FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Завершённые и неактивные эпизоды » ◆ Маскарель ("На службе у принца")


◆ Маскарель ("На службе у принца")

Сообщений 1 страница 20 из 252

1

На службе у принца


Действующие лица: Бурбарыш, Лотар, Рафнир, принц Фредерик в качестве мастера и режиссёра

Место: герцогство Маскарель, север Центрального Альтанара:
Действие I: безымянная деревня на востоке области Ретмонт, что на западе герцогства;
Действие II: окрестности Ржавого форта, что в Минскаре, в центральной части герцогства;
Действие III: эльфийское поселение Леем'Риэль близ леса Миттелиан в Эльфийских Марках, землях вдоль границы с Сельмирионом.

Время: апрель-май 1398 г.

Сюжет:
Действие I: На пути из Кхазаррата в Тронхолд отряд принца с примкнувшим к нему караваном Торренса Кребенгельма достигает небольшой деревеньки на востоке Ретмонта и обнаруживает, что деревня недавно подверглась налёту людей с гербом окрученного цепью ясеня.
В ходе действия банда была разгромлена, главарь пойман и повешен, выжившие налётчики - уведены на суд барона Моролда. Выясняется, что налётчики - разбойники, ряженые в одежды со знаками владетеля одного из соседних феодов.
Действие II: Распрощавшись с караваном Торренса, принц вместе с профессиональным циркачом Вемурафенибом и его приёмной дочерью Бурбарыш, нанятыми в качестве ударной силы, форсированным маршем движется к Ржавому форту, лорд которого подозревается в организации налёта. В лесу близ замка организуется ловушка...
В ходе действия был разбит прибывший на встречу небольшой отряд лорда Престона Греверна, сам он и несколько рыцарей попали в плен. Вскрывается причастность Гревернов к зреющему мятежу герцога. Ржавый форт принцем, получившим подкрепление от маскарельских лоялистов, Кохов.
Действие III: Разделившись с отрядом его высочества у Ржавого форта, Бурбарыш по высочайшему поручению прибывает в пределы хутора на границе земель эльфов с посланием для друида Ульфа Зеленобородого. Выясняется, что поселение страдает от нападок необычного волка, но по счастливой случайности в округе оказываются странствующий наёмник-вентури Лотар и ведьмак Рафнир.

Возможность присоединения игроков: нет

Старейшая из провинций Альтанара вообще и Центрального Альтанара в частности. Тысячелетия назад Восточный Маскарель был одним из первых регионов, отвоёванных людьми у гоблинов, и одним из первых государств людей. Земли герцогства простираются от Моролда на западе до замка Коготь Грифона на востоке, а с севера и юга ограничены стеной сельмирионского леса и полноводным Хоссом. Леса, холмы, равнины, низменности близ восточных отрогов Кхазад-Дара и побережье Тронхолдского залива уже не один век кормят живущих здесь людей, эльфов, гномов и всех остальных, кого приютила здешняя благодатная земля, и, разумеется, наполняют карманы тех, кому эта земля принадлежит.

Отредактировано Фредерик (Понедельник, 20 июня, 2016г. 16:34:18)

0

2

Пространственно-временной сдвиг. Начальная точка.

Большая часть отряда Фредерика покинула Кхазаррат вскоре после прибытия: часть людей составила эскорт эльфов, направившихся через Зелёные марки в Радовар (и далее на восток, хотя на этом отрезке пути их охрана уже была заботой самих охраняемых), ещё больше отправилось обратно в Моролд вместе с Лореей, Лиаррой и купленными у гномов големами и машинами - для этого сопровождения отнюдь не расточительным было бы отослать целую небольшую армию. Насущные дела повлекли значительно большую задержку, чем предполагалась изначально, однако в начале недели три десятка всадников, треть которых носила пылающие бутоны на щитах, наконец выехали из гномьей твердыни вместе с купцами Кварты, а также несколькими присоединившимися к каравану путниками. Среди последних наиболее выдающимися, во всех смыслах, был, разумеется, колоссальный цирковой дуэт огра и багбира, чьи имена, правда, ни о чём принцу не говорили, однако он и без того был уверен, что никогда не имел возможности поглазеть на их выступление - вряд ли было тривиальной задачей отыскать в Альтанаре ещё одного огра-циркача, совмещающего амплуа силача и заклинателя огня и имеющего "дочку"-багбира. Большую часть того, что касалось последнего, пожалуй, можно было бы даже назвать трогательным.

В предгорьях Кхазад-Дара ещё лежал снег, но здесь, на востоке Ретмонта, он, по большей части, уже успел сойти, оставив за собой ручьи, лужи и, конечно, грязь. Тракт между Кхазарратом и Тронхолдом благодаря всё той же магии уже не представлял собой сплошное месиво, в котором тонут люди, лошади и повозки и которое он определённо представлял из себя пару веков назад, однако от удовольствия ежедневного пребывания с замаранными по щиколотку ногами и основательно забрызганной одеждой. Впрочем, при желании даже в таких условиях и с нелёгкими думами в голове можно было в пути найти нечто, радующее глаз, а метис не спешил отворачиваться или опускать веки каждый раз, когда встречался крупный ручей, на неровностях ландштафта образовавший нечто, достойное фонтана в парке крупного города, или причудливый скалистый клин на холме, или когда хотя бы представлялась возможность отведать косулю. Родрик, судя по всему, всерьёз боялся, что аромат жаркого и вид капающего в огонь жира возбудят в огре желание отринуть налёт цивилизованности, дабы дать волю базовым инстинктам и звериному голоду, но, пожалуй, опасения сии можно было отнести в ряд обыкновенных ежедневных факторов риска. По крайней мере, пока что великан вполне довольствовался припасами из собственного фургона.
Брату короля более значительной представлялась угроза не со стороны громадного циркача и его желудка, а со стороны герцога. Произошедшего за последние два месяца было достаточно для того, чтобы спровоцировать Клэмов на пару необдуманных поступков, но те всё ещё медлили, что предвещало либо очередной долгий процесс, либо очередной коварный замысел проклятущих врагов короны. Причём, зная Джемберта, последнее так скоро отметать не стоило.

Убедиться в правильности такого выбора Фредерику удалось очень скоро - уже через полчаса, когда с холма открылся вид на деревню между небольшой речушкой и рощицей, над которой поднимался чёрный дымок. Коротко распорядившись об остановке, он с десятью всадниками немедленно направился вперёд.
Впрочем, вскоре после приближения стало ясно, что пограбить и пожечь здесь успели уже, по меньшей мере, несколько часов назад. Родрик, снова вскочив в седло, помчался обратно к каравану, дабы привести их в деревню для запланированной стоянки, Крельсон при содействии отца Малкольма пытался вытянуть из столпившихся селян хоть пару-тройку деталей (ибо в целом картина и так уже была ясна); принц же в компании мага тем временем перешагнул через сорванную с петель дверь дома старосты и медленно вошёл внутрь дома. Тут должен был найтись свидетель поинтереснее.

Отредактировано Фредерик (Четверг, 9 апреля, 2015г. 09:48:00)

+1

3

- Хоть и крепкий малый, но точно не жилец, с него крови натекло словно с хряка... Да не только крови, ещё и мозги по моему вытекли...
Молвил дородный мужчина поперёк себя шире с рябым, но в то же время приятным и открытым лицом обрамлённым густой бородой торчащей сейчас во все стороны разом, словно колючки у ощетинившегося ежа. Руки богатыря держали увесистую секиру всю в зазубринах и густой крови которая тягучими каплями устремлялась на свежеструганый, ещё пахнущий хвойной смолой пол. В этих краях люди порой не успевали отстроить новые дома перед новым налётом то разбойничьих шаек гоблинов, то мародёров или кантрабандистов с земель людей, а то и со стороны прекрасных лесов эльфов приходят недружелюбные силы.
- Цыц, замолчи Рудый, он ещё может и нас переживёт, дыхание ровное и сердце бъется правильно, жара нет и пот не пахнет смертью.
Высокая женщина в той поре когда возраст определить очень сложно склонясь над раненым заливала в разбитые губы местного защитника тёплый отвар трав, пахнущий приимущественно можевельником.
Когда в выбитой двери появилась высокая, крепкая фигура мужчины закрывающая солнце, женщина упала на четвереньки и проворно залезла под стол словно нашкодивший ребёнок, мужчина же развернулся с резвостью снежного барса и поднял топор в защитную позицию, но увидив грифона на груди пришельца тут же опустил оружие и поклонился в пояс, немного кряхтя, потому как на спине сразу расползлась небольшая рубленая рана.- Желаю здравствовать, господин, очень удивлён, что сами Сандорфайты явились на зов помощи в нашу деревеньку. Но и вы, господин, опоздали, как замковая стража и дружина лорда, как и регулярные части армии Альтанара...- Затем добавил чуть приглушённо и опустив голову.- Простите господин за резкие слова, прошу не наказывайте меня за дерзость, сегодня один из ужаснейших дней в истории нашей деревни-
В этот момент глаза лежащего на тонкой шерстяной подстилке монаха чуть приоткрылись, быстро скользнули по обстановке и присутствующим и веки снова крепко сомкнулись. Пришелец заметил каждую мелочь и происходящее вовне можно было оставить на пару мгновений, потому как уровень опасности резко снижался при присутствии королевского приближённого. Голоса, запахи, вибрации от шагов и другие раздражители словно ушли в небытие. Саади почувствовал каждую жилку тела, каждый мускул и каждое повреждение: более всего пострадала голова подвергнутая тяжелому сотрясению, благо череп был цел, пятое ребро с левой стороны дало трещину, пара порезов на руках и груди,  раздавленные капилляры левого глаза сделали орган зрения похожим на таковой у крумираш но не затронули функционала. Искатель просветления удовлетворённо вздохнул и перенаправил резервные жизненные токи на восстановление. Ещё пару мгновений стоило вспомнить бой, собственные ошибки и как их можно было исключить, где стоило совсем приглушить эмоции, а где немного выпустить гнев...
Грудь монаха пару раз высоко поднялась, ноздри широко расширились шумно втянули пахнущий гарью и кровью воздух, затем Саади поднялся медленно, с надрывом и напряжением всех сил, поклонился с уважением, но без раболепия сначала пожилой знахарке, затем бородатому защитнику в котором узнал сражавшегося рядом старосту, а затем и мужчине который явно пренадлежал к аристократическому сословию. Цепкий, но открытый взгляд выходца с острова Маар вырвал основные, наиболее выдающиеся черты господина: довольно холодные, расчётливые, умные синие глаза, статную фигуру и чуть загнутый нос. Внешность представителя королевской семьи напоминала изображенного на гербе грифона перечисленными деталями. После небольшой затянувшейся паузы во время которой знахарка выскочила из укрытия и тоже начала кланятся тихонько читая какие-то молитвы, Саади откашлялся и заговорил, нарушая правила этикета требующего дождаться слов представителя высокородной семьи.- Позвольте представиться, господин. Меня зовут Саади, я странствующий монах с острова Маар. Волею судьбы оказался в этом посёлке возвращаясь после выполнения контракта из Кхазаррата к морю надежд, откуда должен был отправится на юг Альтанара, ваши подданные гостеприимно предоставили мне кров и еду, но через ночь случился набег и ужасная резня. Позор пал на мою голову ибо я не смог пресечь сей ужасный акт нарушения мирной жизни что повлекло за собой потемнение моего пути просветления.- Тут островитянин побледнел и покачнулся, чуть не упал, но сердобольная знахарка подставила хрупкое но очень нужное сейчас женское плечо.- Позвольте предложить свои посильные услуги, если они потребуются.
Женщина с теплотой, по матерински погладила замотанную свежей тряпицей смуглую голову со словами.- Какие же от тебя сейчас услуги милок, тебя сейчас ветром сдует.-

+1

4

Надо сказать, "заступник" действительно выглядел значительно лучше, чем мог бы выглядеть после удара булавой по голове - пришедшегося, вероятно, вскользь. Относительная бодрость человека вскоре - после того, как он представился - также перестала внушать особое удивление: монахи ордена Марр нечасто заканчивают жизнь с проломленным черепом или с вилами в кишках. Это, впрочем, ещё не означало, что столь крепким мужам не нужна была помощь лекаря после ратных подвигов, особенно если совершались они ради защиты других.
Худой человек в тёмно-серой мантии с тремя изумрудными полосами на рукаве и порядочно забрызганным грязью подолом по знаку принца приблизился к монаху, настойчивым нажатием твёрдых пальцев принудил его спокойно лечь на место и, прикрыв глаза, осторожно ощупал голову Дельфина.
- Кость в порядке, - машинально пробормотал он, - и содержимое, судя по всему, тоже всё на месте...
Из пропитавшейся запахом трав и спирта сумки мага появилась небольшая коробочка с мазью, которой он нарисовал на щеке монаха вензель; такая же закорючка была вычерчена в воздухе выпачканным в пахучем составе пальцем, после чего сомкнул два фрагмента решётки для приведения алгоритма в действие. В нос Саади ударил резкий запах мази, стремительно испаряющейся с кожи, отчего казалось, что к щеке приложили кусок льда, но с отступлением ощущения холода отступали и головокружение, и сильная головная боль.

- Бандиты бандитами, м'лорд, - пробасил староста, откладывая увесистый колун, пока над "стукнутым" читали заклинания. - Но несколько были в цветах барона Лорани, это точно. Ясень с цепью на стволе.
Конечно, разумнее всего для провокации одеть налётчиков в плащи с гербом рода из Марок, а затем смотреть со скалы рядом с Тронхолдом, как слишком скорый на решения и не слишком рассудительный на голову опекун ограбленной деревни едет бить морду давним недругам, пользуясь столь удобным предлогом. Вся проблема в том, что за вассалов графа Радовара, живущих на таком удалении от сеньора, ручаться несколько сложнее, когда они чуть далее, чем на расстоянии вытянутой руки от тебя.
- Может быть, что-то из их разговоров...
Изменение выражения лица мужчины сказало больше, чем мог бы сказать он сам. Что ж, всё равно не стоило возлагать большие надежды на то, что налётчики в процессе ограбления и изнасилования растреплют всё о своих нанимателях и истинных целях так, чтобы это непременно услышал кто-нибудь из ограбляемых или насилуемых.
- Не твоя вина в том, что налёт завершился успешно, - заметил Фредерик, опускаясь на грубый, но крепкий табурет в противоположном конце комнаты. - Гельвейн, сможешь поставить его на ноги?
- Разумеется, - сухо произнёс маг тоном, дающим понять, что поставить монаха на ноги он бы сумел и в том случае, если бы удар был нанесён рукой потвёрже. - Пары часов вполне хватит.
- Хорошо. - Метис вновь обратил лицо к монаху и продолжил: - Насколько мне известно, специфические таланты некоторых братьев вашего ордена могут касаться и способности искать и находить что-то помимо просветления и гармонии. Если ты знаешь что-то, что могло бы навести нас на след преступников - самое время сказать.

0

5

Фростдар. Торговая фактория и таверна "Гномья чарка" =>

Как именно остатки цирка покинули проклятую гномью нору - огр не очень-то запомнил. Голоса, преследующие его и багбира несомненно были дурным знаком. Если бы не невероятная усталость, голод, ночь и отсутствие съестных припасов - великан бы покинул странный кров низкорослой хозяйки немедленно. А так он, вроде, даже помылся. Кое-как переночевали, закупились, слегка поскребли фургон. Людоед спал беспокойно, что было довольно ново и необычно как для его племени вообще, так и для этого индивида в частности. Выехали с первыми лучами солнца.
Вемур не очень хорошо ориентировался в горах. Тем более, в этих конкретных он прежде никогда не бывал. Поплутали по ущельям и долина. Пару раз форсировали перевалы. Кхазаррат - это вам не равнины - поезжай, куда душа пожелает. Здесь даже горизонт был стиснут, скрыт угрюмыми пиками. Впрочем, земли бородатых карликов наконец закончились. Циркачам повезло - вскоре они наткнулись на большой, богатый караван. Судя по всему, он вез разные гномьи штуки куда-то. Куда - Зелборафу по большому счету было все равно. Пока ему хотелось просто побыть вместе с живыми, разумными существами. Не с упырьем проклятым. Не с голосами непонятными. Даже общества приемной дочери катастрофически не хватало. Вообще-то, огр, как мы помним, долгое время работал в кишащих народом доках. И волей-неволей привык к обществу и общению. Привык значительно сильнее, чем предполагал.
Не смотря на то, что обозы везли добро какого-то весьма знатного господина, о чем свидетельствовали многочисленные гербы и хорошая охрана, двух нелюдей не погнали. Они вполне органично влились в ряды путников, которые пристали к каравану в надежде избежать нападений чудовищ, а также сборщиков дорожных пошлин и прочих разбойников. Великану, конечно, охрана была не больно-то нужна. Зато он сам мог бы обеспечить поддержку в случае всяких неприятных ситуаций.
Нашлась даже возможность слегка подзаработать. Людоед побился об заклад с одним всадником, что сумеет две мили прошагать с ним на плечах. Воин, само собой, должен был при этом быть в латах, при оружие, с щитом, в общем, готовым к ратным подвигом. Ну что, прошагал. Потом было двое всадников. Потом всадник и Бурбарыш. Потом лошадь. Когда Вемур уже намеривался водрузить на себя коня вместе с седлом, броней, копьем, щитом, и тем, кто бы это все держал, впереди показалось пепелище. То есть, сперва Зелбораф именно увидел дым, а  уж потом, собственно поселение. Вместе с небольшим разведотрядом огр направился к деревушке. Но, в отличие от прочих, он имел скорее мародерские намерения. Ворошил угли, осматривал пустые дома. Впрочем, ничего ценного не обнаружил. В конце концов он как-то сам собой остановился у эксдвери одного из домов. Так получилось, что именно в нем были Фредерик и Саади. Локализовать местоположения принца, впрочем было задачей нехитрой. Охрана выдавала.

Отредактировано Вемур (Четверг, 9 апреля, 2015г. 10:23:25)

+1

6

Монах покорно подчинился уверенным рукам мага. Было что-то невообразимо сильное в сословии лекарей, словно они передавали или шептали какую-то всемирную тайну при инициации и получении врачевательских регалий. Непоколебимая уверенность, что делают нужное и важное дело, что это именно их путь, пусть он тяжёл, полон крови и страданий, но благодетелен, склоняла перед ними как королей так и нищих. Единственное сословие которое при любой власти будет священно. Саади очень плохо давались заклятья связанные с лечением и по началу он очень печалился, но учитель сказал как-то - Не грусти, из тебя получится отличный защитник вылеченных, достойных сделать для мира всё возможное, чтобы работы у врачевателей было меньше.
После манипуляций расходовать силы на блокировку боли больше не пришлось, думалось намного легче.. да и дышалось тоже. Старая знахарка повисла на руке искусного мага словно галерные кандалы и слёзно умоляла после своих дел помочь и второму больному и остальным пострадавшим которых найдут, сквозь хлип  слышались слова. - Ну если уж наш благодетель не захочет нам помогать, то кто тогда? Староста кинулся её успокаивать. - Ну полно тебе, Дария, полно.
Саади лежал прикрыв глаза и пытался отрешиться от мира для медитации и детального анализа нападения после вопросов "грифона". - Спасибо вам, Гельвейн, я искренне благодарен.... У меня есть возможности, да вы правы, сударь, но пока я не вижу пути идя по которому можно их реализовать. Сознание монаха на секунду погрузилось в тьму а затем перешло в то пограничное состояние где явь смешивалась со сном и можно было снять пену воспоминаний с кипящего котла времени.
Пришелец снова сидел на крыльце большого дома где его приютила семья Кунжев которая состояла из высокого и жилистого отца семейства Фарина с простым, но упрямым выражением лица, его очаровательной пышной жены Варины с огромными косами цвета спелой пшеницы, двух драчливых, подвижных близнецов Кая и Вая и маленькой прекрасной дочурки Затеи. Так вот над землёй поднимался парок от яркого солнца, что лучами вытапливало из земли избыток влаги в полуденное время. Большая, нет, просто огромная свинья словно гигантский червь с периодичностью в пару минут бороздила обнесённый добротным забором двор, замирая то у одного, то у другого конца ограниченной и своеобразной прерии. Кай подбирался к будущему скакуну только после того как животное полностью успокоится и начнёт, похрюкивая, искать что-нибудь съестное, затем прыгал с гиканьем на свинью и хватался за огромные уши. Видимо именно этот захват был особенно обиден пятнистой грязнуле и та, с визгами устремлялась к другому концу забора... Двадцать пять шагов - личный рекорд Кая. Вай же ежесекундно хлюпая носом и поправляя вечно спадающие штаны приносил к незнакомому, странному пришельцу сидящему на крыльце разные острые предметы: топор, тесак, нож, ножницы, гвозди и с вызовом отдавал. Саади с широкой улыбкой, попивая подогретое молоко швырял предложенное в забор и всегда точно попадал. Тогда мальчуган вытаскивал орудие из забора и с упорным приговором - я тоже так могу, пытался воткнуть хоть что-то в оструганные деревяшки. Сначала с десяти шагов, потом с пяти, потом с двух, потом с одного. Получалось редко, но удачи вызывали бурю ликования, что в свою очередь передавалось монаху и проявлялось улыбкой на его добродушном лице.   
Вдруг совершенно ясное небо потемнело и с гор потянуло холодным, пронизывающим ветром. Трепетала не только плоть, но и душа монаха начала мёрзнуть словно в деревеньку решила наведаться сама смерть и планы на жатву у неё были большие. Весёлый детский смех наездника Кая прервала стрела с белоснежным оперением из перьев гуся, мальчуган быстро завалился на бок и упал в грязь, его брат пронзительно закричал и кинулся к тёплому трупу, Саади видел, что перебита ключица и потянул кастеты с пояса.
Глаза дельфина открылись, видение потихонечку отступало, сердце же подняло темп и его пришлось успокаивать. Монах произнёс смотря в потолок. - Теперь возможно я знаю, как и где нужно искать, а вы так и не представились, сударь.

0

7

Давным-давно - аж пять лет назад - принц уже имел возможность лицезреть таланты одного из монахов Марр, что быстро нашёл несколько меченых грошей, рассованных по карманам нескольких придворных, практически без сотрясений магического фона. Это не было тем, что могло бы заставить его теперь хоть до самой ночи ждать, чего сумеет насмотреть адепт ордена сквозь время и пространство, но этого было вполне достаточно, чтобы убедить его немного подождать, бесстрастно взирая на Дельфина.
- Перед тобой Фредерик из дома Сандорфайтов, - проговорил метис, не отрывая взгляд от насмотревшегося в глубину подсознания монаха. Правда, к тому, кто носит цвета королевской семьи, столь бесцеремонно обращаются всё чаще полубезумные отшельники, а не вполне сознательные бродячие искатели мудрости и божественной благодати, но сейчас всё же было несколько не до раздачи наказаний за пренебрежение нормами этикета.
- Возможно? - Дерек покачал головой. Неопределённо, однако и Гельвейн, и Томас смогут разве что ехать по следам, время от времени проверяя, те ли это отпечатки, но не указать направление. - Хорошо. Поедешь с нами и укажешь дорогу. Тебе дадут укрепляющий состав, чтобы не вывалился из седла по дороге, а по возвращению Гельвейн займётся тобой.
- Эрик Редрам здесь, - изрёк бритоголовый человек в рясе, появившийся в дверном проёме. "Эрик-Искра - уж этот-то не станет кататься по холмам и рощицам за монахом с разбитой головой." - Если Ульрих с господней помощью не вправит ему мозги кулаком, он скоро отправится к Лорани требовать возмещения.
Пробормотав краткое проклятье, принц поднялся с табурета и последовал за клириком наружу, туда, где брат Пса грозил заново поджечь деревню.

Эрик-Искра, появившийся в своих владениях во главе отряда из трёх десятков человек, треть которого составляли всадники, при виде огра у дома старосты первым делом осенил себя священным знамением, после чего простёр палец в сторону великана, озвучив самый очевидный вопрос, связанный с его персоной. Лишь после этого он обратил внимание на приблизившегося брата, а также на своих подданных. Намерения его относительно предполагаемого виновника налёта, сформировавшиеся на основе услышанного от последних, были озвучены незамедлительно.
От дальнейшей перепалки Вемура, впрочем, вскоре отвлекли настойчивым тычком в ногу - один из купцов, что в пути проявил себя наименее склонным взирать на циркача как на своего потенциального поедателя, жестом призвал его к вниманию и произнёс, повысив голос, чтоб быть услышанным за громовыми голосами Редрамов:
- Там одна из телег влезла в яму! Не подсобишь вытащить?

Отредактировано Фредерик (Среда, 15 апреля, 2015г. 20:18:31)

+1

8

Путь из-под земли к пепелищу был долог и труден, Бур преследовали воспоминания о живых мертвецах, днем было еще терпимо, но когда наступала  ночь, она съеживалась на полу фургона боясь сомкнуть глаз и ждала, что голоса вернуться. Но они всё не возвращались. Со временем акробатка убедила себя, что таверна просто  была проклята, и чуть расслабилась, но вот с  предваряющими  событиями возле Разлома примириться уже было куда как сложнее,  и тот факт, что в дороге они была наедине со старым людоедом ситуацию не улучшал.  Бурбарыш была безмерно и до гроба благодарна Зелборафу, он практически на руках вытащил её из богами проклятой деревни и с тех пор стал для неприкаянной защитой и опорой, и без него она скорее всего никогда не добралась бы даже до гномов, не говоря уже о том, чтобы продолжить путь, но все же мрачный угнетенный  огр был не самым обнадеживающим товарищем.  Но когда гротескная парочка примкнула к каравану, стало гораздо легче. Ощущение того, что жизнь вовсе не оборвалась там среди изуродованных трупов а продолжается, наполняло Бур с каждым днем все больше и больше, говорят что все забываются, а злые языки добавляют что чем проще разум тем он устойчивее, снова оказавшись среди людей багбираша возвращалась в привычную колею очень быстро, и когда Вемур поспорив с местным защитничком усадил её на плечи и прошагал так добрых мили две, он вез на себе уже не депрессивную снулую рыбину несусветных размером, а  едва не попискивающий от восторга гигантский ком меха, который всю дорогу весело подначивал «соседа». Нет, Бурбарыш не забыла Ли Мар, Гипсию и разорванных на куски солдат, чьих имен она так и не узнала, как не забыла свою приемную семью, просто мрачные воспоминания отошли на другой план, чтобы как приведения обретать силу в ночные часы и бессильно отступать перед солнечным светом.
Но с тех пор багбирочка старалась неосознанно держаться как можно ближе к нежданному отчиму. Вот и сейчас она сопровождала его разведовательно-мешковый ход.
- Там одна из телег влезла в яму! Не подсобишь вытащить?
- Я помогу. Мастер Торренс, кажется? Показывай дорогу. – охотно вызвалась зверянка до того молчащая и с нервическим любопытством крутящая головой по сторонам.

+1

9

После услышанного имени та, кто ведает травами и духами лекарства в деревне чуть не потеряла сознание и Гельвейну пришлось подхватить ошарашенную женщину на руки. Староста так же спустился на одно колено со словами -Ваше высокоблагородие. Саади не успел удивиться и собраться с мыслями для достойного ответа принцу, по этому многозначительно молчал чуть прикрыв веки. Гордиев узел  непоправимой ошибки в этикете разрубил всё тот же лекарь, словно решил залечить не только старые раны но и не допустить новых. Быстро достав из кожаной сумки откуда торчали стеклянные горлышки различных по цвету и аромату бутылочек, он влил содержимое одной, особо едкой и противной, как показалось монаху, в горло ищущего путь. Жидкость обожгла словно раскалённый металл и пронзила сознание странной покалывающей болью словно поглощающей все мысли, воспоминания и саму суть живого существа. Дельфин на секунду умер и это была плата за быстрое заживление, сознание потухло.
Монах снова оказался на злополучном крыльце в тот самый момент как рыцарские кони вдребезги расшибли забор маленького дома Кунжев. Налётчики словно вылетели из под земли, пришелец никогда теперь не простит себе, что позволил расслабиться и не проверил окрестности магией. Огромные скакуны грызли удила предвкушая побоище, словно хозяева подбирали себе самых кровожадных животных материка, глаза их были наполнены кровью а из ноздрей в прохладный день вылетали клубы пара. Вая пытающегося оттащить брата с линии атаки стоптали и вбили в грязь, отчий двор стал могилой для совсем маленьких людей которым, возможно, был уготован иной великий путь. Саади не мог сдержать гнева что прорывался и готов был вот вот превратить монаха в демона, а потом что-то внутри пришельца словно оборвалось, по щекам потекли слёзы... Зато теперь тело полностью подчинялось не гневу, но разуму и стало точной формулой, непоколебимой истиной где после знака равно была сама смерть: десять шагов и прыжок, в высоком пируэте Дельфин опираясь на стремя рыцаря заскакивает на холку коня, правой рукой с кастетом отводит замахнувшийся меч а левой точно бьёт в смотровое отверстие шлема, раздаётся хруст. Кто-то слева широко взмахнув топором хочет перебить монаху ноги, сделав боковое сальто мастер боевых искусств снимает шлем - ведро с рыцаря и ломает кадык. Словно смерч легконогий Саади проносится по спинам замешкавшихся и сгрудившихся во дворе крестьянина налётчиков. Десять или двенадцать конных приспешников лорда выбравшего гербом раскидистый ясень с цепью не поняли как отправились путешествовать в другие миры прежде чем командный голос откуда то  из-за остатков забора не скомандовал отступить и рассыпаться. Получивший пару порезов Дельфин тут же прикрыл спину домом где были слышны рыдания. - Бегите! Бегите глупцы! Сообщите всем! и бегите дальше! На позицию вышел десяток лучников, по команде все стрелы были направлены в "полоумного, загорелого, лысого демона".
Снова косой свет солнечных лучей притемнённый свинцовой ровной взвесью в небе лёг на словно измученное тысячелетиями лицо и пробудил пришельца. Возвращались цвета, звуки, мысли реальности, а ещё Саади чувствовал себя намного лучше. На улице происходила какая-то катавасия и присутствующие ранее либо вышли, либо припали к окнам. Монах поднялся и размялся, пару раз присел, ударил воздух перед собой. На лице появилась полуулыбка и он тут же двинулся наружу. События развивались так стремительно что думать о них не хватало времени, нужно было действовать. Но даже стремительность интуитивных действий мастера сбило с толку нахождение на улице кроме принца огромного людоеда, уже в годах, это было видно по осанке, небольшому животику и довольно мудрому выражению лица. Также тут присутствовал медведь, пушистый, говорящий и похоже что самка, в сравнение с этим маги, рыцари в знаках королевской семьи а также небольшая армия всадников готовящихся к атаке показались Дельфину блеклой декорацией. Сложив ладони перед собой пришелец чуть опустил голову и прочёл молитву Цериусу.- Дай мне воли и сил, дай разума и возможности сохранить равновесие и честь, проявить благоразумие и мужество в любой ситуации.- Совсем отстраниться не получилось, налетевший ветер шёпотом лизнул ухо - жди беды, новой беды.-

+1

10

На проявленное к себе неприветливое внимание огр также отреагировал недружелюбно.
- Нет, не жег. Пришел - так было. Просто бродячий циркач. С караваном прибыл этого... Как его. Фредерика Сандорфаера. Или Сандорфайта? - великану эта фамилия, в общем-то, ничего не говорила. Ведь он был далек от политики и дворянских кровей. Но даже невеликого ума людоеда вполне хватило, чтобы смекнуть: человек в гербах и с хорошей охраной вполне может вызывать уважение одним своим именем.
- Да никого не трогал я! - впрочем, рыцаря вполне можно было понять. Бывали в жизни Вемура момента, когда и впрямь он выжигал небольшие деревушки. Да и сейчас массивные ручищи Зелборафа шарили явно в поисках чего-нибудь ценного.
Конфликт получил отсрочку, когда к огру приблизился один из торговых людей, что шел вместе с цирком в караване. Видимо, за время совместного пути купец малость привык к своеобразному спутнику.
- Там одна из телег влезла в яму! Не подсобишь вытащить? - людоед молча кивнул. Он был рад доказать правдивость своих слов. Да и отделаться от назойливого вопрошателя.
- Где?
- Я помогу. Мастер Торренс, кажется? Показывай дорогу, - приемная дочь Вемура также оказалась поблизости. И это было хорошо. Все же при излишней ретивости местному ленлорду придется столкнуться не с одним, а с двумя великанами. Пусть и один чуть поменьше. Попушистей, помоложе. И женского полу. Так как Зелбораф просто шел помародерничать налегке, с собой у него не было никакого оружия. Кроме разве что ножа устрашающих размеров. Да мешка с камнями. Так что помощь Бурбарыш в случае конфликта была бы огру очень кстати.

0

11

Если Ульриха называли Цепным Псом, Эрику более всего подошло бы прозвище Бешеного Пса. Цвет волос, такой же яркий, как пламя вокруг розы на гербе его брата, вполне ясно отражал унаследованный от матери крутой нрав - ходила даже крайне нелицеприятная история о том, что случилось с шлюхой, пытавшейся его обокрасть. Пока Эрик не повесил того, кто носил слушок с места на место. Полезно иметь такого зверя под рукой, особенно если он может собрать за несколько дней отряд из двухсот человек. Только вот сперва придётся найти достаточно жирную кость, или же основательно поработать крепкой палкой.
- Ти-хо, - ровно проговорил принц, спускаясь с крыльца. - Успокойтесь, сир Эрик. Понимаю Ваше негодование, однако расследование происшествия уже начато и скоро даст плоды.
Рыжеволосый великан скривил гримасу и опустил руку на обух бородовидного топора, заткнутого за пояс.
- Не следует утруждать себя, мой принц. Мне уже достаточно сведений.
- Вам - может быть, но Закону - нет, - холодно проговорил метис, в упор глядя на рыцаря, хотя для этого и пришлось немножко задрать голову - последний ростом не уступал брату. - Я склонен полагать, что герб Лорани был использован именно для того, чтобы спровоцировать Вас и устроить резню в центре герцогства.
"Н-да." Попробуй довести до бешеного пса доводы разума, особенно если он стоит рядом, смотрит и недружелюбно скалится. Желваки под кожей на его физиономии вновь переместились так, будто он собирался разверзнуть пасть и что-то произнести, и Дерек рассудил, что рациональнее всего будет взять инициативу в свои руки:
- Или Вы думаете, что можете за минуту вынести заключение лучше того, для которого мне понадобилось десять?
"Смотри мне в глаза, Пёс", - мысленно добавил он, сверля Редрама взглядом. Для остхальдского дога любой ворон - на один зуб - хотя, конечно, нужно ещё найти такую птицу, что согласиться сунуться в пасть дога, - однако в гляделки первый у второго не выиграет.

- Раз! Два! Взя-ли!..
Вероятно, навсегда останется тайной, каким образом тяжёлый фургон угодил в такое интересное положение, но факт оставался фактом: в настоящий момент задние его колёса были на целых полфута ниже передних и наполовину были погружены в грязь на дне придорожной ямы. Великаны расположились по оба борта застрявшего воза, а гном и возница с рычагами в руках встали прямо за ним.
- Рраз! Два! Взя-али!..
С третьим толчком задняя часть фургона подалась вверх, настёгнутые вожжами лошади рванули вперёд и вытянули колымагу на ровную плоскость. Всучив свою палку товарищу, Торренс пригнулся, чтобы получше рассмотреть печально скрипнувшую ось, удовлетворённо крякнул и пригладил бородищу ладонью.
- Вот уж спасибо вам. А то бы пришлось сперва истуканов выгружать, чтоб махину эту из ямы выволочь - мне б тогда точно влетело за простой.
Караван уже успел скрыться внутри деревни - кроме этого фургона с возницами и циркачки за воротами ещё оставалась только горстка ополченцев Эрика. Крик ворон за холмом заставил Торренса прервать довольное бормотание, сплюнуть и буркнуть:
- Ишь раскаркались, чернокрылые...
Внимание нелюдей оказалось в большей степени привлечено к оному холму - возможно, из-за их природы, чуть более отдалённой от цивилизации, чем у пожилого гнома и кучки людей, и вместе с тем более близкой диким животным, - и привлечено на достаточное время, чтобы узреть то, чего не сумели или не захотели углядеть "цивилизованные". Группа лучников показалась из-за склона, синхронно натянула тетивы луков словно по команде, унесённой ветром в другую сторону, через секунду наконечники стрел оказались охвачены весёлым огоньком, а по прошествии ещё одного мгновения град спичек полетел по направлению к крышам деревни.

0

12

- Раз! Два! Взя-яли!..
- Ух! - не смотря на в общем-то не слишком большие размеры, проклятый возок сидел в земле, как влитой. Как еще колеса под ним не складывались?
- Р-раз! Два! Взя-али!..
- Ух! - оба великана поднапряглись. Пот градом катился с огра. Неудачливая телега наконец сдвинулась.
- Ра! - фургон наконец освободился из ямного плена, и лошади вытянули его на гладкое место. Людоед вытер мокрый лоб. Не сказать, чтобы идея за так тут пыхтеть радовала его до чрезвычайности. Но Вемур не мог не воспользоваться чудесной возможностью улизнуть от бешеного рыжего рыцаря. Конечно, если бы эта бронированная штука пробиралась где-нибудь через глухой лес, да отряд его был раза в два меньше, разговор бы вышел совсем другим. Ни один шлем из тех, что Зелбораф видел за всю свою жизнь еще не смог спасти своего носителя от с воем летящего камня весом больше пуда. Великан вспомнил, как один раз сшиб таким образом какого-то... Эльфа, что ли? Его шлем был из какого-то дивного сплава, булыжник не оставил на нем ни царанины. Зато сломалась шея дивного существа. Да и внутри шлема голова изрядно пострадала. Поэту, кстати, носителя и не удалось опознать. Причем, пострадала от удара тем самым шлемом. Камень был не в силах пробить колдовскую вещь. Зато вполне передал ей энергию своей массы и скорости. Огр улыбнулся...
- Вот уж спасибо вам. А то бы пришлось сперва истуканов выгружать, чтоб махину эту из ямы выволочь - мне б тогда точно влетело за простой, - ах вот в чем дело! Конечно, как имеющий опыт грузчика, людоед хотел было предложить сначала разгрузить воз. Но потом прикинул по количеству лошадей, что груз не очень тяжел. Ну ошибся, бывает. Кто же знал, что там каменюки???
- Ишь раскаркались, чернокрылые... - Вемур также насторожился. Живя в лесу он тоже, в некотором роде, научился понимать речь птиц. Знал, что сороки ведут рысь, летят за ней и кричат, не дают охотится. Знал, что вороны реагирую на опасность. Правда, вороны, что живут рядом с людьми вели себя зачастую несколько иначе. И положится на них нельзя.
На холме неподалеку обозначилось какое-то движение. На вершине показались воины. Они удивительно синхронно натянули свои луки - явно профессионалы, не какие-то там разбойники. В воздух взлетела туча стрел. Причем, стрел огненосных. И направлялись эти подарки прямиком в деревню, которую Зелбораф только что покинул.
- Забезé! - хотя ругательство в основном состояло из огрского наречия, прозвучало оно вполне понятно для людского уха. Не исключено, что всякие гадкие, мерзкие словечки язык людей натянул из наречий великанских. Грубых и экспрессивных. Людоед осекся.
- Бур, это плохое слово, не запоминай его, - каждый отец хочет, чтобы его дочь была утонченной принцессой. Даже если она - багбир. Даже если он - всего лишь докер.
Неподалеку от фургона с идолами был еще одна телега. Вемур ухватил ее за колесо, рванул, переворачивая воз на бок, днищем к холму. По счастью, этот воз был гружен чем-то полегче камней. "Вещами весом малыми, а ценой дорогими," как пишут в сказках. Ну да, они, конечно, повываливались все на землю. Зато теперь у него есть щит.
- Бур, сюда!

Отредактировано Вемур (Вторник, 14 апреля, 2015г. 12:40:10)

+3

13

- Ух!
- Ых! – солидарно пропыхтела волонтерка изо всех сил стараясь не отставать, Бурбарыш привыкла к тому что когда надо таскать тяжести она всегда «самая рыжая», но её «привыкла» ни шло ни в какое сравнение с той бездонной пропастью ящиков, мешков, тюков, бочонков, и Хаккар знает каких способов упаковки груза еще, что прошла через мозолистые лапы и несгибаемую спину Зелборафа в порту, а еще он был на великанью голову выше и куда шире в плечах,   так что ведущим в этой импровизированной артели, разумеется стал людоед, а Бур до сих пор, не смотря на время совместного путешествия было крайне непривычно трудиться в паре с кем-то больше и сильнее себя, поэтому влиться в ритм ей было сложновато. Но фургон вытаскивать не драккар строить, так что вскоре с заданием было покончено, и багбирочка утерла лицо, оперлась длинными руками о колени и облегченно выдохнула.
- Вот уж спасибо вам. А то бы пришлось сперва истуканов выгружать, чтоб махину эту из ямы выволочь - мне б тогда точно влетело за простой.
- А что за истуканы? Какие-нибудь ужасные языческие идолы с долгой кровавой историей? Или не-живые боевые чудовища дома Гроуз? А может статуи великого гномьего скульптора Заруда Царталли в подарок королевской семье? – не преминула тут же сунуть любопытный нос зверянка которая не смотря на все потуги обоих приемных отцов так и не смогла усвоить простое правило: сносный работник - тот кто много работает и мало ест, хороший–  кто  не задает лишних вопросов, идеальный – кто не распространяется о работе, но зачастую идеал достигается лишь после смерти, с чем отдельные наниматели вполне себе готовы смириться. Впрочем, особенности фургона мгновенно отошли на второй план, когда на ближайшем холме появились новые действующие лица. Отвлёкшись на рассуждения о Тайне Бронированного Фургона Бур заметила солдат последней, и даже не успела раскрыть рот, чтобы прокомментировать этот факт, а Зелбораф уже начал действовать, и как всегда решительно. 
- Забезé!... Бур, это плохое слово, не запоминай его. – падчерица автоматически кивнула, послушно задвигая новую интересную речевую конструкцию на задворки разума, так чтобы случайно не выскочила, но и так, чтобы не дай Бард совсем не потерялась, в копилочку к другим безумно красиво звучащим высказываниям Вемура  с твердым намерением когда-нибудь выяснить что это все-таки значит и рыбкой (синим слоновьим тунцом, наверное) метнулась к нему под защиту телеги, прихватив с собой и нерасторопного мастера Торренса заодно.
-Они же уже сожгли деревню, чего им еще надо?  - изумилась зверянка осторожно выглядывая из-за ненадежного щитка
- Или это другие сожгли, а им самим хотелось? Да и кто они вообще такие, если на то пошло?

Отредактировано Бурбарыш (Среда, 15 апреля, 2015г. 09:03:19)

+3

14

Ещё несколько мгновений - и взгляд рыжего пса наверняка потупился бы перед взором ворона, да только вновь смешались карты на столе. И если первое нападение отчасти было даже на пользу главному делу, проку от свиста стрел и потрескивания занявшейся соломы на крыше было много меньше, чем прямого вреда. Эрик огненной змеёй взвился в седло, ткнул коня шпорами и быстро тронулся к выходу из деревни. "Бездна, почему всё так невовремя?!" Опустив руку на крестовину меча, дабы он не болтался на поясе и не лупил по ногам, принц крайне быстрым шагом, периодически срываясь на бег, пустился вслед за Редрамом и его людьми, стараясь, впрочем, держаться поближе к строениям - мало приятного в случайно свалившейся за шиворот горящей стреле.
С площадки перед распахнутыми воротами открывалось прекрасное зрелище на холм и атакующих. С такого расстояния, конечно, не было заметно, чтобы те носили гербы и цвета на одежде, зато вполне отчётливо было видно, что на вершине расположились две дюжины лучников, по всей видимости, в компании мага, что так резво поджигал привязанную к наконечникам паклю. Если же это предположение было верным, логично было бы предположить и то, что хаосит не обладал достаточной силой, чтобы поджарить поселение самостоятельно, коли уж прибегал к зажжённым стрелам, а это уже само по себе было неплохой новостью.
- Потерпите с атакой, сир, - отрывисто произнёс Дерек, обращаясь к рыжему рыцарю. Эрик не идиот, чтобы бросаться в такое наступление, но мало ли что может взбрести ему в голову?
- Томас, - теперь он обернулся к второму сопровождавшему его магу, - запусти одного из големов. Сейчас. Родрик, щит и шлем мне. А ты...
Длинный палец нацелился на одного из селян, вываливших из деревни вслед за бойцами.
- Ты проведёшь меня обходной дорогой на холм. Знаешь такую?
- Да, м'лорд, - проговорил тот, кашлянув затем в кулак.

Томас быстро сдёрнул с голема защитный кожух и разгладил пухлыми пальцами закреплённые силовые линии, невидимые невооружённому и непросвещённому глазу, шепча активирующие алгоритм формулы. Магия бежала по каналам, специально вырезанным для них умелой рукой, как кровь бежит по венам, позволяя человеку двигаться, манипулировать окружающими предметами, сражаться - жить. Чары не сделают статую человеком, но кому какое дело, если и искуственно воспроизведённых чародеем функций вполне достаточно для того, чтобы достигнуть того эффекта, что требуется для продвижения дела?
Голем с отчётливым хрустом расправил каменные плечи, с тем же звуком повернул голову и уставился на мага. Каменные персты разжались и вновь сжались в пудовый кулак, что с не меньшим успехом, чем ручища огра, способен крушить кости и сминать со смачным скрежетом и хрустом рыцарские головы в шлемах.
- Вперёд, - коротко скомандовал Томас, указав на холм раскрытой ладонью.

Несколько рун, нацарапанных Октавой на небольшой дощечке, сформировали лёгкую тонкую завесу, что, будучи наброшенной на всадников, сделала их силуэты расплывающимися в воздухе и почти незаметными для наблюдателей на холме. По крайней мере, на это указывал тот факт, что обстрел не был незамедлительно переведён на них - в упор иллюзию без труда удалось бы различить, но расстояние скрашивало недостатки сооружённой наспех иллюзии.
Ульрих, просто посадивший щуплого проводника перед собой, дабы не сбавлять скорости, ехал во главе клина; принц держался рядом с ним. Это был вполне разумный ход. Стрелки, отвлечённые на голема и людей Эрика, ползущих по склону, заметят угрозу лишь в самый последний момент. Эрик и Томас с охраной каравана перехватят тех, кто попытается сунуться в деревню, да и цирковой дуэт вряд ли в стороне останется... Однако очевидным был тот факт, что этот налёт - событие во всех смыслах более крупное и серьёзное, чем стычка с несколькими разбойниками на перевале Бреве. И, между тем, даже последнее унесло жизнь Примо из-за мельчайшего просчёта. Не сделать бы сейчас ещё более крупного просчёта... "Хватит, - Дерек мотнул головой и сильнее сдавил пальцами поводья. - Сейчас для колебаний время ещё худшее, чем десять минут назад."

Теперь, когда уже половина крыш в деревне полыхала, а перед ней собралось столько народу, смена цели для лучников была лишь вопросом времени. Со следующим залпом стрелы обрушились уже на солдат рыжего рыцаря, а также не успевших укрыться в поселении членов каравана. Несколько иголок вонзились и в опрокинутую огром повозку, отчего уволоченный Бурбарыш гном выдал сквозь зубы несколько крепких гномьих ругательств, попутно аккуратно подтягивая за ремень выброшенный на землю арбалет угрожающего вида.
Маг Эрика - плешивый невысокий человек с уже наметившимся пивным животом, что из-за отсутствия мантии, колпака и мягких туфлей без труда слился с остальными членами отряда Редрама - направил на вершину холма дубовый жезл длиной в локоть, окованный железом, отчего он изрядно напоминал оригинально изготовленную палицу, и через секунду из куполообразного навершия вылетел размазанный огненный сгусток. Учитывая скорость полёта снаряда, расстояние до целей и подвижность оных, вряд ли следовало ожидать, что те рассыплются во всех стороны, как карты от щелчка по основанию карточного домика, но всё ж вынудило их шарахнуться в стороны от пламени. Пробуждённый Томасом голем без лишней спешки - не так-то легко перемещать такой вес, используя каменные суставы - двинулся вверх по склону, меряя землю широкими шагами.
Эрик, впрочем, не успел пуститься вслед за ходячим истуканом - по той же причине, по которой Торренс с новым ворчанием повернулся с едва-едва взведённым с помощью рычага арбалетом в другую сторону, к опушке леса, от которой к деревне довольно скоро двигались три дюжины человек. Из девяти тех, кто держался в седле, четверо были в туниках с уже известным ясенем, обвитым цепью, поверх кольчуг.
- Лови, сукинсын, - буркнул гном, отправляя калёный болт в короткий, но быстрый полёт - увы, вместо всадника в шлеме с небольшим тёмно-зелёным султаном тот поразил державшегося рядом налётчика, без труда пробив латный воротник и плоть, скрывавшуюся за ним. Теперь, по крайней мере, хорошо видно было, что нападавшие слеплены из того же теста, что и защищающиеся - далеко не вечного.

Диспозиция

http://sg.uploads.ru/t/DnlMH.jpg

1 - холм
2 - лес
3 - деревня. У половины домов полыхает крыша
4 - караван
5 - дорога
6 - лучники. Две дюжины человек. Ведут обстрел всех, находящихся в треугольнике 9-10-12
7 - налётчики. Тридцать пять человек, из них восемь конных; один всадник убит выстрелом Торренса. Наступают
8 - голем. Медленно, но упорно наступает на лучников
9 - бойцы Эрика. Двадцать девять человек, из них десять конных, есть раненые. Готовятся к отражению атаки
10 - опрокинутая Вемуром повозка, Вемур, Бурбарыш и Торренс
11 - охрана каравана. Полтора десятка человек. Ведут обстрел наступающих налётчиков
12 - фургон с големами, Томас
13 - Фредерик с отрядом, всего двадцать два всадника. Выполняют обходной манёвр
14 - несколько отдельно отстоящих деревьев
условно не обозначены разбегающиеся селяне; те, кто посмелее, с вилами-серпами присоединяются к караванщикам

Отредактировано Фредерик (Среда, 15 апреля, 2015г. 20:56:37)

+1

15

На улице ещё сильнее пахло гарью, набрякшие тучи вот вот должны были выплакаться и смыть с деревни хотя бы копоть и свежую кровь, что гротескными яркими пятнами обозначала чью то смерть в серости этого мира. Хоть народу было согнано много деревья выглядела пустой и неуютной, словно и не жили тут никогда люди, не обустраивали быт, не растили детей. Прохлада забиралась под рубаху и крепко обнимала пытаясь заморозить мастера рукопашных единоборств, но сила его воли не склонялась ещё ни перед одной женщиной, вот и теперь пришелец лишь поёжился и занял удобную позицию как для нападения, так и для обороны - подле бочки с водой. Его ещё немного пошатывало, но ноги крепко стояли по колено в грязи а кулаки готовы были дать отпор любому посягнувшему на людей деревеньки.
Когда Прибывшая делегация начала раскланиваться с принцем от сердца совсем отлегло, а щёки монаха немного порозовели, ведь хоть в распоряжении защитников и был огр и говорящий медведь всё же рыцари Эрика представляли серьёзную силу. Саади заметил и пыл вассала и грамотную позицию принца Альтанара. Создавалось впечатление что род Сандорфайтов имел сильную кровь. Правда хоть принц и был идеально сложён, в его движениях сквозила неестественность более обычного, а компания в лице странных существ говорила о безразличии к общественному мнению, ведь простой люд всегда не любит всё необычное. Монах присмотрелся к огру и медвежонку которые отправились помогать купцу каравана. - Странно, что принц путешествует с караваном на границе владений... Всё это вообще очень странно, что же перевозит этот караван?-
Мысли пришельца прервала горящая стрела угодившая прямо в бочку с водой. Монах отпрыгнул словно ужаленный и посмотрел в небо: рой смертоносных огненных жал надвигался на деревню. Подчинённые принца и Эрика проявили ледяную стойкость, правда в таких доспехах это можно было себе позволить. А вот деревенский люд начал паниковать, сбиваться в небольшие кучки и укрываться в загорающихся домах. Саади видел как идут приготовления для наступления на посмевших дерзить его величеству: огромный голем, кавалерия, маги! У противника нет шансов. Через десяток минут на главной площади деревни ни осталось никого, по этому монах решил помочь старосте приободрить оставшихся в живых людей и отвести их из-под удара на другой холм, туда, где базировался караван.
Обогнув деревню по полукругу пришелец обнаружил селян сгрудившихся возле западной её части, где дома горели не так сильно. - Рудый! Рудый, отводи людей под прикрытие каравана! Если Цериус благоволит нас не пожрёт огр и медведь, смотри, смотри они кажется тоже готовятся отбивать атаку.- Монах подхватил на руки находящуюся в прострации Затею, единственного уцелевшего из всей семьи Кунжев и устремился на холм. Люди потянулись за ним, всю процессию замыкал староста грозя выдвигающимся из леса войскам огромным топором. Мастер считал шаги, что становились всё тяжелее чтобы точно знать расстояние, считал удары сердца чтобы точно определить расход сил и считал врагов, чтобы после боя число трупов совпадало с подсчитанным. Когда до телег где засели караванщики осталось менее тридцати шагов монах закричал. - Девять всадников! Стреляйте в коней, не жалейте стрел! В них проще попасть.- Белокурая девочка в испачканных кровью и сажей, изодранных лохмотьях вдруг встрепенулась и соскочила с рук порядком подуставшего монаха, побежала сломя голову к крупной словно ствол дуба ноге огра, спряталась за ней и закрыла лицо руками. Через пару минут все селяне оказались под защитой повозок. Пришелец присматривался к новым союзникам и к врагам. Если на принца восстал один из вассалов можно сказать, что знак ясеня с цепью больше никогда не будет носить ни один рыцарь.

0

16

- Они же уже сожгли деревню, чего им еще надо? - кажется, ничто в целом мире не могло заставить Бур замолчать. Впрочем, оно и к лучшему - с ней жизнь огр стала куда приятней. И легче в плане общения со всевозможными низкорослыми народцами.
- Или это другие сожгли, а им самим хотелось? Да и кто они вообще такие, если на то пошло?
- Да я почем знаю??? - аккомпанемент словам великана был негромкий стук в днище телеги, за которой укрылась вся эта небольшая разношерстная компания. Так стучат в щит стрелы.
- Не высовывайся, подстрелят.
Мимо тяжело протопал голем. Представьте, как же он шел, если даже у людоеда осталось впечатление о тяжести шага. Вемур брезгливо скривился, проводив ожившую статую взглядом. Да, каменная плоть куда тверже живой. Она не боится мечей и стрел. Да, тушу этой движущийся скалы не сковырнет даже отряд рыцарей со всего разгона. Ее, наверное, даже троим Зелборафам не поднять. Но при такой скорости голем годен разве что для замковых осад. Укрепления-то никуда не убегут. Лучников на холме истукан разгонит, но не перебьет. А прочнее ли статуя бастионов? Вопрос открытый. Нет, огр, конечно, и сам не легконогий эльф. Но все же куда легче на подъем. А камни и он может заставить себе послужить...
Днище телеги было обращено к холму. Поэтому великан без труда заметил слева от своего импровизированного укрытия новых желающих немного разнообразить свою жизнь лишением пары-тройки конечностей. Около трех дюжин человек, может, больше стремительно неслись к деревне. И не похоже было, что они спешат с помощью. Вперед вырвалось несколько конных. В одного из них гном разрядил свой самострел.
- Попал в кого? - массивная лапища выдрала из земли небольшой валун, сантиметров десять в поперечнике. Благо у подножия холма недостатка в камнях не наблюдалось. Людоед взвесил будущий снаряд на руке, прикинул массу: килограмма полтора, не больше. Ну что же, может и выйдет. Подождав, пока наступающие подойдут поближе, Вемур быстро распрямился, держа руки над головой. С силой метнул валун в гущу пеших и конных. Целится особо времени не было - Зелбораф надеялся, что камень заденет хоть кого-нибудь. Все же не стрела тонюсенькая. Ну и, понятное дело, вопрос долета тоже был спорный. Потому и выбрал огр камушек поменьше. Расстояние-то пришлось прикидывать на глазок.

Карта

Использую Невидимку. Надеюсь, что это убережет меня от шальной стрелы.

Отредактировано Вемур (Четверг, 16 апреля, 2015г. 10:22:11)

+1

17

Когда людоед шагнул вперед Бурбарыш ловко выдернула светловолосую дитятю из-под ножище Вемура, нет, разумеется, она не считала, что великан может вот так запросто наступить на плачущего ребенка, просто не заметив, конечно нет. Но береженого боги берегут.  Высунув было нос из-за телеги следом за силачом она быстро прикинула расстояние до всадников,  и спряталась обратно, огорченно прянув ушами, нет, конечно, с одной стороны, новость, что не пойми откуда взявшиеся враги слишком далеко чтобы пытаться что-то с ними сделать, была более чем хорошей, но с другой, собственная бесполезность действовала на дочь пещер угнетающе.  А тут все было предельно ясно, не смотря на то, что Бур очень гордилась своим умением метко кидаться самыми разнообразными вещами начиная с пирогов и заканчивая боевыми топорами, она прекрасно осознавала, что банально не добросит, а уж о точном попадание и вовсе речи идти не может. Поэтому пока колосс занимался обстрелом, она  занялась малышкой и прочими местными.   
- Тшшш, моя маленькая, тише. – нежно заворковала зверянка  крепко обняв девочку но то и дело бросая настороженные взгляды на их импровизированный бастион.
- Зелбораф – самый-самый сильный чело…мужчина в мире. Если они к нам сунуться он порвет плохих дядей как  Тараканище слонопотамов! – со святой убежденностью каждого ребенка что его папа – самый могучий в мире безапелляционно заявила зверянка. Правда у нее было несколько больше оснований для этой веры, чем у среднестатистической девочки, ибо не далее как пару дюжин дней назад ей довелось увидеть, как огр разорвал ходячего мертвеца на двое. 
- Ты же знаешь сказку про Тараканище, да? Как тебя зовут? Ну тихо-тихо, не плач.  – Увы,  не смотря на все увещевания малышка лишь дрожала крупной дрожью кривя рот в беззвучных рыданиях. Бур снова мельком выглянула наружу, оценив насколько приблизились непонятные чужаки и одной рукой продолжая обнимать девочку выворотила себе камень побольше, просто на всякий случай. Булавы и самострел остались в фургоне, кто же идет вытаскивать телегу, навесив на себя лишний пуд железа?  У багбирши еще оставался нож, но она не слишком доверяла маленькой и хрупкой полоски стали, которая в основном использовалась для резки хлеба и выковыривания особо крупных заноз. Бур ждала.
- Все будет хорошо, маленькая.

+1

18

Написано совместно с Ширрен

Вермилон >>
Ширрен наконец выбралась из борделя, и это было чудесно. На слегка облезшей шее не было ошейника, и это радовало. На улице стояла весна, и это радовало. Луниэль была вместе с ней, пусть немного печальная, подавленная, но кошатая стремилась мурлыкать ей, успокаивать, не отходить ни на шаг, и это тоже не могло не радовать. Всё было прекрасно, прекраснее, чем могло бы быть в этом борделе, где даже на крышу поспать не пускали.
Уходя из него, Ширрен не смогла остановиться и взяла то, что плохо лежало - некоторое количество денег, драгоценностей, пару кинжалов, десять метательных ножей и прочную кожаную сумку, куда всё это и разместила. А теперь они бросились в бега, и такая кочевая жизнь для, привычной к дыму городов, кошки была вновинку. Но она с абсолютным выражением радости на морде могла гоняться за бабочками, охотиться, идти рядом с повозкой, а не в ней. В борделе ей невероятно не хватало движений, на волном воздухе она стала совершенно иной, жизнерадостной, веселой, пусть и до сих пор забитой, не смотрела никому в глаза, кроме Луниэль, и старалась ни с кем не говорить, однако, когда вступала в словесный контакт её эльфийка, кошатая не оставалась в сторонке, садясь рядом с ней и всем своим видом показывая, что к аловолосой лучше не подходить без особой цели. Её взгляд скользил по присутствующим, запоминая и отмечая все отметины. И она была готова убивать, сейчас как никогда.
В то же время, похоже, что самый отвратительный период жизни Луни кончился. Необходимо было только сделать вид, что она это не она. Подстричься что ли? Волосы перекрасить в черный? Конечно, было жалко портить алый цвет темными красками, но оно того стоило, к тому же, ее шевелюра, после всех пережитых ужасов, приобрела несколько серебристых нитей волос, которые были истерично вырваны. Повод закрасить. Жаль глазам цвет не поменять, а он достаточно редкий, пусть и не шибко заметный. Можно бы было придумать историю о том, что она слепая целительница из Илсэ, но это попахивало полнейшим бредом. Ладно, на коленке придумает что-нибудь.
Воспользовавшись помощью Орфена, Луня все-таки покинула бордель, не так, как мечтала -  уйти, предварительно вонзив нож в спину Танатоса. Сбылась мечта иная, ведь ей хотелось покинуть это отвратительное место еще полгода назад. Но нет. Нишмагла. Только спустя полгода «хорошего поведения» и не высказывания брату «сдохни, паскуда» Луня, наконец, получила желаемый билетик на свободу. Только вот почему эта свобода так стягивает грудь? Наверное, потому что дом сгорел, все ее труды были потеряны, все редкие фолианты, до которых добралась, были так же утеряны. И что у нее осталось? Только небольшой хирургический набор, которым обзавелась в «красной луне», да и, наверное, все. И кошка. Без рабского ошейника, поэтому за нее можно было не переживать, что однажды найдутся те, кто заберут ее. А Луне безумно нравилось чувствовать себя под защитой. Не одна – уже повод не сойти с ума от страха. Ширен - единственное существо, которое не бросило, даже в борделе, хотя искать полукровку в нем было откровенным самоубийством. И маленькая кошка пошла на это. Сомнений в ее отношении у красноволосой не возникало ни на секунду.
Но, однако же, возвращаясь к суровой действительности… Весна. Это было прекрасное время года, по сравнению с зимой. Возможно, Орфен был прав в том, что не отпускал никуда зимой – у настолько не адаптированной к дикой жизни Луне, уже через два дня случился бы передоз нытья, вместе с обморожением. Сейчас она рисковала получить только переохлаждение. Благо, кошка грела, мурчала и успокаивала
Прошло много времени, с тех пор, как Вермилон был покинут и когда брат предлагал ее услуги лекаря крысам. Один из самых мерзких деньков. В принципе, у Луни все деньки были мерзкими, которые были проведены рядом с Танатосом, лишь изредка вспоминалось о том, что они какая-никакая семья. Главным словом было слово «никакая». Никакующая. И первым делом, полукровка выкинула все серьги, что находились в ее левом ухе. Все, что могло быть зачарованным предметом, чтобы отследить их. Одетая, как капуска в льняную рубаху, сверху кафтан, зеленого  сукна, на талии подвязанный тонким кожаным ремешком и штаны с высокими сапогами, да потрепанный плащ с рюкзаком на одном плече, делали ее похожей на слишком смазливого, узкоплечего  молодого человека. Хотя, все эльфы похожи – пол не разберешь.
Куда они направлялись первое время, Луня не могла даже знать. Плевать было куда, лишь бы это было то место, в которое не доберется никакой проклятый консорциум, хоть и понятно было, что лапы у них слишком длинные. А у нее ноги быстрые. Первые десять секунд бега. Тяжело быть обычной. Она не была атлетом, не могла долго и быстро бегать, не была выносливой, хотя дорога научила ныть молча. И иногда вслух. А уж будучи натурой взрывной, Луня еще и пару истерик успела устроить, с рыданиями в углу повозки, с просьбами вернуться в Вермилон.Она чувствовала себя слишком несчастной. Вдвойне несчастной от того, что ее брат-близнец до сих пор не сдох, но у нее уже не хватало терпения вести себя хорошо и сбежать было лучшим вариантом. Тем более, что на с Ширрен, теперь они вместе пропадут. С кем-то пропадать все же повеселей
Луню, как только она покинула бордель, перестали мучить кошмары. То ли это была психологическая травма, то ли очередное развлечение Танатоса – все равно. Главное, что сейчас она с удовольствием отсыпалась. Иногда зудела, когда просыпалась, подпрыгнув на очередной колдобине.
В Кхазаррате они с леонийкой вновь примкнули к каравану. Даже тогда было плевать, куда он идет. Лишь бы подальше от Вермилона. Луня сейчас была настолько диким путешественником, что осознавала, что не понимаешь, где она. Как добраться до Илсэ она знала, как до ближайших городков добраться знала. Все остального – не знала. Когда тебе почти три века, склероз становится частым спутником, особенно в плане географии. Вот по человеческим внутренностям она могла водить экскурсии, хороводы, показывать, рассказывать, а вот… а вот… Хаккара побери, где они?? В настолько ужасной ситуации стоило спать.
Долгий путь – весьма приятен, когда знаешь, куда едешь и что делать потом. Однако, дорога становится тягучей, если конечной точки нет, не знаешь что делать и куда бежать. Луня не знала. Впрочем, вечно спать – было хорошей альтернативой, но когда-нибудь ей придется вернуться в этот мир, если не решит помереть невзначай

***

Когда караван приехал к деревне, Луня так же особо не повела ухом, для того, чтобы хоть что-то сделать. Будучи слишком подавленной и не желающей вообще ничего, она который день, тихо жалела, что покинула свою теплую обитель, в которой не трясет, нет дождя и дождя со снегом. Где всегда есть еда. Импульсивные решения не лучшие. Но получила то, что хотела. Надо радоваться, а на лицо даже подобие улыбки не натягивается.
Шум внешнего мира заставил полукровку подскочить. Ощущение опасности настойчиво звенело в голове, закладывая уши и распространяя в крови адреналин. Похоже было, на то, что не успела Луня приподнять голову из кучи дерьма, как судьба швырнула полную лопату в лицо. Сон, как рукой сняло
- что-от случилось
Не спросила у леонийки,а утвердительно ей сказала Луня, сощурилась от света, когда покинула темную обитель крытой  телеги. Для нее было слишком ярко, после продолжительного тараканьего образа жизни. Жар начинающегося пожара уже начинал немного припекать кожу и становилось не так холодно, пусть и более страшно. Они были в дерене. Горящей. В которой, и без того было все разорено. Жаркое из трупов? Нападение людоедов? Как их вскрыть-то хочется, лежат бесхозные трупики… Или сшить между собой…
Луне тяжело далось решение о том, чтобы перестать паниковать и заняться делом спасения окружающих. Нет, все же стоило остаться в Вермилоне. Это куда лучше, чем словить стрелу. Горящую. С какой-то стороны плюс – рану прижжёт моментально.
Крик о всадниках заставил подпрыгнуть на месте. Луня не могла с собой совладать, хотя давно бы пора было этим заняться, после того, как пережила несколько часов избиений, отрезание языка, а потом череду издевательств над нервной системой. Не говоря уже о домогательствах со стороны практических всех людей консорциума, кто не был окучивателем задних двориков, время было обзавестись железным духом
Однако, стрелы нельзя было сравнить с пристающими придурками. Они могли пристать так, что без посторонней помощи из задницы не вытащить. И это если повезет, что попала в задницу. От страха, ноги не желали сдвигаться с места.
Запах огня Ширрен почуяла сразу и тихо зашипела. Луниэль вышла из повозки, но ей не позволили далеко уйти.Ширрен серой тенью, с отражающимися всполохами пожара в расширенных черных зрачках, кинулась и заставила её лечь на землю.
- Бойня. Ведите сссебя тишше. Мы можем помочь, чтобы выжить сссамим. Я притащу раненного.
«всадники… Бойня. Твою мать, зачем я здесь?»
Вновь панически подумала Луня, которую кошка прижала к земле. Ну вот, еще и испачкалась. Хотя, это Луня. Быть неряхой - это вполне в ее стиле. Но не на людях же! Мысли о грязной одежде, да лице, были прерваны болезненным стоном раненого мужчины. Паника начала медленно отступать, уступая место более здравым мыслям, которые завершили круг паники «Аскетор, зачем я уехала из Вермилона» и перешли к «раненые, надо перевязать». Окружающая обстановка не располагала к тому, чтобы делать все спокойно, но у нее были инструменты. У нее было все. Только мозгов, не разнесенных паникой, не хватало.
Взгляд леонийки  тоже отметил страдающего со стрелой в бедре совсем неподалеку. Шипение в речи обосновывалось ужасным страхом Ширрен перед пламенем и возможной угрозой для жизни или здоровья Луниэль.
Она по-пластунки, прижимаясь всем телом к земле, достигла раненного, подхватила его, кивнула на повозку и сказав одно слово "Целитель", и поволокла. А добравшись до цели, сбросила его около эльфийки.
- Оставьте силы, Луниэль. Нам придется бежать скорее всего.
Извлекая на свет три метательных ножа и кинжал, Ширрен замерла рядом, готовая оборонять повозку.
- Скоро это станет для нас привычным образом жизни. Наверное
Оттерев грязь с лица, Луня не знала, что делать им с повозкой. Она могла быть простреленной, но пострадают только конечности. Необходимо было заняться жгутом и извлечением стрелы, а у полукровки было единственное желание зажать уши и забиться в самый темный угол деревни. Она не приключенец, а хирург-домосед! Почему ее дернуло сбегать? Надо было дальше оставаться безвольной тряпкой! А теперь руки дрожат и жгут никак не может наложить. Еще и всадники какие-то! И глаза от дыма слезятся. Точно, они слезятся от дыма

Отредактировано Лун А'Рэтх (Четверг, 16 апреля, 2015г. 15:51:48)

+2

19

Даже если призыв монаха, быстро переключившегося на спасение невинных, и не был бы услышан теми из людей Редрамов и охранников каравана, кто имел при себе луки и самострелы, они не могли не внять громовому голосу рыжего рыцаря, с достаточной отчётливостью воспроизведшему оную рекомендацию.
С полдюжины стрел, вонзившихся в лошадь одного из нападавших, заставили животное затормозить и через пару секунд завалиться набок, прижав к земле наездника. Тем временем Торренс успел вновь зарядить арбалет и нацелиться на предводителя налётчиков. Увы, и в этот раз он сумел избежать преждевременной встречи с праотцами: болт, отправленный в полёт мощным механизмом, по самое оперение вонзился в брюхо поднявшегося на дыбы скакуна. Человек с ясенем оказался ловчее своего придавленного товарища - он довольно резво вывалился из седла прежде, чем конь рухнул на землю, и укрылся за телом на то время, которое потребовались пешим бойцам, чтобы сократить дистанцию.
Брошенный огром валун пронёсся по коридору, что в гуще наступающих конников проделали стрелы, без особого вреда для "стенок" оного коридора, зато в рассыпной строй пеших бандитов вписался отлично, со смаком размозжив ничем не защищённую голову одного из них. Звук, должно быть, был просто чудесным - жаль, что расстояние не давало возможности оценить его по достоинству. Что до степени незаметности сего манёвра... Сложно столь выдающемуся, во всех смыслах, существу скрытно ото всех выполнять какие бы то ни было действия, однако, на счастье Вемура, стрелки на холме, по всей видимости, предпочитали бить по целям, не упрятанным за опрокинутыми возами, пусть даже и менее габаритным.

Всадники Ясеня и Пса столкнулись на дороге пред пылающей деревней, что было столь же неизбежно, сколь и превращение хорошей брони в лепёшку после взаимодействия с кулаками големов и огров. Поэтичность ситуации, правда, несколько портил набор стрел, которыми обе стороны оказались усажены ещё до непосредственного контакта, но, впрочем, с точки зрения некоторых баталистов, эта деталь вносит в общую картину необходимый реалистический эффект.
Столкновение групп пеших бойцов также было лишь вопросом времени, но хрустальная склянка в руках предводителя налётчиков немного отдалила решение этого вопроса и внесла в процесс некоторую толику изящества. Стоило оболочке расколоться, густая красная жидкость внутри мгновенно превратилась в огненное облачко, окутавшее людей Эрика. Крик и запах горелой плоти возвестили о том, что соотношение сил изменилось.

То ли сбивчивые действия хирурга, то ли минутное просветление сознания, то ли покой - относительный, конечно же, в сравнении с тем, что творилось на дороге, - вызвали у раненого новый приступ боли, отчего тот надрывно вскрикнул, схватил Лун за запястье и резко потянул её на себя.
- Дочка, - прохрипел он, безумным взором сверля тонко очерченное лицо. - В деревне. Второй дом одесную. Спа... ыыы!
Крестьянин выпустил руку Луниэль, чтобы схватиться за бедро, из которого всё ещё торчала стрела. Впрочем, новый спазм, похоже, был чуть менее продолжительным - вскоре человек опять забормотал что-то о своей дочери. Правда, уже что-то менее разборчивое.

Крюк, по которому селянин вёл отряд, пролегал по бугристому отрогу холма, однако и без того всадники не могли бы пустить лошадей быстрее, не нарушив целостность иллюзорной завесы. Мартиль не терпелось прибавить ход, да принц и сам был не прочь угостить кобылу шпорами, дабы поскорее достигнуть цели, но призыв разума был неизменен: следует проявить терпение.
- Свободен, - хрипло объявил Ульрих, опуская проводника на землю. Приехали. Здесь холм более пологий - лошади быстрее смогут взобраться наверх, а враг не заметит приближения. Однако...
"Проклятье!" Вопль с противоположной стороны холма был вполне информативным. Что-то пошло не так. Что-то такое, что можно было и нужно было бы предвидеть заранее. Может быть, где-то там, по ту сторону, объявился вдруг способный маг, который сумел-таки поджарить всех в пределах досягаемости. Или на оставшихся обрушились конники Лорани и сейчас рубят их в винегрет. Последнее, в некотором роде, было даже хуже, ибо в этом случае два десятка рыцарей могли бы сделать положение вещей совершенно иным. Кажется, он не успел пообещать старосте королевскую защиту и покровительство Сандорфайта... Но уже от того, что это обещание подразумевалось, хоть и не было озвучено, отвратительное ощущение где-то между ключиц становилось совершенно нестерпимым.
Угрюмо воззрившись на вершину холма, Фредерик невольно поднял руку к шее - туда, где под горжетом и кольчугой был скрыт небольшой крест, что Лорея привезла с собой в Ралрок. Верующий из него был паршивый - несмотря на зачитанную вдоль и поперёк Священную Книгу, хорошо, если хоть пару раз молитву прочитал с начала сего года - и ни единого раза тогда, когда обратиться к божеству не требовалось для дела, - а уж о праведных делах и говорить нечего... Но, если подумать, сохранить жизнь людям на той стороне наверняка в интересах Господа в той же степени, что и в интересах Сандорфайта?
- Мы теряем время, мой принц, - осторожно заметил рыцарь с тремя золотыми апельсинами на щите. Да, верно. Надо хотя бы взглянуть на месиво с господствующей высоты. Но сперва нужно перебить тех, кто эту высоту занимает. "Единый, защити тех, кто нуждается в защите твоей, пока я не могу сделать то же... А если защищать некого - направь мою руку, что обрушит возмездие на ребелов."
- Вперёд, - глухо проговорил метис, опуская забрало шлема. Час молитвы подошёл к концу.

Диспозиция

Конники с обеих противоборствующих сторон увлечённо месят друг друга у дороги.
Половина пеших бойцов Эрика основательна обожжена алхимическим огнём. Для определённости будем считать, что свалка начнётся через 2-4 секунды после поджога.
Помимо обожжённых есть пострадавшие от стрел.
Отряд Фредерика - на противоположном пологом склоне холма.
В остальном всё без значительных изменений (см. под спойлер в предыдущем посте).

0

20

Монах дождался пока последний селянин скроется за защитой повозок, с благодарностью кивнул, пусть она этого и не заметила, большой медведице которая затащила Затею подальше от стрел, затем устало вздохнул, оценил собственное состояние и силы которые были на крае истощения, в голове неслись далеко не светлые мысли, на напряженном лице появилась отстранённость, страх перед гибелью, увечьями, смертью начали отступать, дыхание выравнялось. Саади принял позу дерева уперев ступню одной ноги чуть выше колена другой  и постепенно поднимая и распрямляя руки словно ветви. Одна из стрел клюнула землю в двух шагах от пришельца, другая пробила бесформенную когда то ярко желтого цвета рубаху. Монах соединил ладони над головой и медленно опустил с глубоким выдохом.- Зачем я здесь, сколько нужно борьбы чтобы воцарился мир, зачем я здесь, если для того чтобы умереть в борьбе то пусть свершится это. Ибо нельзя победить войну. ..... Так для чего ты сражаешься? Что это даст тебе? Спокойствие и равновесие. Ибо разве может следующий по пути просветления видеть как угнетают и насилуют, если так, то бездействие приравнивается к насилию. Я здесь чтобы умереть не создавая мирную деревню. Я здесь чтобы мир воцарился во мне, ибо если я не буду бороться то умру в несогласии с собой и путь мой прервётся. Для медитации потребовалось всего пару секунд, но теперь Саади действительно был готов бороться. Легконогий пришелец словно обезьяна забрался на крайнюю повозку и оценил ситуацию на поле боя, затем соскочил и направился к возничему - гному, немного пошептавшись беспокойный Дельфин понёсся к дальней телеге, нырнул внутрь, через пару минут появился под аккомпанемент душераздирающих криков обожжённых, в руках монах нёс дубовый бочёнок почерневший от времени. Снова оказавшись возле огра пришелец постучал того по предплечью, поклонился, затем откашлялся и заговорил низким, перекрывающим шум битвы голосом. -Тут в бочёнке масло для смазки некоторых деталей повозок, а также для ухода за кожаными частями упряжек. Я попрошу тебя пойти со мной в атаку, потому как положение союзников ухудшается и без нашей помощи они падут.- Саади снова поклонился.- А если падут они, то разделять раненых, убитых и женщин.- Странник кинул однозначный взгляд в сторону где пряталась медведица с ребёнком.- С нашими противниками будем только мы.... Сила же в единстве. Мастер переступил с ноги на ногу собираясь с мыслями.- Когда приблизимся на расстояние броска у нас будет козырь. Рука ломающая десятисантиметровые доски словно пергамент легонько постучала по стоящему рядом бочёнку.- Здесь двадцать литров, думаю для пехоты это будет тяжелый удар, поджечь как-нибудь сможем... Там сейчас везде огонь...... Больше медлить нельзя, я выдвигаюсь, да прибудет с нами Цериус.- Ещё секунда и поджарый пришелец с острова побежал зигзагами по направлению к отчаянно сражавшимся сжав кулаки.

0


Вы здесь » FRPG Энирин » Завершённые и неактивные эпизоды » ◆ Маскарель ("На службе у принца")


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно