FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Завершённые и неактивные эпизоды » ¶ Побережье Тронхолдского залива\Хорратор


¶ Побережье Тронхолдского залива\Хорратор

Сообщений 1 страница 20 из 87

1

Последний оплот


Действующие лица: Фредерик, Вемур, Эстель; Нокс - мастер.

Место: замок Хорратор близ Тронхолда, север Центрального Альтанара.

Время: конец мая 1398 г.

Сюжет: Мятеж герцога Джемберта Клэма подавлен, его сторонники один за другим складывают оружие и сдают замки. Последний оплот угасшего бунта - Хорратор, замок герцога, в котором кроме немногочисленного гарнизона остановились неведомые гости...

Возможность присоединения игроков: нет.

Отредактировано Фредерик (Воскресенье, 19 июня, 2016г. 10:44:13)

0

2

Маскарель =>

Ну что же. Не то, чтобы это было совсем нетрудно, но... Обо всем по порядку.
После взятия Ржавого форта огр был, фактически, предоставлен сам себе. Он ел и пил за казенный счет, но делать его особо ничего не заставляли. Что и неудивительно - в обыски укромных закутков замка великан был так же полезен, как слепой в выборе ниток для вышивки гобеленов тронного зала. Так, по мелочам - кое где надо было поправить постройки внутреннего двора цитадели, кое-какой мусор сгрести. Перенести кое-что. Тяжелая, не обременяющая мозга работа. Но и ее было немного. Все же людоед считался если и не полноценным наймитом принца, то что-то крайне к этому близкое. И, вроде как, распоряжаться громадными ручищами мог только Сандорфайт. А у него и без подновления фортификационных сооружений дел было по горло.
Так что Вемур занимался своими делами. Драил пушку - а то за долгое время простоя она хорошенько поросла ржавчиной. Вырезал из своих доспехов несколько старых латок, поставленных когда-то наспех, кое-как. Заменил их новыми - не то, чтобы сильно красивыми или значительно более добротными. Но в этот раз он хотя бы старался. Из остатков дат, что благодаря картечи из зелборафого единорога стали совершенным ломом, были откованы новые снаряды все для той же пушки. Цепные ядра и обычные, картечь - все, чтобы сделать новый лом из следующей порции доспехов.
Спустя где-то неделю простоя, изрядно пополнившаяся армия Фредерика готовилась выступать к Тронхолдскомуо заливу. К сожалению, циркачам пришлось разделиться: огр несомненно был нужен на передовой. Более того, помимо передовой он нигде не был нужен вообще. Его приемной дочери принц доверил куда более мозгоприменительное задание.
- Вы отыщите друида Ульфа Зеленобородого и убедите его поехать вместе с вами в Тронхолд, чтобы встретиться со мной. Можете втереться к нему в доверие, посадить несколько деревьев, выходить выпавших из гнезда птенцов или что-то ещё в этом духе.
- Сломай ему...
- Связывать и везти его в мешке не надо, во всех остальных способах я вас не ограничиваю, - великан скорчил досадливую мину. Затем заговорил сам.
- Езжай, Бур, - он повел рукой, указывая на силы, собравшиеся под десницей принца.
- Скоро будет настоящая бойня. А ты мала еще. Езжай. Притащи эльфа за ногу к нам - вот и свидимся. Иди! - людоед потрепал акробатку по плечу.Отвернулся и отошел к своему фургону. Артисты решили, что багбир и шут поедут на повозке Фраина, а Вемур оставит при себе старый цирковой "экипаж". Уж больно много надо было всего из него выгружать.
Тронулись. Шли не долго и не коротко. Да какая разница, сколько шли? Когда на встречу со смертью направляешься любой путь слишком быстро проходится.
Пришли, встали лагерем. Как-то никакого ажиотаже перед битвой Зелбораф не ощущал. Впрочем, кажется и прочие были относительно спокойны. Нет, были и такие, что неистого молились, возможно, первый раз в жизни. Или яростно затачивали меч, сбивая и без того хорошую линию заточки. Но таких было мало. В основном, людьми и нелюдьми овладела некая апатия.
На место прибыли уже вечером, а потому у огра не было возможности осмотреть будущее место битвы. Зато рано с утреца, практически, как рассвело, великан был разбужен звуками рогов, трубивших сбор и построение. Ну ладно, еще и пинками, чего уж. Встал бы он из-за каких-то там рожков, как же!
Встающее солнце высветило кое-что интересное. Лагерь, над которым гордо развивался флаг Сандорфайтов, стоял на широкой равнине, у подножия невысоких холмов. Всего в паре километров от него, с возвышенности было хорошо видно, находился еще чей-то бивак. Так вот люди там поднялись еще раньше. Они уже даже встали боевым порядком и шли в атаку. Интересно, позавтракали ли они? По крайней мере, мысли великана, лениво натягивающего свои латы, были сосредоточены в основном, на еде. Врагов было много - основное количество их составляла конница. Конница... Вот что мотыльком в паутине билось у людоеда где-то в области затылка! Войско принца имело немало пехоты и она была неплоха. Особенно, учитывая людоеда. Однако верховые почему-то не пошли с Фредериком. Тогда Вемур не придал этому значения. Теперь же начинало пахнуть жаренным...
Дальнейшее Зеобораф помнил смутно. В прошлый раз он стрелял по всадникам картечью. Действенно - однако мелкие смертоносные шарики почти все засели в первых двух конниках. На сей раз огр применил против несущихся на него грохочущих бронированных рыцарей нечто другое. В бытность свою грузчиком в порту, работал раз великан на судне Святая Дева. А потом пил с тамошним канониром. И рассказал этот пушкарь, что в море стреляют корабли по парусам друг дружки ядрами, соединенными длинными цепями. Что летит эта страшная штука бешено вращаясь и наматывая на себя все, что встречает.
Сегодня же почувствовать себя такелажем посчастливилось нескольким восставшим. Да, это даже хуже, чем картечь. Намного хуже. После вчстрела по коннице словно прошел ураган. Он отрывал у всех, кого касался, руки, ноги, головы, вырывал куски из тел, рвал надвое. Времени для перезарядки не было - цепное ядро, разумеется, унесло с собой не всех. Поэтому людоед вместе с прочими кинулся в рукопашную. Оружием ему служил все тот же единорог. Было все как в тумане. Вот он раздробил кому-то плечо вместе с наплечником, саданув своей пушкой, как дубинкой. Вот копье воткнулось в самого Вемура, то ли брешь нашло в доспехах, то ли латы пробило. Упал "личный штандарт" Зелборафа, который он закрепил на своей спине. Не для гордости, а чтоб быть страшнее. Кто-то перерубил древко, судя по силе удара - топором. Прокатилась огненная волна - огр выдохнул огонь.
Глаза застилает красная пелена... Трубят отступление, войска Сандорфайта разбиты, они бегут в холмы... В руках чье-то тело в латах, великан держит его за ноги и орудует, как палицей... Где гаубица?.. Где-то обронил, видать... Бронированный труп с грохотом опускается на кого-то, кто зашел со спины к... Как же его?.. Он тоже носит принцевы цвета... И, вроде, кем-то там командует... Вон Дерек... Сейчас его убьют... А, нет, выбрался... Кох... Еще копья... И мечи тоже... Как умудряются просовывать?.. Это конец... Коне-е-ец...
Огр идет по полю. Он покрыт землей и кровью, отмыт только в тех местах, где были раны. Хоть таковых и множество, а все же великан грязен. Пробитые и порубленный доспехи его остались в лагере. Раненных людоед добивает без жалости, обычно, хватает одного удара огромной ноги. Ищет Вемур свою пушку, единорога своего. Вряд ли мог его кто унести.
Не так глуп молодой Сандорфайт, не так прост. Войска восставших против королевской власти, что завязли в тяжелой пехоте Фредерика, атакует с флангов конница. Когда, как они пробрались туда - загадка даже для Зелборафа. Тылы мятежников оказываются мягкими и незащищенными, словно только что полинявший краб. Противник принца взят в клещи. Смят и растоптан. Быстро и безжалостно.

Отредактировано Вемур (Суббота, 17 октября, 2015г. 00:13:35)

+2

3

Человек в сюрко поверх добротных воронёных лат не лез почём зря на рожон, стремясь сверкнуть своей Бритвой в каждой мелкой стычке, но не стеснялся пускать её в ход, когда стычка сама приходила к нему. Конь под ним пал, в теле его сидели три стрелы, а по колену угодили молотом так, что он едва сдерживался, чтобы не взвыть в голос, но он всё ещё был жив и даже не валялся на спине, меланхолически глядя в небо.
Они победили. Причём, судя по всему, даже не слишком большой кровью, как мог бы выразиться какой-нибудь поэт. В действительности крови было предостаточно - крови своей и чужой, крови друзей и врагов, крови людей и лошадей... И огра. Лидер не видел со своего места, был ли тот ранен - да и не особенно его это интересовало, коли уж на то пошло, - но, если вспомнить, какая лютая сеча была вокруг него, это было бы не удивительно.
Ему совсем необязательно было надевать эти доспехи и этот плащ, а затем вставать в первые ряды, но это был его вклад в честь и дело его дома. Герцог изменил своей клятве, поднял меч против своего сюзерена, а заодно ославил его дом - и всё  это следовало смыть кровью же, кровью герцога. Правда, здесь, в первых рядах, герцога можно было не ждать, не таким он был человеком, однако рыцарь добровольно отказался от довольно призрачной возможности нанести ему последний удар в пользу того, чтобы этот удар всё же был нанесён. Он надел доспехи и плащ, чтобы привлечь внимание герцога к себе и отвлечь его от карающего меча - и он со своей задачей справился. Теперь можно было наконец перевести дух...
Кажется, он на минуту (или около того) утратил возможность воспринимать происходящее вокруг, ибо за тот момент, когда, ему казалось, он успел лишь моргнуть, перед ним уже появилась небольшая группа всадников, которых возглавлял рыцарь в тёмной броне верхом на гнедой кобылке, забрызганной кровью. Лицо принца под поднятым забралом было бледным и вытянутым, отчего казалось, что нацеленные прямо на человека в сюрко ледяные глаза светятся. Человек попытался приподняться, на что колено недовольно отозвалось тупой болью, выбившей из его глотки непроизвольное "ы-ых".
- Лежи смирно, - произнёс Сандорфайт, подняв руку. - Ты ранен. Родрик, отыщи Гельвейна.
Замечание, конечно, было на редкость метким, но вырвалось оно непроизвольно.
- Господь сохранил мне жизнь, - пробормотал Лариус Лорани, опускаясь обратно на валяющегося прямо за ним коня. Возможно, это даже был его собственный конь. - Милорд, герцог пойман?
- Нет. - Принц поджал губы. - Но далеко не уйдёт. Сир Вильям Тальвин преследует его с резервом.
Тут уже скорчить мину пришлось двойнику, однако он не произнёс ни слова. Мясник имел довольно сомнительную репутацию, но уж в хватке его мало кто сомневался.
- Не беспокойся об этом.
Фредерик потянул за уздечку, разворачивая Мартиль, и легонько ткнул её щиколоткой. Джемберт Клэм узнал от своего колдуна, что принц лично возглавил наспех собранную пехоту и теперь ломится прямо на него, что в какой-то степени было правдой, но лишь до того предела, что отделял "наспех собранную пехоту" от тяжёлой конницы, а подлинную особу королевской крови от старшего сына барона Лорани, вызвавшегося сыграть принца на публику. Это не было необходимо, но идея казалась неплохой.

- Стой! - едва ли не взвизгнул человек, придавленный лошадью, к которому Вемур уже сделал шаг, недобро сверкая глазами. То бишь, конечно, этот блеск вполне мог означать и другое - например, искреннюю радость при виде пушки, лежащей совсем рядом с придавленным, на расстоянии пары-тройки гоблинских шагов, - однако едва ли этот человек успел научиться различать эмоции огров.
- Я - маркиз Роберт Оррик, сын герцога Клавронда! Я сдаюсь! Сдаюсь... - Кое-как он подтянул к себе валяющийся рядом окровавленный меч и бросил его на землю перед великаном. - Мой отец богат и влиятелен, он заплатит выкуп, сколько угодно!
Под пылью и кровью на седле можно было худо-бедно различить неплохое шитьё, а вот плюмаж шлема, который маркиз уже успел стащить с головы, был изрядно измят, так что первоначальную его длину определить было бы затруднительно. Впрочем, рисунок на панцире - вытравленный ястреб с посеребренными крыльями и сапфировыми глазами - никуда не делся, конечно, и, пожалуй, он лучше всего остального указывал на состоятельность владельца. Он и меч с крупным аметистом, вставленным в навершие.
- Я - Роберт Ор...
- Оррик? Ну надо же.
Принц парой направляющих ударов в бок подкорректировал траекторию движения Мартиль, подобравшись поближе к своему наёмнику. Будь тот наедине с кем-то помельче, Сандорфайт оценивающе оглядел бы его с головы до пят, похвалил за храбрость и эффективность, быть может, произнёс бы какую-нибудь шутку, половина смысла которой от высокого слушателя ускользнула бы, да поехал дальше, но вот Оррик... "Неужели старый дурак всё же встрял в это дело?" - обратился он к самому себе, обращая к маркизу хладные очи. По одним лишь светлым растрёпанным волосам, как будто бы арренскому носу и сильному подбородку, покрытых тонким слоем грязи, пота и всего остального, было бы непросто узнать отважного сира Роберта, но вот ястреб на доспехах в дело идентификации делал достаточно ощутимый вклад.
- Ну что ж, мой дорогой великан... - Обрыв фразы, произносимой параллельно с расстёгиванием завязок шлема, вышел слишком уж значительным - левая рука, державшая щит, подвергшийся нескольким крайне могучим ударам, изрядно дрожала, что ничуть не упрощало процесс. Наконец, сняв шлем, Дерек стянул с головы и шапочку, одетую под шлем, пригладил взмокшую гриву и медленно продолжил: - Я могу подтвердить его слова. И его родство с герцогом Орриком. Даже больше скажу - это его золотой сын, он в нём души не чает и наверняка отвалит за него круглую сумму. Конечно, если я ему что-нибудь оставлю. Но он сдался тебе. Это твой пленник, тебе решать его судьбу. Как, по-твоему, следует поступить с этим предательским отродьем, поднявшим свой дорогущий меч против своего государя?
Сандорфайт, понимая всю длинность своей речи (и, таким образом, тяжесть восприятия, причём, пожалуй, даже для человека), говорил с предельной неспешностью и расстановкой, не забывая расставлять все нужные акценты. Строго говоря, он имел полное право присвоить себе захваченного пленника, выплатив Вемуру пеню (да и даже ничего не выплачивая), но в данном случае это не было стратегической необходимостью... А потому можно было блеснуть благородством, а заодно посмотреть, к какой чаше весов склонится огр. Наблюдение - вот чем принц занимал свою голову последние дни и чем, в общем-то, порой развлекался. Что выберет этот носитель первобытной силы и, чего уж греха таить, первобытного интеллекта? Прельстится обещанием валяющегося в грязи рыцаря, приглушённого ледяной речью? Или же решит утолить жажду крови? Или, быть может, это будет попыткой выслужиться перед сеньором, довольно ясно обозначившим своё отношение к мятежнику? Ну, по крайней мере, для себя самого ясно...

Отредактировано Фредерик (Пятница, 16 октября, 2015г. 01:16:38)

+1

4

Когда первые крики разнеслись над округой, полудюжина людей неспешно двинулась к месту побоища. Они не были особенным отрядом. В этой битве им не была отведена роль. Их запоздалое участие объяснялось лишь тем, что они были воинами, но не солдатами. Наемник, не прошедший масштабных сражений, не умеет держать строй. Он не стремиться быть в первых рядах, с пикой в трясущихся руках встречая несущуюся на тебя конницу. Ему нет дела до того, что кричит командир – просто потому что ему невдомек смысл простейших команд, а, порой, один лишний шаг может нарушить весь строй.
Кто были остальные пятеро, Эстель не знала. Её свели с ними накануне, и оставалось лишь предположить, глядя на их разношерстную амуницию, что они так же, как и она всего лишь оказались под рукой. С девушкой был её извечный спутник. Сейчас его ни к чему было скрывать, да и попытки эти были бы обречены на провал. Её доспех плоти, что цепко охватывал стройную фигуру, демонстрируя множество оттенков красного. Примечательной броне быть не долго – скоро каждый второй доспех будет таких же цветов. Да и более ничем полудемон себя не выдавала. Последняя порция зелья была выпита незадолго до настоящих событий и сейчас внешность девушки мало чем напоминала хозяйку. Скулы посажены ниже привычного, карие глаза были слегка округлены, а обрезанные волосы потемнели – ни следа как эльфийской, так и демонической крови. Если огр в армии принца вызывал ужас и трепет, то появление крум’ариаш вызовет иного рода толки.
- Пора, - наконец, конница вступила в бой и общая свалка достигла апогея.
Губы Эстель исказила нервная усмешка. Сердце наконец ускорило свой бег от смеси страха и бравады. Но стоило ей углубиться в сражение – эти эмоции схлынули, как и прочие, оставляя после себя только жажду битвы. Полудемон не любила давать волю некоторой части своей натуры, но сейчас это была скорее необходимость. Ей нужно было заставить себя сделать первый шаг, нанести первый удар, а затем еще и еще. Многие воины помогли себе  криком, но наемница рубила с плотно сжатыми зубами и кривой улыбкой. Чем глубже продвигалась полукровка, тем в больший раж она входила. Лица противников уже не различались, слова не доходили до сознания и только радостный, еле сдерживаемый смех иногда прорывался в секунды передышки, прежде чем следующий враг не обрушится на неё.
«Сударыня, что вы думаете о верховых прогулках рысь-броском?», - ничего хорошего она об этом не думала, но все равно оказалась здесь. В указанной таверне принца не оказалось, поэтому девушка направилась к Ржавому форту, следуя указаниям. И, к своему великому сожалению, успела. Как раз под руку. Судьба в очередной раз играла с полудемоном. В то время как больше всего Эстель хотела покинуть страну, чтоб сохранить свою жизнь, плутовка забрасывала её глубже в Альтанар, в центр сражения.
Когда все пришло к своему завершению, а на смену пылу пришло опустошение, наемница направилась к одному из немногих существ, состояние которых могло обеспокоить её. Уже продвигаясь к выделяющейся на фоне прочих фигуре Вемура, полукровка попыталась выровнять дыхание. Меч в уставшей руке казался тяжелее обычного, но убирать его в ножны она не спешила. Однако большей неприятностью стало ранение в боку. И если поначалу оно вызывало лишь досаду, то с каждым шагом ощущалось все сильнее. Уже подходя к огру, девушка заметила происходящую сцену. Бросив на всадника неприязненный взгляд, полудемон повернулась к великану и собралась было поинтересоваться о его самочувствии, но так и закрыла рот. До уставшей головы не сразу дошло, что во-первых, она не вовремя, а во-вторых, поначалу надо представиться.
Потерев затекшую шею свободной рукой, Эстель решила сначала дождаться выбора Вемура, а уж потом повести диалог.

0

5

Тела, стоны... Где же, где же, где же?.. На! - еще один удар милосердия. Пусть хороший пинок огровой ноги и не выглядит столь куртуазно, как укол рондольного кинжала, но тоже действенно. Кажется, это был не принцев. Впрочем, он явно уже был не жилец.
- Стой! - кажется, голос несколько изменил человеку. Раны, понятно, рубка была неприятная. А тут еще великан гуляет, явно ищет, от кого бы откусить кусочек пожирнее.
- Я - маркиз Роберт Оррик, сын герцога Клавронда! Я сдаюсь! - высокородный насколько мог подтолкнул меч к ногам людоеда. Тот поднял оружие, попробовал острие пальцем. Почесал замотанную бинтами грудь.
- Ничего, сойдет.
- Мой отец богат и влиятелен, он заплатит выкуп, сколько угодно! - жадные лапищи Вемура подняли с земли... Пушку.
- Каб не ты, мелкий, я б еще долго искал своего единорога, - Зелбораф бегло осмотрел орудие. Немного порубили - ерунда, царапины. Все можно будет заварить в лагере.
- За это пока тебя не пришибу, - он помолчал.
- Оррик? Ну надо же, - рядом с огром появился его "сюзерен".
- Я могу подтвердить его слова. И его родство с герцогом Орриком. Даже больше скажу - это его золотой сын, он в нём души не чает и наверняка отвалит за него круглую сумму.
- Богат, говоришь? - великан обращался к лежащему на земле.
- А вот я тебе сейчас ноги поотрываю. Мясо съем, из костей моя дочь сделает флейту и бусы. А из кожи сошьет мешок. Его я пошлю твоему герцогу. Он наполнит его золотом? Сын без ног ведь лучше сына без головы, - он погладил висевшее на шее ожерелье из черепов. Красноречивое свидетельство серьезности намерений вопрошавшего.
Людоед явно медлил с принятием решения. Он вообще не любил торопиться. Особенно в мыслительной работе, которая, чего уж тут скрывать, не была его сильной стороной.
От размышлений, впрочем, Вемура отвлекло появление новой фигуры. Он сощурился, нахмурился, долго сосредоточенно сопел и вглядывался в замаскированную полудемонетку. Наконец направил на нее толстый указующий перст.
- А ты не?.. - нет, Зелбораф не забыл о пленнике. Но он ведь никуда не убежит, верно? Раз дожил до этого момента, значит и еще минут пять протянет. Спешить некуда.

Отредактировано Вемур (Вторник, 20 октября, 2015г. 14:48:49)

0

6

Наемница внимательно осматривала окружающую местность. Одно дело, когда ты идешь к товарищу, а усталость ощущается такая, что если сейчас из-под ног вскочит какой-нибудь «покойничек», то ты лишь вяло отмахнешься и, в случае его крайней неугомонности, добьешь прохвоста. И совсем другой случай, если поблизости оказывается твой наниматель. И не особо важно, какая именно договоренность была между вами заключена. Являешься  ли ты мечом, или щитом. Испытываешь ли ты к нему неприязнь или обожание. Это не суть. Ты все равно по привычке беспокоишься за сохранность его жизни и внимательным взглядом разглядываешь каждое тело, лежащее в округе, каждый камень, за которым может скрыться враг. Просто потому что ты печешься о сохранности своих денег, а в случае Эстель и кое-чем более. Поэтому полудемон, в ожидании вердикта Вемура как раз этим делом и занялась, а так же подошла ближе к патрону, для собственного спокойствия.
Тут взгляд полукровки невольно снова вернулся к всаднику. Лицо Фредерика пусть и не полыхавшее здоровьем и полнотой сил, будучи скорее уставшим от всего происходящего, тем не менее, выглядело достаточно молодым. Сколько ему лет, она никогда не интересовалась, но вряд ли он был намного старше неё. «Кхм… Патрон». Эстель с трудом сохранила серьезную мину, однако уголки губ невольно подрагивали. И, как ни странно, но с правотой данного определения по отношению к этому человеку, она не могла не согласиться. Но все же… Не смотря на награду, столь любезно предоставленную полудемону за её работу и невзирая на защиту, которая, элементарно, только в начале этой недели сохранила ей жизнь, девушке было сложно ассоциировать столь юную самовлюбленную персону со своим покровителем. «До чего же я докатилась…»
В их окружении наступила тишина, нарушаемая только стонами и мольбами раненого, которые для наемницы звучали скорее как фоновый шум. Принц уже сказал свое слово и теперь, с оттенком любопытства в глазах, ожидал вердикт огра. А сам Вемур явно обдумывал все происходящее. Эстель же слегка двигала кистью руки, разминая оную и, убедившись, что угрожающих жизни Фредерика субъектов поблизости нет, теперь откровенно желала только одного – поскорее уединиться и повернуть треклятое кольцо на пальце.  Она уже начала ощущать, как её доспех по капле забирает её силы и кровь, пытаясь восстановить ранение. Благо, царапина была не столь серьезна, так что обморок ближайшую четверть часа наемнице не грозил. Но постепенно усиливающаяся слабость никуда не девалась, да и то, что кровь отхлынула от лица, она уже ощутила. И чем больше Эстель думала о том, как ей плохо, тем хуже ей становилось.
- Как Вам погода, милорд? – ровным голосом спросила она. Довольно слабая попытка отвлечься, да и собеседник не из предпочтительных, но великан сейчас вряд ли окажется отзывчивым существом по отношению к незнакомке. Однако, не смотря на её опасения, спустя несколько секунд разглядывания местности, наемница ощутила на себе тяжелый взгляд.
- А ты не?..
- Да, - мрачно отозвалась полудемон. – Это я.
Привычным движением убрав меч в ножны, девушка подошла к Вемуру и внимательно осмотрела его. Ранений множество, но она знала, насколько крепка кожа у огров, а потому надеялась, что они не слишком глубокие. На грубом лице читается на самом деле больше эмоций, чем может предположить и он сам, но неприязни или корысти там не было. Облегченно выдохнув, полукровка радостно рассмеялась и, широко раскинув руки, невзирая на грязь покрывающую великана, бросилась обнимать его. Наемница старалась не задеть бинтов, на собственном опыте зная, сколь болезненны могут быть благие намерения.
- Как давно мы не виделись! – разрядка в виде смеха уже прошла, но остановить улыбку Эстель не могла, да и не хотела. – Как ты? Сильно потрепали? У меня есть парочка зелий. Где Бур? В лагере? Как же я скучала по вам!
Отойдя на два шага назад, девушка оглянулась, будто багбир могла показаться из-за одного из осмотренных ею каменьев.  А заодно и еще раз смогла удостовериться, что на нанимателя никто не собирается нестись с воплем отмщения. Все-таки нелегка доля наемника…

+1

7

Паршиво было даже не то, что он валялся в грязи, придавленный трупом собственного коня, и не то, что его угораздило (это слово после слов принца казалось довольно уместным) сдаться этому чудищу, и даже не то, что оно так много и красочно сейчас обещало. Паршиво было то, что ни по лицу, ни по голосу... да вообще никак нельзя было определить, говорит ли он серьёзно или просто сотрясает воздух, чтобы припугнуть. Наконец указующий перст огра обратил внимание "пленника" на ожерелье из черепов, отчего тот почувствовал, что всё же склоняется к первому варианту, и тихо застонал.
- Милорд! - С надеждой отделаться от своего "пленителя" он определённо так скоро раставаться не желал. - Прошу, Вы ведь можете...

- Я всё сказал, - отрезал Сандорфайт самым безразличным тоном, какой только мог изобразить. Откровенно говоря, он рассчитывал на более скорое решение, ожидал, что Вемур немедля размозжит половину Оррика своей дурой, или же немедля заявит "ну бес с тобой, дуррик, отвезу тебя папашке, но если сбежать попытаешься - здоровую ногу откушу". Но, впрочем, следовало признать, что на месте наёмника принц тоже не больно-то спешил бы с решением. Конечно, он бы руководствовался куда более широким спектром причин и последствий своего выбора, но одно из центральных мест занимал бы тот же самый вопрос: "У меня, в отличие от всех этих господ, только одна пара сапог, и те худые, так что же будет выгоднее для меня?"
Ну, или почти тот же самый. Понятное дело, нужно ещё сделать поправку на словарный запас.
- Как Вам погода, милорд?
Повернув голову, "милорд" вгляделся в лицо темноволосой девушки. "Эстель", - на соотнесение и опознание ушло ещё около двух секунд, после чего он кивнул головой. - "Хорошо." Обнаружить её бездыханное тело посреди кучи нарубленных в куски солдат мятежника было бы куда как неприятнее. Это было верно в отношении любого сколько-нибудь длительное время знакомого человека... Но наёмница была не из тех его знакомых, которым не место на поле брани, даже наоборот, поэтому он и сказал неделю назад именно то, что сказал.
- Недурно, - отозвался метис. Тон уже прогрессировал от безразличного до сдержанно-любезного: - Идеально для прогулки верхом.
"Конечно, если знать, где гулять и с кем", - мысленно добавил он с мрачной усмешкой, покосившись на маркиза. У старого отца, некогда храброго и славного, но с годами потерявшего хватку и характер, было два сына. Старший, высокий и крепкий рыцарь из тех, чьё лицо и стать приятны глазам девиц и женщин, и вместе с тем весьма гордый и честолюбивый феодал. И младший, бледный, как поганка, болезненный, почти вполовину как сам младший брат короля, и с образцами рыцарства ничего общего не имеющей, прежде всего в плане подлости ума и концентрации яда на языке. Опытному читателю классической литературы не стоило бы очень уж больших трудов догадаться, кому из братьев отец отдавал предпочтение и какие между ними были отношения, и реальность была не так уж далека от такой догадки. Всё это давало объяснение тому, почему маркиз сейчас валялся в грязи, хотя всё ещё оставался вопрос, почему принц об этом узнал только сейчас.
Когда он приготовился уже было удивляться тому, что полукровка и людоед друг друга, оказывается, знают (впрочем, не до изумлённого распахивания рта, падения с лошади навзничь и далее по списку), край глаза зафиксировал новое сравнительно массированное движение по правую руку. Георфору Коху положение тоже предписывало в гордом одиночестве, без хотя бы пары гвардейцев, по полю битвы не шарахаться. Каштановая грива с густой проседью свободно развевалась на ветру, как у его алого льва, вышитого на сюрко, тот же зверь украшал попону, предупредительно рыкая на окружающих, и плечи, придерживая алый шёлковый плащ. В отличие от пузатого и колченогого брата, мечом он владел похуже и в седле сидел не как кочевник, но подать себя выгодно и внушительно мог всегда без особого труда.
Впрочем, присоединившийся к нему сир Готфрид Дребнер определённо смещал внимание в свою сторону. Громадный рыцарь присоединился к пехоте, выступившей прямо на юг, и в бою, кажется, лично отличился ничуть не хуже Вемура. Во время вполне мирного разговора Бешеный Бык вёл себя гораздо приличнее и вежливее, да и вообще был известен своей религиозностью и почтением к идеалам рыцарства, но пыл боя сносил ему крышу начисто и великан, оправдывая прозвище, своим монструозным мечом крушил налево и направо всё, что носило те цвета, которые он увидел на противнике, пока был в ясном сознании.
- Милорд, - Кох изящно наклонил голову в приветствии и тут же чуть менее изящно пнул лошадь, которая вместо повторения поклона норовила что-то сплясать. - Позвольте поздравить Вас с победой.
Победой. Да, явной угрозы более нет... Но Фредерик чувствовал, что прежде, чем успокоиться и начать праздновать, ему нужно занять дом изменника и насадить его голову на пику. Пока что медведь как будто бы был убит, но не было уверенности в том, что в его логове не затаилось ещё что-то неприятное.
- Позвольте и мне поздравить Вас, - вежливо отозвался он вслух. Граф, будучи человеком более умудрённым в военном деле и вместе с тем более немощным, торчал на холме вместе с резервом, так что обнажать оружие ему и вовсе не пришлось, однако львиная доля всего плана принадлежала именно ему.
- Это и есть Ваш огр? - Георфор пояснительно кивнул головой на Вемура, хотя, кажется, рядом других лютых верзил ростом с сира Готфрида не наблюдалось.
- Да. Вживается в роль пленителя знатной особы. Взвешивает варианты... - Сандорфайт погладил затылок, поглядывая на графа. Тот обладал на редкость добрыми глазами, которые прекрасно дополнялись мелкими весёлыми морщинками, и с таким убедительным добродушием усмехался в короткую окладистую бороду, что порой не так легко было сказать, что он думает на самом деле. Впрочем, критиковать он пока что явно не был настроен. - Или не взвешивает. Тяжело сказать.
- Я не знал, что Деммет поддержит Клэмов...
- Я тоже, - принц поджал губы, разглядывая заляпанный герб на попоне мёртвого скакуна. - Похоже, следует ждать новостей о том, что мой эмиссар в Клавронде развлекается в вороньей клетке. Возможно, придётся позже выступить за Хосс...
- Мы готовы, - заверил старый лев - предупредительно, но не поспешно. Дерек кивнул головой, прежде чем вновь обратиться лицом к своим наёмникам, заканчивающим обниматься перед маркизом, страдающим от тупой боли в придавленной ноге. Билли-Дюйм и остхальдец Гарри Скаттон периодически поглядывали на него - первый не без оттенка сочувствия (ему доводилось бывать в сходном неприятном положении), второй же не без примеси плохо скрытой неприязни. Вот уж кто точно маркизу-ястребу свечку не поставит.

Отредактировано Фредерик (Воскресенье, 25 октября, 2015г. 21:04:46)

0

8

- Да, - голос девушки был мрачен. - Это я.
Огр нахмурился и начал было сжимать пудовые без преувеличения кулаки, но его собеседница рассмеялась и раскрыла ему объятия.
- Как давно мы не виделись!
Сначала великан обнял полудемонетку скорее по инерции, однако затем почти ласково похлопал ее по спине. Для людоеда даже вполне ласково.
- Да, давненько. Я думал, тебя тогда того... - он сделал рукой движение, будто ломал или отрывал что-то. Да, похоже, Вемур всегда будет встречать Эстель этим вопросом.
- Рад, что выкарабкалась. Я и сам едва ушел.
- Как ты? Сильно потрепали? У меня есть парочка зелий.
- Пустое, - Зелбораф беспечно махнул широкой ладонью. - И не такое пережовы... Переживал.
- Где Бур? В лагере? - огр покачал головой.
- Нет. Ее принц услал куда-то. Не помню, куда. Спроси у него самого, - было трудно сказать и правда ли великан запамятовал, где сейчас находится его приемная дочь или просто не хотел говорить при посторонних.
- Как же я скучала по вам!
- Рад видеть тебя! - как общавшаяся с людоедом уже весьма длительное время, мечница наверняка смогла различить в его, казалось бы, сурово-безразличном тоне нотки теплоты.
- Какими судьбами? Где заварушка, там - ты? - Вемур раскатисто расхохотался. Должно быть, этот звук заставил вздрогнуть лежащего перед ним Роберта. Да и остальных раненных - сам бог смерти пришел на поле брани и теперь радуется обильной добыче. Кстати, вспомнил Зелбораф и о маркизе.
- А, бла'ородный. Не сбежал еще? - кажется, огр принял решение.
- Вот что. Жить будешь, не прибью пока, - великан выдержал театральную паузу, давая пленнику насладится помилованием. А может, просто, собирался с мыслями.
- Но и к папочке тебя не отпущу. Ты писать-то умеешь небось, Оррик, или как там тебя. Напишешь письмо старику. Что ты жив-здоров. Пригласил тебя принц погостить. В лагере-то у него самое безопасное сейчас место, - недвусмысленный намек, что старшему маркизу лучше предпринять все, что в его силах, чтобы это и вправду было так.
- Богат папа-то, да? Так вот, за каждую монетку его денег, что попадет в руки этих, за кого ты там бился. За каждую монетку я буду брать такую же, прикладывать ее к твоему высокородному тело и вырезать по контуру кусок. А когда таких кусков будет накапливаться десять, стану их жарить на вертеле и отсылать старику. Пусть угоститься, я не жадный, - он перевел дух.
- А как закончится все это - вернем дорогого сыночка в целости и сохранности. И напиши, что в плен тебя взяло чудище трехглавое, пяти метров росту огонь выдыхающее и камнем покрытое. Что у принца таких видимо-невидимо. Тебе же лучше, такому сдаться не зазорно. А пока будешь у меня заложником. Я тебя прикую за ногу к своей телеге. Будешь хорошим - будешь целым. А нет - накормлю тобой твоего папашу! - в плане людоеда не было, в общем-то, особой новизны или фантазии. Обычай заложников практикуется с древнейших времен. Как дикарями из людеЙ, так и троллями, к примеру.
- И смотри там, в выражениях поаккуратней. Я читать не дока, но найду, кто хорошо разбирает.

Отредактировано Вемур (Понедельник, 26 октября, 2015г. 11:35:10)

0

9

В ответ на приветствие Вемура наемница лишь фыркнула
- Куда там! – шутливо ответила полудемон. – Чтоб меня того, меня еще поймать нужно. Правда, кое-кому это удается иногда, - Эстель невольно бросила взгляд на нанимателя, - Но тогда везение на пару с удачей переходят на мою сторону.
Девушка смешанно восприняла новость о задании принца для Бурбарыш. Пусть полукровка и сама только дважды исполняла его личные поручения, но на собственном опыте знала, что оные не отличаются легкостью и банальностью. К тому же это означало, что её друзья в некотором роде так же работают на Фредерика. Однако это была скорее хорошая новость для Эстель, ибо, не смотря на личное мнение, объективная оценка Его Высочества, как нанимателя, была довольно высока. К тому же, столь светлому и доброму созданию как Бур здесь было не место.
- Какими судьбами? Где заварушка, там - ты?
- Тоже могу спросить и у тебя, - довольно улыбнувшись, девушка отстранилась. В ногах уже начала ощущаться слабость, а мысли начали погружаться в некую ватную оболочку. Она решила пока не отвечать на первый вопрос, а потому попыталась слегка увести в сторону разговор, не сумев придумать ничего лучше, - Вспомни тот же Разлом! Там было… Ух! И все равно без нас не обошлось…
Выслушав вердикт огра, девушка согласно кивнула. Она то сама никогда не попадала в подобную ситуацию и, пожалуй, окажись Эстель на месте Вемура, то, скорее всего, зарубила бы бедолагу, чтобы было меньше хлопот. Хотя мысль о деньгах была ну очень привлекательна. Может однажды… Один шарлатан-астролог обещал ей, что свои в тридцать пять её активность принесет плоды в виде богатства. Теперь наемница видела новую вероятность свершения предсказания. «Ну, отлично. Теперь к моей паранойе добавятся поиски богатеньких мальчиков, попавших под круп собственной лошади». Оступившись, полукровка ощутила резкую боль в боку. Рука невольно дернулась, но девушка остановила движение на середине пути и скривила губы в подобии улыбки. Легкое головокружение вдобавок ясно подсказало, что пора уходить. Почему то сейчас в шальной голове всплыло желание выхлебать оставшуюся бражку и заесть это дело огромным ломтем сыра. Что же, это поможет ей хоть как то скомпенсировать отсутствие сил и пробыть в сознании до окончания обматывания себя бинтами. И ведь что обидно – порез на самом деле пустяковый, но это не мешало доспеху продолжать поглощать энергию Эстель каплю за каплей.
– Пойду я, пожалуй. У меня еще есть незаконченные дела.
Бросив напоследок взгляд на нанимателя, крум’ариаш удостоверилась в безопасности его окружения. «Да и если Кохи захотят предать сюзерена, то я всё равно не успею ничего сделать». Удовлетворенная выводами, снимающими с неё полную ответственность, полудемон хлопнула напоследок огра по предплечью и направилась в лагерь. Когда сумерки сгустятся в её скромных полевых апартаментах, она вряд ли что-то увидит, так что не помешало бы закончить с самолечением до того, как это случится.

0

10

Принц, которого беседа ничуть не отвлекала от внимательного наблюдения за огром, хмыкнул, когда тот гулко объявил "жить будешь". Откровенно говоря, он действительно был не прочь посмотреть, как ястреба окончательно втопчут в землю, но всё же он был не настолько кровожаден, чтобы всерьёз разочаровываться, расстраиваться и, наконец, настаивать на том, чтобы экзекуция состоялась. Тем более, он не далее как десять минут назад объявил, что судьбу пленника Вемура вручает самому Вемуру.
Лорд Георфор меж тем кивнул головой с неким подобием одобрения на лице.
- Разумный выбор.
- Да будет так, - махнул рукой Фредерик. "К тому же, не пристало какому-то огру-людоеду топтать голубую кровь, не так ли?" Сир Роберт Оррик с глухим, но вполне облегчённым стоном ткнулся лбом в земную почтитвердь. Сандорфайт меж тем продолжил, глядя несколько снизу вперёд и чуть вверх на лицо великана:
- Вечером придёшь к моему шатру на военный совет. Мне крайне необходимы рекомендации столь выдающегося воителя.
Покосившись на Коха, издавшего полунасмешливое "Гм!", он кивнул головой в сторону, потянул за уздечку и ударом в бока послал Мартиль вперёд. Чем там обычно занимается хороший лидер после славной победы? Бродит по лагерю, говорит с солдатами, балагурит и улыбается? Что ж, можно попробовать. С последним, правда, могли быть проблемы. С тех пор, когда он в последний раз был при дворе и лицедействовал, кажется, прошла уже целая вечность, так что лицевые мышцы теперь двигались с хор-рошим скрипом.
- Как я погляжу, ты тоже успел завести себе зверей для самой чёрной работы? - заметил Георфор, лошадь которого трусила рядом - остальные держались на таком расстоянии, которое обеспечивало зрительную почтительность при реальном обеспечении безопасности. Дерек на секунду повернул голову к феодалу, но промолчал.
- За сира Готфрида я вполне могу поручиться, - продолжил граф, устремив взор прямо. - В боевом угаре он, бывает, перегибает палку, но в остальное время достаточно хладнокровен и неимоверно исполнителен. И за Мясника, в общем-то, тоже - он жесток, но голову терять не склонен. Но что касается этого...
- Разумеется, я не стану посылать его на переговоры, - принц фыркнул, обозначая всю анекдотичность самой идеи. - Но ты же не будешь спорить, что для воплощения послания "платите или умрите" в вашей округе никого лучше не найти?
Георфор покачал головой. Спорить, действительно, было глупо.
- Я бы хотел лишь напомнить об одной важной вещи: когда гладишь зверя, нельзя забывать о том, что он может и укусить.
- Я тоже читал Северина Карна, милорд. - Это прозвучало немного резковато... но, впрочем, не нужно было включать в фразу поучающие нотки. - Я и не собирался их гладить. Для начала достаточно показать одной рукой на большую сочную кость, а второй - на дверь, за которой льёт дождь.
Создание впечатления, а затем и уважения - это, конечно, здорово и тоже нужно, но едва ли можно придумать что-то хуже, чем начинать всё это с облизывания. Совершенно неэффективно, не говоря уже о том, что ещё и несколько унизительно.

Товарищи, вручаю вам по посту на нос, дабы привести свои дневные дела в порядок. Затем - вечер, военный совет и посиделки у походных костров.

0

11

Нынче Эстель пребывала в куда лучшем расположении духа, нежели несколько часов назад. Перевязка прошла успешно, впрочем, с её то беспечностью и, как следствие, обилием практики после очередной переделки, иного было сложно ожидать. Хочешь-не хочешь рука набьется. Затем последовал перекус, добавивший еще положительных эмоций – все таки речь шла о сыре, а это лакомство одно из немногих, чей вкус она могла полностью ощущать. В чем причина такой избирательности полудемону было неведомо, но её вполне устраивало. Лучше чем ничего. А следом она провалилась в странное состояние небытия, которое плавно перетекло в здоровый сон. Благо привычка сделала свое дело и спустя два часа встревоженная девушка проснулась. Убедившись в собственной безопасности и благополучии, а так же установив, что прошло не более двух часов (приблизительно), Эстель повалилась обратно на койку, позволив себе еще с четверть часа предаться дреме, а затем, уже более довольная с легкостью, которую допускала царапина, поднялась. Обтерев себя смоченной в воде тряпкой, и надев единственную сменную рубашку, полудемон ощутила себя почти чистой. Что так же не могло не сыграть роли в её настроении. А разбавив вино со спиртом еще и получить нужный градус.
- Хм. Почти бренди! – удовлетворенно хрюкнула полукровка, отпив из фляги.
Окинув придирчивым взглядом плащ, сброшенный вчерашним вечером на землю, девушка, не обнаружив прорех, накинула его на плечи. Далее нужно только прикрепить флягу к поясу, а так же вернуть оружие на место. Не смотря на перспективу кражи, наемница предпочла оставит меч в палатке. Уж лучше она будет гоняться по лагерю в поисках неизвестного вора, чем таскать эту бандуру на себе весь вечер. А вот кинжалы следовало вернуть в ножны. Эстель завела быстрым движением руку за спину, проверяя мышечную память. Хвостом конечно было удобнее, но тут уж ничего не поделаешь – зелье на то и было рассчитано, чтоб его скрыть. Оставалось последнее. Достав из шкатулки серьги девушка одела их. В битве они были бесполезны, ибо и так ясно, что её хотят убить. А вот сейчас они весьма могут пригодиться в качестве меры предосторожности.
- Ну вот. Всё что надо у меня есть.
Откинув полог с этими словами, девушка вышла наружу. И хотя в её скромной палатке сумрак уже взял свое, но, на самом деле, как оказалось, солнце еще не село. Значит, военный совет еще не кончился. «Если вообще начался». Искать темную подворотню, в которую она собиралась уволочь принца еще было рано. В целостности Вемура она уже удостоверилась. Конечно, можно было и просто посидеть и поболтать… Поискать кружку подходящего размера и такие же объемы спиртного, но огр, насколько она слышала уходя, тоже был на совете. Нужно было чем-то скрасить несколько часов. И, в принципе, она знала еще одного человека, недавнего знакомого, самочувствием  которого можно было поинтересоваться. А так же поболтать и послушать. Последнее выпадало на её долю чаще, чем ей бы самой хотелось.

0

12

Разумеется, шатёр принца, скроенный из промасленной алой холстины, был самым здоровым и выделяющимся во всём палаточном лагере, однако внутри был обставлен предельно минималистично. Узкий и длинный стол из чёрного дерева и десяток стульев с резными подлокотниками - это всё было вынесено из шатра Джемберта Клэма, а вот обнаружившаяся там серебрянная посуда и приборы отправились в трофейный котёл, их заменили мельхиором. Оружие и броня, мешок с барахлом, две книги и походная кровать за ширмой в торце - вот и всё, за что мог зацепиться глаз. Сейчас противоположная от "спальни" боковая стенка была разобрана, чтобы на совете мог "присутствовать" огр, а на столе было накрыто нехитрое угощение - отварная баранина и овощи, хлеб, колбаса да вино с водой. Вино было недурным, за что также следовало поблагодарить мятежного герцога.
Вот и он сам, кстати. Высокий крепкий муж в расстёгнутом камзоле поверх рубахи, забрызганной кровью, с короткой цепью на руках и забинтованной головой - Мясник вышиб его из седла ударом кистеня по лбу - выглядел утомлённым и угрюмым, но отнюдь не сломленным и отчаявшимся. Исподлобья (точнее говоря, из-под повязки, закрывавшей лоб) он неотрывно смотрел на принца, сидящего на его стуле, а принц точно так же смотрел на него - первое время пытаясь понять, обусловлена ли гордо поднятая голова одной лишь твёрдостью духа, или также и определёнными резервами, а затем размышляя, как скоро ему надоест топтаться и играть в гляделки. Как оказалось, не так уж и поздно.
- Насмотрелся, мальчик?
"Мальчик." Это было сказано достаточно громко, чтобы затруднительно было пропустить мимо ушей, но недостаточно ёмко, чтобы быть принятым близко хоть к какому-то ливеру. Не отрывая от мятежника взгляд, преисполненный ледяного спокойствия, Фредерик кивнул головой.
- Ты что-нибудь припас для меня в Хорраторе?
На какое-то время в шатре повисло молчание. Вопрошающий терпеливо ждал, отвечающий пытался осмыслить вопрос, но наконец дар речи вернулся к последнему:
- Какого Хаккара мне вообще что-то рассказывать?
- А почему нет? - Метис, откинувшись на спинку стула, развёл руками. - Вся твоя затея и так уже накрылась адамантовым тазом. Будь хорошим дяденькой, избавь меня от оставшихся своих сюрпризов - а я избавлю тебя от заключения в трезвости и побоях в каком-нибудь вонючем сральнике и добьюсь какой-нибудь сравнительно почётной казни. От этого мы оба лишь выиграем.
Джемберт Клэм издал неприличный звук, после чего смачно харкнул себе под ноги. Минимализм вновь оправдал себя: плевок не замарал ни единого дорогого ковра по причине совершенного их отсутствия.
- До чего же Вы несносный человек, - печально произнёс Сандорфайт, качая головой, и добавил, повысив голос, чтобы услышали удалившиеся за полог охранники Клэма: - Увести! И найдите для него какой-нибудь сральник. Родрик, - он указал длинным пальцем на графин и с кивком принял чашу с вином из рук оруженосца. - Передай сиру Вильяму, что он тоже может заходить, и собери всех остальных... Огра можешь предупредить в последнюю очередь.
"Интересно, как там он ужился со своим пленником?" - подумал он, поднося чашу ко рту. Пленники да заложники - идея, зародившаяся, вероятно, в ходе первой же войны, разгоревшейся в этом мире. Однако иногда бывает, что кое-кто с большим восторгом воспринял бы известие о смерти, а не о пленении. И, соответственно этому, кое-кто может отвалить денег не на выкуп, а на нечто совсем иное. "Торги на аукционе, - пришла вдруг на ум ассоциация. - Да, торг... Ужасный торг за чью-то жизнь." Медея пришла бы в эстетический восторг от такой параллели. И содрогнулась, конечно же, как без этого. Для неё факт измены и человеческая жизнь вполне разделяемы и оцениваемы независимо друг от друга.

0

13

- Тоже могу спросить и у тебя, - парировала Эстель.
- Вспомни тот же Разлом! Там было… Ух!
- Не напоминай, - огр махнул рукой. Кажется, на его лице на долю секунды отобразился настоящий ужас.
Беседа с полудемонеткой, впрочем, не затянулась - ей, конечно же, нужно было куда-то бежать. Непоседливая девчонка - великан только развел руками. Ему, правда, тоже было, чем заняться.
- Вечером придёшь к моему шатру на военный совет. Мне крайне необходимы рекомендации столь выдающегося воителя, - безапелляционным тоном приказал принц. Людоед хмыкнул и кивнул. Он был достаточно сообразителен, чтобы отдавать себе отчет: великий военный стратег из него не лучше, чем средней руки балерина. Но Фредерик платит, он велел - Вемур придет. Почему бы не прийти?
Зелбораф взвалил на левое плечо свою добычу. Неважно, мог ли идти Оррик сам или нет. Проще оттащить. На правое плечо легла пушка. И вот так, навьюченный и перебинтованный, огр вернулся в лагерь. Помог Роберту освободиться от доспехов. Прицепить его за ногу к большой наковальне было делом пустяковым - цепь у великана уже имелась, оставалось только соединить ее вокруг конечности несчастного пленника да вокруг груза. Обыскивать рыцаря с особой тщательностью людоед не стал - если припас благородный напильник в штанах, то все равно меньше чем за три часа он со своими кандалами не управиться. А там или Вемур сам вернется, или еще кто заметит-услышит, цепь пилить - не перо очинять, тут скрежету много будет.
Сходил Зелбораф на перевязку. Осмотрел свои трофеи - меч с аметистом, кучу покореженных доспехов. Сегодня решил не работать - поберечь раны. Вроде, спешки не было. Затем огр раздобыл писчие принадлежности для маркиза, заодно и кандалы проверил. Ничего, Оррик, похоже смирился со своим положением. По крайней мере, пока. Цепь была нетронута. Великан удовлетворенно кивнул, взял большой мешок, свой устрашающих размеров нож и снова отправился на поле брани. Мародерствовать, знамо дело. Не было его довольно долго, вернулся людоед усталый и перепачканный, но очень довольный. Судя по веткам, застрявшим в его бороде, дошел Вемур до самого леса неподалеку. Мешок за спиной у Зелборафа был полон. И, надо сказать, не смотря на плотную ткань, распространял вкусный и притягательный запах жаренного мяса... Наверное, не стоит думать, откуда взялась эта еда. Да и доказательств ее неприятного происхождения не сыскалось бы. Догадливый огр отделил мышцы от костей и порезал их на такие маленькие кусочки, что теперь никто не смог бы сказать, какой формы оные мышцы изначально были. Ауру свою мертвое, изжаренное колдовским огнем, мясо скорее всего потеряло. Так что все было чисто. И все же, все же...
Великан оделся в свою обычную походную одежду - не на парад, но и не светить голым жирным неуемным брюхом. Взял немного мяса, мех с водой, а тут и человек от Сандорфайта пришел. Напомнил о совете. Великан еще раз проверил своего пленника и отправился к принцу. Надо отдать должное нанимателю людоеда - он догадался сделать хорошую лазейку для Вемура.
Итак, Зелбораф на месте. Покрутив башкой он смекнул, что прения и дебаты еще не начались, и принялся угощаться принесенным лакомством. По шатру Фредерика распространился вкусный запах жаренного. Впрочем, если вам он понравился, то вы... Хм... Латентный людоед. Может, однако, это не так уж и плохо?

Отредактировано Вемур (Пятница, 27 ноября, 2015г. 15:27:36)

0

14

Великан пришёл в числе последних, волоча за собой длинный и тяжёлый шлейф запаха жареного мяса... Ну, или не волоча, но, во всяком случае, вывалив весь этот шлейф прямо перед шатром без долгих предварительных раздумий. Понятно, это привлекло определённую долю внимания практически всех знаменосцев - то, что стояло на столе, даже в общей совокупности было не столь пахучим, что уж говорить про "по отдельности". Фредерик медленно втянул носом воздух. Как-то раз (Господи, да что там - много раз в течение определённого промежутка времени) ему приходилось конину и жарить, и кушать, и вот этот запах конину не слишком напоминал, а, значит... "Значит, как и следовало ожидать, мне предстоит ещё немало работы", - додумал он, нахмурившись. Мясник, сидевший по правую руку со своей левой рукой на перевязи (мятежный герцог успел показать коготки - или, если быть точным, тяжёлый боевой молот), обвёл Сандорфайта и Кохов странным взглядом, но это так и осталось самой большей и заметной реакцией на огров пир.

- Все здесь, - проговорил принц, обводя взглядом присутствующих - то ли проверяя, прав ли он, то ли стремясь вдавить в каждого сосредоточенный холодный взгляд. - Мастер Корфакс, прошу.
Человек в тёмно-синей мантии с откинутым капюшоном, поднявшись из-за стола, и приподнял левую руку в перчатке и бронзовом наруче с несколькими инкрустированными разноцветными камнями. Глаза мага закатились и через мгновение покрылись тонкой сверкающей плёнкой (отчего Фредерик вспомнил Провидца и несколько поскучнел), а на столе со всей расставленной снедью материализовалась (или, скорее, полуматериализовалась, поскольку не особенно казалось доступным для ощупывания) карта юга Минскара.
- Основные силы Клэмов полностью разгромлены, - заговорил он, ровно и достаточно громко, чтобы сообщение проникло даже в самое тугое ухо, но практически безэмоционально. - Однако лорд Огюст Теджертон успел отступить на запад перед атакой конницы...
- Сбежать, поджав хвост, - полупрезрительно поправил Джакомо Сардани, грузный рыцарь с золотыми весами и кронциркулем на густо-зелёном камзоле, когда на карте появился движущийся герб с турнирной пикой.
- Кроме того, здесь, в Маскареле, мятежники ещё удерживают замки Линвель, Холодный Камень и Хорратор, резиденцию Клэмов, - названные крепости отметились на карте плоскими круглыми значками. - В Клавронде...
Карта переменилась. Теперь на ней была изображена другая область, уже более значительная по площади, протянувшаяся от побережья моря Надежд до самой Сторожевой гряды (или же наоборот - в зависимости от того, кто с какой стороны смотрел) - герцогство Клавронд.
- Герцог Раймунд Оррик созвал знамёна в Ястребином Гнезде, однако, как нам известно, часть его вассалов не явилась. Сельв Сегориан с пятью сотнями чёрных рыцарей несколько дней назад занял Ралрок и вместе с графом Праттеном готов ударить по нему с запада.
Когда карта исчезла и глаза Корфакса вернулись к нормальному состоянию, он спокойно опустился обратно на стул и на время опустил веки. Тем временем Георфор Кох, сидевший по левую руку от принца, уже успел проглотить прихваченный кусок колбасы и взять слово первым:
- Лорды на востоке Клавронда не выступят против короны, особенно после сегодняшней победы. Они поддержат чёрных рыцарей с востока.
- А мы можем ударить с севера, - подхватил Сардани, оторвавшись от бараньей ноги, - для подавления замков в Минскаре будет достаточно и части армии. Если будет угодно, сир, я почту за честь возглавить этот поход!
Джеспер Лорани, Гаррольд Лотткох и сир Эдрик Вельдкох с той или иной степенью осторожности поддержали моролдца, но Корфакс, придвинувшись к столу, приподнял уже правую руку для привлечения внимания и негромко проговорил:
- Боюсь, мы не знаем, сколько времени может занять осада Хорратора. Это очень серьёзное укрепление. И тяжело сказать, какой там остался гарнизон - наш информатор в замке после выступления Клэма затих. Возможно, разумно будет просто блокировать его и прежде подавить мятежников в Клавронде?
- У нас есть заложник, - веско произнёс Георфор. Придвинувшись к столу, он поставил опустошённую чашу, переплёл пальцы в замок и посмотрел в сторону огра. - Великан сразил в поединке и пленил маркиза Роберта, сына герцога.
Вслед за головой старшего льва к Вемуру обратились и практически все остальные. Быть может, для этих голов казалось логичным, что, если огр был позван на военный совет, то, вероятно, ему есть что сказать или показать?

0

15

Если вначале огр откровенно недоумевал, зачем это принц позвал его на военный совет, то через пять минуть после пребытия великана осенило: чтобы покормить! Даже в походных условиях Фредерик угощал по-королевски. Людоед не заставил себя упрашивать - он ел кур и баранину, колбасы - все, до чего мог дотянуться. Свою закуску пока припрятал - не столько от жадности, сколько от понимания неуместности принесенного с собой провианта.
За картами Вемур особо не следил. Местность и названия ему были более-менее знакомы, а вот в писанных на бумагах значках, пусть даже таких более понятных-магических, он разбирался скверно.
- У нас есть заложник. Великан сразил в поединке и пленил маркиза Роберта, сына герцога, - Зелбораф почавкал еще немного, затем проговорил.
- Не было поединка. Я нашел его просто. За меч герцежонок взялся только чтобы мне его отдать, - огр немного помедлил.
- Его лошадь придавила, - видимо, все же решил отдать справедливость пленнику. - Я ее подстрелил или другой кто подрезал - не знаю. Не мог он драться. Сейчас сидит возле моего фургона. За ногу прикованный. Может, конечно, он ее себе отгрыз, как волк в капкане. Но тогда вряд ли тогда далеко уполз. Сочиняет письмо к папе. Чтоб папа дважды подумал, прежде чем дергаться и бунты поддерживать.
Людоед еще немного помолчал и, заметив, что от него все еще требуется какой-то отклик, продолжил.
- Этот замок. Хакккар-как его. У него ворота толстые? А куда смотрят? Если просто от замка - их нетрудно разнести. А если вдоль стен - тут не подлезешь ни с тараном, ни с пушкой. Эта нужна, как ее... Петарда, во! А для нее нужно особо лиирит месить. Я не умею. И потом еще к воротам приделывать. Тоже непросто, - решив, что пока речей достаточно, Вемур вновь погрузился в пищепоглотительный и пищеварительный процессы. Он вполне считал себя вправе это делать. За Сандорфайта он повоевал. Умную мысль сказал. Узника ценного добыл. Согласитесь, требовать от Зелборафа большего смешно. Не планы же снабжения, обороны тылов и контрразведки ему составлять, право слово!

Отредактировано Вемур (Понедельник, 25 января, 2016г. 10:39:18)

0

16

- Сын герцога Клавронда сидит у Вас на цепи? - кисло переспросил Лорани, глядя поверх тарелок и кубков на великана. Во всяком случае, сейчас для этого не нужно было задирать голову и собирать мужество в кулак - даже если тот каким-то чудом и мог бы в момент перемахнуть через часть пространства, включающую и половину длинного стола, чтобы вмазать косо поглядевшему, это всё же было довольно неочевидно.
- Нечего было махать штандартом не в том месте, - фыркнул Мясник. Увечная рука не мешала ему жевать баранину и прикладываться к кубку так же лихо, как и всегда, а снедь и питьё уж точно не мешали говорить.
Меж тем не слишком примечательный пожилой колдун, сидевший справа от Корфакса, таким же, как у того, невозмутимым тоном объяснил, что укрепления Хорратора защищены рунной магией гномов, и что все предыдущие попытки так грубо подступиться к ним закончились ничем.
- Однако, я полагаю, - заметил он в заключение, - гарнизон не откажется от достаточно выгодных условий сдачи...
- Я пока не тороплюсь, - прервал его Фредерик. К счастью, голос после такого долгого периода молчания хриплых ноток не выдал, так что услышали его все вполне чётко. На это он, в общем-то, и рассчитывал - дать выговориться всем, после чего уже самому огласить план действий. Пусть все пребывают в уверенности, что он склонен прислушиваться к каждому, а не самодурствовать всю дорогу, как подобает красивому цветочку из столичной теплицы, впервые взявшемуся за меч.
с учётом последнего факта такое было, к тому же, разумнее всего - принц вполне полагался на свой ум и проницательность, но вместе с тем и признавал, что военного опыта не имеет совершенно.
- Не сомневаюсь, запасов в замке достаточно, но помощи им ждать неоткуда. Они поймут это уже после месяца осады, пока мы вырежем плевелы в Клавронде. Сегориан и Праттен пусть ждут, пока герцог не получит вести от сына.
Виллем Кох - он расположился рядом с братом, но, как и Сандорфайт, ел мало, а больше слушал - поднял глаза от стоящего на столе кубка и посмотрел как-то странно, однако кивнул головой в знак одобрения.
- Сир Виллем, сир Джакомо, сир Эдрик - вы с четырьмя сотнями займёте Тронхолд и перекроете переправы через Хосс.
"И заодно в городе порядок наведёте." Фредерик сидел всё так же прямо, положив руки на колени, и обращал взор к каждому, кого называл, но сейчас радужки глаз его немного светились - на каждого называемого таращились два тускловатых тёмно-синих огонька.
- Мы же присоединимся к вам после того, как Хорратор будет сдан... или, по крайней мере, блокирован. Мастер Редель, - огоньки повернулись к колдуну рядом с Корфаксом, - до тех пор позаботьтесь вместе с сиром Эдриком, чтобы я был в курсе перемещений южнее Хосса.
- А Линвель и Холодный Камень? - Георфор Кох строго посмотрел на Мясника, криво ухмыльнувшегося с противоположной стороны стола, вновь повернул голову к принцу и предложил: - Над этими замками гномы не успели потрудиться, так что артачиться они не станут...
- Они уже сделали выбор. - Насколько Дерек знал, Теджертоны - даже более древний род по сравнению с Орриками, последние всего полтора столетия назад отвалились от главной ветви Арренов, - но вместе с тем род теперь уже и менее значительный. "Нет смысла и им делать одолжение", - мысленно подвёл он черту.
- Сир Вильям, сир Готфрид - поручаю их вам. Вы с шестью сотнями и командой мастера Оскара выдвигаетесь завтра на рассвете сначала к замку Теджертонов, затем на Линвель. Там не должно остаться камня на камне, - холодно закончил он.
- Будет сделано, - ровно ответил Мясник, чуть шевельнув рукой. Готфрид, будучи куда менее разговорчивым, лишь молча кивнул внушительной головой, но в его служебном рвении сомневаться также не приходилось.
- Все свободны. - Принц сполз в своём жёстком кресле на пару миллиметров, глубоко вздохнул и добавил, теперь уже не вращая головой по сторонам: - Граф Георфор, сир Виллем - останьтесь. Вемур, ты тоже.

Отредактировано Фредерик (Воскресенье, 3 января, 2016г. 12:21:04)

0

17

"Никакой пощады", - быстро, но аккуратно вывел Сандорфайт на клочке бумаги, пока капитаны поднимались и расходились. Жестом он подозвал оруженосца.
- Родрик, передай это Тальвину.
Корфакс, подхватив свой кубок, перебрался на освободившееся место Мясника; братья Кохи, естественно, остались на своих местах, равно как и огр, но, видимо, наниматель не ожидал, что тот пропихнёт телеса в шатёр, подойдёт близко-близко и подставит ушко, чтобы выслушивать секретные сведения.
- Не выжал бы ты больше, если бы дал им прощение? - осторожно заметил Георфор, откинувшийся на спинку кресла, как только Родрик вышел за полог вслед за зелёным Джакомо Сардани. Фредерик покачал головой.
- Выжал бы меньше, чем потерял, - отрезал он, сверкнув огоньками. Правда, те через мгновение уже немного поугасли, а лицо его приняло более мягкое выражение. Как раз такое, чтобы донести: "Нет, дядюшка, я к тебе не прислушаюсь, но не из-за того, что ты старый безмозглый дурак, просто прямо сейчас ты немного заблуждаешься." Или что-то в этом духе. Своего дядюшку принц знал даже меньше года... Хотя уже успел заключить, что ни о какой мягкости в этом случае речи и быть не может.
Прощая мятежников, сеешь зёрна следующего мятежа. Оррики же для показательной порки не годятся... Но они своё также получат. "Единый всем воздаёт по справедливости", - мрачно усмехнулся принц. Голос в голове тихо добавил: "И тебе воздаст..."
- Буду краток. С помощью Ральда и инквизиции мне удалось удержать Тронхолд под контролем, но всё равно что-то там нечисто. - Он устремил взгляд на морщинистое лицо рыцаря. - Мне будет спокойнее, если ты до поры расположишься в городе, пока сир Эдрик займётся разведкой. Если кто-то из городского совета начнёт вызывать подозрения - отдай его инквизиторам.
Виллем наклонил голову. Что ж, вряд ли он на месте вдруг проявит излишнюю мягкость... А если и проявит - капитан стражи, по слухам, ею сильно обделён, а инквизиторы так и вовсе лишены начисто. Главное, что город не застанет врасплох внезапно появившаяся с юга рать. Вряд ли она появится, конечно, герцог Раймунд - не дурак и не помешанный, чтобы продолжать воевать, оставшись в одиночестве, но мало ли что может случиться.
- Я вас более не держу.
Фредерик тоже поднялся из-за стола через момент. Пояс с мечом остался висеть на стойке для оружия у одной из стенок, но при нём были два кинжала и два гвардейца... И огр. Огр, правда, только один, но, вполне вероятно, и этого вполне достаточно.
- Пройдёмся, - бросил он, просочившись через "окно", посредством которого огромный наёмник сообщался со всем скопищем собравшихся на совет лордов, рыцарей и "мастеров"-магиков. Это, по сути своей, было предложение, однако предложение, произнесённое тоном, не оставляющим каких-то других вариантов. Похоже, габариты собеседника нанимателя теперь уже не слишком занимали.
Большой алый шатёр, над которым развевалось здоровенное знамя с грифоном, размещался на некотором возвышении, в окружении палаток знаменосцев. Пространство дальше уже занимал солдатский лагерь, в котором, конечно, шумели (но вполне понятно, что абсолютной тишины следовало бы ожидать только в лагере армии мертвецов, да и там, верно, стоял бы изрядный перестук кучи лишённых мяса костей), но пьяных выкриков и звуков поножовщины чуткое ухо Сандорфайта не фиксировало. Это не могло не создавать где-то в районе желудка ощущения некоторой радости и определённого удовлетворения.
- Я доволен твоими военными успехами, - заметил он вслух, глядя строго вперёд по ходу движения, на длинную палатку из тёмной материи, у которой трепыхался на ветру треугольный флажок с огнедышащей львиной головой. Вместе с постепенно сгустившимися потёмками к лагерю подошёл порывистый ветер, заодно подогнав с залива тяжёлые бледно-серые облака. Принц не видел отсюда моря и не чувствовал явного запаха соли, но ветер хлестал по левой щеке и отросшей гриве очень знакомо.
- Я намерен предложить тебе продолжить работу. Не наёмником, а присяжным воином. С полным содержанием, конечно. Плюс возможности для карьерного роста. - Он свернул по протоптанной дорожке немного вправо, дабы не врезаться в палатку боевых магов. - Правда, в гвардию тебя не возьму, больно уж высокий. Но дать шпоры и нарезать земли могу. Кое-кто скоро позаботится о том, чтобы свободных шпор и земли было достаточно.
Короткие, но содержательные фразы прекрасно формировались в голове и после легко излагались. Это была даже очень полезная практика. Нужно уметь говорить не только пышно и красиво, но также и кратко, просто и понятно. Настолько просто и до такой степени понятно, чтобы тебя мог понять даже дубовый пень. Никогда нельзя быть уверенным, что в один прекрасный день тебе не понадобится что-то от разумного дубового пня.

Отредактировано Фредерик (Воскресенье, 3 января, 2016г. 12:30:37)

0

18

- Сын герцога Клавронда сидит у Вас на цепи?
- Это хорошая цепь, - разумеется, огр понял Лорани по-своему.
- Я сам ее ковал. И на ноге его заклепал. Ее не снять. Только распилить. Ни герцог, ни принц, - он кинул быстрый взгляд на своего работодателя, - ни сам король не смог бы от нее избавится.
Указания принца великан слушал вполуха. Во-первых, еда. Сочетать два занятия людоед не больно-то умел. Да и не стремился, откровенно говоря. Во-вторых, сейчас Фредерик раздавал приказы своим командирам. А Вемур же таковым себя не считал. Нет, он, конечно, был с Сандорфайтом. Просто в шишки-верхушки не рвался. Видимо, справедливо опасался, что карьерная лестница рухнет под его немалым весом. С рунно-защищенными замками Зелборафу прежде дело иметь не доводилось, поэтому соображений по поводу слов пожилого мага у огра не возникло. Так что он просто кушал. Ел. Жрал. В конце концов, не всем же сидеть за отменно накрытым столом с кислой миной, как делал принц, верно? Кстати, он распустил совет, почему-то велев великану остаться. Неужели и у Фредерика были вопросы по поводу цепи???
Инквизиторы, городской совет - снова вещи, не касающиеся людоеда ни коем образом.
- Пройдёмся, - интересно, Сандорфайты даже во сне разговаривают приказным тоном? Впрочем, это все же Сандорфайты, не бит собачий. Вемур кивнул, не разбирая, сгреб в свой мешок с человечиной немного снеди со стола и поднялся.
- Я доволен твоими военными успехами, - что ж, начало неплохое. Это даже огр смекнул. Впрочем, совсем не значит, что за этими словами не последует какая-нибудь неприятность. Вроде: "Но хлопот с тобой слишком много. Эй, кто там, взять его!"
- Я намерен предложить тебе продолжить работу. Не наёмником, а присяжным воином, - великан не перебивая выслушал принца. Правда, трудно было понять, что же людоед из этой речи понял. Он молчал. И вот, когда пауза как-то совершенно неприятно затянулась, Вемур заговорил.
- Присяга огра не значит ничего. Смотри, боги не покарали даже твоих баронов. Разве они не клялись королю? Тебе самому пришлось марать руки. А уж великан-клятвопреступник - кто станет связываться? - Зелбораф снова задумался. Похоже, мыслительный процесс не давался ему очень легко.
- Да в чем разница между содержанием и теми деньгами, что мне сейчас дают? - опять пауза.
- Шпоры... Я не знаю скакуна, что меня бы выдержал. А люди не потерпят людоеда в правителях. Разве овцы стали бы подчиняться волку? Да и какой из меня барон? Разве что ты дашь мне немного леса... - Вемур прервал сам себя. Пошарил в карманах и достал оттуда что-то маленькое и круглое. Полубессмысленный взгляд Зелборафа стал жестким и ненавидящим. Огр нахмурился и заскрежетал зубами.
- Я с тобой, принц. Буду биться насмерть. Без клятв, - он просто дышал злобой. Кстати, Фредерик вполне мог рассмотреть, что же так взбесило великана до того, как тот снова спрятал источник раздражения. Это был истертый и покореженный медальон некоей организации. Алого легиона. Кажется, на нем даже были отпечатки зубов.
- А когда все закончится - ты поможешь мне. В одном деле. Только люди могут убивать людей безнаказанно.

Отредактировано Вемур (Понедельник, 25 января, 2016г. 11:41:05)

+1

19

- Присяга всегда хоть что-то да значит, - невозмутимо возразил принц. - Быть может, боги послали меня привести приговор в действие. А я послал двоих зверей в людском обличии. Не знаю, нашли бы боги наказание более жестокое.
Впрочем, в одном великан был прав - предательство как таковое, без учёта всего, случившегося после, явных негативных последствий для двоих герцогов не имело. В том смысле, они в тот же миг не пали наземь замертво. Значит, либо Единому по душе менее скоропостижная расправа (ну там, скажем, семейные проклятия до седьмого колена, и всё в этом духе), либо они отыскали лазейку даже в божественном постановлении... Был, впрочем, и третий вариант. Вся эта ерунда просто не работает и играет роль дополнительного пугала для людей хоть и коварных, но всё ж набожных. В значительной вероятности последнего Сандорфайт сомневался. После всего, что он видел за совсем малый отрезок жизни, и без того не слишком длинной, это казалось не столь убедительным, как изрядная избирательность и привередливость бога людей.
- Ну да, вообще-то кое-какая разница есть... И насчёт скакуна у меня одна идейка есть... А править я тебя заставлять уж точно не буду. Во всяком случае, людьми. Хотя, конечно, с твоими, кхм, вкусовыми предпочтениями тоже придётся кое-что сделать, но-о...
Также оборвав речь, только уже на середине фразы, Фредерик повернул голову к огру и немного прищурился, беззастенчиво разглядывая штуковинку... Нечто, похожее на медальон. Явно очень долго хранимый, да предварительно ещё и хорошенько деформированный. С высоты великанского роста послышался леденящий душу звук, а затем - короткий глухой вердикт, в котором только идиот не услышал бы чётких яростных ноток. Кажется, на штуковинке был некий знак или герб - во всяком случае, принцу неизвестный, но все признаки артефакта из тёмного и ужасного прошлого были налицо. Сандорфайт остановился, немного развернулся на месте и задрал голову. Ну да, и даже на лице. Дорогого стоило увидеть на этом лице хоть какое-то движение.
- Посмотрим, что я смогу сделать, - серьёзно проговорил он. - Когда всё закончится - мы, конечно, ещё поговорим, но я бы попросил подумать над моим предложением. Мне кажется, оно сулит нам обоим сплошные выгоды.
Вернув голову в нормально-вертикальное положение, принц коснулся подбородка и немного помедлил, прежде чем добавить:
- И твоей, э-э, "дочери" - полагаю, тоже.

0

20

На вполне здравые, пусть и несколько пространные рассуждения принца насчет присяги огр никак не отреагировал. Возможно, был несогласен. Или не понял всех тонкости извивов благородной схоластической мысли. Всего вероятней, конечно, что великану было просто все равно.
Зато когда Фредерик упомянул Бурбарыш, людоеда будто окатили из ушата. Из бочонка. Из целой многоведерной бочки, чего уж там. Глаза Вемура, которые, казалось, минуту назад могли прожечь собеседника одни лишь взглядом, потухли. Кажется, в них даже появилось некое настороженное выражение. Судя по всему, Сагдорфайт, намеренно или случайно, задел некие новые струны в душе Зелборафа. Вообще, кто бы мог подумать, что у него есть душа и какие-то там струны. Максимум - барабан из человечьей кожи. Ну да неважно.
Огр молчал. Долго молчал. Похоже, он разрывался между теми, давними, давно ушедшими и этой новой, все еще живой. Мертвые жаждали мести. Жаждали мести? Нет, ее жаждал единственный уцелевший. Утопить в крови тех, кто извел ее семью. Не ради нее - ради собственной боли. Боли от бессилия, от сожалений, что тогда он не был вместе с ними. Не смог защитить. Не вырвал их из лап Смерти - он бы сумел, о да! Когда великан был моложе, он был еще сильнее. И теперь-то он мог поднять быка и завязать бантом подкову. А тогда... Тогда... Тогда...
Но мертвые могут ждать. И он тоже. Он научился ждать. Он стар, даже полуразумные людоеды набираются мудрости с годами. И он подождет. Столько, сколько нужно. Его племя не живет так долго. Лишь месть - одна месть продлевает его существование. Он не умрет, пока не отомстит. Проживет хоть две тысячи лет!
А молодая девушка багбир... Нет, она так не сумеет.
- Моя дочь не такая, как я, - прозорливо заметил Вемур.
- Она родилась великаном. Но выросла, как человек. Она никогда не сможет вернутся к своему племени. Люди не примут ее, если за нее не заступится кто-то сильный. Кто-то, кого они слушают беспрекословно, - снова длинная пауза. Наверное, принц уже привык к несколько необычной манере своего собеседника вести разговор. Тягучие, словно смола, слова и длинные периоды полного затишья.
- Я буду с тобой, принц. Буду служить тебе. О клятве я хочу поговорить с дочерью. Она умнее меня. Она как человек. Огр мало копит знания за свою жизнь. Он не эльф, не гном. Но огр может понять, что можно спросить у того, кто знает. Я с тобой! И о скакуне поговорим.

0


Вы здесь » FRPG Энирин » Завершённые и неактивные эпизоды » ¶ Побережье Тронхолдского залива\Хорратор


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно