FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Путешествия » "Левиафан": воздушная крепость


"Левиафан": воздушная крепость

Сообщений 1 страница 20 из 173

1

https://enirin.ru/uploads/0006/f5/43/269978-1-f.jpg

Заложен 12 сентября 1372 года на верфях близ Илсэ, через полгода был разобран и тайно вывезен за пределы Альтанара в Олхану, где был заново собран и превращен из водоплавающего в летающее судно.

Технические характеристики:
Высота судна от верхних башен до оружейных колонн - 28 метров.
Длина от носа до кормы - 112 метров.
Количестве палуб: 8 палуб, расположенных друг над другом на расстоянии 2,5—3,2 м.

Палубы.
Самая верхняя палуба - открытая, прогулочная. На ней располагаются три башни, доступ к которым закрыт для всех, кроме узкого круга избранных. Двери, ведущие внутрь, круглосуточно охраняются кованными.
Вторая палуба не доходит ни до носовой части, ни до кормы. Она полностью отведена под жилые и развлекательные помещения "первого класса". На третьей палубе располагаются каюты  для экипажа. В передней ее части помимо лебедок, отвечающих за погрузку на борт корабля разных припасов, находятся камбуз, столовая для экипажа. Следующая палуба отдана под лаборатории - доступ на ее территорию ограничен, посторонние не допускаются. Здесь же находится и большой салон, где при необходимости проводятся обсуждения и строятся планы.
Пятая палуба является хозяйственной: здесь находятся ремонтные мастерские, прачечные, бани, ремесленные производства. Так, к примеру, особо прочную ткань. использующуюся для пошива униформы экипажа, производят тут же - из сырья, закупленного "на земле". 
Шестая палуба занимает лишь центральную часть корпуса судна. Здесь располагается тренировочный полигон, где проходят не только спортивные занятия и спарринги, но и испытываются новые алхимические разработки. Две последние палубы полностью отданы под склады, кладовые и прочие подсобные помещения.

Башни
Каждая из башен отвечает за летательные характеристики судна. Основная мощь сосредоточена в средней башне, две дополнительные (на носу и корме) служат, в основном, для маневров.
Каждая башня надежно охраняется особой модификацией кованых, вся задача которых сводилась к эффективности в боевых заданиях, а также в несении службы по охране объектов. Джагернауты. В переводе с древнего - "владыки вселенной". Немного пафосно, конечно, зато четко обозначает главное отличие этих исполинов: они - некая непреклонная сила, что неудержимо идёт напролом, не обращая внимания на любые препятствия.

Ходовая часть.
Каждая из башен снабжена кольцами, опоясывающими их по верху. Именно там происходит самое важное действие - преобразование стихийной энергии элементалей. Пойманные образцы заключаются в магическую ловушку, где под действием активизирующего контура начинают активно излучать энергию, которая и поднимает корабль в воздух.
В случае плохих погодных условий, активизируются все три башни для удержания судна в стабильном положении. маневры в таком случае осуществляются за счет двигателей, работающих на флогистоне.

Интерьеры и внутреннее содержание.

Впринципе, все каюты, предназначенные для полноценного сна, были обставлены по одной схеме. Исключение было сделано лишь для алхимика - тот прекрасно понимал, что в помещении, для него предназначенном, должно быть больше места. Ну хотя бы потому, что в ней будут жить три человека. Именно заботой о семье, об их удобстве, можно объяснить и мягкие полы (на них любит играть Ричард), и большая кровать (чтобы спокойно спали и родители, и малыш, частенько требующий совместного отдыха). Зная о том, что его супруга любит встречать гостей, Дориан позаботился и об этом: в спальнебыло достаточно места даже для женских посиделок с чаев и сладостями.

http://uploads.ru/t/p/I/h/pIhYq.jpg

Открывая резные двери, ведущие в роскошные покои, вы попадаете в одну из кают, больше похожую на большой зал с резным круглым столом, символизирующим равноправие всех тех, кто осмелится сесть за него. Здесь часто собираются самые влиятельные члены дома Гроуз, чтобы обсудить свои планы на удобных и мягких диванчиках, стоящих вокруг стола. Каюта имеет несколько окон, позволяющих наблюдать за всем, что творится вне легендарного "Левиафана", но при необходимости их можно прикрыть портьерой. Пол выстелен деревом, согревающим, словно хранящим тепло рук искусного резчика, и застеленный коврами из Ниирима. Обойдя круглый стол, расположившийся посреди комнаты, взору предстанет и другая мебель, стоящая вдоль стен, в том числе и несколько скульптур из горного хрусталя, изображающие правителей Альтанара. Отдельно стоит отменить великолепную кровать с балдахином, которая укроет шелковыми шторками любого, кто окажется на ней и сослужит хорошую службу любящим сердцам. Слуги поддерживают в каюте чистоту и порядок, следя за тем, чтобы ничто не нарушило царящей в комнате атмосферы спокойствия и доброжелательности.

Каюты первого класса отличались тем, что в них имелась большая двуспальная кровать, письменный стол и кресло, а также шкаф для хранения вещей. Различаясь по цветовой гамме и материалам, использующимся в отделке, по сути все они были копиями друг друга.

Каюты для рядовых членов гильдии ни в коем случае не могли считаться чем-то плохим и неудобным. Одно- и двухместные помещения были также обставлены добротной мебелью, удобными кроватями и сундуками для хранения вещей. Здесь были даже небольшие столики для различных нужд. Как правило, у тех, кто проживал здесь, не было необходимость заниматься исследованиями и ремеслом именно здесь, по сути в спальне. У каждого из них была и мастерская, и лаборатория, так что нагромождать каюту было бы неразумно.

http://uploads.ru/t/7/q/C/7qCEQ.jpg

Маленькая уютная каюта для одного, максимум двух гостей, или, скорей, сопровождающих гостей главы дома Гроуз. В отличие от большинства помещений Левиафана, здесь пространство используется нарочито эргономично, от чего помещение оставляет лёгкое ощущение скромности, несмотря на неизменно дорогую отделку. На полу дубовый паркет с геометрическим узором, стены облицованы полированным ясенем с бархатными вставками василькового и белого цветов (в тех же тонах выдержаны плетёный напольный коврик и льняное постельное бельё). Камердинер найдёт довольно места для размещения  поклажи в выдвижных ящиках кроватей и на откидных верхних полках, а камеристка сможет с успехом навести красоту перед удобным трюмо, сверкающим зеркалами отличного качества, и имеющим достаточно отделений, чтобы разместить даже самый внушительный - по меркам путешествующей модницы - набор косметики.

http://s40.radikal.ru/i090/1110/6e/a79a11889bb6.jpg

Над столовой Левиафана работали лучшие дизайнеры и архитекторы Энирина. Оказавшись в ней вы сразу почувствуете атмосферу домашнего уюта, ощутите запах свежей выпечки и мягкость зелёных спинок резных стульев. Создатель воздушной крепости действовал с размахом - огромный зал заполняют круглые столы укрытые белоснежными скатертями и украшенные вазами. При каждой остановке экипаж Левиафана отправляет травников, чтобы они набирали цветы для украшения столовой. К примеру, если воздушная крепость зависла над болотами Печали, то вы наверняка сможете увидеть в фарфоровых вазах несколько пламелекок. Если по вечерам зал озаряет сияние среброцвета, значит курс Левиафана пролегает мимо заливных лугов Таскани или густых рощ Сельмириона. Помимо цветов гостей, несомненно, порадуют стены, украшенные разнообразными гобеленами и картинами, где даже самый заядлый ценитель искусства сможет найти для себя полотно по вкусу. Днём столовая освещается при помощи панорамного окна, размер которого позволяет не упустить ни единого солнечного луча. По вечерам же слуги задергивают плотные бархатные шторы радующие глаз своим узором. Одна большая и четыре малых хрустальных люстр разгонят мрак, освещая весь зал и придавая ему особую атмосферу уюта и покоя. Стены, потолок и большинство полотен выдержаны в кремовых тонах успокаивающих глаз. Неизвестный дизайнер проявил свой художественный талант, украсив пол красно-зеленой мозаикой, складывающейся в уникальные узоры.

Лаборатории алхимиков редко когда отличались богатым убранством. Скорее у человека несведущего они могли бы вызвать приступ сонливости из-за своей некоторой угрюмой скупости. Но такой подход объяснялся весьма просто - очень часто реагенты взрывались, едкие жидкости проливались, вследствие чего кружева да всякие прочие атрибуты роскоши в условиях лаборатории были неприемлемы. Ничто не должно было отвлекать ученого от исследований.

Коридоры связывают помещения воздушного судна точно трубки прозрачного зеленоватого стекла, соединяющие алхимические колбы. Оказавшись в пространстве между каютами рукотворного гиганта, вы даже не подумаете ассоциировать его с «мрачном левиафановым чревом» - коридоры расположены таким образом, чтобы использовать все выгоды естественного освещения. Эффект достигается за счёт больших фигурных иллюминаторов в бортах судна и облицованного глянцевой плиткой потолка. Стены обиты бледно-лазурной шёлковой тканью с изумрудной искрой и украшены вставленными в рамки древними свитками и гравюрами. Даже в пасмурную погоду света здесь довольно для того, чтобы не смазывались краски, а в ясный день коридоры заливает яркое солнце (впрочем, навязчивое слепящее сияние всегда можно притушить, затянув стёкла лёгким газом или прикрыв парчовой портьерой). Для ночного освещения коридоров используются светильники, масло в которых распространяет едва уловимый аромат благородного сандала.

Мастерские: сапожные и портные, гончарные, кузницы... На корабле было все,чтобы обеспечить команду необходимыми предметами. Каждая из них обладала полным набором необходимых материалов и инструментов.

Отредактировано Дориан Гроуз (Пятница, 21 октября, 2011г. 21:50:24)

0

2

- Всегда мечтал быть пиратом, - усмехнулся Дориан.
Он подошел к окну и стал смотреть, как под кораблем исчезают горы, как они сменяются знойными пустынями. Гроуз стал одним целым с этой громадиной, он чувствовал все - как мелкие песчинки долбят обшивку судна, как потоки огненного воздуха взметаются вверх, крутятся, стараясь помешать полету. Это было странное, ни на что не похожее ощущение. Родитель и его детище стали чем-то единым.
- Когда достигнем берегов моря пяти стихий, я хочу воспользоваться ситуаций и посмотреть корабль в бою. Пока я понятия не имею, как все будет. Есть только отдельные стратегии, возможно, утопичные. Я хочу твердо знать, чего не хватает моему кораблю - магов или собственной огневой мощи.
Через громкоговоритель алхимик поблагодарил всех. Он поведал, что корабль идет курсом на Тортугу, и что у экипажа есть несколько свободных часов для занятий собственными делами.
После этого Гроуз вновь повернулся к Люцифере.
- Может быть дружеский спарринг? - спросил он. - Просто так, чтобы размять мышцы. ну и оценить боевые навыки друг друга.
Глупая идея, конечно, драться с демоном. Но почему бы и нет? Несмотря на свой возраст, который любой другой человек уже старостью бы считал, алхимик был бодр, подтянут и свеж. Эликсиры, которые он тестировал в том числе и на себе, замедляли процесс старения, сохраняли тело в хорошем состоянии и не позволяли мышцам дряхлеть, а костям терять прочность. Хотя, вполне возможно, всему виной был и перстень - который всегда был оберегом алхимика.
- Заодно свой костюмчик новый испытаешь.

0

3

В задумчивости она смотрела на проплывающие мимо горы, сменившиеся золотистым песком пустыни; на яркое, раскалившееся до бела от жары солнце; на синий небесный горизонт, удивительно чистый и до кристальности ясный, с чернеющими точками хищных птиц, ищущих себе жертву в пучине песка. Красиво. Но не природный пейзаж был причиной её странной, отрешённой задумчивости. Она точно и не чувствовала в полной мере красоту окружающей местности, тщетно пытающейся своим великолепием пробить панцирь её холодного равнодушия. Пустыня навевала ей воспоминания, далёкие и почти что уже забытые. Вспоминалось, как ярким огнём разгорался пожар в центре города, как огонь перекидывался с крыши на крышу, в считанные минуты уничтожая целые улицы, как пламя жадно лизало кору деревьев, превращая некогда стройные сосны в обугленные пики, на которые уже после надели отрубленные головы городового и его семьи - молодой жены, двух детей, среди которых был сын со своей семьей и дочка с женихом. Вспоминала быстрые бесшумные крылатые тени, снующие туда-сюда в суматохе пожара, не дающие людям покинуть охваченного пламенем города. Вспоминала яркий, невероятно сильный огонь, вздымающийся ввысь обезумевшим от ярости монстром - дикий, необузданный огонь её родины. Тот город был сожжён дотла, вместе со своими жителями. Немногим дроу удалось покинуть свой небольшой городок, служивший им укреплением на поверхности земли, в опасной близости от демонических пустошей. Ныне то место похоронено по слоем пепла, лишь черепа, нанизанные на сосновые стволы, служат немыми телохранителями того место - точно вечное напоминание о безумной ярости демонов, несущей за собой лишь страх, боль и разрушение.

- Спарринг? - Люцифера недоуменно повернула голову к мужчине, только сейчас вспоминая о его присутствии. Несколько секунд понадобилось ей, чтобы вникнуть в смысл его слов. - Да, конечно, - казалось, в её голосе не было ни малейшего желания, но лишь до тех пор, пока она не сделала пары шагов навстречу учёному. - Тренировочного оружия, как понимаю, тут не водится? - улыбнулась, с некоторым сожалением отмечая малогабаритность помещения. Нет, свободное места для поединка было, но его не хватало для её демонического облика, в котором, надо признать, боевые показатели весьма и весьма улучшались. Значит придётся учитывать равные шансы и её абсолютное незнания противника. Ничего о том, каков он в бою. Совсем ничего.

0

4

Внимание! Atention! Achtung!|Вас предупредили

Внимание! В посте катастрофическое содержание антинаучной фигни! Просьба всем вменяемым сие всё всерьез не воспринимать!

Итак, корабль взлетел, экипаж распределился по рабочим местам, а Каверхилл со своими подопечными начал планировать разработку, которую сэр Гроуз наименовал "Джаггернаут". Размышляя о том, какие именно стоит внести коррективы и доработки, Дезмонт попутно переговаривался со своими ассистентами. В частности, некоторые из эльфов имели степень в инженерии, что значительно облегчало постановку задачи перед персоналом. На столе перед мужчиной положили большой сверток. Раскрыв его, Дезмонт оглядел каждую деталь.
Хотя, будем честны, глядеть там было не на что. Каркас от кованного, работающий по стандартному принципу. По сути, от обычного кованного, этот джаггернаут отличался разве что огромным щитом, который он едва ли волочил бы за собой, и здоровенным цепом, который бы двигался по воздуху так, что скорее отодвигал бы врагов, нежели отталкивал или сбивал бы с ног. Работа предстояла просто гигантская, и начать перекованный решил с мобильности нового юнита. Взяв в руку мел, он подошел к доске, которая была почти как та, у которой он всё время стоял в академии, и начал размышления про себя.
-Так, насколько я знаю анатомию человека, скорость движения суставов зависит от его, во-первых, тренированности. Железякам об этом нечего волноваться. Во-вторых, проприоцепция тоже на это сильно влияет... Не чувствуешь руку, значит и двигать ей потяжелее будет. Блин, к чему я это всё? Что-то моя работа сильно начала заставлять меня приравнивать машину к человеку. - Иногда перекованный сам боялся своих мыслей, хотя и не должен был думать об этом - Хотя, это может и помочь...
Дезмонт начал писать на доске формулы:
-Что, если рядом с некоторыми механизмами установить поршни, в которых будет постоянный перепад давления? Тогда скорость суставов будет непроизвольно ускоряться...
Дезмонт обдумывал в голове, насколько тяжелой должна быть рука кованного, чтобы при атаке импульс, создаваемый цепом, не оторвал её от тела. А значит, что надо и расчитать, насколько сильными должны быть поршни для того, чтобы они подошли по размерам и не были дополнительной нагрузкой (хотя увеличение веса для этого гиганта - разве это плохо?)
Продолжая писать на доске всевозможные формулы и цифры констант и приблизительно известных чисел, Дезмонт обдумывал, что же ещё может помешать движению. И такое нашлось - рука может, скажем, столкнуться со стеной в узком проходе, и Джагернаута зажмет. Нужно было как-то научить его бить цепом, как хлыстом. Но, немного подумав, он вспомнил, что у этих машин есть всё-таки искусственный интеллект и шарнирные суставы. С этим проблем не возникнет. Ровно как и с движением...
-Стоит, может, сначала проконсультироваться с сэром Гроузом и Азмом, прежде чем пытаться разрабатывать прототип?

0

5

Алхимик, казалось, и не заметил, что Люцифера собралась сражаться прямо здесь, на капитанском мостике. Нет, пока еще Гроуз был в своем уме - и разносить вдребезги самую важную часть своего корабля не собирался. Точнее, одну из самых важных. Поэтому он вместо слов просто пригласил Люцию пройти к лифтам и спуститься ниже, на шестую палубу, где всегда можно было провести и бои, и испытания на специальном полигоне.
Выглядел он как огромное поле, со всех сторон окруженное прочными стенами. Судя по всему, здесь часть случались взрывы - во всяком случае, на полу были заметны подпалины.
Именно тут алхимик и предпочитал разминаться, стараясь не забыть свои навыки боевые.
- Полагаю, ты готова, - произнес он, подходя к стойке с оружием.
Не долго думая, взял со стенда меч, повертел немного в руках, привыкая к весу клинка. После этого жестом предложил Люции сделать тоже самое, если, конечно, она не предпочитает иное... Ну мало ли - вдруг демонам вообще оружие не нужно?
Выждав для приличия с полминутки, алхимик без предупреждения взмахнул мечом, нанося рубящий удар сверху вниз. Тут же, не дожидаясь реакции партнерши, он повернул корпус вправо, нанося уже новый удар. На этот раз он словно хотел разрезать пополам хрупкую девичью фигурку.
В принципе, Дориан предполагал, что может в случае успеха ранить Люцию - но он не позволял своим мыслям витать вокруг этой темы. Если не справится с таким простым заданием, значит это ее вина. Не может человек, точнее демон, нанимающийся в охрану, пропускать такие простые удары. Это не профессионально и даже как-то стыдно. Алхимик не хотел даже верить в то, что Люцифера не оправдает возложенных на нее ожиданий.

+1

6

Замерла ненадолго перед стойкой с оружием. Рука интуитивно тянулась к мечу, но что-то её все время останавливало. Какое-то нежелание брать этот опасный предмет в руки. Какое-то опасение. Она не ждала ничего хорошего от этого дружественного поединка. Может попросту накручивала себя почём зря, а может действительно боялась потерять над собой контроль. Но ведь он бы не стал с ней сражаться, если бы не был уверен в собственных силах.
С трудом отодвинув сомнения на задворки сознания, демонесса взяла в руки меч, привыкая к оружию. Лишь тогда можно ждать от себя высокого пилотажа, когда клинок становится продолжением руки, когда ты всецело отдаешься этому страстному танцу поединка, который редко заканчивается благополучно для своих участников.
- Я, как еда быстрого приготовления - всегда готова, - со свойственной ей улыбкой ответила Люцифера, сжимая рукоятку оружия. Длинные ноготки тут же впились в ладонь - всего лишь один из способов всегда оставаться в полном спокойствии.
Смотрела на алхимика чуть напряжённо, с постоянным ожиданием удара, который не заставил ждать слишком долго. Подняла меч, развернув его горизонтально, чтобы не быть разрезанной по диагонали. Почти сразу же ей пришлось опускать клинок, одновременно поворачивая его по вертикали, чтобы поставить блок. Перспектива отделения верхней части тела от нижней её не прельщала, равно как и сам поединок. Развернула корпус тела боком, делая колющий выпад в грудь мужчине, ощущая нарастающий азарт. Нет, она не хотела чувствовать этот бой, насыщая его яркими красками неожиданных вспышек ярости. Лучше, если это будет сухая, отработанная годами техника. Но вопреки своей природы идти бывает очень сложно...

0

7

- Школьница, - шутливо заметил Дориан, отводя в сторону смертоносное жало клинка.
Она сейчас и правда напоминала прилежную ученицу, что вышла против учителя. Волнуется, пытается не забыть того, чему ее учили. Как на экзамене, когда одна ошибка может перечеркнуть труды всех предшествующих лет. Действует технично, но при этом не позволяет себе риска. Все как по бумажке с лекциями и наставлениями...
Снова удар, но на этот раз лезвие словно является продолжением руки. Заканчивая движение, начатое кистью, клинок мчится вверх, описывая полукруг у груди наемницы. Сложно, почти невозможно отвести такой удар и уж тем более парировать. Единственный выход - уйти в сторону и назад, отступить, сдавая позиции.
Дориан не собирался калечить Люциферу. Он методично наносил удары лишь с одним расчетом - оттеснить ту к стене, поставить ее в неудобное и ограниченное положение.
В тренировочном зале висела напряженная тишина. Лишь дыхание двух воинов нарушало ее, да свист рассекаемого воздуха и лязг металла об металл. Особое покрытие пола пружинило под ногами, гасило шум шагов, не позволяя посторонним звукам вмешиваться в стройную мелодию поединка.
Алхимик улыбался, ему нравилось все то, что сейчас происходило на нижней палубе Левиафана. Хаккар побери, ему нравились опасные женщины, умеющие виртуозно владеть смертью.. В том, что любой меч - это смерть, заключенная в сталь, Гроуз не сомневался.
Шаг, еще шаг... Любой ценой оттеснить ее к стене, заставить вжаться лопатками в холодную поверхность... Или вывести из себя, спровоцировать на выброс силы, возмоно даже на смену формы... В любом случае, она потеряет спокойствие и душевное равновесие, поддастся гневу или азарту, страсти или иным эмоциям, которые пробуждает бой...

0

8

Наслаждение от такой смертельной игры смешивалось с каким-то томительным испугом всякий раз, когда она направляла меч в сторону противника, каждый раз с облегчением ощущая преграду холодной стали на пути своего оружия. Точно все время боялась потерять этот хрупкий самоконтроль, когда разум контролирует движения тела, а не тело, подчиняясь азартным ощущениям, учиться танцевать смертельные танцы.
Слишком большой азарт, слишком много страсти в звоне скрещённого оружия, чтобы можно было остаться равнодушной. И слишком большое желание соблюдать технику вопреки риску. Но эта его улыбка заставляла действовать вопреки воле мыслей. Хотела удивить? Возможно. Но скорее желала заставить почувствовать себя уязвимым, сделать поединок именно тем смертельным дуэтом, который заставляет наслаждаться самим процессом боя.
Пружинисто отпрыгнула назад, осознавая, что такой удар ей не отбить. Люцифера отчётливо понимала - еще два-три больших шага назад в качестве отступления и она упрётся спиной в стену. Это было равносильно тому, как если бы она прямо сейчас бросила оружие и сдалась на милость победителя. Так просто? Ну нет, если победа и не достанется ей, то алхимику придётся её как минимум заработать.
- Школьница? Научи плохому, - усмехнулась демонесса, делая выпад. Снизу вверх подняла клинок, точно желая отсечь мужчине руку, которой он держал своё оружие. Снова шаг назад, лихорадочно блеснув глазами. Нет, так легко она никогда не сдавалась. Смена облика произошла непроизвольно, она скорее услышала, нежели почувствовала, как когтистые наросты на суставах крыльев лязгнули, когда она полусогнула их. То ли собиралась сделать очередной выпад, то ли прыгнуть.

+1

9

Кто сказал, что демоны уродливы? Идиот, он не видел ничего в своей жизни.
Дориан совершенно четко осознал это, когда увидел Люцию в новом облике. В прошлый раз все произошло столь быстро, что он не особо задумывался над эстетической стороной увиденного. Но сейчас, когда демоница предстала перед ним в своей истинной ипостаси, когда в глазах ее блестела жажда битвы, когда весь ее облик выражал некую дикую, необузданную страсть... О, она была прекрасна.
Шаг назад, еще один...
- Не боишься, что уроки окажутся слишком сложными? - спросил он, отходя в сторону, словно желая зайти за спину противницы.
В его тоне не было не испуга, ни даже сомнений. Казалось, он действительно наслаждался всем происходящим.
Клинок почти не лязгнул, когда коснулся пола. Алхимик просто выпустил его из ладони. Безумец, считающий, что может выйти против демона с голыми руками? Быть может и так. Но скорее всего дело было в другом. Слишком долго он жил, сдерживая себя, запирая внутри то, что давно уже стало его неотделимой частью. Вторым "я". Невозможно существовать так, не сходя с ума. Нельзя. А потому, решив начать новую жизнь с чистого листа, первым делом Дориан вырвал из нее все то, что являлось внутренними регуляторами, собственными законами и принципами, моралью и правом. Он потом запишет все это заново, в новой редакции, определив для самого себя, что можно, а что нельзя.
Но не сейчас.
- Нападай, - почти нежно произнес алхимик.

0

10

Её глаза недоверчиво сузились, когда меч мужчины упал на пол. Он что - сдавался? Но нет, нет, это было что-то другое. Какой-то другой уровень игры, правил которой она ещё не знала. Сделала несколько неслышных шагов, не позволяя обогнуть себя со спины. Собственный клинок был отброшен в сторону, освобождая руки с длинными, острыми когтями, - в таких руках оружие лишь мешалось, им все равно невозможно было толком управлять.
Даже собственные страхи были откинуты куда-то в сторону, уже поздно было что-то менять, поздно было отступать. Он спровоцировал её, к этому ли шёл мужчина - было для неё уже не важно.
- Боюсь? Удиви меня... Заставь испугаться...
Всё та же улыбка, только в ней появилось что-то хищное, что-то дикое, как и во всем облике демонессы, приготовившейся нападать. Присела, согнув крылья, слышно было, как длинный гибкий хвост щёлкнул по ноге в нетерпении.
- Нападай.
Это прозвучало как приглашение. И лишь почти нежный тон заставил Люциферу мельком задуматься о том, что её все же удивят.
Расправила крылья, оттолкнувшись от пола, легко зачерпнула ими воздух, увеличивая скорость прыжка. Чем меньше расстояние, тем легче будет ей противостоять в бою. А если удастся сбить его с ног, на что и рассчитывала демонесса, - будет и вовсе замечательно.

0

11

Так и не понял, был то прыжок или полет =) Будем считать, что прыжок.

Когда на тебя летит демон, что можешь ты противопоставить его натиску? Когда видишь стремительную смертоносность, что остается предпринять ради собственного же спасения? Острые когти могли причинить вред, значит их нужно было избежать любой ценой. Кожистые крылья могли сбить с ног, значит и их нужно обходить...
Меж тем времени на раздумия не было вовсе. Легче всего строить планы и победные стратегии, когда сидишь в своем любимом кресле, за письменным столом и думаешь... Ну или возлежишь на мягких подушках, в окружении прелестных нимф.
А здесь, на поле боя, спасают лишь инстинкты и внезапные догадки.
Он стоял и ждал, пока расстояние между ними не сократиться до минимального. А потом просто шагнул вперед, заставляя соперницу либо резко затормозить, либо наоборот, попытаться использовать скорость для атаки.  В любом случае, мгновенная остановка сейчас была невозможной. Этим и решил воспользоваться алхимик, когда  двинулся наперекор бестии.
Схватить крепко за запястья, а потом уйти в сторону, чтобы она потеряла равновесие. Схватить крепко, вложив в хват всю силу. Быть может даже не человеческую, если удастся пробудить в себе дух полузабытого бога. Рвануть в сторону, сбивая полет, заставляя опустится на землю, возможно даже упасть - не важно. Ей казалось, что он решил потешиться, но для него смысл проводимых действий был совсем иным.
Схватить, уйти - а после ударить. В плечо, ибо до других частей тела дотянуться будет проблематично...
По телу прошла дрожь - алхимик почувствовал холод, который не морозил, скорее наоборот - активизировал человеческое тело. Такое неповоротливое, такое слабое. Холод помогал собраться, он дарил разуму и восприятию остроту... Он просто позволял задуманное реализовать без лишних затруднений.

0

12

Прыжок, он самый) В следующий раз буду точнее описывать)

Слишком большая скорость, чтобы можно было резко затормозить. Этого она не учла, впрочем, менять что либо было в любом случае слишком поздно. Острые когти зачерпнули пустоту в каких-то жалки миллиметрах от алхимика, когда он схватил её за запястья. С силой схватил, так, что даже сквозь яростную дымку, окутывающую её разум, она почувствовала боль. Да, именно боль здорово отрезвила демонессу, когда она едва не упала, на мгновения теряя возможность ориентироваться в пространстве. Ещё одна ошибка, на этот раз отозвавшаяся болью в плече.
Гневно изогнула крылья, зашипев сквозь стиснутые зубы, попятившись назад. Руки беспрестанно ныли, как если бы ей сломали хрупкие суставы. Какой человек был способен вложить такую силу в своё движение? Но нет, времени размышлять у неё не было. Это странное ощущение - точно бы с ней играют, сначала дразнят как будто бы лёгкой жертвой, а потом отбирают инициативу, отшвыривая, точно маленького котёнка. Это раззадоривало её азарт, нет, скорее даже злило. Подстёгивало к дальнейшим действиям.
Выпрямилась, не сводя горящих глаз с мужчины. Осторожно, шаг за шагом, стала обходить его полукругом, едва заметно сокращая дистанцию, чтобы, оказавшись в паре шагов, взмахнуть гибким хвостом, как будто стараясь ударить по глазам. Нет, не этой ей было нужно на самом деле. Всего лишь отвлекающее движение, чтобы уже в следующую секунду, снова сократив расстояние, наотмашь ударить рукой, выставив когти. Целилась в область груди, задворками сознания понимая, что не хочет, чтобы это движение было завершено. Дружеский бой явно перестал быть дружеским. Кажется, этого она и боялась. Он ведь был простым человеком. Против демона, даже не применяя магию. Но все ещё ноющие кисти рук отчего-то заставляли сомневаться - а так ли уж прост её противник?

0

13

Он растерялся - не ожидая, что все получится. На долю секунды выпал из реальности, поплатившись тем, что в следующее мгновение буквально рухнул назад, с высоты своего роста навзничь. Хорошо хоть голову поджать успел - не ударился. Мгновение, и вот уже поджал ноги, рефлекторно защищая грудь, уворот - и попытка встать на ноги. Вздох давался тяжело - удар и падение выбили все, что было в легких.
- Довольно, - произнес алхимик, хотя видят боги, даже речь давалась с трудом.
Рубашка окрасилась красным. Кровь. Правда боли не было - то ли от шока, то ли еще от чего-то. Алхимика пока не это заботило. Решительно подойдя к демонице, он почти ласково взял ее за руку, задирая вверх черные рукава. Под тканью алела кожа. Так... значит не померещилось. Получилось-таки высвободить из себя часть той силы, что до этого мирно дремала.
- Похоже, я испугался сам себя, - подумал вслух алхимик, отпуская руку девушки.
Пришло время и о себе подумать: стянув рубашку через голову, он еще раз оценил ущерб, причиненный телу. Да, ноготки у красавицы были что надо. Будь он на самую малость ближе - и все, могла и ребра сломать... Или вообще располосовать так, что мало не покажется. По идее нужно было лекаря звать, но после всего пережитого алхимику не хотелось вокруг себя ненужную суету устраивать. То, что произошло, было в какой-то мере делом личным, не требующим лишних глаз.
- Прости, - вдруг произнес он, вытирая кровь. - Я должен был заранее рассказать о своих планах.
В стене были сделаны шкафчики. К ним и направился алхимик, чтобы вытащить походную аптечку. Достав бинт, он передал его девушке.
- Перевяжи пока, а там разберемся что к чему...  - попросил он.

0

14

Нерешительно остановилась, и сама пытаясь отдышаться. Ей не сразу удалось избавиться от оцепенения, каменной тяжестью охватившего тело при виде крови. Она ведь так не хотела, чтобы всё получилось именно так. И лишь почувствовав прикосновение к своим рукам, вынырнула из этого отрешённого состояния. Кожа раскраснелась и немилосердно болела.
- Я вот тоже испугалась, - негромко ответила демонесса, внимательно взглянув на мужчину, точно бы сомневалась, что перед ней стоит именно он. Но спросить о чем-либо не решилась. Впечатлений и без того было предостаточно. Беря в руки бинт, сменила облик, чувствуя нарастающую злость на саму себя. И какого Хаккара она согласилась на все это? Знала ведь, что ничего хорошего не выйдет. Но сама удивлялась собственной злобе. Раньше гневалась, когда не получалось убить, догнать, выиграть, а сейчас все было с точностью до наоборот. Это не давало покоя, это было неправильно. Хотелось стать маленькой-маленькой, когда для неё существовало лишь плохое и хорошее, когда акварель чувств не смешивалась, и она чётко знала, где дружба, где ненависть, где привязанность. И даже хорошая трёпка отца была бы очень кстати. Он здорово умел "выбивать дурь". Она хорошо помнила, что бывало, когда она проигрывала. Только те неудачи были ничем, по сравнению с её сегодняшним проигрышем. Проигрышем самой себе.
- Ты тоже прости. Я не должна была делать так, - наконец с неприкрытым сожалением вздохнула девушка, теряя весь свой гнев и желание злиться на него. Аккуратно перевязывая рану, старалась не касаться холодными пальцами его кожи. - И все таки сходи к лекарю, - сказала Люцифера, заканчивая возиться с бинтом. Подчиняясь внутреннему порыву, приобняла его за плечи. - Ты сумасшедший, - резко отстранилась, смутившись, и, стараясь не смотреть в его сторону, пошла поднимать брошенное на пол оружие, чтобы вернуть его на положенное место.

Отредактировано Люцифера (Среда, 15 июня, 2011г. 07:11:57)

0

15

- Прекрати, - отмахнулся Дориан, не принимая ее извинений. - Никогда не извиняйся за то, в чем не виновата.
Дориан несколько иначе взглянул на Люцию. Отчего-то раньше она ему казалось более хладнокровной и рассудительной. Интересно, это только потому, что он плохо ее знал? Видел только то, что она сама решалась показать чужим?
- Ты наемница, Люц. Давай называть вещи своими именами. Была просьба - показать себя. Ты показала. Я виноват лишь в том, что до конца не раскрыл свои планы. Но тут выбора не было особого - кроме тебя вряд ли кто смог бы сдержать натиск моего второго я.
Раны начинали ныть, но пока боль еще не была слишком сильной. Алхимик направился к выходу из зала, жестом приглашая девушку следовать за собой. Отчего-то ему казалось, что он был излишне резок с ней в речах. Но, с другой стороны, Гроузу не хотелось, чтобы между ними устанавливались какие-то иные отношения, кроме деловых и, возможно, дружеских. Он предпочитал видеть в Люции именно демона, существо из иного мира, с иной моралью, умеющее в нужных ситуациях действовать без эмоций. Сегодня он тоже хотел именно это получить от боя - и получил, нужно признать. 
- Если бы не ткань, кости оказались бы переломаны... - мимоходом заметил он.
Не извинялся - ибо дал Люции право выбора. Она могла отказаться от поединка.
Уже поднимаясь наверх в подъемнике, пока было время обоим подумать о произошедшем, оценить минувшие события, Дориан повернулся к девушке и, приподняв ее подбородок чуть вверх, пристально взглянул в ее глаза цвета небесной выси. Хотел что-то сказать, но промолчал.
"Чертовски красивая. Чертовски опасная"

0

16

Уже стоя в подъёмнике и всю дорогу до него девушка пребывала в отрешённой задумчивости, стараясь упорядочить тот хаос, который царил в её голове. Наёмница - ей не нравилось это определение её личности. Оно отдавало чем-то гнилым и пошлым. Убивать кого-то за деньги или ради наживы... Нет, едва ли это было схоже с её натурой. А вот лишать жизни просто потому, что так захотелось, просто потому, что так сложились обстоятельство, просто потому, что это было "просто так"... Да, это уже совсем другое. Только теперь вместо своих желаний были чужие, а вместо ненавистных личностей - быть может совершенно незнакомые люди. Это представлялось забавной игрой, в которой ей была уготована вполне привычная роль. Вполне возможно, что когда-нибудь ей это надоест, и тогда даже страх угрозы собственной жизни не сможет сломить свободу. Но это будет когда-нибудь потом. Не сейчас.
- Может быть ты и не прав, - наконец сказала Люцифера. - Но ты сумасшедший, Дориан, а с психами я предпочитаю не спорить, - шутливо фыркнула она, стараясь развеять эту гнетущую тишину. Ни к чему сейчас были эти серьёзные разговоры, которые выворачивают душу наизнанку, ни к чему было и выяснение их отношений. Слишком мало времени прошло, и слишком сильно изменилась её жизнь, чтобы можно было пытаться разложить по полочкам бывшие когда-то святыми истины.
Подняла взгляд вверх, почувствовав его прикосновение. Шутливая улыбка медленно таяла на её губах, когда она тщетно пыталась не утонуть в этом омуте бархатных глаз. Она хорошо помнила, что обещала ему. И не собиралась на осколках его разбитого сердца строить воздушные замки. Но зачем-то ведь согласилась на всё это. Просто, чтобы быть рядом. Для неё самой этого определения было достаточно, чтобы направить тягу к хаотичным разрушениям в русло чужих желаний.
- Веселее, капитан. Нас ждут великие дела, - улыбнулась демонесса, не позволяя себе во второй раз за сегодняшний день поддаться искушению от этой близости.

+1

17

Думаю, самое время перейти к событиям лета

лето, 1374

Прошло два с половиной месяца с тех самых событий, что поменяли жизнь алхимика. Хотя, признаться честно, пострадала лишь семейная жизнь, тогда как профессиональные дела шли только в гору. "Левиафан" постепенно доводился до ума, обрастал мощью - в том числе и военной. Руководство самой гильдией алхимик передал управляющему - опытному человеку, который уже в течение нескольких десятков лет доказывал свою преданность дому Гроуз. Сам же, избавившись от ежедневной рутины, получил огромное удовольствие.
Регулярные спарринги с Азмом, с Люциферой и прочими помощниками помогли научиться высвобождать и контролировать ту мощь, что таилась в нем все это время. Алхимик старался каждую минуту, каждую секунду занять себя чем-то, чтобы не оставаться наедине с мыслями. Шли месяцы, боль притупилась. Ричард радовал, рос и вообще чувствовал себя отлично. Окруженный женским вниманием, он рос в любви и ласке. Конечно, материнских объятий руки нянек не заменят, но что делать? Они старалась как могли, да и сам алхимик не отлынивал от отцовских обязанностей.
Интересно складывались отношения с демоницей. Алхимик не допускал перерастания деловых отношений во что-то большее, во всяком случае старался держать дистанцию. Но, как известно, чем больше мы сторонимся чего-то, тем больше нас влечет к этому. В любом случае, форсировать события он не хотел.
Во всю шла работа над новыми прототипами кованных - джаггернауты вот-вот должны были пополнить ряды полумеханических существ. Алхимик нашел новый способ заставить плоть и металл работать вместе, как одно целое - для этого пришлось провести ряд опытов над живыми людьми. С одной стороны, это было аморально, но с другой стороны... Алхимик почти всегда искал добровольцев. А если не находил, то выкупал у восточных государств обреченных на смерть преступников. Им сообщали, что если после всех экспериментов они выживут, то обретут свободу. Подопытные верили и не сопротивлялись.
Дни шли, и все ближе была намеченная алхимиком дата начала "Очищения морей". Пафосное название, за которым крылось простое желание усмирить разбушевавшихся пиратов. Вентурийские корабли, некогда исправно доставляющие редкие товары на склады "Левиафана" стали реже курсировать по проторенным маршрутам. Всему виной - тортугские отщепенцы, возомнившие себя королями южных вод. Алхимику, понятное дело, такой расклад был не по душе. Гроуз был не против пиратов, пока те не переходили ему дорогу.
Дориан не спешил - мелкие сошки его не интересовали. А вот чтобы рыбу покрупнее поймать, нужно время... и хитрость.

***

Дориан Гроуз, некогда глава гильдии алхимиков, а ныне владыка неба, как иронично любили называть его в ближайшем окружении, лежал у обрыва высокого холма на одном из островков архипелага Пти-Асколь.
Над ним по гребню утёса тянулась тёмно-зелёная полоса апельсиновых рощ - золотые плоды еще только наливалась самым соком. Примерно в миле от него виднелись палатки и шатры местных крестьян, ставших лагерем на плодородном изумрудном пастбище, расстилавшемся сколько хватало глаз в сторону Кхазад-дарских отрогов. Сверху, из-под голубого купола небес, неслись радостные трели жаворонка, снизу доносился убаюкивающий шёпот отдыхающего после прилива моря.
Дориан Гроуз лежал на плаще из верблюжьей шерсти, разостланном у самого обрыва, среди роскошных папоротников и пряных трав. Сбоку от него сидел на корточках  темнокожий раб, купленный в Ниириме. Кроме белой набедренной повязки, на нем ничего не было, и в лучах июньского солнца его мускулистое тело блестело, как чёрное дерево. В руках он держал простое опахало из пожелтевших листьев и медленно обмахивал им голову прелестной демоницы, расположившейся в тени финиковой пальмы, чтобы хоть немного освежить ее.

В одном или двух метрах слева от  Дориана лежал ещё один человек. Опершись локтями о землю и ладонями заслонив глаза от яркого солнца, он внимательно вглядывался в море. Это был высокий, крепкий мужчина, при малейшем движении которого облегавшая его кольчуга и каска, обмотанная зелёной тканью, загорались ярким огнём. Рядом с ним лежала большая кривая сабля в кожаных ножнах, богато украшенных металлическим орнаментом.  Впрочем, алхимик не обращал на него внимания. Он смотрел вдаль поверх склона, поросшего чахлыми пробковыми деревьями и вечнозелёными дубами, на котором то здесь, то там желтело золото дрока и вспыхивали зелёные и пурпурные огни кактусов, цеплявшихся за белёсые камни. Внизу, за скалами, расстилалось море; его воды, мерно вздымаясь, отливали изумрудом и всеми цветами и оттенками опала. Несколько дальше, под прикрытием скал, которые, вдаваясь в море, образовывали небольшую бухту, на лёгких волнах покачивались две пятидесятивёсельные галеры с огромными мачтами и небольшой тридцативёсельный галиот. По обеим сторонам каждого судна почти горизонтально тянулись длинные жёлтые вёсла, похожие на распластанные крылья гигантской птицы. Не вызывало сомнения, что галеры и галиот либо прятались, либо укрывались в засаде. Над бухтой и над застывшими в ней судами кружила стая крикливых назойливых чаек.

Но не окутанный дымкой горизонт притягивал взгляд капитана "Левиафана"; он не отрывал глаз от прекрасного судна под белыми парусами, которое, идя круто по ветру, легко преодолевало течение милях в четырёх от берега. Дул лёгкий восточный бриз, и, следуя левым галсом, судно быстро приближалось; его капитан, без сомнения, высматривал у островного побережья отчаянных торговцев, которые то и дело на небольших суденыщках ныряли между кусочков суши, выменивая товары у местных "дикарей". Гроуз улыбнулся, подумав о том, как мало подозревают на этом судне о близости галер и сколь безмятежным должен казаться берег архипелага, купающийся в лучах солнца. И со своей вершины, подобно ястребу парящему в синеве неба перед тем, как броситься на добычу, он наблюдал за кораблём и ждал той минуты, когда можно будет... нет, не напасть на него.

Меж тем судно в полном неведении о притаившейся опасности уверенно шло прежним курсом, и вскоре между ним и зловещим местом осталось не более полумили. Облачённый в кольчугу корсар заволновался. Он повернулся к бесстрастному алхимику, внимание которого было по-прежнему поглощено неизвестным судном.
- Он подходит!
- Скоро попадет в лапы твоего капитана, - согласно кивнул Гроуз, жестом прерывая дальнейшие разговоры.
Вновь наступило напряжённое молчание, а судно тем временем настолько приблизилось, что благодаря килевой качке они заметили, как под его чёрным корпусом поблёскивает белое днище. Прикрыв ладонью глаза, Дориан тщетно пытался увидеть флаг, развивающийся над грот-мачтой. Но, видимо, капитан решил не светиться.
- Чем ближе они подберутся к берегу, тем вернее их гибель. Дать сигнал мы успеем, когда они начнут поворот оверштаг, - улыбнулся Гроуз.
Мягко поднявшись, он стряхнул налипшие ветви травы, после чего направился к явно скучающей демонице. Зайдя под тень пальмы, разгрёб кучку папоротника у ее подножия, достал красную глиняную амфору, вынул из горлышка пальмовые листья и налил воды в чашку. Дориан Гроуз медленно пил, не сводя глаз с судна, каждая снасть которого теперь уже чётко прочерчивалась в прозрачном воздухе. Они видели людей на палубе, марсового на фоке. Находясь примерно в полумиле от них, судно неожиданно стало делать поворот оверштаг.
- Пора, - почти прошептал он, довольно отмечая, как оживился корсар.
Тот вскочил и, выпрямившись во весь свой огромный рост, взмахнул длинным шарфом. На его сигнал с одной из галер, стоявших в укрытии, откликнулась труба, затем раздались резкие свистки боцманов, послышались всплески вёсел, скрип уключин, и две большие галеры вылетели из засады. Их длинные, обитые железом борта кишели корсарами в тюрбанах. Оружие блестело на солнце. Около дюжины корсаров с луками и стрелами в руках оседлали салинги грот-мачт, ванты по обоим бортам галер чернели от людей, которые роились на них, подобно саранче, готовой накрыть свою добычу и пожрать её.
- Не хочешь принять участие в веселье? - спросил алхимик Люциферу. - Или подождем, пока они сами справятся?

+2

18

Два долгих месяца напряженной работы не прошли даром ни для Дезмонта, ни для сэра Гроуза, ни для команды "Левиафана". Усиленная работа над проектом "Джаггернаут" была почти завершена. Но кто бы знал, какие усилия пришлось для этого приложить... Каверхилл днями и ночами изучал чертеж и совершенствовал его недоработки, изучал технические аспекты "Левиафана" и принимал посильное участие в его апгрейде. В это время, для создания джаггернаутов проводились опыты на добровольцах, на живых людях. И хотя Дезмонт относился к подобным экспериментам далеко не с любовь, он вынужден был смириться хотя-бы потому, что разрабатывалась машина для человекоубийства, так что и человеческие жертвы вполне резонны. И было у перекованного такое чувство, что эти машины ещё убьют значительно больше народу, чем уже убили на этапе своего создания.
И хоть жизнь у Дориана Гроуза едва ли не кипела, Дезмонт Каверхилл ощущал себя в новом коллективе не очень комфортно. За оба месяца, что он тут провел, он не встретил ни внимания со стороны сеньора (хотя его можно было понять - дел то у него было полно), ни его спутницы (хотя, скорее это даже хорошо, за весь этот период Дезмонт не узнал её лучше, да и особо не стремился, всё так же она его настораживала).
Попытки улучшить или заменить свои протезы не приносили ни успеха, ни вреда. Скорее, эта работа лишь больше утомляла. Так что эту цель Дезмонт решил отложить до того момента, когда Джаггернауты будут закончены и построены. Пока надо стараться наладить то, что уже есть. Быть может, когда работа будет закончена, перекованный станет полезен не только как начальник лаборатории, но и как боец. Правда, до этого момента надо еще дожить...
Единственное продвижение в протезировании - выявление причины хромоты у Дезмонта. Всё дело, как оказалось, в тяжелом протезе. Так что надо разобраться с другой ногой, уравновесив их массу. Вот только проблема в материалах, точнее - в доступе Дезмонта к ним. Поэтому в планах у него попросить об этом Дориана Гроуза.
***
В данный момент Дезмонт оставался на борту Левиафана. Пока ещё хромая железяка ничем не могла помочь своему лорду, хотя ООООчень старалась. В своей каюте он взял книгу по анатомии на эльфийском и читал. Время от времени он очень громко перелистывал страницы, переплет был тугой, да и папирус жесткий. Найдя главу о нервах, Дезмонт остановился и начал внимательнее вчитываться в каждую строчку:
Нервы подразделяются на:
чувствительные (афферентные) — состоят из дендритов чувствительных нейронов, проводят импульс из рецепторов в центральную нервную систему (ЦНС).
смешанные — состоят из дендритов и аксонов, проводят импульс в двух направлениях (из рецептора в ЦНС и наоборот).
двигательные (эфферентные) — состоят из аксонов нейронов движения, проводят импульс из ЦНС в исполнительные органы (мышцы и железы).

Отмечая нужные участки карандашом, Дезмонт начал строить планы будущих чертежей для новых протезов.

+1

19

Два месяца спустя.

Там, где море соприкасалось с небом, где тёмная пучина синевы резко переходила в лазурную голубизну неба, где кружили в беспечной свободе чайки и солнце ласкало горячими лучами остров архипелага, - там место казалось раем, прекраснейшим из оазисов. Демонесса уютно устроилась в тени пальмы, по кошачьи подвернув под себя ноги и облокотившись спиной о ствол дерева, лениво вглядываясь вдаль. Она не разделяла этой гармоничной красоты природы, не умела в полной мере ею наслаждаться, хотя по прежнему, точно малый ребёнок, училась чувствовать этот мир так, как делают это люди. Во многом этому способствовало её окружение, преимущественно состоящее из людей и эльфов. Не смотря на свою нелюбовь к последним, Люцифера даже научилась жить с ними в мире, с удовольствием слушая байки ушастых про очередных монстров - обитателей девственных лесов или подводных глубин. Вообще было довольно весело, правда прежде, чем она разграничила для себя "что можно" и "что нельзя", ей пришлось пережить несколько не слишком приятных моментов. Иной раз легче было провалиться сквозь землю - а, если быть более точной, сквозь палубу воздушного корабля, - чем слушать вполне справедливые замечания капитана. Но ведь научилась же.
Да и вообще - жаловать на жизнь не приходилось. Частые поединки с алхимиком вносили существенное разнообразие в мирное течение будней. Никогда было не угадать, что от него ждать в следующую минуту. Но это было даже забавно. Она точно стала его хвостом. Хотя определение - тень, было более культурным. Зачастую, сидя где-нибудь в углу каюты на подушке, она вполуха слушала его разговоры с членами команды или очередную разборку чертежей. Она абсолютно не понимала этого, равно как ей было чуждо и морское дело, а потому частенько развлекала себя тем, что совершенствовала свои акробатические способности. Ей было весьма любопытно внедрять такое в поединок. А еще она любила наблюдать, как он играет с сыном. Это было так странно - видеть привязанность несмышлёного ещё ребёнка к отцу, ведь малыш совсем ничего не понимал, но тянулся к родителю, выделяя его из всего своего окружения. Сама демонесса никогда не приближалась к ребёнку ближе, чем на расстояние: дитя на кровати - она в проёме двери. Боялась чего-то, да и не хотела провоцировать ни себя, ни алхимика. Отношения с ним вообще складывались достаточно интересно, по крайней мере - для неё. Что творится у него на душе она не знала, а вот собственные чувства с трудом поддавались контролю со стороны разума. Но поддавались, особенно когда было, чем занять руки и голову.

Явно пригревшись на солнышке, девушка, прищурившись, смотрела на присевшего рядом учёного.
- Владыке неба не хватает воздушного пространства и он решил посягнуть на морские просторы? - шутливо протянула Люцифера, едва заметно рассмеявшись. На море явно начало какое-то движение, заставившее демонессу заинтересованно выпрямиться, всматриваясь вниз. С её скромной точки зрения было как минимум нечестно - не оставлять неизвестному ей судну ни малейшего шанса. Зачем капитану Лефиафана было нужно устраивать это действие, она не знала. Да и не стремилась узнать. Всё, что нужно было - он ей сообщал, остальное её нисколько не заботило. - Ты хочешь добить лежачего? - усмехнулась она на предложение алхимика. - Ты жесток, Дориан. Может быть на этом судне мирные торговцы, - вздохнув, наивно предположила девушка, раздумывая над предложением. - Ладно, когда это я отказывалась от возможности помахать ржавыми зубочистками, - нехотя буркнула она, явно не желая расставаться с пригретым на солнышке местечком. - Ты со мной? - демонесса все таки поднялась, сладко потягиваясь. Её неумолимо клонило в сон.

Отредактировано Люцифера (Четверг, 16 июня, 2011г. 20:06:54)

0

20

На все вопросы демоницы алхимик отвечал улыбкой. Потом, когда все закончится, он ей расскажет о смысле всего этого представления. Сейчас же времени на болтовню не было.
Внезапность нападения привела судно без флага в смятение. На корабле началась отчаянная суматоха: звенела труба, раздавались крики команды, люди сломя голову, натыкаясь друг на друга, кидались занимать места, указанные их опрометчивым капитаном. В этой суматохе поворот на другой галс потерпел неудачу, драгоценное время было упущено, и судно едва двигалось с лениво повисшими парусами. В отчаянии капитан поспешил поставить корабль по ветру, полагая, что это — единственная возможность избежать западни. Но в этом закрытом месте ветер был слишком слаб, и попытка капитана не удалась.
Галеры летели наперерез пирату; боцманы без устали работали плетьми, заставляя рабов до предела напрягать мускулы, и жёлтые вёсла с бешеной скоростью мелькали в воздухе, вздымая серебристую пыль.
Всё это Дориан Гроуз успел заметить, пока в сопровождении Люции и корсара покидал "заоблачное" убежище, сослужившее ему верную службу. Он перебегал от красного дуба к пробковому дереву и от пробкового дерева к красному дубу, перепрыгивал со скалы на скалу, спускался с уступа на уступ, руками цепляясь за траву или выступающий камень, с быстротой и ловкостью не свойственным человеку.

Наконец он спустился на берег, в несколько прыжков оказался у самой воды и, пробежав вдоль чёрного рифа, поравнялся с галиотом, который корсары оставили в укрытии. Галиот ожидал его, стоя на глубокой воде на расстоянии длины весла от скалы. Когда он появился, вёсла приняли горизонтальное положение и застыли. Гроуз прыгнул на них, его спутники последовали за ним - в этом не было сомнений, и все трое добрались до фальшборта. Перебравшись через него, алхимик оказался на палубе, в проходе между скамьями гребцов. Боцман и два его помощника побежали по проходу, щёлкая длинными плетьми из буйволовой кожи. Вёсла пошли вниз, галиот сорвался с места и полетел следом за двумя галерами.

С саблей в руке алхимик стоял на носу немного поодаль от толпы шумных, разгорячённых корсаров, которые с нетерпением ожидали той минуты, когда они смогут наброситься на своего противника. По реям и вверх по вантам карабкались лучники. Впереди сражение уже началось. В спешке жертва сделала только один выстрел, не достигший цели, и корсары уже зацепили абордажными крючьями корму ее левого борта. Тучи смертоносных стрел осыпали ее палубы с салингов галеры, а по обоим бортам карабкались толпы разгорячённых разбойников, нетерпение которых было особенно велико. К корме жертвы спешила вторая галера, чтобы подойти к ней с левого борта.
Когда галиот подошёл к борту галеона, сражение было в  самом разгаре. Перепрыгнув на палубу жертвы, алхимик дал волю своему оружию. Подумать только, он прожил столько десятков лет, и даже не представлял, что битва может быть столь сладкой. Он рубил от плеча, с размаха, зная, что единственная возможность победить сейчас - это не дать противнику прийти в себя. Краем глаза пытаясь отыскать Люцию, Гроуз отступил под натиском трех головорезов к капитанскому мостику. Пихнув ногой бочку, заставил ту покатиться под ноги нападающим, а сам, улучив момент, взбежал вверх по лестнице на ют.

Интересно, что сказала бы Люцифера, узнай, что целью всего сегодняшнего безобразия было только одно - поссорить двух пиратских баронов, заставив вцепиться друг другу в глотки? В планах алхимика вообще не было победы ни для одной из сторон - и те, и другие должны быть твердо уверены в том, что виновата другая сторона... Роль и влияние дома Гроуз в этой потасовке должна быть забыта как можно быстрее. И было бы вовсе прекрасно, если бы всех, кто был в курсе "случайно" убили... Собственно, за этим и искал алхимик бестию - чтобы передать ей важное поручение.

0


Вы здесь » FRPG Энирин » Путешествия » "Левиафан": воздушная крепость


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно