FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Прошлое » Истории


Истории

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Предисловие

Все истории, которые будут здесь собраны, а именно события в них рассказываемые, произошли в период странствий Ши Ан Фэй по землям далёкого Востока с 1395-ого по 1397-ой год. К сожалению этот старый пират скорее усердный читатель нежели вдохновленный писатель, к тому же прислушивается к велению пятки левой ноги, потому не следует ожидать, что истории будут собраны в хронологическом порядке, связаны между собой, или написаны в добром здравии и трезвом уме.

Отредактировано Ши Ан Фэй (Пятница, 5 августа, 2016г. 16:40:30)

0

2

История Мечей - Небесный Меч

Первая встреча

Ночи здесь были прохладные, в северной части Ва, даже в это время. Тсубаме была довольна тем, что в её комнате находилась небольшая печка и запас угля. Мечница подбросила очередную щепку ароматического дерева на горячие угли и задумалась.
В стране Ва Тсубаме оказалась при таинственных обстоятельствах. Несколько дней назад она очнулась на скалистом побережье провинции Ару рядом с разбившимся о скалы кораблем, но она никак не могла вспомнить, как там очутилась. При ней был узелок-фурошики, некогда подаренный ей человеком по имени Оборо и колдовским образом вмещавший множество вещей, её одежда была почти сухой, а тело нигде не болело. Все это было весьма необычно, но наибольшее число вопросов вызывал корабль – он был совершенно пуст. Тсубаме не нашла ни одного человека, ни на самом корабле, ни где-либо вокруг. Кроме того, судно разбилось так, как если бы упало с неба, что приводило мечницу в большое недоумение. Единственное, что уцелело на корабле – так это его красный парус. Он был сшит из необычного материала, внешне похожего на шерсть, но на ощупь он напоминал скорее шёлк. Не смотря на необычное кораблекрушение, парус не истрепался, и ни в едином месте не был проткнут или разрезан острыми скалами. Его Тсубаме смогла, пусть и не без труда, упаковать в колдовской фурошики. Не находя ответов на множество возникших у неё вопросов, мечница решила искать людей: местные могли что-то знать. Так она и попала в Ару, крупнейший город одноименной провинции. Тсубаме свободно говорила на языке Ва, а её внешность не выдавала в ней чужака – люди Ва и Кодзакуры были практически одной наружности, - поэтому она с большой лёгкостью смешалась с другими путниками в Ару. Обаяние и хорошие манеры помогли ей временно остановиться в уютной гостиничной комнате; это было большим успехом, ведь в Ару устремлялось множество людей, желающих увидеть Сиятельный Храм Бишамон – местную достопримечательность, - и потому гостиницы были переполнены. Рёкан (гостиница), в котором остановилась Тсубаме, отличался уютом, добросовестной прислугой под надзором строгой управляющей, но самое главное – с точки зрения мечницы, конечно, - небольшой баней. За время, проведенное в Ару, Тсубаме многое узнала о городе, одноименной провинции, и людях её населявших. О таинственном же корабле – ничего.
Из глубокой задумчивости Тсубаме вывел колокольный звон. В Сиятельном Храме Бишамон, расположенном на самом высоком холме Ару, ежечасно били в бронзовый колокол – чистый звук разносился над городом и помогал людям следить за ходом времени. Мечница уже готовилась отойти ко сну, когда услышала движение в коридоре снаружи её комнаты. Обострённые чувства подсказывали, что там было несколько человек. Мгновением позже раздался стук. Тихий настолько, чтобы быть вежливым, он был настойчивым.
Отодвинув дверь-шоджи, Тсубаме увидела самураев. Их было восемь человек, все одетые в коричневые кимоно со знаками своего господина – лорда провинции Ару, даймё Матсутомо. Предводитель воинов учтиво поклонился Тсубаме, и она отметила про себя, что рука самурая все время была неподалёку от его меча, что выдавало в нем нервозность. Заговорив с ней, он назвал себя Тсуку:
- «Добрый вечер. Мой господин приглашает Вас на чаепитие этим вечером. Мы возьмём на себя ответственность сопроводить Вас. При всем уважении я вынужден просить передать Ваше оружие моим воинам.»
Тсубаме носила при себе два меча, но в отличие от привычного для самураев дайшо (пары из длинного и короткого мечей) её состояло из двух длинных мечей: «черного», Рьюэндзан, и «красного», Тōкиэндзанкен. Уверенность, с которой мечница носила своё оружие, говорила самураям многое. Причина заключалась в том, что в странах Ва и Кодзакуры к женщинам-воинам было особое отношение. Девочкам разрешалось учиться воинскому мастерству и проходить гэмпуку (церемонию взросления) так же, как мальчикам, которые собирались стать самураями. Отличие было в том, что если уже мужчине присуждалось дайшо, то женщине – лишь вакидзаши (короткий меч). Длинный меч женщина-воин могла получить лишь за видные дела от своего господина (будь то её даймё или муж), что показывало её более скромное положение среди мужчин. Кроме того, нередко возникала путаница, связанная с этикетом: с одной стороны, были «правила обращения с женщинами», с другой же – «воинский этикет». Из-за того, что женщина была – очевидно, - женщиной, но также воином, порою было затруднительно решить, как к ней следует обращаться в той или иной ситуации. Чаще всего люди выходили из положения, обращаясь наиболее уважительно (как к воину) – так было удобнее всем. С мечом, без мон, знака своего господина, Тсубаме оставляла у воинов впечатление достойной женщины-самурая, отправившейся в путешествие для обретения мастерства. Это заставляло людей гадать о её клане, положении, стиле – но расспрашивать об этом стало бы нарушением этикета, ударом по их достоинству. Они, конечно, не могли о том и помыслить. Видя перед глазами лист, они не видели дерева и леса, в котором оно стояло. Это устраивало Тсубаме в полной мере.
Естественно, Тсубаме передала воинам свое оружие, и те с большим почтением его приняли. Переданное через Тсуку пожелание даймё нельзя было проигнорировать: какими бы вежливыми ни были сказанные слова, за ними стоял приказ лорда Ару. Отказ был неприемлем, и мечница позволила самураям сопроводить её до замка лорда-даймё.
Компания шла молча, встречающиеся на улицах Ару люди спешили освободить воинам дорогу. Мечница гадала о мотивах даймё, зачем ему понадобился кто-то вроде неё. Впрочем, несколько догадок у неё все же было. Однажды во время своего пребывания в Ару мечница посетила святыню Западного Ветра – одну из нескольких, располагавшихся в городе. Ещё тогда она отметила, что покой святыни охраняет большее число самураев, чем это было характерно для места подобных размеров (святыня была невелика). Более того, внутри у главного алтаря находился временный поменьше. То, как на нём стояли палочки с благовониями, всё проясняло: кто-то умер. Или скорее убит – к этой мысли Тсубаме склоняло присутствие большего числа самураев и несмываемые – пусть и еле заметные, - следы крови на основном алтаре святыни. Должно быть этот её интерес и послужил причиной приглашения даймё.
Замок даймё возвышался над приземистыми строениями города подобно великану. В свете луны отчетливо виднелась орнаментированная золотом покатая крыша центральной замковой башни. Стены сооружения были деликатного, бледно-голубого цвета. На тех, что окружали замок, Тсубаме неоднократно замечала движение: вооружённые большими луками дайкью самураи, без сомнений.
Большие ворота отворили по команде Тсуку, главы сопровождения мечницы, после чего всю процессию пропустили в замковые владения даймё. Самураи без остановок вели Тсубаме через замковые строения, но она смогла получить общие впечатления о расположении множества переходов, комнат и практически чрезмерном числе воинов, охранявших замок и провожавших её долгими взглядами, плохо скрывавшими их подозрительность.
Наконец, они остановились. Тсуку негромко постучал по шоджи и изнутри комнаты донёсся приглушенный ответ, позволявший самураям войти. Внутри прихожей на коленях сидел мужчина, почти старик. Подтянутый и сухощавый, он чем-то походил на голодного волка – его хрупкая в некотором смысле наружность прятала за собою силу, присущую молодым людям. Его кимоно было более изысканным, чем у людей, сопровождавших Тсубаме, но всё того же оттенка коричневого. Его окружали четверо суровых воинов, в доспехах и с масками шлемов мемпо закрывающими их лица. Так называемые Железные Самураи были избранными телохранителями, сильнейшими воинами, входившими в свиту даймё в этой стране. Кто-то по ошибке мог бы принять старшего мужчину за самого даймё, но Тсубаме уже имела опыт подобных встреч. На прибытие мечницы в сопровождении самураев мужчина отреагировал еле заметным кивком – формальный знак того, что он их заметил, - и назвал себя Такаэсу, после чего внимательно посмотрел на гостью. Она, конечно же, ответила ему взаимностью и представилась. После того, как мужчина остался довольным от увиденного (тем, что при ней не было никакого явного оружия, посудила Тсубаме), он поднялся и отодвинул шоджи, ведущие в следующую комнату.
В дальней части скромно обставленного помещения крупнее прихожей сидел мужчина. Он был уже немолод, но это нисколько не мешало ему выглядеть человеком крепким и способным. Его кимоно было простым, как у самураев, что сопроводили Тсубаме в замок, но то, как он держался, не оставляло никаких сомнений – этот человек был даймё Матсутомо. На стойке рядом с ним почивали катана и вакидзаши в ножнах – оружие было высочайшего качества, но как заметила мечница, оно носило следы частого использования.
Входя, Такаэсу низко поклонился своему господину, после чего наступила уже её, Тсубаме, очередь. Сопровождавшие её воины не стали заходить, оставшись охранять покой этой встречи в прихожей вместе с Железными Самураями. Раздался звон колокола Сиятельного Храма – наступила полночь.
Сосредоточившись на лорде Ару мечница не сразу заметила присутствие ещё одного человека, сидящего в углу комнаты позади даймё. Это была молодая девушка, очень красивая, и это заставило Тсубаме задаться вопросом - простая ли она служанка, или же одна из любовниц даймё?
Пока Тсубаме кланялась лорду-даймё, тот заговорил. Этот голос принадлежал прирождённому лидеру:
- «Добрый вечер. Я считаю, есть кое-что, что Вы можете для меня сделать. Но почему бы нам для начала не выпить с Вами чаю?»
Тогда даймё еле заметно кивнул девушке в углу, и та легонько постучала по шоджи в задней части комнаты. Шоджи тут же отодвинули двое служанок, все вместе девушки подали присутствовавшим чай. В то же время даймё осведомился у гостьи о том, что привело её в Ару, и каковы её планы. И хотя это был обычный разговор при чаепитии, Матсутомо испытывал Тсубаме. Она решила быть откровенной с правителем Ару, и потому рассказала даймё о таинственном корабле. Её короткий рассказ удивил Матсутомо, но он не был Король-Аист. Приняв решение, он сменил тему.
- «Я убежден, для Ару нет ничего важнее паломников, пересекающих всю страну чтобы увидеть Сиятельный Храм Бишамон,» - сказал даймё, опуская пустую чашку на чайный столик. - «Храм и желающие увидеть его люди, в действительности, сама суть Ару. Ничто не должно препятствовать их паломничеству.»
Одна из девушек наполнила чашку даймё, старый самурай Такаэсу оставался неподвижным.
- «К сожалению, определенные происшествия заставляют меня считать, что паломникам что-то угрожает. Церемонии Трёх Тысяч Ступеней быть через семь дней. К тому времени я желаю, чтобы Вы расследовали эти происшествия, узнали кто или что за ними стоит, и положили им конец. Успех будет вознаграждён.»
Обстоятельства складывались таким образом, что Тсубаме не могла отказать даймё. Ведь единственной уважительной причиной отказа, которую Матсутомо Бенджу принял бы благосклонно, мог быть только прямой приказ её господина не вмешиваться в дела Ару. Естественно, у Тсубаме не было господина в этой стране. Так, чтобы не потерять лицо и не нанести оскорбление даймё, она могла только согласиться. Поскольку у мечницы уже имелись кое-какие соображения касательно того, почему выбор Матсутомо пал на кого-то вроде неё, она предпочитала не думать о последствиях в случае её провала. Поэтому она склонилась в глубоком поклоне, без лишних слов выражая тем самым насколько для неё большая честь быть тем, на кого даймё возложил такую ответственность. Матсутомо одобрительно кивнул.
- «Вы будете следовать моим приказам, и приказам Такаэсу, как если бы они исходили лично от меня. Вам все ясно?» - Тсубаме склонилась в поклоне во второй раз. - «Хорошо. Юджи-сан?»
Старый самурай также глубоко поклонился своему господину, исподлобья наблюдая за гостьей. Было достаточно трудно сказать наверняка, о чём он думал — настолько хорошо Такаэсу Юджи контролировал свои эмоции. В любом случае прием у даймё подошел к завершению, сопровождал Тсубаме всё тот же эскорт во главе с Тсуку. Во дворе замка старый самурай выудил из обширного рукава своего кимоно бамбуковый свиток и передал его мечнице со словами:
- «Этот свиток определяет в Вас вассала лорда Ару,» - пояснил он, - «и даёт власть над но (крестьянами и рыбаками), ко (ремесленниками), шо (купцами) и эта (простолюдинами) провинции Ару. Эти полномочия не распространяются на ши (дворян) и тем более — на других лордов, которые могут пребывать на территории провинции. Это чтобы помочь Вам в расследовании.»
Такаэсу сделал небольшую паузу. То, что Тсубаме не следовало злоупотреблять такими полномочиями, озвучивать было ни к чему.
- «Один из моих лейтенантов покажет Вам места происшествий. Вы встретите его у замковых врат завтра, часом после рассвета. Доброго Вам вечера.»
Не став слушать ответных любезностей, старый самурай развернулся и решительно зашагал обратно в замок. Тсуку и его воины проводили Тсубаме из замка. Предстоящая неделя обещала быть насыщенной.

Отредактировано Ши Ан Фэй (Среда, 10 августа, 2016г. 03:46:48)

0


Вы здесь » FRPG Энирин » Прошлое » Истории


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно