином кабинете главы Боромар. Получив из рук женщины свиток, тот сосредоточенно закивал.
-Я оставлю вас одного.
Иллира молча вышла из комнаты, закрывая дверь на засов. В доме было невероятно тихо - несколько часов назад женщина отпустила всех слуг, и сейчас ходила по пустым комнатам, проводя руками по знакомым вещам - некоторые помещения она не стала менять, а полностью перенесла весь интерьер из особняка в центре, и сейчас эта прогулка по пустому дому напоминала прогулку с призраками по прошлому.
-Папа, папа. Что же мне сделать, чтобы ты мной гордился...
В одной фразе заключалось всё - весь смысл жизни женщины, вся её суть, все причины чего бы то ни было совершенного или того, то будет совершено в будущем.

...
Замок щёлкнул, и Иллира вошла в комнату. Вошла и усмехнулась - мужчина спал, свернувшись клубочком на диване, подложив ладонь под голову и тихо сопя. На столе лежал документ. Присев на край дивана, Иллира склонилась над мужчиной.
-Эй..
тихи женский голос прозвучал над ухом мага, и тот сразу проснулся, принимаясь перебирать извинения.
-Тише, тише. Всё хорошо.
-Леди, я... Я убрал подлинник в родовую книгу, а копию оставил на столе. Клянусь, она идеальна!
-Я верю тебе. Верю. Ты отличный маг. И тем сильнее мне жаль, что мне придётся...
Дальше всё произошло в каких то несколько секунд - клыки вонзились в шею ещё не отошедшего от сна мужчины, вызывая дикий крик, переходящий в булькающие стоны - кажется, Иллира несколько перестаралась, и пузырясь кровь пошла изо рта. Человек захлёбывался в собственной крови, с клыкми вогнанными ему в шею, конвульсивно дёргая ногами но необратимо слабее. Увы. Она не могла оставить жить того, кто видел содержимое документа - так зачем переводить продукт, когда можно совместить приятное с полезным?

...
Часом позднее Иллира, переодевшись в новое платье с невозмутимым видом сидела за столом в кабинете, разделяя комнату с лежащим на диване обескровленным трупом. Перо летало по бумаге, которую Иллира то и дело отбрасывала, ухватывая новый пергамент. Наконец, всё было готово.

0

16

Иллира быстрым шагом вошла в свою комнату, с грохотом захлапывая дверь.
-Врача мне сюда. Живо.
Служанки как маленькая стайка птичек чей покой был потревожен разлетелись кто куда - госпожи не было очень долго, а вернулась она в одном из своих отвратительнейших настроений. Прислуга уже угадывала их окрас - сейчас это было нетерпеливость. Леди Боромар срочно хотелось что то сделать или получить, и моменты промедления могли сильно ухудшить кому то жизнь.
Иллира тем временем перевернула свою шкатулку с драгоценностями - цепочки, диадемы, кольца и браслеты разлетались в стороны, как ненужный мусор. Сейчас ее интересовало другое.
-Нашла!
Маленький, такой, которые вставляют в скромные кольца сапфир размером с зернышко лежал на ладони. А врач уже стучался в кабинет, держа в руках свой саквояж.
-Леди Боромар, рад вашему возвращению. Мне передали, что вы меня ожидаете. Что то случилось?
Разумеется, медик думал о том, что здоровью леди Боромар что то угрожает. Сейчас она могла поспорить, что в самых абсурдных мыслях и догадках этого человека нет ничего даже близкого к ее желанию. Вытянув руку, она показала камушек.
-Мне нужно чтобы ты вживил его мне под кожу. Но так, чтобы найти его было невозможно.
Не дожидаясь протеста и удивленных вопросов, Иллира продолжила.
-Я даже знаю, куда. Ты сделаешь надрез на пупке. Мерзкое слово. Просунешь камень туда а потом заживишь рану. Насколько я помню, твои таланты медика ограничиваются не только ловкостью рук, но и магией?
Мужчина молча кивал, завороженно глядя на женщину. Право слово, еще час назад он думал, что привык ко всем диким затеям леди Боромар, но жизнь вновь преподнесла ему что то новое. Впрочем, помимо золотых рук и магического таланта, он обладал еще одним отличительным качеством - он не любил говорить. Не любил спрашивать, отговаривать, узнавать. Иллире иногда казалось, что он любит только деньги, и в этом они были похожи. Что добавляло лишний нолик к жалованию. Леди умела ценить нужных людей.
Не прошло и получаса, как Иллира лежала на операционном столе в стерильном кабинете врача, по пути отдав приказ привести мага жреца. Все нужно было делать быстро.
Закончив дезинфекцию, мужчина склонился над Иллирой.
-Вы уверены, что хотите оставаться в рассудке?
Ты даже себе не представляешь, что ждет меня в случае неудачи. Тогда это покажется такой мелочью.
-Да.
-Тогда... Начнем.
Скрутив маленькое полотенце, доктор дал его Иллире сжать зубами, после чего подкрутив света в керосиновой лампе взял скальпель. Все было просто и в то же время  сложно - теоретически задача была элементарна, но ее странность сбивала с толку.
Острая режущая боль пронзила тело, и Иллира крепко сжала зубы - теперь она поняла, зачем полотенце. Врач склонившись над плоским животиком делал разрез, невероятно маленький, продвигая  острие чуть глубже и вверх, промакивая тампонами льющуюся кровь. Наконец, все было готово, и за это время Иллира успела столько раз проклясть себя и глупую затею о процедуре без наркоза что страшно было представить и не сбиться со счета.
Длинный тонкий пинцет сжал камень в свой цепкий захват, и медленная пытка вновь повторилась - на сей раз сопровождаясь тихим рычанием. Спустя несколько мгновений все было готово.
Мужчина снял перчатки, потирая руки и разминая напряженные пальцы, позволяя им расслабиться. Рука легла над пупком, прижимаясь к животу, пальцы скользнули по окровавленной коже. Губы шептали заклинание, и Иллира вдруг ощутила, как что то теплое, невероятно нежно согревающее и снимающее боль проникает от мужской ладони внутрь нее, заполняя собой свежую рану, залечивая ту, запечатав навсегда в теле камень.
-Ну вот и все.
Осмотрев животик без малейшего признака повреждений, врач удовлетворенно кивнул, довольный свой работой вытирая кожу от крови.
Но как только боль прошла Иллира вновь вернулась в свое прежнее состояние, стремительно вскакивая со стола и накидывая на себя халат.
-Отлично.
На этом она и закончила, явно не собираясь благодарить или же что то говорить - благодарность Иллира выражала в звонкой монете, но об этом она распорядится после.

Жрец уже ожидал ее в кабинете, куда женщина ворвалась  буквально в полёте.
-Мне нужно дать вам клятву. Драгоценный камень во мне. Смысл клятвы будет в том, что если я произнесу слово...
И тут Иллира замолчала. Какое слово взять, чтобы не произнести его случайно? Женщина нахмурилась.
-Слово балалайка. Ужасное слово. Так вот, если я произнесу это слово  то на 120 часов я лишусь памяти. Абсолютно. Не буду даже помнить своего имени и изменить это будет невозможно. Ведь это возможно?
-Да но...
-Без но, мой друг.
Иллира позволила себе сыграть в доброту и искренность, проникновенно глядя молодому мужчине в глаза и укрывая его руку своей рукой.
-Сделай это для меня.
Да. С этим жрецом когда то была целая история, и это давало Иллире возможность знать, что он не сможет отказать. Отблеск когда то переполнявших его чувств до сих пор был в глазах.
-Хорошо. Я надеюсь ты знаешь, что делаешь. Магия разума...
Оборвавшись на полуслове, мужчина махнул рукой - женщина, сидевшая перед ним, была далеко не девочкой, и прекрасно знала на что идет. По крайней мере, он надеялся на это.
Губы разомкнулись, тихим шепотом наполняя пространство, руки взвелись вверх, и резко опустились, будто он стряхивал все ненужное, все лишнее, оставаясь мыслями наедине с творимой силой, что уже растекалась от пальцев, окутывая женщину в кокон.
-Клянусь, я никогда не произнесу слово балалайка. Если я нарушу клятву, я лишусь памяти на 120 часов неотвратимо. Вернуть ее до истечения срока не поможет ничего.  Клянусь.
От мысли о столь абсурдном трудно было сдержать себя от смешка, но Иллира подавила это желание. Магические потоки кружились вокруг нее, плотно облегая тело и резко растворяясь в нем, принимая данное обещание. Теперь пути назад не было.
Оставалась последняя встреча, а сил казалось больше нет. Уставшая и измотанная, Иллира всё таки нашла в себе силы улыбнуться.
-Если прибыл маг, пригласи его.
Чем хорош сброд? Бывшие нищие, беспризорные дети, выросшие под крылом её фамилии, те, кто волею судеб оказались на улице? Всё просто. Они как дворовые псы - они помнят тех, кто вытащил их с улицы, кто дал им возможность нормально жить. Они будут предано лизать руки, ибо не знали такой жизни раньше. Или знали, но потеряли. А что до других людей... Выросшие под крылом родителей, в довольстве и тепле, они знают лишь цену деньгам. Верность каждого из них можно купить. Преданность дворняги перекупить невозможно.
Молодой парень лет восемнадцати вошёл в комнату. Иллира вновь заставила себя выдавить улыбку, устанавливая локоток на подлокотник.
-Как твои успехи?
Пусть он был молодой - куда моложе, чем его учитель, но доверие было сильнее именно к этому мальчику, смотрящему на неё глазами полными обожания.
-Всё отлично, леди Боромар, я... Я делаю успехи. Учитель говорит, что он мной гордится.
-И я тобой горжусь. Хочешь, я буду гордится тобой ещё больше?
Мальчик с трудом пытался что то сказать, но у него выходил лишь бессвязный поток слов, настолько сильным было волнение.
-Послушай. В моём теле запечатан камень с заклинанием клятвы... Я слышала о твоих успехах в защите. Мне необходимо, чтобы ты наложил поверх него защиту заклинания, чтобы снять его было невозможно.
-Как прикажете, госпожа...
Тот наконец смог выдавить несколько слов, как ему казалось незаметно утирая о мантию вспотевшие ладошки.
Иллира усмехнулась, откидываясь на спинку кресла и оказываясь почти в лежачем положении. Рука скользнула по плоскому животику, указывая пальцем на место, где был камень.
-Здесь.
Молодой маг кивнул, без лишних разговоров приступая к работе - почему то все его разговоры с этой женщиной приводили к заиканию и панике. Но сейчас он на глазах переставал был испуганным пареньком, становясь профессионалом. Рука едва коснулась кожи на животе, и магические потоки переплетаясь начали проникать в тело, растворяясь в нём и проникая под кожу, в один из любимых драгоценных камней Иллиры. Губы шептали слова, едва различимые измотанной женщиной - Иллира закрыла глаза, окунаясь в покалывающую теплоту магической силы.
Скоро всё закончилось. Иллира потянулась, благодарно кивая.
-Ты молодец.

Отредактировано Иллира Боромар (Вторник, 5 ноября, 2013г. 21:21:54)

0

17

Жизнь и смерть. Тонкая грань на пересечении миров, разделяющая всё на "До" и "После", на Всё и Ничего. Для Леди Боромар смерть была шагом в пустоту, главным страхом - таким, по сравнению с которым всё остальное ерунда, детские страшные истории на ночь. Многие годы женщина потратила на изучение литературы, на освоение магии, на совершенствование своих навыков. Она даже пошла на то, чтобы стать тем, для кого смерть это лишь что то в туманной дали, тем, чья жизнь зависит от смертей других. Тех, в чьи вены можно запустить клыки, выпить до дна, утоляя жажду. Но этого было недостаточно. Всё шло к одному - тайное знание, найденное в одной из библиотек Корранберга.
В тот день - Иллира это помнила хорошо - она ходила по комнате, кажется, целый день, измерив шагами вдоль и поперёк - 6 шагов от стола до софы, 15 - от окна до двери, а если от стола и до двери... Нет. В один момент по привычке взмахнув головой Леди Боромар топнула ногой, заставляя себя успокоиться. Только сейчас она заметила, что тонкие пальцы едва дрожали от холода, а тонкая тюлевая  колышется. Решительным шагом направившись к окну, женщина захлопнула верхнюю горизонтальную створку - для этого ей пришлось сильно вытянуться и встать на носочки. Однако она сделала это сама - звать слуг не хотелось. К слову сказать, в крепости было невероятно тихо - могло показаться, что в ней и вовсе пусто. Однако привыкшие подстраиваться под изменчивые настроения своей госпожи, слуги затаились кто где, опасаясь потревожить ту хоть шорохом.
На столе в самом центре стояла красивая коробочка обтянутая красным бархатом - в таких не слишком одарённые фантазией мужчины дарят кольца своим возлюбленным, прося их руки и сердца. Однако, сейчас Иллира была далека от этих сантиментов - содержимому этой коробочки предстояло изменить её жизнь в буквальном смысле навсегда или же прервать её игривым взмахом веера леди Судьбы. Иллира морщилась. Ей не нравилось зависеть от кого то и тем более от чего то - верить в удачу и в то, что Боги сегодня к ней благосклонны казалось абсурдом, чем то настолько шатким и иллюзорным...
Нет. Не стоит думать о провале, о провале думать нельзя. Всё будет так, как нужно, как хочет Она. Решительным движением открыв коробочку с характерным щелчком, Иллира устремила взгляд на массивное мужское кольцо - серебряное, с огромным рубином в пять карат оно было воистину произведением искусства - за такое не жалко было и убить. Да что там не жалко - на его цену можно было купить целый дом и оставить при этом на чёрный день, который уже будет далеко не чёрным. Однако, всё это лирика, а её достаточно приземлённо мыслящая Иллира не любила и отвергала всей своей сущностью.
Опустившись на кресло, леди Боромар установила локти на стол, сплетая воедино пальцы. Лоб коснулся костяшек.
Сможет ли он его сохранить? Достаточно ли я доверяю этому мальчишке?
Эта мысль витала вокруг давно, наполняя разум. Наконец, пришло время ответить на немой вопрос. На вопрос, который она никогда не задавала вслух.
Небрежно вытряхивая из шкатулки энергетические камни, женщина потянулась, вставая - мгновениями спустя плотные, тёмно бардовые шторы были плотно задёрнуты, дверной засов проверен и всё было готово. Непривычно чистый стол, на котором на сей раз не было кип бумаг, документов и книг. На нём - кольцо да камни, всё что было нужно для того, чтобы оторвать свою душу от тела.
Душу.
Неожиданно по телу пробежала дрожь, словно впервые она в полной мере осознала, какой шаг собирается совершить. Сейчас она словно собиралась перепрыгивать пропасть - ошибка и полёт, свободное падение и удар. Удар, от которого уже ничто не спасёт. Иллира вспомнила Остгар - там, на поле боя, не было страха. Почему же он есть сейчас? В своём уютном кабинете. Неожиданно злоба накатила удушливым порывом, чем то таким разрывающим изнутри, горящим пламенем, пожирающим тело. Страх? Бред, ерунда. Только не с ней. Она никогда не будет бояться. Ничего.
Резкими движениями стянув с рук длинные перчатки, Иллира одновременно с этим мягко ступила на ковёр, становясь чуть ниже - виной тому были туфли на высоком каблуке, оставленные позади. Ничто не должно было её отвлекать.
Веер ресниц опустился. Руки взвились вверх, словно у дирижера, пальцами подхватывая магические потоки, словно перебирая нити и отбрасывая лишние - тонкая, невидимая материя сейчас была подвластна волшебнице, что хранила свою тайну все долгие сорок четыре года. Пока едва видимые, чёрные нити темнейшей магии уже струились вокруг кольца, подготавливая неодушевлённый предмет к тому, что совсем скоро он будет хранить в себе жизнь.
Жизнь. Простая человеческая жизнь, с её правилами и устоями претила Иллире - считалось, что она должна была быть успешным юристом, выйти замуж за достойного дворянина Илсэ, завести кучу детей и каждый вечер ждать его с работы, покрикивать на слуг чтобы те держали дом в чистоте а ужин к возвращению супруга всегда был горячим. Дети... Задумайся об этом Иллира сейчас её непременно сотрясла бы дрожь. Нет. Всё это было не её...
А пальцы продолжали вить клубок, что заключал в кокон кольцо и её саму, туманной дымкой оплетал каждый взмах, каждое движение, ложился второй кожей на каждый изгиб тела. Она чувствовала давление. Странное, чужеродное, словно что то пыталось её разорвать - её всю, равномерно, каждый миллиметр её тела. Хотелось закричать. Острый клык закусил нижнюю губу - Иллира не позволяла одержать этому нечто над собой верх - ещё не всё было готово, ещё не время.
Ещё...

Отредактировано Иллира Боромар (Суббота, 1 февраля, 2014г. 01:19:36)

0

18

[dice=3872-7744-7744-7744-1936-5:6:0:Крестраж. ]
Всё получилось. Получилось ли? Сейчас она не могла ответить себе на этот вопрос. Тело медленно оторвало от земли, словно огромным крюком её поддёрнули вверх, заставляя выгнуться в груди - напряженное до предела тело вибрировало, а уже неподвластные ей пальцы содрогались в судорогах.
Это агония...
Как жаль, что никто не мог ей ответить. Иллира закрыла глаза, ожидая... Чего? Удара? Толчка? Пустоты? А может, света в конце тоннеля? Тело разрывалось от боли, разрывалось в буквальном смысле - что то странное, тягучее, и одновременно почти неощутимо холодное словно вытягивалось невиданной силой сквозь кожу, заставляя женщину распахнуть глаза в безмолвном крике - её тело стало чужим, не подчинялось ей почти полностью - губы издавали немой вопль, но звуков не было - их как будто отключили, стёрли из этого тёмного кокона. Мир замер. Невидимая сила уже развернула тело горизонтально полу, продолжая вытягивать из него нечто - теперь что то пыталось вдавить её вниз, и одновременно с этим удерживало, причиняя ещё большую боль. Казалось, кости раскалятся или просто сломаются, и через несколько дней взволнованные слуги найдут на ковре её бездыханное, поломанное тело. Иллира пыталась открыть глаза, пыталась сопротивляться тому, что происходит - нет. Резким рывком что то словно было выдернуто из неё самой, и женщина рухнула на пол, в бессилии своём не имея возможности даже пошевелить пальцем. Страшно хотелось пить - впервые за всю жизнь Иллира чувствовала нечто подобное - язык словно присох к нёбу, во рту не было ни  влаги. Она было попыталась что то сказать, но был слышен лишь тихий хрип. Однако она была рада. Рада настолько, что имей возможность она бы тут же вскочила на ноги и станцевала. Восторг наравне с неимоверной усталостью властвовали над ней, но главное, о чём они говорили - значит, ты жива. Значит, всё получилось.
На мгновение в сознании мелькнул тот вопрос, что был задан в начале. Теперь она точно знала ответ.
Да.

http://s9.uploads.ru/t/sZMBq.jpg

Отредактировано Иллира Боромар (Суббота, 1 февраля, 2014г. 01:52:58)

0

19

Это совсем не сложно.
Действительно, что может быть сложного для той, что покорила себе тёмную энергию? Леди Боромар села на стул. Рабочий стол в кабинете был непривычно пуст, а в его центре стояла одна единственная свеча. Толстая и высокая, та отбрасывала вокруг себя тусклый и ровный свет, словно в комнате не было ни намёка на движение ветра. Так и было на самом деле. Закрытые окна были завешаны плотной тканью, двери задрапированы. Определённо, леди Боромар не была намерена с кем то видится или общаться в ближайшее время. Взгляд был устремлён на маленькое пламя. Наконец, Иллира оторвала локти от стола, взмахивая кистями - ладони словно охватили что то вокруг пламени, что то несколько большее, что то круглое и твёрдое - сейчас она словно пыталась его сжать, раздавить, сломать - а невидимая преграда сопротивлялась, боролась с женскими руками, изо всех сил пытаясь сохранить своё огненное сердце. Огонь не поддавался. Словно её дразня, он затрепетал - хотя Иллира могла поклясться, что в комнате был штиль, тени на стенах задрожали, извилисто подыгрывая горячей стихии.
-Иллира. Тебе определённо нужно выпить.
Раздражённо взмахнув руками, словно сбрасывая с них что то видимое ей одной, женщина медленно размяла спину, поведя плечиками из стороны в сторону и выгибаясь в позвоночнике.
Нет. Никто не может меня победить. И ты не сможешь.
Вновь соединив руки вокруг своего врага номер один в данный момент, Иллира даже встала - злось всегда ей помогала, злось давала ей силы, злость подпитывала её чем то изнутри, чем то, о существовании чего она даже не подозревала - сейчас вся злость её уходила в кончики пальцев, уходила без остатка, мощным потоком энергии искажая магические потоки так, как ей того хотелось. Судорожно дёрнувшись, пламя потухло, оставляя после себя тонкую извилистую струйку серого дыма, несколько секунд исходившего от почерневшего фитиля. На лице женщины проступила самовлюблённая гордость, и лишь после этого она села обратно на стул, быстрым движением пальцев разгладив складки на платье, видимые одной только ей. Первый шаг был сделан, а остальное должно пойти проще - она это знала, знала из всех предыдущих своих опытов с различными школами магии. Сложен только первый шаг. Последующие дни были проведены за обучением - слуги в крепости просто выли, а леди Боромар гасила всё, что попадало в её поле зрение - свечи в канделябрах, в ночниках, керосиновые лампы, факелы, даже печка на кухне (куда она зашла в своём же доме первый раз) не осталась безнаказанной - леди Боромар специально потребовала её растопить, дабы в итоге погасить. Камины - вот что было страшно. Находились они почти в каждой комнате, и тухли по меньшей мере по десять раз на дню каждый - что ни говори, упорства леди Боромар было не занимать.

0

20

Как только пламя поддалось, соглашаясь гаснуть по одному щелчку женских пальцев, Иллира не теряя времени и запала приступила к следующему шагу - обнаружение пламени. Теперь пустующий особняк в центре Илсэ стал лабиринтом - взяв с собой лишь двух служанок, она дала им странное задание. Впрочем, все, кто работал на леди Боромар знали, что у той часто возникают никому не понятные идеи, однако в конечном итоге они дают свои плоды. На сей раз установка была следующей - прятать в доме свечу, в самых неожиданных и странных местах, в самых глубоких закоулках, в неприметных помещениях и труднодоступных положениях. Чего стоит свеча, спрятанная в нише под потолком? И она искала. Очищая сознание, она представляла в голове пламя, его обжигающие языки, её дикую пляску и тепло, исходящее от него. По началу с закрытыми глазами, сосредоточившись и вырисовывая самые точные детали оттенков цветов, формы и размера, она начинала чувствовать, интуитивно стремится к этому месту, словно огонь тихо шептал ей, звал её к себе, умолял найти. Что то вело её, похожее на нить, отливающую оттенками алого и золотого. Совсем скоро обмануть её было сложно, и тогда она усложнила себе испытание - теперь девушки расставляли одновременно несколько свечей в разных уголках огромного особняка. Нити путались, сплетались в узлы, создавали причудливые узоры и хитросплетения - идти по ним было намного сложнее, она сбивалась, она теряла настрой - тогда в нитях появлялись бреши, и найти продолжение линии можно было лишь собравшись. Или напротив, разозлившись. Последнее было куда эффективнее - Иллира не первый раз ловила себя на мысли, что испытывая злобу и ярость нежели холодный рассудок и отсутствие лишних мыслей колдовать у неё получалось в разы лучше - что то, кипевшее внутри питало её, наполняло до краёв мощью, и заклинания давались намного проще, почти моментально. Это казалось таким удивительным, таким странным - чем сильнее клокотала ненависть внутри неё, тем быстрее шла работа.

0


Вы здесь » FRPG Энирин » Прошлое » Иллира Боромар. Дневники.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно