FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Завершённые и неактивные эпизоды » ◈ Жар пустыни и ярость битвы


◈ Жар пустыни и ярость битвы

Сообщений 1 страница 20 из 43

1

После боя


Действующие лица: Итильена, Ши Ан Фэй

Сюжет: Горячие Топи пали под натиском армии Элендиара. Пока во дворце решается дальнейшая судьба города, Судзуме поручено организовать отдых утомлённой битвой и военным советом госпожи.

Возможность присоединения игроков: только те, кто уже засветился в этой теме ранее.

Горячие Топи это один из крупнейших городов на границе Демонических пустошей и пустыне Асмоэль, причудливая архитектура города в котором смешалось множество различных стилей, но все же преобладают строения шанков, выглядит  довольно необычно. Вот только стены города, что знали не одну осаду демонических полчищ, все еще вызывают уважения, высокие и мощные сложенные из дикого камня, они способны выдержать удар самых мощных стенобитных орудий, а старинные руны и вложенные в раствор магия защищают от самых страшных заклинаний порождений Бездны. Некоторые кварталы больше напоминают маленькие крепости нежели обиталища людей. Глубокий и широкий ров при необходимости наполняется горячей водой, а установленные на дне острые камни затруднят путь через него кому угодно.

Что касается населения, то большая часть населения города, это шанки и другие человеческие народы, так же много в городе дроу, что не ужились в Элендиаре или же прибыли сюда по торговым делам. Так же можно повстречать и лесных эльфов и диких орков демонических пустошей, а так же и полудемонов. Ходят слухи, что в городе скрываются и самые настоящие демоны.
Свое же название Горячие Топи получили за свои знаменитые горячие источники, которые выходя на поверхность смеиваются с вулканической землей, превращают и без того не самый гостеприимный пейзаж в сущие преддверье обители демонов. А гейзеры, что время от времени бьют из растрескавшейся земли вызывают сюрреалистическое удивление, струи перегретой воды окрашены во все оттенки красного, желтого и зеленого. Но на счастье местного населения и путешественников, кипящие болото расположено только на севере и северо-западе. К югу от города находятся скудные участки вспаханной земли, на которой люди выращивают неприхотливые пустынные растения.

Население: 8000 т.
Гарнизон: 1000 солдат и 2000 ополченцев.

0

2

Армия тёмных приближалась к этому городу черной лавиной. Два десятка тысяч гуманойдов, а с ними еще и зверья всякого не мало. Они несли знамёна со скорпионами. Те были совершенно различны. На черных полотнищах, на зелёных, синих, пурпурных, красных и золотых, с золотым шитьём с красным, желтым и серебряным. Но везде был скорпион. Так или иначе.
Король-скорпион, в сопровождении своих людей ехал во главе воинства. Зима благоволила армии, тем, что даже в пустынных землях этих она снимала адский зной, но чем приятней были дни, тем холоднее были ночи и эльфам привычным жить рядом с огненной аномалией было довольно зябко. И это толкало их вперёд, на костёр который поднимется над городскими стенами. Стенами которые они собирались взять штурмом. Король вёл с собой всего двадцать тысяч из его многочисленного войска. Остальных он либо отправил с Зинелисом на покорении других мелких земель, Либо разослал по городам уже подконтрольным ему, либо и вовсе не брал с собой в поход. Так или иначе армия под командованием короля скорпиона сейчас составляла ровно двадцать тысяч ... скажем так, солдат. Если не считать конечно-же его свиты: сына, Вестницы, Халдора и еще нескольких личностей не появляющихся в нашем рассказе напрямую.
Они шли из леса а значит что с южной стороны. Во все стороны от армии ыбли разосланы кавалеристы дроу, что на своих гигантских кошках захватывали местное население и заковывали его в ошейники. За малым исключением. При обнаружении среди крестьян сородичей Дроу убивали их без разговоров и насадив их головы на копья возвращались к основной армии лишь для того, что-бы передать интендантам захваченную провизию и вернуться к своему жестокому занятию.
Встав лагерем в полутора милях от города, Джерман приказал войскам окружить город, со всех сторон, за исключением болот, которые были отправлены патрулировать подразделения созданные из всадников виверн и темнокрылов.
Осада начиналась. К воротам была выслана одна из ведьм, что с белым флагом к ним приближалась, дабы предложить горожан сдаться без боя, открыть ворота и признать над собой власть скорпионьей короны.

Армия

3 500 рабов воителей - итого 3 500
2 000 легионеров свободы - итого 5 500
1 000 наездников виверн - итого 6 500
1 000 наездников темнокрылов - итого 7 500
2 000 всадников хладных - итого 9 500
1 500 всадников кошек - итого 11 000
1 000 артилерии - итого 12 000
1 000 ведьм - итого 13 000
3 000 тяжелой пехоты шайя - итого 16 000
2 000 стрелков дроу - итого 18 000
1 000 сопровождения - итого 19 000
1 000 псарей(1х4) - итого 20 000

0

3

Пустоши встретили армию дроу совершеннейшим безразличием. Ленивое зимнее солнце отражалось в начищенных доспехах и хищно мелькало на клинках. Походный строй сливался в единый неумолчный топот тысяч кованых сапог.
Дни выдались прохладными, легкими. Идеальными для марша. Если бы Халдор заботился о кампании Джермана, он мог бы быть доволен: войско подошло к стенам города бодрым и жадным до схватки. Наконец, скомандовали развернуть полевой лагерь и готовиться к осаде. Противореча репутации кровожадных маньяков, темные выслали парламентера с предложением капитуляции.
Короля-скорпиона найти не составляло труда. Бледное лицо шайя, по обыкновению, веяло холодом и равнодушием.
- Знакомая маска. Интересно, ты её хоть иногда меняешь.
Светлый поравнялся с Джерманом и остановился. Помолчали.
- Они не сдадутся, - бастард не мог удержаться от очевидного. - Полагаю, всех в рабство? Кто выживет.
Со времени их последнего разговора эльф решил не торопить события и выглядеть заинтересованным в планах короля. Слегка, чтобы не переигрывать. Добавить ко всему немного критики и верности моральным принципам, - вполне возможно, шайя нужно именно увидеть первый шаг, а недосказанности он и не заметит. Возможно. И всё же Халдор был осторожен. Сейчас ему вспоминались года, проведенные в рядах ловцов. Во время дежурств он испытывал подобные ощущения, вслушиваясь в каждый лесной шорох, всматриваясь в каждую неверную корягу.. Только теперь у него не было права на ошибку. Как и напарников, на которых можно положиться.
Город казался эльфу смутно знакомым. Вполне возможно, что во время последней войны с демонами он здесь побывал. Бастард оставил попытки вспомнить название, позволяя себе теряться в смутных догадках. Слишком много крови он увидел в тот год. Не хотелось бы повторять, но, видимо, придется.
- Готов ли я пожертвовать невинными чужаками ради блага своей страны? Сильветтара, дай мне сил.

0

4

Переговорщица, была остановлена возле городских врат, вернее сказать что подъемный мост был поднят, а надвратные башни были полны лучников, которые напряженно наблюдали за посланницей короля-скорпиона. Вскоре на стене появился богато одетый шанки, его чешуйчатый доспех так ярко горел на солнце, что было больно смотреть на него, видимо хозяину не стоило так сильно золотить его а слугам начищать.
- Я, Малик-бек Страж  Врат Горя и от имени владыки Джабаль Арслан-хана, спрашиваю тебя.  Кто ты и что ваши войска делают на нашей земле?
Не смотря на золоченые доспехи и холеное лицо, Малик-бек был скорее воином, который привык сутками скакать на коне и не вкладывать саблю в ножны. А на случай если посланцы короля темных эльфов решат перевести переговоры в более горячую фазу его окружал десяток  воинов с щитами и несколько фигур в мантиях.

Тем временем, город во всю готовился к осаде вражескими войсками, с улиц исчезли дети, нищие и женщины, а почтенные отцы семейств вытаскивали из сундуков тяжелые кафтаны с нашитыми на них железными бляхами и легкие шлемы. Со стен снимались длинные копья или тяжелые дротики, но кроме этого они вооружались булавами, саблями, топорами и длинными кинжалами, несколько сотен горожан готовили  тугие луки. Таково было городское ополчение.
Городская стража тоже не теряла времени даром, тяжело вооруженные воины занимали свои места на стенах и башнях города, а так же среди городских кварталов, где можно было держать оборону. Красная сотня, гвардия Джабаль Арслан-хана, приносила жертвы богам воины и наносила себе ритуальные шрамы, что бы боги видели, что они не боятся крови и смерти.* Среди начищенной стали,  вареной кожи и шерстяных кафтанов, то и дело мелькали шелковые мантии кколдунов.

* Вот интересно, Вулкор в какой то мере то же бог воинов и как он будет реагировать на молитвы тех кто молится ему и готовится к тому что бы противостоять его посланцу.

0

5

* Богов войны двое. Рогор и Вулкхор. Люди отринули скорпиона оооооооочень давно. По этому скорее всего они молятся Рогору.

- В рабство? - Джерман усмехнулсяглядя на появившегося рядом с ним Халдора.
- Уж не думаешь ли ты, что я пришел сюда за рабами? - он отрицательно покачал головой при этом цокая изыком - О нет, мне хватает рабов. Хотя без них тут конечно не обойдётся, но ты плохо слушал меня Халдор во время прошлого разговора. Мне нужна империя, а не королевство убийц и насильников. Да и к тому-же какие из горожан рабы? Они слишком изнежены. Рабов берут в основном из сильных и крепких людей и им подобных, а таковых надо искать на дорогах и деревнях. Этот город мне нужен для торговли с твоим народом. А значит в нём должен кто-то жить.

*Тем временем у ворот*

Ведьма, выглядела так как должна выглядеть темноэльфийская ведьма, высокая, статная, с большим бюстом, едва прикрытым какой-то вуалью и круглыми бёдрами, плотно обхватывающими бока своего скакуна, в общем - красота да и только. Или не только?
- Моё имя, Эллемира Сирион из Дома Сильден, страж Врат Горя - произнесла вслух тёмная эльфийка, а про себя добавила: "с именем, об которое даже дварф ногу сломает. И я бы хорошенько отходила тебя кнутом за то что-ты боишься выйти к женщине на стену без свиты холопов" - но мыслить то ни кому не запрещено, верно?
Вместо бранной речи голос эльфийки лился словно мёд, покидая её слегка припухлые уста:
- Мой великий господин, первый избранник Бога-Скорпиона, Глава Первого среди Великих Домов Эллендиара, Король-Скорпион Джерман Фэл Олифар названный Первым милостиво предлагает вашему городу сдачу и присоединение к его королевству. Вы сохраните за собой все ваши земли и титулы, а так-же их власть распостраняющуюся на вашей земле. Он обещает, что ни один из ваших жителей не пострадает, а всем тёмным эльфам сбежавшим из королевства черного хребта, будет даровано прощение, если они присягнут Его Божественному Величеству на верность. В противном случае, мы будем вынуждены взять ваши стены штурмом. - и тут эльфийка кровожадно оскалилась - и напоить вашими душами и кровью бога войны.
Она знала, что предложение будет отвергнуто, как знал это и сам Джерман, но таковы были правила и их требовалось соблюдать.

*снова лагерь*

Договорив свою короткую речь, Джерман перевёл взгляд на Артилерю, которая уже принялась наводить свои орудия на обстрел вражеских врат. К развёрнутым онаграм и требушетам подводили повозки с ядрами, огромными булыжниками и даже с больным скотом, который фуражиры отбраковали от пищи. "А что? Чума тоже не плохое оружие, в условиях засады. Главное накидать побольше трупов, а если понадобится то они и рабов туда позакидывают, лишь бы сломить волю к сопротивлению.
- Война это прекрасно Халдор. Но не стоит путать художников с малярами - он позволил себе небольшой смешок. - Скоро ты поймёшь, что мой путь единственный верный для спасения Энирина от оков детей Ановерин. 

+1

6

- Захватывать целый город, да еще и недурно укрепленный ради торговой точки? Король-скорпион в своем репертуаре. Тут бы хватило нескольких дипломатов. Предложи часть прибыли местному градоуправляющему и делай всё, что заблагорассудится.
Бастард пожал плечами и хмыкнул. Оставалось лишь ждать и наблюдать. После слов Джермана о спасении Энирина в глазах беловолосого мелькнула тень сомнения.
- Очень на это надеюсь, Ваше Величество. Пока что путь Вулкхора мне не ясен, о какой бы моей избранности он не говорил.
Светлый поправил ремни на груди, удерживающие за спиной перекрещенные ножны со скимитаром и мечом из шалезарской стали. На бедре висел клинок быстроты, или, как его называл сам Халдор, Вихрь. Непритязательное оружие служило эльфу уже долго и пока что ни разу не подводило.
- Будем надеяться, что и сегодня не тот день. А лучше бы, чтобы их вообще не пришлось использовать.
Понаблюдав за действиями шайя, бастард перевёл взгляд на ворота, под которыми эльфийка громко перекрикивалась с обороняющимися.
- Был ли смысл вообще начинать переговоры? - пробурчал он. - Мне всё еще не понятна моя роль в этой осаде, Ваше Величество.
Джерман хочет сделать его новой аватарой Вулкхора, но каким образом он намеревается этого достигнуть? Ведь у Халдора нет ни веры в бога-скорпиона, ни малейшего желания встать на этот путь. Даже после их обстоятельного разговора оставалось много вопросов о планах короля темных. Не были ясны ни его конечная цель, ни идеалы, ни даже приблизительный путь, по которому должны пройти все эльфы, которых он жаждет вновь объединить под началом Вулкхора. Что же, оставалось ждать и шаг за шагом распутывать тайны, способные в корне изменить нынешний миропорядок.

0

7

- Твоя роль в этой осаде откроется во время штурма, Халдор. Если таковой состоится. Пока-же, пойдём. Мы кое что приготовили для тебя. - Король спешился и отдав поводья от Хладного одному из воинов двинулся туда, где сейчас отдыхали виверны. Ящер был чертовски не доволен тем, что им будет пытаться помыкать кто-то кроме наездника и едва неоттяпал парню руку, но телохранители Его Величества были привычны к таковым порывам, и шайя успел отдёрнуть руку.
- Помнишь, в лесу ты убил двух воинов? - Подходя ближе к этим величественным рептилиям сказал шайя. - Перед нашим разговором в шатре. - он повернул голову так, что-бы идя рядом с Халдором смотреть на того кто был избран. - Одна из них была ведьмой.
Интересно. Нильморн тоже по этой причине тогда не отверг меня? Он знал?
- У Нас для тебя подарок. Мы бы сказали что он не большой, но то будет ложью. - он махнул рукой одному из надсмотрщиков и тот двинулся средь ящеров старательно вертя головой, словно-бы выискивая кого-то. - Точнее это всего-лишь часть Нашего подарка тебе. Остальное находится не здесь.
Он подошел к ближайшему ящеру и коснулся того рукой, словно бы поглаживая зверюгу по голове. Что удивительно ящеры, которые в природе были чрезвычайно агрессивны в руках тёмных эльфов казались безобидными игрушками. Они бы даже мурчали, как кошки, если-бы умели. Тёмный улыбнулся на мгновение.
- Этого зверя зовут Громункар. Королевский ящер. За попытку оседлать его любого, помимо меня и двух шайя занимающихся уходом за ним, ждёт смерть. Три года назад он разорвал на части свою самку, но она успела принести потомство, сильное, крепкое, даже лучше чем Мы ожидали. Каждый из тех пяти ящеров в скором времени сможет попытаться потягаться силами с Громункаром. Четверо из них принадлежат трибунам легиона свободы. Ты с ними уже знаком. Но один ящер, достался одному из Наших телохранителей.
И тут к ним вернулся погонщик. Он вёл под уздцы Виверна, с установленной на спине платформе(такой-же как у того ящера, которого сейчас трепал по морде король-скорпион. Зверь скалился и порыкивал, но было видно, что он рад появлению хозяина.), Молодого и сильного, размеры которого лишь слегка не дотягивали до того из чьего семени он появился на свет.
- Бывший хозяин звал его Ригар, но ты имеешь полное право дать зверю новое имя, такое какое посчитаешь нужным. - Он посмотрел на Халдора с некоторой долей интереса. Еще-бы. - Всадником Виверна может стать далеко не всякий. И тут дело даже не в происхождении. Нет. Будь ты хоть трижды наследник благородного семейства ящер может отвергнуть тебя и тогда ты - труп. - Он взобрался на спину своему ящеру и принялся пристегиваться. Цепями. За пояс и лодыжки - Залезай, время опробовать свой трофей

0

8

- Откуда такая секретность, если ты только и твердишь о моей избранности, - подумал бастард и, кивнув, направился вслед за королем-скорпионом.
- Помнишь, в лесу ты убил двух воинов?
Светлый посмотрел на Джермана, ожидая дальнейших объяснений. Под лесом тот, верно, понимал всю территорию Сельмириона. Большой дремучий лес.
- Перед нашим разговором в шатре. Одна из них была ведьмой.
Брови Халдора приподнялись, выдавая некоторое удивление.
- Интересно, я должен сейчас радоваться или падать на колени...
- Мне пришлось, - последовал осторожный ответ.
Шайя продемонстрировал личного ящера, однако же ясно очерчивая границы. На мгновение мелькнула и пропала шальная мысль запрыгнуть на Громункара. Очень уж хотелось посмотреть, где находится та тонкая линия между выбором Вулкхора и собственностью короля. Беловолосый не стал искушать судьбу и лишний раз поправил ремни на груди. Наконец, привели обещанный "подарок". 
- Вот в чем подвох, - съязвил про себя Халдор. - Вот только вопрос: мне благодарить Его Величество за такую щедрость или же подарочек оторвет мне руки, когда я попробую на него залезть?
Видя, как беззаботно пристегивается Джерман, бастард выдохнул и медленно двинулся к виверну. Громадная звериная морда развернулась к эльфу и замерла. Мутные желтые глаза со зрачками-щелками неотступно следили за каждым его движением, ноздри едва заметно дрожали от выдыхаемого воздуха. Чуть приоткрытая пасть сверкала клыками размером с добрый кинжал каждый. Ригар зарычал, предостерегая от дальнейших глупостей.
Халдор, не торопясь, поднял обе руки и протянул левую вперед. Виверн внезапно открыл пасть и со звонким клацаньем захлопнул. Бастард сглотнул. Он бы не успел шевельнуть и пальцем. К счастью, обошлось и ящер чуть отклонил голову, как бы призывая дотронуться. Чешуя обсидианового Ригара отдавала теплом, нагретая на зимнем солнце пустошей, гладкие пластины сверкали и отливали смолой.
Виверн нетерпеливо выдохнул и повернул пасть в другую сторону, толкнув светлого ближе к себе. Громадные крылья чуть расправились, заставляя ближайших дроу и шайя попятиться, из-за усыпанной шипами спины выглянуло ядовитое жало хвоста. Беззвучно моля Сильветтару вперемешку с проклятиями, Халдор в резком порыве вскочил в "седло" и принялся поспешно пристегиваться.
Ригар удовлетворенно фыркнул и, выгнув шею, взмахнул крыльями. Ему явно не терпелось взметнуться к слепящему светилу и прогреть кровь. Бастард лишь вцепился в неясные ему приспособления и, облизнув пересохшие губы, покосился на Джермана.

Отредактировано Халдор (Четверг, 9 июля, 2015г. 15:22:58)

0

9

Внимательный взгляд неустанно следил за эльфом и его новым питомцем.
Давай парень. Эта тварь тебя обязательно послушается, только не дрейфь. - скользили мысли в голове короля. - Давай! Ну же!
- Вот и прекрасно. Запомни Халдор. Теперь этот ящер твой и только твой. Всякий кто попытается на него залезть должен быть убит. Иначе он перестанет тебя уважать. А теперь представь что ты на коне. - Он подмигнул эльфу, а после перевёл взгляд на погонщика.
- Черным крыльям, тревогу. Я хочу видеть их в воздухе через три минуты - Бросил он солдату, и дважды хлопнул в ладоши, лишь после этого берясь за "перила" своего "седла". Громункар побежал вперёд, хлопая крыльями, шаг, второй, потом уже прыжками и вот, после третьего прыжка огромного ящера подняло в воздух. Захлопали крылья и ... Король стоящий в "седле" удовлетворённо закрыл глаза, разводя руки в стороны. Большего удовольствия он не испытывал ни когда. Полёт. Мощные хлопки крыльев по бокам и неистовая ярость под ногами. Ярость которая подчинялась только ему и никому более. Что может быть лучше для фанатика верующего в того частью кого он сам и являлся? Только такие вот "маленькие" радости, кровожадного маньяка.
- Лети Громункар, лети! Покажем этим варварам, кто является повелителем неба. - Джерман захохотал, но в следующую секунду ему пришлось снова схватиться за поручни, а после, перехватить одной из рук поводья ибо та самая ярость решила заложить круг над лагерем. Джерри потянул за ремень заставляя ящера выровнять курс и довольно оскалился. Его уже не волновал ответ градоначальника Горячих Топей. Если потребуется его виверны разорвут всех жителей от мала до велика. Придётся заселять эти стены вновь. Собственно Джерман позволил своему "скакуну" нарезать круги вокруг лагеря, ожидая остальных наездников. А уж когда они устремятся ввысь он поведёт их в налёт. На врага. И гигантские жала пробьют не одну сотню доспехов. Но это показательное устрашение позволит тёмным выиграть предстоящую битву.
Приблизив своего ящера к его отпрыску несущему в небеса Халдора Джерман выкрикнул, всего одно слово:
- Нравится?
Он любил использовать эмоции других людей для того, чтобы держать их подле себя. И скоро Халдор сумеет это осознать. Наверное.

0

10

- А теперь представь что ты на коне.
Король Эллен'Диара подмигнул светлому и отправил Громункара в полет.
- Надо же, он умеет подмигивать. Но обойдемся без коней, нет уж.
Халдор едва-едва мог управиться с лошадью, благо было время поучиться в замке Шеаддалей, и от перспективы оседлать крылатого скакуна его бросало в дрожь. Ригар в нетерпении выдыхал и переминался с лапы на лапу, хвост в негодовании хлестал из стороны в сторону, но эльф всё не мог решиться, следя за действиями Джермана. Когда тот оторвался от земли, бастард неловким движением тронул своеобразную уздечку. Виверн, будто только и ждал этого. Без предупреждения рванувшись впёред, он ринулся вдогонку за Громункаром.
Стараясь не смотреть вниз, Халдор судорожно вцепился в поручни, едва не выронив поводья. Обсидиановая туша под ним стремительно набирала высоту, казалось, внутренности наездника так и остались на земле, а чудом оставшееся содержимое головы вот-вот вырвется из затылка. Осмелев, эльф выглянул из-за черного, усыпанного шипами тела. Воины внизу превратились в маленьких, деловито копошащихся муравьев, осадные машины медленно и натужно ползли среди мелюзги. Сталь сверкала под полуденным солнцем, отражаясь от доспехов солдат тысячами озорных бликов.
Ветер закладывал уши, рвал кожаный ремень из рук, но Халдор замер, как каменный, плотно прижавшись к Ригару грудью и ногами. Крылья мерно хлопали, рассекая воздушную гладь. На секунду бастард почувствовал состояние невесомости, будто бы ничто не могло остановить его.
Виверн заложил крутой вираж, заставляя эльфа вжаться еще сильнее. Сзади послышались приглушенные рёв и клёкот, и краем глаза удалось различить несущуюся за ними с Джерманом кавалькаду темных силуэтов. Наконец, Ригар поравнялся с Громункаром.
Нравится? - голос шайя еле пробивался сквозь хлещущие вихри.
Бастард чуть устыдился, глядя на вальяжно правящего Джермана, и попытался хоть немного оторваться от чешуйчатой спины. Костяшки пальцев побелели. Беловолосый неопределенно хмыкнул и бледно улыбнулся, стараясь при этом не свалиться на землю.
- Не расценят ли в городе наши "заезды" как начало атаки?
Халдор, нахмурившись, кивнул в сторону крохотных стен, надеясь, что король поймёт его и без слов.

Отредактировано Халдор (Четверг, 9 июля, 2015г. 20:58:18)

0

11

Выслушав речь посланницы Элендиара, Малик задумался над тем, что же ей ответить, его душа требовала, что бы он приказал лучникам превратить эльфийку в мишень для стрел, но разум твердил ему, что самому принимать такие решения не самый лучший способ лишится своего поста.
- Я передам твои слова великому  Джабалю Арслан-хану! И ты услышишь его ответ!
Он отошел от парапета, что бы не смущать своим видам вражеских соглядатаев и других шпионов и убийц, которыми были так славны черноухие эльфы.

Гонец без промедления доставил послание Джермана Д’Альтора правителю Горячих Топей и его совету. Они совещались какое то время и их споры были горячи как ядовитые туманы над топями, которые дали названия городу.
- Эти грязные порождения мрака не знают что такое мощь настоящих мужей, они привыкли воевать с жалкими людишками севера и править рабами! – Чуть ли не кричал командующий авангарда. – Нужно выйти за стены и дать им бой. Их рабы побегут раньше чем наша кавалерия втопчет их в грязь!
- Пусть лучше воинство эльфов осаждает город, - молвил старший советник, - провизии хватит на полгода  и мы успели отправить весть  о помощи нашим пустынным союзникам. Пусть осаждают стены, вскоре у них кончится провизия и им придется питаться своими лошадьми, что бы не умереть от голода. А наши родичи перережут эльфам поставки провианта.
- Да, двух месяцев им хватит, что бы съесть все припасы, а в пустыне раздобыть еду трудно. – Сказал седобородый казначей. – Колодцев и оросительных каналов за городом всегда было мало и расположены они были всего в трех местах в дали от города. Даже если эльфы встанут у водных источников их лагеря будут слишком далеко друг от друга и скорей всего воды на всех не хватит.
- Можно еще вывести две сотни Крикунов за стену и терроризировать их тылы. – Это заговорил один из представителей диаспоры дроу, что жили в Топях не одну сотню лет. – Фуражиры, курьеры и те кто отстал от основных сл будут легкой добычей для них.
- Сабах. – Раздался властный голос. Это заговорил владыка Горячих Топей и пусть го голос был по старчески тихим, но он оставался все таким же сильным и внушал уважения всем присутствующим. – Пусть твой самый никчемный человек отправится в лагерь Нечестивцев и передаст Королю Рабов мое слово. Шанки не склонят головы перед посланцем  темного Вулкора и песок будет его могилой.
Совет почтительно склони головы.
- Тем временем мы укрепим стены и приготовимся к осаде. Ночью твои воины, Эльхемер выйдут из Полуночных  ворот и будут по ночам подобно шакалам рвать врага.

Через час из Врат Горя выехал не большой отряд под мирным флагом, десяток людей направлялся к лагерю темных эльфов, что бы передать слово  Джабаль Арслан-хана повелителю Элендира.

0

12

*Только послание было от Джермана Фэл Олифара. Как Джермана Д'Альтора его знает всего 5 живых душ в мире.

Полёт продолжался не долго. Нечестивые тёмные эльфы которые даже подумать не могли что у единственного города в пустошах, могут быть какие-то союзники совершили круг почёта перед городом. И ... собственно всё.
Оказавшись на земле, внутри Лагеря король-скорпион долго взирал на ворота Горя откуда прибыла сначала его посланница, а после, спустя час Ворота открылись выпуская делегацию.
Джерман даже не надеялся, что ему принесут ключ от города.
Эти жители востока горячий и глупый народ. Откуда им ждать помощи? Да нашего отряда голов больше чем во всём их городе. И нет же, они будут сопротивляться.
Он в очередной раз посмотрел на свою артиллерию и удовлетворённо кивнул. В любой момент его воины были готовы начать обстрел города.
Несколько сотен осадных орудий могут превратить стены эти пустынников в пыль за несколько часов. Но нет, они будут сопротивляться. Противиться мне. - Джерман фыркнул и повернувшись к своим офицерам стоящим сейчас вместе с ним на окраине лагеря ухмыльнулся
- Скорее всего Мы сейчас услышим отрицательный ответ. Что-ж. Пусть гонец уйдёт. Мы позволим ему дойти ровно до стен города. А после. После Мы хотим увидеть как, нет Мы жаждим услышать, как в этом городе начнётся ужас. Как только артиллерия будет готова все пойдут на штурм. Пусть ведьмы разместятся в сёдлах Виверн вместе с их наездниками. Мы хотим что-бы на этот треклятый город лился дождь и огня и кислоты! Что-бы каждый кто посмеет выйти на улицу был уничтожен, сожжен и обуглен. Всадники кошек, пускай патрулируют вокруг его стен, настолько тщательно, что-бы ни одна живая тварь не покинула его стен, но не суются под стены. Всё равно наши звери смогут догнать любого пешего, а в темноте мы видим на порядок лучше этих людишек. И еще. Прикажите вашим воинами получить по синему флакону у Интендантов. И выпить их содержимое сразу-же как только посланец местного царька приблизится к воротам - он, как и всегда во время своих речей сделал глоток из своего кубка, а после вновь обернулся в сторону города. - Сегодня мы восславим тебя, Вулкхор. Так, как не восславляли уже давно. Сегодня мы возьмём этот город и зальём реки его кровью всех, кто не пожелает славить имя твоё - прошептал он себе под нос. А после отправился в свой шатёр.
Уже идя по направлению к своему "убежищу-от-местного-солнца" он бросил через плечо: "Приступайте! Наземники должны быть готовы в течении двух часов. Гонца пропустить."
И вот он, сидит в своём шатре, а в лагере во всю идут приготовления. Он выслушал ответ правителя горячих топей и позволил тому кто принёс его уйти, а после пошел снаряжаться к предстоящей битве. Сегодня ему снова, как и много лет назад, как тогда, в Галароне, придётся брать чужие стены боем. Только не за орду, а за Эллендиар.

Отредактировано Джерман Д'Альтор (Вторник, 14 июля, 2015г. 18:50:37)

0

13

Кое-как посадив Ригара на землю, Халдор направился за загадочным синим флаконом. Ощущение полета всё еще не оставляло его. Казалось, вот-вот, и окружающий полевой лагерь снова рванет за спину, заставляя молиться Сильветтаре. Виверн остался под чутким присмотром темных. Исходя из всех знаний беловолосого, выходило, что Ригар питается мясом. На этом скудные знания бывшего следопыта заканчивались. В лесу виверны не водились.
Появление человека из города вызвало бурное, но короткое оживление в рядах захватчиков. То, что Топи не сдадут и осада состоится, понимал даже светлый, которому за все время войны с демонами так и не довелось поучаствовать в настоящем захвате чего-угодно, обнесенного самой хилой стеной. Первый опыт заставлял волноваться, тем более, что на горизонте маячил не хлипкий деревянный заборчик.
Джермана среди воинов не нашлось, и Халдор двинулся к королевскому шатру. Телохранители на мгновение бросили оценивающие взгляды на чужака, но пропустили.
- Долго ли действует противоядие? Ваше Величество, - в ловких пальцах завертелся флакон с индиговой жидкостью. Сопоставить факты не было сложной задачей. Сперва избранник Вулкхора говорит о кислоте с небес, а затем заботливо напоминает посетить интенданта. Кто угодно бы догадался. Ну, может, за исключением троллей. Предстояло выяснить, нет ли у Джермана настроения поведать эльфу, что тот должен делать.
- Будут какие-нибудь приказы?
- Главное, без расчленения детей и купания в крови девственниц, - ехидно добавили изумрудные глаза.

Отредактировано Халдор (Четверг, 16 июля, 2015г. 20:09:20)

0

14

- Как насчет расчленить парочку младенцев? - словно читая мысли собеседника ответил Джерман. Не он конечно-же этого не делал, просто ему показалось забавным что можно сказать такое, Халдору. - Только не кипятись. шучу. Противоядие действует час. По этому пей его лишь после того как мы создадим туман.
Джерман уже облаченный вышел из шатра и дождавшись Халдора повёл его туда где они уже сегодня бывали. К вивернам, снова.
- Садись на своего ящера - он кивнул в сторону Ригара, к которому уже сумели привязать целых два... назовём это баками. Стеклянными баками, от которых ящера можно было легко освободить просто перерубив верёвки их удерживающие. - Мы с тобой поведём виверн на город. Когда сбросим баки, защитники Топей окажутся беспомощными.
Неподалёку раздалась команда и загрохотали балки онагров бьющиеся о верхние перекладины.
Артилерия начала обстрел ворот и близлежащих стен, что означала что только что посланник Топей приблизился к своему городу. По всюду раздавались команды. Офицеры двинули своих подчинённых вперёд, пехота выступала. К тому моменту, когда они подойдут к городу, от ворот Горя уже не должно будет остаться ровным счетом ничего. Требушеты это вам не игрушки. Но даже не они были самым опасным в этом штурме орудием тёмных.
Заблаговременно выставленные онагры, которые собственно и начали первыми обстрел, швыряли в сторону города горящие, пропитанные маслом и обклеенные соломой шары, что при столкновении с твёрдой поверхностью лопнут как мыльные пузыри разливая по всюду огонь. Сжигая людей, поджигая дома. Заставляя этот город гореть.
- Вестница вместе со своими триариями войдёт в город и поднимет их защитников на копья. Задача пехоты взять как можно большую часть стен под контроль. В идеале захватить все ворота - он перевёл взгляд на появившуюся поблизости Вестницу и кивнул ей - ты всё поняла? - получив утвердительный ответ на свой вопрос он продолжил:
- Когда стены будут взяты, кавалерия войдёт в город, я окажусь на земле, а ты Халдор будешь продолжать руководить налётчиками с воздуха. Я хочу что-бы вы искали магов и устремляли к ним свои крылья. Всё остальное виверны сделают за вас. Они умеют. - он подмигнул своему протеже и пошел к своему ящеру
- Да начнётся охота! - Взревел Джерман принявшись взбираться на своего королевского ящера, дабы прикрепить себя к нему цепями, как и в прошлый раз. Уже сидя на нём верхом он прокричал на столько громко, на сколько мог - Кровь и души! - и хор голосов вторил ему, пустившему своего ящера в разбег, прыжок, прыжок и вот Громункар уже набирает высоту. Набирает её лишь для того, что-бы в скором времени стать маленьким облачком на фоне общей черной тучи, что будет закрывать собою предзакатное небо.
- Alust dalnenuken! Plynn usstanen!

0

15

Вскоре посланник правителя города добрался до шатра короля темных эльфов, где он встретился с тем кто называл себя Избранным Вулкора и его генералами.
- Я, от лица великого Джабаль Арслан-хана, говорю тебе. Покинь земли шанки и ты сможешь уйти из пустыни живым. Иначе кости твоих рабов и твои останутся здесь, и только шакалы будут выть над твоим черепом.
Сказав эти слова, посланец был готов что король эльфов тут же прикажет отрубить ему голову, но на его счастье Джерман решил иначе и ему удалось уйти из лагеря живым и даже невредимым.

Со стен города, его защитники видели, как темные эльфы готовились к штурму и люди то же готовились. Воины занимали свои места на стенах, добровольцы из числа мирных жителей таскали воду для пожарных команд, ну а маги подготавливались к магической схватке.
Когда онагры отправили в полет свои смертоносные подарки, осадные мастера моли наблюдать как огненные снаряды преодолев свой путь обрушились на город, отблески пожаров были свидетельством того, что их труды не пропали даром. Со стороны лагеря трудно было сказать сколько пожаров образовалось в городе, но было отчетливо видна судьба тех снарядов что попали в стены. Огонь бессильно стекал с каменных укреплений, а защитные руны горели ярким светом, конечно были жертвы со среди защитников. А в самом городе бушевали пожары, но пока что они были в районах близ стен и в самых бедных, пожарные команды стремились уменьшить последствия обстрела.
Но и защитники не оставались безучастными, баллисты ответили на обстрел и каменные снаряды отправились в воздух. Конечно орудия защитников города были не столь мощны как онагры, но на их стороне были высокие стены и каменные ядра, которые хоть и были тяжелее огненных  снарядов эльфов, но они могли лететь куда дальше. Конечно не все снаряды достигли своих целей, а те что смогли долететь не смогли причинить ущерб осадным орудием, но все же один из онагров загорелся ярким огнем когда камень угодил в него когда инженеры заряжали его огненным зельем. Еще два покосились.
Когда армада летающих воинов поднялись в небо и приготовились к атаке, им так или иначе придется вскоре снижаться и вот тогда им на встречу полетят не только стрелы и болты, но и магические снаряды, огненные шары и разряды молний пролетали между вивернами их наездниками, но не всем так везло как королю, Джерман видел как мимо него огненным болидом пронеся один из неудачливых воинов, его полет был прервал кирпичной крышей дома, эльфу могло показаться, что он слышал как мягким чавкающим звуком обожжённый труп превратился в куски фарша.

Джерман Д'Альтор
кинь кубик 2к20 что бы подсчитать потери.

0

16

[dice=27104-3872-2:20:0:потери]
И помимо "огненных" залпов онагров, были еще "каменные" залпы требушетов.

Джерман Д'Альтор написал(а):

Артилерия начала обстрел ворот и близлежащих стен, что означала что только что посланник Топей приблизился к своему городу. По всюду раздавались команды. Офицеры двинули своих подчинённых вперёд, пехота выступала. К тому моменту, когда они подойдут к городу, от ворот Горя уже не должно будет остаться ровным счетом ничего. Требушеты это вам не игрушки. Но даже не они были самым опасным в этом штурме орудием тёмных.
Заблаговременно выставленные онагры, которые собственно и начали первыми обстрел, швыряли в сторону города горящие, пропитанные маслом и обклеенные соломой шары, что при столкновении с твёрдой поверхностью лопнут как мыльные пузыри разливая по всюду огонь. Сжигая людей, поджигая дома. Заставляя этот город гореть.

Отредактировано Джерман Д'Альтор (Суббота, 18 июля, 2015г. 23:29:35)

0

17

Ранее...
Тсубаме стояла неподвижно, пока слуга обряжала её в доспехи. Эта невысокая девушка совсем недавно носила клеймо, впервые Тсубаме заприметила её на совете в день, когда король-Скорпион решил испытать мечницу на прочность. Она сопровождала низкорослого дроу, Сильдена, и насколько могла понять Тсубаме - присутствие рабыни на том собрании вызвало неудовольствие Джермана. Сама по себе девушка виновата в этом не была, возможно это и стало одним из тех факторов, благодаря которым она, в конечном итоге, находилась здесь и сейчас. Что до Сильдена, его судьба не была в центре внимания Тсубаме - ведь очень скоро её ждала битва.

Маленькая Судзуме, как называла её про себя мечница, степенно управлялась с узлами брони; она хорошо их запомнила, и один за другим они подчинялись её ловким рукам. Следует заметить, что девушку «маленькой» Тсубаме окрестила вовсе не из-за меньшего роста: это было напоминанием самой себе. Ведь она попросту должна быть «великой», чтобы обе они исправно играли свои роли в навязанных им судьбой обстоятельствах, знали свое место. Таким образом, поведение Тсубаме могло показаться Судзуме отчужденно-злонравным, высокомерным и даже полным холодного к ней презрения. Она была Вестницей Кроваворукого, а девушку звали Итильена.

Ныне...
Приказ короля-Скорпиона был предельно-ясным: её воины должны были установить свое превосходство на стенах города-крепости и у ворот, тем самым расчистив путь для кавалерии (и других войск). Как только это произойдет, подавляющее численное превосходство осаждающих, вероятно, поставит жирную точку в этом противостоянии. Уже сейчас можно было сказать, что воздух принадлежал войскам короля-Скорпиона - преимущество высоты было неоспоримым, ведь снаряду требовалось одолеть не только свою цель, но и свой собственный вес; кроме того, наверняка не у каждого стрелка или колдуна глазомер был наметан на стремительные воздушные цели.

От внимания Тсубаме не укрылся и тот факт, что животных наездников перед вылетом снабдили какими-то сосудами. Мечница догадывалась, что с ними собирались делать, пускай даже их содержимое, и последствия от него, пока что оставались для неё загадкой. Хотя полученный флакон недвусмысленно намекал на вполне определенного рода вещи. Впрочем - Тсубаме была в этом уверена, - очень скоро все станет ясно. Тем временем, пока защитников отвлекал воздух, а требушеты вовсю работали по стенам города-крепости, войско осаждающих Горячие Топи пришло в движение. Содрогнулись ли сердца защитников так же, как земля под ногами сотен воинов?

Среди воинов короля-Скорпиона была и мечница. В своих доспехах, вооруженная парой мечей дайшо и копьем яри, она выглядела внушительно; на поле битвы взирали серьезные аметистовые глаза из-под грозного демонического лика маски шлема, мемпо, и было в этом нечто глубоко ироничное. Её окружали самые опытные среди наземных войск темных эльфов - триарии. «Видишь меня, друг мой, Каваноко? Вновь я беру в руки копье чтобы драться. Но я не погибну в бою, я непременно сдержу свое слово,» - пообещала себе мечница. Затем, полная решимости, она все также беззвучно обратилась к духам, призывая удачу в битве. Врата города-крепости близились.

+3

18

- Кровь и души!
- Кровь и души, - невольно прошептал Халдор, поддаваясь реву толпы. На мгновение ярость битвы охватила светлого, но бастард поспешно отогнал от себя кровавые мысли. Традиции Сельмириона и вера в Сильветтару сидели в нём достаточно крепко, и даже общее опьянение армии Эллен'Диара не могло этого изменить. Последние слова Джермана звучали незнакомо.
- Позже спрошу. Если будет это самое позже.
Во второй раз Ригар проблем не создал, хотя и глядел на беловолосого с подозрением. Мол, жаждешь ли ты убивать столь же сильно, как я. Оставив ящера в неведении, эльф поспешил забраться в седло. От волнения руки сами схватили поручни, благо, больше ничего не было. Один из дроу, занимавшийся вивернами, закрепил цепи, с укором посмотрев на бывшего следопыта. Ничего, будет время научиться.
Ригар, дождавшись рывка Громункара, ринулся следом. Воздух ударил в лицо, бастарда вжало в спинку сиденья. Несколько ощутимых и плавных, исполненных чувством собственного достоинства, взмахов крыльями, - и вот земля уже внизу, с каждым мгновением всё дальше. Кавалькада черных теней заслонила небо, оставляя под собой огромную копошащуюся тень. 
Король летел впереди своей стаи. Войско за ними дрогнуло, качнулось и двинулось. Звук глушил ревущий ветер. Бросив быстрый взгляд назад, Халдор увидел лишь обсидиановую тучу вивернов.
Джерман что-то крикнул, но слова было не разобрать. От Громункара отделились две бочки. Зависнув на секунду в воздухе, они булыжниками рухнули на город. Рванув ремни на боку Ригара, Халдор замер.
- Проклятье! Надеюсь, я то дернул..
Отделившиеся от чешуйчатого тела канистры развеяли все сомнения, эльф судорожно выдохнул, полностью отдавая управление Ригару. Небо над Топью почернело от упавших снарядов.

Отредактировано Халдор (Среда, 22 июля, 2015г. 14:54:41)

0

19

Баки летели вниз. Разбивались и создавали туман.
Джерман сунул руку за пазуху извлекая тот самый флакон. Он влил в себя его содержимое и ... тут-же швырнул его в сторону какой-то фигуры на улице. Громункар скользнул вниз, устремляя свои когтистые лапы вперёд, дабы схватить одного из защитников не обстреливаемого участка стены и взмыть вместе с ним в воздух. Круто. Как в Пике, только вместо приближающейся земли было приближающееся небо. Шанки бросило в воздух, а после его пронзила призрачная стрела.
Джерман хохотал глядя на начало падения еще живого, и кричащего от боли и страха воина. Дурака, что посмел встать в один ряд с такими-же дураками.
Вы, жалкие твари думали, что сможете противостоять нам? Воинству бога войны? Три раза Ха!
Каждое мгновение заканчивалось тем, что Джерман спускал с призрачной тетивы(возникающей из неоткуда) такие же призрачные стрелы(они тоже появлялись в буквальном смысле из "воздуха"). Он видел как разбивались баки. Видел как его воины один за одним пили содержимое своих флаконов и устремляли своих зверей вниз, а звери, дикие голодные ящеры совершали жестокость мало чем отличающуюся от той, что только что сотворил Громункар. Их чешуя была настолько прочна, что могла пережить стрельбу из луков, лишь маги мешали тёмным и их ящерам, но и их не уберегла участь быть разорванными, сожранными или просто напросто выброшенными в небеса.
Эту науку король-скорпион уяснил от своего единственного(за всю жизнь) друга - Большого Меча: Кто правит воздухом, правит и войной, Джерман - говорил белый вождь. Виверны пытались сбить людей в кучи, а точнее в одну кучу, туда, куда беспрестанно вели огонь онагры или, как их еще называли - скорпионы. Орудия несущие смерть.

Что же это за баки?

А теперь о "птичках"
Использование карты:
http://s7.uploads.ru/t/YjWTc.jpg

Каждый виверн тащит на себе два стеклянных "бака" с газом. Это 2 тысячи баков. ))) аня-ня-ня, Больше года её берёг.
Газ является тяжелым. Что придаёт ему особую "пикантность"
Данный "яд" из лаборатории тёмных эльфов имеет продолжительность действия около полутора часов. Во время высвобождения из баков(которые разобьются при падении ибо стекло) Он начнёт собираться туманом, не поднимаясь выше чем на 5 метров.
В течении аж целой минуты после контакта тумана со слизистой гуманойдов\вдыхания тумана ни чего не будет происходить. Ну туман и туман, а вот после начнётся самое весёлое.
Жители города будут вынуждены излить из своих тел самое мерзкое что в них есть. Нет не душу и даже не характер. Будем более приземлёнными. Шанки и прочих ожидает самый настоящий кровавый понос, а с ним и всё сопутствующее, боль и жжение в заднем проходе, обезвоживание и другие радости дизентерии. Пускай и столь короткой(а потому и быстро приходящей в действие). А над всем этим, словно коршуны будут кружиться монстры.

Отредактировано Джерман Д'Альтор (Среда, 22 июля, 2015г. 15:38:07)

0

20

Леса Сельмириона --- >

Узлы, с помощью которых крепилась броня Вестницы, на первый взгляд казались красивыми и нереально сложными. На второй тоже, как и на любой последующий. Это если в завязанном виде. Но стоило только Ите увидеть, как они завязываются, как уверенность в том, что у неё так не получится, сменилась недоумением: "Так просто?! Как же я сама не догадалась?" И всё же с первого раза не получилось завязать их так, как дОлжно. Зато получилось со второго, а теперь она могла их хоть с закрытыми глазами завязывать. И что в этом удивительного, если вспомнить, сколько лет она отдала плетению кружев и прочему рукоделию? Времени с тех пор прошло немало, но пальцы ничего не забыли, не потеряли сноровку. Сейчас вот они делали работу сами, не требуя её внимания, давая время для попытки в очередной раз собрать картину событий последних дней из имеющихся у неё кусочков. К сожалению, многих кусочков пока не хватало, так что у неё получались лишь яркие пятна, не дающие пока возможности делать выводы...

Дорринэль уехал, приказ короля требовал его присутствия в другом месте. А Итильена осталась. Похоже, Сильдена просто поставили перед фактом, что у него забирают столь не к месту продемонстрированную новую игрушку. Были в местной иерархии те, от чьих капризов он её защитить не смог бы, даже если бы захотел. Но перед его отъездом Ита получила от Сильдена подарок. Вещица была с виду красивой, но с подвохом - несмотря на умение открывать всевозможные замки, девушке не удалось самостоятельно её снять, а снять хотелось: украшавшая теперь её шею цепочка была по сути строгим ошейником. К счастью, никто из окружающих об этом не знал, но то было молчаливое напоминание, как и клеймо на руке. Напоминание о том, кто в действительности был её господином. Но в его отсутствие ей предстояло приспособиться к очередным переменам в своей жизни.

Сначала Ита опасалась этих перемен, она ведь только-только решила, что начала понимать Сильдена, насколько это вообще возможно. А Вестница... её Итильена не понимала, и это играло не последнюю роль в её страхах. Сказывалось и присутствие Иты на "прощальной" казни, когда тёмные сворачивали лагерь, собираясь покинуть пределы Сельмириона. Ита видела, как Вестница умеет убивать, и не скоро сможет забыть это, долго ещё будет возвращаться мысленно туда, где на утоптанном снегу десятками умирали эльфы, а побледневшая Ита смотрела на это из-за плеча Сильдена, смотрела во все глаза, не позволяя себе отвернуться, стараясь не показывать, что ей дурно от увиденного и от тяжелого запаха пролитой в огромных количествах крови.

"Если бы мечу было дозволено предположить..." - слова Вестницы, произнесённые на совете. Она и была этим мечом - живым оружием в руках короля тёмных. Может ли меч отказаться выполнять волю хозяина? Пожалуй, нет. В этом случае от него просто избавятся. А чувствует ли меч что-либо по этому поводу?..

Вестница убивала так, словно это было работой, к которой она не питала ни радости, ни сожалений. Ита не смогла бы так, даже если бы на кону стояла её собственная жизнь. Но кто она такая, чтобы сравнивать себя с Вестницей и уж тем более судить её? Та, по крайней мере, дала этим несчастным возможность умереть с оружием в руках, тем самым избавив их от позора и многодневных мучений. Но даже оружие в руках эльфов не превращало это действо в бой - никто из них не мог сравниться с Вестницей в мастерстве владения клинком. Это была бойня, и не было в ней той красоты, какую обычно воспевают менестрели, когда речь заходит о битве одного великого героя против многочисленных врагов.

В повседневности (если можно назвать таковой войско на марше) Вестница не казалась такой уж страшной. Скорее, холодной и высокомерной. Она не заговаривала с Итой без крайней на то необходимости и не называла её по имени, в первый же день придумав ей кличку. На вопросы если и отвечала, то уклончиво, так что вскоре Итильена (носившая теперь имя Судзуме) перестала что-либо спрашивать. В первые пару дней Ите казалось, что Вестница на неё злится, хотя поводов вроде бы не было, но со временем это ощущение прошло. А потом девушке стало казаться, что установилось меж ними некое молчаливое взаимопонимание, а слова стали и вовсе уж лишними.

Интересно было то, что Итильене почти сразу вернули её вещи и предоставили полную свободу действий, словно Вестница предлагала ей самой определиться с границами своей новой роли. Она и определилась, взяв на себя все бытовые заботы. Неожиданно для самой себя вошла во вкус, ей начала даже нравиться молчаливая воительница. Ещё одной неожиданностью стало то, что на неё, человека, эльфы довольно скоро перестали смотреть как на прилипшую к ботинкам грязь, теперь они её просто не замечали. И с интендантом у неё не возникло проблем, ведь всё, что нужно было Ите, ей было нужно для блага Вестницы. Можно было даже не говорить об этом, все и так знали, что кроме самой Вестницы человек тут всего один - её служанка.

Но теперь время передышки подошло к концу. Впереди армию тёмных ждал город, который должен был вскоре пасть к ногам короля-Скорпиона. Иначе и быть не могло: сколько бы ни было у этого города защитников, как бы ни были крепки его стены - эльфов было больше, и они были сильнее. Сам бог войны был с ними в лице своего аватара и своей Вестницы, и неважно было, говорит ли Вулкхор с ними обоими или ни с одним из них, главное, что армия в это верила. Но между ними и победой стоял бой, из которого многие не выйдут живыми. Вестнице предстояло вести за собой тяжёлую пехоту, войска, конечно элитные, но такие медлительные! Итильена поймала себя на том, что молится, причём не какому-то конкретному богу, а всем сразу. Молится о том, чтобы молчаливая эта женщина вышла из боя живой и невредимой, чтобы вернулась к ней из этого ада, через который ей предстояло пройти.

Отредактировано Итильена (Пятница, 23 октября, 2015г. 14:57:17)

+3


Вы здесь » FRPG Энирин » Завершённые и неактивные эпизоды » ◈ Жар пустыни и ярость битвы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно