FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Прошлое » Побольше дела, меньше украшений


Побольше дела, меньше украшений

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Побольше дела, меньше украшений

Действующие лица:
Фредерик фон Сандорфайт, герцог Маскарельский
Флавиэль Линдэлин Сантивал, сельмирионский дипломат

Место: город Радовар в одноимённом графстве на северо-востоке Маскареля - и рядом с ним.

Время: начало мая 1406 г.

Сюжет:
Встреча делегаций Северного Альтанара и Сельмириона за обновлением некоторых старых соглашений, необходимость в чём возникает регулярно ввиду досадной скоротечности жизней людишек.
...и последующие события.

Возможность присоединения игроков: маловероятна

Отредактировано Фредерик (Суббота, 5 января, 2019г. 19:16:07)

0

2

Радовар, принарядившийся к городскому празднику, пестрел флагами, гирляндами и цветочными венками. Только что бургомистр и граф Вильгельм Сегориан, покровитель города, провели церемонию торжественного открытия на площади Шести Дубов, в которой уже не впервые за прошедшие годы было отмечено равенство числа могучих радоварских деревьев и Старших Святых. Бюргеры внимали с благочестивым вниманием, ибо уже с утра пиво лилось рекой и прямо в этот самый момент публика уже была полностью готова к тому, чтобы благоговейно слушать и глазеть на особых гостей. Посмотреть, впрочем, в этом году было на кого. Своим присутствием город почтили не только герцог Маскарельский в компании королевского прево Готфрида фон Вельдкоха, но и делегация эльфов из Элладора. Во главе делегации в соответствии с неким исключительно по-эльфийски извращённым замыслом стояли сразу двое – мерзкий колдун и прекрасная дева. Симпатии плебса, конечно, всецело были обращены к леди Линдэлин Сантивал. Насколько понимал Фредерик, та была ещё слишком молода, чтобы воспринимать людей как бессмысленных суетливых мотыльков, так что исходящее от неё очарование было порождено не только внешней соблазнительностью черт, но также естественностью поведения, нотками искреннего интереса во внимательном взгляде синих глаз.
Волшебник, мэтр Прелейм, был типичным эльфским стариком в юношеском теле – от него за милю исходил запах импозантного и исключительно правильного официального посланника, оттачивавшего свои манеры и навыки веками. Это искусство держать себя высоко и не расплёскивать по пути можно было уважать, но симпатизировать ему было сложно, а меж тем радоварцы в их теперешнем настроении были далеки от таких глубокомысленных умозаключений. Впрочем, чопорный чародей, явно почуяв общие настроения, в какой-то момент поспешил реабилитировать себя красочным фейерверком.
Дерек же предпочитал балансировать, уделяя равное внимание обоим посланникам. Главной целью визита эльфов было обновление некоторых долгосрочных соглашений – достаточно долгосрочных, чтобы один и тот же эльф переподписывал их с десятком герцогов. Впрочем, нынешний герцог был практически уверен: рано или поздно кто-то из этих двоих обнажит свои истинные планы и начнёт просить, предлагать или торговаться. Мнение Дерека об эльфийском манере политического торга колебалось между восхищением и тошнотворным отвращением. Но с его стороны было целесообразным тактично выжидать, ни единым жестом не выдавая своих подозрений.
С площади все высокие особы проследовали в дворец радоварского совета – гостей ждала небольшая трапеза утоления голода ради (настоящий радоварский банкет с полусотней перемен и рекой спиртного был назначен на вечер), а после – подписание договоров. На стол с разложенными гербовыми бумагами герцог взирал с затаённым чувством облегчения. Если эльфы сейчас не вздумают заговорить о том, чтобы пересмотреть некоторые соглашения – большая часть его публичных обязанностей на сегодня будет окончена. Ещё, правда, оставался ночной пир, но до него было достаточно времени, чтобы вместе с прево выбраться за пределы города и навестить собранную для смотра армию восточных марок Маскареля. Одна светлая мысль на этот счёт успела родиться за полуформальным разговором о птицах, из которого наместник почерпнул сведения о совершенно возмутительном состоянии голубиной почты в восточных провинциях Альтанара, свидетелем чего не повезло стать леди Сантивал.
Вслед за аристократами, дипломатами и иными важными птицами в зал вплыли несколько служанок с подносами, на которых в строгом порядке были расставлены изящные фарфоровые кувшинчики и небольшие чаши на тарелочках – вся посуда была затейливо изукрашена разнообразными растительными узорами. Фредерик небрежно махнул рукой в сторону ближайшего подноса, заметив:
– Я взял на себя смелость распорядиться приготовить для нас напиток, крайне популярный на крайнем юге нашей страны... Там его называют «чай», по названию фрогрумского куста, из листьев которого он приготовлен. В нашем краю люди обычно пьют вино, пиво или травяные отвары, но, я считаю, чай – неплохое средство, чтобы оттенить нашу небольшую трапезу...
Чашки герцога и эльфов преднамеренно наполняли из одного и того же чайника – конечно, глупо было бы предполагать, будто дипломатов станут травить на официальном приёме, в разгар торжества, да ещё до того, как они поставят свои подписи, но такая демонстрация никогда не бывает лишней. На каждое блюдечко девица с подносом аккуратно выложила по лимонной дольке и три бесформенных кусочка коричневого сахара, наколотых из огромной сахарной головы как попало, лишь бы один кусок не отличался от другого размером раза в три. Один кусочек из трёх Дерек бросил в чашку и тщательно, но беззвучно перемешал жидкость серебряной ложечкой.
– Друзья мои, – обратился он к эльфам снова, – у меня есть к Вам одно небольшое предложение. Как только мы закончим здесь, я покину Радовар до вечера, чтобы встретиться с баронами моих восточных марок. Я могу продемонстрировать вам кое-что из того, что мы говорили о средствах оперативной связи, если вы пожелаете присоединиться ко мне.
Сельвиар обменялся быстрым взглядом с Флавиэль, покуда Сандорфайт испытующе смотрел на них обоих по очереди. Было бы неверно сказать, что  мнение каждого из них было столь необходимым, как и то, что только ради совета от эльфа вся поездка и затевалась. Но всё же мнение могло оказаться ценным. Не считая себя великим экспертом во всём, Фредерик предпочитал прежде, чем принять какое-нибудь большое решение, выслушать побольше знающих людей. Или нелюдей.
– Сожалению, Ваша светлость, – медленно проговорил колдун наконец, умело изображая извиняющуюся улыбку. Слишком умело, по мнению человека. – Его сиятельство Сегориан столь живо описывал мне прелести парада радоварских пивоваров...
Наместник наклонил голову, признавая горячую заинтересованность эльфского чародея пивом и пивными мастерами – и мысленно отмечая, что за этой праочкой любителей пива не помешает присмотреть до окончания праздника.
– Что скажете Вы, госпожа? – холодный взгляд герцога сместился к Линдэлин.

0

3

Линдэлин не часто покидала Сельмирион. Её положение налагало целый ряд обязательств, требующих её непосредственного присутствия в эльфийском королевстве. Поэтому каждая подобная поездка воспринималась чем-то из ряда вон выходящим. Также этому способствовали накладывающиеся воспоминания о своем самом первом путешествии по территории людского государства. Линдэлин тогда едва достигла совершеннолетия, а потому с радостью согласилась на обучение вне Дома, потворствуя мечте. Теперь, стоило ей покинуть эльфийские леса, первые недели девушку непременно преследовали те настроения, тот детский восторг первой поездки, непосредственность, ведущая к приключениям и доброжелательность ко всему миру. Леди Сантивал стоило больших усилий сдерживать собственные порывы и глуповатую улыбку, норовящую вернуться при первой возможности. Возможно, что-то такое и мелькало во взгляде во время шествия по приукрашенным улочкам, однако большее выражение эмоций так и не было представлено публике. Благо, спутники эльфийки этому способствовали. С сухостью и мрачностью мастера Прелейма мог соперничать разве что холодный взгляд герцога Маскарельского.
Тем не менее, стоило почтенным господам отвести взгляды от её не менее почтенной фигуры, как леди Сантивал быстрыми и четкими движениями пальцев вычертила руну, воплощая фантазию перед целой стайкой ребятни, с восторгом наблюдающей за эльфийской процессией. Рой бабочек вспыхнул в солнечных лучах и разноцветными яркими бликами разлетелся хаотичным узором в толпе. Слыша возгласы незамутненного детского восторга, эльфийка тихонько рассмеялась, прикрываясь рукой. Поймав заинтересованный взгляд своего навязанного телохранителя, девушка неловко повела плечами, несмело улыбнулась Каррэнаро и двинулась прочь от площади вслед за остальной делегацией.
Во дворце эльфийке поневоле пришлось собраться и настроиться на более официальный лад. Этому лишь способствовала помпезность зала и множество формальностей в беседе во время обеденного перекуса. К тому моменту как герцог взял слово, девушка и вовсе успела ощутить отголоски уныния и мрачной меланхолии – в голове стали роиться мысли об истинной цели визита.
Линдэлин в данный момент представляла Анадорну. Пусть формально она и принадлежала к другому Дому, да и по факту Элиссэл после её свадьбы перестал доверять сестре исполнение поручений, связанных с её старой семьей, однако предстоящий разговор, никоим образом не связанный с подписанием соглашений, касался не только семью, но и её лично. Это не помешало бы брату взять ответственность на себя, или же поручить отстаивать безопасность семьи хотя бы тому, кто по прежнему носит фамилию Илинелльдар. Но отправилась Линдэлин. В принципе она была не против, но лишь недоумевала, почему Элиссэл остановился на её неоднозначной кандидатуре – её брат редко делал что-то просто так.
- Я могу продемонстрировать вам кое-что из того, что мы говорили о средствах оперативной связи, если вы пожелаете присоединиться ко мне.
Эльфийка бросил взгляд на мастера Прелейма. Определенно ей, как Анадорне, была интересна поездка и людские новшества средств связи. Как минимум интересный опыт, о чем горящий взгляд пытался передать колдуну Сельвиаров. Однако ей же интересна и возможность приватной беседы с Фредериком фон Сандорфайт без участия эльфа из другого Дома. Впрочем, маг очевидно преследовал и собственные цели или же цели своего патрона. И хотя Линдэлин была интересна причина представительства Элладора этим эльфом, но она была благодарна за то, что тот, в свою очередь, не стал интересоваться её видами на поездку. С другой стороны сохранение инкогнито собственных интересов делало проблематичной вежливую демаркацию. Решившись, она ненароком коснулась запястья мага, посылая его слуху вопросительную трель.
Сожалею, Ваша светлость…
Ох, она определенно будет должна колдуну, даже если этот расклад и совпадает с его планами.
- Я с удовольствием присоединюсь к Вам, милорд. – скрадывая истинный интерес, ответила эльфийка.
Полагалось добавить еще что-либо, но ей было сложно оценить тонкости людской политики и информированность наместника Северных земель Альтанара. Как знать, может подходящая фраза о направленности родной Анадорны окажется излишней из уст леди Сантивал из Дома Флавиэль?

+1

4

– Ну, вот и славно, – спокойно подытожил герцог, прежде чем посвятить себя чаю. Его нисколько не огорчало, что удалось привлечь внимание лишь одного эльфа; может быть, в какой-то мере даже стоило этому порадоваться. Кажется, мастер Прелейм уже две-три сотни лет считался сильным, мудрым и знающим волшебником, а Фредерик по опыту знал, что такие эльфы слишком склонны к занудству, слишком любят поучительные истории с бородой до колен и лишены искренности почти совершенно.
Чай был выпит, чашки убраны – их место на столе заняли гусиные перья, изящные чернильницы из матово блестящего стекла четырёх разных цветов и плошка с расплавленным красным воском. Обсуждаемые на настоящем съезде положения закреплялись в трёх документах: каждый, как полагалось, представлял собой каллиграфически исписанный белоснежный свиток, в нижней части которого зияло место для размашистых подписей и солидных печатей герцога и послов. Похоже, эльфы не собирались срывать подписание соглашений, так что, по крайней мере, бумагу перевели не зря...
– Итак, я, Фредерик фон Сандорфайт, именем моего брата-короля Дейгана Первого и в силу вверенных мне полномочий герцога Маскареля и наместника Северного Предела принимаю настоящие соглашения и визирую их своею рукой... – скороговоркой прошелестел Дерек, один за другим покрывая свитки своими размашистыми длинными подписями. Впрочем, это ещё что. Синьор Гвидобальдо да Мончецци делли Каланчелло – вот уж кто расписывал договоры такими письменами, что иного представителя старшей расы могли пристыдить.
Впрочем, он уже почти сто лет как умер. А эта юная эльфийка, должно быть, тогда ещё только-только родилась.
Последний элемент дипломатического ритуала – оттиск перстня на податливой восковой кляксе. Герцог привычным движением трижды выдавил свой герб и тут же легко поднялся из-за стола на ноги, возвращая печать обратно на палец. Та же рука через мгновение вычертила широкий приглашающий жест и человек произнёс:
– Прошу за мной, госпожа.
Не будучи стеснённым торжественным шествием, Фредерик шагал быстро, так что слуги едва успевали распахивать перед ним двери. Кажется, теперешнему наместнику Северного Альтанара ещё не доводилось за очередной распахнутой дверью внезапно сталкиваться с недоброжелателем с аркебузой наперевес. Следом за ним резво потянулась и свита – несколько гвардейцев, пара оруженосцев, плешивый секретарь Алоис Гольвард с чёрным тубусом в руках и капитан гвардии Франческо ди Кнольта с одним глазом. Задержавшись у парадной двери, герцог подозвал секретаря и что-то сказал – быстро, тихо, бросив особо ничего не выражавший взгляд на свою спутницу. Гольвард удалился, а группа меж тем полетела дальше – к лошадям, которых конюшие заблаговременно подвели к ратуше. Почтительно наклонив голову, слуга в чёрной ливрее подвёл к Линдэлин белую кобылку с роскошной гривой, зачёсанной набок.
Дерек меж тем окинул быстрым взглядом свиту Линдэлин, прикидывая, хватит ли лошадей, чтобы рассадить всех.
– Виг! – один из конюших поднял голову. – Посади Гюнтера вместе с собой. В конюшне возьмёте ещё одну лошадь для него и догоните нас.
Оруженосец помладше – рыжий парень, тоже беспокойно считавший эльфов и людей вокруг себя, – слегка нахмурился, видимо, не сильно радуясь перспективе прогарцевать по праздничному Радовару, сидя на коне перед взрослым дядькой. Герцог уже не смотрел. Разрешив проблему с количеством лошадей, он быстро запрыгнул в седло свирепого вороного, которого Виг придерживал под уздцы.
– Госпожа, – вновь обратился он к эльфийке сразу после, – Вы хорошо держитесь в седле? Сегодня Вы задаёте нам темп.

+1

5

Едва намек на окончание официальной части разлился в воздухе, как герцог сухо и размеренно пригласил последовать за ним, а потом умчался прочь, будто преследуемый гончими Бездны. Линдэлин неторопливо поднялась, отдала распоряжения миловидной эльфийке, прислуживающей ей, и поманила с собой секретаря. Каро в указаниях не нуждался. А точнее предпочитал их игнорировать, следуя собственному кредо преданного телохранителя. 
Их скромная процессия преодолела примерно половину пути, когда Линдэлин заметила на себе взор герцога, замершего у парадных дверей. Взгляд был настолько ничего не выражающий, но при этом исключительно целенаправленный, что барышня ощутила, как её пробрала холодная дрожь ужаса, подгоняемая мыслями о собственной медлительности. Усилием воли подавив иррациональные настроения, леди Сантивал напомнила себе, что не пристало эльфийским дипломатам подобрав юбки бегать по залам радоварского дворца советов (разве что соглашение заключается с Домом Ниниэт), и продолжила путь в прежнем темпе.
Подведенная кобыла вызвала тихое восхищение, которое выразилось в тихом бессвязном бормотании, пока руки водили по шелковой шее. От этого выражения ласки её отвлек голос герцога, приправленный очередным ледяным взглядом. Линдэлин начинало казаться, что фон Сандорфайт пользуется слабыми чарами для устрашения собеседников.
- Неплохо, милорд. - с секундной заминкой ответила эльфийка. Ей показалось или за прохладными интонациями крылось веселье?
Устроившись с помощью конюха в нелюбимом дамском седле, девушка оглядела спутников, выискивая эльфийские лица, и особенным прищуром наградила Каррэнаро, стоило ему подъехать к ней. Эльф привык ехать по левую руку от неё, при большом скоплении народа еще и держась на расстоянии вытянутой руки от подопечной, чем изрядно досаждал. И сейчас, избавленный от лишних лиц из числа проверенных эльфов, Каро был твердо намерен следовать своим параноидальным привычкам. Это легко читалось по взгляду: «Леди, только попробуйте что-нибудь выкинуть…».
Легкое воздействие левым шенкелем и лошадь покорно трогается с места. Губы эльфийки еле уловимо шепчут наговор и в тот момент, когда её серебристая кобыла делает первый такт галопа, лошадь под Каррэнаро встает, отказываясь нести своего всадника дальше. Её чары продержатся с пару десятков секунд, да и после чистильщик Элиссэла не замедлит высказать ей по поводу выходки, но сейчас эльфийка заливисто смеется над собственной шуткой и, все еще посмеиваясь, уговаривает кобылу ускорить ход, подкрепляя магию тилья легкими иллюзорными образами.

+2

6

До городских ворот отряд проехался шагом – сперва звонко цокая по мощёным центральным улицам, затем глухо топая по утоптанному грунту. Головной гвардеец поднял на древке штандарт герцога, летящего ворона на алом поле, человека с широким кругозором способного навести на смутные мысли о набеговом стяге хёллских пиратов. Наместник ехал молча, время от времени отвечая на приветствия сдержанным кивком. За своего патрона дружелюбие источал камергер Джакомо ди Бальдано; импозантный валон сверкал безупречной улыбкой, размахивал шляпой с перьями цапли и изящно раскланивался из седла на ходу, на полную отрабатывая своё содержание. Этот праздничный человек даже в строгих чёрно-белых тонах маскарельского двора умел вызывать радостное восхищение.
Наконец покинув черту города, всадники смогли выстроиться менее растянутой колонной и пустить лошадей рысью, что, пожалуй, было в радость путешественникам по обе стороны от седла. Эльфийской посланнице, разумеется, было отведено место бок о бок с герцогом; её охранительному хвосту, который, видимо, не сразу сумел сладить со своей кобылкой, осталось держаться позади – рядом с капитаном герцогской гвардии. Таким образом, у телохранителя оставался весьма богатый выбор для обзора между прекрасной спиной госпожи впереди, ужасным шрамом на лице Кнольта по левую руку и нейтральным пейзажем Эльфийских Марок по правую.
– При таком темпе мы будем на месте менее, чем через час, – произнёс наконец Фредерик. – Я пока введу Вас в курс дела, что нас будет ожидать там...
Взгляд человека рассеянно блуждал между засеянными полями в стороне от дороги, Линдэлин и ехавшими впереди рыцарями – он уже совсем не рвался ехать во главе, предоставляя своим спутникам выбор между «поспевать» и «отставать».
– В лагере, куда мы прямо сейчас направляемся, расположились гарнизоны Когтя Грифона и Индамииля, а ещё несколько моих баронов со своими свитами. Мы кое-что продемонстрируем, а потом солдаты устроят манёвры и потешный бой. Разумеется, – прищур ненадолго придал взгляду выражение колкой недоверчивости, – безо всяких отвратительных кровавых игрищ в духе гардарских или эллендиарских бойцовых ям.
Споры, тяжбы и конфликты с баронскими лигами для северного наместника стали уже делом совершенно обычным, учитывая его внутреннюю политику. Не хватало ещё добавить к этому епископские лиги, праведно возмущённые планомерным убийством альдистов тренировки ради. И потом, каждый солдат этой небольшой армии стоил ощутимо дороже, чем средний раб-гладиатор, которому с третьей-четвёртой попытки эффектно выпустят кишки.
– Словом, демонстрация предназначена главным образом для них – предполагается, что они поедут по домам впечатлёнными и готовыми согласиться с моими требованиями. Как Вы смотрите на то, чтобы произнести для них пару лестных фраз по поводу увиденного, чтобы укрепить впечатление?
Теперь Фредерик уже внимательнее посматривал на собеседницу, чтобы в нужный момент уловить на лице признаки оскорблённости.
– Разумеется, после я с удовольствием выслушаю, что Вы думаете на самом деле. А этим... милым джентльменам не обязательно быть посвящёнными во все тонкости.

+1


Вы здесь » FRPG Энирин » Прошлое » Побольше дела, меньше украшений


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно