FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Прошлое » Прежде, чем звезда погаснет


Прежде, чем звезда погаснет

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

Прежде, чем звезда погаснет

Действующие лица:
Сэр Альбрехт Бресснер по прозванию Смеющийся Рыцарь, бейлиф герцога Маскарельского (НПС)
Леди Эстель Монтеспан, разнорабочий на службе Тайной канцелярии СБК
иные

Место: окрестности вольного города Тронхолда, что в центральном Маскареле.

Время: ночь с 31-го декабря 1407-го по 1-е января 1408-го года.

Сюжет:
События разворачиваются вокруг кабаре «Драгоценность» близ Тронхолда, на которое в канун праздника организуется облава с целью накрыть шайку бутлегеров.

Возможность присоединения игроков: маловероятна

Отредактировано Фредерик (Суббота, 5 января, 2019г. 17:29:20)

0

2

[NIC]Смеющийся Рыцарь[/NIC][STA]Душегуб-весельчак[/STA][AVA]http://s5.uploads.ru/trq5e.jpg[/AVA][SGN]Вешать – так с весёлой песней![/SGN]
От большого трёхэтажного здания недалеко от берега Хосса за версту исходил дух веселья, дух радости, дух праздника. В эту холодную пору кабаре «Драгоценность» оказалось изящно осыпано снегом, как дорогой меховой шубкой, сияющей под лунным светом. Воздух дрожал от лихой мажорной музыки. Внутри вовсю развлекались мужчины из различных социальных прослоек, объединённые некоторой стеснённостью в средствах; девки из кордебалета размахивали голыми ногами, чуть ли не задевая потолок, и спиртное лилось рекой. Спиртное, за которое не платили по акцизам.
Кабаре находилось за городской чертой – на самом деле, точно в метре от столба, до которого распространялись полномочия властей вольного города Тронхолда. Прекрасно понимая, что такое местоположение ограничит клиентуру, хозяин пошёл на риск, рассчитывая выиграть на дешевизне земли и на налогах – ибо тронхолдские власти драли с кабаков, борделей и шантанов весьма приличные деньги. Это, конечно, было хоть и обидно для бургомистра, но законом не воспрещено. Однако герр Зольдманн в какой-то момент решил пойти дальше и связаться с маскарельскими бутлегерами, чего простить уж никак нельзя. По этой самой причине две дюжины вооружённых до зубов людей торчали на соседнем холме по пояс в снегу вместо того, чтобы, подобно безмятежным гулякам внутри кабаре, прямо сейчас напиваться до бесчувствия и лапать сидящую на коленях полуэльфку. Но всё же то и другое требовало денег, деньги платили за службу, а служба требовала морозить задницу – так что отряд и не жаловался.
Командир отряда и вовсе был весел... Впрочем, веселье, кажется, никогда не покидало лицо сэра Альбрехта Бресснера, одного из бейлифов герцога Маскарельского. Оттого его и наградили прозвищем Смеющегося Рыцаря, а порой для краткости величали и просто «Скалозубом» – так, что его весёлые псевдонимы полностью заместили собой настоящее имя, которое обычно припоминал разве что сам герцог. И то не всегда. Поговаривали, что заядлым весельчаком рыцарь стал после удара моргенштерном по голове. Сам он это подтверждать или опровергать не спешил.
Вот и сейчас Скалозуб травил один из скабрезных анекдотов, запас которых у него в голове был поистине неисчерпаемым. Ещё полтора десятка человек из его отряда рассыпались по округе, чтобы после начала облавы ловить по дорогам тех, кто успеет улизнуть. Благо, сейчас, когда вокруг намело сугробы, вряд ли нашлось бы много желающих удирать по какому-нибудь замысловатому пути.
Но вот на дороге с востока появилась ещё одна группа людей – то подпольные самогонщики везли герру Зольдману добавки на новогоднюю пирушку... Того и ждал Смеющийся Рыцарь со своими бравыми ребятами и не только. Не только, старательно пырящуюся на самогонный караван своими красными глазищами, бейлиф легонько ткнул локтем в бок.
– Ну что, мадам Меч, окропим снежок красненьким?

Отредактировано Фредерик (Суббота, 5 января, 2019г. 00:11:30)

+1

3

Новый год начинался отвратительно. Не то, чтобы наемница каждый раз с трепетом ожидала смещение цифр и часов в мироздании, но конкретно эта ночь навевала мрачные мысли о предзнаменовании. Теплолюбивому полудемону претила мысль находиться в подобный мороз под открытым небом. И выжидание в течение нескольких часов по пояс в снегу единственной телеги со спиртным, которое даже не удастся употребить для согрева, казалось чей-то очень мерзкой шуткой, с горчичным привкусом иронии. Горчицу Эстель не любила разве что чуть меньше, чем снег.
Выдохнув, женщина подняла взгляд на мягкие серые тучи, изрыгающие снежные хлопья на землю. Ей ведь хотелось не так многого: провести эту ночь подле дальневосточной странницы, пересказывая сказку дочери о пляшущей звезде. Посмеиваться над наивностью людской и греться у огня, заливая себя вдобавок согревающими жидкостями – зимой ей всегда мерзло. Ну, ничего. Как минимум, одно желание сегодня она исполнит. Разведет настолько большой костер, что его тепла хватит на то, чтобы наконец согреться. Настолько большой, что отблески пламени будут мешать спать патрону во дворце Тронхолда. Что же касается компании, которая поневоле будет участвовать в предстоящем веселье, то… Могло быть и хуже. Неплохие служивые, действующие прямо, пусть и грубо. В конце концов, Эстель встречала и рыцарей, которые вежливо выбивали дверь в апартаметы и дурь из головы с именем короля и Единого на устах. Наемница передернула плечами и обратила взгляд на дорогу, где наконец показался долгожданный караван.
– Ну что, мадам Меч, окропим снежок красненьким?
- А после этого хором споем псалом о Шестом Орудии, сир Весельчак. – огрызнулась Эстель.
Как представитель Тайной канцелярии, наемница имела несколько должностных обязательств в предстоящей бойне. Как, например, указать на тех, кто действительно заслуживает карающей длани Скалозубовских людей, а также отобрать иных, с которыми ей предстоит пристрастно побеседовать до исполнения приговора.
- Я пройду с твоими людьми к черному входу. Мне нужно перехватить одну личность при принятии товара.
Наемница кивнула в такт своим словам и отправилась исполнять сказанное. Со Скалозубом она была знакома уже довольно давно, посему могла не ограничиваться условностями, зная, что не придется спорить за рациональность и необходимость собственных действий.
Снег глушил шаги, остаточное эхо которых перекрывалось музыкой из заведения. Снег же ухудшал видимость, что позволило отрядам подойти незамеченными к заведению на достаточно близкое расстояние. Эстель же вырвалась вперед, ведомая слабым азартом охоты – годы уже не те, да и добыча глупа, чтобы ощутить предвкушение будоражащее кровь в полной мере. Неподалеку от входа один из кулонов на шее был сжат в окоченевшей руке без перчатки, но эффект запоздал на несколько секунд. Раздраженно пронаблюдав из темноты в течение этого времени за разгрузкой спиртного, полудемон дождалась невидимости от артефакта и скользнула под свет факелов до того, как достаточно снега упадет на её плечи, вырисовывая силуэт.
Товар принимал не герр Зольдманн, впрочем, этого ожидать было бы глупо. Вместо него резкими выкриками отгрузкой и расфасовкой руководила Ребекка Лайствик . Некогда артистка водевиля, под псевдонимом «Вечерняя Звезда» ставшая примой трондхолдского театра варьете. Звездная карьера Красотки Бекки была подкреплена услугами особого рода, щедро раздариваемыми для заинтересованных сильных округа сего. В итоге, на четвертом десятке лет, изрядно молодящаяся с помощью зелий барышня остановилась в выборе финансового благополучия для себя на должности руководящей кардебалетом и посредником в дополнительном заработке артисток.
Эстель, сдерживая тяжелое после пробежки по сугробам дыхание, проскользнула мимо суетящихся рабочих, заступая за спину женщине. Пусть и неаккуратно, но в суете мало кто обратил внимание на веянья сквозняка и лишние капли талого снега на дощатом полу. Зато когда громыхающие доспехами и энтузиазмом бойцы Скалозуба ворвались в помещение, то дернувшаяся к побегу Звезда оказалась в захвате проявившегося полудемона, ласково оглаживаемая хвостом.
- Это – моё. – швырнув женщину одному из знакомых на лицо и свободному на руки солдат, наемница прибавила: - Связать, но не трогать.
Крики и визг из основного зала требовали её внимания. Ребятам Скалозуба можно было простить некоторую увлеченность работой в новогоднюю ночь, однако её отчет не должен предполагать нежелательных для ТК жертв. Кто знает, кого из горожан может занести в злачное заведение в праздник?

+1

4

[NIC]Смеющийся Рыцарь[/NIC][STA]Душегуб-весельчак[/STA][AVA]http://s5.uploads.ru/trq5e.jpg[/AVA][SGN]Вешать – так с весёлой песней![/SGN]
– Ха! – бейлиф немедленно оскалился в ответ на выпад Эстель. Выпад отнюдь не блистал остроумием, но он был рад любому поводу продемонстрировать два ряда завидно крепких (пусть и желтоватых) зубов. Чей-то хороший удар оставил в этой улыбке прореху с левой стороны, но кто-то к этим годам успевал уже половины зубов лишиться – повод для гордости был.
Смеющийся Рыцарь и остальные душегубы вальяжно направились к заведению, терпеливо выжидая, пока последний бочонок будет занесён внутрь. Сегодня, к счастью, не было нужды ползти на пузе по сугробам, чтобы не спугнуть противника – гуляки и визитёры сюрпризов не ожидали. Лишь у самой двери Бресснер расстегнул шубу, вынул из-за пояса пистолет и саданул ногой в дверь.
Ни шагу с места, вонючая бесовская отрыжка! – раскатилось по шумной зале за мгновение до гулкого звука выстрела в потолок. Золочёный герб на кирасе бейлифа ярко вспыхнул в свете десятков свечей и волшебных ламп.
Жизнерадостно ухмыляясь, мужчина следил за тем, как его люди рассыпаются по залу, точечно раздавая тумаки кто кулаком, кто рукоятью клинка, кто прикладом аркебузы. В кратчайший срок, пока толпа была ошарашена громким появлением новых гостей, а над головами вместо музыки и хмельных выкриков повисла смесь страха с бабьим визгом, две трети охранников вместе с теми из посетителей, кто выглядел наиболее храбро и опасно, уже успели получить по зубам, а на троих людей в тулупах, переговаривавших с Зольдманном, наставили достаточно блестящего оружия, чтобы отбить у тех охоту тянуться к поясам и карманам.
– Именем герцога! Праздник окончен!
На ходу Скалозуб подбросил пистолет в руке, ловко перехватил его в воздухе за тёплый ствол, сделал короткий замах...
Бац! – потёртая деревянная рукоятка с треском врезалась в челюсть дельца. Удар, надо сказать, феноменальной силой не отличался, но Зольдманн, щуплый лысеющий человечек без крепкого воинского стержня, предпочёл повалиться на пол, хныкая из-за зажимающей рот пятерни. Кровь сочилась сквозь пальцы. «Интересно, сколько зубов?» – вопрос молнией пронёсся в голове рыцаря, вызвав на его лицо новую улыбку, но дальнейшего интереса к себе не привлёк.
– Повязать этих! – распорядился он, махнув пистолетом на троицу бутлегеров, после чего резко обернулся к скоплению людей лицом.
– Люди! – мужчина раскинул руки в театральном жесте, после чего обличительно ткнул пальцем в скрючившегося на полу хозяина: – Этот лысый хрен повинен в том, что наливал вам мерзкое пойло из ботвы и свиного говна! Но вы!
Он обвёл толпу широким взмахом пистолета – поначалу жест был слишком резковат и стоящие ближе всего испуганно отшатнулись.
– Вы пришли хлебнуть туда, где дешевле! Видит Бог, это не преступление, – рыцарь хохотнул; несколько головорезов составили неуверенную поддержку. – Короче! Мы пришли только за теми, кто способствовал распространению этой голимой бурды. Вы, бездельники, сможете спокойно проваливать, как только мы отделим плевелы от зёрен! А пока – будьте любезны, растак вас, не дёргаться и не чинить препон правосудию!

+2

5

Наемница прошла через кухню, старательно игнорируя замеченные блюда. Даже понимание того, из какого отборного дерьма готовится здешняя похлебка, не лишало её изумительного аромата, восхищение которым полудемонический желудок выразил в трепетном ворчании. Однако Эстель сдерживала собственные инстинкты, отдавая себе отчет в том, где она находится и ради чего её хвост морозился больше часа. И громогласное обращение Скалозуба подстегивало ускорить шаг. Она вышла в зал как раз чтобы застать обличительную речь. Присев на край ближайшего стола, спешно покинутого завсегдатаями, женщина потянулась и взяла ближайший мутный стакан. Столь же мутное содержимое не мог пробить даже свет волшебной лампы, ближе к которой посуда была поднесена. По итогу проверки потянув носом над посудой, наемница пожала плечами и опрокинула содержимое в себя. Некоторые инстинкты оказываются сильнее обстоятельств. Тонкие губы скривились, не сдержав тихий протяжный выдох. Пусть отвратительный вкус она и не могла почувствовать, но горло продрало знатно.
- Прекрасно. – едко пробормотала наемница в бокал, почти жалея о том, что оставила дома демона, по обыкновению уничижительно зудящего на ухо о её слабостях. В принципе, она может взять одну из конфискованных бочек и утопить его в ней. В прошлый раз было забавно…
Расслабленно прогуливаясь по залу, полудемон попутно осматривала гостей, пытаясь за леностью взгляда скрыть пристальное внимание к происходящему. Только хвост беспечно выдавал хозяйку, нервным хлестом в такт шагам вызывая колебание складок тяжелого плаща.
Ей было известно, что пан Гортич собирался заглянуть в «Драгоценность». Беженец из лира, примкнувший к аристократии Вермилона дальним родством и близкими связями. Естественно, его свита будет с ним. Но куда проще стравить головорезов Скалозуба с громилами бывшего барышника в нечаянном конфликте, а после спокойно побеседовать на интересующие канцелярию вопросы о нахождении подданного короля Че в Альтанаре без лишних свидетелей и без внушающей излишнюю самоуверенность поддержки. Однако, как бы не шнырял алый взор, так и не находил искомое лицо. Уже приблизившись к Смеющемуся Рыцарю, наемница скривила губы в подобие улыбки и громко ударила в ладони несколько раз.
- Браво, сир. Такая проникновенная речь. А упоминание патрона и правосудие в одном монологе - это просто…
Вероятно, это скверное настроение и проделки Фокса подстрекали крум’ариаш к весьма определенным мыслям о завершении предложения, чреватым пагубными для жизни последствиями. Но речь женщины была прервана грохотом, перекрывшим общий гам обыска и успокоения ретивых завсегдатаев. Двое сцепившихся мужчин кубарем скатились с лестницы, причем экипировка громилы Скалозуба и создавала основной гам, грудой металла звеня о каждую ступень.
Облизнув пересохшие губы, Эстель почти миролюбиво завершила:
- …находка. Что за?..
Юноша поднялся, размазывая рукавом льющую из носа кровь по смуглому лицу, в попытке избавиться от оной. Покачиваясь над поверженным противником, он что-то невнятно воскликнул и запустил пятерню в темные волосы. Взгляд окинул ближайших душегубов Весельчака, пока голова отчаянно пыталась найти в мутном потоке мыслей выход из ситуации.
Глухой, клокочущий звук зародился где-то в полудемоническом нутре, с каждой секундой становясь всё громче, пока рык не коснулся слуха ближайших людей, а следом и тех, кто стоял за ними. Эстель отпихнула в сторону двух головорезов, что стояли перед ней и оскалилась еще на троих, подбираясь ближе к подранку.
- Этот – мой! – рявкнула она последним громилам.
- Э-э-э… - Серые глаза сфокусировались на кожаной броне наемницы. Их обладатель, устав контролировать собственные ноги, опустился на нижнюю ступеньку, пока взгляд поднимался выше к разъяренному бледному лицу полудемона. – Мать моя женщина…

Отредактировано Эстель (Четверг, 28 февраля, 2019г. 15:01:48)

+1

6

[NIC]Смеющийся Рыцарь[/NIC][STA]Душегуб-весельчак[/STA][AVA]http://s5.uploads.ru/trq5e.jpg[/AVA][SGN]Вешать – так с весёлой песней![/SGN]
«Обнадёживающая» речь, быстрая и справная работа громил, звериный рёв из глотки странной женщины – сложно сказать, что именно производило на людей наибольшее впечатление, но суммарный эффект был достаточным, чтобы по большей части они заткнулись и застыли в трепетно-покорном ожидании своей участи. Скалозуб был доволен – дело пока шло гладенько-гладенько, как и подобало праздничной работе. Коротко хохотнув, он сунул пистолет за пояс,  выудил из кармана небольшой свёрток и длинную спичку с ярко-красной головкой и ненадолго вышел обратно на холод. Алхимическая петарда взвилась в воздух и где-то вверху, уж точно повыше верхушек самых высоких деревьев в округе, разорвалась снопом искр.
– Та-а-ак... – во второй раз бейлиф заходил на своё поле боя уже по-хозяйски, уперев руки в бока и снисходительно глядя на вспыхнувшую у подножия лестницы разборку.
– Ну, чего пыритесь? – Мужчина махнул рукой, чтобы окончательно привлечь к себе внимание троицы, оказавшейся перед Эстель. – Вперёд наверх, дальше шуровать будуары!
А душегубы меж тем времени не теряли. Посетителей и «сотрудников» шантана, сбившихся в беспокойно-удручённую толпу, взяли на прицел, а тех, кто не смог или не захотел заблаговременно примкнуть к большинству, били по морде и вязали, или же пинками загоняли в стадо – в зависимости от того, насколько опасно сии индивиды выглядели и насколько дерзко себя вели. Здоровенный детина, ответственный за разлив палёного шнапса жаждущей клиентуре, оказался особо бодливым бычком, так что его били дольше, да с огоньком, остальным в назидание. Рыцарь уселся за один из опустевших столов, выложил на него два пистолета, снял перчатки и спокойно принялся за перезарядку, мыча под нос мотив непристойной песенки. Его губы каждые несколько секунд складывались в новую улыбку, придавая выражению веселья на лице всё новые и новые оттенки, хотя, похоже, сейчас ни у кого не возникало желания хорошенько понаблюдать за этой переменой гримас.
Дверь вскоре снова открылась – это в «Драгоценность» заходили новые молодчики Скалозуба, которые, согласно плану, должны были отлавливать беглецов по окрестностям, если бы что-то пошло не так. Бейлиф приветственно помахал рукой:
– Ага, вот и вы, парни, – приветственный жест тут же сложился в указующий: – Ты, ты, ты, вы двое, да ты ещё – бегом наверх. Какого хрена Огузок там возится? Гоните всех сюда, нам пора начинать отсев.
Он усмехнулся, исподлобья бросив взгляд на тех, кто услышал последнее слово, и с сухим щелчком взвёл курок.
– Граждане, по одному пожалуйте к сюда на проверку! Фриц, Вилли Кляйн, – он поманил двоих головорезов, – вы со мной здесь, а то больно много здесь добрых горожан – один я до утра не управлюсь.
Он сам же хохотнул над своей шуткой и почти по-дружески махнул рукой, подзывая к себе пузатого дядечку, которого только что совершенно неделикатным образом выдернули из стада за плечо, чтоб сделать первым «проверяемым».

+1

7

Наемница перебегала взглядом с одного лица на другое, надеясь ударить на опережение при малейших признаках агрессии. Но нет, люди Скалозуба были знатно выдрессированы, оставляя ярость полудемона перетекать в желчь.
Обернувшись к юнцу, Эстель наградила его вздохом, значение которого варьировалась от «горе ты мое луковое» до «мракорово дыхание покажется тебе сладкой альтернативой моему гневу». После чего сгребла его за шкирку, чтоб освободить дорогу солдатам. Серые глаза парня смотрели на мир несколько более осмысленно чем до появления наемницы, но человеческим ногам явно требовалась дополнительная подсказка:
- Идем.
Волоком дотащив бормочущее о самостоятельности тело до ближайшего стола, полудемон избавилась от ноши, скинув оную на скамью, подпирающую балки лестницы. Местоположение казалось не слишком удачным. Так, лестница, как и двери, ведущие в подсобные помещения, не просматривались совершенно, да и зал виден только если сидеть полубоком. Но всё же лучше, чем тащить Хасана через планомерно сгоняемое головорезами стадо людей.
На языке вертелось с десяток вопросов, каждый из которых был вариацией  простого «Что ты здесь делаешь?». А вот ответ на это Эстель слышать не хотела совершенно, и без того понимая чем занимаются молодые люди в будуарах кабаре. Посему женщина молчала, пытаясь за выразительностью бездействия скрыть растерянность от ситуации. С другой стороны эмоциональных дебрей полудемонической души билось тщательно сдерживаемое недовольство, грозясь обернуться неконтролируемой мигренью. Внимание невольно акцентировалось на источниках раздражения, а заодно выискивало новые. Будь то сменяющиеся ужимки на лице сира Весельчака, возобновившиеся потуги Хасана справиться с носом или грохот над их столом, с которым солдаты спускали с лестницы клиентов «Драгоценности». Слаженность операции также не вызывала восторга, пробуждала паранойю. Та в свою очередь твердила, что когда все проходит так гладко и ровно, где-то наверняка ожидает засада гноллов, готовая раздеть тебя до нитки, запечь на углях и отправить по частям в увлекательное путешествие по пищевой системе.
- Где Звезда? – наемница перехватила проходящего головореза со знакомым лицом. – Красотка Бекки?.. Шлюха, которую я оставила для допроса?
Очередным триггером для раздражения стало слишком медленно проступающее озарение на лице мужчины.
-А, так она в подвале. Еще с парочкой… допрашиваемых. – зарождающийся рык заставил его спешно прибавить: - Не боись, никто её не тронет! Все помнят про твою… эм… требовательность?
Бросив выразительный взгляд на юношу напротив Эстель, солдат поспешил ретироваться.
- Всегда гадал как ты отмечаешь праздники.
- Я работаю. – отрезала полудемон в ответ на ехидство. Но помолчав немного все же не сдержалась. – Что, чувствуешь себя лучше?
- Скоро буду.
Зеркально отразив кривую улыбку наемницы, Хасан положил пустую склянку на стол, а из поясной сумки уже появилось следующее зелье. В ответ на вопросительный взгляд Эстель молодой человек подмигнул и заметил:
- У протеже графа Гроуз есть свои привилегии.
- И внешний вид явно не входит в их число? – рубаха, заляпанная пятнами, штаны из грубого сукна и поясная сумка, к которой топорно прикреплены ножны для кинжала. – В отличие от дорогостоящих зелий. Как ты их еще не перебил, выписывая кульбиты по лестнице?
- Ма-агия! - юноша сделал несколько пасов над столом с видом заправского фокусника и подцепил сосуды из-под зелий, отправляя пустую посуду в карман. Губы полудемона тронула легкая улыбка, сменившаяся мрачной задумчивостью.
Еще секунда потребовалась на осознание того, что её внимание привлек звук изменившихся шагов по лестнице. Не было нестройного топота, скулежа и недовольного бормотания. Шаги спускавшегося звучали легче, но уверенней. За ними следовал гул ровного строя - конвой. Возможно, вели того, кто ей нужен.
Разнорабочий Тайной канцелярии поднялась, неуверенно застыв на полпути. С одной стороны ей хотелось перехватить вермилонца до того, как им займется Скалозуб. Но это же предлагало оставить Хасана одного, чего ей совершенно не хотелось в данных обстоятельствах. Равно как и лишний раз давать ему возможность видеть воочию деятельность наемницы. Недолгие колебания закончились очередным вздохом и бормотанием:
- Прекрасно, просто прекрасно. – обернувшись, чтоб удостовериться, что юноша держится на ногах, она немногим громче сказала: - Держись ко мне на расстоянии вытянутого хвоста.

Отредактировано Эстель (Четверг, 28 февраля, 2019г. 15:04:30)

+1

8

Шестичасовые переговоры с тремя гномьими банкирами порядком утомили Фредерика. Получить от гнома денег – лишь немногим проще, чем убедить гнома встать на путь абсолютной трезвости; иными словами, предприятие уже не совсем гиблое, но всё ещё достойное увековечения в камне и рунных сагах. Душа требовала отдохновения с небольшой прогулкой и кратким, но довольно увеселительным гуляньем. К вящему недовольству капитана герцогской гвардии, герцог решил покинуть бал во дворце тронхолдского Совета, чтобы устроить ревизию своим любимым душегубам, что в канун нового года охотились на банду бутлегеров в окрестностях города. Франческо ди Кнольта всегда отличал такой же угрюмый и строгий педантизм, как и его патрона, но только воплощался он в организации безопасности последнего. Ничего удивительного, что всё это только усугубилось, когда тасканец лишился глаза при одном из покушений. Кроме того, Кнольта не любил вечно скалящегося балагура Бресснера.
Однако кампания против нелегальных винокурен слишком живо занимала королевского наместника в последнее время. Этот священный поход одновременно и помогал набивать казну акцизами, и позволял ощущать себя хорошим правителем, заботящимся, чтобы работяги не травились низкокачественной бурдой из-под полы. Стояла морозная ночка, но он не мёрз – мысли об акцизных флоринах грели, как маленький очаг на груди. А шуба с собольим воротником не давала теплу улетучиться прочь от тела.
– Похоже, Скалозуб ещё не успел тут всё спалить, – удовлетворённо заметил Дерек, вылезая из саней. Тронхолд давно точил зубы на этот клочок земли и рассчитывал получить его после конфискации у нынешнего владельца, стакнувшегося с бутлегерами, а участок с кабаре стоил дороже, чем участок с обгоревшими стропилами на кучке пепла.
Многострадальная дверь кабаре, которой молодецкий пинок Скалозуба на пользу явно не пошёл, снова распахнулась. Развернувшись боком с пистолетом в руке, Смеющийся Рыцарь хохотнул:
– Кого ж это ещё на выпивку потя... – Мужчина осёкся на полуслове, увидев ещё одну кирасу с тиснёным герцогским гербом. Несколько душегубов, уже взявших дверь под прицел, опустили оружие, молча уставившись на появляющихся гвардейцев. Смекнув, откуда ветер дует, Скалозуб резво поднялся со стула и заломил шапку, как только порог перешагнул сам герцог Маскарельский с бледным лицом и красным носом, торчащим из-под мехового воротника.
– Ваша светлость! Какая... Неожиданность!
Он благоразумно воздержался от слов вроде «Какое счастье!» – счастьем от него как раз не пахло, а откровенную брехню Сандорфайт чуял, как голодная дворняга чует мясо.
– Да-да-да, – Фредерик небрежно помахал рукой и поспешил пройти к столу у края сцены. – Продолжайте в том же духе, не отвлекайтесь.
Сдвинуть с мёртвой точки сложившуюся неловкую ситуацию следовало самому высокопоставленному её участнику, что он не преминул сделать. Судя по количеству народа, запуганному и загнанному в угол бойцами Бресснера, судя по тому, что они уже выстраивались в очередь к по-барски рассевшимся Бресснеру и парочке его людей пограмотнее – в самом разгаре был отсев причастных от случайно подвернувшихся (словом, наиболее безынтересная часть предприятия). Подцепив тремя пальцами грубоватый стеклянный стакан, Дерек осторожно понюхал содержимое, одновременно с этим внимательно рассматривая людей – словно он кого-то искал. Взгляд задержался на огненной шевелюре, чья обладательница пыталась скоординировать оборванного парня с топорщащимися карманами.
Герцог поставил стакан обратно на стол и поманил к себе оруженосца.
– Поищи анкер с водой среди этих... огненных припасов.
С этими словами он носком сапога отодвинул стул и опустился на него, продолжая наблюдать за Эстель и Скалозубом – впрочем, пока без каких-либо повелительных жестов или ехидных ужимок.

+1

9

Пан Просперо Гортич был бастардом наследника фамилии Пантало, дворянского амморийского рода, от старшей дочери лирских Гортичей. Воспитанный в семье матери и принявший семейное дело, сделавшее Гортичей небезызвестными конезаводчиками, а также весьма состоятельными людьми. Однако лирские войны и сотрудничество с альтанарскими барышниками остро ударили по фамильному делу. Сначала джерские господа реквизировали большую часть племенных скакунов, а после Повстанческая армия Зеленого воинства забрала остальное. Собрав оставшийся капитал Гортичи вспомнили о сомнительном родстве и бежали в Вермилон, под подданство самопровозглашенного короля и крыло гранда Пантало. Осев в Срединных степях, Гортичи продолжили семейное дело, устраиваясь и в иерархии местной знати. И вот, пан Просперо собственной персоной посещает Альтанар в разгар второй войны между людскими королевствами. Это то, что было известно Эстель. Канцелярии было известно больше. 
В молодом человеке преобладала амморийская кровь, наградившая его темным волосом и столь же темным взором. Однако в нем с трудом угадывался аристократ, за которого он успешно выдавал себя в Вермилоне. Загорелое, обветренное лицо принадлежало скорее лирскому цыгану. И даже острота черт наталкивала на мысли о недоедании, нежели об аристократичной породе. Однако держался он дивно статно, да презрительный взгляд, которым пан окинул приблизившегося полудемона, вышел весьма удачно - в равной степени распределяя чувство собственного достоинства, пренебрежение окружающими и крупицу недовольства. Громилы Весельчака сопровождали и его свиту – двух типичных крепко сбитых хааннов, явно телохранителей, оружие которых сейчас болталось за плечами солдат.
- Пан Гортич, я представляю Службу безопасности Короны Альтанара. Вы пройдете со мной. – сухо проинформировала Эстель.
- Слабо верится, что корона Альтанара берет на службу демонов.
Настроение наемницы с течением вечера катилось всё дальше в Бездну. Приезд фон Сандорфайта грозил приблизить его к фейурскому Разлому, а уж хладный герцогский взгляд, задержавшийся на её лице и выразивший при этом аж целое ничего, так вовсе отправил душевный покой пробивать ворота мистического Горгарота. Теперь женщина рвалась выполнить задание, прельщенная благовидной возможностью поскорее свалить из-под очей патрона. Однако незримое присутствие Хасана позади неё вынуждало к последней попытке церемонности, прежде чем она сорвется и выбьет всю дурь из зарвавшегося барышника. В ТК не особо расстроятся из-за его внешнего вида, если вермилонец будет в состоянии отвечать на вопросы.
- Вы меня не так поняли, полагаю. Выбора у вас нет и бравые солдаты, ведущие вас, тому подтверждение. Доверие – дело второстепе…
Эстель оборвала себя на полуслове, заслышав легкий перезвон в ушах. Короткий клинок в тот же миг был извлечен из ножен, а женщина отступила на шаг, занимая оборонительную позицию. Серьги, подаренный её покойным господином артефакт, предупреждали свою носительницу о дурных намерениях в отношении её персоны. Но вот в чем соль: наемница никогда не знала в каком виде эти дурные намерения обрушатся на её буйную головушку, а также имела в запасе в лучшем случае пару секунд.
Вермилонец отшатнулся от неожиданной реакции собеседницы, а его несостоявшиеся защитники были усмирены молодецкими тумаками скалозубовских громил. Предположение Эстель о личности злоумышленника оказалось ложным, заставляя крум’ариаш лихорадочно оглядываться по сторонам в поисках угрозы. Хвост обернулся кольцами вокруг руки Хасана. Сердце не единожды ударило о ребра, её застывшее положение начало привлекать внимание не только ближайшего окружения, но ничего не происходило.
- Что случилось? - от голоса, раздавшегося за ней, тоскливо заныло в груди.

- Ваша Светлость! – шатающийся старик выскользнул из шеренги, ведущей к Скалозубу. Солдаты, контролирующие поток, пинками отправили его обратно.

Запоздало пришла мысль, что угроза могла быть направлена не на неё лично. Алые глаза изучающее впились в патрона. Может?..
А следом пришло ощущение, шедшее ото всюду. Эстель побледнела, взгляд с новой порцией затравленности осматривал помещение в поисках лазейки. Зрение, слух, обоняние – всё было бессильно рассказать о происходящем. Но полудемон чувствовала творящуюся магию. Интуицией, если угодно. Если интуиция способна врываться в голову без спроса и бить набатом по нервам.

В этот раз возглас донесся из центра толпы, согнанной в угол.
- Милорд, послушайте! Мы рады приветствовать Вас… 
Женщина была одета достаточно фривольно, чтобы четко дать понять о причине нахождения в «Драгоценности». Её товарка зажала ей рот прежде чем солдат дотянулся алебардой. С секунду она испуганно таращилась на Сандорфайта, а после и сама закричала, пересиливая общий гомон:
- …В нашем заведении!

Меч казался Эстель бесполезной игрушкой перед ощущением захлопывающейся ловушки непонятного рода. А потому скользнул обратно в ножны. В это время хвост дернул Хасана за руку, выводя его из-за спины.
- На выход, живо! – она говорила негромко, заботясь о том, чтобы никто более не расценил это как приказ. Вермилонец был забыт.

Солдат грузно опустил руку на плечо пана Гортича, приближая угрожающий оскал к его лицу:
- Не упусти свою возможность, просящий.

Наемница вряд ли могла уверено ответить, была ли она предана герцогу. Ей нечасто доводилось выполнять его личные приказы, еще реже она контактировала с ним, однако исполняя поручения канцелярии, служила она в своем представлении ему. И все беды, случающиеся с ней на специфической службе, и все претензии также записывались за Его Светлостью в мысленном перечне женщины. А все дело в простой по своей сути договоренности, связавшей её крепче магического контракта. Прокол. Соблазн, который Эстель так и не смогла себе простить с годами. Присутствие Хасана усугубляло противоречие – его безопасность была приоритетней. Но жить им останется недолго, если Эстель выберется, а Сандорфайт – нет.

- …Такая неожиданность – Ваш приезд! Не спешите покидать нашу скромную обитель. Позвольте показать Вам… - голос оборвался, когда девицу вытолкнули под ноги солдатам.

Вид явно неадекватной крум’ариаш, целенаправленно и весьма скоро пересекающей залу, не оставил равнодушными тех гвардейцев, которые наблюдали за её действиями с самого начала. Один из них вышел вперед, предоставляя воображению Эстель красочную картину того как она получит по лицу прежде, чем успеет убедить герцога в необходимости побега. Убедить его надо – никто не даст ей просто выволочь его наружу, не тратя и без того упущенное время. Жаль, конечно. Наемница определенно была бы не против добротного побоя своей тушки в обмен на возможность потаскать Северного Тирана за шкирку. Гвардеец обнажил клинок…
-…наше особое представление.  - раздалось над ухом Фредерика.
Во всех углах зала вспыхнуло желтое свечение, проявляя рунные круги и связующие их цепочки на стенах. Эстель затормозила на полпути, понимая, что не успеет, что бы не несла в себе магия. Обернувшись, она увидела Хасана. Юноша застыл перед распахнутой дверью, опираясь руками в невидимую стену, преграждающую проем. Под обреченным взглядом полудемона несколько снежинок упали по наклонной, оседая в темной шевелюре.

Отредактировано Эстель (Понедельник, 4 марта, 2019г. 14:16:55)

+1

10

Пусть и не сразу, но герцог тоже почуял неладное в атмосфере построенного по струнке кабаре. Способность чувствовать колебания магического фона он, правда, утратил уже давно, но зато вполне отчётливо видел признаки ненормальности в поведении людей. В своём личном чародее, в числе прочего.
– В чём дело, Клаус? – вопрос оказался обращён словно бы в пустоту – ибо Клаус безмолвно, с сосредоточенным выражением на лице, пытался что-то нащупать в воздухе.
Меж тем гвардейцы, держа руки на рукоятях мечей, образовали полукруг перед наместником – уж их -то дело было простым по формулировке своей.

Последний придушенный выкрик умолк и по стенам вспыхнули рунные узоры. Клаус из Лербена, придворный маг герцога Маскарельского, охнул и отступил на шаг назад, тревожно осматриваясь.
– Мы в ловушке! – воскликнул он наконец.
– Да что ты, – проворчал в ответ герцог. Колючий взгляд ясно дал магу понять, что объявлять своё заключение так громко точно не следовало; но ещё яснее это стало буквально через мгновение, когда подал голос уже кто-то из толпы:
– В ловушке?
– Славьте его!
– Что? Как?!
– Ваша светлость!
– Тишина! – рявкнул Скалозуб без тени улыбки; в подкрепление своего слова он пинком опрокинул стол перед собой так, что он пролетел в шаге от бюргера, который минуту назад хотел было «провериться».
– Все будут стоять на своих местах тихо и спокойно, мать-вашу-растак! И уже к утру все добропорядочные граждане уже вернутся домой к жене или к мамке!
Беспокойство росло и множилось в душе колдуна, словно содержимое отхожего места, в которое зарядили целый мешок дрожжей. Под аккомпанимент из странных выкриков и злых, но понятных окриков он лихорадочно перебирал в уме сигилы, их комбинации, целые заученные наизусть символьные фразы, силясь разгадать шифр, а заодно проверить, не дурят ли его, выдавая за видимое обманку. Однако мало того, что совпадений в памяти не находилось – после непродолжительного изучения руны поплыли перед глазами, голова заболела, зато голоса вокруг слышались всё отчётливее и отчётливее...
– Славьте его!
– Нашего доброго господина...
– ...и повелителя.
«Они не заткнутся», – понял Клаус, внимательно глядя уже не на мистическую роспись стен, а на людей. Испуг, злость, непонимание – вот это на лицах читалось без труда, но никто не выглядел совершающим рискованную дерзкую выходку. Кто-то пытался зажать себе рот. Крупный белобрысый парень с рассечённой чьим-то ударом бровью обхватил голову огромными ладонями и упал на колени. Люди из первого ряда уже шагнули вперёд – все, как один – и немедленно сцепились с громилами бейлифа.
Мертвенно-бледный маг обернулся к герцогу и произнёс:
– Сейчас нас будут убивать, сир.
– Мечи наголо, ребята, – сухо скомандовал Сандорфайт. Его шуба уже была сброшена на спинку стула, в руках оказался пистолет. Он раскрыл было рот, чтобы добавить что-то ещё, но все звуки следом – и новый приказ, и ругань солдат, и торопливые приказы Бресснера, который не больше самого Клауса хотел иметь мёртвого герцога в своём послужном списке, – покрыл рёв подстреленного чёрного медведя, доносившийся, впрочем, из глотки того самого блондина с разбитой бровью. Когда Клаус обернулся, верзила уже взмахивал столом, словно сухой веточкой, чтобы через секунду одним ударом смести на пол двоих бойцов, а затем запустить мебель в третьего, подносившего фитиль к замку аркебузы.
Крики, выстрелы, звон оружия – в воздухе полным ходом замешивался гул битвы, тем более странный, что более характерен он был, скорее, для схватки регулярной армии с нападающими из засады лесными дикарями, чем для простой трактирной драки. Запахло кровью, порохом и спиртом – из бутылок, которые тронхолдские гуляки били о головы герцогских гончих псов.
Клаус сплёл пару защитных заклинаний, зарядил небольшим огненным сгустком в лицо одному из двоих мужчин, вырвавшихся вперёд, и предусмотрительно отступил за спины гвардейцев. Хотя забитые и зажатые в угол клиенты и персонал «Драгоценности» и не были вооружены в массе своей, в отличие от скалозубовых молодцев, на их стороне было численный перевес, и вот им вдруг хватило смелости это преимущество реализовать.
Люди опрокинули солдат и ринулись вперёд. Первая волна повисла на мечах гвардейцев трепещущими мешками с плотью и костями, но вслед за ними уже следовали новые, что-то воющие, размахивающие ножками табуретов, бутылками и подобранным у павших солдат оружием. Дистанция слишком быстро сократилась до той, где броня и оружие уже не дают абсолютного превосходства, а от длинного меча становится маловато пользы. В руках нескольких стражей блеснули короткие клинки, но двоих из них уже свалили на пол.
Быстро начертав пальцем обжигающий сигил, Клаус обдал лезущих через прореху в строю тугой струёй кипятка, как вдруг всё пошло кругом перед глазами. Плечо возвестило об ударе о пол; в резко сгустившейся темноте напоследок прозвучал лишь очень-очень близкий выстрел.

+1

11

В попытке угнаться за всем и сразу, наемница закономерно всё растеряла: подранка, цель канцелярии, Сандорфайта. Слова герцогского колдуна о ловушке застали её в одиночестве, посреди зала, в то время как человеческая истерия набирала обороты. Женщина немедля подорвалась к Хасану, увлекая его прочь от истязания пинками невидимого барьера с живописным пейзажем заснеженной колеи по ту сторону.
- У тебя есть план по нашему выживанию? – полузадушено просипел инженер Гроузов, глядя на то, как первые люди бросаются на клинки солдат в попытке вырваться.
Эстель усиленно перебирала ногами, уже заметив передвижения конвоя Гортича. У неё никогда не было срабатывающих толковых планов. Либо обстоятельства влекли полудемона по колее неприятностей, заставляя гарцевать меж колдобин и ям, либо планы оказывались недостаточно гибкими, встревая в действо так же уместно, как тупой осиновый кол меж ребер вурдалака. Тем временем прорвавшиеся люди частью потока хлынули к дверям, желая лично удостовериться в отсутствии выхода. Иные умники рванули к окнам. Под грохот выбитых ставень, женщина наконец ответила:
- Пробиваться к патрону поздно, да и смысла нет - солдатами он ощетинился, как гаитанский еж в брачную пору. Мне нужен вермилонец. Живьем. Моё… начальство… не… - под звуки первых выстрелов наемница ухватилась за мысль и доходчиво объяснила: - В общем, «шальная пуля» - не оправдание. И остаешься лишь ты. Стой! – это уже громилам Веселого Рыцаря, направившим стопы навстречу толпе.
После короткой перепалки относительно приказов и дислокации, отдельные фразы которой тонули в воющем гвалте паникующих, славящих и тех, кто пытался как-то образумить присутствующих, полудемон обернулась к нервно оглядывающемуся юноше. Сорвав с шеи кулон, она вложила его ему в руку. Холодная ладонь накрыла подрагивающие пальцы, заставляя сомкнуть кулак вокруг предмета. Наклонившись, женщина прошептала:  «Не делай глупостей, волчонок» - и кивнула в сторону закутка под лестницей, куда пару мгновений назад был вытолкнут Гортич с пожеланием лезть под стол, если дорога шкура.
- Хорош миловаться!
Эстель отшатнулась. В то время пока в зале разгоралась схватка вокруг гвардии Сандорфайта и головорезов бейлифа, первые люди только-только добрались до их маленького отряда. Вновь вооруженные хаанцы вытолкнуты вперед, мотивированные упирающимися в спину клинками. Бутыль пролетела над головой крум’ариаш и разбилась о балку, щедро окатывая собравшихся спиртовым амбре. Взглядом удостоверившись, что артефакт сработал и Хасан исчез, женщина развернулась, бросаясь на рослого мужчину, вооруженного чистым энтузиазмом.
- Почему... – незнакомый Эстель голос оборвался, чтобы продолжить через пару секунд, - …мы не заняли лестницу?
- Не терпится сбежать, Заги? – нервно хохотнули справа от наемницы.
- Иди до Скалозуба и обсуди с ним приказ!
Ответную реплику полудемон пропустила, несколько оглушенная крепким тумаком очередного забулдыги. Нестройный гогот, который пропустить оказалось сложнее, прервался близким воющим воплем.
Лица нападавших, хоть в массе своей и сливались в одно нескончаемое месиво, однако сохраняли три отпечатка, по которым легко угадывались их мотив. Одни с блаженной улыбкой и претенциозными фразами несли свет своего Владыки. Другие с яростью загнанного зверя вгрызались в тех, на ком виднелся герцогский герб. А третьи, ведомые суеверным страхом, пытались достать конкретного полудемона. Она не знала как долго продолжалась резня. Серьги, отзвенев положенные предупреждения, устало смолкли, хотя одних противников сменяли другие.
В какой-то момент Эстель выбилась из ритма боя. Просто на её противника со спины запрыгнула полуголая девица, одной рукой вцепившись в волосы, а второй молотя по его груди. Под оторопелым взглядом крум’ариаш парочка повалилась на пол и артистка кабаре впилась зубами в шею мужчины.
- Мерзость, - пробормотала наемница, занося меч.
- Может, она мечтала стать упырем?
Раздавшись из ниоткуда, нахальный голос заставил женщину в очередной раз без толку вертеть головой в поисках источника. Чары невидимости всё еще действовали на шанки. Стало быть, прошло не больше четверти часа?
- Хасан! Я велела прятаться!
- Нет, ты сказала…
Полудемон глухо зарычала, обрывая дальнейшее препирательство. Оглянувшись в поисках очередной жертвы, Эстель мрачно отметила, что союзников рядом с ней заметно поубавилось. Общая схватка подходила к концу, разбившись на несколько отдельных мелких стычек. В паре метров от неё солдат также опустил меч, свободной рукой устало потирая лоб. Наемница наклонилась, машинально обтирая клинок о кафтан последнего убитого. Выпрямившись, она увидела как мужчина сделал пару шагов в её направлении. И расслабленность черт его лица подсказывала намерения не хуже направленного на неё меча и последующих слов:
- Славьте его!

0

12

Клаус из Лербена, придворный маг герцога Маскарельского, знаток тайных искусств и тонкий ценитель восточной кухни, беззвучно рухнул наземь под взмахом дубового табурета. Отступив на шаг, герцог хладнокровно разрядил пистолет в лицо громилы. Брешь в кольце обороны тут же сомкнули два гвардейца, так что у него ещё осталась роскошная возможность перевернуть тело носком сапога и убедиться в том, что и колдун, и поднявший на него  руку уже отошли к Единому. "Аминь", - кратко пронеслось в голове, тогда как рука уже направляла второй пистолет в новую цель. Не будучи особо выдающимся стрелком, Дерек обладал железными нервами и твёрдой рукой, что на такой дистанции было много важнее меткости. Ещё один крупный противник пал с пулей в черепе; после этого мужчина со спокойной совестью отошёл к столу, где по карманам шубы были рассованы шомпол, порох и мешочек с пулями. Мозг лихорадочно работал, пока руки быстрыми привычными движениями заправляли ещё одну смерть в каждое жерло. Сложнее всего было заставить себя не думать о том, что, в общем-то, не было решительно никакой нужды устраивать Скалозубу инспекцию вместо того, чтобы распивать брют на балу тронхолдского совета и полемизировать о пошлинах, мультикультурализме и фаршированных фазанах.
Напор толпы несколько ослаб, уже когда настало время подумать о ещё одной перезарядке... Однако это точно был не конец. Стоя за спинами своих верных стражей, наместник имел сомнительное удовольствие наблюдать за всей картиной сражения, в которой стороны смешались явно не только из-за простой путаницы в темноте. Медленно, словно в представлении с околдованными змеями, солдат Бресснера замахнулся шестопёром и опустил его на лысину другого бойца, только что свалившего гуляку с разбитой бутылкой. Хруст раздробленной кости и чавкающий звук извлекаемой из месива булавы потонули в общем шуме, но были тут же заботливо дорисованы воображением. Кровавое безумие распространялось. Как скоро его гвардия обратит клинки в обратную сторону? Случится ли это прежде, чем он сам вонзит стилет под горжет одного из них?
Чувствуя, как холод распространяется под вымокшей от пота рубахой, герцог быстро разомкнул ремень и поднял над головой крестообразную рукоять меча.
- Воины! Вражий морок витает над нами!
И в самом деле, в ушах уже стоял звон, за которым угадывался неразборчивый шёпот. Он уже испытывал такое. С этого всегда всё начинается. И, коль скоро у  чародея мозги наружу, остаётся лишь один проверенный способ противодействия...
- Стойте твёрдо! Бейтесь храбро! С нами Бог и Святые угодники! Сандорфайт! Маскарель!
"Маскарель!" - нестройно разнеслось по ряду. "Маскарель!" - безапеляционно рявкнул капитан, дёргая за плечо молчащего воина подле себя. "Началось", - с мрачным торжеством отметил Фредерик подверждение гипотезы. "Руби, кромсай! Секи, стреляй! Кусай, грызи, убей, руби! Убей, убей, убей!" - пререкались шепотки в голове. Их уже никак не убрать. Только заглушить чем-то ещё более настырным, отрешённым и безумно въедливым.
Подняв меч ещё выше, герцог начал декламировать Литанию Расколотого Утёса. Точнее говоря, он просто орал эти скудно зарифмованные псалмы, перекрывая голосом какофонию битвы и изо всех сил представляя себя Святым Рафаэлем Меченосцем, что произносил Литанию в сражении у одноимённого утёса, вдохновляя ратников стоять насмерть перед ордой визжащих орков. А ведь ещё он при этом, если верить Житиям, соблюдал выразительность и размахивал своим мечом размером с оглоблю. С ума сойти.
Маркус фон Гарштюг, отважный молодой воин и лихой наездник; не раз Фредерик удачно ставил на него на рыцарских турнирах. Он ставил на него и в этот раз, и ставка, увы, снова сыграла. Дерек предпочёл бы первым увидеть лицо менее рослого гвардейца. Выпустив из рук меч, он сомкнул пальцы на запястьях прославленного поединщика и заорал капитану, уже стоящему за спиной околдованного:
- ГЛУШИ!!
На левое ухо Маркуса обрушился табурет, но с противоположной стороны край глаза уже засёк ещё какое-то подозрительное движение. Герцог присел, спасая шею от секущего удара, выхватил из-за пояса кинжал и нанёс точный удар в ногу второго стража. Шаг вперёд, распрямиться, толчок плечом. Гвардеец схватил его за локоть, увлекая в падение за собой, но тут же выпустил, получив навершием по зубам.
Ещё шаг в сторону, но тут под ногу попалась внушительная лужа крови...

0

13

Эстель ушла в сторону, пропуская мимо себя атаку солдата. Развернувшись, она пнула мужчину, надеясь придать ему ускорения. На деле массивное тело едва покачнулось. Оттолкнувшись от липкого пола, женщина прыгнула на солдата прежде, чем он принял достаточно устойчивое положение. Хвост тисками обвил руку с оружием, мешая сделать немедленный выпад. Рукоять собственного меча тяжело опустилась на затылок воина.
Соскользнув с осевшего тела, наемница бросила настороженные взгляды по сторонам, раздраженно сдув упавшую на лоб прядь волос. В зале какофония звуков обрела второе дыхание. Самая многочисленная потасовка происходила возле герцога, чьи выкрики святого писания перекрывали все прочие звуки боя. И лишь изредка, в паузах, прорывался чей-то пронзительный плач. Вокруг Эстель же большей частью лежали лишь мертвые и оглушенные тела – выжившие разбились на пару групп, численностью не превосходя три человека. Под настороженным взглядом наемницы один носитель герцогского герба отделился от товарищей и направился к ней. Женщина предупреждающе вскинула меч перед собой, но громила Скалозуба прошел мимо. Обернувшись, она проследила его путь до лестницы. Наклонившись, он откинул стол и рывком вытащил из закутка человека со знакомой физиономией.
- Э, нет, служивый! Этот – мой!
Попытка Эстель вернуть то, что её по праву, обернулась провалом, едва успев начаться. В то время пока пленника волоком тащили на второй этаж, лодыжка наемницы была перехвачена рукой одного из лежащих тел. Лишившись равновесия, женщина грузно упала на пол, едва не напоровшись на собственный меч. Полудемон нервно лягнула в лицо пленителя, но не добилась этим должно эффекта. Тогда, без лишних церемоний, она опустила клинок на крепкую руку, после чего захват на ноге ослаб. Оскальзываясь под пронзительный вопль раненого, Эстель попыталась подняться, но вместо этого перекатом ушла в сторону, заслышав над собой голоса.
- Тебя ждет славная смерть, крум’ариаш! Не сопротивляйся величию нашего господина…
- Склонись перед его светом…
Наемница перевернулась на спину, неуклюже отмахиваясь мечом, но вместо ответного выпада увидела наставленное на неё дуло аркебузы. Тонкие губы изогнулись в мрачной усмешке:
- Идите-ка…
Остаток фразы так и не отзвучал. У ног мужчин послышался стеклянный звон и хруст. Мгновенно желто-зеленое пламя взвилось вверх, охватывая тела в ловушку. Эстель в страхе отползла назад, боясь того, что огненные брызги захватят и её – трупы под ногами солдат не менее резво загорелись при соприкосновении.
Жмурясь от яркого света и мешанины воплей, стучащей тугой болью в висках, наемница не сразу различила силуэт, обходящий горящих по широкой дуге. Но вот, Хасан добрался до неё и подал руку, помогая подняться женщине. Глядя в бледное, покрытое испариной лицо, женщина сдержала рвущийся вопрос. Ответ был очевиден – огонь явно алхимического происхождения и инженер Гроузов как раз имеет доступ к некоторым разработкам Дома. Вместо этого она крепко сжала плечо юноши.
- Ты всё правильно сделал. Только вот… выйти мы не сможем. Славное будет пожарище!
- Огонь не перекинется с тел на дерево, - едва слышно пробормотал Хасан.
Коротко кивнув в ответ, Эстель, не снимая руки с плеча, повела его в сторону скамьи, где они совсем недавно разговаривали. Подхватив свой плащ, она накинула его плечи юноши, которого била крупная дрожь.
- Держись рядом со мной, - в который раз произнесла наемница.
Гортича она упустила, но оставалась самая большая проблема из могущих возникнуть после всего случившегося – герцог. Она не знала когда именно стих его голос, но сейчас, в направлении его местоположения не было видно ни его, ни кого бы то ни было еще из живых. Только двое гвардейцев, замызганных кровью, ожесточенно бились друг с другом. Подойдя поближе, женщина различила у них под ногами знакомый кафтан. Осталось выяснить кто из сражающихся одурманен. Наваждение явно магического характера предполагает невиновность обоих, но сейчас, когда патрон, быть может, истекает кровью, Эстель не до аккуратных безвредных действий. Клинок плавно скользнул в ножны. Хвост подцепил с пояса метательный нож и вложил его в руку. Присмотревшись, женщина определилась с менее адекватной целью и точным броском убила гвардейца. Пара скорых шагов и она обеспокоенно склоняется над Его Светлостью. Наткнувшись на колючий серый взгляд, Эстель испытала смесь раздражения и облегчения. Откинувшись назад, она предложила руку:
- Милорд?

0

14

Фредерик молча схватился на протянутую ладонь и позволил поднять себя на колени, после чего уже сам встал на ноги; слегка пошатнулся, но встал. Первым делом он окинул побоище пристальным оценивающим взором. В сущности, не то, чтобы зрелище было особо ужасным... После артиллерии и конницы остаётся больше живописно нарубленного и намолотого мяса. Напротив, после кровавого безумия просто стоны и вопли раненых посреди звенящей тишины были настоящим облегчением.
Герцог посмотрел на окровавленный кинжал, всё ещё зажатый в руке, потом на своё одеяние. Грязь, осколки стекла торчат из бархата, рукав разорван и пятна крови, разумеется, повсюду. Такое количество крови даже на чёрном видно. И тем не менее, засратость была вполне статичной, из чего следовало, что Его светлость из потасовки вышла без единой царапины. Пара ушибов от чересчур резких падений не в счёт... По итоговому счёту, его гвардия справилась со своей задачей безупречно. Тем более досадным было то обстоятельство, что хоть какую-то боеспособность на первый взгляд сохранили от силы двое.
- Я... - Слова "в порядке" застряли в горле, стоило взгляду ещё раз скользнуть по телам рыцарей, среди которых и несколько совсем неподвижных было. - Я цел.
Люди явно начали приходить в себя. Те, которые ещё могли. Таких было немало. И одному Хаккару известно, что творилось в голове каждого после пережитого... Особенно тех, кому не повезло задать перца кому-то хорошо знакомому. Эстель, похоже, чаша сия миновала. Значит, не ударится в истерику, если слегка надавить.
- Что ты забыла на операции Бресснера? - Разорванный рукав взмахнул над побоищем. - Ищешь что-то, что сделало это?

0

15

Пока милорд оглядывался вокруг, наемница обеспокоенно разглядывала его. Ей не доставляло никакого удовольствия носиться с его возможными царапинами, однако от того выйдет ли он отсюда живым и если да, то насколько невредимым, зависело её собственное будущее. В ТК не примут ответ: "но я же не виновата в том, что герцог приехал в здание и оказался в ловушке". Более того, Эстель предполагала, что случись ей сдохнуть раньше Их Светлости, то в канцелярии найдутся умельцы, что вытащат её из посмертия для взыскания . Впрочем, вряд ли северному наместнику была свойственна бравада, значит он и правда цел.
Кивнув, наемница окинула зал внимательным взглядом. Ей было бы предпочтительно, чтобы стонов и шевеления было поменьше - кто знает, хватит ли у их неведомого противника сил на повторное наваждение. Мысль о том, что она и сама может стать объектом чар, заставила полудемона содрогнуться. Похоже, что патрон мыслил в схожем направлении.
"Ох, этот засранец снова в своей шкуре"
Эстель опустила взор, чтобы скрыть полыхнувшую злость. Без того алые глаза не лучились дружелюбием и при более спокойных эмоциях.
- Никак нет, милорд.
"Коротко и по существу", - напомнила себе наемница. – "Грифон сейчас сожрет и не подавится".
- Я здесь для допроса Ребекки Лайствик, партнера герра Зольдмана по части... выступлений артисток, о подпольной деятельности кабаре. Но основная причина - арест пана Гортича, вермилонского барышника. Его персона заинтересовала сеньора Мадильяни лично.
Эстель смолкла, неуверенно поведя плечами. У неё были собственные домыслы о Гортиче, но вряд ли это то, что патрон хочет слышать. По короткому размышлению она прибавила:
- Ни одна из моих задач даже отдаленно не предполагала такого исхода, милорд  В противном случае канцелярия отправила не меня одну под прикрытием солдат Скалозуба.

0

16

- Вермилонский пан, значит, - проговорил герцог, вытирая кинжал о штанину. Вообще-то для этого лучше подошёл бы платок, но костюм всё равно уже не спасти, а платок ещё можно было.
- Надо полагать, этот кабальеро сюда прибыл, чтобы скупать моих баронов. И, надо полагать, синьор Паоло собирался поставить меня в известность, когда глава пана оказалась бы у него на блюде, н-да?
Конечно, канцеляристы ничего такого не предвидели. Паоло не рискует - знай он такие таланты за вермилонским барышником, вместо одной ловкой головотяпки тут бы уже ошивалась толпа колдунов в неброских неколдунских одеяниях.
- И ещё надо полагать, что раз ты стоишь тут одна, без своего барышника в путах и с бланшем на пол-лица, то он...
Под конец своей чересчур длинной и витиеватой фразы Дерек сделал кислую мину и посмотрел на охапку трупов у подножья лестницы.

- Я предполагаю, что он жив, милорд. – сказала Эстель герцогским сапогам. – Я видела, как один из солдат увел его наверх. Полагаю, он был из тех, у кого чердак поехал. Я попыталась воспрепятствовать… - наемница помолчала, смакуя «воспрепятствовать», - но меня… отвлекли.

- Ах. Да, - герцог слегка кивнул на это обдуманное "отвлекли". - Здесь должен был быть упрёк моей светлости, заглянувшей на огонёк.
Для таких слов напрашивалась какая-нибудь очаровательная улыбка или кривая усмешка, чтобы разрядить обстановку и обезоружить упрекающего, но на лице мужчины не двинулась ни единая черта. Он просто констатировал факт.
- Так-так, - пауза долго не продлилась, ибо Фредерик смотрел уже не на наемнцу, а на одно из чересчур активных тел. - Это ведь мой доблестный бейлиф. Бресснер, ты цел? Помоги его поднять.
- Как заново родился, - прохрипел Скалозуб, бессильно царапая каблуком пол. Поддерживаемый Эстель и патроном, он сумел принять сидячее положение, привалившись к ножке стола, и приложил ладонь к рассечённой щеке.
- Милорд, а это точно был палёный шнапс?
- Как знать, - пробормотал герцог, быстро осматривая рыцаря. Ему остро был нужен сержант, которого можно было бы отрядить с приказом ходить, кричать, подымать выживших на ноги и приводить в чувство, пока он сам обмозговал бы ситуацию.
- Довольно рассиживаться, - подытожил он осмотр и хлопнул бейлифа по плечу. - Поставь на ноги тех, кто уцелел. Пальдер и Крюйс подсобят.
Дерек махнул рукой паре гвардейцев, поднялся на ноги. Провёл рукой по рукояти кинжала, возвращённого за пояс пару минут назад - просто для успокоения.
- Родрик! - крикнул он, оглядываясь в поисках оруженосца, отряженного за водой. Может быть, ему хватило ума спрятаться, когда всё началось... и достало выдержки,чтобы не влезть в драку.
- Это что, твой волчонок там торчит с потерянным видом? Может, Гроузы выскажут мнение о ловушке, в которую мы попали? - Герцог перевёл взгляд с Эстель на покойного Клауса. - Мой чародей, увы, безвременно нас покинул. А у тебя пока будет возможность рассказать ещё что-нибудь о пане Гортиче.

0

17

Эстель неверяще таращилась в затылок удаляющегося герцога.
Упрек?! Да она бы до утра составляла перечень упреков к Сандорфайту, будь у неё такое желание! Однако в конкретном случае подобное направление мыслей не находило места в буйной голове, отягощенной различными заботами их положения. Покачав головой, женщина поспешила за патроном к Скалозубу.
- Живой таки, - с оттенком радости пробормотала наемница, помогая солдату устроиться в сидящем положении.
Пока герцог отдавал распоряжения, полудемон обшарила взглядом окружающее пространство. Подхватила со стола, на который был облокочен бейлиф, пустой бокал и щедро плеснула туда из валявшейся неподалеку бутыли. Соблазн опрокинуть всё пойло в себя зудел на кончике языка, но Эстель решительно пихнула наполненный стакан в грудь Скалозуба. Ему определенно нужнее. Хлопнув его по здоровому плечу, она встала и направилась к Фредерику. Похоже, после сокращения личной гвардии, герцог отвел роль сторожевой шавки ей. Что ж, тявкать и зубоскалить по команде хозяина наемница умела лучше прочего. 
- Это что, твой волчонок там торчит с потерянным видом?
- Э-э-э, да. – вспомнив о причине нахождения Хасана в кабаре, женщина нахмурилась. – Видимо, Джесс дал ему слишком много выходных, вот он и решил отгулять на радостях… – Еще немного подумав, Эстель уважительно прибавила: - …милорд. Хасан!
Резким жестом подманив юношу, до того отстраненно разглядывающего стену, наемница снова перевела взгляд на патрона. Она была, мягко говоря, удивлена. Он помнил. Десять лет прошло как им была оказана милость наемнице в обмен на пожизненную службу, а он помнил. При том, что попасть под личное покровительство герцога ей так и не довелось, благодаря богам. Наемница была сразу по прибытию в Альтанар передана на попечение Тайной канцелярии, а контакт с Фредериком свелся к паре личных поручений. Можно было бы предположить, что эти сведения – ценный компромат на буйного полудемона, однако для Черного Герцога она никакой угрозы не несла, даже при более агрессивных настроениях.
- Ваша светлость, - юноша склонился в учтивом поклоне. – Хасан Монтеспан, инженер Дома Гроуз, к Вашим услугам.
Выслушав герцога, Хасан неуверенно повел плечами в великом ему плаще и озабоченно потер лоб.
- Не буду скрывать, милорд. Я еще не закончил обучение у Его сиятельства. Да и руны не моя специальность. Однако я постараюсь узнать всё возможное, если Вы дадите мне некоторое время.
Откланявшись, юноша бросил напоследок взгляд на Эстель. «Действуй», - прошептала она одними губами. Если уж её персону боги обделили дарами, то на него они не поскупились. Едва он отошел, герцог опустился на ближайшую целую лавку и сделал приглашающий жест рукой. Оглянувшись, полудемон ногой подцепила колченогий табурет и уселась возле патрона, стараясь оставить для просмотра большую часть зала. Хвост нервно подметал пол, обсиваясь то вокруг одной ножки табурета, то вокруг другой. Сцепив руки перед собой, наемница опустила локти на колени, пытаясь принять менее напряженную позу и упорядочить мысли об амморийце.
- Итак. Пан Просперо Гортич. Прибыл в Альтанар дней десять назад. Инкогнито, через Лир, с малой свитой. И пусть он всё равно наследил, из-за чего наши его засекли уже в Кхазаррате, но единственное, что подозрительно, так это сам факт его приезда, да маршрут через неспокойную территорию. Но это можно списать на демонстративное желание остаться незамеченным. Ни с кем из местной знати не контактировал ни лично, ни через посредников – это проверялось особенно тщательно. Встреч с Тайной канцелярией для политического убежища не искал. Да даже нелегальных сделок с купцами не заключал! Так, просто приехал амморийский князек. Путешествует на пороге войны. – Эстель фыркнула и откинулась чуть назад, но осеклась под взглядом милорда и продолжила более сдержано. – В общем, проторчал он шесть дней в постоялом дворе под Моролдом, а на седьмой день пришло ему послание, которое наши аккуратно перехватили. Место и время встречи – здесь, пару часов назад. Вот и вызвал меня сеньор  Мадильяни с личным поручением взять, по возможности сразу вместе со встречающим – послание не удалось отследить до отправителя – и доставить на допрос. А Скалозуб с ребятами был отличным прикрытием и подспорьем. До поры, до времени…

0

18

Герцог молча и сосредоточенно внимал от первого слова до последнего, по своему обыкновению (которое, впрочем, для Эстель таким обыкновенным могло и не показаться за отсутствием должного опыта). Канцелярские вели Гортича безукоризненно - хотя Дерек и не сомневался, что они не зря свой шмат королевского бюджета проедают. Значит, вермилонец приехал не просто скупать баронов, а чтобы встретиться с определённым лицом, которое должно было предоставить ему желанные мечи и голоса. И которое, по всей видимости, было способно стравить кучу людей друг с другом,чтобы избавиться от лишних гостей. Интересно, почему оно не продолжало? У тех, кто остался, были слишком крепок для этого дух, или просто колдун и сам уже выдохся?
- Я бы и сам послушал, что эти двое споют, - заметил герцог, потирая ушибленное колено. - Осталось только их изловить, н-да?
Он снова окинул взглядом зал, в котором понемногу битые недобитых поднимали. Отважное остаточное воинство.
- Говоришь, наверх твой пан улизнул?

0

19

- Да, милорд. Я отправлюсь туда сразу после того как удостоверюсь в Вашей безопасности.
Наемница поморщилась – последняя фраза прозвучала излишне самонадеянно. Окинув взглядом выживших, женщина пришла к неутешительным выводам о скорости подобного. Казалось целых солдат не осталось вовсе, да и мало-мальски боеспособных - единицы. Вся её миссия не будет стоить и завалявшегося медяка, если герцог не переживет очередную атаку умалишенных. С другой стороны, если вполне себе целый и вооруженный до кисточки хвоста полудемон вдруг обратит свои умения против патрона, то шансов выжить у него будет еще меньше. Так какое решение верней? Нет, не стоит о таком думать, слишком сложная дилемма.
Эстель отвернулась, потирая лоб и обратила внимание на Хасана. Юноша целеустремленно возвращался к ним. Бледность лица приобрела легкий зеленоватый оттенок, пока он пробирался мимо мертвецов и раненых. Но вот инженер Гроузов украдкой приложился к тонкой колбочке и дыхание его вскоре выровнялось. А уж когда он подошел к ним на расстоянии вытянутого хвоста, то бледность уже перетекла в серые пятна на смуглом лице.
- А лечащего у тебя ничего нет? – с ленцой поинтересовалась полудемон, заранее предполагая ответ.
- Разве что от расстройства желудка. – развел руками Хасан.
Всё ясно. Мальчик собирался на попойку. А горючая смесь, видимо, в дальнем кармане завалялась. Наемница поджала губы, заставляя себя вслушиваться в отчет вместо придумывания ненужных подозрений. Шанки неуверенно хлопнул себя по бедру, явно тушуясь в присутствии Его Светлости.
- Рассказывай, - подстегнула Эстель.
Вышло слишком резко для ободрения, но наемница и сама была скована наличием сиятельной персоны в их скромной компании. Взвинчена не проходящим ощущением опасности, которое лишь усугублялось звуками последствий отгремевшей резни.  И крайне обеспокоенна тем, что её сын оказался втянут по самые уши во всё это дерьмо.
- Кхм, да. Я бегло осмотрелся, да и когда полыхнуло, было ясно, что руны расположены по периметру всей комнаты. Язык мне не знаком, а ведь базовые рунные письмена мне известны. Но построение цепочек, а также отсутствие энергокамней ясно говорит о том, что есть активатор, который и подпитывает всю ловушку. К тому же в пользу того, что ловушка подпитывается из единого источника, говорит и то… Как она сработала, что ли. Ты ведь тоже это почувствовала, верно? Она очень до-о-олго активировалась. – Хасан перевел взгляд с точки, находящейся чуть правее герцогского плеча, на лицо полудемона. – Я видел, как ты вскинулась до того как люди заголосили.
- М-м-м… Наверно? – Эстель смешалась от неожиданной смены акцентов. Задумчиво огладив себя хвостом по плечу, женщина попыталась выстроить сумбурные воспоминания о случившемся. – Сначала сработал артефакт. – Грубые пальцы коснулись серьги. – А после пришло ощущение. Я не знаю как это описать. Просто чувствую.
- Полудемоны вообще чувствительны к магии. – подхватил юноша. Чувствовалось, что он сел на своего конька. Речь зазвучала бойко, появилась порывистая жестикуляция, прорывающаяся сквозь тяжелые складки плаща. – Только я точно знаю, что ты ощущаешь сильные эманации. Бытовыми чарами тебя не пронять. Ой, да брось! – видя недоверие на лице женщины, Хасан сморщился. – Я ставил опыты, я точно знаю. Так вот, чтобы единолично активировать такую рунную цепочку, маг, по-видимому, использовал какой-то мощный магический аккумулятор. По типу тех разработок мастера Джеслина, что он использует для… - парень осекся и прокашлялся, смутившись. – В общем, их нет в продаже. А охранные системы нас еще не подводили на моей памяти. К тому же в противовес этому идут сами руны. Они старые. Вот прям очень. И вырублены прямо в камне. Вручную. – бросив взгляд на Эстель, шанки закатил глаза и пояснил, - Обычно используется заклинание для размягчения структуры материала на котором чертятся руны. Даже гномы не брезгуют подобной хитростью. Но здесь они прям вырублены. И филигранно, иначе ловушка не сработала бы. И как мне кажется, лет им поболее чем кому-либо из присутствующих. Но какому магу могло хватить сил активировать такую старомодную махину… Я боюсь представить. И парадокс в том, что если он настолько силен и задумал нас… обезвредить, то ему не нужно было действовать так… Так. Он мог просто взять и убить нас. Смести трактир подчистую.
Закончив пламенную речь, Хасан огляделся в поисках воды и будто сейчас вспомнил, перед кем выступал: голова втянулась в плечи, взгляд неуверенно опустился. Эстель лишь ошарашено посмотрела на патрона, ожидая его реакции – ей для проверки угрожающих заявлений банально не хватало знаний.

0

20

- Весьма познавательно, - сухо резюмировал Фредерик вдохновлённый, но несколько избыточный отчёт. Как обычно, за начальством остаётся высокий труд по отделению драгоценных крупиц существенности от всего остального.
- Значит, - осторожно произнёс он, - чтобы выбраться наружу, будет достаточно найти аккумулятор и отрезать его от рисунка, правильно?
И по ходу дела схватить мага и башку ему с плеч снять, чтоб неповадно было... Нет, не так. Сперва оставить наедине с заплечных дел мастером. А потом башку снять.
Со вздохом отпустив на время мысли об экзекуциях, герцог постучал носком сапога по полу.
- Что в погребе? Ты уже успела здесь осмотреться, - взгляд его снова был обращён к Эстель, - там кто-то оставался, когда Скалозуб сортировку начал? Досадно было бы двигаться наверх, оставляя за спиной мышей в подполе.
Наемница сморщилась.
- Шлюхи там. Кое-кого действительно надо допросить, а остальные отобраны солдатами... Для личных нужд.
Герцог прислушался. Покачал головой.
- Ну, возможно, там ещё и осталась пара шлюх... - сомневающийся тон указывал на то, что обезумевших шлюх мужчина считал за ничуть не менее грозных убийц, чем одурманенная солдатня. Впрочем, Скалозубу и остаткам его ребят уже не до амурных утех.
- Бресснер! Отряди пару ребят в подвал, проведать шлюх, которых вы там заперли.
Пока Смеющийся Рыцарь в обычной своей искромётной манере направлял двоих своих подчинённых, как-то ещё державшихся на ногах, наместник осмотрел свою новую армию. Можно было бы сказать, что бывали расклады и хуже, но сейчас проблема заключалась в том, что противник не был известен. В общей сумме пятеро рыцарей его гвардии (включая капитана Франческо Кнольта, со взглядом тёмным, как грозовая туча) и восемь головорезов бейлифа отделались незначительными ранами и выглядели готовыми быть брошенными в новый бой. За Единого и Маскарель. Тем не менее, бесстрастный палец герцога тут же обрёк двоих гвардейцев и троих солдат на менее славную участь стражей поля битвы и братьев милосердия.
- Ну? - Риторический вопрос был обращён к Эстель, взирающей исподлобья на этот смотр. - Думаю, не стоит мешкать с осмотром второго этажа. Если колдун ещё здесь, не будем давать ему время на передышку.

0


Вы здесь » FRPG Энирин » Прошлое » Прежде, чем звезда погаснет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно