FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Завершённые и неактивные эпизоды » ¶ Ценный груз


¶ Ценный груз

Сообщений 101 страница 118 из 118

101

- Но пусть он станет не моей головной болью, если что.
- Само собой, - огр кивнул. Он согласился подозрительно легко, видимо, хорошо понимая, что в случае любых неприятностей полудемонетке вряд ли удастся остаться в стороне.
Слова Али Эстель, прямо скажем, возмутили. Оно и понятно: караван охранять - не в кулак трубить. Нужно знать, где и в какое время окажется вверенный наемникам груз. А тут - на тебе! Идем не туда, везем не то! Так, чего доброго, еще и не заплатят.
- То есть вы изначально укрыли информацию о том, кого мы охраняем, - начальник каравана склонился в почтительном поклоне. Это было нетрудно - мечница выглядела раздраженной и опасной.
- Такова воля хозяина каравана, мир с ним, - еще один поклон, на сей раз тройной.
- Он опасался противодействия... Некоторых лиц. Не все одобрили его кандидатуру посланника. Некоторым не понравилась и сама идея дипломатических сношений Ниирима с теми, к кому мы идем. Если кампания закончится провалом, найдется немало людей и нелюдей, которые останутся в выигрыше. В немалом выигрыше. Так что детали операции мне было приказано раскрывать только тогда, когда это станет необходимым.
- Рассчитываете, что мы будем сильнее печься о заботе госпожи Объет? -
вполне закономерный вопрос. Как это ни странно, ответ на него дал великан.
- Когда начнется какая-нибудь хаккарщина - ноги в руки и защищать девку, вот что, - он посмотрел на Али, тот сдержанно кивнул.
- Господин Вемур как нельзя правильно охарактеризовал ситуацию. Госпожа Объет должна остаться невредимой, это - приоритетная задача.
- Почти все были отобраны лично Вемуром для работы, -
людоед широко оскалился. Это должно было изображать улыбку.
- Не думаю, что узнанное играет какой-то роли, - начальник каравана снова поклонился.
- Я думал, хороший охранник захочет знать, какой дорогой мы двинемся. И куда она ведет.
- Так вы меня нанять хотите? -
теперь пришла очередь говорить полуэльфу.
- Мы многих потеряли на перевале, - повторил Вемур, махнув лапищей в в сторону гор. - Мне нужны еще охранники. Плата будет.
- Тогда вот что я вам скажу. Идти вдоль гор - чистой воды самоубийство. Мне кажется, этот снегопад был не последним. Следующий засыплет предгорья так, что ваших любимых мулов придётся откапывать. А если он лавину вызовет, то нас самих вряд ли кто откопать сможет, - очень толковые рассуждения. Прямо скажем, знающего человека. Ну, частично человека.
- Это все так, господин Морис, - согласился Али.
- Но нам следует опасаться не природы. В конце концов, с нами идет погодный маг, госпожа Майя, - в ответ на слова человека, рогатая сдержанно кивнула.
- Главная для нас опасность - дороги и людные места. Я говорю не о разбойничьих шайках. Что произойдет с подобными людьми, я имел удовольствие наблюдать сегодня. Но там, где легко будет пройти нам, легко пройдет и отряд тяжелой пехоты. К сожалению, это не преувеличение, на карту сейчас поставлено очень многое. И выставить вам в противодействие отряд из двух-трех десятков всадников - малое средство в достижении великих целей. Наше преимущество - скрытность. В горах даже такой караван, как наш - всего лишь волос на горбах бактриана. Его не найти. Другое наше преимущество - люди и мулы. Они пройдут везде. И здесь, в глухих уголках Энирина им не противопоставить ни конницы, ни тяжелой пехоты. Пока мы были на территории Ниирима, можно было не опасаться засад. Но здесь, в диких местах, дороги даже опасней бездорожья, - он развел руками, будто извинялся.
- Кстати, горный проход к Галарону тоже может оказаться под снегом, - Али слегка поклонился.
- Это так, господин Морис. Но у нас нет выбора, - вопрос Джора насчет орков был старательно проигнорирован.
После долгого молчания заговорил Зелбораф.
- Ладно, теперь всем спать! Скоро рассвет, а нам еще топать и топать по бездорожью. Я подежурю - мне надо подумать, - казалось, огр полностью удовлетворен ответами начальника каравана. Хотя было очевидно, что он снова что-то недоговаривает, великан не стал выжимать из Али остатки остальное.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Вемур (Четверг, 29 октября, 2015г. 14:28:07)

+1

102

Остаток ночи прошел без приключений. Утро было суматошное - погонщики увязывали грузы, навьючивали мулов. Охранники каравана собрались у большого костра, который остался гореть с ночи. Там прошел краткий допрос единственного выжившего налетчика. Ни угрозы, ни побои не вытянули из него ничего интересного. Огр даже поднял несчастного за ноги, следует напомнить, что одна из них была ранена и держал его над костром вниз головой так низко, что и волосы разбочника завились от жара. Разбойник кричал, плакал и клялся всеми известными ему богами, что никто его не посылал, что он просто нищий оборванец, вставший на скользкую дорожку работника ножа и топора только ради того, чтобы раздобыть немного монет. В конце концов великан плюнул и велел связать наркомана.
- Пойдет вместе с остальными рабами, - зло процедил людоед. Снова двинулись в путь. Несколько дней все было спокойно - снега в предгорьях было немного, ветер утих. Никто не беспокоил караван - если в этих безлюдных местах и были разумные существа, охочие до чужого богатства - они предпочли убраться с дороги огра, багбира, демонетки и полудемонетки, полуэльфа и гнома. Вот и прекрасно. Единственная проблема - дороги не было никакой. Впереди напролом брел великан - утаптывал снег, ломал ветки деревьев да и сами деревья, какие потоньше. Раздвигал в стороны валуны. За ним шла его приемная дочь, разгребала что поменьше. Но даже эти двое не могли же сделать ровную дорогу из склона горы! Так что двигались неспешно. В дороге охрана груза, в основном, была на Майе, Морисе, Торлике и Эстель.
По ночам раскладывали множество костров, дабы освещать побольше пространства вокруг лагеря. Дежурили по одному.
В один прекрасный день встали на отдых в небольшой долине, образованной основной цепью Сторожевой гряды и отрогом ее, уходящим на восток. Как всегда, развели костры, распределили дежурства. Первое досталось Торлику - он не слыхал и не видал ничего подозрительного. Да и услышишь что за громоподобным храпом людоеда! Как еще лавина не сошла?.. Следом за ним бодрствовала Майя.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

103

Путь по горам давался трубадурки нелегко. И дело было не в том, что работать весь день живой лопатой и утаптывающим снег катком  чудовищно мокро, собачье холодно и зверски тяжело, точнее не совсем в этом. Да, месить снег день-деньской было выматывающим занятием, но огрскую долю работы взял на себя неутомимый Вемур, оставив Бурбарыш  лишь «недобитков», просто грех жаловаться. Бур угнетала не физическая нагрузка,  но унылая монотонность работы: месть-топтать, месить-топтать, месить-топтать, юная гоблинша ощущала себя волом тянущем упряжку, или хуже  бездушным механизмом, шестерней в гномьем подъемнике, а хуже всего было то, что так она словом перекинуться ни с кем толком за день не могла. Это крайне неприятно напоминало багбирихи детский кошмар  про то, что однажды утром она проснется забыв какого это, думать и говорить как человек,  маме с папой придется навсегда запереть её в клетку  как безмозглого зверя, и ей до конца жизни придется тащить на спине фургоны, прыгать через обруч, грызть прутья клетки от суки и вылизываться вместо умываний.  .  Ну Бурбарыш уже была достаточно взрослая, чтобы стиснув зубы отбросить дурные мысли и делать то что надо, жаловаться она даже не думала, ведь если не они с папенькой то кто? Торлик что ли? Он утонет через два шага! Кто-то когда-то рассказывал Бур что рудокопу поют в шахтах, дабы поднять моральный дух, но как выяснилось опытным путем петь на морозе когда тебе в лицо летят комья снега, крайне не удачная идея, которая ну совсем не нашла отклика в рядах караванщиков. При таком раскладе на ночных стоянках сам Бард велел, отвести душу, но обычно Бур оказывалась слишком измотана, чтобы вести длинные проникновенные беседы. Конечно она по-прежнему регулярно надоедала Эстель и Майи, не оставила попыток узнать получше «храброго гнома» и «брата снежного эльфа» а так же предлагала свою кандидатуру в качестве постоянной ночной грелки для госпожи Обьет, но делала это все с куда меньшим энтузиазмом чем раньше, усталость брала свое, да и сами спутники на которых отсутствие дороги, холод   и монотонность тоже воздействовали отвечали ей взаимностью.  Для Бур за эти несколько дней не произошло ничего существеннее наступания на ногу вчерашнему разбойнику, и при возможности, она охотно вернула бы их богам назад попросив замену.

+1

104

Это был самый странный походный совет из тех, на которых она бывала. А бывала она на многих.
Что было решено: шанки странного вида остается с ними в полноценной должности доверенного охранника каравана. Далее, они всё же едут в Галарон. Да, вот эта кучка наемников, которая едва справилась с неоперившимися разбойниками малых дорог, будет охранять нииримского посла не задерживаясь в городах по причине великой опасности и даже не собираясь обратиться к властям городов за помощью да хотя бы в той же охране! Что ещё? Ну… они идут в Галарон через горы. Напрямик. По местам, где сам Хаккар себе ногу сломит. И они везут довольно таки ценную фигуру по дороге, которая в любой момент может как пушинку смести их караван, чтобы уберечь её от того, что их караван в любой момент могут как пушинку смести «противодействующие лица». Остается только добавить, что это было даже не решение, согласованное на совете. Нет, это было просто высказывание, с которым им предстояло смириться.
«Ла-а-адно, не привыкать»
Пленник оказался на редкость несговорчивым. После нескольких часов сна девушка поднялась под утро в прескверном состоянии души и тела. Рана очень ясно и требовательно давала о себе знать, что после всего лишь парочки часов сна воспринималось полудемоном особенно неприязненно. Обмолвившись несколькими словами с Вемуром во время сооружения простенькой повязки для фиксации больной руки, она дождалась момента, когда настанет время будить их караван, после чего в урочный час приступила к допросу пленного, заодно давая себе некоторую разрядку. Когда стало ясно, что разбойник говорить явно не намерен, девушка стерла кровь с руки снегом и в еще более скверном расположении духа приступила к завтраку, оставив пленного на совесть Вемура.
И началась рутина дней… Первое время девушка еще преследовала Мориса подозрительным взглядом ни капли не заботясь о том, чтобы скрывать это. Но следом день за днем усталость, отсутствие доказательств и несколько кратких разговоров с полуэльфом изрядно притупили подозрительность и Эстель решила последовать тому, что было сказано Вемуру – не делать Мориса своей головной болью. В конце концов не она пустила его с раскрытыми объятиями, так что если он и окажется тем еще засранцем, то она просто поведет бровью и торжествующе подумает: «А я предупреждала». А пока стоит спать как можно спокойней. Хотя со сном у неё как раз таки проблемы были. Через ночь её посещали кошмары, ставшие уже привычными за столько месяцев, после которых появлялось стойкое чувство чего-то знакомого, пугающего и реалистичного, но раз за разом неуловимого.
Вот и сейчас Эстель проснулась, вскидывая руку перед собой с зажатым в ней кинжалом. Выровняв дыхание, наемница отпила холодной воды из фляги. По привычке провела рукой по плечу, хотя оно уже не болело. Броня и некоторые травы госпожи Объет делали свое дело. Оглянувшись вокруг, Эстель снова легла на свое уже остывшее ложе и, повернувшись на бок, предалась грезам, переходящим в дрему.

+1

105

Мориса рана почти не беспокоила - совместные усилия артефакта и лечебных снадобий сделали своё дело - разве что в первый день место очередного "украшения" чесалось так, словно Т'айр опять демонстрировал возможности магии контроля тела на нечистокровном своём ученике. Первое время шанки настороженно присматривался к довольно странному составу караванной охраны, но теперь, когда они свернули с дороги и пробирались вдоль гор, пути назад для него уже не было. Подозрения Эстель были верны лишь отчасти - характер у Джора был не сахар, в некоторых ситуациях он и впрямь мог показаться тем ещё засранцем, вот только все свои договорённости выполнял до конца, если вторая сторона придерживалась того же правила. Как ни странно, нелюди каравана на подсознательном уровне вызывали доверие, какого мало кто из людей мог удостоиться от бывшего разбойника.
Список тех, с кем он общался, по праву возглавляла Бурбарыш. Несмотря на тяжёлую работу по прокладке пути для людей и животных, эта деятельная особа как-то находила время и силы для общения с окружающими, включая "пустынного эльфа", которому довольно скоро перестал казаться непривычным вид дружелюбной гоблинши. Он даже - впервые на его памяти - смирился с тем, что кто-то называет его эльфом, хотя первое время ещё пытался переубедить зверянку.
Несколько раз интерес проявляла Эстель. Обычно это больше походило на допрос, чем на беседу, но скрывать ему было нечего (ну или почти нечего), так что вскоре рыжая демоница перестала бросать на него подозрительные взгляды, зато Морис отметил за собой, что сам он довольно часто провожает её взглядом, когда наёмница этого не видит. Эстель ему нравилась. Возможно, дело было в том, что она, с её подозрениями, с попытками сорвать злость на тех, кому не посчастливилось подвернуться под горячую руку, казалась самой близкой и понятной из всей собравшейся компании. А может, в нём просто заговорила кровь, та половина, что была у них общей... Но что-то подсказывало шанки, что не стоит терять голову настолько, чтобы слишком явно проявлять знаки внимания, хотя бы первое время. Голова была нужна ему ясной и на своём месте.
Вемур задушевных бесед не вёл и командованием себя не слишком утруждал - у него сейчас были занятия поважнее - а шанки ему свою компанию не навязывал. Но в целом огромный начальник охраны казался тем, под чьим руководством служить легко и приятно, если знаешь своё дело. А вот в сторону госпожи Объет Музыкант старался даже не смотреть лишний раз. Он родился и вырос в Олхане и прекрасно понимал, что в Ниириме за излишне пристальный взгляд в сторону этой беловолосой красавицы в лучшем случае подвесили бы за ноги.
По вечерам он пел у костра. Это хоть как-то скрашивало монотонность походных будней для него самого и тех, кто приходил послушать. Сегодняшний вечер не стал исключением.
- Все года, и века, и эпохи подряд всё стремится к теплу от морозов и вьюг. Почему ж эти птицы на север летят, если птицам положено только на юг? - вопрошала песня, словно про их караван написанная. - Слава им не нужна и величие. Вот под крыльями кончится лёд - и найдут они счастье птичее, как награду за тот перелёт.*
Охранявшие караван наёмники, конечно, искали более материальной награды за участие в этой авантюре, но Морису вскоре начало казаться, что многие идут вперёд не столько ради обещанной награды, сколько на голом энтузиазме, словно и впрямь ожидает их в конце пути некое наёмничье счастье. И, сам того не желая, менестрель заразился общим настроем. Вот только в песне птицам снились белые сны, его же ночные видения никак не желали заноситься снегом. И, кажется, не у него одного была такая проблема...

* * *

- Уходи, Саира! - то, что должно было стать криком, звучит не громче комариного писка, а та, кому этот крик адресован, и вовсе не слышит, снова поднимает лук, но лёгшая на тетиву стрела бессильна против их сегодняшних врагов. Изломанными куклами разбросаны по нестерпимо-яркой траве тела. Крови нет, они давно уже были мертвы, а вот сейчас уходят во второй раз, теперь уже окончательно. Одно из этих тел принадлежит ему... Нет, уже не принадлежит. Меч беспомощно выпал из левой руки - смешно вспомнить, как он переживал из-за потери правой! - так нравившаяся ему кожаная шляпа откатилась в сторону; светлые, почти белые волосы разметались по траве. Но он продолжает видеть происходящее откуда-то сверху. На глазах Саиры блестит влага, срывается вниз, оставляя блестящие в лучах солнца дорожки - разве мёртвые умеют плакать? - а потом и она покидает этот жестокий мир.

* * *

Морис сел рывком, сбрасывая тёплое одеяло, потом и вовсе поднялся на ноги. Чувствовал он себя не живее, чем во сне. Хаккаров холод! Когда-нибудь он доконает теплолюбивого шанки... До утра было ещё далеко, можно было перебраться вместе с одеялом поближе к костру и попытаться снова уснуть, но Джор знал, что в ближайшее время это ему не светит. Немного попрыгав и помахав руками, он почувствовал потребность избавиться от излишков выпитого с вечера травяного чая и побрёл за границы лагеря. Через несколько шагов остановился - лагерь отсюда был как на ладони, а вот его с той стороны вряд ли видно. Свет от костров, хоть и не яркий, делил мир надвое. Впереди была темнота, временно ослепившая пришедшего из светлой половины. К счастью, зрение сейчас было Джору не очень-то нужно.
Он уже застёгивал пуговицы на штанах, когда начал наконец хоть что-то видеть. В нескольких метрах впереди темнел некий продолговатый предмет. Бревну или ещё какому природному объекту, не занесённому снегом, тут было взяться неоткуда, так что шанки решил проверить, что это.
С Майей, ещё одним полудемоном из отряда, он не общался, она даже на его импровизированные концерты не приходила, но перепутать её с кем-то было сложно. Смерть не оставила на её лице печати боли или страха. Она будто спала... Вот только ниже подбородка кто-то нарисовал погодному магу второй рот, да так профессионально, что она даже не успела позвать на помощь. И этот кто-то вполне мог сейчас наблюдать за Морисом из темноты.
- Turma varnas'se ni! - он быстро перебрал пальцами невидимые струны, сплетая их мелодию в заклинание щита, а сам попятился к лагерю от гипотетической опасности, надеясь, что никто не додумается выстрелить оттуда ему в спину. - Тревога! - если заклинание он читал вполголоса, то теперь рявкнул во всю силу лёгких. "И не мог её кто-нибудь другой найти?" - мелькнула раздражённая и несколько несвоевременная мысль. - "Эстель наверняка подумает на меня".


*Владимир Высоцкий, "Белое безмолвие"

Отредактировано Морис (Понедельник, 30 ноября, 2015г. 22:17:38)

+2

106

В тот момент, когда Морис натолкнулся на труп Майи, случилось сразу множество событий. Так всегда: тащишься невесть куда неделями и все развлечение - смотреть, как солнце по небу кружит. А потом за секунду происходит столько всего, что хватило бы на месяц.
- Тревога! - голосу полуэльфа вторило сопрано с другой стороны лагеря. Создавалось впечатление, что некая чрезвычайно высокородная особа изволила узреть кузена вел’кари, грубо именуемого в простонародье крысой. Визг шел из палатки Шааль, как можно было догадаться. Словно откинутый звуковой волной, из нее выскочил человек. По правде говоря, его лицо было сверху скрыто капюшоном, а снизу - маской-шарфом, поэтому точно сказать, был ли это действительно человек, не представлялось возможным. Ну да все же будем считать его для простоты человеком. В руках у фигуры были два клинка - коротких, чуть длиннее кинжала, но очень широких и толстых. Как этот субъект прокрался мимо костров - загадка.
Но это еще не все. Буквально в нескольких метрах от себя Джор видит еще одну фигуру. Та же маска, тот же плащ серого цвета, позволяющий растворяться в ночи. Незнакомец шевельнулся, выхватывая точно такие же короткие и широкие кинжалы. Пока он был неподвижен даже острый глаз Мориса был не в силах разглядеть во тьме эту новую напасть.
Пока, впрочем, не так все плохо - два невысоких человечка против шестерых охранников, двое из которых - великаны... А нет, уже против пятерых.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Вемур (Понедельник, 30 ноября, 2015г. 17:15:09)

0

107

Мощная волна отзвуков органной музыки смешивалась с шипением кипящих гейзеров и катилась по пещере словно все сметающее цунами, казалось в этой какофонии ничего нельзя разобрать но тем не менее тоненький, едва не захлебывающийся от волнения писклявый голосок звучал предельно четко и разборчиво господствуя над хаосом.   
- О, несравненная Бурбарыш, чьи волосы подобны торнадо сносящему горящий лес, яркие очи словно кипящие озера лавы, ноздри разверсты как гномьи шахты, а ушки реют над гордой главой аки боевые знамена!  Чьи груди подобны спелым тыквам, животик спине яка, бедра церковному колоколу, а ноги стволам древа нур-нур!  Внемли же мне! Я сделаю тебя императрицей Подо-Всего! Я увешаю тебя златом и каменьями так, что ты будешь сверкать как маяк, а при каждом шаге звенеть как колокольня! Я брошу к твоим ногам миллионы миллионов сосисочных шкурок! Я прикажу сшить для тебя самую большую шубу из кошек в мире! Мы с тобой будем жить в замке возведенном из самых ароматных и сочных сыров и питаться его стенами! Если захочешь ты сможешь даже съесть его до основания, я тебе еще построю! Каждое утро, пока ты завтракаешь, я буду расчесывать тебя с головы до пяточек, чтобы ты не трудила лапки, а после мы сможем часами предаваться страсти в моем бассейне с уксусом под исполинским портретом Вождя! Будь же моей женой! Триумфом! Тортом! Троном! Туфелькой! Тревога!  - реальность завертелась цветастым калейдоскопом безжалостно сминая и гейзерную пещеру  с дружелюбно улыбающимися гиенами во фраках,  и эльфийскую жрицу в церемониальных одеяниях из освященного бекона, и даже стоящего на одном колене гигантского крыса в белоснежном мундире с золотыми пуговицами, голубым бантом на хвосте и напомаженными усами. Зверянка шумно выдохнула и резко села тряся головой, силясь понять, где она вообще находится и происходит, но продлилось это не долго, в следующую секунду лицедейка уже была на ногах судорожно сжимая булаву с которой в последнее время спала в обнимку, клич Мориса вытеснив отголоски дурного болезненного сна ясно звучал у нее в голове. Взгляд  её нервно метался из стороны в сторону, в поисках угрозы пока не наткнулся на тонкую фигуру шанки в ночной мгле за границей круга света (чужака она со своей позиции не разглядела), недолго думая багбириха бросилась на помощь.  Но тут с другой стороны донесся душераздирающий девичей вопль, заставивший Бурьарыш сбиться с шага и обернуться, при виде вылетающего из палатки Шааль неизвестного сердце Бур ёкнула  от крайне нехорошего предчувствия. Зверянка развернулась корпусом к новой угрозе потянув из чехла вторую булаву собираясь немедленно бежать туда, но увидев медленно поднимающийся над палаткой аки дым над погребальным костром силуэт Вемура  передумала. Великан разберется, а вот разбудивший их всех эльф к тому времени уже может быть мертв. Бур развернулась во второй раз и едва не своротив по пути рабский шатер в считанные секунды оказалась рядом с шанки.
- Что? Где? О нет, Майа! Кто это сде… ох тыж Хаккар! – не смотря на способность видеть в темноте она только сейчас различила что-то похожее на движение сбоку.

Заявка: добежать до Мориса и по возможности не умереть.           

Отредактировано Бурбарыш (Среда, 2 декабря, 2015г. 08:10:13)

+1

108

"Ррррасслабился!" - зло подумал шанки, выхватывая из ножен меч и разворачиваясь лицом к опасности. Сказать, что Морис был собой недоволен - всё равно, что ничего не сказать. То, что он не увидел противника, ещё можно было понять. Но ведь и не услышал! Так бы и умер тут едва ли не со спущенными штанами. И кому тогда нужны были бы оправдания, что дыхание ночного гостя заглушили другие, более близкие и громкие звуки? Дыхание (а теперь ещё и активное шевеление) рабов в палатке, треск ближайшего костра, скрип снега под ногами - он и сейчас их слышал, знал место в окружающем мире каждого из этих звуков, но теперь ему это не мешало. Даже на истошный визг со стороны посольского шатра он не отреагировал, предоставив разбираться с происходящим там другим охранникам. Его проблема была намного ближе.
Если бы под рукой был арбалет, он бы сначала выстрелил во врага, но арбалеты остались в рюкзаке, рядом с его одеялом, так что приходилось пользоваться тем, с чем он в походе не расставался даже во сне. Правая рука теперь сжимала меч, в левую же послушно упал закреплённый на предплечье нож, тут же полетевший в неизвестного. Несмотря на небольшое расстояние, шанки не рискнул целиться в горло. Метательный нож - не арбалетный болт, от него и увернуться можно, так что бросок был направлен несколько ниже, в корпус. Если и не пробьёт защиту, то всё равно заставит противника как-то реагировать, теряя драгоценные секунды.
Снег замедлял движения, но не настолько, чтобы не успеть сократить дистанцию, пока магический щит не израсходовал влитую в него энергию. Морис слышал, что к нему спешит подмога, но не стал ждать, пока Буря добежит до него и успеет что-то предпринять. На втором шаге волнистый клинок уже был занесён для удара, освободившаяся левая ладонь лежала на навершии рукояти, готовая помочь правой изменить направление удара, а то и попытаться остановить его, если возникнет такая необходимость. На третьем шаге жаждущий крови Бастард начал свой смертоносный путь. Косой рубящий удар в основание шеи, усиленный инерцией движения мечника, мог оборвать чужую жизнь. Но кому, как не мечнику, было знать недостатки такого приёма? Он не полагался всецело на удачу и не собирался подходить вплотную, напротив, наметил разрыв дистанции на случай, если противник будет ещё жив и активен. На этот раз, несмотря на щит, не было необходимости подпускать врага к себе слишком близко, теряя преимущество длинного клинка. Если тот всё же окажется быстрее, сумеет поднырнуть под клинок - тут-то и поможет защитная магия, не позволит проделать в менестреле очередные не нужные ему отверстия. А вот о том, что в темноте могут обнаружиться и другие враги, лучше пока не думать... но постараться их вовремя услышать.

+1

109

Мысли наемницы снова удалились, обволакивая её в шелковое покрывало грез. Но вскоре материя с единым треском разорвалась посреди, стоило ей услышать приглушенный стон слева. Несколько секунд и он обрывается так же скоро, сколь и начался. Среди шёпота костра стало особо различимо чье-то дыхание и едва доходящий до неё скрип утоптанного снега под тяжестью ног. Естественно, любопытство взыграло в Эстель, заставляя её повернуться на бок и приоткрыть один глаз, дабы узреть еще одного обладателя кошмаров.
«Морис?», - с некоторым удивлением подумала полудемон, наблюдая за поджарой фигурой удаляющегося метиса. - «Ну и ладно. Не моё дело».
В конце концов, наемниками от хорошей жизни не становились. Девушка немного посопела в руку, пытаясь согреть нос, когда услышала:
- Тревога!
Личность кричавшего сомнений не оставляла. Полукровка резким хватом подтянула меч, лежавший тут же, и вскочила на ноги. Только собравшись оглядеться, она услышала визг со стороны палатки госпожи.
Эстель не раздумывала ни мгновения дольше. Липкий страх за сохранность Объет только начал охватывать внутренности полудемона, а она уже преодолела половину расстояния, лишь единожды поскользнувшись на утрамбованном снегу. Наемница видела выскочившего из палатки госпожи человека и искренне надеялась, что тот сейчас даст дёру, даже подбросив ему подсказку в виде прорвавшегося сквозь явно недружелюбный оскал рыка. Руки обхватили рукоять полуторника, пока удерживая клинок в положении заведённым назад, а хвост обхватил ножны. Всё происходило в считанные секунды, ведь еще несколько мгновений назад она собиралась всего лишь увидеть сон, более привлекательный предыдущего. А сейчас буйная кровушка горела пламенем, предлагая полудемону сжечь противника дотла.
Выдох сорвался белым облачком пара, и наемница рывком обнажила меч, уводя клинок по дуге. И если начальное движение предполагало косой удар по телу, то следом девушка открыла намерения сменив траекторию на более низкую, дабы под угрозой оказались ноги (бедра) противника.

+1

110

В три, ну ладно, четыре огромных прыжка Бурбарыш оказывается рядом с трупом Майи. Багбира не остановил костер, призванный освещать лагерь и охранять его от незваных гостей. Гигантская акробатка просто перемахнула через пылающие дрова, благо при ее росте и подвижности это было совсем несложно. Впрочем, толку от столь быстрого перемещения было немного - прискакала она и что теперь?
Значительно более продуктивно действует "дружелюбный, смышлёный и трогательный". Сперва в ночную тать летит метательный нож. Это так, для затравки. Противник Мориса, впрочем, оказывается тоже не лыком шит. Когда он видит, как Джор замахивается, налетчик быстро отводит влево левую же руку. Выпускает клинок. Оказывается, оружие подвешено на кисти на широкой петле - старинный обычай, практикуемый северянами. Маскированный хватает полу своего плотного плаща и резко дергает его вправо. Полуэльф был совершенно прав: метательный нож - не арбалетный болт, даже небольшой помехи, нарушивший траекторию вращения метательного оружия, вполне достаточно, чтобы его обезопасить. Сбитый плащом неизвестного, снаряд Мориса падает неподалеку, чуть восточней его противника. Нож даже смутно виднеется в темноте.
Не принесла успеха и атака мечом. Противник Джора не только не стал от нее уклоняться - напротив, он сам поспешил навстречу "дружелюбному". Одно проворное движение левой кистью - и вот оба меча, пока назовем их так, уже снова в руках у скрывающего лицо. Широкие клинки скрещиваются, принимая на себя удар "смышленого" и уводя его в сторону, дабы не мешать полуэльфу в своей инерции просто потерять маневренность. Затем следует короткий, но весьма ощутимый пинок в пах - хорошо Морис догадался использовать защитную магию, погасившую неприятные последствия атаки. Противник не церемонится - похоже, эта схватка будет посерьезней предыдущей стычки с разбойниками. Куда серьезней.
Эстель помнит наставления Вемура. Она сразу же бросается спасать Объет. Тем более, что, судя по всему, длинноволосая девушка - цель номер один для нежданных пришельцев. Однако и полудемонетку ждет разочарование - ее меч отведен так же, как и оружие "трогательного". По счастью, контратаки не последовало. Зато "сама милота" услышала резкий, хоть и очень тихий свист. Мимо ее уха проносится нечто, пробивающее плотную ткань шатра и застревающее в нем. Это нечто представляет собой квадрат, углы которого вытянуты от центра, образуя острия. В середине квадрата проделано отверстие - видимо, для удобства ношения. Кажется, подобное оружие, имеет хождение где-то на востоке... Сей снаряд такой бритвенный остроты, что, пролетая, срезает с головы мечницы прядку волос. Чудо, что не попал. Конечно, вряд ли такая легкая штука смогла бы действительно нанести серьезную рану. Но вдруг на ней яд? Зато становится видим метатель - он прятался в тенях неподалеку от Эстель - южнее и чуть восточней. Проклятые плащи - словно заклинание невидимости! За этим третьим врагом, словно из ниоткуда появившимся в лагере, возникает и четвертый. Он не скрываясь пробирается между мулами.
Все враги словно клоны, просто какое-то наваждение! Одинаковые плащи, одинаковые затемненные, чтобы не отблескивать ночью, клинки, схожие шириной с абордажными саблями, одинаковые маски! Кажется, рост немного различается, а так бы точно можно было бы списать все на морок.
Кстати, а как же наш начальник охраны, доблестный Вемур? Он вылезает из своего шатра чуть замешкавшись. Зато, в отличие от предыдущего раза, одетый, пуст и не в латы, а всего лишь в штаны и куртку. Опоясанный своим Медведем. И с увесистым бревном на плече. Так, глядишь, к после-после-послеследующей битве огр вовсе выйдет совсем экипированным! Великан спешит на подмогу полудемонетке. Да вот беда - на его пути вырастает пятый нападающий. Он скрывался в тенях несколько северней Эстель. Человечек - плевок для людоеда! Зелбораф поднимает свое грозное оружие и опускает его на голову противника. Сейчас раздастся мерзкий хруст... Как бы не так - маскированный легко уходит от атаки, само собой пытаться блокировать ее своими мечами он не стал. Зато правая рука великана обогатилась парой длинных порезов - оружие у ночных налетчиков бритвенной остроты.
- Где же этот бит гно-о-ом??? - а нет его! Спит и ничего не слышит, умаялся за день!
- Девку, девку берегите!!!

Карта

http://s001.radikal.ru/i194/1512/ce/41d28f3a14f7.png

Отредактировано Вемур (Четверг, 3 декабря, 2015г. 10:54:41)

0

111

Это было довольно таки неприятно. Сложно говорить о непривычности – фехтовальщик из Эстель не ахти, а потому тот, кто действительно владеет своим оружием, пусть даже на весьма посредственном уровне, мог вполне использовать напористость полудемона против неё. Но, даже осознавая это, сложно не удивиться, когда задето твое самолюбие. Да, напротив неё враг, позади, быть может, истекает кровью вверенный ей посланник, где-то там сражаются товарищи, в палатках верещат рабы, а Али опять наложил кучу. И при всём при том в наемнице сейчас говорило уязвленное самолюбие, которое не давало ей полностью выпрямиться, но оставляло взирать на своего противника чуть сужеными в подозрении глазами. В тоже мгновение еле различимый свист, перемешавшийся с трелью пляшущих сережек в ушах, оповестил наемницу, что беда близко. Она ощутила щекой колебания воздуха, даже не успев дернуться в сторону и шеи коснулась прядь чуть жестких и щекочущих волос. Вот теперь она нахмурилась и выпрямилась, одновременно делая шаг назад для разрыва дистанции. Наемница настороженно переводила взгляд с одного появившегося врага на другого.
Исказившая губы усмешка и тихий шипящий смех весьма верно передают сдерживаемые Эстель эмоции.
- Наконец! – рука привычным движением утверждает меч в землю, оставляя его одиноким штандартом для будущего знамени. Сейчас его мощь была лишь недостатком, замедляя девушку и делая её неуклюжей в сравнении со скоростными противниками. Одно радовало – она могла отследить их движение, а значит её реакция не уступит, а, может, и превзойдет. Эстель хвостом швырнула в противника удерживаемые ножны, а сама бросилась к нему же, делая прыжок в бок, чтобы преградить обзор метальщику из тени его же товарищем. В тоже время рука скользнула за поясницу и выхватила кинжал. Не останавливая движения, полукровка делает выпад рукой, будто собираясь поразить врага в шею. Его скорость, конечно, позволит ему увернуться и даже контратаковать. На это она и рассчитывает, отслеживая его действия и пытаясь предугадать оные. Да и не стоит забывать про его дружков. Пока что она в положении, в котором её противник сам загораживает обзор двоим другим. Но это пока, да и их танец столь скор, что не стоит полагаться на это кратковременное преимущество.

+1

112

Бур поспешала-поспешала да не до спешила, время упущенное на метания в какую же сторону все-таки бежать  сказывалось, да и то что она не разглядела нападавшего сразу внесло свою лепту,  рядом уже во всю кипел бой, а скоморошиха только осознавала скользящую в снежной дымке словно хищник угрозу.  Лохматая пребывала в полнейшем недоумении кто это и откуда они вообще взялись посреди бескрайней белой бездны не по небу же прилетели, но времени удивляться не было, так что она выкинула все лишнее из головы и покрепче перехватила свои «палочки».  Морис уже во всю рубился с налетчиком когда зверянка окончательно собралась и, наконец, вступить в бой. Не решившись использовать метательные булавы по прямому назначению из опасений задеть союзника Бурбарыш решительно двинулась вперед обходя сцепившуюся пару и заходя чужаку в бок и намереваясь если уж не поразить его сразу то, по крайней мере, оттеснить  к шатрам и огненным сполохам.  Удары багбирихи были предельно просты, но выверены,  сверху вниз  в висок основной рукой, и нелепый, детский тычок в грудь дополнительной,  атаки чье назначение не убить или нанести серьезную травму, а заставить раскрыться, отвлечься, потерять равновесие и позволить напарнику  довершить начатое.   Наученная горьким опытом Бур не спешила рьяно наступать на врага, а напротив пользовалась преимуществом в длине рук  не сокращая дистанцию и готовилась в любую секунду отпрянуть избегая контратаки.

+1

113

"Хашишийа" - мелькнула в голове шанки мысль, от которой по спине пробежал неприятный холодок. Несмотря на пренебрежительное, уничижительное даже прозвище, этот орден внушал трепет. Иногда мальчишки бедных кварталов играли в этих совершенных убийц, представляя себя на их месте. А некоторым из них, возможно, предстояло в будущем пополнить ряды ордена, получившего своё название во многом благодаря происхождению тех, из кого он по большей части состоял. Дело в том, что для вступления нужно было отказаться от всего, включая собственную волю и даже жизнь, так что и шли туда отчаявшиеся, те, кому, как они сами считали, уже нечего было терять. Ходили слухи, что в начале обучения им каким-то образом показывали загробную жизнь, ожидающую их в случае абсолютного повиновения приказам старших. Видимо, она была достаточно привлекательна, чтобы ради неё в этой жизни претерпеть любые лишения и даже отказаться от самого себя - никто никогда не слышал о хашишийа-ренегатах. Зато говорили, что эта "чернь", полностью посвятившая себя искусству убивать, в совершенстве владеет любым оружием, не брезгует никакими подлыми приёмами, нечувствительна к жажде, голоду, холоду, боли и вообще ни к чему, не ведает страха и сомнений, умеет замедлять дыхание и пульс чуть ли не до полной остановки (не потому ли Морис не услышал прячущегося убийцу?). Много чего говорили о них, правды не знал практически никто, так как мало кому посчастливилось пережить встречу с ними. С их помощью часто решали вопросы очень большой и очень грязной политики...
У Мориса не было времени обдумывать все эти подробности, достаточно было учесть, что противник скорее всего очень опасен. Он шагнул вслед за мечом в сторону, проигнорировав погашенный магией пинок, потом остановил движение оружия и прямо из этой точки начал следующий удар - горизонтальный, на уровне пояса, одновременно с движением рук доворачивая корпус так, чтобы вновь оказаться к противнику лицом. На этот раз замах был коротким, так что и сила удара будет поменьше, зато последовал он почти без паузы. Короткие клинки давали противнику возможность двигаться быстро, так что сейчас важна была именно скорость. Но столь незамысловатый удар вряд ли смог бы достать ночного убийцу, так что того ждал небольшой сюрприз. Как только меч окажется направленным на противника (который наверняка отступит, выжидая момента, когда мечник вновь будет вынужден бороться с инерцией своего оружия), Морис шагнёт вперёд, толкая меч от себя, даже одну руку с рукояти уберёт, если того потребует удлинившаяся дистанция. Может и не лучшая затея в другой ситуации, но дерущихся уже обходила багбирша, тоже стремившаяся внести свою лепту в творящееся безобразие. Каким бы быстрым и умелым ни был их противник - он оказался в явном меньшинстве.

+1

114

Наложил ли Али и правда в штаны, как думала Эстель - вопрос открытый. В одном она была права - начальник каравана и не думал появляться. Видимо, даже деньги, полученные от таинственного Хозяина (мир, здоровье, да пошел он!) не сподвигли нииримца на подвиги. Он четко разграничивал обязанности: на нем рабы, мулы, лечить раненных и больных, распределять провиант и воду, смотреть, чтобы по дороге не растерялось имущество, чтоб оно не попортилось. Везти-указывать дорогу, которой, к слову, сейчас и вовсе не было. В общем, не для геройства был нанят Али. Наверное, то, что он это прекрасно понимал, даже хорошо.
Когда демонетка почти торжественно вонзила в землю свой длинный меч, ее противник на секунду замер, видимо, стараясь разгадать маневр рыжей. В тот же момент, когда в маскированного полетели ножны, он резко крутанулся на месте. Импровизированный снаряд Эстель был отбит... Хвостом. Да, она не единственная тут обладательница сего временами полезного предмета. Более того, в повороте налетчик выпускает свои мечи и расстегивает плащ. Который и устремился навстречу атакующей полудемонетке. Все произошло слишком быстро - меч, ножны, кинжалы, хвост, атака наемницы, плащ - и Эстель не успевает увернуться, хотя сережки чуть ли не за уши пытаются оттащить ее. По счастью в плаще нет ни скрытых игл, ни потайных лезвий, от которых несомненно пострадал бы в первую очередь сам носитель. Из чего можно сделать вывод, что ночные враги - это не просто кусок дешевого трущобного мусора, которому дали денег на оружие и который не знает, как им правильно распорядиться.
Ладно, мечнице потребуется время, чтобы сбросить с кинжала тяжелый плащ да и вообще отделаться от него. Понадобится секунда, не более. Но в схватке и за секунду может произойти очень многое. Есть у сложившейся ситуации и пара положительных моментов. Во-первых, сложный трюк не оставляет маскированному времени для контратаки на полудемонетку, которая сейчас так уязвима. Во-вторых, теперь можно хотя бы смутно разглядеть одного из нападающих. Это - вентури, довольно рослый для своего вида, гибкий и ловкий, как ящерица. Круговыми движениями обоих кистей, он возвращает оружие обратно в руки.
Пару первых выпадов Бурбарыш были благополучно отбиты. Хитрый налетчик не встречал их жестким блоком - он ясно представлял себе, насколько противница превосходит его в весе и силе. Маскированный просто немного смещался в сторону, слегка направляя движение булав багбира своими клинками так, чтобы ее оружие проносилось буквально в сантиметре от цели. Однако последний, несколько неуклюжий тычок циркачки все же нащупывает тело врага. И даже не столько травмирует, сколько лишает равновесия, контроля над ситуацией. Атаку довершает Морис - его клинок пробивает плащ и, скорее всего, ранит противника. Похоже, ночной убийца решает, что два противника могут доставить ему немало хлопот. Потому он резко сбрасывает плащ, делает короткий разбег и ловким, точным движением перепрыгивает костер, что должен был служить охраной лагеря. Ничего удивительного - крысы отменно прыгают, когда надо. Да, противник полуэльфа и акробатки - велькари. Приземлившись он разворачивается к охранникам каравана, оставшимся в тени. В руках у налетчика - две бутылочки. Одну от немедленно бросает в костер за собой, отчего тот жарко вспыхивает. Теперь перебраться через него будет проблематично даже Бурбарыш. На смену брошенной бутылочке приходит новая.
Налетчик, только что порезавший Вемура, теперь собирается воспользоваться заминкой и всадить свои клинки в Эстель, однако ему приходится уворачиваться от дубины великана. Правда, сделать это маскированному было не очень сложно, однако момент упущен. Тот же убийца, что только что метнул сюрикен в полудемонетку, не спешит приближаться. Еще одна стальная "звездочка" попадает в людоеда. Благо в такую махину не промахнуться. Однако отточеный бросок, рассчитанный на человека или кого иного той же комплекции не в силах пробить толстую кожу огра.
Последний налетчик, что появился среди мулов, подбегает поближе. Он медлит, выжидая и оценивая ситуацию. Да, Зелборафу и Эстель сейчас будет несладко...

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Вемур (Среда, 16 декабря, 2015г. 11:18:50)

0

115

Мимо, блок, снова мимо, блок, блок, блок, мимо. Противник оказался вертлявым как шушпанчик, а как вскоре выяснилось еще прыгучим как горный козел и хвостатым аки опоссум. Не то чтобы зверянку это сильно смутило,  повстречайся он ей на ярмарке, она бы наверное засмущалась, спрятала булавы за спину и поспешила заверить что на самом деле вовсе не видистка, ничего лично против него не имеет, а Охотница на Крыс просто сценическое имя, или напротив загорелась бы любопытством и стала бы надоедать вопросами о родине и быте голохвостых, но сейчас все это не имело ни малейшего значения, враг он и есть враг. О том кто он и какие цели преследует можно будет порассуждать после, сейчас единственная важная вещь – как сделать его безопасным желательно навсегда не дав прикончить себя, эту истину папа заставил её усвоить крепко-накрепко. Когда плащеносец (теперь уже бывший) сдал назад, охваченная азартом схватки и инстинктами догнать ускользающую добычу Бур кинулась было следом, но  полыхнувший словно топка преисподней костер остудил её пыл. Первым её побуждением было немедленно швырнуть в узкую спину булаву, но противник уже продемонстрировал завидную ловкость в уклонении, так что Бур решила не разбрасываться оружием попусту.  Вовремя  изменив направление движения багбириха не долго думая вписалась в шатер от души навалившись могучим плечом  в надежде «уронить» не такую уж прочную конструкцию прямо на попрыгунчика-пиромана, очень уж ей не нравился вид его бутылочек.  В случае удачи она была готова развить успех, громом обрушившись на оглушенного крысюка пока тот не способен сопротивляться и добить. Если же тот для маневра окажется слишком быстрым Бур надеялась, что снежный Морис не побежит наматывать круги вокруг лагеря а сможет воспользоваться освободившимся  после падения «проходом» и вовремя придет ей на помощь.

0

116

Возможно, будь у Эстель время, то она бы успела окинуть взглядом поле, рассчитать все плюсы и минусы происходящего, отбросить панику, ибо минусов окажется в разы больше, а наемники из тех людей что ценят свою жизнь больше прочих – как иначе можно столько раз рисковать собой и выживать? – занять максимально удобную позицию и одолеть врага силой мысли! Ну почти. То есть рассчитать все происходящее и примерно прикинув скорость, массу и тип мышления вычислить наиболее оптимальный удар. Неожиданный, стремительный, смертельный! Прямо как в тех книжках… А после мысли о книжки пришла бы другая идея. «Белоснежка и семь гномов.» Читали ли гномы эту повесть? Не считают ли оскорбительной её? Не зедавает ли их гномьи чувства то, как представлена их культура человеческим детям? «Надо будет спросить у гнома», - такими были бы мысли Эстель, будь у неё время. А раз времени нет…
Девушка даже не пыталась уклониться, зная, что на этом этапе преодолеть инерцию будет возможно, но новое положение будет еще более неудобным, что весьма выгодно противнику. Вместо этого она изменила положение кинжала, устанавливая лезвие в продолжении собственной руки. Таким образом, когда тяжелый материал упал на руку и часть плеча и незамедлительно начал соскальзывать, наемница уже была готова к этому. Когда пятки девушки закончили оставлять борозды в утоптаном снегу, она развернулась вокруг своей оси и круговым движением позволила плащу соскользнуть с руки, для возвращения к хозяину, прибавив небольшой подарочек.
- Фас, - тихий шепот раздался за секунду до того.
«Вот чем-чем, а ударами плаща я еще не обменивалась. Почти как полотенце в бане.» И ей бы хмыкнуть от удачного сравнения, но что-то снова пошло не по плану! На этот раз удар тяжелой дубины позади неё подсказал потратить драгоценный миг, но оценить бегло увидеть обстановку позади. В тот же момент глаз уловил блеск звездочки и хотя для сочувствия другу пока что времени не было – слишком напряженно начинался бой, то вот осознание собтвенного опасного положения все еще имелось. И Эстель сделала самое лучшее, что видела в данный момент – отпрыгнула. Сложно не оценить удобство отрогов сбоку от себя, когда это открывает обзор на противника Вемура – твоего потенциального противника, заставляет твоего ящера следовать за тобой, да еще и укрывает от металлических звездочек, с противным хлюпаньем вонзающихся в плоть (по её предположению).
Тем временем хвост нащупал на шее шнур и вытащив кулон из ворота рубахи опрокинул его за спину, пользуясь секундным неведением врага. Невидимость будет хорошим подспорьем с любым врагом, а с таким в особенности.

Использую браслет «Серпентис», отправляя змейку вместе с плащом. Даже если противник отбросит его – задача доползти и кааааак кусануть! И будем надеяться что остроты зубок хватит.
А так же, подготавливаю кулон «Неведимка» или как там его.

0

117

Морис немного замешкался, стряхивая с меча плащ ассасина (кажется, так представителей напавшего на караван ордена называли в Альтанаре). Бастард решил сыграть со своим хозяином злую шутку, не пожелав освобождаться от ткани с первой попытки. К счастью, противник этим не воспользовался, предпочёл сбежать. Бард как раз одолел злосчастную тряпку и собирался уже присоединиться к Буре в погоне за крысой-переростком, когда впереди полыхнуло. Кратчайший путь был отрезан, зато языки пламени высветили валяющийся на снегу метательный нож, на который Морис едва не наступил. На этот раз он перехватил меч левой рукой, нож же лёг в правую. В бою он с одинаковым успехом пользовался обеими руками, но на этот раз выбор был не случаен - второй оставшийся у него нож крепился на правом предплечье, так что им можно было бы воспользоваться сразу после броска только что подобранного.
Разумеется, бегать кругами вокруг лагеря, пока голохвостый швыряется горючей смесью в костры, Джор не собирался и всецело одобрял намерение багбирши проложить более короткий путь. Внутри заполненного рабами шатра явно начиналась паника, но пока не было причин переживать об этом - для того, чтобы начать путаться под ногами, людям ещё предстояло оттуда выбраться, что после падения шатра будет только сложнее сделать. Морис взял правее и рубанул мечом по задней растяжке, заметно ускорив начатый Бур процесс. Противника он теперь не видел, но и тот его не видел тоже, чем было не грех воспользоваться. Музыкант замер, опустив меч к земле, а руку с ножом наоборот подняв для броска. Он ждал того момента, когда велкари появится в поле зрения, то ли над падающим тканевым пологом, то ли сбоку от него. В то, что крыс окажется этим пологом придавлен, мужчине не верилось, но в этом случае нож кидать не придётся. В любом же другом сталь отправится в полёт к своей цели, а шанки попытается обогнуть упавший шатёр справа. Впрочем, последнее он попытается сделать в любом случае.

0

118

Эпизод завершён.

0


Вы здесь » FRPG Энирин » Завершённые и неактивные эпизоды » ¶ Ценный груз


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно