FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Завершённые и неактивные эпизоды » ◆ Маскарель ("На службе у принца")


◆ Маскарель ("На службе у принца")

Сообщений 41 страница 60 из 252

41

Меж тем великан обстоятельно и деловито занялся благородным послебоевым шмоном, или мародёрством, кому какая формулировка больше по нраву. Не найдя, видно, ничего ценнее сапог (прим.: артефакты, зелья - ничего подобного не найдётся), он увязал два тела верёвкой, как куропаток, забросил за плечо и потопал на зов. Вряд ли огр потащит куда-то пару трупов, чтобы их похоронить или использовать для некромагического эксперимента, скорее, более вероятным и даже очевидным представлялось, что он просто собирается закусить после драки.
- Добить?
- Нет, конечно, - фыркнул принц, взглянув на выкатившего глаза рыцаря - видно, от рук (а, может, и не от рук) огра тому точно помирать не хотелось. Мёртвые не кусаются, однако же и говорят не слишком-то охотно. Если бы его кровожадность и праведная ярость перевешивали разум, ему бы было достаточно удобно лежащего в руке меча, а не крупногабаритного и сложного в управлении огра, чтобы совершить акт милосердия - чай, от брезгливости или излишнего миролюбия он не страдал... Но, понятное дело, озвучивать всё это не станет. Сейчас просто как-то не было настроения на то, чтобы о чём-то долго и усердно рассуждать перед слушателем, по лицу которого не поймёшь, то ли он старательно внимает каждому слову, то ли собирается заснуть стоя, то ли приглядывает в тебе самую мясистую и аппетитную часть.
- Приподними воз, чтобы можно было его вытащить. Пёс, - добавил он, обращаясь уже к рыцарю, что, обагрив тунику чужой кровью старым испытанным путём разбрызгивания из глубоких надрезов, вернулся на подобающее стражу место, - займись спасением убогого.
Можно было бы, конечно, прямо здесь устроить дознание, дабы время сэкономить. Но что уж тут, коли и так уже было потеряно изрядное его количество (и, видимо, ещё будет потеряно, что становилось ещё более очевидным при обращении взора к пожарищу).

~

- Гретель!
Знахарка, что кружилась вокруг того монаха. Вот уж кто должен быть в курсе о всех, кто усилием воли манипулирует огнём... И кто упрячет обладателей таких талантов от лишних глаз. Последнее правило подтвердилось мгновенно, когда она покосилась на Малкольма, который этих лишних глаз имел аж два.
- Отец, - машинально повторил духовник, глядя на девочку, что при виде знакомого лица, зовущего к себе и говорящего те слова, что ей сейчас были нужны больше пушистого предплечья, обладательница которого, между прочим, явно хотела отделаться от спасённого дитя как можно скорее, выпустила наконец леонийку, обратившись за утешением к другой женщине. Ту слово, вырвавшееся из уст монаха, заставило поднять голову и сделать страшные глаза.
- Нет?
Знахарка осторожно качнула головой, дабы не навести и девчонку на ту же мысль. Малкольм нахмурился. Скверное дело. И оно не становилось лучше от осознания того, что в какой-то степени эта смерть всё несколько упрощала - даже наоборот, нехороший привкус от этого отчётливо ощущался даже на фоне запаха гари и крови.
- Идём, - наконец выдавил он, кивая на лагерь за повозками. Не приведи Единый, она узрит бездыханное тело до того, как рядом окажется маг, который сумеет быстро обуздать всплеск. Нет ничего хуже, чем злоупотреблять божественной благосклонностью, а ведь останется только лишь это.

+3

42

Полукровку не интересовал ребенок. Она вообще детей не очень любила. Они глупые, не понимают, что творят какое то дерьмо, а когда понимают продолжают творить, потому что они маленькие проклятые твари… Хотя, с тем же успехом многие моги сказать тоже самое о Луниэль. Негоже эльфу сравнивать себя со смертными, негоже.
А вон и они, кстати говоря, кто-то совсем смертный, кто-то уже помер, кто-то просто собирается. Луню, естественно понесло именно в ту сторону, весь свой долг перед раненым отцом она выполнила, стоило заняться теми, кому побольше помощь нужна. Луня так и не поняла, что спасенная девочка могла управлять огнем и даже не сожалела о спасении той. Точнее как, если бы знала, что почем зря рисковала жизнью Ширрен, то несколько раз бы себя отругала и подумала бы о том, что помогать всем подряд – бред и зло. Может быть, у Ширрен она еще многому научится?
Но пока что Луня не задумывалась ни о чем лишнем. Только лишь о деле, которое опять требовало от нее затраты сил. А еще она ждала леонийку, которой необходимо было задать множественные вопросы, такие, как «что нам делать? Ты когда-нибудь оказывалась в подобном?»
- Как думаешь, стоит оставаться с теми людьми? Или остаться в этой деревне? То, что дважды разорено третий раз не будет атаковано… Наверное
Когда Ширрен сдала ребенка на попечительство людей, полукровка практически забыла о той. Полгода в плену у брата научили Луниэль не только читать в два раза быстрее, чем ранее, но еще и более безразлично относиться к окружающим. Еще бы, когда днем и ночью ненавидишь всех и каждого, кто только попадает в поле зрения
После небольшого побоища оставались бесхозные лошади, им хозяин быстро найдется, с другой стороны, не будет ли это воровством? Но вставала иная проблема, что Луня совершенно не умеет ездить верхом, это знала и леонийка. Хотя, Луне стоило определиться с иным – куда они, собственно говоря, идут? Если бы она только знала. Луне надо найти временное прибежище. Здесь, впрочем, тоже было прибежище, а уж, как только они дойдут до конечной точки назначения, там уже и искать варианты.
Или, например, можно было вернуться в Вермилон. И там с достоинством принять смерть от Танатоса. Или не смерть, а что похуже – например, постоянно жить в его комнате, чтобы развлекать брата. Нет, не стоило так поступать. Наверное, она пока что доверится течению.
Остановив кровотечение одному кандидату в трупы, полукровка направилась к следующему. Луне хотелось что-то сказать леонийке, но в голову ничего не шло. Извиниться? Попросить одергивать от глупых решений? Чувство вины вызывало в Луниэль приступы почти что старческого бормотания
- ладно, пойдем по течению, там уже посмотрим, все равно не в Вермилон же возвращаться
Взгляд уловил знакомое мохнатое тело. На неужели мир бывает так тесен? Или просто так кажется… Пока что стоило помочь тем, кто еще может выжить, а потом вдаваться в ностальгические «хэй, а помнишь, как ты в мой щит влетела?»

+4

43

Начало немного накрапывать, сразу сильно похолодало, воздух превратился в смесь из белых клочьев тумана, дыма, копоти скрывающую ужасающую картину боя, где люди горели заживо, где смерть собирала урожай не легко отсекая души умерших своей косой, а словно кромсала их ржавым, тупым ножом. Монах стоял и созерцал, слушал и впитывал как учил его великий учитель и не вмешивался до поры, ни словом, ни делом, ни мыслью. Тело предательски просило отдыха, раны беспокоили не сильно, но помощь лекаря была необходима в ближайшее время. Когда гигант начал собирать с посеянного недавно, политого щедро кровью и взошедшего скоро страшный урожай, Саади так же беспристрастно взирал ведь вещи как и тела есть позаимствованные вещи и когда-нибудь их нужно будет отдавать, в том числе и самому огру. А судя по седине и комплекции можно было сказать что уже скоро, а может и нет... на всё воля Цериуса.
А вот один из уцелевших селян, поперёк себя шире, в хорошем кожаном доспехе с коротким мечом и в шлеме не выдержал вида осквернения тел павших, возмутился и начал в голос кричать.- Да это что-же твориться! Это по моему мой брат у него за спиной весит покойный! Господа! Лорды! Защитники нашей земли! Доколе здесь будет бесчинствовать это зверьё, что за дикие выходки топтать поверженного, это не по людски! Он топчет ногами нашу культуру, отношение к павшим!- Пришелец с острова оказался рядом с сорвавшимся воином очень быстро, метнул взгляд на принца.- Суровое, волевое лицо, чуть изогнутый нос, такой ради авторитета королевской персоны, власти и герба может приказать и убить гиганта, ведь слухи и каждое слово сказанное здесь завтра разнесутся по всей стране.- Несколько почти незаметных пассов быстрыми руками и слова заклятья - minuto de silencio- заставили мужчину замолчать ненадолго. По жестам и красному лицу, налитым кровью глазам можно было сказать, что он был очень зол. Как на зло старосты не было рядом чтобы усмирить одного из земляков, тогда дельфин подошел ещё ближе к бойцу, громко сказал -Среди весящих за спиной нет союзников, посмотри повнимательнее- (хотя сам не был уверен на все сто) Но селянин лишь разозлился ещё сильнее, сжал кулаки и неожиданно ударил монаха, наверное даже учитель не смог бы заметить этот удар... хотя нет, смог бы, а уж по силе он походил скорее на удар тарана чем руки. Саади телом перенёсся в грязную жижу, сознание же вдруг оказалось в любимом храме Цериуса на острове Маар, стоял приятный запах шалфея исходящий от стилизованных в форме цветов лотоса курительниц, свет из под полупрозрачного купола широкими полосами, словно шторами разделял помещение на отдельные квадраты где каждый мог уединиться для релаксации и медитации. Вот в такой комнатке сейчас и сидел уставший монах и чувствовал рядом присутствие чего-то невероятного, на душе было тепло, спокойно, благодатно.

+2

44

Наконец маленькая человеческая девочка отцепилась от бедной Ширрен, по взглядам и движениям голов та поняла одно - отец мертв. И хорошо, на одного двуногого человека меньше на белом свете. Смотри на любого из них и каждый раз думай - если бы у него было власть, что бы сделал он. Скольких убил почем зря? Куда бы завел своих людей? Каким бы он был тираном?
Но теперь вся её ненависть схлынула сразу, как только к ней обратилась эльфийка. Стоя рядом с ней и не желая никуда отходить, леонийка слушала её голос. Кажется, ей страшно, она волнуется, переживает. И отчего-то ощущает вину, быть может. Какой странный набор эмоций. И зачем ей лечить кого-то, тратить время и силы. Ах, доброта этой целительницы однажды её погубит. Но нельзя допускать таких мыслей даже на миг, потому что рядом есть Ширрен, и уж она позаботиться, чтобы ни один человек не воспользовался даром этой добротой.
- Странно, что кто-то атаковал деревню, а теперь и вовсе непонятно, кто враг, а кто друг. Странно, что жрец оказался в том же доме, где сидела девочка, от плача которой пламя свирепело. Не за ней ли они приходили, но зачем уничтожать всю деревню? Оставаться на пепелище, зачем? Нет, нужно идти дальше, мы найдем дом, я уверена. Но он не здесь.
Здесь слишком грязно, много трупов, жить особо негде. Не те условия, Ширрен не может позволить Луниэль жить в подобном месте, хотя её саму устроил бы и домик где-нибудь в лесу. Она бы охотилась, а к Луниэль с дарами приходили бы люди из соседней деревни. Лесная ведьма и её кошка, неплохая была бы парочка. Едва заметно усмехнувшись, Ширрен лишь удобнее перехватила ручку кинжала, проследив за взглядом эльфийки. Та смотрела на лошадей, кошатая отрицательно помотала головой. Она, как и целительница, наездник не лучший. Если не сказать, что хуже наездника в мире нет. Но если Луниэль хочет, Ширрен добудет и повозку, и лошадей и умчит их подальше отсюда.
- Как скажете.
С улыбкой Ширрен посмотрела на Луниэль, отвечая на её вопросы, куда бы им теперь податься. Она была готова поддержать любое решение эльфийки, в любое мгновение исполнить всё, что она скажет. Вот только когда она направилась лечить, и даже сделала это первый раз, Ширрен не стала останавливать её, но тихо прошептала.
- Здесь много лекарей. Не тратьте силы, кто знает, вдруг нам придется бежать.
А потом взяла эльфийку за руку, вновь оказываясь в плену и не в полной боевой готовности, но ей казалось, что так она поддержит её. А еще улыбнулась, вышло даже почти весело, если не учитывать, что шерстка кое-где испачкана сажей.
- Быть может, стоит договориться с местными целителями, они расскажут, откуда родом. Кто знает, может быть и нас возьмут с собой. Явно ведь из города. Главное, чтобы не из Вермилона, а там можно и обустраиваться.
Все переговоры Ширрен доверяла Луниэль, ей куда проще было молчать, стоять рядом с таким видом, который явственно предупреждал не лезть к эльфийке. А свободно говорить она могла лишь с ней, со своей целительницей, самым чудесным существом на всем свете.
Интересно, смогу ли я когда-нибудь отомстить барону?
Даже жажда мести за свой народ и собственные пятнадцать лет рабства усердно растворялись под гнетом долга, преданности и любви к Луниэль.

+1

45

- Этот золоченый сэр просто обязан дать тебе медаль теперь, ушами клянусь! - Бур была беспечна и непробиваема, как всегда. Огр был даже рад этому. Тяжело быть багбиром среди людей и иметь тяжелый, злопамятный характер. Долго не протянешь.
- Кабы за каждое хорошее дельце мне давали медаль, я бы уже в доспехах из золота ходил, - великан усмехнулся.
- Ты славно поешь, - похвалил свою дочь людоед.
- Я много не понял. Но будь я хоть в полтора раза меньше, сам бы в штаны навалил, - он с заметным сожалением проводил глазами девчонку, уносимую циркачкой. Впрочем, в малышке мясо-то было на один зуб...
В ответ на приказ принца Вемур хмыкнул и пожал плечищами. Поднапрягся и откинул воз в сторону. В теории, рыцарь с ясенем на груди был пленником лично Зелборафа. Так что огр был волен по собственному усмотрению распорядится судьбой безногого. Хоть съесть, хоть обмазать дегтем, вывалить в перьях и, посадив на кол, провезти по всем городам обозримого мира. Хоть взять за его никчемную жизнь выкуп. Но по простоте своей великан как-то не догадался до этого факта. Он просто встал в сторонке, без особой мысли в глазах наблюдая за Фредериком. Людоед уже набрал себе немного добычи. Пока ему хватало.
Мелькнула яркая рубаха. Вемур посмотрел на Саади и кивнул. Что означал этот кивок, понять было трудно. То ли: хорошо, что этот славный человек спасся. То ли: ничего, и тебя достану, дай только срок. Отвлек Зелборафа вопль. Один из защитников, а может, из нападавших ворвался. Еще бы ведь у него в голове были мозги, как губка впитывающие весь ужас войн, сражений и боен. А не не пойми что, как у огра. Который и соображал-то каким-то чудом.
- Да это что-же твориться! Это мой брат у него за спиной весит покойный! Господа! Лорды! Защитники нашей земли! Доколе здесь будет бесчинствовать это зверьё, что за дикие выходки топтать поверженного, это не по людски! Он топчет ногами нашу культуру, отношение к павшим!
Монах было попытался успокоить бугая, но его рассуждения явно не возымели эффекта. Саади получил в зубы и повалился на землю. Видимо, устал, вообще-то он двигался быстрее, чем кто-либо, кого великан когда-либо видел.
- Много брешишь, мелкий, - кинул он сквозь стиснутые зубы.
- Хочешь к брату? - людоед сжал кулачищи.

+1

46

- Прекрасно, - пробормотал принц, созерцая окровавленные конечности налётчика, в процессе вытаскивания из-под воза вновь подавшего голос. Ткнув пальцем в сторону лагеря, он добавил: - К Гельвейну его, пускай приведёт малость в чувство.
И всё бы вроде бы наконец устаканилось, да всё ж опять не до конца. Смерив сумрачным взглядом добычу огра и горлопана-ополченца, Дерек повернул руку так, что перст указующий теперь указывал на последнего и сурово произнёс:
- Не шуми. - Опустив руку на пояс, он повернулся к огру и продолжил: - А ты брось падаль. Не хватало мне ещё тут акта людоедства, задери вас всех Вулкор! Вон несколько лошадей подыхать собираются - их прибей да зажарь, коли жрать охота. А я сейчас вернусь и присоединюсь к трапезе, а заодно потолкуем об одном деле.
Может быть, всё дело действительно лишь в том, чтобы хорошенько себя накрутить перед разговором и окружить несколькими рыцарями, которые всяко постараются принять на себя первый удар, но, как бы то ни было, даже стой перед ним сейчас сам Хаккар со своими страхолюдными отродьями, принц говорил бы в том же самом тоне, что и сейчас, глядя снизу вверх на великана.
- Схарчишь людей - вместо разговора у нас с тобой будут проблемы. Ясно?
Похоже, только тут он обратил внимание на вытянувшегося в грязи монаха. Вновь вытянувшегося, если быть точным, на что указывало соответствующим образом разукрашенный наряд. Но на этот раз ему хотя бы голову никто не разбил.
- Оклемается скоро... Давайте-ка его в лагерь.

~

Даже человек с переломанными ногами может не чувствовать боли, если попадёт к толковому магу-целителю. Ну, почти не чувствовать - не хватало ещё очень уж стараться ради бандита. Но, как бы то ни было, дело своё Гельвейн знал хорошо, а потому довольно скоро "Ясень" уже был в состоянии говорить, не отвлекаясь на завывания, но и не забывая о том, насколько велика была боль. Впрочем, Пёс с молотом в руках мог быстро ему обо всём напомнить.
- Всполох. - Эрик-Искра сам быстро опознал разбойника, так что, по крайней мере, не было нужды долго убеждать всех вокруг в том, что это не соседи на них напали.
- Кто заплатил за нападение?
Мужчина угрюмо воззрился на принца. Странно. Всё как будто бы было вполне прозрачно.
- Или ты говоришь всё сам, и хуже уже точно не станет, или тебе будут ломать то, что ещё не сломано. Соображаешь?
- Хрен с лаской из Ржавого форта, - нехотя выдавил Всполох, не тратя время на дополнительные раздумья.
- Греверны?
- Угу.
Тогда понятно, чьи уши из налёта торчат. Жаль только, что ласки гласу разума, облечённому в чернила на бумаге, в итоге не вняли.
- А вернулся зачем?
- Ради Редрама и вернулся. Всем насрать, если зашибёшь пару крестьян, а так хоть какой-то шум поднялся бы. Зачем вообще этот шум нужен - это уже не моё дело.
- Ты и со своим-то не справился. - Поднявшись с колоды, Фредерик повернулся к оруженосцу. - Родрик, собери всех. Я изволю вынести вердикт.

~

Устроившись на козлах, Сандорфайт молча смотрел на собирающихся людей, пальцами выбивая марш по шлему, лежащему на коленях. Предстоящий "суд" его, в общем-то, не беспокоил - виновность налицо, а кару за деяние закон описывает вполне однозначно. Нет, совсем иной вопрос занимал его мысли, менее конкретный: что делать дальше? Единственный способ предотвратить слухи - перебить всех свидетелей, что, конечно, слишком уж дороговато, значит, Престон Греверн о проваленном подряде узнает ещё до конца недели. Самое меньшее - через три дня. Этого не хватит, чтобы дождаться подкреплений. Гремерторм - Ржавый форт - невесть какая крепость, но с двадцатью всадниками пытаться её взять - это, прямо скажем, так себе план, если учесть, что выманить ласку из норы может и не удастся. Нельзя делать ход, не предусмотрев все варианты.
Дерек скосил глаз на липового рыцаря. В общем-то, можно и не торчать тут немалый промежуток драгоценного времени, чтобы обеспечить себя живой силой на случай неблагоприятного исхода. Прослушав до конца финальный аккорд, он провёл ладонью по забралу, отложил шлем в сторону и встал в полный рост.
- Этот человек, - начал он, простирая десницу в сторону Всполоха, - опасный преступник, разыскиваемый за разбой на большой дороге. Как вы могли убедиться, это не было пределом его злодеяний, однако могу вас заверить, что сей предел будет положен именно сегодня. Поднимите его!
Пёс и Хуго Толони, рыцарь с тремя апельсинами на тунике, подхватив бандита под не совсем белые верхние конечности, негуманным рывком перевели его в вертикальное положение. Правда, переломанные ноги - скверная опора, так что после этого нехитрого манёвра выпускать его уже было нельзя, но чего только не сделаешь ради уважения к официальной процедуре. "Тем более, что держать его так около минуты не мне."
- Всполох, именем короля за разбойные нападения, налёт, убийство, очернение имени благородного дома и прочие твои прегрешения против общества и государства я приговариваю тебя к смертной казни через повешение. Да смилостивится Единый над твоей душой. Сир Ульрих, вздёрнуть его!
Всполоха уволокли немедля под одобрительный гул голосов униженных и обездоленных и его собственную брань. "Я как раз вижу отсюда подходящую сосну с подходящим крепким суком." Не позволяя себе, впрочем, погрузиться в мрачное торжество по поводу свершившегося правосудия, принц повысил голос:
- Судьбу его товарищей-разбойников, уцелевших в бою, решит суд барона Моролда. Сир Эрик, поручаю вам доставить преступников к вашему сюзерену. Несколько моих рыцарей присоединятся к вашему поредевшему отряду, дабы усилить конвой.
Каждому за разбой светит несколько лет каторги, а за укреплением береговой линии или мощением дорог, глядишь, и немного ума в головах синтезируется. Но, как бы то ни было, деяние выбивается за пределы, так сказать, "правила петли и темницы", так что просто развесить говнюков на берёзах Эрик при всём желании не мог, по крайней мере, при таких свидетелях.
Теперь осталось лишь восполнить утрату нескольких бойцов новым приобретением, не столь количественным, сколь качественным.

+1

47

Война даже такая миниатюрная, что простирает свои горящие крыла над одним единственным караваном и одной злосчастную деревенькой, это всегда гобелен боли, сотканный из личных трагедий, и «торжество добра» в лице принца и его свиты, отнюдь не гарантировало «хороший конец» всем невинным волею судеб, оказавшимся меж двух огней. И когда Бурбарыш шагала по полю брани к горстке голосящих селян сгрудившихся вокруг жреческой мантии, не смотря на уверенный и даже торжествующий вид,  на душе у нее скреблись кошки, и чем ближе она подходила к крестьянам, тем острее были их когти. Бур не была воином,  если Зелбораф воспринимал кровь и смерть как нечто само собой разумеющиеся,   не самый приятный, но неотъемлемый факт,  такую же естественную часть  путешествия как мозоли или комары (однажды Вемур поведал дочери, что разбойники в дороге, это как случайно обнаруженный в лесу куст ежевики – приятный сюрприз, вкусно и полезно, хотя если слишком жадничать, можно конечно и уколоться,  только разбойники гораздо лучше ягод, потому что их на дольше хватает, а еще у них бывают деньги и интересный скарб,   но тогда она наивно приняла слова огра за шутку) то для артистки это все было в новинку.  Во время битвы гоблинша держалась на адреналине и упрямстве, а вот сейчас, когда все кончилось, и даже вроде бы хорошо, на нее нахлынула волна смешенных чувств, так что шаги огромных ног были далеко не такими ровными и уверенными как выглядели со стороны, а левое ухо судорожно поддергивалось, но в целом Бур удавалось сохранять видимость спокойствия и контроля, она четко знала, что не могла опозорится перед всеми этими людьми. Вдобавок её терзал вопрос – а что если сейчас выясниться, с семьей девочки что-то случилось?  Что она скажет маленькой? Что с ней будет? Они ведь не смогут взять малышку с собой и тогда… К обоюдному счастью додумать мрачную думу, не такой уж отважной багбирихи было не суждено,   не успела она дойти до жреца как им на встречу с криком «Илка!» бросилась  осунувшаяся светловолосая селянка в перепачканном сажей сарафане. Когда Бур передала хрупкий груз с рук на руки плачущей родительнице, на зверянку словно обрушился теплый водопад облечения.  Вздохнув она поискала глазами отчима, и  обнаружив, что он на другом конце поля рядом с местным одоспешенным доводцем (Бур и не догадывалась, что находилась в двух шагах от монаршей особы, полагая Фредерика просто очередным разряженным мелким рыцарьком который что-то не поделил с другим таким же нищим но гордым рыцарьком, политическая грамотность никогда не была её сильной стороной) и рассудив, что лучше не вмешиваться, уже собралась осведомиться у старосты не может ли она чем по мелочи помочь пока суд да дело, как вдруг среди крестьян мелькнула знакомая рыжая макушка.
- Лун? – еще не веря сама себе пробормотала под нос циркачка и тут же показала во всей красе свой не тихий голос
- Лун!? Эгей, Лууууун! Лун, это я, Бурча!  Значит, ты таки спаслась тогда от тех уродов!? Как я рада тебя видеть! – распахнув лапы для объятий великанша шагнула к старой знакомой, сквозь благоразумно расступившуюся толчею,  но неожиданно дорогу ей решительно перегородила очень сердитая пятнистая леонийка, гоблинша инстинктивно сделала шаг назад и удивленно поставила уши торчком.
- Ээээ, привет?

+2

48

- что бы я без тебя делала
Вздохнула Луня, совершенно не иронизируя на счет леонийки. Та видела куда больше, подмечала те детали, о которых полукровка даже не задумывалась, имея привычку видеть только то, что лежит на поверхности. Да, к тому же, она редко в чем подозревала окружающих, искренне надеясь, что они не врут. Да и зачем вообще врать? Впрочем, она не врала и получила по башке  в борделе. Приятного мало. Поразмыслив, целитель пришел к ответу на свой вопрос. Сама спросила, сама поняла, что лень думать, сама отказалась от идеи
- после такого побоища сложно кого то найти. Поплывем по течению, когда-нибудь нас прибьет к берегу
Полукровка провела пальцами по шерсти леонийки на щеке, убирая сажу, грязь, делая мохнатое личико еще более грязным, ибо сама чистотой не отличалась. Так что движение, которым она хотела Ширрен почистить превратило все в то, что на кошку была  нанесена боевая раскраска. Красноволосая прикусила губу в смущении от того, что перепачкала кошку только еще больше и отправилась по делам целительским
- я берегу силы
Все же соврала, сжав мягкую лапу и собственно говоря, стала не большим свидетелем того, как один лысый человек получил в чайник. Конечно, эту драку еще не получившую своего развития она давно заметила, но пока не было жертв считала, что и сами разберутся. А, нет, показалось.
Пока шли разговоры, монах все отдыхал. А Луня, пока путешествовала до него озадачилась иными мыслями - найти способ быстро и не дорого изменить цвет волос – алая голова за несколько километров видна. Пусть и сейчас она в капюшоне, чтобы дождь не стучал по маковке, но.. Надо будет подумать над этим. Или Ширрен опять за рукав подергать, она, наверное, о подобном больше знает.
Наложив давящую повязку еще одному пострадавшему, она добралась и до получившего в репку монаха. Если тот не умрет от травмы мозга, то по сути можно и не будить. Луня проверила состояние пульса на шее, оценила впечатляющую гематому на лице. Жив, не очень цел, но в принципе можно было бы и не тратить много сил.
Просто потеря сознания.  Пробудить монаха не проблема. Тем более, что она уже создавала заклинание пробуждения лысого объекта. 
- Thuc tinh
В принципе дела у нее были и поважнее, чем сидеть на кортах у головы монаха, да нахлопывать его по щекам, тем более, что ему помощь уже шла. Ну да нет, надо пробудить, чтобы ему еще и плохо стало после удара. В какой-то мере сделал гадость, а вроде и помог. Никогда не знаешь, что правильней натворил.
Первый возглас Бурбарыша был проигнорирован пролукровкой, а вот второй. Луня повернулась, а к ней приближался багбир. На какое-то мгновение в последней боролись два чувства – чувство того, что сейчас все станет плохо и то чувство, которое вызывал седалищный нерв, тонко чувствуя приближение приключений. Попросту подумалось убежать
- уродов?

Луня поспешила ретироваться в сторону, чтобы не мешать никому, а потом и положив руку на плечо леонийки, в том случае, если та преградит дорогу столь мощному объекту
- все хорошо, это мой самый большой пациент
Недолго пациентом был багбир, но все-таки зудеть полдороги о сотрясении целителю не мешало. Она бы и сейчас осведомилась, как голова у той, но все же затонула в необъятных обнимашках.
- как только не заметила тебя раньше
«наверное, стоило посмотреть дальше повозки»
- что ты здесь делаешь?
Взгляд бродил между Бурбарышем и монахом. И всей вообще свитой. Ладно, ее имя уже огласило всю деревню, включая соседний лесок. Искренняя надежда на то, что здесь нет тех, кто ее мог бы искать.
Пробуждение на Саади

+3

49

Странно, что в первую очередь всегда включаются ощущения, как бы хорошо не был тренирован монах, и в каких бы ежёвых рукавицах не держал развитое тело, созание всегда включалось на долю секунды позже чувств. Вот и сейчас мерзкая слякоть вытягивала из тела тепло и грозила застудить почки и печень забраться в лёгкие и обосноваться там студенистым, тяжелым осадком который пришлось бы выкашливать с неделю. Лицо мелкими, холодными иголочками колол моросящий дождь и чьи-то несильные удары. Саади открыл глаза, точнее правый глаз, левый заплыл и превратился в кровавый словно у дроу.
Лысая голова приподнялась и взгляд пробежался по происходящему: конфликта в рядах союзников пока не наблюдалось, что немного успокоило искателя пути. Рядом почему-то стояла высокая рыжая девушка с узким лицом и плечами, печальный и чуть испуганный взгляд мендалевидных глаз контрастировал с прямой осанкой, словно к спине незнакомки привязали жердь. Эльфийка, по всем признакам это была именно представительница этой расы общалась ещё с двумя не менее колоритными спутниками. Смесь кошки и человека давали невообразимую, красивую внешность подруге каланчи: кошачья мордочка вызывала небольшое чувство опастности перед хищником, а грациозные движения - зависть. Антогонистом гибкой и быстрой двигающейся словно ртуть леонийки была огромная, словно медведица, с широкой костью, большими руками, покатыми крепкими плечами, довольно крупной головой с лопаухими постоянно двигающимися ушами багбирша. Хоть вид третьей девушки и был немного угрожающий, взгляд и выражение лица показывал незаурядный и живой ум и небольшой возраст. Пришелец очень редко встречался с представителями таких экзотических рас и теперь в голове роились тысячи мыслей - Если погладить "кошку" будет ли она мурчать, она вообще умеет мурчать? Кусается ли? Почему я привязываю к этим существам более звериные признаки... возможно эта вот огромная "медведица" сможет поддержать светский разговор о геральдике Альтанара, как же должно быть интересна их культура и история, каким образом здесь вообще появились представители таких разных культур, как могли сойтись вместе представитель высокоразвитых надменных эльфов и звероподобные существа... Или всё же не нужно вещать клеше и возможно они занимаются одним общим делом? Но всё же память предков должна сохранить звериные повадки которые обуславливают поведение зверянок.. Например "кошка" зашипит если погладить против шерсти. Или нет? И как прожившие тысячелетия и искоренившие в себе всё звероподобное (или почти искоренившие и пытающиеся полностью контролировать свои эмоции и порывы) эльфы общаются с ними...... А может и ощущения приходят раньше сознания именно потому, что нашими предками были более звероподобные существа? Может ощущения первородны? А сфера сознания развивалась уже позднее. Всё это стоит обдумать, но не сейчас, не сейчас...-
Смерч в голове и смешал всё окончательно, слова общающихся в основном ускользнули, уловились лишь последние.
- что ты здесь делаешь?
Вкупе с пронзительным взглядом сине-лиловых (как показалось монаху) мендалевидных глаз, придали эффекта обращения именно к пришельцу. Потерев промокшую лысину и чуть призадумавшись Саади ответил улыбнувшись.
- Я иду своим путём просветления и он завёл меня именно сюда, ибо пути просветления не исповедимы и не понятно куда приведут для того, кто не умеет далеко видеть.
Саади тяжело поднялся, поклонился учтиво всем трём.
- Желаю всем вам здравствовать, что в наше время довольно сложно осуществить.-
В боку так закололо и запульсировало, что монах согнулся со стоном попалам и присел на одно колено схватившись за спину в области поясницы, чувства обострились, а быстрый анализ состояния произведённый за несколько секунд показал, что печень не сильно повреждена и теперь выбрасывает в жилы требующиесяся везде в организме порции крови. Сглотнув монах продолжил опять же с улыбкой. - Позвольте представиться. Саади Шанкар, монах острова Марр.- 
- У вас тут что-то типо девчачьей банды..... Если по росту встанете будет смотреться ещё грознее.... или комичнее Господи, в какую-же кутерьму меня занесло... И вправду, что же я тут делаю?.. Впитывай и пытайся понять, впитывай и пытайся найти в этой ситуации мудрость бога, во всём есть мудрость бога, даже в кровавой резне...-
- Мне кажется.. нет, я точно уверен, что вывихнул правую ногу и самостоятельно, к сожалению выправить сие безобразие не смогу. Если вы будете столь великодушны и поможете мне, то обещаю отдать долг при первой же возможности.- Саади снова поклонился в пояс балансируя на одной ноге.- Вряд ли "медведица" может выправлять... если схватит и вырвать к хренам может... А у "кошки" сил может не хватить.... Радостные возгласы толпы собравшейся совсем рядом заставили обернуться.
- Кажется там принц декламирует приговор, думаю всем стоит пойти и послушать.

Отредактировано Саади (Четверг, 11 июня, 2015г. 12:05:33)

+1

50

Когда по щеке скользнул палец целительницы, леонийка довольно прищурилась и улыбнулась. А то, что грязная - ну это бывает, ничего страшного. Умоется в ближайшей реке, не привыкать. Дальше Ширрен очень внимательно наблюдала за действиями Луниэль, её эльфийка была слишком доброй и не могла пройти мимо любого больного или раненного, но ведь им, быть может, сегодня еще придется бежать. Ах, а ведь и сама кошатая была совсем недавно в таком же состоянии, шарахаясь каждой тени, избегая любого прямого контакта с людьми, потому как на шее золотой ошейник, а другой материк не так уж и далеко, а там барон, что ищет свою игрушку.
Теперь в их группе две беглянки и обе думают, как замаскироваться сильнее, хотя если с Шири уже сняли ошейник, то Луниэль неплохо выделяется своим внешним видом. Стоит это изменить каким-нибудь образом.
Тем временем они подошли к лежащему на земле монаху, Ширрен стояла рядом, сжимая кинжал, пока целительница делала своё дело. Как видно, это было не страшно, тем более она сказала, что и так бережет силы, а значит напоминать всякий раз об этом - раздражать сильнее, чего кошке совсем не хотелось. Оставив всё на откуп совести эльфийке, Ширрен теперь просто молча наблюдала.
И тут рев потряс её от макушки до кончика хвоста, она резко прыгнула вперед, становясь между приближающейся большой тушей (?), скорее нечтом и своей эльфийкой. Ширрен зашипела, стоило багбиру подойти ближе. Она выкрикивает имя Луниэль на всю деревню, теперь вся округа знает, где прячется целительница. Стоит ждать подкрепления от Синдиката, пожалуй. Если эта несущаяся "Бурча" не является их агентом, хотя они предпочитают действовать более скрыто.
На плечо леонийки легла рука Луниэль, говоря ей, что опасности нет. Неужели она не видит, даже лучший друг может стать врагом! Неужели она не помнит предательство эльфа с синими волосами? Но кошатая повиновалась, выпрямляясь и отходя оглядываясь, чтобы уловить любое движение в их сторону. И боковым зрением она продолжала внимательно наблюдать за багбиром.
Теперь всё внимание Ширрен было сосредоточено, леонийка напряглась, её хвост нервно ходил из стороны в сторону, уши были прижаты к голове, а шерсть по всему телу слегка вздыблена. Глаза с расширившимися зрачками яростно сверкали, и она была готова начать сражение хоть с каждым, кто подошел бы ближе и не был бы допущен Луниэль. Слишком честная, слишком добрая, слишком доверчивая, её нужно охранять и от самой себя, так решила Ширрен уже давно. Но пока она не сказала и слова, больше предпочитая молчать и делать, как и была обучена. Спорить с целительницей кошатая не могла, готовая исполнить всё, что ей хочется, даже ценой своей жизни.
И тут внимание её привлек тот самый лысый мужик. Не доверять лысым мужикам её научили уже давно, еще когда один из представителей этого племени сиганул в окно и был таков, тогда как стоило бы поискать её эльфийку, как он и хотел. Недоверие же к мужчинам людям у неё еще с родного материка, так что здесь сложилось даже два фактора недоверия, и потом кошатая снова ощерилась, зашипела, не пуская того, кто учтиво поклонился, ближе к Луниэль.
И тут незнакомец согнулся пополам, попытался помереть, чего ему искренне желала леонийка, но не смог. Кошатая вздохнула бы, если не была бы так напряжена. Сейчас целительница броситься на помощь, но Ширрен просто молча встала между ней и тем, кто представился Саади, монахом с какого-то острова. Вся его судьба не интересовала леонийку. А он в очередной раз кланяется и просит вправить его ногу. Леонийка повернула голову к багбиру, оценивающе глянула на неё, кивнула, словно бы доверив ей ненадолго защиту драгоценной Луниэль. Подошла к монаху.
- Я сама вправлю. Стойте подальше.
Это она сказала эльфйике, не желая, чтобы та приближалась к лысому. И голос леонийки был тих и мягок. Сил у неё хватит, еще на родине её учили этому, и часто приходилось вправлять и лечить тех, кто был изуродован людьми барона.
- Сядьте.
Голос Ширрен изменился, стал жестким, не требовал отказов и не терпел споров. Она вздрогнула, заныл было левый бок, после того, как она посмела таким тоном говорить с человеком, с мужчиной. И всё прошло, словно бы обруч старой памяти слетел с головы и более не давил. И если Саади сделает то, что она сказала, то и сама леонийка сядет рядом, быстро прощупает место, которое нужно вправить, оценит ситуацию и тихо замурлыкает. Это уже привычка, она почти не контролируемая. И это мурлыкание будет успокаивать и все тревоги, и боль, что еще останется в теле монаха. Резкий рывок, оценка ситуации, прощупывание. Готово. Леонийка встала и отошла на несколько шагов, глядя на монаха с прищуром и предупреждением "Не приближайся".
Какой-то принц где-то зачитывает приговор. Ширрен не была уверена, что его стоит слушать Луниэль. Да и ей самой все эти приговоры были в тягость.

Отредактировано Ширрен (Вторник, 16 июня, 2015г. 10:46:31)

+2

51

Распорядившись о том, чтобы разбросанные вокруг дороги припасы собрали, остававшийся на поле брани фургон с "истуканами" отволокли к лагерю, не без помощи, правда, уже пробуждённого голема, а раненые гномы-охранники выстроились в очередь к лекарю вслед за покалеченными бойцами Редрама, Торренс наконец и сам угомонился и присел в сторонке, зорко наблюдая за тем, чтобы всё им озвученное было выполнено надлежащим образом. Глубокую резаную рану на плече он уже успел туго замотать тряпкой почище и теперь терпеливо ожидал, пока у эльфийки дойдут руки и до него. Чай, у колдуна принца и без того забот хватает вон, положим, с оруженосцем рыжего рыцаря - бедному парню копьё в кишки всадили, а люди-то куда как менее крепкие создания.
- Так ты лекарь, значит, - задумчиво пробурчал он под нос, наблюдая за работой. - Не кассеринка ль? У них там, я слыхал, жарковато было...
Но, тем не менее, поток беженцев через границу отнюдь не хлынул. На самом деле, самая большая группа остроухих, которую он с начала ихней эльфятской заварушки видал, вместе с альтанарской принцессой в Кхазаррат прибыла, а потом быстренько куда-то слиняла. Видать, дел у них и в самом деле полно было.
- А, хотя не важно, мне-то всё равно, - тем же тоном прибавил гном, теперь уже переключая внимание на внушительную фигурку багбира. Да, в самом деле, не заметить её было сложновато, особенно когда огр на спор её на плечах нёс целую милю.
Впрочем, мысли его довольно скоро оставили Бурбарыш и перенеслись в область более насущную. Едва ли нужна особо большая наблюдательность, чтобы усмотреть сосредоточенный мыслительный процесс в лице простого гнома, не ведущего кучу политических интриг под тяжёлыми сводами залов Дарак-Узкула. Наконец он обратился прямо к эльфийке:
- Ты ведь с нами в Тронхолд направлялась, верно?
Замечание о Тронхолде звучало как само собой разумеющееся - в самом деле, если уж путник примыкает к каравану, то уж, очевидно, он знает, куда караван идёт. Особенно такой путник - эльфийская целительница, чай, не престарелый полубезумный странник, бесцельно шатающийся по городам и весям.
- Я вас, конечно, держать не буду, можете и с рыжим в Моролд отправляться, так оно, пожалуй, даже безопаснее будет, но я спасибо скажу, если с нами путь продолжите. Сандорфайт вон дальше меня одного собирается отправить, без своего колдуна, а мне бы лекарь не помешал, коли уж тут всякие охотники до чужого добра вокруг рыщут. А мы уж с ребятами в обиду не дадим. Компания за своего лекаря башку любому отвернёт, хе.

~

Проблеск удовлетворения в глазах принца, зародившийся было при виде извивающегося в петле разбойника, через секунду уже испарился. До Тронхолда и, соответственно, до приговора Клэму ещё далеко, а это означает, что терять время попусту нельзя. Развернувшись спиной к висельнику, он поманил жестом двоих рыцарей, столь быстро и ловко управившихся с верёвкой.
- Вы отправляетесь в Моролд вместе с сиром Эриком и арестованными. Возьмёте ещё двоих в помощь - они и проследят за тем, чтобы твой - метис едва заметно качнул головой в сторону Пса - братец не вздёрнул их раньше времени, а вы двое пришпорите лошадёнок, доберётесь до Моролда так быстро, как это возможно, и дадите пинка Эдрику. Я буду ждать его у Ржавого форта. Bene?
Это было вполне доступно, о чём свидетельствовал кивок.
- Я на вас рассчитываю. И подгоните Искру, мне совсем не надо, чтобы он торчал тут ещё неделю.

"Холодком потянуло", - машинально отметил Дерек, покидая место исполнения приговора. Досадно будет, если к вечеру польёт дождь - ночной переход в этом случае окажется делом очень неприятным... "Бездна!" Прислонившись спиной к боку повозки, чудом (или, что вернее, старанием мастера) не развалившейся надвое при использовании вместо орудия ближнего боя, а затем и снаряда, он медленно провёл руками по лицу и уставился на носки сапог. Зачем вообще всё так усложнять? Можно ведь просто отправиться в Моролд самому, оттуда отправить весточки в пару мест и затем методично втоптать в грязь всех, кто при виде знамени с грифоном вздумает хвататься за меч и закрывать ворота. Не нужно с риском для жизни (ну, или, по крайней мере, для личной свободы и для дела) шарахаться вокруг логова ласок. Не нужно препоручать гному, честному и исполнительному, но уж точно не всесильному, судьбу покупки, пусть не разорительной, но всё равно дорогостоящей. Не нужно, Хаккар подери, под ливнем гнать лошадь через лес, гадая, когда ж она подскользнётся, рухнет и своим весом сломает тебе ногу. Было о-очень просто отмахнуться, если всё это озвучивал кто-то другой - святой брат Малкольм ли, Дейган ли, или же мать - не важно, кто, но когда сомневающийся глас звучал исключительно внутри головы, возражать ему становилось очень тяжело.
- Давай сюда, - сухо бросил принц Родрику, что приволок плащ. Он тоже в разумности плана не усомнится. Сказать по правде, он ведь ещё и не представляет, в чём мог бы сомневаться. Выходит, что демонстрировать ему своё недовольство вроде как и смысла нет. Фредерик попытался ободряюще улыбнуться, но вышло как-то скверно. Н-да. Лучше уж пойти решить дела с огром - его, в конце концов, среди всех окружающих менее всего интересует степень угрюмости лица того, кто с ним говорит, и безрадостность мыслей, которые это лицо излучает.

Отредактировано Фредерик (Воскресенье, 21 июня, 2015г. 00:19:12)

0

52

- А ты брось падаль.
- Это не падаль. Это убоина, - наставительно поправил принца огр. Он бросил на Фредерика весьма красноречивый ненавидящий взгляд взгляд, но, оглядев свиту полуэльфа, медленно развязал веревки на плече. Без какого-либо почтения к мертвым позволил двум трупам просто соскользнуть наземь. Кажется, особо великана оскорбило предложение поесть конины. Вемур буркнул нечто неразборчивое на своем языке и отошел в сторону. Присел на перевернутую телегу и, похоже, погрузился в прострацию. Нет, он сначала, конечно же, отыскал глазами мохнатую макушку своей дочери. Благо при ее росте и чрезвычайно специфической внешности это было совсем нетрудно. Убедившись, что с Бурбарыш все в порядке, людоед погрузился в созерцание. Или это был такой отдых? О чем он думал? И думал ли вообще о чем-нибудь?
Как долго огр пребывал в подобном состоянии, он и сам не знал. Великана вернули к реальности слова:
- ... к смертной казни через повешение, - Вемур глянул на принца мутными глазами и покачал головой. Зелбораф совершенно не одобрял подобных казней. Такой напрасный расход отличного мяса! Да и посудите сами, какого умирать, зная, что тебя прикончит отвратительный монстр, упущением Единого имеющий далекое сходство с человеком? А потом еще и сожрет, это, наверное, будет даже похуже, чем висеть в клетке, расклевываемым воронами. Конечно, людоеду было невдомек, что веревка - величайший позор для дворянина. Что Фредерик и так показал "ясеню" свою неблагосклонность. Отнял у него единственное право, что по мнению огра дается каждому существу при рождении. Право на достойную смерть.
На широкие плечи пали первые капли. Будет ли это мимолетный грибной дождь? Или долгий ливень, что очистит, насколько это возможно, пепелище? Унесет и успокоит ужасный запах гари? Великан провел рукой по грязному лицу, глянул на небо. Затем снял то, что служило ему то ли курткой, то ли рубахой. Разумеется, обнажив при этом малопривлекательные складки сала, великолепно маскирующие крепкие, как корабельные канаты, узлы мышц, обвивающие прочный костяк великана. Слой жира был хорошим теплоизолятором, а вот одежду мочить было нехорошо.

0

53

Вемуру

Пока Фредерик раздавал ценные указания о том, кого надо вздёрнуть, а кого заковать и убрать с глаз долой, акт людоедства, как это несложно было заметить, всё же не состоялся. Это уже само по себе радовало, вне зависимости от того, проникся ли огр грозным взглядом и командирским голосом, или просто поленился разбрасывать ещё одну дюжину людей. Хотя, конечно, очень хотелось верить в первое.
- Так, значит, кониной ты меня всё же не угостишь, - хмыкнул метис, смерив взглядом оголившегося по пояс великана. Снимать и шатны тоже он, хвала всем святым, пока, по всей видимости, не собирался. И, к счастью, к тому же уселся на многострадальную повозку, так что теперь голова его пребывала на меньшей высоте. Правда, принцу всё равно приходилось смотреть снизу вверх, что само по себе не очень-то приятно и привычно, но хоть не приходилось предпринимать попыток нащупать затылком звенья кольчуги на спине.
- Ладно, мракор с ней. Работа нужна? - Глас разума, старый друг и соратник, сейчас настоятельно рекомендовал отбросить любые намёки и говорить прямо в лоб. - Возможно, мне скоро понадобится верзила вроде тебя, чтобы немного пошуметь или снять ворота с петель.
Огр, не огр, людоед, не людоед, но в первом деле, и во втором подсобить вполне может. И, к тому же, когда у тебя при себе только двадцать человек, важность расовой принадлежности потенциального бойца как-то сама по себе меркнет. Хотя, если это совершенно отмороженный орк или гнолл...
- Разумеется, от людей в рационе придётся отказаться. А то меня за такие твои подвиги самого сожрут...
"Нет, пожалуй, отмороженному орку или гноллу я бы уже приказал кишки выпустить."
- Но пока будешь исправно ломать хребты тем, на кого я пальцем укажу, я буду платить по пятаку серебром за каждые две недели, ну и, конечно, позабочусь, чтобы ты не голодал.

0

54

- …уродов?...  Все хорошо, это мой самый большой пациент… - Для представителя гильдии повелителей людских сердец, Бурча довольно неважно разбиралась  в ловле того самого глубинного чувства задницы, когда люди как бы приветливы но на самом деле тебе не очень рады, даже не смотря на такие тонкие намеки как огромная ощетинившаяся кошколюдка преграждающая путь, так что она просто продолжала радостно вещать громовым голосом и вообще всячески привлекать внимание. 
-Ну, да, тех что когда мы доехали тебя в кабаке-то встретили, мутные такие. – с сияющей улыбкой продолжала багбириха от души душа несчастную Луню в меховых лаполках и со вкусом похрустывая хрупкими целительскими косточками. 
- как только не заметила тебя раньше
- Наверное за одуванчиками да подорожником не видать было! – беззлобно обнажила страшные клыки зверянка аккуратно ставя жертву асфиксии на место, и заботливо поправляя на ней одежду
- Уй, Луня, я так рада тебя видеть! А я тут… - она не надолго сбилась с тембра восторженного   речататива и продолжила уже более вменяемым голосом
- Я тут с Вемуром. - жест в сторону сидящего в отдаление устрошающего гиганта, даже с другого конца деревни его было прекрасно видно
- Если в двух словах мы теперь с ним путешествуем, я больше не… в общем больше не с труппой.   Ох, а вы же обе какие-то прикопченные! Вы что лазали в горящие дома за ранеными? Лун, ты такая отважная!  - в восхищение сквозящем в голосе гоблинши было утонуть так же легко как в её излишне ретивых обнимушах.   
-И, да,  госпожа, прости мою невежливость, очень рада познакомиться, подруги Лун - мои подруги.  Я Бурбарыш, или просто Бур. Давно с рыженькой знакома? А каким ветром такого замечательного врачевателя со товарищи в эту крошечную деревню занесло? -  приветливо кивнула она грозной леонийке, попутно беззастенчиво любопытно разглядывая пятнистую шубку, к добру или к худу, Бурбарыш была очень отвлекаемым существом, минуту назад она готова была согнуться вдвое под гнетом дум о только что прошедшей битве, а тут увидела знакомое лицо и уже светилась от радости.
      - Я иду своим путём просветления и он завёл меня именно сюда, ибо пути просветления не исповедимы и не понятно куда приведут для того, кто не умеет далеко видеть. – и вновь проявив истинно нечеловеческую наблюдательность Бур наконец обратила внимание, что врачевательница не просто так торчит аки пятка из прохудившегося сапога посреди деревни, а когда её бесцеремонно  схватили и начали тискать была занята своими непосредственными обязанностями, и очень смутилась.
- Эм, и вам желаю здравствовать… ммм… ваше преподобие? Как ваше самочувствие? Быть может вам что-нибудь потребно? – циркачка не очень хорошо разбиралась в религии, но была абсолютно уверена, что ни один обычный монах не будет настолько ненормальным, чтобы прыгать по телегам во время боя и предлагать незнакомым людоедам бочки с жидким огнем, а значит данный лысый безумец какой-нибудь настоятель, не меньше, а с такими лучше не шутить. Один раз её уже хотели побить камнями за то что она коснулась одежд какого-то важного богомльца. 
- Кажется там принц декламирует приговор, думаю всем стоит пойти и послушать. – Бур совершенно не хотела слушать приговор, с нее смертей было на сегодня достаточно, но спорить с возможно первосвященником она тоже не хотела, поэтому просто сделала вид что вообще тут с краю,  и с самым заинтересованным выражением морды стала внимать течению беседы дфорфа-караванщика и лекарши.  А потом её мысль зацепилась за одно слово, и она резко обернулась к лысому, не сумев сдержать вопроса.
- Стоп, принц? Вот тот бледненький тощенький полуэльф в мятых латах действительно настоящий принц?!  - но в следующую секунду она уже пожалела о вырвавшемся на поверхность удивление и по-детски зажала болтливый рот лапой.

Отредактировано Бурбарыш (Суббота, 27 июня, 2015г. 11:47:45)

+3

55

- Так, значит, кониной ты меня всё же не угостишь, - огр кинул на принца весьма мрачный взгляд, но ничего не сказал. Великану, конечно, было невдомек, что таким образом полуэльф показывает, что желает быть вежливым даже с людоедом.
- Ладно, мракор с ней. Работа нужна? - с глазах Вемура мелькнуло некое подобие заинтересованности. Он выслушал Фредерика. Выпрямился, отчего телега под ним жалобно хрустнула. Неспешно огладил бороду.
- Полтора золотых сейчас - и на три недели мы с дочкой твои. Она у меня девочка нежная - во-о-он стоит, - толстенный палец указал на маячившую макушку багбира.
- Не солдат, конечно. Но ловкая, как кошка. И сильная, как медведь. Умница к тому же, - возможно, Зелбораф позволял себе слишком много, торгуясь с принцем. Все же не на базара. Но долгая работа в доках, вечные споры по поводу оплаты погрузки-разгрузки намертво вдолбили в голову огра, что надо стараться выбить себе побольше.
- Разумеется, от людей в рационе придётся отказаться. А то меня за такие твои подвиги самого сожрут... - великан неопределенно хмыкнул.
- Не пойман - не вор. А зачем только мы тебе, человек? У и тебя и так вон народу скока, - Вемур обвел рукой свиту полуэльфа.
- И дверь сами вырвите, и пошумите - будь здоров, - людоед нахмурился. В отличие от Бурбарыш и Эстель, он не знал, что хороший наемник - незадающий вопросов.
- Да и каменюка у тебя есть ходячая. Разве что, как циркачи... - он на минуту задумался.
- Из Бур бы неплохой вышел телохранитель. Она зыркнет - у всех оружие из рук повалится. Эй, Бур, пойди сюда! - крикнул он акробатке.

0

56

Луня измученно улыбалась и даже не знала, на какой из десяти вопросов багбира отвечать первым. Начала тщедушная эльфийка, по форме палки, с того, что затонула в объятия. Еще никто так никогда не радовался Луне! Вт бы так все пациенты делали!
- Ай…эй… зад…зад! Ушишь же!
Со смехом, она все же выдавила из себя слова, тонкими ручками начесав бока акробатки. Она же милашка, как такую не простить, за то, что теперь всей округе известно то, что Луня здесь. Хотя, иногда она надеялась на то, может потягаться по славе с неуловимым Джо, который был абсолютно неуловим, ибо никому  на хрен не сдался. Неужели все было действительно так просто? Забрать Ширрен и дать стрекача. Эльфийка была собой довольна.  Когда же легкие получили воздух, а ноги – горизонтальную поверхность, чтобы стоять, Луня пошатнулась, улыбаясь
- в кабаке! Как вы вообще могли тогда меня бросить, после всего того, чего между нами не было?
Кажется, лучезарное настроение Буси передалось и целителю, который тоже начал улыбаться, не смотря на всеобщую трагедию. Хотя, действительно, унывать что ли? Вон, сколько трупов валятся… Ах, какого голема из них можно сшить! В полукровке заговорил зародыш некроманта… что за ужас… Может быть, поэтому ей так весело?
- с кем ты?
Луня посмотрела в указанную сторону и приуныла. Если бы у нее могли опускаться уши, то именно это они бы и сделали, ибо огр был страшен, огромен и внушал. Не то опасения, не то желание сказать «кажется, у меня молоко в Вермилоне убежало» и просто тихо-тихо сбежать, подальше от этого места.
- Внушает… А я здесь… ммм… так,  опять путешествую, утомило море и захотелось по земле
Луня врать не умеет, особенно, когда это надо сделать такому созданию, как Бурбарыш. Ширрен врать на коленке собирая и придумывая – та же картина будет, полукровка начнет заикаться и виновато смотреть на ту.  А тут и монах очнулся. Окончательно очнулся с просьбой  помочь с ногой. Луня, честно, не знала, что там, ведь осмотра не проводила, но решила доверить кошке сие дело, ведь та исцеляла царапины, а суставы вправлять Луня доверила ей – у самой сил может не хватить на грамотное вправление и будет кошмар и оторванная нога. Но… осмотреть… А, лень, в общем. Если Ширрен доломает, то целитель починит
- Она все хорошо сделает
Уверила эльфийка, ободряюще улыбнувшись и наблюдая за этим  актом лечения кошки, Луня была довольна. Можно иногда немного полениться, они, наверняка, будут прекрасно сотрудничать, если найдут Фэйта. Он, обещал помощь.. Вроде.
Бурбарыша позвал могучий огр, леонийка занималась монахом. Вот так вот оп и тишина. То множество вопросов, то все резко заняты делом. Тишина нелюдимой эльфийке была ближе… Ну,к ней никто не обращался, значит, тишина.
Так ты лекарь
- целитель, хирург, к вашим услугам
Луня не ответила на последующий вопрос. Просто потому что вопрос ее просто поставил в тупик, а говорить «нет, я из борделя сбежала» это как-то … себя не любить в общем. А себя Луня любила, ибо одна у себя такая дурная. И собеседник быстро ответил, что ему все равно, поэтому оставалось только кивнуть о месте назначения. На самом деле ей было плевать, куда идти. Много надежд было на Илсэ, но плевать на него вообще.
- неожиданно
Полукровка улыбнулась, надеясь, что леонийка ее потом за ухо не оттаскает, что это решение было не очень правильным. Не безопасней, но потом можно будет на месте решить, что делать дальше. Тем более, что выход всегда есть – можно повеситься.
- со мной моя ученица, мы будем рады отправиться с вами
Чуть поклонилась, под хруст конечности монаха, которому Ширрен вправила вывих.

+2

57

Ширрен, вправлявшая монаху ногу, не сидела за одним делом, её уши крутились во все стороны, вылавливая необходимые звуки. Вот большая пациентка Луниэль пытается с ней познакомиться. Леонийка бросила взгляд исподлобья, просто кивнув той и уже примеряясь к ноге "пациента".
- Ширрен.
Представилась кошатая. Раз уж целительница доверяет этому существу, то и она может. Прочем, Орфену ведь Луниэль тоже доверяла? И где теперь этот.. эльф, предположим. Вежливости от леонийки ждать не приходится, она дикарь, и говорит всё напрямую. Точнее, говорить вообще не любит, в этом они с эльфийкой схожи. Зато любит мурлыкать, но только для целительницы, а другие не заслужили. По крайней мере эта Бурбарыш не человек, в отличии от того, кому нужно вправить ногу. Как бы сделать это побольнее? Лун вряд ли одобрит намеренное калечение пациента, которого она недавно привела в чувство. Еще снова потеряет сознание, а та опять силы будет на него тратить. Придется делать всё аккуратнее.
А вот сколько времени она знакома с "рыженькой" не сказала. Зато про себя подумала. Всю жизнь я с ней знакома. Всю вторую, новую жизнь.
И тут большая пациентка ушла, оставляя Луниэль одну. Ширрен было успокоилась, но тут перед ней вырос гном. Что за напасть? И он начал задавать глупые вопросы, за которые можно и получить кинжалом в шею. В одном из своих путешествий леонийка видела, как беззвучно убивать. Надо прийти к спящему человеку, закрыть ему рот и ввести нож в горло, да по самую рукоять. Если оставить его там - не будет фонтана крови. Чему-то Ширрен улыбнулась, а потом вдруг целительница сказала, что кошатая её ученица, и они будут рады куда-то отправиться. В эту секунду она как раз хрустнула ногой монаха с силой, вправляя её на место. После этого, она даже смотреть не стала на него, поднялась и оказалась позади Луниэль, глядя горящими глазами на гнома. Обещают защиту? Они хоть знают от кого защищать придется?
Эльфийка поклонилась, но леонийка осталась прямой. Точнее, чуть сгорбленной, но это стандартное положение её кошачьего тела.
Так значит мы едем в Тронхолд. Знать бы, что это, и смогут ли до туда дотянуться длинные руки красноволосого.
В голове кошатой медленно рождался план о том, что для защиты Луниэль им обеим следует стать крайне значимыми где-нибудь. Например, податься к тому вон принцу целителями. И поставить себя так, чтобы принц без них уже жизни не ведал, а дальше можно и требовать - уничтожить Консорциум, забороть барона, ну и так далее. С караваном они далеко не уйдут, да и что делать потом, когда караван их оставит?
Однако, при всех своих сомнениях, Ширрен не сказала ровным счетом ничего против слова Луниэль. Целительница согласилась, значит и она отрицать не будет, как бы неразумно это не выглядело, по её мнению. Она не станет спорить, может быть потом выскажет, но никто не будет против слова Луниэль при ком-нибудь постороннем. Безмолвный телохранитель и помощник, такую позицию стремилась занять Ширрен в этом дуэте.
Она еще раз огляделась, а потом погладила предплечье Луниэль ладонью, словно успокаивая и подбадривая её. Не той рукой, которой недавно трогала ногу монаха, к слову, её стоило бы поскорее где-нибудь помыть, да и вообще отмыться.

+1

58

- Дочка...
Принц смерил хмурым взглядом приближающуюся косматую фигуру. Хмурым, впрочем, не только из-за мнения о профессиональной пригодности Бурбарыш к обязанностям телохранителя, просто в последние полчаса он вообще на всё вокруг смотрел мрачно и недовольно. По-другому просто как-то не получалось.
- Не сомневаюсь в её качествах. Но, вероятно, там, куда мы поедем, стрел тоже будет достаточно. Стреле нет разницы, принц ты или нищий. Уверен, что хочешь её с собой таскать?
Правда, у циркачей перед ним было определённое преимущество, толстенная шкура с приличным слоем подкожного жира в одном случае и шкура чуть менее толстая, но значительно более мохнатая в другом... Но если огра проймёшь разве что с помощью баллисты, багбира можно и из хорошего арбалета подстрелить.
- Ладно, дело ваше. Родрик, принеси сумку.
Сомнения в целесообразности найма, озвученные огром, были в какой-то мере вполне разумными. Вот уж от кого точно исполнения функции гласа рассудка метис не ожидал... Впрочем, всё всегда бывает в первый раз. Однако, в любом случае, вся эта свита за принцем из определённых соображений не потащится, что увеличивало ценность каждого члена отряда, особенно настолько боеспособного. И, к тому же, наниматель уже вбил себе идею в голову и послал за оплатой.
- А вот это уже моё дело, зачем вы мне. Я плачу, ты ломаешь кости. Только вот по половине золотого за неделю... - Принц смерил взглядом полуобнажённого великана. По задумке, взгляд должен был со стороны казаться оценивающим. - Я надеюсь, мне вас не придётся амуницией снабжать хоть на первых порах? Шкура у тебя, конечно, толстая, но и её прикрыть чем-нибудь не помешает. А моя кольчуга на тебя вряд ли налезет.
Хотя оруженосец пустился в путь несколько более шустро, чем багбирша, пройти ему предстояло отрезок побольше, а потому прежде, чем принесут плату за три недели вперёд, у огра ещё было немного времени, чтобы сделать окончательный выбор и, быть может, спросить у "дочери", что она думает о характере выпавшей работы. Едва ли можно было сказать, что Дерека очень серьёзно волновала беззащитность Бурбарыш перед арбалетным болтом, но вот окупаемость денежных вложений его, несомненно, заботила, даже если речь не шла о сотне золотых.

~

Гном удовлетворённо качнул головой. Не то, чтобы приходилось очень сильно переживать, что лекари вдруг оставят караван и увяжутся за кем-то из господ (ну зачем им это?), но он, обладая вполне типичным для гнома набором черт, любил определённость и был не прочь уточнить всё заранее, чтоб потом, в процессе, обошлось без сюрпризов. Или хоть без очень большого их числа.
- Ну вот и славно, - добавил он уже вслух. - Да, конечно, ученица - так ученица, два лекаря даж лучше, чем один.
Правда, ученица на бородача смотрела как-то косо... Не иначе как опасалась, что тот эльфийку съест. Может быть, до Кхазаррата даже ни разу гномов не видела, что вполне могло бы быть, если они действительно приехали из Кассерина. Но это, в принципе, было не особенно важно. Торренс в свои-то века и кошколюдов видел всего пару раз, причём целую половину из них кошколюд был одним из разбойников, которых он топором по темечку тюкнул. Чего только не бывает - торговцу очень уж часто рожу кривить не пристало.
- Ну так... э-э... - Гном, повернув голову, ткнулся бородой в повязку на плече. - Тогда зашейте меня, что ли, да я пойду скажу, чтоб с ужином там не возились...
Иногда бывает несколько неудобно напоминать о чём-то очевидном, о чём вдруг все забыли. Дабы как-то сгладить сей неровный момент, Торренс, пригладив бороду ладонью, тут же добавил:
- Завтра продолжим путь, а сегодня остановимся тут, переночуем... И дождь переждём, видно, - заметил он, взглянув на пасмурное небо. Утром дорогу, конечно, развезёт маленько, куда ж без этого, но ночью под дождём по ней тащиться - это уж точно не то, на что торговец подписывался при заключении контракта.

+1

59

Луниэль, будучи очень «внимательным»  эльфом не заметила, что собеседник немного ранен. Наверное, заметила бы, если бы тот упал и помирать начал. А что поделать, если Луниэль в Маскареле, что домашний кот, которого выкинули на улицу – паника! Страх! Ужас! Разве что панический говномет не активировался, впрочем, еще не вечер. С другой стороны у Луни была поразительная интуиция – ничто не остается ею незамеченным, кроме очевидного.
Нога монаху была вправлена и, судя по его глубокому молчанию, тот ушел в медитации, наверное. Не доломала его леонийка полностью и это хорошо.
Стоило остаться, но Луне сейчас больше всего хотелось забиться в какой-нибудь темный угол и в ужасе в нем сидеть. И бояться всего вокруг, до тех пор, пока не надоест или ее кто-нибудь не заберет. Как вызвать дракона в полевых условиях? Надо поискать такой талмуд
Луня почувствовала, что Ширрен коснулась ее плеча. Хотя бы ради нее, есть повод не впасть в отчаяние.
- ммм.. действительно
Пробормотала под нос Луня. Внимание было слишком сильно рассеяно. Или это не лучшая затея, зашивать гнома дрожащими руками? Она же ему сейчас понатыкает иглой в мясо и будет решето гномье. И ей кажется, или в голове играл марш расизма? Впрочем, дроу Луниэль тоже не переносит, а лечила парочку.
Луне не хотелось совершено тратить свои медикаменты, которые удалось отобрать у Ланнока, но придется, но, если с этим гномом ехать куда-то, то в случае смерти от гангрены Луне спасибо не скажут. Да и помогать надо либо нормально, либо не помогать.
Либо как-то долбануто, как это делает Луня!
- не лучшие условия
Теперь она понимала, что остановило от того, чтобы не быть военным медиком. Ей бы оное далось тяжело, либо привыкла и не была бы такой соплей, которой являлась сейчас. Развязав наложенную ранее повязку, Луня посмотрела на нее, на рану. Вздохнула едва заметно
Чтобы гном не терял кровь, эльфийка сплела заклинание остановки крови, накладывая его на рану и после этого нанося обеззараживающую мазь. Пока что свои повязки, отжатые в том же борделе, Луня ни на кого не тратила, поэтому даже здесь гном был первым. Дрожащими, как у алкоголика руками, она завязала руку
- в более комфортных условиях зашью, дождевая вода ране в пользу не пойдет, нужен навес хотя бы и не на коленке все делать, рана не смертельная.
Она могла бы исцелить, но… Но в более комфортных условиях и исцеляется легче и жопа суше. Вдобавок ее слишком сильно беспокоило залечить рану с загрязнением, оно ж потом воспалится, загноится, надо будет вскрывать, резать, пока не найдешь… бэ. И то повезет если к тому времени рука по самые уши не прогниет
Остановить кровотечение

+1

60

Луниэль, будучи очень «внимательным»  эльфом не заметила, что собеседник немного ранен. Наверное, заметила бы, если бы тот упал и помирать начал. А что поделать, если Луниэль в Маскареле, что домашний кот, которого выкинули на улицу – паника! Страх! Ужас! Разве что панический говномет не активировался, впрочем, еще не вечер. С другой стороны у Луни была поразительная интуиция – ничто не остается ею незамеченным, кроме очевидного.
Нога монаху была вправлена и, судя по его глубокому молчанию, тот ушел в медитации, наверное. Не доломала его леонийка полностью и это хорошо.
Стоило остаться, но Луне сейчас больше всего хотелось забиться в какой-нибудь темный угол и в ужасе в нем сидеть. И бояться всего вокруг, до тех пор, пока не надоест или ее кто-нибудь не заберет. Как вызвать дракона в полевых условиях? Надо поискать такой талмуд
Луня почувствовала, что Ширрен коснулась ее плеча. Хотя бы ради нее, есть повод не впасть в отчаяние.
- ммм.. действительно
Пробормотала под нос Луня. Внимание было слишком сильно рассеяно. Или это не лучшая затея, зашивать гнома дрожащими руками? Она же ему сейчас понатыкает иглой в мясо и будет решето гномье. И ей кажется, или в голове играл марш расизма? Впрочем, дроу Луниэль тоже не переносит, а лечила парочку.
Луне не хотелось совершено тратить свои медикаменты, которые удалось отобрать у Ланнока, но придется, но, если с этим гномом ехать куда-то, то в случае смерти от гангрены Луне спасибо не скажут. Да и помогать надо либо нормально, либо не помогать.
Либо как-то долбануто, как это делает Луня!
- не лучшие условия
Теперь она понимала, что остановило от того, чтобы не быть военным медиком. Ей бы оное далось тяжело, либо привыкла и не была бы такой соплей, которой являлась сейчас. Развязав наложенную ранее повязку, Луня посмотрела на нее, на рану. Вздохнула едва заметно
Чтобы гном не терял кровь, эльфийка сплела заклинание остановки крови, накладывая его на рану и после этого нанося обеззараживающую мазь. Пока что свои повязки, отжатые в том же борделе, Луня ни на кого не тратила, поэтому даже здесь гном был первым. Дрожащими, как у алкоголика руками, она завязала руку
- в более комфортных условиях зашью, дождевая вода ране в пользу не пойдет, нужен навес хотя бы и не на коленке все делать, рана не смертельная.
Она могла бы исцелить, но… Но в более комфортных условиях и исцеляется легче и жопа суше. Вдобавок ее слишком сильно беспокоило залечить рану с загрязнением, оно ж потом воспалится, загноится, надо будет вскрывать, резать, пока не найдешь… бэ. И то повезет если к тому времени рука по самые уши не прогниет
Остановить кровотечение

+1


Вы здесь » FRPG Энирин » Завершённые и неактивные эпизоды » ◆ Маскарель ("На службе у принца")


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно