FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Прошлое » Редкие встречи.


Редкие встречи.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Начало апреля 1398 года.

Как будто у неё проблем было мало. Очередной связной оказался знакомым, с которым девушка более-менее свободно могла поговорить. И хотя, ясное дело, подробностями работы друг с другом они не делились, однако в общих чертах кое-что поведать и узнать можно было. Эдакий взаимообмен сплетнями. Только тут была информация поважнее. Наемница собиралась в горы – её ждал один заказ, который она выполняла скорее для поддержания собственной репутации, нежели выгоды. И спутники будут ждать её через неделю. Но услышав «новости», полукрвока поняла, что придется спутникам еще чуть-чуть подождать.
- Глупая, глупая девчонка! Вроде большая, двести лет с хвостиком, а ведет себя как дитя малое!
Её единственным собеседником была лошадь, что сейчас несла свою хозяйку на всех парах к крохотной деревушке. Если наемница правильно вычислила траекторию, то именно там искомая девушка и окажется. Но помимо негодования на неё, Эстель так же негодовала и на себя саму. Почему она не убила целительницу, как намеревалась? Убила бы двух зайцев и волчат обезопасила  и себя от излишних хлопот в будущем. Правда, тогда кое-кто бы не получил нужной информации, но он и так остался с этим в пролете – вон, эльфийка то болтать не стала, несмотря на уговор. И вот теперь, чтоб обезопасить эту рыжую головушку от последствий, она, дурная, мчалась по чужому поручению, что ей еще аукнется, и пренебрегала единственной возможностью подправить свою репутацию.
- Хаккар! Тупой, тупой полудемон!

В этом Единым забытой деревушке было всего два трактира, один из которых еще и постоялым двором был. Оставив разгоряченную лошадь на попечение сына владельца, а меч и пожитки в комнате (пусть только кто-то попробует украсть), полукровка отправилась на поиски пары. Найти их не составляло особого труда, хотя они и пытались скрыться под плащами: деревня маленькая, плащи в апреле еще не так вызывали подозрение, но когда ты чужой – это сразу заметно. А если ты леониец, то как ни старайся, а походка твоя будет отличной от местных.
Ожидания Эстель были вознаграждены. После недолгого разговора леонийка ушла в сторону – явно к здешнему рынку. Тогда как её цель собиралась двигаться дальше.
Семенящий шаг эльфийки был прерван. Проходя мимо одного из домов она могла почувствовать, как чьи-то руки обхватили её и перебросили на расстояние широкого шага. Однако этого было достаточно, чтобы Эстель вместе со своей жертвой оказалась в тени проулка между домами. Одна рука соскользнула и тут же легла на рот целительницы. Тогда как второй наемница уверенным и быстрым движением прошлась по животу и остановилось с противоположной стороны эльфийской талии, прижимая девушку к себе. Хвост откинул капюшон плаща Луниэль и заправив прядь волос за ухо, открыл оное. Поддавшись чуть вперед полукровка тихо прошептала, едва на касаясь заостренных кончиков.
- Это Эстель. – она не знала, помнит ли её Лун, или же то как она к ней относится, если помнит, поэтому решила подстраховаться. – Чш-ш-ш… Я не причиню тебе вреда.
Хвост ласково прошелся по шее эльфийки, чтоб не вызвать панику и осторожно лег. Это была наиболее чувствительная конечность наемницы и она могла таким образом считывать пульс девушки, чтобы быть готовой на случай паники, истерики или откровенной лжи на следующий вопрос.
- Помнишь меня? - все так же тихо спросила девушка, бросая взгляды по сторонам на случай возможного постороннего вмешательства.

+1

2

Начало апреля 1398 года

Не верилось! Вообще не верилось в то, что она делала. Наконец-то свобода. Дракон их недалеко подбросил, но было достаточно времени у Луниэль с Ширрен, для того чтобы скрыться и никто не заметит пропажи полукровки. А когда заметят, то они будут уже далеко. Стоило скрываться, как можно тщательней. Хотя, не замечают как раз то, что лежит на самом видном месте. Но алые волосы полукровки буквально кричали, привлекая к себе внимания. Да и внешность у нее была примечательной, поэтому и ей и леонийке было достаточно сложно спрятаться.
Но складывать лапы сейчас было поздно, тем более, что она теперь боялась Танатоса еще больше. Особенно после го, как сперла у него несколько артефактов. Как ими пользоваться пока сама не поняла, но как-нибудь подумает, если будет нечего делать. Точнее, когда не будет боятся всего и вся.
Им нужно было найти хотя бы какой задрипаный караван, чтобы не путешествовать вдвоем. Луня, как боец, была полностью бесполезна, а у Ширрен было слишком мало опыта и практики. Сейчас они перемещались по деревне и чтобы не терять времени, полукровка отправила Ширрен за их скромными запасами в дорогу, договорившись, в каком трактире будет ждать леонийку.
На самом деле, ей даже страшно было идти. Она боялась того, что на нее выскочат наемники бара со своими проклятыми дротиками. она была так напугана, что не могла различить магическое чутье опасности, от своей фантазии.
Все было настолько сумбурно и страшно, что Луниэль не успела даже вскрикнуть, как ладонь легла на ее рот, не позволяя издать хоть какой-либо звук. а вторая рука обняла за талию. Э не было похоже на наемников Танатоса, тогда бы она даже не смогла ничего понять. Не смотря на всю свою видимую глупость, смышленость у Луни присутствовала. Однако, кто тогда пришел по ее душу? Местные? еще кто-то?
Ответ пришел, когда что-то третье, стянуло с нее капюшон, освобождая ухо, от волос из шторки. Неужели Танатос послал своего телохранителя? Этого ей только и не хватало. Сердце так бешено застучало, что Луня начала задыхаться от страха и паники.
Но, кажется, Аскетор сегодня был к ней благосклонен.
Голос был совершено другой и представилась напавшая очень знакомым именем. Не так было много у Луни полудемонов было. Заледеневшие в страхе пальцы целительницы сомкнулись за запястье, держащем ее рот на замке.
В голове лихорадочно метались все мысли, вместе взятые. Всплыло лишь одно воспоминание той встречи, которая была последней у Луниэль и Эстель. Было предостережение в тех словах.
Она что-то попыталась промычать, но бесполезно. Полукровка лишь кивнула, подтверждая то, что помнит Эстель. конечно, с тех пор прошло много времени, а память у Луни плохая, но облегчению не было предела, когда она поняла, что это не наемник Танатоса.

+2

3

«Ого!», судя по ощущению пульсации, эльфийка в её руках испытывала ну очень бурные эмоции. И будучи честной к себе, полудемон понимала, что не самые хорошие.  Но Лун хотя бы помнила её – уже проще. После кивка тонкие губы наемницы изогнулись в улыбке. Она осторожно отняла руку от рта девушки, удостоверившись в том, что это не было уловкой и что та не будет кричать, после чего обхватила ею плечи эльфийки в своеобразном объятии. Все таки приятно для разнообразия обнимать кого-то. Тем более что этот кто-то обладатель изящной и привлекательной фигурки. Ну, а вообще наемница пока не выпускала целительницу не из-за собственных приятных ощущений, а скорее из опасения, что та вот-вот рухнет.
- Ну-ну, тише, - повторила девушка, прислонившись щекой к затылку Лун. Пальцы руки, водрузившейся на талии раскрылись, чтобы охватывать как можно больше площади, а хвост мерно и успокаивающе поглаживал доступный участок шеи, по прежнему малой частью не отпуская бьющуюся жилку. Простояв в таком положении с десяток секунд до тех пор, пока биение не выровнялось и более-менее успокоилось, полудемон с сожалением выпустила свою жертву из объятий и, будучи готовая к тому, что та вздумает сбежать, осторожно развернула её к себе лицом.
- Привет, - широко улыбаясь, произнесла Эстель. Капюшон закрывал верхнюю половину лица, но даже сквозь тонкую ткань было видно, как светятся аметистовые глаза Луниэль. Девушка шутливо поинтересовалась, - Скучала?
Ухмыльнувшись, она взяла Лун за руку и поместила её на локтевой сгиб собственной руки. Поверх ледяных пальцев легла горячая ладонь.
- Пойдем. Нам нужно поговорить. Это важно. – Тон девушки вновь стал серьезным. Она никоим образом не хотела умалить значимость предстоящего разговора.
Выведя таки образом девушку из проулка, полудемон направила их в сторону постоялого двора. Авось никто и не заметит, что она барышня, пусть плащ и не закрывал торс полностью из-за отогнутой руки. Путь был недолгим, но следовало вывести Лун на разговор прежде, чем она себе надумает не весть что.
- Какими судьбами здесь? – бодро поинтересовалась наемница. Насколько помнила Эстель, у целительницы был дом в Вермилоне. «И почему еще более зашуганная, чем обычно?..» - этот вопрос уж точно не стоит задавать, - «А то спугну…»

Отредактировано Эстель (Суббота, 7 ноября, 2015г. 18:42:29)

+2

4

Встретить в подобном месте Эстель было более чем неожиданно. Но Луня допускала мысль о том, что Эстель действительно ее не тронет. Ну, уже она трогала... Но это не было неприятно. Целитель был подобному рад.
Резкие выдохи могли сказать полудемону одной - Луне донельзя щекотно от поглаживаний ее шеи. Но вот, целителя отпустили, давая выбор - либо в панике убежать. либо сделать что-нибудь еще. Луня радостно обняла наемницу за плечи, ненадолго прижавшись в ответ. Может быть, они теперь не одни будут бежать?
- Вспоминала.
Честно ответила полукровка. Хотя, некоторое время, до тех пор, пока каприз брата не зашвырнул ее в бордель. Это было настолько темное время, что она не думала ни о ком и ни о чем, только бы выжить и чтобы ее никто не пытался изнасиловать.
- Как ты, как...
Луня чуть не ляпнула, "как дети", но вовремя сдержалась, будто от счастья подавилась. откашлявшись и сжав немного пальцы на локте полудемона, она подняла голову.
- Как травма, не болит по осени?
Фуф! Извернулась! Она не хотела, чтобы Эстель посчитала, что Луниэль может кому-то что-то рассказать о своих маленьких пациентах, но сейчас, неожиданность и радость встречи знакомого в чужом месте, едва не сыграло с эльфийской злой шутки.
- Поговорить? О чем?
Луня послушно утащилась из переулка следом за Эстель, идя рядом с ней, она прижалась к той, посматривая на дорогу и несколько панически оглядываясь.
- Я? Д-да так, еду в... в.. Илсэ, надо учиться и совершенствоваться.
Конечно, она поняла, что ее ложь настолько очевидна, что и самой противно было, но на улице говорить было страшно, да и полудемон мог почувствовать, как дрожат руки полукровки от страха.
- А ты как здесь оказалась? Ты выглядишь здоровой.
Луня не думала, что Эстель работает на ее брата. Никак. Она ни за что ему не продаст свои услуги наемника, ведь так, ведь правда?

+2

5

Губы Эстель сами собой расплылись в улыбку. Она была довольна тем, что Лун помнила её маленькую просьбу. И ей совсем не хотелось вспоминать, что в противном случае она обещала убить эльфийку.
- Нет. Травмированный участок сейчас в целости и сохранности и впредь не болел.
Они миновали несколько лавок и осталось только перейти улицу, прежде чем войти под сень таверны. Пропуская неуклюжую повозку, преградившую собой и без того не широкую улицу, наемница повернулась к целительнице и ответила.
- Вот дойдем и поговорим. – полукровка на мгновение задумалась, а потом просияла и выдала полученное сравнение. – Это как травма. Не для посторонних ушей.
Насколько могла судить полудемон в этой деревне было только три места столпотворения людей. Рынок, первая таверна и вторая таверна – та, которая с комнатами. И если в первом случае обилие народу появлялось только в определенное время, да и в солнечную погоду, то последние два заведения неизменно притягивали к себе люд. Хотя, может, дело было в том, что улицы, на которых они располагались, были основными. Потому что когда девушки наконец миновали дорогу, небольшие скопления беседующих людей, пару овец и снова скот «Кхм, то есть людей.», то они оказались в полупустом зале. Всё это время, пока полукровки продирались сквозь людской заслон, у Эстель было время обдумать ответ спутницы. И ей не нравилось то, что приходило в голову. Наемница не могла не отметить с какой паникой Лун смотрит по сторонам и как крепко сжимает её руку – будто её вот-вот утащат. Конечно, полудемону было кое-что известно о произошедшем, но, видимо, лишь поверхностно. Её так и подмывало спросить: «Пожар дал толчок к желанию самосовершенствоваться?», - но это было слишком опасно для такого испуганного олененка.
- Я здесь из-за тебя, - бросила Эстель, входя в таверну. Таким образом, она временно избавила себя от возможных расспросов на эту тему. Всему свое время. Оставив Лун на несколько секунд, девушка подошла к трактирщику, вяло протирающему стакан и, бросив ему несколько фраз, вернулась к спутнице. Мягко взяв за руку беглянку она проводила её наверх, в одну из комнат. Кровать, комод, низенький столик. Окно напротив двери. Знакомый меч в ножнах и скинутый в угол мешок. Вот и все, чем могла похвастать комната. Оставив на попечение эльфийки кровать, полудемон уселась на комод напротив. С наслаждением сбросив капюшон с головы, Эстель устремила взгляд на собеседницу.
- Итак. Прежде чем я начну, ты должна понять и запомнить, что я здесь исключительно ради твоего блага, - «иначе бы оставила твою судьбу на попечение других». Но тем не менее исполнить порученное наемница должна была, поэтому она себя подготовила к тому, что Луниэль может попытаться сбежать. Либо через дверь, либо через окно. – Некоторое время назад ты познакомилась с аббатом. – она взяла паузу, внимательно следя за реакицей спутницы. Как только в глазах эльфийки отразилось узнавание, Эстель продолжила, - И вы… кхм, заключили договор, - «Пусть так». Девушка сплела пальцы рук и облокотившись на колени чуть поддалась вперед, не отрывая участливого взгляда от лица собеседницы. Пара секунд тишины и полудемон мягко спросила, - Лун, почему ты не выполнила его условия?

+2

6

Встреча шла как-то... сумбурно? Скомкано? Зачем Эстель ее куда-то тащила? куда они шли и зачем? Хотя, поговорить наедине на улице нереально. Поэтому, Луня расслабилась и даже не пыталась дернуться в какую-либо сторону.
А еще она устала и была рада подняться, наконец, в комнату, глядя на перемещения полудемона. Вот же, чуяла ее тощая задница, что не к добру подобные настроения... не к добру и сейчас разговор начался с непонятной фразы, которая обещала... что же она обещала?
Она села на кровать, сложив руки на коленях. Сейчас Луня была хотя бы спокойна и уверена в том, что Эстель ее никому не сдаст и не станет обижать почем зря, в конце концов, она целитель, а такие люди на дороге не валяются, которые еще и заткнувшись сидят.
- эээ... да.
Та встреча забылась, вместе со всеми кошмарами, которые произошли с Луниэль. Но сейчас, она помнила, что ей сказали, что если появится какая-либо информация, которой она захочет поделиться... но она не хотела делиться.
пара секунд и Луниэль начала чувствовать себя отличницей, которая в школе разбила окно. опустив взгляд, она стала теребить тонкими пальцами ткань плаща, накручивая ее на палец.
- у нас был уговор... если мне будет что рассказать.
Если не получается отмазаться - надо изворачиваться. Да, она была из тех, кто со всем согласится, не в силах сказать твердое "нет". Боясь, что ей за это причинят боль или что еще хуже сделают.
- Мне нечего было рассказать, поэтому... Поэтому я И не встречалась с ним.
Она посмотрела на Эстель вопросительным взглядом, не зная, сойдет ли такой ответ. Или же не сойдет и придется придумать оправдание получше. Однако, она не думала, что та встреча и какие- словесные договоренности будут что-либо значить.
Луниэль молча смотрела на полудемна, внутри нее происходила борьба, между тем, чтобы начать задавать той вопросы и тем, чтобы просто убежать. Она знала, что вечно убегать от проблем не получится, но на протяжении почти трех сотен лет думала "вот сейчас последний раз, когда убегаю... ". И в следующий раз снова бежала.
- А...
Сердце снова застучало, испуганное мыслями. Часто-часто.  И дыхание вместе с этим сбилось к Хаккару. Кулачки сжались.
- ... откуда ты это знаешь?
Осторожно-осторожно спросила, будто сейчас по острым ушам получит за излишнее любопытство.

+2

7

В дверь негромко постучали. Легко спрыгнув с комода, полудемон накинула капюшон на голову, закрывая глаза и пошла открывать. Приняв поднос, она закрыла дверь при помощи пятки и установила поклажу на столике перед эльфийкой. Две чашки, ложка и чайник, из носика которого, не смотря на тепло комнаты, виден был пар.
Еще через несколько секунд полукровка засыпала в марлю содержимое небольшого мешочка, найденного среди прочих её пожитков, сваленных в кучу, а затем положила это в горячую воду, оставляя концы снаружи. Усевшись на пол напротив Лун она ответила на вопрос:
- Мы с ним… - сложно было дать точное определение, а лучше бы и вообще не давать. Но после небольшой паузы она нашла нужное слово, - В некотором роде коллеги.
«Конечно не в том, что касается сигмальдианства», - мрачно улыбнулась Эстель.
- Но, Лун. – взгляд наемницы был направлен на стол, где, приподняв крышку, она помешивала ложкой заваривающуюся бурду. – А как же причины пожара в твоем доме?
Вперив взгляд демонических глаз в целительницу, она выждала с десяток секунд, а затем увела его в сторону. Придержав волосы рукой, полудемон склонилась над чайником и с наслаждением вдохнула запах трав. Разлив полученный настой по чашкам, она передала одну из них Луниэль и в знак того, что отравы нет, сама первая пригубила напиток, предварительно остудив его дыханием. Жаль, конечно, что сита для процеживания нет, но что поделать, не в Илсэ остановились путницы, поэтому приходилось обходиться имеющимся. Вообще эти сборы трав обходились полукровке в копеечку, но, обеспокоенная своим состоянием в последнее время, девушка все же решилась хотя бы на такой способ лечения. Плюс, для более ровного разговора, не помешает и Лун попить успокаивающего настоя. Тем более что вкус трав причудливо перемешался, не переусердствуя в своей вкусовой гамме и при этом оказывая должный эффект. Полукровка порой подозревала, что лечебные действия оказываются не за счет самого напитка, а скорее из-за аромата, который отдавали травы. Лишь после того, как она неспешно осушила чашку, наемница подняла взгляд на целительницу. Ей было обидно за то, что ей вообще придется заводить речь о подобном. Что девушка, сидящая напротив неё, сама этого не понимала. Но зная, что спокойствие порой доносит мысль даже до неразумной головы гораздо лучше крика, который скорее напугает, она говорила именно в таком тоне.
- Луниэль. Я знаю, что твой брат мерзкий тип. И мое знакомство с ним лишь подтвердило это. Однако, основываясь на услышанном и увиденном мной лично я так же могу поверить, что мерзость – не основа его сути. Однако. Все то, что до меня доходило о его обращении с тобой уже ясно дает понять, что оно было жестоким. Поэтому меня невероятно удивляет, что ты до сих пор готова покрывать его.
Полудемон вскочила на ноги, не в силах удержать волнение и принялась измерять шагами ширину комнаты.
- Я не знаю, может он так по-своему, эгоистично выражает свою любовь к тебе, но, на мой взгляд, это отношение скорее унизительное. Хаккар! Да мой покровитель, который взял меня ребенком и взрастил не позволял себе подобного! – девушка остановилась и посмотрела на эльфийку с подозрением, - Твой брат сделал для тебя не столь многое, чтобы заслужить ту покорность и опеку, которую ты явно демонстрируешь своим поведением. Неужели тебе нравится следовать его прихотям? Некоторые из которых воистину отвратительны.
Эстель действительно сложно было поверить, что при подобном отношении можно по-прежнему пользоваться сестринской любовью.
- Неужели ты не понимаешь, что если бы вовремя рассказала бы хоть часть известного тебе, то тебя не дали бы уволочь в тот бордель?! Ты действительно не осознаешь, что вовремя переданная информация не заставила бы тебя скитаться сейчас в поисках убежища? Или что? Лун, ты лечила многих наемников, при том, что некоторые из них тебя жестоко избивали. Скажи мне, неужели ты думала, что заключив договор и уйдя от его исполнения, все просто останется как есть? Ох, только умоляю тебя, не пытайся внушить мне, что ты достаточно глупа для того, чтобы решить, что твоим братом интересуется аббат, желающий впустить в его душу свет Единого.
Под конец речь полудемона и впрямь была взволнованной, несмотря на все её намерения, однако повысить голос Эстель себе не позволила.
«Вот и все лечение Аскетору в кальсоны».

+2

8

- Коллеги?
Еще сильнее начала трепать пальцами Луниэль плащ.  Она почему-то чувствовала себя будто перед наставником получала разбор полетов. Аж уши воспламенились! И она не знала, куда деть взгляд. Хотя... Да не сделает же ей ничего Эстель! Но все равно паника.
- Пожар?
Переспросила Луня. да, точно. Был пожар. Настолько давно это было, что полукровка уже и не вспоминала это. Слишком много ужасов было потом. Впрочем и приятного было не меньше. Она смогла много добиться, не без помощи Танатоса. Но, с другой стороны.. лучше бы не добивалась подобным способом.
Мысли перекатывались в голове целителя, который не понимал, когда Эстель могла познакомиться с ее братом. более того, она... Не понятно было, на чьей та стороне. Вроде не уговаривать вернуться она здесь, а значит. не на стороне Хельма, что не может не радовать.
И слова наемницы били п сердцу целителя так, будто она читала все чувства и знала, какие сова надо сказать, чтобы еще больше дезориентировать Луниэль. Она сжала зубы, чтобы убрать дрожь губ. Целитель пытался глубоко дышать, чтобы успокоиться и при этом делать это так тихо, будто бы все в порядке.
Узкие ладошки оплели чашку, постепенно чувствуя, как жар проникает сквозь стенки сосуда, обжигая ее кожу. Она только сильнее сжала, отвлекаясь на боль в ладонях. Что угодно, только не думать о словах Эстель.
- Мне нечего было сказать Аббату до борделя.
Наконец, она подняла голову, хотя выглядела она напуганной настолько, будто на ходу придумывала оправдания, а не говорила правду. Впрочем, сейчас она говорила истинную правду.
- Я ничего о нем не знала. Орфен мне не рассказывал, сама с ним я не хотела пересекаться. Еще при первой встрече, я рассказала все, что знаю.
"Точнее, ничего."
Луня посмотрела в чашку, сделав вдох. Что Эстель т нее хочет? Отчитать за уже свершившееся? Это не похоже на подобных ей людей. Обычно они действуют исходя из того, что свершенного не развернуть. Значит, заходила из далека, напоминая о том, что делал Танатос не самые хорошие и приятные вещи.
- Я не покрываю его.
Наконец, выдавила из себя полукровка, уже более твердо собравшись с силами, даже нахмурилась со всей серьезностью собственных намерений.
- Танатос мой брат и он не делал мне ничего плохого. Я не знаю, откуда у тебя подобные сведения, но они совершенно ложные. Он и пальцем ко мне не прикасался, был заботлив и вежлив. Содержание борделя не такое уж и ужасное преступление.
Почти что на одном дыхании выдала полукровка чистейшую ложь. Хотя, ей хватило наглости не отвести взгляда. Врать у Хельмов в крови. У нее даже заледенели руки от совершенного деяния  если бы не обжигающая их кружка, то дрожали бы пальцы, как у древнего старика.

+2

9

«Н-да… Случай тяжелый.», - мрачно подумала полукровка, слушая Лун. Она уже перестала метаться по комнате и застыла возле окна в ожидании ответа. Который, к слову, был совершенно не удовлетворителен.
«Ничего, бывало и хуже», - попыталась утешить себя полудемон.
Эстель неспешно приблизилась к кровати, на которой восседала целительница и опустилась на пыльное покрывало подле неё. Мягко улыбнувшись, она обхватила ладонями руки эльфийки и поднесла к её губам чашу, с уже подстывшим отваром.
- Пей, - попросила девушка.
Как только целительница сделала хотя бы несколько глотков, наемница забрала чашку и поставила её на стол, после чего взяла Луниэль за руки, чуть сжав их. Ладони были теплыми, согретые стенками кружки, а вот пальцы точно лед. Эстель принялась слегка массировать их, разгоняя кровь и возвращая тепло.
- Эх, дура ты. – все с той же улыбкой тихо сказала полудемон.
Когда температура пальцев целительницы показалась ей достаточной, наемница выпустила её руки и подняла взгляд.
- Конечно твой брат к тебе не прикасался. А зачем? У него есть люди, которые могут сделать это. – девушка резким движением ухватила подбородок Лун и приблизила её лицо к себе, заговорив на тон тише, - Например, отрезать язык. – взгляд полудемона помрачнел. Она чувствовала, как злость начинает побулькивать внутри, но не собиралась выказывать её в мере большей, чем нужно. Выпустив подбородок девушки, она тут же перехватила её плечо – крепко, но безболезненно. Пальцы второй руки очертили путь от ключицы и плеча до границы груди. Сюда пришлись глубокие, болезненные порезы оставшиеся после ударов. Лун не могла такого не помнить. Эстель бы запомнила, окажись она на месте эльфийки скованная на стуле в пыточной. - Или избить тебя… Шрамы, подозреваю, ты не захотела оставлять? – тон снова сменился на деловитый.
Полудемон убрала руки и чуть отстранилась. Насмешливо улыбнувшись, она продолжила:
- Ты действительно поверила Танатосу, когда он сказал, что не знал о том, что с тобой будут вытворять при допросе? Конечно, какой лидер заморачивается о методах своих подчиненных. Он наверняка решил, что с тобой просто побеседуют за чашечкой чая…
- Скажи мне, тебя не смутило коль скоро появился твой братец? Я имею в виду: вот, отвратительный инструмент уже покинул твой рот, забрав в качестве трофея кусок языка, и тут торжественно, чуть ли не с фанфарами появляется Танатос в самый нужный момент и показательно убивает своего подчиненного, что так жестоко обошелся с его дорогой сестрой. А затем главное вовремя начать уверять её, мол, он ничего не знал! Он вообще там самый безобидный, а все эти шлюхи, наемники, торговцы, наблюдатели, разработчики… Ох, сколько ж там всех… А вот они все вертят и крутят несчастным им!
Девушка перевела дух, а затем перешла к следующей фазе.
- Милая, ты сейчас защищаешь того, кто на мой взгляд использовал тебя как игрушку и планировал пользоваться и впредь по тем же назначениям, пока не надоест. Ох, вспомнить только тот наряд, в который ты была облачена, когда очнулась! – девушка попыталась представить то, что ей описали на эльфийке и слегка прикусила нижнюю губу. «М… Я не закончила». – Или это  у вас такая семейная традиция? А тебе не приходило в голову, что он мог забрать тебя, чтобы повлиять на Орфена?.. Или ты поверила в братскую любовь и то, что дом твой был сожжен случайно? Ах да! И пытки, да. Это то-о-оже случайность. – Эстель уже откровенно веселилась. – Он там тебе случайно еще измениться к лучшему не обещал до кучи?

+2

10

Она так и не поняла, вранью поверили, али нет. хотя, полудемон оказался рядом, помогая выпит содержимое чашки. Луниэль сделала несколько глотков, лишившись посуды в своих руках, которые оказались в плену ладоней наемницы. А целитель с великим интересом стал изучать пол.
- Увиделись не больше десяти минут назад, а ты уже обзываться.
попыталась Луниэль отшутиться, даже улыбнулась, снова начав трепать в руках кусочек своего плаща и подняв взгляд на наемницу. Впрочем, аметистовые глаза тут же помрачнели, когда вновь пошла речь о брате.
- Не было никаких лю...
Недовольная речь Луни была прервана тем, что ее схватили за подбородок. Сначала это выглядело достаточно смешно, с ее попытками высвободится и при этом серьезно и недовольно хмурится, даже пофыркала несколько раз.
- откуда...
Луня замерла, глядя на Эстель. удивленно и испуганно. Однако, быстро взяла себя в руки, не смотря на то, что ответ был написан на ее лице, буквально мгновение назад, она все таки страдальчески выдохнула, чувствуя то, как одолевает слегка паника.
- Откуда взяться таким людям.
Наконец-то вдохнул целитель, беря себя в руки. Она будет все отрицать, все, что только ей скажут. Это все было слишком страшно. Страшно настолько, что Луня была готова прямо сейчас сползти под кровать и под ней сидеть.
Тощее тело эльфийки буквально обтекло палец полудемона, как кошка, которая не желала, чтобы к ней прикасалась рука человека, так и Луня сейчас изгибалась и отклонялась, как могла. Эти воспоминания были чрезмено болезненными. А тут еще и нагло места старых ранений трогали.
- Потому что и не было шрамов. Меня никто не трогал в борделе.
Полукровка, разозлившись, даже отсела на некоторое расстояние от наемницы, скрестив руки. Отрицая и закрываясь всеми способами. не усидев, Луня вскочила с кровати, решив, что стоя она куда более устойчива к стрессам.
Эстель говорила так, будто бы была там. Или знала, что происходило с чьих-то слов. Но Луня уже сказала, что этого не было. Да и правда, не было ничего подобного. Луня в это поверила и попытается убедить Эстель. Однако, от красивой речи полудемона Луню передернуло. Воспоминания по-прежнему были ужасны.
- Я не понимаю, о чем ты.
Терпеливо повторила Луниэль, восстановив наконец-то дыхание и глядя так, будто в десятый раз повторяет своему ученику простую истину.
- В Вермилоне это самый обычный бордель. Да, со своими извращенными услугами, но никаких допросов там не проводилось. Ты не права.
Самое отвратительное, что Луниэль сама себя убеждала в этой лжи. Пусть и к некоторой осведомленности она совершенно не была готова.
- Я никого не защищаю. Тем более, Танатос не нуждается в моей защите. Потому что вины на нем никакой нет.
Очередная терпеливая улыбка, пусть и немного кривая. С таким же лицом она могла убеждать умирающего в том, что он не умирает. Хотя, она всегда так делала и всегда ее слова не были лживыми. Надо только вовремя вырубить пациента.
- Что в наших семейных традициях тебя не касается. Мой отец был пиратом, а мать шлюхой, наши традиции несколько экстравагантны.
Вздохнула, теперь полукровка заняла место  у комода, на более безопасном расстоянии. Надо было подумать, что говорить. Пусть она и врет, но страх ранил глубже меча.
- Он забрал меня потому что нечего делать в подобном месте сестре советника ландграфа. Я - его семья. Мы - единственное, что осталось друг у друга. И это естественно, что он не хотел, чтобы я лечила преступников и бедствовала. Дом сгорел по моей же собственной глупости, я опят спала в кабинете и во сне опрокинула лампу. Никто тогда не пострадал, кроме моих работ, но, опять же, благодаря брату, я достигла куда большего, чем имела на тот момент. Орфен его друг, поэтому, не нужно использовать меня, для того, чтобы повлиять на него.
Сердце пойманной птицей трепыхалось в груди, от того, что Луня осознавала свою собственную наглость, с которой врала, буквально глядя в глаза.
- Я не знаю. кто тебе наговорил подобных глупостей, про допрос, шрамы, но могу поклясться, что это все никак не связано с тем, что было на самом деле. 

+1

11

- Ну… мой отец был демоном с манией величия, а мать сдохла, когда я прогрызала себе путь из её чрева. – с безразличием пожала плечами Эстель, - Однако это не значит, что моя семья традиционно подвергается пыткам по моей прихоти. Хотя, не спорю. Если я встречу своего папашу, то смерть – лучший исход для него. Но он и семьей то моей не считается. – легкая улыбка коснулась тонких губ и девушка с хитрым прищуром посмотрела на целителя, - Хочешь, поговорим об этом?
- Я - его семья. Мы - единственное, что осталось друг у друга.
- Конечно-конечно, - кивнула Эстель наливая себе следующую чашку чая. Неспешно сделав несколько глотков горячей жидкости, она подняла взгляд на закончившую собеседницу. – Tогда, может, ты поделишься, почему ты сейчас здесь, в этой Единым забытой деревушке... - взгляд скользнул по оборванному и перепачканному в грязи подолу платья и переместился на подмеченную заплату, - ...нищенствуешь?При том, что ты отличный специалист, даже не пытаешься устроиться на работу.
Голос девушки слегка отдавал наигранной театральностью, но в целом тон был спокойным, а взгляд снова вернулся к обыденному безразличию.

- Если проследить твой маршрут, то, прости мне мое подозрение, он отдает… Бегством. – немного подумав, полудемон скороговоркой прибавила, - Да еще и в компании кошки с рабскими замашками.
Девушка встала и ленивым шагом приблизилась к окну. Равнодушно отслеживая перемещения людишек внизу, полукровка погрузилась в свои мысли. Итак, Лун ей не доверяет – этого следовало ожидать (Эстель  бы тоже не доверилась подобной себе.), но куда хуже то, что она не понимает, что покрытие Хельма лишает её возможностей, которые ей могут быть предоставлены за информацию и, что хуже, привлекает к себе уже негативное внимание. Сейчас она почти одна (кошка не в счет, Эстель и сама с ней в два счет смогла бы расправиться), странствует – поймать и устроить допрос легче легкого. Но… Может полудемон просто не правильно ей объяснила?
- Значит так. Луниэль, ты должна понимать, что за правдивую информацию о своем брате ты можешь получить защиту. Более того, ты сможешь и дальше практиковать любимое ремесло. Тебе подберут работу по твоему вкусу, обеспечат жильем и невидимыми стражами. Если ты не заговариваешь из страха… Поверь, мой покровитель куда могущественней твоего брата. И нет, я не недооцениваю силы Хельма. Не нужно так на меня смотреть, то, что ты сейчас несешь – откровенная ложь, которую понять можно в два счета. Более того, меня оскорбляет то, что даже осознав что мне многое известно о случившемся с тобой, ты продолжаешь упрямо прятаться в панцирь. Тебе еще не стало ясно, что я пытаюсь тебя уберечь и защитить, а не пустить на растление?

+2

12

Луня с самым соболезнующим лицом слушала историю семьи полудемона. И это было даже не лицо, полное сарказма и наигранного сочувствия. Она искренне переживала за то, что произошло с матерью Эстель и хотела предложить услуги воскрешения или попытаться хоть как-то помочь, но, кажется, девушке было это не интересно. Луниэль только вздохнула, а затем, еще раз вздохнула.
- Чем тебе отец не угодил? Нельзя же так с родителя....
Оборвала свою речь полукровка, посмотрев на собеседницу, немного напугано. Так обычно смотрят те люди, которых застали за чем-то неприличным. Так и Луниэль сейчас случайно запустила лапку в чужой ящик с бельем, а потом еще и сама не заметила, как примерила чужие панталоны и чрезмерно активно, отрицательно замотала головой.
- Нет, не хочу.
Настала тишина в комнате. Луня вертела ткань в пальцах, складывая ее и так и эдак, даже сделала из юбки некое подобие человечков, обозначив  голову шариком ткани, а тела их были зажаты в пальцах. Она Хмуро прокрутила в голове диалог.
"Эй, я сбежала из борделя, мне страшно, я не хочу туда возвращаться, а еще Танатос меня убьет за разнесенную стену борделя и массу знаний об этом месте." - "Ахаха, от тебя столько проблем! Ай, отравленный болт!"
На том, маленькая сценка на коленях полукровки была окончена. Будучи невероятной трусихой, она боялась, что даже сейчас они могут быть услышаны, а в окно влетит болт или отряд человекообразных уродов. Чего только его подельник стоил с прилепленными неестественным для природы образом, ушами и хвостом.
Помолчали.
Полукровка не нарушала тишины, через плечо устало и испуганно поглядывая на Эстель. а вдруг ее сейчас подстрелят? А вдруг... Не хотелось бы знать, что произойдет, если это будет что-то плохое. Затем, она уже с ногами залезла на кровать, скрестив их и на перекрестившиеся щиколотки положила руки.
- Но.
Один раз посреди пылкой фразы Луниэль пыталась вставить свое веское слово, но не получилось, потому на захлопнула варежку, продолжая слушать слова Эстель. Здесь была своя правда, были свои причины для того, чтобы согласиться с ней, с этими защитниками, покровительством, только вот за всей этой правдой могут и совсем другие люди пострадать. И ее не только люди интересовали, а один вполне конкретный эльф. Да, она могла предложить Орфену сдать всех ко всем Хаккарам, но не могла осмелиться принять подобное решение в одиночку. Чтобы сделала Ширрен? Она никому не доверяет, потому не стоит пытаться решить что-то. Потому, она решила дальше отнекиваться со всей своей бараньей упертостью.
- Ты ошибаешься. Что мне о Танатосе говорить? Он занятый, в разъездах. Дела ландграфства постоянно заставляют мотаться между в Вермилоном и этим.. забыла, где это...
Полукровка искренне не помнила, где там советником выбран Танатос, да и было ли это особо важно? Это знали все. Хотя, Луниэль всегда казалось, что близнец перебарщивает с тем, чтобы статно выглядеть. Он выглядел статно до смешного, обвесившись украшениями.
- Нет, я не пытаюсь тебя оскорбить! Но все, что ты мне сказала, это просто немного .. притянуто за уши. Ничего такого со мной не произошло. Я просто хочу попасть на лекцию в Илсэ, а мне привычней так путешествовать, к чему хорошую одежду портить пылью, да дорожной грязью? К тому же, если не на корабле плыть, то я могу исцелить куда больше людей, которые мне встретятся.
Она поднялась, глубоко и часто дыша, испугавшись, что Эстель действительно могла посчитать эти оправдания оскорблением и сейчас швырнет чем-нибудь. Столом или Луней - разница в весе небольшая. Однако, во втором варианте, полукровку развитие событий не устраивало, ибо падать больно и неприятно.

+1


Вы здесь » FRPG Энирин » Прошлое » Редкие встречи.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно