FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Пустыни » Пещера в горах


Пещера в горах

Сообщений 1 страница 20 из 59

1

>>> Олхана

Дориан больше ни о чем не спрашивал свою спутницу. Просто крепче прижимал к себе, когда животное, совершив очередной взмах крыльями, пошло на снижение. Это выглядело захватывающим со стороны, но на для тех, кто сейчас восседал в седле, стремительное падение окрашивалось в иные тона. Там - стоило лишь опустить взгляд - стремительно приближалась скальная твердь. Причем, небольшой островок, избранный Дорианом в качестве посадочной площадки, был весьма мал, а вокруг него было ущелье, заваленное обломками горных пород. Упасть на эти каменные пики - обречь себя на мучительную смерть: с переломанными костями да под безжалостным солнцем...
Ветер свистел, проносясь рядом, взбивал волосы во что-то дикое. Алхимик перехватил поводья другой рукой, продолжая одинаково крепко держать теперь не только Люцифию, но и кожаный плетеный ремешок - единственное спасение, единственную связь между диким животным и человеком. Свободной же рукой он собрал волосы спутницы, сжав их в хвост у основания шеи. Со стороны, возможно, это смотрелось несколько двусмысленно - но мужчина и не думал каким бы то ни было образом демонстрировать свою власть. Просто ему не нравилось, когда локоны с силой лупили его по лицу. Неприятно.
Наконец, мягкая посадка на четыре лапы.
- Успела испугаться? - Шепнул Дориан на ушко спутнице, все еще не выпуская тут из объятий.
И опять же - причина была чисто утилитарная - кто знает, вдруг Люция сейчас в обморок упадет? Или голова у нее закружилась - и при попытке встать, алхимику бы пришлось ловить ее на краю пропасти? Нет, такое удовольствие не для него.
- В порядке?
Меж тем картина, что их окружала, была величественна.
Огромное и глубокое ущелье, заваленное обломками скал. Вокруг - высоченные горы, внизу - на грани слышимости, бушующий горный поток. Свежий ветер и аромат свободы. Под ногами - каменная площадка едва ли превышающая трех метров в ширину. Вела она к пещере - темной и сырой, загадочной и манящей. Всего шагов десять-пятнадцать по этому неширокому каменному карнизу - и пещера примет путников под свои своды.

+1

2

---> Олхана.

Ветер. Стремительный, звенящий в ушах и треплющий волосы, смазывающий окружающий вид в одну сплошную цветную линию природных красок. Было не по себе, но вместе с тем был какой-то странный азарт, будоражащий кровь осознанием невероятного риска. Вздымающиеся внизу обломки скал приближались с чудовищной скоростью.
- Если я умру, хочу надпись на памятнике: во всём виноват Дориан Гроуз, - только и успела полушутливо-полумрачно сказать Люцифия, чувствуя, как ее волосы позади стягивают в хвост. Это категорически не понравилось девушке, заставив взыграть в крови непокорство, но она промолчала. Ветер неприятно бил в лицо и говорить что-либо было тяжело, она лишь отвернула голову, позволив себе уткнуться лицом в плечо мужчины. Ни мыслей, ни желаний, только и хотелось, чтобы это поскорее закончилось.
Головокружительное приземление закончилось так же неожиданно, как и началось. Виверна плавно приземлилась на четыре лапы на маленьком уступе скалы, вокруг которого простиралось ущелье и обломки горной породы. Люцифия чувствовала, как учащенно бьется ее сердце, благодарное всем несуществующим богам, что его хозяйка жива и здорова. Несколько мгновений демонесса оставалась неподвижна, дожидаясь, пока мир перед глазами перестанет кружиться и соберется в одну цельную умиротворенную картинку.
- В порядке? Конечно я в порядке, - язвительно ответила девушка, старательно пряча свою нервозность под едва заметной улыбкой. Осознание того, что все закончилось, дарило невероятное облегчение, но неожиданно для самой девушки вместе с ним было и какое-то странное, почти неуловимое разочарование. Сильные руки все еще крепко обнимали ее, заставляя Люцифию путаться в собственных ощущениях и эмоциях. - Кажется, исходя из всех правил приличия девушек, я сейчас должна упасть в обморок, - шутливо добавила она, поворачиваясь к алхимику. Но в обморок ей почему-то не падалось, хотя хотелось.
Но вместе с запутанными чувствами пришло и любопытство, которое подарила ей незнакомая местность. Ей никогда раньше не доводилось забираться так высоко в горы. Она смутно представляла себе цель их визита сюда, хотя тщетно пыталась придумать хоть какую-нибудь интересную задумку, но в голову не приходило ровным счетом ничего путного.
- Я надеюсь, вы не маньячеством в свободное от работы время занимаетесь, - вновь улыбнулась она, искоса посмотрев на ученого.

0

3

Если шутит - значит все в порядке. Значит, как и все, боялась, но теперь стыдится в этом признаться. Возможно, даже самой себе. Храбрится, улыбается, а глаза испуганно бегают. Ничего, привыкнет, коли работать вместе хочет. А не хочет - то хотя бы в памяти что-то захватывающее останется.
- Угадала. Сейчас затащу тебя в темную пещеру, прикую к стене холодной, разорву платье и начну пытать разными зверствами. Потом на кусочки порежу и съем. Или наоборот.
Усмехнувшись, алхимик выпустил девушку из объятий и пружинисто спрыгнул на каменную твердь скалы. Вдохнул полной грудью, расправляя слегка затекшие плечи. В последнее время у него появилась новая страсть - к свободной стихии, древней, как сам мир. И здесь, в горах, было все - вода, камень, ветер... А огня он и сам, в случае чего, подкинуть мог.
- Тут останешься или за мной пойдешь?
Алхимик на миг отвлекся от созерцания роскошных пейзажей - оказывается, его спутница не спешила покинуть спину животного, которого еще недавно так боялась. Дориан протянул было руку, но в конце передумал. Хочет оставаться независимой? Пожалуйста, он мешать не станет. Вот только всегда ли она оправданна, эта одинокая гордость, возведенная в ранг религии? Когда веришь в саму себя, очень скоро понимаешь,ч то никому, собственно, кроме самой себя ты и не нужна. По началу это ощущение пьянит - кажется, что ты свободна и вот-вот сорвешься в полет. Но потом осознаешь всю горечь своего положения.
Пожав плечами, Гроуз двинулся внутрь. Его не смущала тьма - она словно расступалась перед ним.
Пещера лишь с непривычки казалась темной. Но стоило взгляду привыкнуть, и сразу становилось светлее - от стен исходило мягкое свечение, заметное лишь краем глаза. Но и этого хватало с лихвой. чтобы аккуратно ступать, не боясь споткнуться о камни.
- Справа промоина будет, не подскользнись. Она не глубокая, но в грязи вымажешься с ног до головы...

0

4

Люцифия улыбнулась. Шутить ее новый знакомый умел. И очень хорошо, что все сказанное было всего лишь шуткой. Нынче каких только извергов не встретишь. Вообще мир, как успела уже заметить Люц, стал куда более жестоким чем, скажем, каких-то пару десятков лет назад. Может все было в том, что она стала вести себя по другому, а может просто давно не встречала на своем пути хорошо вооруженный отряд дроу, который, питаемый взаимной ненавистью к ее расе, мог в одно мгновение развеять ее сомнения относительно дружелюбия народов, населяющих Энирин.
Девушка, проявляя чудеса самостоятельности, плавно скатилась по боку виверны, приземляясь на землю, и поспешила вслед за алхимиком, нырнув в прохладный сумрак пещеры. Почти сразу же она поняла, что в этом месте на зрение полагаться не очень то приходилось. Точно создавая контраст с ярким светом, царившим снаружи, здесь глаза не различали даже малейших образов. И только пройдя около десятка осторожных шагов вперед она различила едва уловимое свечение, исходившее от стен. Глаза постепенно привыкали к этому полумраку, так что вскоре демонесса позволила себе увеличить шаг, чтобы нагнать Дориана. Девушка негодующе выругалась, когда, споткнувшись о камень на полу пещеры, едва не потеряла равновесие.
- Спасибо, - буркнула она, старательно обходя опасное место и касаясь пальцами стены, чтобы не потерять направление. Чем-то это место напоминало ей подземный мир дроу, в котором она имела радость бывать еще на заре своей юности. Вместе с несколькими собратьями они уходили в глубь территории темных эльфов, порою ведя себя до безрассудности неосторожно. Но те подземелья были куда холоднее, мрачнее и были наполнены криками умирающих эльфов. Эти вопли, точно сладостная музыка, зазвучали в ушах, навевая какую-то странную ностальгию.
Однако из воспоминаний ее вывел весьма чувствительный толчок. Люц, потирая ушибленный нос, недовольно посмотрела на мужчину. Это он пошел так медленно или она увеличила шаг, что умудрилась врезаться ему носом в спину?
- Как вы думаете, у меня есть шансы попытаться утолить свое любопытство вопросами или вы все равно ничего не скажете? - девушка лукаво улыбнулась самой себе, терзаемая любопытством вперемежку с осторожностью. Она так до сих пор и не поняла, чего же ей стоит ждать от этого странного, воистину сумасшедшего человека.

0

5

Дориан улыбнулся - ему, определенно, нравилась вся эта ситуация. отчего-то сразу на ум пришел отцовский сад - помимо зелий и химикатов, он любил заниматься садоводством. И вот, когда яблони цвели, иногда набегал ветер... и лепестки один за одним слетали. Так и Люция - сначала была вся такая из себя невозможная, гордая и самоуверенная. Теперь вот становилась настоящей. Живой. Если забыть о том, что демон - вполне за простую женщину сойдет.
- Сейчас сама все увидишь, - ответил он, вглядываясь куда-то во тьму. - Азм?
Знакомая фигура кованного тут же появилась в поле зрения.
- Привет, рад тебя видеть в целости.
Почти уже человек. Умеющий думать, мыслить, принимать решения и быстро находить выход из самых безвыходных ситуаций. Но меж тем - механизм, не умеющий спать, не ведающий, что есть лень или страх. Верный Азм - единственный, к кому Дориан относился почти с отеческой любовью.
- Она со мной. Люцифия, будет меня сторожить. Приглядывай за ней, на всякий случай. А то упадет куда...
Дориан приложил ладонь к едва заметному выступу, нажав на скрытую пластину. Тихо, практически бесшумно отъехала в сторону часть стены. Невероятно, но даже пристальный взгляд не мог бы найти щель, которая выдавала бы потайную дверь. Гроуз вошел первым, позволяя Люцифии прийти в себя. За стеной шел небольшой коридор. А вот за ним...
В конце коридора остановился бы любой. Остановился бы, не веря глазам - огромная пещера, внутри которой, словно в муравейнике, шла работа. Сотни людей - и людей ли? - собирали огромный корабль. Он был поистине огромным - воздушная крепость! Но при этом формы были обтекаемы и лаконичны, прекрасны. Здесь было светло, прохладно и удивительно чисто.
Гроуз замер на платформе, что находилась сразу за площадкой, венчающей выход из коридора. Алхимик ждал, пока Азм и Люция займут место рядом с ним.

0

6

- Азм?
Кованый вышел на встречу своему создателю. Ему не нужно было рационально мыслить, находить причинно-следственные связи для каждого своего шага или действия. Он учился и постепенно обретал необходимое ему быстродействие, чтобы достигнуть главной цели своего существования. Стать человеком.
"Отец" - мысленно произнес кованый. Часть эмоционального фона, который ныне постигал Азм, так и не было облечено в словестную форму.
- Привет, рад тебя видеть в целости.
- Приятно видеть вас в целом. Раздел юмора, параграф три а, подпункт семнадцать. Использование фраз и выражений, имеющих несколько значений. Словосочетание "в целом" употребляется в значении "целиком", "не разделенным", "здоровым", а так же подразумевает под собой значение "вообще", которое усиливает... - произнес кованый, но прервался, когда заметил тень нетерпения на лице человека - Добро пожаловать, Мастер
Рядом с Дорианом Гроузом находилась особь женского рода. И, насколько можно было судить по повышенной температуре тела и ряду других показателей её организма, раса её отличалась от человеческой. Пока кованый находился в тени, а затем произносил речь, его блоки восприятия улавливали все нюансы и малейшие изменения внешнего фона окружающей среды. Кованый должен был убедиться, что Мастер привел девушку сознательно и без постороннего влияния. Именно для этого и была разыграна сцена приветствия.
- Она со мной. Люцифия, будет меня сторожить. Приглядывай за ней, на всякий случай. А то упадет куда...
Азм внес коррекции и дополнения в характеристику статуса гостьи. Режим наблюдения был изменен на иной, более подходящий ситуации.
Когда дверь открылась, кованый замер недалеко от Люцифии. Азм многому научился и перестал быть просто механизмом, но просьбы Дориана Гроуза для него по прежнему носили первостепенную прерогативу.

0

7

Девушка недоуменно поглядывала то на Дориана, то на неизвестную ей фигуру, превосходящую ее по росту головы на две, а в ширину так и вовсе раза в три. Этот железный великан озадачил Люц, привел в истинное недоумение. Она, привыкшая к логике мира смертных, никак не могла втиснуть в нее железного человека. Он говорил, хотя и делал это несколько странно, он был послушен, возможно, даже думал... Живой? Пожалуй, все таки нет. Но определенно опасный. Именно эта дерзкая привычка видеть в каждом противника и заставила Люцифию сейчас виновато опустить глаза в пол, ожидая, пока закончится обмен любезностями. Ей собственные мысли и желание испытать эту железяку на прочность своим клинком сейчас представлялись какими-то сумасбродными и напыщенными, точно покрытие вуалью ненатурального пафоса. Это странное человеческое смущение за собственные мысли одновременно породило и волну гнева на саму себя. Щеки зарделись румянцем, когда она, недовольно сверкнув глазами, покосилась в сторону живого механизма. Охранять? Ее? Демона? Она лишь едва слышно фыркнула. Ей явно недоставало чувства юмора.
Но, в любом случае, разозлиться до конца девушка не успела. Открывшийся в стене проем заставил ее удивленно вскинуть брови вверх, вопрос комом застыл в горле, когда она, делая осторожный шаг, пошла вслед за мужчиной. Небольшой коридор кончился, и Люцифия остановилась, расширив от удивления глаза и охватывая взором огромнейшее пространство светлой пещеры, в которой вовсю кипела работа. Множество людей сновали туда-сюда, издалека они казались непривычно маленькими, но, несомненно, каждый был чем-то увлеченно занят.
- Действительно есть отчего упасть, - припоминая предыдущие слова Дориана, на одном выдохе прошептала демонесса, останавливаясь рядом с алхимиком. Даже ее собственное воображение никогда не рисовало ей столь немыслимую картину, которая, вопреки всяким суждениям, была реальностью. - Это... корабль?
Вопросов явно было слишком много, гораздо больше, чем ответов. Но вываливать спонтанный ворох собственных мыслей на ученого она не стала, лишь, с трудом оторвав взгляд от этого зрелища, устремила взор золотистых глаз на своего спутника, точно желая предугадать его слова.
Но нет, нет, это было воистину прекрасно. Настолько, что было сложно во все поверить.
- Я нанюхалась благовоний... Мне все это снится... - под нос себе прошептала девушка.

Отредактировано Люцифера (Суббота, 21 мая, 2011г. 17:45:56)

0

8

Они спускались вниз - в тишине. Завороженная прекрасной картиной девушка не задавала новых вопросов, а на старые алхимик пока не отвечал. Азм тоже молчал. Порой Дориану казалось, что с этим, невероятно умным своим творением, он может общаться на уровне мыслей или даже взглядов.
А между тем полюбоваться было на что.
Корпус воздушного судна лишь отчасти напоминал корабль- с трудом угадывались палубы, киль и мачты. Но все было другим... Во-первых, завораживал размер. Воздушный корабль был больше любого судна раз в десять. Он выглядел пузатым великаном - устрашающим и привлекающим одновременно. Плавные линии внешней обшивки не позволяли взгляду останавливаться - любой, кто видел это великолепие впервые, затаив дыхание скользил и скользил взором по странной архитектуре. рабочие шутили, что однажды у алхимика чернила на бумаги пролились - и, мол, так и был определен контур будущей конструкции. Что ж, все возможно.
- Я еще не придумал ему имя, - ответил алхимик, улыбаясь Люции.
На удивление "людей" на стройплощадке было немного. Всего-то около десятка эльфов, да десятка три людей. Все остальные были коваными - но не столь совершенными, как Азм. Дориану нужны были рабочие руки, снабженные недалеким разумом. То есть, грубо говоря, ему не нужны были слишком образованные рабочие - достаточно будет, если они прекрасно справляются с отведенным им фронтом работ. Их, кстати, тоже было немного... Просто сверху вся эта суета выглядела куда более масштабные, чем оказалось на самом деле.
- Работа была начата давно... Года два назад, если быть точнее. Тогда Сантагары отклонили мое предложение о стихийных судах, что могли бороздить моря. Испугались.
Тень презрения скользнула в голосе Гроуза. Он, заложив руки за спину, шел вперед, кивками отвечая на приветствия рабочих.
- Мне стало тесно в Альтанаре. Его законы мешали мне работать. Для того, чтобы заниматься новыми исследованиями, нужны были деньги. Огромные деньги. Я начал вести двойную игру: я снабжал преступные группы новым оружием, а королевскому двору поставлял новую защиту. Щит и меч - иногда я всерьез думал над тем, чтобы именно их отразить на семейном гербе.
Алхимик краем глаза взглянул на девушку - то, что он ей рассказывал, было тайной. Даже Хельга лишь догадывалась о потайном дне семейного дела.
- Гильдия стала прикрытием, кузницей кадров. Лучшие выпускники уходили в подполье. Я понял, что свободу трудно найти на земле - даже в Олхане я был связан договоренностями с местным владыкой. Поэтому, я начал строительство воздушной крепости. Собственно, многие открытия были сделаны именно для этой задачи. Флогистон... чтобы отвести подозрения от себя, пришлось снабдить Альтанар дирижаблями. Самоходные экипажи - собственно, первые прототипы двигателей опробовались именно на них... шаг за шагом я приближался к цели. И вот, скоро все закончится. Скоро работы будут завершены.
Гроуз не стал говорить еще кое о чем. О том, что даже кованные были ничем иным, как ступенью к этой вершине. Уже потом он понял, что они - нечто совсем иное, с непознанным потенциалом. Но поначалу даже на них он отрабатывал схемы для нового чуда. Азм, пожалуй, был единственным, кто знал о строительстве с первых дней своего существования. Он помогал с расчетами, проверял аналитически работоспособность теорий, да и просто был тем, кто выслушивал все бредни сумасшедшего Дориана. Он стал другом, товарищем, братом, сыном. Именно ему алхимик поручил контроль за последними этапами сборки.
Обернувшись к девушке, алхимик пристально взглянул в ее глаза.
- Вы понимаете, что пути назад нет? Что присягнув на верность мне, вы уже не можете вернуться к прошлому?

Отредактировано Дориан Гроуз (Суббота, 21 мая, 2011г. 21:07:22)

0

9

Кованый двигался за женщиной, как и было велено в просьбе Дориана Гроуза. Он не нарушал относительную тишину пещеры, так как уже знал о её необходимости для более точной мыслительной деятельности людей. Отчет по проделанной работе был готов и Азм готов был в любой момент озвучить его, но повышенный гриф секретности и наличие Люцифии четко диктовали механизму алгоритм поведения. "Сайленсиум". Молчание.
- Я еще не придумал ему имя
Алхимик был прав. Назания все еще не было. "Корабль" - так называли техническое средство люди и эльфы. Кованные не нуждались в аудиальном или каком-либо другом обозначении. У них были свои способы названия предметов, не доступные людям.
Часть блоков следили за поведением девушки, пока другие воспринимали работу тех, кто находился в пещере. Доведенные до совершенства расчеты, аэродинамические и магомеханические законы требовали соблюдения конструкционной карты с точностью, доступной лишь механизмами. Поэтому большинство рабочих, осуществляющие сборку являлись коваными. И Азм был горд, что его соплеменникам была доверена такая высокая честь, несмотря на то, что последние не были в состоянии придти к тому же выводу что и он. Они строили будущее.
- Вы понимаете, что пути назад нет? Что присягнув на верность мне, вы уже не можете вернуться к прошлому?
Кованый остался недвижим. В его массивном корпусе неслышно были запущены дополнительные процессы, активировались блоки, было произведено перераспределение энергии. Азму был дан приказ. Кованый всегда обрабатывал поступающую информацию с высокой тщательностью. И на данный момент Дориан Гроуз был человеком с самой высокой степенью интеллектуальной деятельности и наименьшим коэффициентом ошибочных действий. Кованый допускал, что произнесенная в самом начале фраза о присмотре за девушкой имела гораздо больший спектр допустимых действий, чем простое наблюдение.

Отредактировано Азм (Воскресенье, 22 мая, 2011г. 09:38:29)

+1

10

Следуя за ученым вниз, к удивительному творению, Люцифия настороженно слушала, изредка отводя взгляд от снующих туда-сюда рабочих и внимательно посматривая на Дориана. Что ж, его творение, надо признать, произвело на нее гораздо большее впечатление, нежели его слова. Наверное, она изначально ожидала чего-то подобного, еще с той минуты, когда познакомилась с ним в его кабинете. Но все же сказанное удивило ее, озадачило. Люц тщетно пыталась скрыть на лице следы изумления.
Вести двойную игру, заниматься подпольной деятельностью, рисковать... И все только ради этого творения, ради открытий и новых знаний. Девушка едва заметно покачала головой, пытаясь переварить стол противоречивую информацию. Стоила ли такая напряженная игра свеч?
Но корабль действительно был прекрасен. Обтекаемые формы, казалось, были созданы для того, чтобы бороздить воздушные просторы. Сердце кольнуло нечто сродни детскому восторгу и сожалению одновременно. Она и сама, наделенная от природы крыльями, могла с легкостью передвигаться по воздуху. Но крылья уставали, порою даже болели, как и любая другая часть тела. Но этот воздушный гигант, вопреки всему, был способен стать настоящим небесным замком для людей. Что ж, быть может, Дориан не был таким уж безумцем, когда создавал это чудо.
- Вы понимаете, что пути назад нет?
Вопрос мужчины застал ее врасплох. Действительно, ввязываясь во все это она ну никак не могла предположить, что события примут вот такой вот странный поворот. Она пришла сюда как охранник, просто для того, чтобы не упускать ученого из виду, он же втянул ее не только в авантюру, но во что-то гораздо большее. И опасное. В душу закралось сомнение, так ли уж ей хотелось поставить на кон все, включая свою собственную шкурку? С другой стороны, что ждало ее там, за пределами пещеры? Дорога, бескрайняя дорога, шумные вечера в тавернах, забродивший эль и, если повезет, группа случайно встреченных дроу, из которых можно выпустить кишки. Всё. Однообразно и довольно обыденно, такая жизнь стала давно уже нормой и устоявшейся привычкой серости будней.
- Вы удивительный человек, мистер Гроуз. Вот уже второй раз за сегодняшний день вы рушите мое представление о вас. Кардинально меняете казалось бы верное мнение, - меж тем ответила Люц, провожая глазами какого-то ушастого рабочего, спешащего куда-то в сердце корабля. Присягнуть на верность. Эти слова зацепили ее, как чья-то дурная стрела, разорвав логичность мыслей и нарушив плавную речь тяжелым вздохом. Вот уж кого никогда не было в ее жизни, так это повелителей. И перспектива беспрекословно слушаться кого-то не вызывала восторга. Это была гордыня: яркая, сумасбродная, отчаянная. Не желающая втискивать себя в узкие рамки обязательств данного слова, не желающая заключать сделку со своей свободной сущностью и идти наперекор природе, Люцифия вновь задумалась, позволяя себе игнорировать и присутствие железного человека, и пристальный взгляд мужчины. Наверное, прошло несколько минут, прежде чем она вновь заговорила:
- Я все прекрасно понимаю. И никогда не любила ситуации, которые ставят меня на перепутье выбора, - Люцифия откровенно размышляла над тем, а не подмешали ли ей чего в чай, который приносила служанка, когда она только приехала в дом алхимика. Потому что она вновь, вопреки самой себе, делала шаг в неизвестность. - Но, если я уйду сейчас, то никогда себе этого не прощу, - тут она отрешенно улыбнулась, уже с прежней дерзкой уверенностью посмотрев в глаза алхимика. - Только вот... люди говорят, что таким, как я, нельзя верить, - голос стал тише, вкрадчивее и приобрел нотки саркастичной усмешки. - Говорят, мы не ценим свое слово и предаем собственных друзей, говорят, что какими бы мы ни были, наша предательская сущность рано или поздно берет верх над всеми остальными чувствами. Вы не боитесь, что слухи могу оказаться правдой?

0

11

Если бы Дориан знал, какой сюрприз ему приготовила дома супруга, он бы прямо здесь и сейчас ответил, что уже не боится ничего. И никого. Но неведение пока сохраняло рассудок и трезвость мысли. Поэтому алхимик лишь загадочно улыбнулся, взглянув на Азма. Как любое из творений дома Гроуз, он не мог ослушаться приказа или выступить против своего создателя. Если угодно, это не было частью его сущности.  Все те кованые. уровень мышления которых был на порядок ниже, и вовсе были едва ли не рабами. Азм мыслил, ощущал, умел строить логические выводы - алхимик долго и кропотливо учил своего "малыша", дабы тот больше походил на человека. Но даже сейчас, Дориан готов был в этом поклясться, кованый не смог бы причинить вред создателю. Это была преданность - то, что ценил алхимик в людях.
- Об этом позаботится Азм.
Слова, обращенные к демону, но при этом взгляд, направленный на кованного. Тот, конечно, понял о чем речь.
Полтора года назад, когда алхимику "повезло" попасть в Ниирим, он столкнулся с чудом - антимагическими браслетами. Тогда они были надеты на руки весьма дорогой рабыни - самой дорогой за всю историю работорговли в пустыне. Но история историей, а Гроуз не был бы собой, если б упустил такую идею. Как человек магии лишенный начисто, он пошел несколько иным путем. Пришлось привлекать зачаровывателей со стороны, тесно работать с псиониками (тут немного было легче). В результате был создан прототип - что-то вроде браслета, который взрывался, если была нарушена основополагающая команда. Клятва.
Энирин уже знал подобное волшебство - отчасти именно так защищают от подделок ценные бумаги.
Алхимик пошел еще дальше. Опыт с кованными показал, как нужно формулировать ту установку, которая и будет отвечать за сохранность браслета в целости. Долгие беседы с Азмом, первые неудачи с "зацикливанием" - все это научило алхимика правильной постановке задач, при которой не будет места разночтениям и вольным толкованиям.
- У него есть замечательное украшение... Одеваешь на руку, клянешься в преданности - и все. Живешь полной жизнью. Но если вдруг натура предательская решит наружу вылезти, то браслет взрывается, отрывая руку по локоть. И то, если повезет.
Жестоко? Быть может. А как иначе защитить тайны? Если бы Дориан был мягким и податливым, ничего бы у него в жизни не получилось. Он всегда вел игру на равных, честно сообщая, что он хочет видеть в людях, что работали на него. При этом, конечно, не забывал и щедро награждать за такое отношение. На этом, собственно, и строилась его личная маленькая империя.
- Никто не мешает вам отказаться. В конце концов, для некоторых свобода - это единственное, за что можно уцепиться. Но, с другой стороны, что она даст им? Новые знания? Я дам больше. Новые связи? Ну разве что в грязных комнатках дешевых борделей... Для своих людей я готов на все. Но мне нужна гарантия, что и они ради меня пойдут на не меньшее...
Отказаться... можно, конечно, вот только не выйдет тогда демон живым из пещеры. По сути, выбора не было...
"Интересно, а если она выберет свободу.. как скоро Азм остановит биение ее сердца?"
Признаться, такой вариант был непривлекателен. Наверное, настолько же непривлекателен, насколько Люция была привлекательна. Вот такой вот расклад.

0

12

Как кролик следует за змеем, гипнотизирующем его, так и Люцифия медленно шагала вслед за алхимиком, в неведомую ей доселе глубину. Чуждую, бездонную, затягивающую пропасть. Но она была демоном. И с кроликом у нее была сейчас только одна общая деталь: отсутствие выбора. Наверное, она поняла это, когда взглянула на железного человека, когда молча слушала мужчину, когда неожиданно светлая и уютная пещера показалась ей заколдованной тюрьмой. Резко не хватило воздуха, сердце пропустила два удара и забилось в бешеном ритме; страх вступил в борьбу с ненавистью. С ненавистью к людям, к их творениям, к этому человеку. К человеку, который привел ее сюда, не оставив шанса на свободу. Он знал ведь об этом, знал заранее. И даже не попытался остановиться. Это было сродни петле, наброшенной на ее шею. И ее гнев, яростный, горячий, как дикое пламя ее родины, будоражил кровь, заставляя принимать истинное обличье.
Отступила на шаг, хватаясь когтистой рукой за стену, неприязненно щуря ярко-желтые глаза и изгибая крылья. Секунда до прыжка, в котором она, несомненно, видела предсмертные муки алхимика. Видела так ясно и так отчетливо, что разум мутился, поддаваясь пелене гнева.
Но что-то неприятно кольнуло внутри, что-то протестующее, робкое, детское. Она почему-то вспомнила рыжеволосую Хельгу и маленького ребенка, вспомнила первую встречу в кабинете и большую виверну, которая, должно быть, до сих пор стояла у входа в пещеру, на маленьком плато посреди ущелья. Люцифия устало опустилась прямо на пол, подгибая под себя ноги и проводя рукой по растрепанным волосам. Гнев ушел так же быстро, как и появился. Не больше пары секунд ее истинная личина властвовала над разумом. Удивительно, как быстро может меняться настроение.
Она исподлобья взглянула на алхимика. И если бы можно было убивать взглядом, то мужчина бы уже давно дергался в предсмертных агониях. Но, наверное, к счастью таким талантом демонесса не обладала, иначе бы никогда не простила себе этого. Голубые глаза вновь смотрели мягко, с каким-то немым укором. Краем глаза она скользнула по железному человеку, точно ожидая от него чего-то.
- Вы в ответе за тех, кого приручили, - задумчиво проговорила Люцифия, опираясь спиной о стену. Лопатки неприятно покалывало в том месте, где несколько секунд назад еще были крылья. Она чувствовала, как тонкие ручейки крови охлаждают спину из порванной кожи. Так всегда было. Это всегда успокаивало. Непонятно, имела ли она в виду кого-то из железяк, снующих туда-сюда по громадной пещере, или же говорила о себе. Так или иначе, руководствовалась в своем выборе она чем-то иным, нежели обычный страх за собственную жизнь. Нет, что-то другое будоражило ее разум. Но тем не менее она оставалась здесь. Добровольно ли? Скорее добровольно-принудительно. Быть может, не осознай она угрозы для собственной жизни, она была бы рада произошедшим в ее жизни переменам, была бы рада помочь кому-то просто потому, что, старательно пытаясь понять людей, не желала им зла. Но все обернулось не так. Вместо интереса к людям - ненависть, вместо желания помочь - жажда крови, вместо всецелостной преданности - дерзкое недовольство.
Доли секунд Люцифия напряженно всматривалась в фигуру ученого, а после расхохоталась.
- Нет, я же говорила, что вы маньяк.
Очередная смена настроения, очередные сомнения, отброшенные прочь. Быть может, она еще сотни раз пожалеет о том, что не умерла здесь и сейчас, но, так или иначе, она сделала свой выбор, который ей самой казался очередной глупостью. Только в отличие от всех предыдущих ошибок, эта ошибка могла стоить ей жизни.

Отредактировано Люцифера (Воскресенье, 22 мая, 2011г. 15:07:57)

0

13

Представление, устроенное демоном, было впечатляющим. Вот только Дориан не успел испугаться. Привыкший просчитывать все наперед, он был уверен в результате - недолгие опыты общения с представителями этой расы показали, что демоны как никто другой цепляются за жизнь. А потому он не сомневался, что Люцифера примет единственно верное решение. Хотя... в ней была нотка очаровательной неожиданности. Пикантности, которой за свою недолгую супружескую жизнь алхимик не видел. В браке с Хельгой за сюрпризы отвечал он - вечно устраивал женщине праздники, подарки и неожиданные поездки. Даже сюда, в Олхану увез, не сказав ни слова.
Люция была иной. Она заставляла каждую секунду ожидать чего-то нового: то вспышки ярости, то смеха, то приступа страха. Вроде демон, но столько в ней было человеческого.
- Азм, пожалуйста, одень на руку прекрасной леди украшение, ей предназначенное.
Пока кованный выполнял его просьбу, алхимик задумчиво смотрел на ту, кто теперь будет прикрывать его спину. Кстати, о спине. Видимо, процесс трансформации был мучительный...
- Мне интересно другое - вы переодеться не хотите ли? Ну и обмыться... Кровь смыть.
Алхимик не знал, как все это устроено у демонов, но полагал, что увеличение в объемах и размере должно вызывать порчу одежды. А потому он был рад помочь Люции подобрать что-то взамен. Конечно, перед этим той придется собственной клятвой зарядить браслеты...
Шагнув к белокурой красавице, Гроуз присел на корточки подле нее. Взглянул в ее глаза и улыбнулся. На удивление ласково - сам не ожидал от себя такого.
- А ты милая, когда не пытаешься меня убить.

0

14

- Об этом позаботится Азм.
Восприятие кованого многократно превосходило восприятие живых организмов и обучаемость механизма была исключительной. Но даже обладая этими свойствами, Азм испытывал трудности в познавании окружающего мира. Самым трудным моментом в обучении Азма было понимание человеческих взаимоотношений. Наиболее аллогичными и сложными для восприятия были понятия предательства и убийства. Ныне кованый активнее анализировал поступающую информацию, для понимания наиболее сложных терминов. Слова, изменение напряжения мимических мышц и параметров тела девушки говорили о готовности к действиям, резком повышении активности и как следствие, возрастала её опасность. Попытка убить?Блгодаря выбранной позиции, Азм наблюдал изменение тела девушки и готов был нанести стремительный удар для предотвращеня нападения. Но не вмешивался в действия Дориана Гроуза, которые он иногда называл "игрой". Источник опасности был четко обозначен, находился в поле зрения алхимика, а навыки его были отточены настолько, чтобы предотвратить нанесение вреда практически при любом воздействии со стороны демона. Коэффицент вероятности неблагоприятной ситуации едва доходил до пяти процентов. Но тем не менее Азм поднял сжатую в кулак трехпалую руку...
- Азм, пожалуйста, одень на руку прекрасной леди украшение, ей предназначенное
Стальная ладонь раскрылась и на ней показался не примечательный с виду ободок. Разработки Дориана Гроуза редко бывали узконаправленными и работа велась обычно сразу по нескольким фронтам деятельности. Кованый склонился к девушке и тщательно выверенным движением защелкнул опасный браслет на руке демона в человеческом обличье. Уровень опасности снизился до трех десятых процента.
- А ты милая, когда не пытаешься меня убить.
Кованого заинтересовала фраза.
- Можно вопрос? Люция, Мастер Дораин Гроуз сразу обрисовал ситуацию, что он может предоставить вам больший спектр предполагаемой деятельности, надежное покровительство, а так же более приемлимые условия проживания, зачем вы пытались его убить?Это была попытка предательства?

0

15

Браслет, чертов браслет. Сомкнувшийся на руке стальным ободком холода он раздражал и одновременно забавлял ее, когда-то такую свободную, а теперь вынужденную подчиняться человеку. Демон на службе людского рода. Это могло бы показаться смешным, если бы ни было столь печально.
Люцифия кончиками пальцев провела по поверхности украшения, на доли секунд возникло нездоровое желание сдернуть его, сорвать с руки, но на этот раз разум превзошел эмоции, и девушка лишь с сожалением дернула рукой, вырывая ее из холодных рук железного человека.
- Мне нужно что-то сказать? - девушка расстроенно оторвала взгляд от браслета и подняла его на мужчину, едва заметно вздрогнув, когда увидела его близко от себя. Сомнения все еще бродили в ее душе, путая мысли. Все происходящее казалось дурным сном, в котором она стала заложницей ситуации. Отчаянно хотелось проснуться или хотя бы закричать, разбить что-нибудь, разнести к Хаккару то, что под руку попадется. Всё хрустальное об стены. Чтобы выместить этот фонтан эмоций наружу, дать ему выход, иначе впору было взорваться самой, не сумев уместить внутри себе такую бурю. Но успокаивающий, в чём-то даже ласковый взгляд алхимика предостерегал от необдуманных действий. Говорят, глаза - это зеркало души. И человек с таким взглядом мог бы спокойно смотреть на ее смерть? Не хотелось в это верить, но холод браслета доказывал обратное. - Так всегда происходит, - Люц поморщилась, проводя пальцами по своим плечам. Шелк одежды пострадал незначительно, лишь в той части спины, где его разорвали крылья.
Странные существа люди.
- Жаль, что попытки были неудачными, - огрызнулась Люцифия, впрочем, совершенно беззлобно и скорее просто для того, чтобы сразу не сдавать своих позиций. Но ведь она смирилась. Кажется, все могло бы показаться не так уж и плохо. Но вот надолго ли хватит ее смирения? Странная усмешка проползла по губам, когда гневный взгляд упал на железного человека. - К чему мне условия, покровительство или богатство? - девушка негодующе фыркнула. - Он лишил меня свободы и права его ненавидеть, - снова усмешка, но уже гораздо более добрая. Стало непривычно грустно, точно забрали что-то невероятно ценное. Может ей и не нужна была эта свобода. Это громкое слово с пустым звуком. Но сам факт того, что она это потеряла вызывал недовольство. Она ведь не умела работать на кого-то, не умела согласовывать с кем-то свои действия. Мир снова показался ей большим и жестоким, как когда в юности. Только теперь весь мир был сосредоточен в одном человеке. Захотелось вновь стать пятилетним ребенком, залесть на колену к отцу, разрыдаться и... нажаловаться на весь мир.

Отредактировано Люцифера (Понедельник, 23 мая, 2011г. 06:08:12)

0

16

- Да, сказать. "Я клянусь всячески защищать жизнь и здоровье Дориана Гроуза, его семьи, а также успех его дела"
Вот так. Немного слов, но сколько смысла. Алхимик долго думал над текстом клятвы, пока не пришел к выводу о том, что моральные регуляторы внутри человека сами сдержат от лишних действий. Защита жизни и здоровья - не убить, ни ранить, при возможности первым делом оберегать именно их... Защита успеха общего дела - это узе иное. Невозможность намеренной порчи имущества, саботажа, шпионажа и прочих неприятных моментов.
- Спасибо, Азм. Через какое время корабль будет полностью готов к первому полету?
По идее, все работы уже были завершены - шла предполетная подготовка. Но только Азм мог знать детали.
Поднимаясь в полный рост, алхимик подал руку девушке, желая помочь той подняться. В его действиях не было и капли напряжения или превосходства. Просто естественная вежливость по отношению к женщине.
Внутри что-то затрепетало. Подумать только - вот-вот наступит переломный момент в его жизни. Странное ощущение - но, безусловно, приятное. Немного было стыдно, что он разделяет это грандиозное событие не с семьей... но разум подсказывал, что так будет лучше. При первом полете могло произойти что угодно... И лучше было не рисковать теми, кто так дорог.
Ему еще предстоит кое-что изменить в конструкции - добавить таки оружие, чтобы вся эта летающая крепость не была беззащитной, потом, возможно, усилить мощность элементальной тяги. Но все это потом.
- Пойдем, покажу внутренние убранство.
Если кованным доверили се самое важное - обшивку, двигатели, то людям и эльфам поручили внутреннюю отделку. Не привыкший к халтуре, Дориан потратил на все это столько средств, что казне Альтанара и не снилось. Пожалуй, никогда еще он не был столь беден и богат одновременно. Но это мелочи - продажа еще одного дирижабля (того, что ранее был личным его транспортом) королевской чете - и на текущие расходы хватит. А там... там посмотрим. Гильдия стабильно доход приносит...
Наверх вел еще один подъемник. Для активизации платформы требовалось крутить колесо - и Гроуз вежливо попросил Азма поднять их всех на верхнюю палубу.

0

17

>>>Начало игры<<<
И надо же было этот хаккаров дирижабль разместить где-то в горах... Да ещё и на такой высоте... Эх, хромость - не радость...
Мужчина, одетый в походную робу ковылял вверх по горной тропе согласно какой-то карте. За ним шло ещё несколько человек, востребованных для какой-то новой разработки сэра Гроуза. Внизу жара стояла просто невыносимая, но чем выше группа поднималась, тем прохладнее и лучше становилось. Запас воды оставался ещё на один день, но путешествие уже подходило к концу, так что кажется, что можно и не экономить.
-Мистер Каверхилл, нам долго ещё подниматься? - спросил кто-то из группы. Удивительно - хромой Дезмонт ещё мог бы преодолеть хоть десяток таких гор (по крайней мере, как он сам это чувствовал), а группа начинает ныть уже едва ли не у самого конца путешествия.
-Просто шагайте дальше, пока не кончится тропа.
Долго ли, коротко ли, а тропа всё ближе и ближе заводила группу к отмеченой на карте пещере.
-Сэр, группа уже не может двигаться! Они устали и хотят отдохнуть! - заметил другой мужичонка из группы. Дезмонт повернулся к "балласту"... компания смотрела на него измучеными, жалобными глазами, будто они все готовы вот-вот рухнуть с этой скалы.
-Хорошо... Привал 15 минут. Дальше идем без передышки.
Радостная и довольная группа расселась на тропе как можно ближе к скале, чтобы не сорваться. Все пили, ели, кто-то беседовал о чем-то своем... А Дезмонт сел на корточки и поставил песочные часы. Времени в них было ровно 15 минут. Достав свою флягу с водой, он открыл её и сделал пару небольших глотков. Тем временем неподалеку молодой человек рассказывал двум другим своим товарищам про свои похождения в Гильдии и про какую-то девушку. "... в общем, говорит - "приходи, когда все лягут спать и будь осторожен с комендантом. Ну я...
Дезмонту вдруг вспомнилась его бывшая... Как же с ней тогда было хорошо и приятно... И как было больно с ней расставаться... Мужчина старался не слушать молодых людей, но слишком погрузился в воспоминания, настолько, что потерял счет времени.  Оно пролетело так незаметно, что последняя песчинка часов упала на дно как раз в тот момент, когда перекованый опомнился. Встав на ноги, он взял трость. Молодой человек продолжал болоболить: ... язык, и когда она начала снимать свою...
Рассказ неожиданно прервался стуком трости по земле.
-Так, всем подняться и продолжить путь.
Все нехотя начали подниматься, а тот самый молодой парень, надевая рюкзак, вдруг начал пятиться к краю обрыва. Остановившись на нем и стараясь едва ли не дышать, парень посмотрел вниз... У него закружилась голова и он закричал: -ПОМОГИТЕ!
Дезмонт мгновенно повернулся к юноше, отбросил трость в сторону и вскинул левую руку. Захватив паренька за локоть, он начал постепенно тянуть его к себе.
-Ох... Спасибо, сэр, я ваш должник.
-Именно, так что ты мне должен идти вверх и не скулить. И вообще, прижмись к скале...
...
Дальнейший путь прошел без перерывов и инцидентов. Группа так дошла до пещеры, где было очень темно, и вся группа озиралась в поисках хоть кого-то живого. Дезмонт крикнул:
-Эй! Есть кто нибудь!?

Отредактировано Дезмонт Каверхилл (Понедельник, 23 мая, 2011г. 14:12:14)

0

18

Азм - кованый =)
В отличие от вас.
Мы стоим рядом с ним...
Поправьте пост - вы очутились в пещере. Там темно и ничего нет. Вас проводят. Корабля пока еще не увидели.

0

19

Исправил.

0

20

Люцифера напряженно раздумывала, нельзя ли как-нибудь перебросить слова в клятве, чтобы уменьшить их давление на собственную судьбу. Хоть как-то, хоть немножко извернуться, лишь бы не повторять того, что было скрыто за, казалось бы, совершенно простыми словами. Но, кажется, алхимик был не так прост, раз уж ей пришлось скреплять свое обещание стальным браслетом. Она всегда думала, что останется свободной навечно, что ее воля и ее желания будут стоять во главе ее жизни, но, как говорится... От тюрьмы и от сумы не зарекайся.
И лишь когда ее молчание стало слишком очевидным, девушка разомкнула пересохшие губы:
- Я клянусь... всячески защищать жизнь и здоровье Дориана Гроуза... его семьи... а также успех его дела, - неожиданно легко произнесла она, делая паузы между словами, точно взвешивая каждое из них на прочность. Теперь пути назад уже точно не было.
Опираясь на протянутую мужчиной руку, Люц поднялась с пола, двигаясь следом за алхимиком. Даже только что произошедшие события ничуть не умерили ее живого любопытства, когда она в очередной раз оглядывала масштабное сооружение. Это было похоже на воздушный замок, на крепость, на что угодно, только не на корабль. Недовольно морщась при виде ушастых эльфов она остановилась на платформе, которая поднималась вверх. Все эти сложные конструкции вызывали у нее почти что детский восторг. Так обычно реагирует ребенок, увидевший новую сложноустроенную игрушку, которую ему не терпится опробовать. И восторг в глубине ярких глаз девушки был лучшим тому подтверждением.
- Скажите... Я должна буду все время оставаться с вами? - вопрос мучил ее уже довольно давно, заставляя в сомнении заламывать пальцы. - Или у меня будет иногда отпуск? - тут демонесса негромко рассмеялась. Столь забавным ей показалось собственное положение. И действительно, во всей сложившейся ситуации лучше было смеяться, чем плакать. В конце концов даже будучи воплощение жестокости, пессимизмом она не страдала. Разве что иногда.

Отредактировано Люцифера (Понедельник, 23 мая, 2011г. 14:32:56)

0


Вы здесь » FRPG Энирин » Пустыни » Пещера в горах


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно