FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Окрестности Илсэ » Посольство Джера. Особняк Эммануэль и Эмиля.


Посольство Джера. Особняк Эммануэль и Эмиля.

Сообщений 1 страница 20 из 73

1

Свернутый текст

http://fc03.deviantart.net/fs70/i/2010/297/9/c/belmont_mansion_by_existentialdefiance-d31gjlh.jpg

Большой и красивый особняк, который сзади весь окружен садом. Спереди же, у подъезда к зданию, можно увидеть большую аллею красивых тюльпанов, а дальше, - алых как кровь роз. Классический лепной декор делает каждый угол поместья уникальным. Толщина стен с семьдесят два  сантиметра. В здание одним из основных элементов архитектуры является кровля, выполненная в готическом стиле. Только ручной труд мастеров, отвечает всем необходимым требованиям. Лестница из мрамора ведет к главному входу. Открыв парадную дверь, обращаешь внимание на богатую обстановку и просторные помещения. Ни для кого не секрет, что камин в доме не только делает жилище более стильным, но и служит своеобразным избавлением от многочисленных стрессов в повседневной жизни. Камин - не просто источник тепла, он магически рождает удивительную атмосферу внутренней гармонии и покоя. В дом, где есть камин, хочется возвращаться снова и снова. В поместье около восьми каминов. Всего в поместье двадцать одна комната, из которых восемь гостевых, пять, предназначены для хозяев дома и восемь комнат для многочисленной прислуги. В каждой хозяйской и гостевой комнате есть дверь, ведущая в личную ванную комнату. Для прислуги она общая, на втором этаже. На первом этаже находится зал для приемов, столовая, кухня и веранда. На втором этаже помимо комнат две библиотеки и кабинет Эмиля. В спальне хозяина и хозяйки небольшой балкон с видом на сад. Вместо чердака в поместье довольно большие мансарды, где можно отлично отдохнуть, любоваться луной и звездами. Так же в здании есть старинный винный погреб, в котором находятся сорта самых различных вин, годы которых пересекли отметку сто. С правой стороны от особняка расположена небольшая конюшня. Слева, если пересечь сад и выйти из него, можно попасть на большую поляну, масштаб которой позволяет свободно передвигаться на лошади, не загоняя себя в рамки. Вокруг всей территории особняка дежурит многочисленная охрана, под которую построено отдельное помещение.

Свернутый текст

http://th08.deviantart.net/fs51/PRE/f/2009/330/c/8/The_Apple_by_Lleayhe.jpg

Широкое и светлое помещение, сделанное в черных, серебряных и золотых цветах, в котором спят Эмиль и Эммануэль. В помещении много растений и цветов, что придаёт живой и цветущий вид. У стены стоит изящная двуспальная кровать, застеленная черными и красными шелковыми простынями, по бокам от которой стоят тумбы с магическими лампами. Недалеко от кровати - сбоку, стоят пара кресел и журнальный столик. Перед креслами же находится камин выполненный из настоящей каменной кладки. В камине постоянно поддерживается магический огонь, который не задымляет помещение, но весьма хорошо греет в зимнее время. Напротив кровати широкий балкон с видом на сад, впускающий свет в спальню. В самой же спальне достаточно много окон, которые в дневное время суток прикрыты тяжелыми бархатистыми занавесками темно-синего оттенка. В отдельном помещении стоит платяной шкаф из красного дерева в готическом стиле. У стены, с боку от кровати, стоит комод с зеркалом, обшитый снаружи золотом. Посреди помещения находится дубовый кофейный стол с серебряным чайным сервизом на двоих, возле которого пара стульев из красного дерева. В комнате есть две толстые дубовые широкие двери, ведущие в просторные залы особняка и в ванную комнату. Сама ванная выполнена из белого мрамора и обшита золотом. Эмиль распорядился, чтобы это было единственное помещение куда будут внесены небольшие корректировки. Под давлением на второй этаж, через трубы в ванную комнату нагнетается вода, быстро заполняя небольшой бассейн на двоих, что находится в ней. Предварительно, конечно, она разогревается до определенной температуры.

Свернутый текст

http://islamasevgi.files.wordpress.com/2008/07/cennet_gibi1.jpg

Позади особняка находятся обширные сады и угодья. Величественные кроны деревьев вздымаются высоко в небо, почти касаясь своими верхушками облаков. В саду родителей Эмиля и Эммануэль находились почти все виды растений, что смогли прижиться в этих погодных условиях, поэтому сестренка максимально хотела воссоздать первозданный вид их сада, в котором они когда-то в далеком детстве так долго играли вместе. Здесь произрастают лилии, орхидеи, тюльпаны и их любимые розы. Сад буквально пестрит разнообразием запахов и красок в буквальном смысле являясь произведением искусства. Посреди сада вымощена каменная дорожка, ведущая сквозь всю территорию угодий. Где-то в центре находится небольшой пруд, через который ведет каменный мостик. Воза поступает в пруд по подземным трубам и затем стекает в небольшую речушку, через водопад. Речка протекает через небольшой сад камней. В ней водятся множество видов рыб, в том числе и редких видов, выплывая в дневное время суток погреться на солнышке, они заставляют воду переливаться и отблескивать солнечные блики своими чешуйками. Небольшой искусственный водопад создает постоянную радугу раскидывая капельки кристально чистой воды вокруг. По всему саду разбросаны десятки беседок выполненных из дуба и окрашенных белой краской. Все вокруг наполнено жизнью и гуляя по угодьям особняка, каждый сможет найти для себя что-то по душе.

Отредактировано Эмиль Кристоф (Пятница, 16 марта, 2012г. 00:26:54)

0

2

Зал весь в свечах и зеркалах
Хрустальный звон бокалов.
Хозяин дома объявил
Раздолию начало!

Свернутый текст

http://s54.radikal.ru/i146/1203/73/6b91c2b33c97.jpg

На всех улицах Илсэ было развешано такое объявление. Отдельно царственным особам Альтанара прислали конвертики с приглашениями. Новостями о бале пестрили газеты, так что весь Илсэ и близ лежащие районы были оповещены о мероприятии.
Особняк, отстроенный несколько сотен лет назад заново, сегодня преобразился. Давненько в нём не устраивали пышные банкеты, так что хозяева постарались на славу. Сотня огней, свеч, фонарей освещают старый особняк и территорию перед входом. Всё сияет, как днём, так что гости могут насладиться видом цветущей зелени перед входом и прекрасным фонтаном. Гостей встречает толпа слуг, которая с радостью примет у них лёгкие накидки и шляпы. Кареты ставятся чуть поодаль и в эту ночь их будет много, ведь особняк находиться на достаточном расстоянии от Илсэ. Сегодня пускают всех прилично одетых господ, так что если вы имеете в своём гардеробе богатый костюм, двери открыты.

Свернутый текст

http://s019.radikal.ru/i609/1203/72/29527e5c7e1b.jpg

Встречает вас небольшой холл и сам зал, где и будет проходить торжество. Зал украшен золотом, а потолок представляет собой огромную экспозицию - картину. Позолоченные люстры горят свечами хорошо освещая зал. Большее пространство пустует, отведенное для танцев и праздной толпы. С правого бока у стены небольшие накрытые столики с закуской и напитками. Вдоль стен стоят сидения для уставших гостей и находятся несколько лож, предназначеных для царских особ. По залу лавируют хорошо одетые официанты с напитками, предолгая их гостям. Слева сидят музыканты. Пока не начался бал, разносится лёгкая и приятная музыка. Хозяева обещают салют в конце вечера и вкусный десерт в виде редкого блюда, под названием «Мороженое», а также множество разнообразных деликатесов.

Несколько правил для гостей:
1. Дресс-код. На Бал пускают всех желающих в нарядных, изысканных костюмах. Они могут быть просты, но не могут быть вызывающи, неопрятны, растрепаны.
2. Молодой человек, как и девушка, принимая приглашение на бал, берет вместе с тем на себя обязательство танцевать. В случае недостатка в кавалерах или дамах обязанность танцевать падает на каждого. Выказывать неудовольствие или дать заметить, что танцуешь по необходимости, крайне неприлично. Напротив, тот, кто хочет сделаться любимцем общества, должен всей душой предаться удовольствию и танцевать с любым партнером. 
3. На балу ни на минуту не забывайте, что выражение лица должно быть веселым и любезным. Унылое или злое лицо на балу - то же, что пляска на поминках. 
4. Споры и размолвки, возникающие между кавалерами, должны улаживаться за пределами бальной залы.
5. На балу не место оружию, поэтому не берите с собой весь ваш арсенал.

Пока собираются гости, играет легкая расслабляющая музыка:

Свернутый текст

Отредактировано Эмиль Кристоф (Понедельник, 12 марта, 2012г. 21:01:46)

0

3

Любопытство - не просто порок. Это залог невероятной головной боли и бесконечных сожалений. Именно это и было определяющими элементами для описания духовного и физического состояния Джейка. Да, впервые за долгое время дампира привлекло светское событие. Он никогда не был на балах. Вархайт и сейчас не ощущал, что горит желанием, поскольку отдалённые представления об этом демоническом ритуале слышал, но в последнее время подходящей работы не было. И тут как под стать - оказался в Илсэ. Такое событие определённо стоит, чтобы его пропустить, но любопытство... Хотя вероятно наибольший фактор сыграл на том, что ему было просто было нечем заняться. И подумал отважны воин, мол была-небыла и отправился в джерское посольство, предварительно заказав себе в ателье костюм и отправив тигра на прогулку по окрестностям, ибо присутствие таких гостей на балу определённо не планируется.
Сейчас Джейк нервно дёргал плечами, сжимаемыми тканью тугого пиджака, под которым был ещё один слой ткани, именуемый рубашкой. На ногах его были чудовищные штаны, гордо носящие название брюки и сковывающие нервы статическим электричеством. Однако куда более ужасный эффект был от этих двух жёстких колдобин, называемых туфлями. Мать честная, даже латные поножи носить приятнее и не так болезненно! Но самое ужасное... жестокое... и невыносимое... этот тиранически обвившийся вокруг вокруг шеи и непрерывно душащий кусок ткани с леденящим кровь названием - галстук... какой-то по словам портных наипоследнейший писк моды. Не проще ли сразу удава на шею натянуть?? А что, хотя бы честно. Эти балы похлеще изматывающих марш-бросков по лесу, переполненном кровожадными тварями. Даже не знаешь - под какую категорию их определить, тренировок с максимальным уровнем смертности или самых изощрённых пыток, которые каким-нибудь там миролюбивым ангелам вроде дроу не виделись даже в самых желанных сладких грёзах.
Джейк был одним из первых гостей, посему довольствовался вином, плещущимся в бокале - единственным приятным моментом за весь вечер. А ещё пытался наслаждать слух мелодией оркестра, проносящейся под сводами зала. Хотя когда краем уха услышал, что мелодия носит название "Минуэт", то до был до того "восхищён", что даже чуть не начал испытывать отвращение к вину, благо что красному. В целом он решительно не знал, что делать, стоя особнячком у широкого и глядя на сад, изредка бросая взгляд на присутствующих и вновь пришедших. С одной стороны было бы хорошо встретить кого-нибудь из знакомых, сведущих в местных забавах. С другой же, как-то неудобно представать перед кем-то из них в таком виде. В прочем, если портные не обманули, то одет он сейчас просто неотразимо и по всем стандартам последней столичной моды.
Осталось только определиться - либо воины не созданы для подобных видов досуга, либо это наиболее трудное для них испытание. В прочем, вероятно тут может произойти нечто значимое. Так почему бы не поприсутствовать и не понаблюдать. Да и в конце-концов, всякое может произойти.

+1

4

Тень, свет, темп убыстряется, все в восхищении! Тень, свет, сердце вдруг оборвалось. Бал – это чарующий момент для молодых сердец. Бал – это, прежде всего праздник и танцы. Бал – это место где для многих девушек сбываются мечты…
Не счесть сколько за свои века повидала подобных мероприятий Эммануэль. Но никогда она не забудет свой первый бал у тогдашнего правителя Джера. И вот это ощущение лёгкого волнения, было у неё каждый раз перед выходом в свет. Возможно виною тому её нелюдимость, благородное затворничество себя от общества. А может неприязнь к большим скоплениям. Но это лёгкое волнение, когда внутри, будто бабочки пляшут, осталось и по сей день. Она долго готовилась к этому дню, но не потому,  что хотела мира с людьми и собиралась это отпраздновать. В первую очередь она готовила бал для своего брата. Они так и не отпраздновали свою победу, захват власти и прочее. С той самой ночи, они вообще мало видели друг друга. Брат улаживал политические дела, а ей была уготована роль временного заместителя в Джере, ибо первый советник и учитель Эмиля, Рохан Гримм, сам был занят войной и захватами ближних земель. В итоге, Эмми стала неким проводником между народом и королём на то время пока он был в разъездах.
Они часто писали друг другу письма. Каждое его письмо начиналось со слов любви к своей сестре и, о Хакар, как же она ждала от него этих писем. В них читалась и страсть и безграничная нежность. Кроме этого он делился с ней последними новостями и политическими делами, даже иногда спрашивал её совета. Так прошло не много ни мало, но двадцать лет. Что есть время для вампиров, тех, кто привык жить вечно? Двадцать лет - это всего лишь капля в песочных часах вечности.
Неделю назад ей пришло очередное письмо от брата, который заключал с Илсэ мирный договор. Он просил приехать в их родовой особняк и помочь в обустройстве одного мероприятия. Отказать своему королю девушка не смогла, а поэтому, собравшись в путь, отправилась в Альтанар. Приехала на днях и сразу с головой окунулась в дела. Но она не могла не вспомнить момент, когда подарила этот особняк брату. Много лет назад, Эммануэль восстановила стены их родового поместья, но подарить его брату, как первенцу и главе семье, смогла лишь после коронации. Она тогда совершила просто неимоверно глупый поступок и практически украла короля, увозя его тайно в Альтанар. Всю дорогу они вспоминали прошлое и обсуждали будущее, но в конце она завязала ему глаза своим шарфиком и, взяв за руку, вывела из кареты. Эмильен был заинтригован, ещё бы, сестра украла его от дел, от трона и увезла в неизвестном направлении. Сняв повязку он долго молчал, с грустью смотря на стены особняка. Он был старше, он помнил лучше тот страшный день, когда они потеряли родителей. Эмми обняла брата и поцеловав в щёчку, произнесла: не стоит грустить о прошлом, когда тебя ждёт безоблачное будущее. Времени у них было мало, их уже догоняла охрана Джера, личная охрана короля. Сколько же тогда шуму было, когда прямо после коронации монарх исчез. Потянув братца за ручку, они быстро пробежали особняк, и вышли в сад. Единственное, что не стала менять Эммануэль. Сад остался таким же, как и много лет назад… их сад. Именно там их и нашла стража.
Воспоминания…сейчас она вдруг вспомнила этот момент и улыбнулась. Повсюду была суета, дом готовился к приходу гостей. Одна из её фрейлин подавала ей драгоценности, в которые облачалась принцесса. Отражение зеркала показывало молодую девушку, которой и больше двадцати дать нельзя. Миловидное личико, глазки, что были подведены, пышные ресницы, алые и такие притягательно пышные губки. Немного надменное выражение лица, но это привычный облик графини Кристоф. Диадема из чистого золота венчала её лоб, на тёмные, словно ночь волосы был надет головной убор, из такого же метала. Это была не корона, но украшение напоминало именно её.  Волосы не лежали, как было модно в причёске, а свежей волной спускались по плечикам. Платье же было нежно белого оттенка с переливом в розовый. Чистый шёлк обтягивал миниатюрную фигурку, причём не было видно корсета, казалось,  всё платье держится на золотых вставках, что плотно сжимают грудь и спинку принцессы. Достаточно откровенный вырез, не скрывал упругие бугорки грудей. Спина так же наполовину была обнажена и массивное украшение, что обхватывало шейку принцессы немного прикрывало бледную кожу. На руках были такие же золотые вставки, что и держали платье, они обручами обхватывали ручки Эмми выше локтя. Красная накидка скрывала всю эту откровенность и словно мантия была накинута на плечи. Чудесно переливался шёлк в свете тусклых свечей, и принцесса блистала, словно алмаз. Она напоминала фарфоровую куколку, если учесть её небольшой рост даже на каблучках. Милое и в то же время пугающее создание.
- Принцесса вы прекрасны. – Охнула одна из её служанок, отходя от царственной особы и окидывая её взглядом. Как же ей хотелось услышать такие слова от брата. Ради него и наряжалась уже несколько часов.
Гости начали постепенно стягиваться со всех краёв Альтанара. Шум карет, смех дам, лёгкая музыка уже играли в зале. А в животе у Эмми летали бабочки и не давали ей успокоиться. Понравиться ли королю её вид? Соскучился ли он по ней? Понравиться ли ему сам бал? Сможет ли она с ним потанцевать? Столько вопросов и все вертелись в голове. Ей принесли бокал свежей крови, который девушка заказала перед самым выходом. Смотря в тягучую жидкость, вампиресса улыбнулась и в секунду успокоилась. Общество людей не страшнее общества вампиров. Не ей нужно волноваться, а людишкам, что наполнят их особняк в эту ночь. Ах, как же хотелось свершить кровавую вендетту за их родителей, но Эмма понимала, что сейчас между их государствами мир. Выпив до последней капли угощение, она поставила бокал на столик и подобрав юбки платья вышла из своей спальни.
– Бал! – пронзительно крикнул кто – то и бал упал на нее сразу,  в виде света, вместе с ним – звука и запаха. Звеня каблучками изящных туфель, хозяйка вошла в ярко освящённый зал. – Принцесса Эммануэль Кристоф. – Громко объявили  в зале, как только она показалась из дверей. Эмми вышла раньше всех, даже короля ещё не было видно, так же и зал был на половину пуст и лишь несколько десятков людей наполняли его, склоняясь в реверансе при виде принцессы Джера. Взглядом Эммануэль искала своего брата, но так его и не нашла. Около одного из окон зала была отведена специальная ложа для царственных особо Альтанара и Джера. Рядом с этим местом стоял в одиночестве какой - то джентльмен, смотря печально в окно.  Именно к царственной ложе и направилась принцесса, прикрываясь веером из красных перьев. Её приветствовали кивком головы и смолкающими разговорами. Лёгкая музыка играла в такт её сердечка и стука каблучков. Она рассчитывала запоздать слегка, и уж точно не думала, что выйдет раньше братца. На пол пути пред ней вырос какой - то Альтанарский денди, весьма миловидной наружности и поклонившись молвил:
- Принцесса мы не знакомы, но я позволю себе наглость взять с вас обещание подарить мне танец, когда начнется бал. - Эммануэль немного растерялась, но ведь это был бал, а значит придёться танцевать...реверанс, скромно опущенные реснички и глаза.
- Сударь, я с радостью обещаю вам свободный танец.
- Если мой король хоть один оставит кому - нибудь. - Ах, как хотелось в это верить. Улыбку скрыл веер, а ей всё ещё не давали проходу и это только начало вечера. Бал обещал ей много забавных моментом и тысячи разных встреч, не говоря уже о сотни знакомств.

Отредактировано Эммануэль Кристоф (Понедельник, 12 марта, 2012г. 21:27:26)

+1

5

Объявление на плотной бумаге с золотым тиснением – большая редкость даже для столицы. Обычно на такой бумаге знатные дома рассылают друг дружке приглашения на свадьбы своих несчастных детей, но сегодня доктор собственными глазами видел такое объявление на каменной стене одного из домов недалеко от рыночной площади. Золотистый листок надменно взирал на него с мрачной, нависающей столетним камнем стены, словно бросал вызов, словно цедил сквозь зубы: «Челяди сюда нельзя». Кале осторожно оторвал листок со стены, перечитал его содержание еще раз и про себя поспорил с листком: «Это мы еще посмотрим», и спрятал объявление в карман. Бал, куда приглашается любой желающий, - рискованное предприятие для его организаторов, ведь любым желающим может стать по-настоящему любой.

Доктор видел эти объявления еще за неделю до назначенного времени и всю неделю колебался. С одной стороны, он ненавидел фальшь светских мероприятий, лицемерие и напыщенных высокородных индюков, с другой, хорошие связи в высшем обществе еще никому не мешали. Лечить богачей не только выгодно, но и чертовски приятно: все эти богатые интерьеры, кроткие миленькие служанки, ароматы заморских пряностей в спальнях дам и дорогого вина и бренди в спальнях джентльменов – это, бесспорно, лучше запаха гноя, пота и нечищеных зубов. Поэтому, как бы сильно доктор Кале не любил светское самодовольство, он все же решился поехать на этот бал. Из шкафа был извлечен выходной костюм, начищены до блеска туфли, три капли «Эйфории» на шею и еще две на запястья, запонки с аметистами, шелковый шейный платок, идеально гладкий, почти блестящий подбородок… Доктор даже в честь праздника снял с правой руки свой бессменный агрегат со скальпелем. Он идет танцевать, пусть даже на праздник к вампирам, оружие ему там не понадобиться. Хотя на секунду он все-таки усомнился в честности королей Джера, но потом решил все же, что скопление высокородных особ не позволит им отобедать гостями, поэтому, пусть и с тяжелым сердцем, но расстался с механизмом. Чтобы не запачкать ботинок, доктор вызвал экипаж и на нем уже добрался до загородного особняка вампиров.

Нужно признать, что особняк поразил доктора, привыкшего к плотной застройке в столице: огромный, поистине огромный дом глядел на него желтеющими проемами окон в конце длинной аллеи, усаженной цветами, выкатывал язык мраморной лестницы, зазывая гостя к себе во чрев. Доктор не торопясь прошествовал от оставившего его перед воротами экипажа до этого мраморного языка, поднялся по нему и под приветствие услужливого швейцара попал, наконец, внутрь. Свет, звук, мелькание лиц и тел, роскошь убранств и нарядов, ароматы со всех концов света разом обрушились на него и увлекли в водоворот светского раута. Дамы, одна другой краше, в лучших нарядах от лучших портных, с замысловатыми прическами, сверкали бриллиантами и улыбками. Их кавалеры-фрачники сверкали только своими туфлями и атласными лацканами. Люстры на потолке сверкали гранями стеклянных фигурок, официанты сверкали бокалами с красным, розовым, белым вином, простым и игристым. В первом танце уже кружилось несколько пар, но большая часть гостей расположилась вдоль стен, разглядывая друг друга, ища старых знакомых. Дамы собирались небольшими кружками и щебетали, целовались и обменивались свежими сплетнями. Господа пытались изображать на каменных лицах непринужденность, перебрасывались друг с другом пустыми фразами, некоторые, правда уподобились дамам и тоже азартно обсуждали чужую жизнь.

В зал вошла королева вампиров – потрясающе красивая молодая женщина в откровенном платье с миллионом деталей декора. Она оглядывала людей, ища кого-то взглядом, пока светские особы склонялись перед ней в поклонах и реверансах. Видимо, кого искала не нашла, заметно погрустнела и направилась к окну, на пути к которому ее и перехватил какой-то франт, пытаясь увлечь на танец. Доктор проследил взглядом до окна и царской ложи и заметил там джентльмена, нервно передергивающего плечами, затравленно озирающегося по сторонам и печально вздыхающего. Похоже, что этот человек не любил светских вечеров еще больше, чем доктор, и уж точно бывал на них не чаще Кале. Доктор протиснулся сквозь обсуждающих что-то столичных снобов к официанту с подносом игристого белого вина, взял бокал и вновь бросил взгляд на человека возле ложи. Возможно, он из вояк – телосложение подходящее – это объясняет его скованность на балу и неприспособленность к таким вечеринкам. Доктор вдохнул винный букет, его перебивал сладковатый с нотами имбиря, шалфея и пачули запах парфюма. Пришлось пить, чтобы оценить достоинства вина. Вино оказалось слишком кислым для игристого. Человек у ложи снова повел плечами и тоскливо глянул в окно. Доктор решил пока не досаждать незнакомцу своим обществом и отвернулся, разглядывая прочих гостей.

+1

6

Ведьмак не стал заморачиваться на счет того что одеть на бал, пусть местные франты бегают по портным и заказывают эти глупые костюмы, каждый из которых может стоить небольшого состояния, ну а женщины, это мечта любого разбойника с большой дороги, с этих высокомерных и одновременно ветреных особ, можно было столько украшений с камушками снять, что хватило бы на безбедную старость.
  Одев свой повседневный серый камзол без лишних украшений, если конечно не считать черного ремня с серебряной бляшкой, ведьмак до блеска начистил черные сапоги из мягкой кожи, немного подумав прицепил к поясу нож из светостали в ножнах, как элемент костюма это оружие могло сойти, жаль конечно что нельзя было пронести более внушительное вооружение, ну да ладно, он даже вытащил скрытый в рукаве метательный нож, что бы лишний раз не рисковать.
До особняка Чтец решил добираться на наемном экипаже, прибыть верхом было бы дурным тоном, да и в случае чего жаль было бы оставлять коня в особняке, ведь если люди в основном ехали туда веселиться, то ведьмак преследовал другие цели, и вполне возможно ему придется в спешке покинуть не только мероприятие, но и саму столицу.
  Войдя в бальный зал, ведьмак бы ослеплен всем блеском и великолепием убранства, которое затмевало все предыдущие балы, на которых ему приходилось бывать, да и можно ли сравнивать балы которые давали провинциальные дворяне с королевскими. Наконец таки с ориентировавшись Чтец  добыл себе бокал красного вина, и стал не спеша прогуливаться по залу, как и многие другие, как будто ища знакомых, но на самом деле он примечал где может находиться охрана, и куда в случае чего можно будет скрыться, он даже подошел к окну выходящему в сад, словно хотел  полюбоваться садом и не заметно проверил легко ли открываются ставни. 
  Но вот его взор упал на принцессу джерскую, Дейдар с минуту полюбовался юной красавицей из далека и наконец решил подойти, благо Эмиля еще не было видно, да и хотелось увидеть ведьмаку лицо вампира в этот момент, хотя особых надежд он не питал, вполне возможно граф, а теперь король давно забыл про него, не восприняв его слова в серьез.
  Сударыня, как я и говорил, вы жемчужина этого вечера – мягким голосом произнес Чтец и не обращая внимания на франта находившегося рядом, склонился что бы прикоснуться губами к холодной руке принцессы. Как видите проигнорировать ваше вчерашнее приглашение был вне моих силах, и как опрометчиво со стороны вашего брата оставить вас в одиночестве – улыбаясь заметил ведьмак – позволите на зависть всем мужчинам составить вам компанию?

+1

7

Казалось бы, прошло уже двадцать долгих лет с того момента, когда Эмиль захватил власть в Джере. В памяти вампиров тот день стал сном, ибо впереди стояли более высокие и сложные цели. Джер шел по пути завоеваний семимильными шагами. Развитие техники, новые войны, захваты, подписание политических договоров и петиций. За эти годы Эмилю едва ли выдалось провести хоть одну ночь спокойно... так, как он мог позволять делать себе это прежде. Наконец его труды начинали приносить плоды. Пошли первые победы, первые успехи, он хотел лучшей участи для своего народа и, порою. забывал о своем собственном счастье. А, Хаккар подери, как же хотелось послать все в бездну и отправится к той единственной, ради которой он все это делал на самом деле, которую любил, без мыслей о которой не мог прожить и дня. Но, было нельзя. Такова была их судьба и они вновь должны были разлучиться на эти долгие двадцать лет, чтобы потом наслаждаться вечностью наедине друг с другом. Они не виделись так давно, но счастья, которое он испытал в тот не долгий миг их последней встречи хватило, чтобы то пламя, которое горело в его груди не погасло за эти годы. Оно согревало его черную душу каждую ночь и не давало забыть о своем обещании данном сестре не на секунду. События того самого дня, когда Эмиль стал королем вновь и вновь прокручивались в его голове. Как же так могло произойти, они же победили, они же справились и вот, вновь им предстоит расстаться. Но, Эмиль был готов ждать вечность, зная, что в конце пути, его будет ждать её улыбка, её любящий взгляд, которые заставляли забыть обо всем на свете и отдаться воле чувств.
Не мог он забыть и тот день... Ту поезду с сестрой. Еще тогда ему показалось странным, зачем же им нужно срываться, почти сразу после коронации, и отправляться в столь далекий путь в Альтанар. Неужели их вызвала королева, но почему тогда он об этом не знает? Или, может, сестренка просто захотела увидеть Илсэ - город в котором Эмиль провел большую часть своей ссылки. В любом случае, Эммануэль не признавалась, да и он не требовал ответа, ему было достаточно её милого взгляда и прекрасной улыбки, чтобы он согласился на все без слов. Дорога туда выдалась легкой, они болтали без умолку и, пожалуй, это был самый длинный их разговор за все это время. О стольком хотелось спросить, столькое рассказать, лишь тогда Кристоф понял, как на самом деле мало было у них времени, чтобы просто поговорить. Но, путь наконец был окончен. Они пересели в экипаж и куда-то направились. Сестренка не давала даже краем глаза взглянуть, куда они направляются, а после, вовсе завязала ему глаза. Эмми вывела брата из кареты держа за руку, после чего сняла повязку. Эмиль был ошеломлен. Он увидел поместье своих родителей... их родовое поместье - оно было как новое, абсолютно новое. Он не мог поверить своим глазам. Сестренка стояла позади него, а у старого графа не оказалось ни одного слова, которое он мог бы сказать в это мгновение. го душу переполняли чувства, вызванные воспоминаниями. Он вспомнил улыбку матери, наставление отца, вспомнил их частые прогулки по саду с сестрой... и то, что их лишили всего это в один миг. Всего несколько фанатиков превратили их в жизнь в ад и обратили все мечты в пепел. Вампир даже не мог заплакать, хотя скорбь заполнила его душу. он прокручивал все события того дня, как он бежал с сестренкой по саду, как держал её за руку, её смех, улыбки родителей и огонь... кроваво-красные языки пламени вздымающиеся высоко над их домом, плачь сестренки и крики прислуги, а затем тишина. В этот миг, Эмильен лишь склонил голову и слегка усмехнулся. Ведь он не раз заезжал сюда раньше и это место не приносило ему ничего кроме горечи и чувства отчаяния. Но, теперь, он вновь здесь. Стены особняка, как и прежде гордо вздымаются в небеса, рядом стоит его возлюбленная сестренка и этот особняк вновь может наполниться радостью. Но, кто же знал, что для этого потребуется целых двадцать лет.
И вот, наконец, настал тот самый день, ради которого Эмиль жил все эти двадцать лет в разлуке с сестрой. Наконец, можно было на миг отвлечься от постоянных войн и посвятить всего себя ей. Сегодняшний день, должен был стать знаменательным событием для всех тех, кто будет присутствовать на балу и для двух королевств, ради которых он и был сделан. Эмммануэль прибыла в поместье, вслед за братом уже довольно давно, но из-за постоянной суеты и подготовки к празднику им так и не удалось даже мгновение провести вместе, поэтому, сегодня Эмиль хотел наверстать упущенное. Все уже с самого утра бегали  и суетились заканчивая приготовления, а Кристоф, решил все же подарить себе мгновение покоя, ибо он король, а король сам выбирает, когда у него выходной, да и даже им приходится иногда расслабляться, чтобы не сойти сума. Сестренки не было видно весь день, все приказы и поручения были отданы, а сам владыка Джера решил поспать в своей ванной. Наполненный теплой водой бассейн, на ступеньках, упершись спиной и поддерживаясь руками о бортик, лежал Эмильен. Голова его была слегка откинута, рот открыт, а на веках закрытых глаз лежало два кусочка огурца. Король спал, слегка похрапывая и наслаждаясь покоем, который так был ему нужен. В этот момент в ванну врывается слуга и кричит на Эмиля. от чего тот дернувшись просыпается. Один из кусочков падает в воду, - Что? Кто здесь? Где я? - недоумевающе крикнул он и осмотрелся по сторонам, затем обратился к слуге, снимая второй кусочек с глаза и закусывая им, - А, это ты. Если ты хотел посмотреть на голого короля, то мог бы просто попросить. Я и попозировать могу, - усмехнулся он, но слуге по всему видимому было уже не до смеха, - Господин, бал начался, вас все давно ищут, - вскрикнул он, - Что? Какого Хаккара меня не разбудили раньше, идиотики? - крикнул Эмиль и обнаженный выскочил из бассейна. По его телу начала стекать вода, а пар медленно выходил, через открытую дверь и начинало становиться прохладно, - Ладно. Чего уставился? Быстро тащи мой халат и одежду. Мы идем вперед к свершениям. И поживее, а то я тут окоченею и судя по быстроте процесса похолодания еще и детей лишусь, - слуга сразу же кинулся за одеждой, предварительно подав халат своему правителю, - Мда, хорошо праздничек начался, - усмехнулся Эмильен и принялся думать, что же ему делать с мокрыми волосами.
Бал, и вновь бал. Эмиль уже не знал, сколько таких мероприятий он посетил за свою долгую жизнь. Он видел ,как правители сменяли друг друга, как менялась мода. Всегда приходилось соответствовать. Бал - это прекрасное, чтобы завести новые полезные и весьма занимательные знакомства, этим они его всегда привлекали. Если бы, еще не приходилось постоянно улыбаться всем. признаться, от этого болели скулы, особенно, когда улыбаться была не чему, ибо большинство дам, да и их супруги, обычно оказывались не более интересными собеседниками, чем табуретка. Но, этот бал был иной. На самом деле, для него было важнее не подписать договор, а наконец побыть со своей возлюбленной сестренкой. Такой миг выдается не так часто и нужно пользоваться каждым отведенным мгновением, выжимая из него максимум. Гости уже начали собираться, королю доложили, что его сестра уже давно ждет его в зале, поэтому медлить было нельзя. Он начал поспешно натягивать брюки, затем высокие черные сапоги начищенные до блеска и закончил все это легким плащом с высоким воротником на голый торс. На поясе, в ножнах был его любимый меч, а на руках красовались перчатки. Весьма странный наряд для короля, но Эмиль всегда любил удивлять людей.
Спустившись вниз, он вошел в зал. Уже было хотели крикнуть и оповестить всех о приходе короля, но он положил пальчик на губы пожилому слуге, а затем помахал им перед ним в знак того, что не стоит тревожить людей по таким мелочам, как приход короля. Как и ожидалась, зал был просто прекрасно украшен. Играла тихая музыка, а гости все еще продолжали собираться. Эмиль решил оглядеться в надежде найти сестренку, но первым он увидел старого знакомого. Кажется его звали Джейк Вархайт. Эмиль как-то пересекался с ним довольно давно и кажется, он теперь стал какой-то значимой фигурой. Не смотря на это, в начале нужно было найти сестренку, а с Джейком он мог поговорить чуть позже, заодно и представить ему свою возлюбленную сестру. Его взгляд вновь стал прочесывать зал, пока, наконец, Кристоф не увидел её. От удивления его рот слегка приоткрылся, а глаза распахнулись. Она была просто великолепна, просто прекрасная. Он не мог сдержать умиления, любуясь этой красотой. Воистину, настоящая богиня предстала его взору в этот миг. Не долго думая, он решил подойти к ней, стянув два бокала красного вина с поднося проходящего мимо официанта. Но, постойте, кто-то был рядом с ней, кто-то странно знакомый. Эмильен решил пока опустить этот момент, пальцы обидчику он мог сломать и после, да и праздник все же, тем более сестренку он не трогал, хотя его силуэт был странно знакомым. Мгновение и он оказался рядом с ней, - Юная леди, я не имею чести быть представленным, столь божественно красивой и очаровательной особе, как Вы, однако осмелюсь обеспокоить Вас вопросом: "Отдаться не интересуетесь?", - он улыбнулся и взглянул ей в глаза, после чего обнял и поцеловал в щечку, - Ты просто прекрасная, дорогая. Я не мог поверить своим глазам, когда увидел тебя впервые тут. Я конечно знал, что твоя красота подобна божественной, милая, это у нас с тобой семейное. Но, сегодня, ты затмила всех богинь своей красотой, сестренка. Я так рад тебя видеть и, наконец, провести с тобою хоть немного времени. Я так скучал по тебе все эти годы и безумно рад, что сегодня ты со мною, - Эмиль провел ладонью руки по волосам девушки, после чего наклонился и, прикрыв глаза, нежно поцеловал её в губы, после чего взглянул на стоящего рядом молодого человека. странно, но его лицо заставило еще раз усомниться в том, что Эмиль видел его впервые, - Дорогая, может ты представишь меня своему собеседнику? Кстати, извините за бестактность, но мы нигде не могли с вами встречаться ранее?

+2

8

Король Джера устраивает бал. Тарим, случайно прослышавший об этом, решил туда явится. Ведь балы это место где можно завести полезные и приятные знакомства или же просто расслабится и отдохнуть. Вопрос с одеждой для бала был решен почти сразу: Тарим снял со шкафа, припадавший там пылью, сверток, в котором лежали белоснежная рубашка и черные штаны из хорошего сукна.  Их он получил от одного торгаша, который отказался платить за оказанные наемником услуги. Ну как получил,  Тарим просто забрал первое в его лавке, что попалось на глаза. Начистив сапоги и отчистив пояс от следов путешествий дампир отправился в путь. До резиденции короля было решено добираться пешком.
Тарим не бывал на балах и пышных приемах еще с тех пор как был актером, а потому богатое убранство зала поначалу слегка резало глаза. Знакомых лиц наемник пока не замечал, а потому вооружившись бокалом вина он стал у столов с угощеньями и продолжил наблюдать за гостями. Чем Хаккар не шутит? Вдруг будут знакомые ему личности.

0

9

Молчание - золото. Но! Не дольше четырех секунд. Потому что, если молчание длится дольше - добро пожаловать, госпожа Неловкая Пауза. Танец она пообещала, что же ещё нужно было этому кавалеру? – Спасите меня кто – нибудь! – Хотелось крикнуть в зал, но она лишь прикрывала личико своим веером. Показать неуважение, чистый моветон, так что приходилось улыбаться. И вот, словно услышав её мысли, появился спаситель в виде недавнего знакомого, которого она пригласила на бал. Он не казался напыщенным франтом и скорее всего этим привлекал. Всё гениальное – просто. Его костюм не был расшит золотом, но, тем не менее, он выглядел достойно. Лёгкое касание его губ к ручке и новый комплимент в её адрес. Краснеть от комплиментов стало ей уже привычным, так что, вежливо улыбнувшись, она не побоялась посмотреть ему в глаза. Он сравнивал её с ангелом совсем недавно. И вот если для человека опасно смотреть в глаза злу, то злу вдвойне опасно смотреть в глаза ангела. И если зло угораздит засмотреться, то — пшик! — гаснет адский пламень, и зло поймано, теряет способности, пока ангел не передумает спасать его душу. Ибо в том и состоит работа ангела — спасать. Так же и её глаза всматривались, казалось, в саму душу. Проницательные и внимательные они словно выявляли, лжёт ли он.
- Я не против вашей компании сударь, наоборот.– Лишь успела ответить Эммануэль и тут услышала над  ушком знакомый голос. Всё внутри медленно перевернулось. Эмиль, конечно же, голос принадлежал ему. Они так давно не виделись… она так боялась этой встречи и так её ждала. Брат совершенно не чтил устои общества, а поэтому от него можно было ожидать чего угодно, в том числе и подобной фразы. Словно призрак обогнул он сестрёнку и, встав пред ней, заглянул прямо в её скромные очи. Слова и та интонация, с какой он произнёс первую фразу, тут же вызвали рой мурашек по спине и стеснение, ведь они были не наедине.
- Влюбиться можно в красоту, но полюбить – лишь только душу. Так говорил один поэт.  – Ответила она брату, осматривая его слегка влажные волосы и качая головой. Его костюм не был прямо таки шикарным, он был прост, но изящен, хотя бы открывающейся глазу грудью. Но самым забавным ей показались крестики, как насмешка над Единым. Откровенный взгляд брата слегка её выбил из колеи, а от комплиментов хотелось закрыться веером. Эмми вновь немного покраснела,  и тут братик обнял ее, запечатлевая  поцелуй. Это было, словно разрядом тока. Всё же кругом высшее общество, хоть и людское, а он себе такое позволяет. – Эмильен…- Успела лишь сказать девушка, - Веди себя прилично, тут же люди.
Краска с её щёчек не успела сойти, как она обратила свой взор на Дейдара. Совсем не вежливо было забыть о нём, но как тут удержаться, когда её мир всегда крутился около братца и ради него. – Позвольте представить вам ваше величество, этого достойного господина. Дейдар Луаш. Мы познакомились не так давно, но ему очень нравится наш сад. А ещё он утверждает, что видел божественных существ. – Эмми мило улыбалась. Её будто вновь подменили и из надменной королевы она превратилась в милую и прелестную молодую девушку. Так всегда было, когда Эмиль находился рядом. С ним она преображалась и становилась, буквально, сама собой.  Но как тут можно не покраснеть от фривольных речей и действий братца. – Эмильен, вы сегодня наверняка будете заняты политическими делами и разговорами. Я буду вам только мешаться. Мсье Дейдар предложил составить мне компанию, надеюсь, вы не будете против?
Если вспомнить, что брат вытворял раньше с кавалерами Эммануэль на балу, оставалось надеяться, что будучи королём, он сохранит достоинство и не станет ломать пальцы, руки и прочее. Надежда теплилась в глазах сестры, взгляд был умоляющим, словно она выпрашивала сладости. Да, в детстве она частенько пользовалась подобными невинными глазками, выпрашивая у брата все, что только ей хотелось. Эмми понимала, что бал это своего рода дар Альтанару за подпись, так что в первую очередь он будет нести политический характер. Так что Эмиль наверняка много времени с ней не проведёт, но ей хватит и взгляда на него. Видеть каким он стал, знать, что он рядом. И естественно, ей не хотелось быть в одиночестве, вот поэтому и спрашивала позволения у братца на общество достойного кавалера, который уже спас её от назойливых франтов. Да, он был не молод, но именно этот факт и должен был не дать повода для ревности. Маленькая хитрость. Эмми давно уже подумывала завести себе нового обращённого слугу. А что может быть слаще слуги человека? Эмиль уволил Гарена почти сразу после коронации, и пока братик был в разъездах она откровенно скучала. Никто не любит одиночества, даже те, кто стараются держаться особняком от общества.
Её ни сколько не смутило, что братец мог знать этого кавалера, всё же он долго жил в Илсэ и наверняка на сегодняшнем балу встретит много знакомых. Она была полной противоположностью своего брата, так что не удивительно, что знакомых на этом балу у неё может насчитаться только в единственном количестве и тот сейчас стоял рядом с ней. Кстати её весьма удивило, что братик вышел абсолютно бесшумно, ведь многие даже могли и не знать, что он король. - Всё сделал не по правилам упрямец. - Эмануэль чтила старые законы и ей претило такое поведение, но она просто не могла злиться на него. Будучи младше, она всегда напоминала заботливую мамочку, которая частенько отчитывала Эмильена за поведение. Тем временем люди всё прибывали на бал, но правителей Альтанара всё ещё не наблюдалось. Эммануэль было интересно посмотреть на вдовствующую королеву. По слухам, это была властная и красивая эльфийка. Не менее прекрасна (по тем же слухам) была и её дочь. Эммануэль знала, как легко её братик увлекается красивыми женщинами, а поэтому немного нервничала. Тем более он стал королём, а королям позволено слишком многое. Взгляд её, ещё раз пробежался по залу, вновь подмечая статного мужчину около окна. Такая одежда явно была тесна для его мышц, а телосложение выдавало в нём настоящего мечника или воина. Но не стоило заглядываться на мужчин, особенно когда рядом стоит единственный и неповторимый братик. Правда, ей было интересно всё общество людей, так что Эмми подмечала запоминающиеся личности, что бы потом расспросить у брата кто это. Любопытство свойственно всем женщинам и принцессы тут не исключение. У себя в Джере она знала весь свет, а тут чувствовала себя незнающей никого деревенщиной. Но что поделать, если девушка больше пятиста лет никуда не выезжала из Джера. Всё ей было в новинку и всё интересно.

+1

10

Тереза застыла на диванчике у окна, теребя рукой мягкую как пух и дымчатую как пепел шерсть Коры. Потрескивали свечи, вечер был в общем приятным и проходил без особых событий. Никакого напряжения, мерно покачивающиеся в танце пары, приятная музыка. Всё это убаюкивало, но чародейка не хотела засыпать. Подобные чувства могут обмануть, она в особняке королевского дома Джера. Доверять вампирам свой сон - всё равно что оставлять голодного волкодава в одной комнате с сочным бифштексом.
Стакан подогретого вина, который Тереза держала в руке отливал закатным солнцем и розовыми лепестками. У него был приятный терпкий привкус. Старое элгарское - достойный выбор. Этот аромат уносил чародейку в далёкое прошлое, когда она ещё не была графиней и пробовала дорогое вино впервые на честно заработанные грабежом деньги в одном из трактиров, заказав его по ошибке. Тогда ей показалось, что роскошь не стоит уплаченного серебра и чуть не поджарила файерболлом служку.
Сейчас это вспоминалось с улыбкой. В те времена человеческая кровь была дешевле брусничной настойки и лилась рекой. Чего только не сделаешь во имя мести... Тереза задумчиво потеребила расшитый рукав камзола из-под которого торчало тонкое кружево белой батистовой рубашки. Интересно будет ли здесь кто-нибудь из её старых знакомых? Последнее время чародейка редко появлялась на приёмах. Дом представлял её верный советник Артур, самые важные вопросы решались в тесном семейном кругу вдали от высшего общества.
Остров Нортингаль, леса Севера и морские глубины привлекали Терезу куда больше пустопорожних разговоров, танцев и сплетен. Она никогда не была светской дамой в прямом смысле этого слова, лишь играла роль, когда это было нужно, для того чтобы забыть о ней сразу после спектакля.
Сегодня был день отдыха и ненавязчивой политики. Королевский дом Джера никогда не пытался установить контакт с домом Лирандар, по всей видимости вампиров не интересовали ни зелья, ни химеры. Чародейка облизала обветренные губы. Она только что вернулась с севера.  Прогулки по лесу помогали найти единение с внутренней самостью и вселенной в целом.
Тереза усмехнулась, поймав себя на том что смотрит не сводя глаз(На принца или на принцессу?) и тут же скользнула взглядом по внутреннему убранству. Кора лизнула расцарапанную огрубевшую ладонь чародейки и заглянула ей в глаза молчаливо и внимательно, как это свойственно представителям её породы. Тереза вздохнула и одела перчатку. Она в светском обществе... София, как же хочется спать.

0

11

Не успел ведьмак насладиться обществом принцессы, как в их разговор вмешался тот ради которого он и пришел на бал. Граф Эмиль Кристоф, ныне кроль Джера, в первые за многие годы Чтец был так близок к своей цели, его рука сама непроизвольно метнулась к ножу, но сдержался и рука вернулась на прежнее место, если на лице ведьмака все еще играла милая улыбка предназначенная для  Эманнуэль, то в глазах полыхала холодная ярость.
- Да милорд, - Дейдар учтиво поклонился и после того как принцесса представила его - когда то мне пришлось угостить вас своей кровью, и хочу напомнить она пришлась вам не по вкусу - Чтец уже сам не понимал, какую игру он затеял, ведь все было просто, вот враг, вот нож, одна секунда и клятва исполнена, но что то его сдерживало, может он не хотел убивать брата на глазах сестры, а может он понимал, что убив короля вампиров, он может поставить под удар Эльдух и всех ведьмаков. Как бы не были сильны охотники за нечистью, против всей армии Джера им не выстоять, нет нельзя было так подставлять братьев и сестер.
Внутреннее напряжение исчезло, сменяясь холодным спокойствием, было принято решение ждать, и он дождется когда сможет вонзить свой клинок в сердце вампира, и пусть тогда небеса упадут на него, пусть разверзнется земля под его ногами, Чтец даже будет готов ради этого умереть, но его цель будет достигнута. Охотник за нечистью на столько ушел в себя, что только мелодичный голос принцессы смог его вернуть в реальность.
- Увидев как скучает ваша прелестная сестра, я решил немного ее развлечь, не правда ли  сударыня - ведьмак слегка улыбаясь повернулся к вампирессе - и спасти от этих... Чтец кивнул в сторону удаляющегося франта как вы помните милорд в Илсэ всегда было много ценителей женской красоты, которые порой бывают довольно навязчивыми и бестактными

0

12

Королева вампиров стремительно стала объектом несметного скопления мужчин. Беднягу столичного франта потеснил сначала хмурый человек в неброской одежде, явно не настроенный на веселье и танцы, а затем и сам король вампиров. Доктор с усмешкой наблюдал этот затейливый спектакль под названием «кто кого самцовее». Его эти игрища всегда забавляли своей безнадежностью и слепой верой в собственное величие каждого из противников. Единственный победитель в этой забаве – только женщина: ее самооценка возрастет до небес за рекордно короткое время, и, если женщина не слишком умна, она решит, что теперь так будет всегда и примется за бесконечные переборы поклонников, находя в каждом новом какие-то изъяны и ожидая кого-нибудь лучше. Но королева Джера наверняка отличается не только красотой, но и умом, так что ей такая участь вряд ли грозит.

Доктор скользнул взглядом, цепляясь за новые лица. Вот еще один боец пожаловал на вечеринку: доспех оставил дома, и сейчас чувствует себя в костюме словно голый, высматривает знакомых. Ах, такое чувство, что здесь знакомы только великосветские сплетницы и королевская чета. Доктору надоело стоять, он решил протиснуться к мягким диванчикам вдоль стен, только найдет сначала стол, чтобы поставить опостылевший бокал. Столов был дефицит, зато в достатке были шнырявшие туда-сюда официанты, одному из которых Кале изловчился-таки поставить на поднос бокал. Поймал спиной недовольную мину и легонько усмехнулся, не разжимая губ. «Ничего, подашь сейчас какой-нибудь стареющей матроне. Пусть попробует на вкус настоящего мужчину». На диванах был ажиотаж, все они были заняты скучающими молодыми и не очень джентльменами, изредка – дамами. Почему нынче в высшем обществе такие хлипкие мужчины, доктор знал не понаслышке: частенько к нему в клинику заглядывали изнеженные домашние мальчики с жалобами на больную спину. Причину этому доктор видел только одну: их не гоняли по полям сражений, по лесам сражений и по пещерам сражений (только по пещерам юных смазливых служанок, и то они туда сами забирались). Удручающее, в общем, зрелище предстало его очам. Лишь на одном диване было свободное место. Там скучала необычная женщина. Во-первых, она не походила на аристократку, точнее черты лица были довольно аристократичны, и выражение усталости тоже очень высокородное, но мелкие детали ее образа намекали, что она, скорее, путешественница, чем дама, живущая безвылазно в поместье. И путешествует она отнюдь не до усадьбы возле озера в паре миль. Во-вторых, возле нее сидел огромный серый пес, даже не пес, а нечто псовое, огромное и устрашающее. «Какая странная женщина, - подумал доктор, - с собакой на бал. Как же ее с такой зверюгой пропустили? Хотя пес, наверное, гавкнул на швейцара, и дама прошла, пока швейцар бегал штаны менять». Доктор еще раз осмотрел диваны, свободных мест не появилось. «Жаль, я смены штанов не взял», - подумал он и направился к даме с собачкой.

-Мадам, простите мне дерзость, но не позволите ли вы и ваше животное мне присесть рядом. Заодно мы могли бы познакомиться и скоротать за милой беседой этот замечательный вечер, - Кале покосился на волкодава.

0

13

Не мадам, а Ваша Светлость... - мысленно поправила Тереза, поднимая на подошедшего человека кристально чистые голубые глаза. Кора как раз покусывала её пальцы в перчатке, радуясь победе в маленькой игре. Ничего страшного, если этот незнакомец примет её за обычную дворянку, так даже лучше. Фамильный перстень был надёжно скрыт от посторонних глаз, потому те кто не знал графиню в лицо вряд ли могли понять кто перед ними.
- Прощаю. Садитесь. - ответила чародейка вежливо улыбнувшись, и подвинула морду Коры к себе, чтобы та не запачкала незнакомца слюнями и не пыталась его обнюхать. Естественно одеколон которым он пользовался не остался без внимания собаки и вызвал её живой интерес. - Ваше появление очень кстати, я уже начала засыпать.(На самом деле чародейку увлекла игра бликов света в бокале вина, но признаваться в этом было как-то невежливо.)  - она поставила бокал с вином на журнальный столик. - Вы, наверное, понимаете, как это опасно.(Тереза искренне верила, что волшебники невкусные. Это было даже немного обидно.)
Чародейка задумчиво приподняла брови. Конечно же, она была рада что к ней присоединился ещё один человек. Если он умён, они смогли бы немного развлечься, поведав друг другу свои наблюдения. Если же нет, как это часто бывает, у графини хотя бы появится дополнительная пища для размышлений в виде сплетен. Иногда приятно получать их из первых рук.
Принцесса Джера казалась ослепительно прекрасной, а король, её брат был слишком занят для дипломатической болтовни. Чародейка сощурилась. Было любопытно наблюдать за тем что творилось в вокруг них, но это было бы невежливо.
Вероятно, сегодня никто не умрёт. - подумала она не без затаённого ехидства, лаская уши неуёмной Коры. В прошлый раз гости из Джера таки оставили за собой труп на окраине Илсэ. Это была красивая эльфийка, юная и молодая, в своём роде неоперившийся птенец. Увы, прежде чем ей удалось познать радости жизни, она была обескровлена.
- Назовёте ваше настоящее имя или обойдёмся псевдонимами? - понимающе усмехнулась она, вновь устремив взгляд на незнакомца.

0

14

Тарим продолжал выискивать глазами, среди гостей короля, знакомые лица и почти потерял надежду таковых увидеть, как вдруг, среди пришедших он увидел Терезу Лирандар. Свою давнюю подругу. Сколько они не виделись? Лет семь? К ней подсел какой-то мужчина с повязкой на глазу. Тарим улыбнулся собственным мыслям, так как знал, что на большее нежели поболтать он может даже не расчитывать. Тарим не знал, почему ему казалось, что он рассчитывает на большее. По себе ведь не судят. Ну что же, подойти и поздороваться? Заменив опустевший бокал полным, он медленным шагом двинулся к старой знакомой.
Подойдя он широко улыбнулся и произнес:
-Добрый вечер. Прошу простить за то, что прерываю вашу беседу, но я просто не мог не подойти увидев знакомое лицо.- он повернулся к волшебнице, -Добрый вечер, Тереза. Сколько лет же мы не виделись? Как поживаешь?- после он обратился к мужчине и протянул ему руку, -Простите, я не представился. Тарим Мартес. Давний знакомый вашей собеседницы.

Отредактировано Тарим (Четверг, 15 марта, 2012г. 10:10:09)

0

15

В последние дни весь Илсэ только и говорил, что о бале, который джерские старшины давали в честь подписания договора между государствами и на котором должны были танцевать все, кто считает себя частью светского общества. Заинтересованные не переставая обсуждали сам факт отделения Джера несколько не меньше, чем праздник, который обещал быть ярким событием.

И действительно, уже за неделю в посольстве начались всевозможные приготовления к этому торжественному вечеру. Городской бакалейщик украсил зал двумястами свечей белого воска, что являлось неслыханной роскошью в век магии; самые опытные флористы украшали залу цветами и композициями из них; и, наконец, были приглашены лучшие музыканты, причём им была назначена двойная против обычной плата, ибо, как гласил отчёт, они должны были играть всю ночь.

В десять часов утра господин де Ла Кост, лейтенант королевской гвардии, в сопровождении двух офицеров из городской стражи и нескольких стрелков явился к Эмилю Кристофу и весьма вежливо потребовал у него план здания, а также дубликаты ключей от всех ворот, комнат и служебных помещений дома. Ключи были вручены ему немедленно: каждый из них был снабжён ярлыком, с помощью которого можно было отличить его от остальных, и с этой минуты на господина де Ла Коста легла охрана всех ворот и всех аллей, ведущих к дому.

В одиннадцать часов явился капитан гвардии Дюалье с пятьюдесятью стрелками, которых сейчас же расставили в доме, каждого у назначенной ему двери. В три часа прибыли две гвардейские роты — одна тасканская, другая местная, столичная.  В шесть часов вечера начали прибывать приглашённые. По мере того как они входили, их размещали в большом зале. В девять часов к гостям вышли сами хозяева Джера.
Еще через час раздались громкие крики и гул приветствий — это королевский экипаж ехал по улицам, ведущим к посольству, которые были ярко освещены цветными фонарями.

Тогда начальник стражи, предшествуемый шестью сержантами с факелами в руках, вышел встретить королеву и принцессу. После краткого приветствия, он отрапортовал о безопасности вечера. Королев поблагодарила верного слугу и одарила его одной из самых своих ласковых улыбок. Когда мать и дочь прошли в залу, где их встретили хозяева сегодняшнего бала, её величество извинилась, что прибыла так поздно, и в своё оправдание сослалась на непредвиденную дипломатическую встречу, задержавшую её.

Королева была весела, щедро дарила улыбки и, кажется, вовсе не заботилась тем, что не все в королевстве поддерживали ее решение о наделении Джера суверенитетом. Однако, мало кто знал, что королева не намерена была танцевать на балу, а уж тем более задерживаться дольше необходимого. Зато прекрасная принцесса явно столь глубоко была восхищена происходящим вокруг, что уж точно решила остаться до конца. Лорея не стала бы ей этого запрещать.

Синдорейка не изменила ни себе, ни культуре своего народа. Алое атласное платье в пол, дорогие украшения и изысканные локоны, свободно падающие на обнаженные плечи. Однако, как многие заметили с первых секунд, несмотря на цвет, фасон одеяния был именно альтанарский. Королева словно подчеркивала свою принадлежность к этому государству.

+2

16

- Прощаю. Садитесь, - отвечала женщина, отодвигая морду явно заинтересовавшейся доктором собаки. Отвечала вежливо и учтиво, но с едва заметным холодком. Ох уж эти женщины, вечно строят из себя недотрог.
Доктор немедленно сел и вытянул уставшие ноги. Он весь день сегодня провел на ногах: пациенты стационара требовали ухода чуть больше, чем обычно, так что сестра не справлялась, к тому же он много ходил по городу, то скупаясь в алхимических и травных лавках, то руководя разгрузкой и сортировкой новой партии вин в магазине. Так что мягкий диван и возможность вытянуть ноги стали для него манной небесной. А что до того, что кто-то о них споткнется, доктору даже не было дела.
- Ваше появление очень кстати, я уже начала засыпать.
Собака все пыталась добраться до Кале. «То ли ластится, то ли хочет лицо отгрызть», - доктор недоверчиво покосился на псину, а затем перевел взгляд на его хозяйку. Миловидная молодая женщина с непостижимой тоской в глазах. «Наверное, ей очень одиноко на этом мероприятии».
-Если вдруг моя болтовня вас утомит, обязательно сообщите мне. Мы вполне плодотворно сможем помолчать, - доктор вновь улыбнулся одними губами, - Интересная пара, не правда ли? – Кале кивнул на королевскую чету вампиров, - Меньше всего они похожи на брата с сестрой. Хотя, может, это я такой ханжа…
- Назовёте ваше настоящее имя или обойдёмся псевдонимами? – вдруг усмехнулась собеседница.
-У меня нет псевдонимов, мадам, но вы вольны назваться как вам угодно, - снова улыбнулся доктор и хотел уже продолжить фразу, как его бесцеремонно прервал здоровенный малый, которого Кале приметил в толпе еще до того, как добрался к дивану.
-Добрый вечер. Прошу простить за то, что прерываю вашу беседу, но я просто не мог не подойти увидев знакомое лицо. Добрый вечер, Тереза. Сколько лет же мы не виделись? Как поживаешь?- после он обратился к Кале и протянул ему руку, -Простите, я не представился. Тарим Мартес. Давний знакомый вашей собеседницы.
-Доктор Виржанон Кале, - ответил он, приподнимаясь и пожимая сильную руку, успел еще повернуться к женщине, слегка кивнуть и вновь натянуть улыбку-ниточку на своих губах, - Я с радостью уступлю вам сидячее место, сэр, но чуть позже. Мне хотелось бы немного посидеть и передохнуть. Годы, знаете ли, немалые, а ходячей работы только прибавляется.

Ну, все, теперь эти двое будут трещать, а доктору снова станет скучно. Но тут случилось то, ради чего на самом деле Кале явился на эту ярмарку тщеславия – прибыла королева. Нет, не так, Королева. Он увидал ее сразу, что-то кольнуло под сердцем, и его взгляд метнулся к дверям. Толпа благоговейно расступалась, создавая коридор, но даже через плотный слой чужих и скучных лиц, Кале сумел разглядеть Ее.

Точеная фигура, светлая кожа, грациозные жесты и движения, золотой водопад волос, заостренные кончики ушей, пробившиеся сквозь прическу и пышное алое платье, сверкавшее миллионом алмазных отблесков. Доктор моментально потерял интерес ко всем прочим людям на балу, поднявшись во весь рост, он всматривался в тонкие черты правительницы Альтанара, в ее царственные, преисполненные достоинства движения, в колыхание локонов на белоснежных лопатках. Смотрел и не мог отвести взгляд. Он впервые видел Королеву вживую, раньше – только на портретах. И сейчас внутри доктора встрепенулось кровожадное чувство: он желал немедленно поотрывать руки всем тем убогим малевакам, которые год за годом уродовали непостижимую красоту Ее Величества на портретах, не передавая в красках и сотой доли ее великолепия. Поотрывать им руки и засунуть куда-нибудь поглубже. Нет, никто и никогда не сможет повторить ее прелесть ни на бумаге, ни на холсте. Женщина-мечта, Королева красоты и изящества, сама грация, воплощенная в эльфийском теле. Доктор замер от восхищения, таких эмоций он не испытывал никогда в жизни. Все женщины, которых он знал до того, вмиг стали серыми и обыденными, и только златокудрая тонкая Королева в сверкающем платье стала теперь идеалом. Нет, идеалом она стала еще когда молодой Кале увидел ее портрет в библиотеке своего наставника, но сейчас идеал обрел плоть, идеал стал реальным. Идеал стал еще более идеальным. «Ах, какая женщина… Какая женщина», - мысленно продекламировал восторженный доктор и пошел протискиваться сквозь толпу ближе к Идеалу. Из ног моментально исчезла усталость, и скука тут же прошла, и сердце затрепетало в груди, как маленькая глупая канарейка в клетке.

+1

17

За три дня до данного вечера, на территории ассоциации несколько детей устроили крики-писки-визги. Касались они листочка, которые притащили дети, ходившие на рынок Илсэ и Джи.
- Джун, Джун, Джун! Ты идешь на бал? Расскажешь нам?
Блондинка, которая несла на плече корзину с сухим бельем, остановилась и недоуменно посмотрела на непосед. Ту ей протянули листок, который был бесцеремонно откуда-то сорван. Дампирша быстро пробежала глазами по тексту и тут же перевела взгляд на скачущих вокруг нее детей.
- Посмотрим. Может там хоть отец появится, а то давно его не видела, - задумчиво пробормотала Вайт. У нее была надежда встретить еще кого-нибудь из знакомых. Да и развеяться бы не мешало. - А вот рассказать вам или нет, будет зависеть от вашего поведения. А ну марш помогать другим. Вы отнесли приправы на кухню?
Дети с театральным ужасом побежали от такой же театрально нахмуренной сир Кей. Они прекрасно знали, что блондинка ничего страшного им не сделает. Да и могла ли она? конечно, нет. Ну, если только легкого пинка или подзатыльника. Хаос хмыкнула и пошла дальше делать дела.
Этим утром она встала как обычно, часов около семи утра, принявшись за дела, типа приведения себя в порядок и осмотра больных. Правда, в планы не был включен вечерний осмотр, потому что вместо него девушка планировала привести себя в порядок на бал с помощью еще кого-нибудь. Время шло незаметно. В середине дня Курохиме приняла ванну и вымыла свои длинные волосы. Учитывая, что она себе выбрала на сегодня, волосы было решено оставить распущенными, разве что сделать, чтобы они струились красивыми локонами по телу девушки. Высушив и заплетя временно волосы, Белянка чудь подкрасила глаза, просто слегка выделила, все же остальное было естественным, благо кожа сегодня была в порядке: фарфоровая, нежная, ровная. Подобрав нижнее белье и надев его, Джи надела платье, которое ей застегнула на спине одна женщина-лекарь. Она же расплела длинные белые волосы и расчесала их, чтобы почти белоснежные пряди волнами спадали с плеч и спускались ниже. Девушка сняла с шеи свой привычные серебряный шнур со знаком Ассоциации и навернула его как браслет с подвеской вокруг левого запястья. На шею же она одела на длинной цепочке красивую подвеску из белого золота с сапфиром, к которой в пару был венец растительного вида. Он был тонкий и изящный. На тонких стебельках были красивые листочки, кое-где заканчивающиеся сине-зелеными мелкими сапфирами. К платью в тон были надеты изящные босоножки на достаточно высоком каблуке. Посмотрев на себя в зеркало, девушка улыбнулась. Рядом стоящая женщина произнесла.
- Почаще непринужденно и мягко улыбайся. Ты будешь похожа на ангела, девочка моя. Одень еще сверху что-то, оставишь в карете, потом все равно она же тебя заберет.
Джи поцеловала знакомую в щеку, накинула плащ и вышла. В крыльца ее уже ждала карета, которая должна была ее отвезти на бал и привезти. Хаос спокойно села с нее и стала наблюдать пейзаж за окном. Она любила это делать, начинаешь понимать, что все в этой жизни постоянно меняется. То, что есть здесь и сейчас, уже никогда не повторится. Никто не умрет дважды и не проживет одну и ту же жизнь. Нет двух одинаковых существ в этом мире. Нет повторов. Сегодня предмет нашего изучения одна, а завтра другое. И так всегда. Из века в век, из года в год, из месяца в месяц, изо дня в день.
Через довольно короткий промежуток времени карета остановилась и сир Кей вышла уже в одном своем платье, оставив темный плащ внутри. Она сказала кучеру к какому часу явиться и пошла по дорожке. Легкий ветерок прикасался к мягким локонам, которые волнами спускались ниже пояса. Светлое платье, по сути белого цвета с голубоватым оттенком с необычным корсетом и очень свободной юбкой, которая позволяла в случае чего выдать обидчику удар с ноги в челюсть и сохранить все правила приличия. Было достаточно много охраны, что вызывало вопросы. Но, все стало ясно, когда Курохиме вошла в зал. Там уже были королевские особы Альтанара.
Дампирша начала не спеша и легко скользить среди всех по залу, периодически встречая знакомые лица. На губах юной девы была мягкая улыбка, которую она дарила всем, кто только на нее бросал взгляд. Встретив несколько знакомых, она здоровалась с ними пока что лишь взглядом: чуть прикрывала свои сине-зеленые глаза, придерживала свои густые черные ресницы внизу и вновь раскрывала глаза.

0

18

Он ни когда не любил Илсэ, да и не собирался в столицу Альтанара. Но как это обычно бывает, человек предполагает, а Единый располагает. И вот спустя десять лет Людвиг пришлось покинуть Левенштоссе и отправится в Илсэ, для проведения переговоров. Столица встретила старого некроманта слухами о балле вампиров, что будет дан в честь короля Джера. Эта новость заинтересовала Людвига, он давно не был на светских мероприятиях, и возможно поможет снять усталость от поездки и даст возможность посмотреть на цвет Альтанарского общества. Одевшись в свой любимый коричневый костюм, некромант оправился на балл.
Когда Людвиг подъехал к особняку, балл был в самом разгаре. Его появление осталось незамеченным, все взгляды были обращены на королеву Альтанара и венценосцев из Джера. Некромант осмотрел зал в поисках знакомых, но не смог найти знакомые лица. Он слишком долго не выбирался из своих владений и мало интересовался светскими сплетнями столицы, но как не странно Людвиг отлично обо всех слухах с Нииримских базаров. Эта странная мысль немного развеселила его, и он даже позволил себе отпить вина, что подал ему слуга.
“Мне надо отдохнуть и не много развеиться и отдохнуть” думал некромант ”а сейчас можно посмотреть на молодых девушек и насладится хорошим вином.”
Стараясь не привлекать внимание, Людвиг в задумчивости крутил в руках бокал и со вниманием наблюдал за королевой самого могущественного государства континента.

0

19

- Надеюсь, собаки не пугают вас. Кора - одно из прекраснейших моих созданий. В своём роде шедевр. Не обращайте внимания на её потуги она ещё почти щенок, даже в кости не расширилась. - собака наконец-то перестала тянуться к пиджаку доктора и уселась на пол, демонстрирую белоснежные ровные клыки в алой пасти. На свисающем бархатистом языке было заметно крупное родимое пятно.
- В отличии от остальных моих творений она никогда не пробовала человечьей крови. Потому я выбрала именно её для того чтобы отправиться на бал.
Появление Тарима заставило Терезу тихо печально вздохнуть. Альтанару очень не хватало веры в всеблагую Богиню.
- А мне руку ты не хочешь пожать, старый друг? - улыбнулась чародейка уголками губ. Мы будем считать что это всего лишь недоразумение. Упустим следствие ваших грубых законов и устаревших традиций. Именно на него стоит сделать скидку.
- Я Марианна Тереза Лирандар - если вам ещё интересно. - сказала она доктору полусерьёзно полушутя. Соперничать за внимание? Глупо. Королева всегда была прекрасна и божественна, она эльфийка. Потомков Лии же отличает особая красота.  Может когда-нибудь мне удастся с ней поговорить?
Мысль была откинута как причиняющая беспокойство. В следующую секунду Тереза снова пила шампанское небольшими глотками, сжимая пальцами тонкую ножку рюмки, пыталась не утонуть в патриархальном болоте. Здесь не хватало леди Вельс с её потрясающим мужским обличьем. Всё же критическая масса прекрасных дев на балу перевешивала. Это пугало, потому что в глазах начинало рябить от шёлка. Тереза привыкла к другому.
- Да, друг мой, мы не виделись много лет. Моя жизнь всё та же. Наращиваю военную мощь, занимаюсь благотворительностью, плету интриги и обедаю с детьми по субботам. - Тереза рассмеялась. - Сейчас я хотела бы поговорить с доктором. Тарим, заходи на чашку чая в эту субботу. Обсудим план захвата этого грешного мира и насаждение магократии в отсталых княжествах. Доктор? - она огляделась. - Меня снова бросают, так всегда. Точно напьюсь с горя.

Отредактировано Тереза Лирандар (Четверг, 15 марта, 2012г. 22:30:23)

0

20

Людвиг не спеша двигался по залу, в пол уха слушая, как женщины обсуждают сплетни, а мужчины с умным видом высказывают свое мнение о достоинствах присутствующих дам. Похоже, светская жизнь била ключом, оставалось лишь думать, что скажут о его появлении на этом балу. Некромант не спеша потягивал вино и вдруг услышал:
- Я Марианна Тереза Лирандар.
Людвиг давно, очень давно слышал о доме Лирандар, семье потомственных колдунов и волшебниках. Обернувшись он увидел женщину, что разговаривала с  несколькими кавалерами, подойдя к ним Людвиг обратился к девушке:
-Моя леди, если я не ослышался Тереза Лирандар? Я много  наслышан о вас и вашем доме. Разрешите, представится Людвиг из Левенштроссе.

Отредактировано Людвиг (Четверг, 15 марта, 2012г. 23:51:00)

0


Вы здесь » FRPG Энирин » Окрестности Илсэ » Посольство Джера. Особняк Эммануэль и Эмиля.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно