FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Завершённые и неактивные эпизоды » ◇ Дорога домой


◇ Дорога домой

Сообщений 1 страница 20 из 31

1

Дорога домой

Действующие лица: Фредерик, Эстель.
Место: пустыня Хаст.
Время: июль-август 1397 г.
Сюжет: Выскользнув из когтей смерти на месте раскопок шелазарских могильников, наёмница с таинственным прошлым и рыцарь в гриме решают отправиться по долгой дороге домой вместе.
Возможность присоединения игроков: возможно согласовать присоединение на одном из грядущих относительно текущего прогресса участков пути.

Шелазар, конец июля 1397-го года. Утро.

Дурак. Идиот. Неразумный мальчишка. Ничему-то за двадцать с лишним лет не научился. Конечно, не то, чтобы все эти годы располагали к тому, чтобы активно набираться мудрости через набивание шишек (ввиду, собственного говоря, почти полного отсутствия последнего), но в глазах принца это всё равно было скверным оправданием тому факту, что он за каким-то демоном лично попёрся с этой кучкой мародёров под руководством мутного "барона", да ещё и как простой наёмник. С такими-то недюжинным интеллектом и рассудительностью, коими он всегда так гордился, мог бы и поумерить лишний раз свою самоуверенность и щекочущее задницу ощущение риска. К концу спешного возвращения из некрополей обратно в Шелазар в его голове успело накопиться не так уж и мало уничижительных эпитетов. Не только в отношении себя, впрочем.

Эти, с позволения сказать, "археологи" тоже хороши. Даже оркам ясно, что охранные печати на гробницах просто так не ставят, и, коли уж решили её ломать, надо хоть позаботиться как следует о том, чтобы то, что может вылезти наружу, встретить как полагается, а не двумя копьями. Но куда там. Лич выскочил из-под расколотой плиты как бес из табакерки. И, ясное дело, в одиночку он не собирался разгонять нарушителей спокойствия, хотя вот тем, кто ему под руку подвернулся, включая проводника Али (который, кстати, скептицизм альтанарца вполне разделял, если не больше), он головы лично оторвал, да так, что кровища фонтаном ударила. Причём лич их даже пальцем не коснулся. Удивительно завораживающий процесс, хоть и жуткий. Правда, Фредерик решил всё же не наслаждаться зрелищем, а слинять вместе со всеми после того, как паре магов Д'Эстена, отправившихся вместе с ними к могильникам, удалось устроить небольшой взрыв и прикрыть отход огненной стеной.

Но вот когда они, едва не загнав лошадей, добрались до места стоянки, оказалось, что "барон" вместе со своими людьми, остававшимися в лагере, уже успел слинять, прихватив с собой кучку барахла, которое шанки накопали за два дня раскопок. Олханский нобиль-оборванец Айюб аль-Касри, которого Д'Эстен вместе с его братом Аббасом и несколькими головорезами нанял в том же караван-сарае, пришёл в такую ярость, что едва тут же не прибил бедного Хейнса, сбежавшего из могильника вместе со всеми. Наверное, "профессор" был до сих пор жив только благодаря принцу, который резонно заметил, что если убить старика сейчас, а нанимателя в Шелазаре не окажется, им вообще никто не заплатит. Конечно, Дерек больше рассчитывал не на вознаграждение за свои мучения, а на информацию о том, что это был за бледнорожий тип и что ему нужно было в некрополе, но в то же время он и опасался того, что Айюб со своей шайкой решит заодно расправится и с обоими другими наёмниками, так, на всякий случай. Засранец-эльф будто сквозь землю провалился, когда заварилась каша, но вот Эстель свои обязательства по полной исполнила - судя по тому, с какой надеждой пялился на неё Мангомери, когда Айюб хватался за нож, это она помогла ему выбраться живым и даже не поцарапанным. "Сир Алтон" был вполне готов защищаться плечом к плечу с полудемоном и колдуном, успевшим за время пути и работы выделиться отвратнейшим характером и соответствующим запахом изо рта (второй волшебник вывалился по дороге из седла и как-то не нашлось ни одного человека или полукровки, пожелавшего проверить, жив ли он ещё), однако стычка втроём против шестерых выглядела крайне бесперспективно, учитывая, что маг сейчас даже на ногах нетвёрдо держался.

Даже в пути без эксцессов не обошлось - вероятно, главным образом от того, что без проводника они забрали немного не в ту сторону. Сначала загноившаяся рана свела в могилу одного из бойцов Карси (плакать по нему, правда, никто не стал), а затем на привале из-за фляги с водой маг сцепился с другим головорезом и получил пару ударов ножом (а вот это было уже не так хорошо, если учесть расстановку сил). Правда, не будь дураком, он напоследок угостил убийцу своим кинжалом в живот, так что на песке осталось два тела - Айюб с такой раной возиться не собирался. Ну а вдвоём против четырёх было всяко веселее, чем против шести.

Разумеется, в Шелазаре ни Д'Эстена, ни якобы журналиста Баллока, ни даже его слуги Поля не оказалось, что, конечно, никого особенно не порадовало, но было уже и то неплохо, что им сюда живыми добраться удалось. Единогласно решено было для начала вернуться, так сказать, туда, где всё началось, ибо еда у них кончилась ещё позавчера, а вода вчера вечером не очень хорошо пахла, поэтому они проехали всю ночь без остановок, освещая дорогу флаконом с ярко светяшейся жидкостью, который нашёлся у убитого мага. По этой же причине столь же единогласно и притом молча все решили затем не приступать сразу к потрошению карманов "профессора", а сперва уделить время процессу насыщения в углу почти что пустой - в восемь-то часов утра - залы караван-сарая. Двое караванщиков и угрюмый наёмник, судя по физиономии и жестам, пивший как минимум половину ночи, бросили на ранних путников не один взгляд, но Салех-эфенди довольно быстро вошёл в их тяжкое положение и отправил слугу, чтобы устроить полагающийся завтрак.

Оный, впрочем, всё равно вечно длиться не мог.

- Ну-с, дорогой мой профессор, теперь пора и о деле поговорить, - медленно проговорил Айюб, опуская на низенький столик свой пустой кубок. Голос у него был неплохой - звучный и густо сдобренный типично олханскими нотками, которые добавляли речи определённую прелесть и даже некоторый благородный оттенок, но по виду - бандит бандитом. Лоб низкий, нос в двух местах сломан, глаза жадные и жестокие, рот вечно кривится в недоброй ухмылке, колючая щетина торчит во все стороны (правда, справедливости ради, сейчас её наличием разве что Эстель не могла похвастать), а скула шикарно помечена мечом - сам "вельможа" утверждает, что это ему во время войны с Альтанаром досталось. Аббас посимпатичнее будет, аккуратный, жизнерадостный и жизнью не так побит, да и на фоне брата просто образцом сдержанности кажется. Впрочем, невзирая на единственный тонкий след от сабли на подбородке и длинные усы, что только усиливали щегольский образ, рыцарь и опасался его больше.
- Мы хотим получить наши премиальные, которые обещал Да-Эстэн после завершения раскопок. Задаток, естественно, тоже остаётся у нас, но остаток платы за первый месяц можете оставить себе. Я думаю, это будет честно, не так ли?
Хейнс вновь поднёс к губам кубок - неудивительно было, впрочем, что у него горло пересохло, в конце концов, сейчас даже рыцарь и мечница идейно были заодно с четвёркой головорезов. По крайней мере, в его представлении уж точно, Алтон ведь ещё не предложил обменять свою долю на детальный рассказ... А если бы и предложил, это бы едва ли многое изменило.
- Но цель нашей экспедиции не была достигнута...
Стоит отдать должное, старик не трясся и говорил без дрожи в голосе, но среди черт Айюба терпение как-то не затесалось, так что довольно вежливая маска последнего исчезла быстро.
- Да насрать мне, чего вы там нашли или не нашли. Я подписался на дело и довёл его до конца, так что теперь хочу свои деньги. Это не моя проблема, что Да-Эстэн свалил куда-то без предупреждения, хотя, между прочим, мог бы и за такой каршас тоже компенсацию взять.
Аббас тем временем встал и неспешно направился к беспокойно поглядывающему слуге. Пока Мангомери оправдывался, он успел обменяться с ним несколькими словами, взял ещё один кувшин и, ковыляя назад, усмехнулся и подмигнул наблюдавшему за сим рыцарю.
- Я должен написать барону, - продолжал Хейнс, уже опасно близкий к просящему тону, - рассказать ему, что случилось в некрополе, и получить от него деньги, чтобы расплатиться с вами...
- Слишком долго, - отрезал Айюб, холодно глядя на старика. - Послушай, профессор...
- Он не профессор, - вклинился наконец Алтон. "Точнее говоря, он такой же профессор, как я - рыцарь." Эта новость, впрочем, шанки не особенно удивила.
- Нет разницы, профессор господин Хейнс или не профессор, - заметил Аббас, обнажив в улыбке белые зубы, - но он должен нам заплатить. Это дело чести, сир.
- У меня нет денег, - обречённо проговорил Хейнс, уставившись на край стола. Айюб длинно и красочно выругался - принц скверно знал аль-шанкра, а потому разобрал лишь половину, но и этого было достаточно, чтобы определить степень недовольства буйного шанки, - и вдруг выхватил из-за пояса длинный кинжал. Караванщики поднялись со своего угла и через мгновение слуга увлёк их наверх. Так вот о чём Аббас позаботился.
- Погоди-погоди, Айюб, не горячись, - спешно проговорил рыцарь, поднимая раскрытые ладони. Нетрудно изобразить волнение человека, не желающего проблем рядом с собой, особенно когда оно действительно есть, пусть и не так велико, как нужно показать. - Давай обойдёмся без поножовщины. С трупа-то мы вообще ничего не получим!
- О, тут ты не прав. - Наёмник прищурился. - Наверняка у него в карманах что-нибудь да найдётся. И сапоги с лошадью у него неплохие. И то барахло в его сумке тоже кое-чего стоит. А прибить его у меня уже давно руки чешутся.
Да, он, в общем-то, прав насчёт того, что можно получить с трупа, но двадцать золотых он точно не выручит, даже если тело расчленит и найдёт некроманта, которому все куски можно сбагрить... Что-то метису подсказывало, что дробить на шесть частей выручку он дробить точно не станет. Интересно, станет ли он выпускать свидетелей, если те согласятся уйти восвояси без своей доли?
- Опусти нож, манфаар ракхи. Я не слышал, чтобы в Олхане двое благородных говорили, когда у одного в руке клинок, а у другого чаша с вином. - Проклятая ухмылка стала ещё шире, но он всё же положил нож на стол. Впрочем, ничто не мешало ему быстро его схватить, но Дерек рассчитывал, что прежде этого он успеет плеснуть вином из кубка в левой руке. - Почему нельзя просто подождать, пока он раздобудет деньги?
- Протри глаза, умник, - ухмылка стёрлась, а взгляд мужчины стал ещё жёстче, чем прежде. - Да-Эстэн смылся как раз затем, чтобы нам не платить. А кто другой хрена с два ему одолжит такую кучу денег, которая меня порадует. Так что я лучше порадуюсь здесь и сейчас, когда кишки ему выпущу.
- Тогда нас прямо здесь стража и сцапает, и нам кровь пустят как раз до того, как его тело остынет...
По блеску в двух близко посаженных холодных глазах Фредерик понял, что последнее ему говорить не следовало. Этот авантюрист только рад был лишний раз пощекотать себе нервы, да и брат его такой же безбашенный, разве что первый больше напоминает быка, а второй - змею. Бездна. Надо было просто выпросить минутку, чтобы Хейнс рассказал всё, что знает, а потом пускай бы его хоть в мелкие кубики покрошили...
"Рыцарь" до самого последнего момента не успел решить, будет ли он стоять в сторонке, смотреть и ждать, чем всё закончится, или опять совершит глупость и вмешается - всё случилось как-то само собой. Правда, прежде, чем он выбросил вперёд руку с кубком и схватился ладонью за край стола, Айюб успел схватить кинжал, качнуться вперёд и по самую рукоять вонзить его в грудь "профессора", попытавшегося было отшатнуться назад. Через миг стол рухнул на Айюба и шанки, который сидел рядом, а четвёртому головорезу ещё нужно было обойти Эстель и свалившегося на спину археолога, чтобы добраться до Алтона, но вот Аббас ухитрился вскочить раньше, чем оказаться придавленным. Дерек бросил в него опустевший кубок и, пока он доставал свой ятаган, успел встать на ноги и выхватить Дециму и Октаву, так что первый его быстрый удар удалось вовремя отразить в сторону прежде, чем тот достиг шеи, не защищённой кольчугой. Тут же принц быстро выбросил Октаву вперёд и с силой резанул подмышку шанки, после чего рванулся с места сам, стремясь свалить субтильного невысокого противника с ног.

Отредактировано Фредерик (Вторник, 7 июля, 2015г. 22:11:10)

+1

2

«Что же, бывало и хуже», подобными мыслями тешила себя девушка, не без наигранного изящества отщипывая от общей тары виноград и отправляя ягоды в рот.
Долгое путешествие к цели прошло без особых приключений, после убитого скорпиона, да полудюжины разбойников, слишком поздно понявших, на какой караван они нарвались. Утомительным был климат, компания и скука. Но она даже не подозревала, насколько весело будет впереди. В отличие от рыцаря и проводника, наемница не задавалась вопросом об охранных чарах – скорее считала, что заказчик об этом позаботится, так как, скорее всего, ему не резонно открывать свои секреты мелкой сошке, вроде наемной охраны. Поэтому для неё стало немалым удивлением, когда в очередной день, отправившись в гробницы, группа пробудила самого настоящего лича, о чьей ничем не блокируемой мощи свидетельствовали фонтанирующие кровью тела шанков, что были дальше всего от выхода. Эстель повезло, поскольку она, помня Локрина, знала насколько могут быть беззащитными всякие ученые и профессора, поэтому и взяла одного из спустившихся с ними под свою защиту. А до подлинности его звания ей было мало дела. Поэтому, будучи подле Хейнса, она не была на «передовой». А ведь и её красная шевелюра могла, проделав парочку запоминающихся пируэтов, рухнуть к ногам выживших. Да, именно подобные представления вызывали усмешку на обветренных губах полудемона, во время долгой дороги в Шелазар. Выжили единицы из спустившихся. Большая часть каравана, не считая вовремя сбежавшего заказчика и пары верных ему людей, полегла в могильниках.
Эстель не вмешивалась в происходящее в горе-отряде. Пока её не касались убийства, пока на неё не бросали оценивающие на роль следующей жертвы взгляды – она была не против смертей. Так, у оставшихся было больше воды и еды. Хейнс был под её опекой до поры до времени, исключительно потому, что этот уже немолодой мужчина имел некие представления о личности барона Санда и соответственно мог навести её на след, если тот еще не покинул пустыню. А в Альтанаре она и сама его отыскать сможет. Но следовало подобное спрашивать наедине, что никак не возможно при переходе через пустыню. О том, что в Шелазаре заказчика не будет, полудемон предположила заранее. В отличие от своих спутников, грызущихся из-за каждого глотка воды и убивающих за кусок хлеба в паре дней пути от места назначения, она не испытывала сильного негатива по отношению к Д’Эстену. Такие заказчики попадаются, к сожалению, чаще, чем хотелось бы наемникам. Девушке нужно было лишь забрать свою оплату и даже можно без издержек за совершенное им. Ну, и, пожалуй, отрезать что-нибудь барону в качестве поучения о том, что нельзя так поступать с честными наемниками. А с бесчестными – тем более. И желательно, чтобы это что-нибудь было ценным и крайне восприимчивым к боли. Таким образом, урок будет более эффективен и останется в памяти на всю жизнь. Или до ближайшего химеролога. «Но я снова отвлеклась…»
Разговор после еды был на редкость серьезным, как казалось говорившим, в то время как Эстель откровенно скучала, чего и не скрывала. После столь долгого перехода, в котором они по сути чудом выжили «Если б еще чуток отклонились от правильной траектории…», девушка, после вкушения пищи жаждала одного – пойти в баньку. Надолго. Надеть чистую, не пропахшую потом (и человеческим и лошадиным), кровью и металлом одежду и просто поспать! Но нет, этим головорезам нужно было сейчас, на битком набитый желудок, требовать у бедного старца то, чего он в принципе дать не мог. Эстель была уверена, будь у Хейнса деньги – он бы еще в начале обеда их выложил и, подхватив куриное крылышко, смылся бы с глаз долой.
Как только Аббас направился к слуге, наемница незаметно для прочих сидящих за столом, скользнула хвостом к кинжалу на пояснице и теми же осторожными жестами вложила его себе в правую руку под столом. Становилось очевидно, что разговор мирно не закончится. Сир Алтон тоже явно преследовал свою цель, вступаясь за недоученого. Наемнице это было ясно, хотя бы потому, что этот человек не столь сильно горевал о пропаже собственного оруженосца, с которым он, по идее, не один год должен был шляться, как сейчас вступался за едва знакомого человека. Альтруистом здесь не был никто – иначе трупов бы было больше. Девушка отщепила еще одну виноградинку и со скучающим видом лениво отправила её в рот левой рукой.
Меч остался приторочен к седлу, ибо, несмотря на то, что Эстель предположила такой исход утра, она так же прекрасно знала, насколько неудобен полуторник в помещении, особенно в столь обставленном, как обеденная зала караван-сарая. Особенно когда тот единственный в столь крупном городе. Хвост как бы невзначай съехал со стула и соскользнул по левому бедру девушки вниз, пока не расстелился на полу.
- Протри глаза, умник...
Полудемон со вздохом закатила глаза, давая себе этим жестом на миг оценить готовность слева сидящего от неё головореза. Вывод от увиденного последовал один – финал близок. Наемница убрала локоть со стола, ведь даже если её просто схватят за руку – это уже драгоценная секунда промедления в предстоящей схватке, в которой, она была уверена, все будут против всех. Разумеется, исключая братьев.
Эстель не успела спасти профессора потому что первоначально решила, что Айюб метит в неё. Но, уже заметив траекторию кинжала, девушка поняла, что пытаться поздно, особенно после того, как стол был опрокинут. Вместо этого она хвостом обвила ногу вскочившего было шанки и, со всей силы дернув, уронила его. Тут же рывок вбок и кинжал, сжимаемый в руке, погружается в горло мужчины. С силой оттолкнувшись от него, девушка выдернула оружие и встала. Левая рука метнулась за спину к метательному ножу, который можно было использовать как колющее оружие. Одновременно с этим, наемница бросила быстрый взгляд за спину. Хвост, повинуясь мысли, обхватил ножку стула и запустил его в поднимающегося было на ноги Айюба. «Твоя очередь еще придет», подумала она, перепрыгивая через стол. Второй воин едва начал подниматься, одной рукой пытаясь освободить застрявший ятаган, когда рядом с ним приземлилась девушка. Быстрый, отточенный удар ножом и захлебывающийся кровью мужчина уже не пытается встать. Полудемон резко развернулась и начала выпрямляться, что было вовремя: ятаган уже готов был снести склонившейся Эстель голову, а из-за скорости собственных действий она успела заметить периферией атаку и отклонить торс, получив вместо снесенной головы небольшую царапину на руке. Враг перед ней был быстр, опытен и представлял большую угрозу, нежели все погибшие в отряде вместе взятых. Наемница развернулась и вскинув руку, метнула нож во врага. Тот качнулся в сторону, уходя от оружия, что как раз и нужно было девушке. Сделав скачок вперед, она хвостом обхватила массивную шею противника. Зная, что у более опытных воинов в такие минуты не сколько паника, сколько стремление отсечь столь драгоценный для полудемонов отросток, Эстель действовала на опережение, напоров на кинжал вскидывающуюся руку с мечом. Услышав хрип, удовлетворенная полукровка выхватила ятаган у противника и резко ослабив кольца хвоста рубанула по его шее.
В общей сложности небольшая битва длилась около десятка секунд. Еще был остаток минуты до того как спустится Салех-эфенди и еще полдюжины минут до прибытия стражи, которая, как знала девушка, отдыхала неподалеку от столь видного и людного места. Оставалось решить последнюю проблему. Наемница вытащила свой кинжал из руки убитого и, все еще удерживая в правой руке ятаган, повернулась к сиру, занимая оборонительную позицию.
Она не знала, будет ли тот её атаковать, но не исключала подобного варианта. С одной стороны – Алтон был рыцарем и подобные бои до последнего выжившего ему были чужды, если речь не шла об какой-нибудь славной битве, которую барды воспоют во всех трактирах Альтанара, а, может, и дадут краткое содержание летописцу. Чего не скажешь о здешней маленькой резне – обыденности, по сути.  С другой стороны тот факт, что он нанялся в охрану каравана, говорил в пользу того, что он был еще и наемником. Эта часть вызывала чувство солидарности и одновременно настороженности у Эстель. А при условии того, что за все это время они перекинулись лишь парой слов относительно заказа, наемница просто не знала, чего ждать. Тяжелый взгляд буравил рыцаря около пяти секунд, пока девушка наконец не открыла рот.
- Сколько стоит моя голова?

+1

3

"Рыцарь" вынужден был признать, что заключённая в тонких руках Аббаса сила была куда больше, чем можно было бы предположить, когда тот схватил его правую руку с нацелившимся на сердце кинжалом. Однако альтанарец был выше и тяжелее, а потому свалить шанки на застелённый ковром пол сумел без особого труда. Почти одновременно с ударом спиной о поверхность наёмник вдруг судорожно и глубоко вздохнул. Покосившись вниз, принц обнаружил, что Децима на половину длины лезвия вошла в бок Касри, и, не раздумывая долго, нажал на оружие, погружая сталь в тело по самую рукоять. Тут же он услышал лязг и почувствовал боль в левой руке, но лишь ещё сильнее навалился на нож и даже немного повернул его в ране, отчего Аббас напоследок слегка дёрнулся под ним и наконец затих.
Через секунду Фредерик сообразил, что он всё ещё лежит на остывающем шанки лицом вниз, тогда как непосредственно рядом с ним совершается тарарам. Очевидно, Эстель также попыталась заступиться за Хейнса. Оставив Дециму в сердце покойника, человек вскочил на ноги, метнулся к своему месту, где за подушками осталась Бритва в ножнах, и замер, наблюдая, как крум'ариаш прекращает душить Айюба и рубит его по шее его же ятаганом. Да, Айюб, тебе следовало оставить оружие покороче при себе, а не в груди бесполезного в драке старика.
Но затем, когда та обернулась, не выпуская из рук оружие, "Алтон" пожалел, что не вытащил на всякий случай меч. Да, как-то он подзабыл, что бой идёт не за липового профессора, а за свой живот, что означает "руби всех, чтобы самого не зарубили". С другой стороны, теперь, когда на раздумья было целых пять секунд, а не одна, за которую Айюб воткнул нож в Хейнса, он уже мог трезво сообразить, что, сколь бы не была глупой идея вступать в драку с четвёркой головорезов, ещё неразумнее будет пробовать в поединке с девицей, в одиночку прикончившей всех остальных протиников, свои изрядно источенные путешествием и попридержанные завтраком силы. Правда, завтрак был не очень обильным - в отличие от шанки, альтанарец потребовал от своего зверского аппетита терпения, - но это меняло мало.
- Сколько стоит моя голова?
Вот чего-чего, а такого вопроса Дерек сейчас точно не ожидал и совершенно не понял.
- Чего?
Признаков помешательства, характерных для некоторых крум'ариаш, она точно ранее не выказывала, так что на это всё списать было нельзя. Может, она думает, что рыцарь пустился за ней, чтобы убить, обезглавить, отвезти трофей в Альтанар и насадить его на пику у цитадели паладинов?
- Я не охотник за головами, - на всякий случай заметил он. К счастью, от раздумья над тем, что бы такого сказать дальше, его спас слуга Салеха-эфенди, спешно спускавшийся по лестнице, что соединяла второй этаж с задним двором. Будь сейчас разгар дня, ни звука различить не удалось бы, конечно, но сейчас ещё было достаточно рано, чтобы караван-сарай стоял погружённым в тишину, так что тонкий слух человека сумел уловить громыхание ступенек.
- Я не собирался ещё и с тобой драться. Но тут скоро будет стража, - прибавил он, кивая головой в сторону различённого им звука, - а я не хочу им объяснять, почему тут пять трупов валяется...
Озвучивая довольно прозрачный намёк на побег, Сандорфайт внимательным взглядом ощупал напряжённое лицо Эстель. Нет, она не Аббас и уж точно не Айюб, ей отсутствие проблем милее крови по колено, а бежать вдвоём иногда может оказаться легче и проще, чем одному... Конечно, если один из двоих не калека, старик или женщина с грудным младенцем на руках.

+1

4

- Чего?
- Превосходный ответ! – немедленно расплывшись в улыбке, девушка опустила оружие, после чего сразу же склонилась над ближайшим трупом, которым оказался Айюб. Она отбросила прочь его ятаган, а свой кинжал тщательно обтерла об одежды умершего, после чего отправила оружие в ножны. В это же время руки девушки быстрыми, чуть не привычными, но явно когда-то отточенными движениями начали обыскивать мужчину. На соседний стол упало около пяти медных монет и две серебряные. Бегло пробежавшись взглядом, она нашла свой метательный нож, и, приведя его в порядок, вернула на исходное место. Наемница перешла к следующему убитому – противнику рыцаря. Вынув кинжал из сердца, Эстель так же тщательно обтерла его.
- Я не охотник за головами.
Опешив, девушка даже оторвалась от процесса и внимательно посмотрела на говорившего.
- Я знаю, сир, - тон полукровки явно выражал её удивление. Спохватившись, она протянула кинжал Алтону рукоятью вперед. – Не теряй. Хороший.
Вернувшись к осмотру Аббаса, девушка вскоре вскрикнула.
- Ах ты вонючий выродок плешивой самки шакала! – прощупывая пояс полудемон явственно ощутила неладное, и вспоров его кинжалом убитого, обнаружила золотые. – …Четыре, пять, целых шесть!
С возмущением посмотрев на Аббаса наемница складировала их к той кучке, что уже образовалась на столе.
Услышав последнюю фразу сира девушка посерьезнела и кивнула.
- Опрокинь, пожалуйста, вон тот стол, - вполголоса сказала Эстель указывая на мебель, не обремененную найденными деньгами, - а я пока осмотрю Хейнса, может у него есть какие письма.
Едва грохот позади подсказал девушке, что сир послушал её странную просьбу, она громко вскрикнула, а затем перевела вопль в стон, который вскоре стих, так же как и шаги наверху – слуга явно замешкался.
- Это задержит его еще на несколько секунд, - пробормотала наемница, засовывая руки в карманы трупа. Недовольно цыкнув, она сообщила, - пусто. Ладно, сваливаем отсюда.
Уже вскочив на ноги с колен, наемница увидела угол кожаной сумы, что лежала под распластавшимся професором. Ногой перевернув тело, девушка наклонилась и подхватила небольшую суму - не помешает точно. Подхватив валяющийся вещмешок одного из головорезов, полудемон быстро прошлась по трупам, срезая пустые фляжки из под воды и закидывая их в суму. Двумя скачками достигнув стола, где отдыхал неизвестный наемник, полукровка схватила бутыль с вином, судя по цвету жидкости и сложила её к прочей утвари.
- Что стоишь, сир?- обернувшись к Алтону недовольно спросила девушка. – Ты же со мной? – вопрос звучал как нечто само собой разумеющееся. Эстель так же считала, что в подобной ситуации лучше бежать вдвоем, а раз уж она уже решила, что рыцарь не будет на неё нападать и в принципе ему можно доверить спину (у неё все равно есть артефакт, который предупредит об атаке), то стоит и спасаться вместе. А что там у Алтона на уме – её мало волновало. Пусть хоть считает полудемона чокнутым мизантропом. - Пошли! Живее!
Выбежав во двор, стараясь не обращать внимание на громыхание найденных вещей, девица, не сбавляя темпа, направилась к стойлам, мысленно взывая к удаче, чтоб их лошадей еще не расседлали, раз уж денег у них на уход за конями якобы нет.
И её надежды оправдались. В данном случае жадность караванщика была на руку наемникам. Затолкнув вещмешок в пустующую седельную сумку своей кобылы, которая при виде спешно собирающейся мучительницы издала некий странный хрип, явно молящий об отдыхе, полудемон проворчала, перепрыгивая через застенок в следующий отсек:
- Нечего мне тут. Тебя напоили? Напоили. Накормили? Накормили. Теперь будь добра – закрой рот и спаси мою задницу. Есть! – последний возглас был по поводу пачки писем, которые полукровка отыскала в седельных сумках коня «профессора». Перемахнув обратно, девушка убрала письма и вскочила в седло.
Выезд из караван-сарая прошел на удивление тихо, без боя и даже без проклятий вслед. Но едва всадники миновали с дюжину домов, обернувшаяся Эстель увидела, как на другом конце улицы начинается движение.
- Они пешие. Мы успеваем! - крикнула девушка напарнику. Только сейчас она заметила окровавленный рукав сира. Недовольно цыкнув, полудемон оставила выводы на потом – сейчас не было времени  осматривать ранения. А сам сир Алтон Ренсон мог отметить, что направление, в котором они движутся, знакомо – так же выступил пару месяцев назад караван из-за которого все и началось.

Отредактировано Эстель (Воскресенье, 12 июля, 2015г. 15:18:29)

0

5

Драки не будет. "Рыцарь", если уж говорить начистоту, не всё происходящее вокруг понимал полностью, но уж в этом был полностью уверен, а потому, приняв из рук мечницы Дециму, вложил оба кинжала в ножны на поясе за спиной. Лишь после этого он поднял с пола Бритву и быстро, но без суеты обернул второй ремень вокруг талии. Он, правда, не мог сказать, что тяжесть меча у бедра была мила и привычна ему с детства, но за время его последних разъездов оружие уже успело занять полагающееся место так крепко, чтобы неизменно создавать ощущение уверенности и безопасности.
- Что ты делаешь? Это же...
"...капитальная потеря времени", - собирался закончить он мысль, когда Эстель, перебив его, невозмутимо попросила перевернуть стол. Какой в этом был смысл, помимо того, чтобы разбудить ещё парочку постояльцев - Фред не представлял себе, однако же быстро рассудил, что на препирательство уйдёт больше времени, чем на шум.
- Прихвати сумку Хейнса. Она мне нужна.
Он быстро подошёл к столу, за которым сидели те двое караванщиков, схватил его за край и опрокинул так же, как и предыдущий. Попутно со стола вниз слетели ваза с несколькими уже слегка пожухлыми цветами - не слишком-то изящно исполненная и расписанная, надо сказать, - глиняный кувшин с узким высоким горлышком, в котором, как оказалось, ещё оставалось немного вина, и две фаянсовые чаши. Конечно, всё это под тяжестью стола побилось, увеличив грохот.
- Наслаждайся, - рапортовал сир Алтон, переходя к отложенному в сторонку мешку Айюба, в котором, как он помнил, тот держал чехольчик со светящимся флаконом, и подбирая его. Уважаемый Салех-эфенди не поскупился заставить их стол снедью как следует, а потому даже при столь активной трапезе они всё же не подъели совсем всё до костей - то, что осталось, двоим выжившим в короткой схватке наверняка пригодилось бы. В компанию к склянке отправились недоеденный цыплёнок, половина краюхи хлеба, два апельсина и немного фиников вместе с мисочкой, в которой они лежали. До кучи.
- Что стоишь, сир?
"Сир" молча тряхнул мешком со съестным, сгрёб в охапку свой пыльный серый плащ и быстро двинулся вслед за наёмницей, на ходу кое-как натягивая перчатки. Живее. Ишь ты. Вот уж не думал, что когда-нибудь такого тона в своей адрес дождаться сумеешь... Хотя, чего ещё следовало ожидать, когда пускался в путь под личиной простого рыцаря?

В том, что касалось лошадей, в какой другой ситуации он бы праведно возмутился безалаберностью и леностью конюхов, но в данный момент был им лишь рад. Молча потрепав гриву своей уставшей лошадки, он быстро завязал узел вокруг горловины мешка, привязал другой конец верёвки к седлу и, перекинув через круп животного свой плащ, собрался уже было вскочить в седло, как вдруг обратил внимание на скакунов братьев Касри. Он, конечно, видал и получше, но эти двое степных жеребцов тоже выглядели весьма неплохо и уже успели себя зарекомендовать во время обратной дороги. При этом побег наверняка добьёт последние силы животных под беглецами...
- Возьмём этих, - обратился он к Эстель, то ли предлагая, то ли утверждая. - Наши долго не протянут.

Подоспевшей под занавес страже, действительно, осталось лишь глотать пыль и песок, которых восемь пар копыт подняли с дороги изрядно. Выбравшись вскоре за пределы города, беглецы в самом быстром темпе, какой только позволял очень краткий отдых лошадей, понеслись по той же дороге, по которой относительно недавно выдвигалась к некрополям экспедиция "барона". Только на этот раз всадники ехали молча, сейчас уж точно было не до разговоров. К тому же, если говорить откровенно, джентльмен во время поездки после целых суток в седле явно не был настроен искать хорошую долгоиграющую тему для беседы, особенно когда обнаружил у себя на руке сочащийся кровью порез.
После полутора часов скачек наконец пала лошадь Фредерика - к счастью, теперь-то, вероятно, можно было не опасаться, что за те десять минут, пока они перенесут вещи на ещё не столь замученного коня Айюба, их настигнет кара за поножовщину в караван-сарае. Это, надо сказать, было очень кстати. Напряжение, державшееся во время боя и низводившее до ничтожной величины усталость, ушло уже давно, уступив всё место последней. Солнце пекло уже неимоверно, пот катился градом, во рту пересохло, рука ныла (особенно сильно это проявилось при перетаскивании сумок) - в общем, альтанарец прелести бегства по барханам уж точно хлебал большой суповой ложкой. Не мудрено, что, когда впереди показался тот самый оазис, из его груди вырвался стон, который можно было бы трактовать как "ну наконец добрались".
Принц вылез из седла, напрягая последние силы, чтобы не свалиться раньше времени наземь, как мешок с дерьмом, и поминая всех святых, каких знал и помнил - а надо сказать, что знал он всех, а имена всегда запоминал превосходно, - после чего поковылял прямо к источнику, на ходу стягивая перчатки, намотанную на голову и шею куфию, а за ними и донельзя грязный халат, песочный цвет коего был уже как-то не очень заметен. Опустившись на колени у воды, он первым делом как можно более убедительно постарался напомнить себе, что не стоит пить очень много, и что прямо сейчас начать шумно и весело плескаться - идея тоже не очень хорошая, и лишь прочитав себе нравоучение медленно опустил сложенные ковшом ладони в воду, дабы затем жадно прильнуть к жидкости губами.

+1

6

Наемница не стала возражать на предложение рыцаря захватить пару лошадок. Да, с одной стороны, э
То вызывало некоторые неудобства, с другой – она признавала, что уставшие животные могут не выдержать несколько часов быстрой езды до оазиса, после такого маршрута, последняя часть которого прошла без перерывов на отдых. Полудемон, более привыкшая к прелестям спешных побегов, особенно по барханам (ну вот рок её какой-то преследовал, что ни визит в Вольные города – то какое-нибудь событие), в дороге высчитывала как долго она не сможет появляться в Шелазаре, в каких городах её уже или же еще не ищут и какой примерно должен быть подарок Салеху-эфенди во время следующего визита. Что было не удобно полудемону в том, что на весь Шелазар был один-единственный караван-сарай, так это поддерживание хороших отношений с его владельцем. Она знала, что наверняка еще не раз плутовка-судьба забросит сюда полукровку. Оставленных денег хватит на то, чтобы караванщик в следующий раз принял девушку более-менее нейтрально, а сейчас не стал сразу сообщать родственникам погибших об инциденте. Какими бы бедняками не были Айюб и Аббас, они наверняка имели довольно неплохие корни и ответвления. И не факт, что все из них были такими же отсохшими. Что возвращало к предполагаемой проблеме – у олханцев горячая кровь и послать нескольких ищеек на поиски губителей они могут. Плюс никто не отменял того факта, что Салех-эфенди не раздумывая продаст информацию о преступниках, просто теперь он продаст её тогда, когда за ней придут. А значит у наемников было всего несколько дней передышки. Сейчас, когда адреналин схлынул, а веселые мысли снова сменились рутиной, с некоторым оттенком мрачности, девушка все видела в более негативном свете.
На подъезде к оазису, Эстель услышала щебет птиц, что её изрядно порадовало. После гибели того скорпиона, этот маленький уголок природы постепенно возвращался к привычному распределению фауны. Что  не могло не радовать, в особенности, если за эти несколько месяцев кто-то уже успел завести сюда животинку, на которую можно было поохотиться. Правда, сейчас, даже если та успела расплодиться, еще рано…  Но как же скоро урчание в животе изменит мнение! Проследив хмурым взглядом за сиром, полудемон неторопливо спешилась и первым делом занялась расседлыванием в конец утомленных животных, скидывая груз в одно место  – потом можно будет разобраться, сейчас главное, чтобы и эти кони не околели, но уже во время привала. Затем, подвела их напиться. Меч же её был оставлен чуть в отдалении. Только сейчас девушка и сама, отойдя чуть в сторону, упала на колени и зачерпывая руками воду, принялась жадно пить её. Распоясавшись (ножи и кинжал ушли туда же, куда и меч), наемница сняла с себя многослойный балахон и откинула его в сторону сваленных в кучу седел. Торс девушки от груди до талии был утянут широкими полосами ткани, впитавших в себя большую часть пота в пути. Сейчас черная ткань довольно многими местами белела солью, чтоб было напрочь проигнорировано Эстель. Полукровка склонилась над источником и промыла свою полученную царапину – в таких условиях даже она может стать губительной. Подойдя к вороху вещей, наемница отыскала одну из своих седельных сумок и выудила из неё флягу со спиртом и бинт, завернутый в бумагу. Подцепив на плечо ремень, удерживающий ножны с мечом, девушка направилась к рыцарю. О том, что обязанности его оруженосца она впредь выполнять не будет можно сказать и в следующий раз. Сейчас полудемон отчетливо видела, что её спутник сильно устал с дороги и явно не привык к подобному. Что уже даже странностью не казалось при всем том, что девушка подметила ранее.
- Ну что, сир, пора заняться твоим ранением? – сочащийся кровью порез находился на внутренней стороне руки, выше локтя. Самостоятельно такое обработать можно, но перевязкой заниматься будет проблематично. Зато потом она сможет оставить на рыцаря первое дежурство, а сама как следует выспаться.

0

7

Это было всё равно, что глоток воздуха после пары-тройки десятков секунд под водой. Просидев ещё немного на коленях, упираясь кулаками в землю и свесив голову на грудь, чтобы унять звон в ушах и темноту в глазах, рыцарь ещё раз омыл лицо и руки, смочил шею и плеснул водой на голову. Лишь затем он медленно поднялся на ноги - затем, чтобы от резкого движения не рухнуть обратно, да и потому, что быстро что-то делать не хотелось уже совершенно, - и молча кивнул в ответ на предложение Эстель. После двух часов пути, которым предшествовал целый суточный переезд, боль в руке уже совсем притупилась и больше всего хотелось лечь и проспать до самого вечера, а, может, и дальше, но метис ещё не так сильно устал и всё ещё мог достаточно связно соображать, чтобы отдавать себе отчёт в том, что придётся отращивать новую руку, если сейчас запустить рану.
- Поможешь снять кольчугу? - Вот ещё один момент, который во время побега не очень-то и беспокоил, но теперь снова тяжким грузом давил на плечи. - Боюсь, я сам не смогу одновременно поднять обе руки и достаточно сильно потянуть её вверх.
Хотя, конечно, можно было бы попробовать, но при наличии альтернативы принц предпочитал сделать выбор в пользу альтернативы. А засранец Билли потерялся, когда началась суматоха на раскопках... Может быть, он ещё даже жив, если ему хватило ума не ломиться самому куда глаза глядят, а прибиться к одной из сколько-нибудь крупных групп рабочих-шанки, слинявших из некрополя прочь.

Как бы то ни было, мечница о воинском снаряжении определённое понятие также имела, а потому альтанарец вскоре освободился от брони и насквозь пропитавшегося потом поддоспешника. Пусть не в один момент и не без нескольких сотрясших воздух бранных слов, но освободился и наконец вздохнул полной грудью. После того, как порез - достаточно глубокий, надо сказать - был как следует промыт водой, обработан спиртом да мазью густо помазан, Эстель плотно забинтовала руку, в то время как пострадавший от ножа шанки внимательно наблюдал за её быстрыми, явно давно отработанными движениями.
- Благодарю.
Пока его спутница убирала обратно свою флягу и остатки перевязочного материала, Фредерик проковылял к своим брошенным по дороге вещам, кое-как встряхнул халат одной рукой и набросил его на плечи, после чего обратил внимание на лошадь наёмницы. Той, понятное дело, довелось тащить меньший вес, но выглядела она всё равно немногим лучше скакуна под рыцарем за несколько минут до того, как тот рухнул замертво.
- Её лучше пустить в расход, - заметил он, кивнув на животное, которое, будто в подтверждение его слов, пошатнулось - хотя, быть может, альтанарец и в самом деле увидел больше того, что было в действительности. - Может не оклематься. К тому же, хлопот с ней... Стоп.
Отбросив на время мысль о том, что неплохо было бы поднять и остальные вещи, он поднял здоровую руку и потёр горячий лоб, словно пытаясь вспомнить нечто важное.
- Сумка Хейнса! - С памятью у него, к счастью, пока что всё было в порядке. - Ты ведь её забрала?

0

8

- Мы, как минимум, сутки будем здесь стоять. – девушка скептическим взглядом окинула свою кобылку. – Её, конечно, можно пустить на мясо – еды у нас все равно на один-два привала. Но, Хаккар! Вкус у мяса будет отвратный.
Ей в принципе было безразлично – отравятся они вряд ли, а её почти полностью атрофированные вкусовые рецепторы уберегут полудемона от вкуса. Тем более, что наемница всегда носила с собой небольшой мешочек пряностей и еще один такой же с солью. Ей же тоже хочется ощущать вкус пищи. Во время пути половина израсходовалась, а обратная дорога не располагала к демонстрации своего сокровища. Сейчас девушке конечно ничто не мешало поделиться щепоткой, но все же следовало предупредить спутника о последствиях затеи. К тому же, основной причиной нежелания убивать лошадь сейчас, было именно недоверие. Ничто не мешало Алтону забрать обоих коней, одного себе на смену и оставить полудемона помирать здесь, либо в Шелазаре, куда она неизменно пойдет, как к ближайшему городу. А вот с тремя животинками управиться сложнее, хотя ничто не мешает прирезать одну. «Как же это все утомительно», тяжело вздохнув, наемница перевела взгляд на собеседника.
- Тише-тише, - примирительно вскинув руки, ответила Эстель. – Сир, у тебя такой вид, будто сейчас рухнешь прямо тут, а оно мне не надо – дежурить кто будет?! Так что сначала ты пойдешь, найдешь еду, которую ты столь предусмотрительно захватил, а за перекусом мы обсудим дальнейшие планы. И только после этого поговорим о сумке.
Полукровка аккуратно положила меч, использующийся для охлаждения спирта, затем сложила флягу и бинт в вещмешок. Устало потянувшись, наемница удовлетворенно отметила сопровождавший действие хруст и снова порывшись в вещах выудила еще одну сумку, куда были помещены фляги и бурдюки, собранные с убитых. Подойдя к источнику, полукровка тщательно промыла каждый сосуд и наполнила водой. Затем, достав меч из ножен, девушка обложила зачарованное лезвие флягами и удовлетворенная проделанной работой, прихватив бутыль с вином, вернулась к спутнику.
- По поводу сумки. – девушка вынула пробку и сделала добрый глоток жидкости. Поморщившись, она протянула бутыль рыцарю, со словами, - Гадость та еще. Я взяла только письма – более там ничего интересного не было. Да и у самого Хейнса. Никаких опознавательных знаков, либо геральдики. – предвосхитив следующий вопрос, Эстель добавила, - отдам после того, как отоспимся«И после того, как я сама их гляну», - Сейчас в них рыться ни к чему. - искоса посмотрев на рыцаря, девушка едва удержалась от смеха, столь любопытное у него было выражение лица. - Шучу. Взяла я сумку.
Отрезав ножом кусок цыпленка, девушка, прежде чем отправить его в рот, поинтересовалась, как бы невзначай:
- Но зачем она тебе? - полудемон помнила об ответе барона о ценности их добычи, но не разделяла взглядов ученых. И зачем столь бесполезный хлам некому рыцарю, мало смыслящему в подобных древностях и за недостатком средств не имеющих возможности их собирать? Эстель ухмыльнулась, раздумывая о том, что еще немного и она не утерпит, да выложит своему спутнику все те не состыковки его личности, подмеченные ей в пути, - И что мне будет за неё?

Отредактировано Эстель (Воскресенье, 12 июля, 2015г. 15:26:54)

0

9

Рыцарь сперва всё же поднял с земли перчатки и платок и стряхнул с них песок, прежде чем отвязать мешок с наскоро понахватанными с пола припасами и вернуться поближе к источнику, где обосновалась Эстель. Прихваченный заодно плащ он постелил на землю, сложив сперва вдвое, передвинул мешок так, чтобы он стоял примерно посередине между ними, и раскрыл его пошире, чтобы удобнее было доставать не слишком обильное съестное.
- Я не голоден, - произнёс рыцарь, усаживаясь на плащ. Впрочем, он вытащил из мешка один из апельсинов и принялся потихоньку чистить его, наблюдая за тем, как девушка обкладывает свой вечно холодный меч флягами, а затем усаживается напротив и откупоривает бутылку, позаимствованную у того наёмника в караван-сарае, уже успевшего к началу драки допиться до отхода в мир снов. Пойло было дешёвым и кислым, судя по появившейся на её лице гримасе, но глоток грошёвой кислятины - это то, что нужно перед обещанным дежурством... Если, конечно, за ним не пойдёт ещё глоток, а потом ещё и ещё.
- Я взяла только письма...
Алтон опустил бутылку на плащ перед собой (не разжимая, впрочем, сомкнутых на горлышке пальцев) и мрачно воззрился на Эстель. Взгляд его стал ещё более колючим, чем обычно, а под кожей прошёлся желвак.
- И всё?
По её лицу пробежала тень едва сдерживаемой улыбки и рыцарь, пробормотав одно из распространённых олханских ругательств, сделал солидный глоток из бутылки, скривился и вернул её спутнице. Не то, чтобы те несколько экспонатов, которые Хейнс вытащил из некрополя и с которыми всю дорогу до Шелазара не расставался, имели такую уж большую ценность, но это ещё не означало, что они не стоили вообще ничего. И не только с точки зрения увесистости мешка с деньгами, который можно было бы получить в обмен на них - наоборот, простой рыцарь в грязном плаще едва ли много сумел бы выручить за кучку барахла якобы из древней гробницы в пустыне якобы времён заката гоблинских империй.
- Нужна, - буркнул метис вместо ответа на прозвучавший вскоре вопрос. Впрочем, после ещё нескольких секунд, истраченных на наблюдение за тем, как девушка кромсает бедного цыплёнка, в его голове возымела главенство мысль, что не станет хуже, если он ответит чуть более развёрнуто - скорее, она просто пожмёт плечами, посчитав это очередной человеческой блажью.
- Ты видела, как Хейнс на привалах пару раз доставал из сумки старые вещи из некрополя? - Тут альтанарец сделал двухсекундную символическую паузу для утвердительного кивка и тут же продолжил: - Хейнс не был профессором, но наверняка был знающим археологом и их историческую ценность понимал, а, значит, поймут и настоящие профессора из университета. И кроме того, их можно будет подвергнуть магическому анализу, чтобы проверить, действительно ли они такие древние, как говорил барон.
Бросив апельсинную дольку в рот и покривившись от очередного кислого привкуса, принц сосредоточенно прожевал мякоть, наблюдая за тем, как наёмница воспримет новость об увлечении странствующего рыцаря из довольно мелкого рода археологией.
- Если угодно, меня очень интересует древнейший период истории моей расы. А этот некрополь может пролить на неё немало света, - закончил он мысль. - Что до твоего интереса - я тебе заплачу за них.

0

10

Искренний, радостный смех заполнил округу. Около минуты длился приступ веселья у полудемона, после чего она несколько раз глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. Отложив недоеденный кусок цыпленка обратно в мешок, она обтерла руки об штаны. Сделав максимально серьезное лицо девушка открыла рот, собираясь извиниться и высказать свою точку зрения, как вместо связных предложений Эстель снова стала неугомонно хохотать.
- Заплатит он мне, - все еще вперемешку со смехом произнесла наемница. После еще одной попытки успокоиться полукровка продолжила, - Фу-у-ух, я так смеялась в последний раз когда на моих глазах дроу и крум’ариаш признавались друг другу в любви с первого взгляда. Слу-у-ушай… - девушка застыла, глядя в одну точку. Она только сейчас вспомнила, что оные влюбленные по идее помолвлены и стоило бы сообщить печальные новости. Веселья как ни бывало. Поморщившись, полудемон с усилием вернула себя в настоящее и продолжила разговор - последнее высказывание спутника стало последней каплей. Как бы ни был фанатично предан рыцарь своему увлечению, он так же осознает, что потянуть нужную, даже по меркам несведущей девки, цену его кошель не в состоянии.
- Довольно. – наемница перевела внимательный взгляд на своего спутника. – Ты – человек, представившийся околосорокалетним рыцарем средней руки, Алтоном Ренсоном. В обратной дороге не было возможности подправлять грим, не так ли? А при условии того, что все мы между собой практически не пересекались, на это никто внимания не обратил. – Вдобавок щетина, что скрыла часть лица. Во время поездки к некрополю сир тщательно следил за собой. Девушка и сама только во время побега поняла, что что-то не так, и уже в оазисе осознала разницу между знакомством и нынешним «сиром», выглядящим как минимум лет на пятнадцать моложе. – Твое оружие на порядок выше всего того, что я обычно вижу. Тело развито неплохо, но ты от силы начал работать над собой года два как. Слишком мало для рыцарского звания, даже купленного, не так ли? – полудемон склонила голову на бок, после чего продолжила. – У тебя утонченные черты лица, в отличие от того же самого нашего барона – вспомнить только его нос! – криво ухмыльнувшись Эстель вернулась к мысли, - и отлично отработанный удар. Могу смело сказать, что фехтуешь ты на порядок лучше, чем я. – Фехтование – это не тоже самое, что и наемничье «руби как можно больнее, как можно сильнее и как можно больше». Да, Эстель когда-то хорошо обучалось, но когда нет достойного противника и регулярных спаррингов, многое забывается. – Хотя выносливости явно не достает. Ах, а что и говорить о манере речи! – ухмылка стала чуть шире, а наемница, потянувшись, взяла финик и закинула его в рот. – Я не сомневаюсь в том, что ты можешь оплатить мои услуги. Но давай ты не будешь вторым Д’Эстеном? Я так же прекрасно понимаю, что ты не захочешь доехать в такой компании до тех земель, где сможешь взять необходимую сумму. Поэтому предлагаю решить так. Я не интересуюсь о твоей личности, целях и месте прибытия, а ты – будь добр, не спихивай на меня обязанности оруженосца и слуги – взмах рукой в сторону седел. Сплюнув косточку, девушка продолжила. – Сумка со всем содержимым твоя, - Эстель все равно некуда и некому сбывать эти древности, - А сейчас, сир, я предлагаю определиться с маршрутом.
Подцепив недоеденый кусок кинжалом, полудемон закинула его в рот и пережевав добавила:
- И поешь уже. Если подохнешь – одной тяжело будет выбираться из всего этого дерьма.

+1

11

Рыцарь молча продолжал вкушать кислый апельсин, бесстрастно внимая словам мечницы. Внешне бесстрастно, по крайней мере. Внутренне он за это время успел подумать о её наблюдательности, даже не единожды, досадливо вспомнить о последнем бритье, которое было, мягко говоря, давно (правда, это уже только один раз), ещё разок усомниться в своём превосходстве как бойца (в плане эффективности, а не чистой техники, по крайней мере), частично согласиться с замечанием о тонких чертах лица и полностью признать правоту девушки в отношении речи, для мелкого провинциального рыцаря, действительно, слишком уж высокой. В ответ на довольную широкую ухмылку Эстель Дерек улыбнулся и сам, бросил собранные с коленей и плаща апельсиновые корки в мешок и несколько раз демонстративно хлопнул ладонью о ладонь.
- Поздравляю, дорогая, - подвёл он итог зрительному анализу без тени издевательства в голосе. Ну, может быть, с очень маленькой тенью, какая бывает за час после полудня. - Ты совершенно права во всём, кроме последнего. Я не буду вторым Д'Эстеном - я просто возьму это барахло и поеду домой, в Альтанар. А ты уж сама решай, станешь ли ехать со мной до ближайшего места, где я смогу раздобыть золотую монету, или выгребешь всю мелочь, что у меня есть при себе, и предоставишь мне выкручиваться, как знаю.
Из уже сказанного, впрочем, было вполне ясно, что спутница рыцаря в гриме была настроена на совместное продолжение путешествия, и, если говорить начистоту, последний этому был очень рад. Причин тому было немало, начиная от простых соображений по поводу безопасности и заканчивая ещё более простыми по вопросу скучного пути.
- Каждый, кто едет в Альтанар, минует древний славный Ниирим, но до Ниирима у нас есть целых два пути, - размеренно произнёс Алтон, утягивая цыплёнка к себе и отламывая от истерзанных останков чудом уцелевшую ножку. Замечание про "слугу и оруженосца" он намеренно оставил безо всякого внимания. - Через Олхану и через Иондал. По мне, лучше первый. В Иондале сейчас правитель лютует, да и по дороге какие-то жуткие твари, я слыхал, гнездо свили - я бы предпочёл встретиться с мстительной роднёй Айюба и Аббаса, если она, конечно, вообще есть и действительно столь непримирима, как можно себе представить. Затем... А затем видно будет, сперва ещё до Ниирима добраться надо.
Он оторвал зубами кусок, сосредоточенно прожевал его и проглотил - болтать с набитым ртом и неэтично, и неудобно, - после чего продолжил, уже на порядок более серьёзно:
- Боюсь, охотиться я какое-то время точно не смогу, - тут он немного поднял перевязанную руку - длинный лук так точно толком не натянешь, - так что придётся всё ж пустить на мясо твою лошадёнку. Я попробую что-нибудь придумать, чтобы мы не отравились, а вкус... ну что ж, придётся потерпеть, а потом восполнить это дело в Олхане. Пока будем тащиться с этим по дороге в Волаар - может быть, что-нибудь поприличнее по пути перепадёт.

0

12

Вопрос был улажен без лишних конфликтов, ворчаний, повизгиваний и прочих признаков уязвленного на пустом месте самолюбия. За это Эстель невольно почувствовала некий прилив уважения к своему спутнику. Кратковременный, правда, но зато прилив! В ответ на столь же кратковременные аплодисменты, девушка слегка склонила голову с выражением смирения на лице. А вот последующие слова несколько насторожили наемницу.
- Все будет зависеть от направления, - осторожно произнесла полудемон. Альтанар имеет обширную площадь, а ей не хотелось бы тащиться в какой-нибудь Вермилон, когда её дети дома ждут. Уже довольно таки долго. Да и посредник уже должен был начать беспокоиться и выискивать её хладный труп. А все нежданно-негаданная развязка путешествия. «Надо будет отправить весточку», как то поздновато заволновалась Эстель.
В конце концов ей сейчас было главное добраться до дома – заплатят ей или нет, не столь важно. Вернее уже стало неважно. А с сумкой она бы все равно не знала, что делать.
- Проще убить, а потом уже грабить, как считаешь? – подхватывая очередную ягоду спросила наемница. Её, конечно, порадовала некоторая настороженность у сира в отношении её намерений, но не более.
Внимая собеседнику, полукровка медленно пережевывала финик. Все медленней и медленней. Затем массивный глоток и девушка замерла, явно обдумывая какую-то мысль. Тряхнув головой, Эстель обратилась к Алтону:
- А… А можно не через Ниирим? – слегка скривив лицо, пытаясь придать ему жалобное выражение, наемница поняла, что забыла кое-что важное. Сосредоточившись, она произнесла, - Пожалуйста? – так, будто бы уже успела поесть немалую часть предстоящей конины.
Конечно, уже прошло четыре месяца, но это еще не означает, что полукровку никто не ждет. Жаль, что она тогда всех не перебила. «Хотя…», девушка оценивающе посмотрела на Алтона. Нет, этот ей не помощник. И дело было в том, что он попросту откажется ей помогать. А если уж как и привыкла, действовать одной, то явно не в компании и сопровождении. Нет, Ниирим подождет. Еще полгода или год точно.
-Да, с Олханой самый приемлемый вариант. – «Хотя бы потому что нас там вряд ли ждут, если кто-то вообще сподобился к ожиданию», - А затем марш-бросок и Шантарра уже на горизонте! Так будет даже быстрее, если напрямик. А оттуда рукой подать до Радовара.
Наемница вопросительно посмотрела на спутника, ожидая его мнения.
- Что же касается лошадки. – повернув голову в сторону скотинки, девушка окинула ту скептическим взглядом и придя к выводу снова обратилась к сиру, - Да, её придется пустить на мясо. Но только после. Завтра, незадолго до отъезда, а то падальщики набегут. Да, кстати об охоте. – полудемон поднялась на ноги и отряхнув руки об штаны, направилась к куче сложенных вещей. Нырнув в собственную седельную сумку, девушка осторожно извлекла на свет рулон ткани. Аккуратно размотав его, она хвостом достала одну из склянок, а прочие снова упаковала и сложила в сумку. Возвращаясь к сиру, наемница переложила флакон в руку и подхватила одну из фляг, остывающих на мече.
- Держи, - вручив спутнику зелье исцеления, полукровка уселась на плащ и принялась смаковать охлажденную воду.

0

13

- Я думаю, заключение, которое ты только что вывела, уже позволяет предполагать, что мне достаточно добраться до Когтя Грифона, чтобы перестать испытывать острую нужду в чьей-то защите. Это предположение верно. Потом, если тебе интересно, я намерен отправиться через Тронхолд в Илсэ - конечно, если нам и дальше будет по пути, я не стану отказываться от компании, но и навязываться тоже не буду.
Хотя, впрочем, он и сейчас ведь не навязывался. Но об этом он уже сказал, ещё до того, как ножка была обглодана. Завернув остатки от остатков цыплёнка в почти чистую салфетку, он передал его Эстель, чтобы та и их тоже подложила к ледяному лезвию для сохранности. Апельсиновые корки, кости и вообще весь мусор он тем временем ссыпал в мешок. Не то, чтобы он очень уж боялся, что по разбросанному мусору их могут выследить, но всё равно лучше не создавать опасный момент, если его можно не создавать.
- Не проще, - произнёс рыцарь, опускаясь обратно на плащ. В его голосе тут вдруг засквозил холодок. От усталости он сейчас с ног валился, рана никуда не делась, а вот щит потерялся во время бегства с раскопок - соперник из него так себе, но вот нанести глубокую рану, которую без лекаря не заделать, он бы успел. Если бы это было нужно, конечно. Сейчас он ел и пил не в компании с Касри, так что озвучивать всё, что пронеслось потоком в его голове, было не обязательно.
- Можно и так, - нехотя признал он, услышав предложение о марш-броске через пустыню. Он был рад, что тема сместилась к деталям путешествия, но вот такая вот прогулочка вместо длинного, но куда как более спокойного и проторенного пути по дороге через Ниирим у него энтузиазма не вызывала.
- Почему через Ниирим-то нельзя? Или там тебя тоже мстительные родственники каких-нибудь вельмож-оборванцев поджидают? - В принципе, вполне возможно, что мечницу ранее тоже заносило в сердце пустыни Хаст, только вот визиты её оказывались не столь приятными и безопасными, как у сына и брата короля Альтанара. - Может, я бы смог решить эту твою проблему?
Алтон внимательно воззрился на спутницу. Если уж говорить откровенно, чьи-то чужие проблемы со знатными нииримцами сами по себе ему были почти столь же важны, как вопросы в духе "какого цвета ночной горшок выберет на следующую ночь джерский канцлер" (с тем лишь отличием, что для решения первых ему нужно было напрячь свои собственные силы), но в этот раз первое косвенно, но затрагивало и его самого.
- Я, в общем-то, не занимаюсь улаживанием вопросов с кровной враждой, - пояснил он, - но дело в том, что в противном случае нам с тобой придётся ломиться напрямик через пустыню, чего я бы по возможности хотел избежать.
Тут он, впрочем, отвлёкся от Ниирима и кровной мести, узрев флакон с зельем.
- О-о-о, - насчёт того, что это было такое, сомнений в голове почти не возникало. Свинтив крышку и принюхавшись к жидкости, альтанарец быстро убедился в том, что и в самом деле было исцеляющим составом.
- Благодарю.

0

14

- Илсэ! – наемница заметно воодушевилась. – Да, это было бы оптимально.
Эстель определенно нравился этот маршрут. Если дом уже подлатали и обставили (не зря же она такую кучу денег выкинула), то посредник уже должен был перевести детей, с которыми сейчас, скорее всего, была Джун. Вообще, полудемон собиралась найти им учителей, но всему свое время. А вот сам субъект, ведающий всеми её делами, должен быть в Илсэ. Да и не мешало бы достать старую заначку из-под полы. Буквально. К тому же, из Илсэ ей будет проще двигаться к новому дому. Парочка зелий, немного грима и дорога будет быстра и комфортабельна, нежели пешком.
- Да ладно тебе, пошутила я. – пожалуй, именно то, что тон беседы поменялся, отвлек Эстель от собственных мыслей и напомнил ей, что она не знает, с кем едет. «Надо быть осторожней».  Недовольно цыкнув на вопрос, вновь усевшаяся после акта доброты наемница ответила с кривой ухмылкой:
- Нет, благодарю, милорд. У меня всего лишь вышел один конфликт с неким работорговцем. Когда-то, к сожалению, у меня не хватило терпения его дождаться из-за чего он и выжил. –немного помолчав девушка прибавила, - в отличие от его охраны. А еще я помогла сбежать четверке его рабов. И так как дела его были явно в упадке последнее время, то я явно испортила этим его оставшиеся до разорения планы...- недовольно вздохнув, полукровка признала, - Теперь, боюсь, он ищет меня ради мести. Правда, я его скорее найду, но, сейчас как бы не до того, - вытянув руки в сторону сира, как бы показывая в чем дело, сказала наемница. Но затем лицо полудемона исказила недобрая улыбка и явное предвкушение, - Не переживай, сир, я сама разберусь с этой проблемой, чуть позже. И с превеликим удовольствием.
Если не за себя, то хотя бы ради детей стоило наказать ублюдка. «Спокойно», девушка выровняла дыхание, пытаясь взять себя в руки – очередная вспышка злости пришла негаданно и без предупреждения. Закрыв глаза, Эстель отпила глоток воды и подумала о том, что, в принципе, можно проехать и через Ниирим. Проблему представлял лишь её спутник, хотя и выказавший возможность намерения помощи, но все же вряд ли испытывающий удовольствие от различного рода увечий, какие могут последовать, если тот старых хрыч нашел себе новый заработок и новых охранников. Да и, кажется, Эстель тогда не всех перебила, а лишь тех, что встали на её пути. Нахмурившись, полудемон сосредоточенно пыталась вспомнить, сколько жизней она унесла в тот вечер.
- Мо-о-ожно и через Ниирим, если так будет проще, - в конце концов протянула девушка. «Нет, преждевременных неприятностей не планируется, а лицо я всегда могу закрыть» - Но, надеюсь, задерживаться там мы не будем?
Наконец полностью оторвавшись от раздумий, девушка придирчиво осмотрела альтанарца и недовольно скривила губы. Бледность, усталость, все чаще появлявшаяся в голосе и низко опущенные веки.
- Маршрут обсудим после. Ложись спать, сир.
Эстель решила, что лучше её спутник сейчас ляжет спать, затем, ближе к ночи она разбудит его и выспится сама, чем они поступят наоборот и тот отрубится раньше времени. А если стража таки не поленится и доедет до оазиса – то спящим путникам тяжко придется. Те церемонится не станут, а не факт, что после такого долгого и утомительного путешествия, сейчас, в большей безопасности, нежели за все прочее время пути, наемница и сама не погрузиться в глубокий сон. Конечно, изначально полукровка, распределила дежурство исходя из того, что её глаза лучше видели в темноте, нежели человеческие, но опять же – это небольшое преимущество теряло ценность перед возможностью гибели. С таким из-за эгоизма шутить не следовало. Собственно поэтому девушка и поделилась зельем – ей было хорошо известно, что лучше поставить напарника на ноги сейчас, чем потом пожинать плоды собственной жадности. Ведь если на них нападет отряд то лучше отбиваться вдвоем, нежели в одиночку, да еще и имея груз в виде калеки за спиной?
- Я первой подежурю. Красть не буду, не переживай.

0

15

Недобитый враг, значит. Алтон понимающе кивнул. Дело столь же неприятное, сколь и опасное. Отец в своё время перебил всех, кто угрожал ему явно, обеспечив своей жене два десятилетия спокойного правления без масштабных восстаний (хотя, конечно, свою роль здесь сыграл и тот факт, что Дейерон и его сестра от большой политики самоустранились, а Сантагары из Вермилона в неё и включаться не стали), но вот обнаружить врагов скрытых и расправиться с ними он уже не успел. Мать, впрочем, на оставшиеся плевелы тоже не смотрела сквозь пальцы, но крепкой мужской руки королевству в этот период не хватало, о чём явно свидетельствовала пригретая змея Джемберт Клэм.
- Ладно, там видно будет, - произнёс метис, расправившись с порцией исцеляющего зелья. Выбрав местечко потенистее, он разложил там свой плащ, а сверху и халат, подложил седло под голову и снял оба ремня прежде, чем улечься самому. Меч и оба кинжала он оставил рядом с собой.
- Растолкай меня, как стемнеет, - пробормотал он, ощущая наконец под утомившейся спиной какое-никакое, но ложе. Надо полагать, Эстель устала не меньше его, а то и больше, у неё ведь двумя трупами на счету больше, пускай и одной резаной раной меньше. Однако стоило голове липового рыцаря коснуться того, что заменяло подушку, как всё тело, начиная от пальцев ног и заканчивая затылком, мгновенно отяжелели, будто налившись свинцом, хотя во время пути и нелегко было поверить, что малейшее движение когда-нибудь может оказаться ещё более затруднительным. Он хотел набросить куфию на лицо, чтобы горячий воздух не гулял туда-сюда по щекам и носу, но не сумел даже шевельнуть рукой. Он хотел попросить об этом свою спутницу, которую всё ещё имел возможность слышать, но язык тоже едва поворачивался во рту, так что единственное, что он озвучил, было тихим бессвязным бормотанием смертельно уставшего человека. Он собирался было хоть подумать о том, какая досада с небольшим оттенком жути может поселиться в голове, когда ты совершенно не контролируешь своё тело, но на середине мысленной фразы он уже перестал думать о чём-либо вообще и провалился в глубокий тяжёлый сон.

0

16

В первую очередь, дав сиру около часа на то, чтоб тот уснул, наемница занялась омовением. Все же это дело перерастает в потребность, когда по тебе сутками пот градом льет. Затем занялась стиркой одежды. Уж балахон так точно из черного превратился в буро-коричневый, а сейчас хотя как то принял изначальный вид. Её привычная рубаха и штаны еще с три месяца назад были непригодными для пустыни и весь этот срок мирно полеживали в седельной сумке, в то время как полудемон довольствовалась тряпьем, купленным на одном из базаров за гроши. Затем, одевшись, Эстель принялась за разбор сумок, сваленных в кучу. В первую очередь отделив собственные вещи, вещи Алтона и так же отложив в сторону вещи братьев Касри, наемница извлекла сумку Хейнса, о которой было столько беспокойства и отложила её поближе к спящему рыцарю. Следом, после того, как все было более-менее приведено в порядок, полукровка убрала остатки провизии и плащ сира к его сумке.
Достав свою собственную накидку, полудемон расстелила её подле ствола деревца и облокотившись на него, занялась изучением писем. Ничего, что могло бы указывать на Д’Эстена.
- Хаккар. – негромко выругалась девушка. «Слишком рано убили старика.»
Письма личного характера складывались в отдельную стопку, стоило наемнице только прочитать первые пару строк – это её не интересовало. Была переписка с неким раскапывателем гробниц, в которой в основе своей были вопросы о сохранности тех или иных предметов и свойства некоторых материалов, причем видно было, что консультировались именно с Хейнсом, а так же надежда оного, что в этом захоронении будет обнаружено нечто большее. Недовольно цыкнув, полудемон отложила бумагу в сторону – еще пригодится. Судя по положению солнца у неё еще оставалось часа четыре на раздумья, периодические проверки лошадей, а так же перекладывания фляг и бурдюков, дабы сосуды остужались равномерно.
Едва сумерки опустились на оазис, Эстель занялась подготовкой костра. А как только вечер полноправно вступил в свои права, она приблизилась к спящему Алтону. Едва тот был разбужен, наемница отрапортовала:
- Все спокойно.
И легла на расстеленный плащ, завернувшись в него с головой. Во-первых неизвестно какой будет ночь – холодной или песок не успеет остыть. А во-вторых, тот в любом случае защищал её от недостатков температуры. Как только удобное положение было принято, девушка рукой нащупала рукоять кинжала. Она знала, что ей снова будут сниться кошмары, о сути которых она не вспомнит.

Отредактировано Эстель (Четверг, 23 июля, 2015г. 23:20:32)

0

17

- Отец, спаси мою голову, - пробормотал рыцарь, не без труда перемещаясь в сидячее положение и тут же опуская лицо на подставленные ладони. Мало того, что, казалось, едва-едва пять минут с момента засыпания прошло, так и голова, кажется, была как следует залита свинцом... Но хоть не гудела, и то хорошо.
Уступив девушке место, он немного прошёлся, чтобы разогнать сон, как следует умылся, прошёлся ещё и только теперь обратил внимание на подготовленный костёр. Прекрасно, значит, с этим возиться не придётся, осталось только подложить пакли и двинуть пару раз кремнем о кресало, но поскольку топлива тут было не так уж и много, а сейчас пока ещё было достаточно светло, костёр мог и подождать, пока высочество наконец омоется, хоть немножко.

На это-то много времени не ушло, тем более, что Алтон поторапливался, немного опасаясь, что, пока он будет плескаться, к оазису подъедет кто-нибудь с опасными для остановившихся намерениями. Конечно, он разбудит Эстель криком, но всё равно неудобно будет встречать врага без штанов... Но это уже не важно, теперь предстоит стирка. И вместе с ней проблема. Когда ты ни разу в жизни не брался за стирку, тебе кажется, что нет ничего проще - опусти одежду в воду, поболтай её там, немного потри пятна, чтоб отстало, потом вытаскивай, отжимай, суши и готово. Ну, возможно, когда стираешь платочек, всё и впрямь так легко, но не в том случае, когда у тебя в руках шерстяной дублет с плеча взрослого, нормально сложенного человека. Одежда довольно быстро напиталась водой и повисла таким грузом, каким "болтать в воде" было непросто, поэтому это дело закончилось не тогда, когда альтанарцу показалось, что грязь кончилась, а тогда, когда ему это смертельно надоело. Однако болтать дублетом в воде было куда проще, чем вытаскивать его и с тихой бранью пополам пытаться отжать. Лишь через пять минут он сообразил, что значительно проще будет отжимать его постепенно, начиная с края, но от нового всплеска ругани сумел воздержаться. "А ведь ещё штаны и халат..."
- Хаккарово пламя, - проворчал метис, встряхивая дублет и аккуратно расстилая его рядом с одеждой мечницы. - Билли, засранец, куда же ты провалился?
"Если теперь приспичит путешествовать инкогнито, за слугами следить буду, как дракон за золотом", - мысленно добавил он, заметив краем глаза, как спутница ворочается во сне. Он уже поднял халат - среди всего остального пот его пропитал менее всего (хотя и всё равно на порядок более, чем изрядно), но вот пыли и песка он собрал столько, что пришлось разок встряхнуть его в сухом виде, - как вдруг Эстель подала голос со своей лежанки:
- М-м-м... Не-е... НЕТ!
Рыцарь, конечно, слышал о людях (и нелюдях), которым сняться кошмары, хотя за их сном раньше никогда не наблюдал, и глазеть не собирался, но всё же остановился, заторможенный раздумьями. Может, её лучше разбудить? Или не надо и само пройдёт?
- Уйди... Уйди! Б... - тут она схватилась за лежащий рядом кинжал и Алтон решил, что лучше всё же разбудить, но, пока он бросил халат и подошёл ближе, девушка уже успела затихнуть и отпустить рукоять оружия. Поторчав рядом ещё немного для очистки совести, "сир" пробормотал нечто, обозначающее "ну и ладно", и поплёлся обратно. Кажется, опять песок вытряхивать придётся.

Вдоволь пополоскавшись, озаботившись разведением огня, проверив лошадей и обойдя их "лагерь" кругом несколько раз, рыцарь опустился перед костром и, направив сосредоточенный взгляд в пламя, понял, что сидеть ему предстоит долго и это будет крайне скучно. Отдельные выкрики Эстель, конечно, в такой ситуации даже могли стать каким-никаким развлечением, но лишь периодическим и нечастым, а меж тем ночь уже накрыла их своим чёрным плащом и ему нужно было не заснуть до самого рассвета. Какое-то время он убил на чтение писем Хейнса, когда заболели глаза вновь пошёл на прогулку, а затем, вернувшись, приготовился было продолжить скучать, как вдруг взгляд его упал на лошадей. Коптить мясо долго, даже он, такой далёкий от быта, это знал, значит, нужно предохранить его от весьма скорой порчи на жаре магией... Магией пищи, которой он не владел. Зато он умел рисовать руны, а земли и песка, на которых можно было чертить древком копья, вокруг полно. "Вполне хватит на большой правильный узор", - завершил он мысль, роясь в "тёмном мешке".

0

18

- Обед готов! – довольно гаркнула девица, поглядывая в сторону спутника.
Последние несколько часов они с сиром занимались разделкой кобылки. При том, что наемница хоть и могла более-менее освежевать животное, но никогда подобного не практиковала на конях. А сир… Вполне логично было предположить, что он и вовсе не сталкивался с подобной работой. Особенно если учесть вчерашние откровения. Но какая девушка не любит питать радужных надежд? Просто кто-то мечтает о принце, а вот Эстель, к примеру, до последнего момента самозабвенно верила в то, что сир проявит недюжинную сноровку и управится с будущими припасами за четверть часа, да еще и в одиночку! В итоге возились вдвоем (отлынивать было смерти подобно для обеих сторон), возились все утро, львиную долю дня и возились весьма неумело. Это и с непосвященной стороны было ясно.
В итоге, когда полудемон увидела, что сир явно погрузился в механическую и скучную работу, впав в эдакое состояние анабиоза, она ненавязчиво поинтересовалась о том, хочет ли он есть и, получив утвердительный ответ, довольно и тихо ушла в сторону. С одной стороны девушка и так среди них двоих готовила явно лучше, хотя, в сравнении с её навыком готовки кухня флидермоусов покажется истинно пищей богов. Но с другой стороны спутник её явно и этим похвастаться не мог. Откуда такие выводы? Да ниоткуда. Легко предположить, учитывая утрене-дневное  свежевание. К тому же, специи и соль, которые Эстель не жалела для общего обеда, хранились все же у неё.
А пока мясо шипело и поджаривалось на раскаленных камнях, наемница стала неподалеку рисовать примерную карту местности на песке. И хотя и этот навык не был сильной стороной наемницы, но выглядело все довольно сносно и довольно таки понятно тому, кто был знаком со пустынями. Шелазар, Олхана и Ниирим были отмечены крестиками – туда ей соваться нельзя. Впрочем, вспомнив о сказанном перед отбоем, полукровка все же пририсовала вопросик к последнему городу. Помимо городов, наемница так же обозначила известные ей оазисы и их примерное расположение. Но некоторые точки зеленых островков были обведены окружностью – в местоположении этих Эстель не была уверена, но знала, что где-то в этой области они и находятся. Так, имея наглядное пособие ей было гораздо легче в дальнейшем обсудить с сиром маршрут их пути.
Позвав спутника к обеду, девушка направилась с двумя флягами к источнику – во время работы заготовленная вода вся вышла. Вернувшись, ей не оставалось ничего другого как приступить к трапезе.
- Офыфыфийно… - с удвоенной силой заработав челюстью и проглотив пищу наемница повторила, нимало не смущаясь беседы во время трапезы, - Отвратительно поработали. – не в пример словам голос был веселый. Решив не тянуть кобольда за хвост наемница сказала в лоб, - Я считаю, что нам стоит выехать не раньше завтрашнего утра. – усталость после длительного перехода, а затем бегства еще не скоро уйдут – это девушка прекрасно знала, но не собиралась ожидать тут неделю. А вот на ночь глядя ломиться через пустыню было не обязательно. Можно спокойно отоспаться еще одну ночь. – Судя по тому, что за ночь никто нас не потревожил, погони нет. А у-утром… Со свежими силами… - вскинув брови, наемница многозначительно замолчала, занявшись пережевыванием остывающего куска. Затем добавила, - Ну, разумеется, это только после того как мы определимся с маршрутом… - немного подумав, она добавила последний аргумент в пользу остановки на еще одну ночь, - И да! Теперь можно не дежурить, а спокойно спать весь срок!

0

19

Хотя рыцарь плохо отдохнул, по-прежнему не имел возможности привести себя в порядок и по-прежнему отчётливо чувствовал утомление и даже некоторое раздражение, к процессу разделки туши лошади, забитой мощным точным ударом копья, он приступал с немалым энтузиазмом и уверенностью в себе... Приступал. Конечно же, поправки на минимум условий были явно недостаточными. К тому же, как оказалось, кобыла всё-таки отличается от оленя. Кто бы мог подумать. К счастью, хотя бы алгоритм, вычерченный на песке, был сделан без ошибок (очень уж грубых, по крайней мере), так что ему удалось воспроизвести заклинание консервации на мешок с теми частями лошади, которые "должны быть съедобными". Это не могло не утомить, если принять во внимание тот факт, что метис вообще впервые прибегал к этой школе магии. Уже удача, что вообще вышло, если уж говорить начистоту. Он надеялся, что вышло и что этого хватит на пару-тройку дней, пока они не смогут где-нибудь купить, выменять или украсть запас нормальной еды. Вслух он, разумеется, лишь устало проговорил "готово" и пошёл ещё разок умыться водой из источника. Слава Единому, Эстель по той или иной причине сразу взяла завтрак в свои руки. Быть может, принц нередко переоценивал свои возможности или недооценивал сложность задачи, но рыцарь мыслил здраво и трезво, и, в частности, предполагал, что из сырого мяса он сможет приготовить только горелое мясо, скорее всего.

- Угу, - мрачно подтвердил Алтон, откусывая малую часть от куска, покрытого неожиданно довольно аппетитной корочкой. Внутри, впрочем, была уже вполне ожидаемая красноватая прослойка мяса. Будучи человеком, не чуждым способности и склонности испытывать наслаждение от высокой и не очень кулинарии, он был наслышан об определённом количестве рецептов пристойного приготовления конины (как правило, восточных), а пару рецептов даже опробовал сам. Понятное дело, это даже близко не было к тому. Но лучше уж жрать жёсткий и жилистый кусок загнанной лошади, изнутри с кровью, а сверху подгоревший, чем голодной смертью помирать, не так ли?
- Угу, - повторил он вскоре, когда девушка предложила не торопиться с отъездом. Теперь, после того, как он, покончив с консервацией, полежал четверть часика в тени, куда-то ехать и вообще как-то шевелиться не хотелось совсем, только вернуться обратно под дерево и уснуть. Ему тут даже заняться особенно нечем. Жарко, читать нечего, бумаги разбирать не надо, беседа... Ну, беседа получиться могла бы, но о чём они могут пристойно поговорить здесь и сейчас в течение целого дня? Надо полагать, обсуждение ценовой политики, големов, новейших технических разработок или оперного искусства её не привлечёт, а заводить разговор об оружии и стилях боя альтанарец уже сам не имел особого желания. Что до более личных тем - тут он так вообще непременно наткнётся на эгиду немногословного недоверия, их знакомство слишком непродолжительно, чтобы без особого подхода преодолеть подозрительность полукровки. А для такого подхода нужно было несколько другое расположение духа. Или тела, если предложить познание ближнего своего в поединке.
Рыцарь опустил свой шмат, когда треть его была кое-как пережёвана и проглочена, и основательно промочил горло, прежде чем заговорить более распространённо:
- Сначала нужно добраться до какой-нибудь деревни и купить там съестных припасов. Затем... что затем, собственно? Ты уже сделала выбор между дикими тварями и сравнительно цивилизованными олханцами? Я всё ещё предпочитаю последних. Они, по крайней мере, понимают человеческую речь, а я понимаю, как они думают и что они хотят.

0

20

- М-м-м… Чувствуешь, чувствуешь? Запах людей… не песка, не лошадиного пота и даже не их совокупности, а людей! От них воняет, их вонь многообразна и к ней вливается множество различных запахов, начиная от острых специй, запах которых идет с базара и заканчивая кое-чем похуже, чем запружены чуть ли не каждый переулок. Но главное! Эта вонь заглушает запах песка…
Еще раз с наслаждением втянув воздух носом, Эстель подвинула шарф на место, скрывая нижнюю половину лица. Этот переход был ужасен. И дело было ни в том, что им встретился лишь один оазис, где они смогли пополнить запасы воды и провизии. И даже не в том, что как бы себя не тешила наемница, ей до сих пор кажется, что запах песка преобладает во всем. А суть была в отсутствии чего-либо на их пути. Ни тебе караванов, как и враждебно настроенных, так и просто миролюбиво-любопытствующе (у таких было бы удобно собрать больше слухов). И даже ни малейшей песчаной бури! Нет, они просто ехали и ехали и ехали и ехали. Очень мерно, очень медленно и очень непривычно. Последнее, кстати, сыграло свою роль в общении. Целый день поездки утомлял настолько, что когда наступало время привала, путники обменивались лишь парой банальных фраз о качестве мяса, о жаре и усталости и отправлялись спать. Тоже самое утром. И целый день очередного медленного и утомительного перехода, фактически, наедине со своими мыслями – говорить было чревато попаданием песка в рот, а так же тратой сил, которые уходили на то, чтобы не свалиться с седла.
Решили ехать в Олхану. Ну, как решили. Сир рыцарь с самого начала ратовал за поездку туда, а Эстель, отведя себе под размышления целый время пережевывания целого плохо приготовленного куска конины, решила, что действительно имеет смысл выбрать именно этот маршрут, раз уж её компаньон неплохо ладит с олханцами. Сама наемница мало с кем ладила вообще, так что тут приходилось полагаться на спутника. Да и к тому же этот маршрут будет весьма хорош и для дальнейшего продвижения к Альтанару. Плюс, полукровка предпочла поступить так же, как и многие любят поступать – услышать то, что ей необходимо. И простую фразу,  мысленно превратила «Я знаю тот город, у меня там много знакомых». Облизнув кончиком пересохшего и чут распухшего языка тонкие губы, девушка сказала:
- Ты говорил, что знаешь этот город. Нам нужно место, где можно поесть, попить, снова поесть, выпить, вымыться и поспать. И все это без песка и за скромную плату! - Подумав еще немного, она злобно прибавила, - И чтоб никакой конины!

0


Вы здесь » FRPG Энирин » Завершённые и неактивные эпизоды » ◇ Дорога домой


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно