FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Активные персонажи » Шепот тех, кого нет


Шепот тех, кого нет

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ПЕРСОНАЖ

1. Имя | Фамилия | Прозвища
Йинга́ти, дочь охотника Кага’йино. Допускает любые сокращения: Йин, из-за фонетического сходства заменяемое на Йен, Гати, Йинга...

2. Пол | Дата рождения | Возраст
Женщина, родилась 22 ноября 1389 (26 лет)

3. Раса | Народ | Религия
Тролль Северного архипелага, давно не на северном архипелаге. Верит духам и только духам; считает людскую веру чем-то сродни мифам и сказкам – относится снисходительно и не без любопытства, но искренне недоумевает, как можно совершать деяния во имя того, кто не разу не показал тебе свою силу на практике. Она слышала о божественной магии и деятельном жречестве среди паствы людских богов, но, как часто бывает, не смогла возвыситься над типичной позицией: «Тот голос, что слышу я, настоящий; тот, что слышите вы, вы выдумали, объясняя безликие природные явления и магию».

4. Род деятельности | Профессия | Должность | Лояльность фракции/организации
Путешественница, шаманка, шарлатанка, магесса, фокусница... Сочетает в себе колоссальный потенциал и достаточно никчемное его расточительство... впрочем, всегда готова отдать себя под планы духов, если те вдруг потребуют плату за все дары. Лояльность? Теперь не лояльна никому, кроме друзей, хотя, возможно, и вспоминает родину и племена северного архипелага с теплотой.

5. Концепция
Немного безумная шаманка, слишком далеко ушедшая от корней.

Основная проблема - собственная психика, не понимаемая ей самой до конца, в частности - отношения с религией и с голосами в голове. Другой аспект этой проблемы - отсутствие настоящего контроля своей жизни, она вынуждена (сама собой, правда) подчиняться этим голосам. 

6. Общее описание
Рост – 2 метра ровно
Вес – около 85 кг
Телосложение – Изначально слишком слаба для жизни в условиях её родины, сильновато мерзнущая из-за очень малого количества жировой ткани, болезненная в детстве. Тем не менее, чтобы выжить, пришлось превратить хрупкость в поджарую выносливость. Ровное худое тело.
Волосы – Изначально белесые, почти белые, но с зеленоватым отливом. Красит в иссиня-черный. Длиной по лопатки.
Глаза – Под стать волосам, водянисто-зелёные, но чуть поярче.

Внешность

Если отбросить шелуху из ярких одежд и украшений, которые она очень полюбила последние годы, первое впечатление о внешности Йинги будет, возможно... «блеклая». При том, что в племени преобладали тролли с яркой голубой или насыщенно-синей кожей, она пошла в мать, чья генетика несла в себе оттенки, более близкие к фиолетовому, при этом цвет кожи ей достался тусклый, почти сероватый. Волосы, жесткие и вечно растрепанные, как и подобает троллю, красит, но не в традиционные яркие оттенки – она считает, что ничто, кроме черного, с «такой шкурой» не будет смотреться гармонично; а символическое значение цветов после ухода из дома стала отрицать. Раньше они были очень длинными и, несмотря ни на что, достаточно красивыми, но за время корабельных странствий сбились в сплошной колтун, и ей сквозь слезы и сопли пришлось срезать волосы почти под корень. Благоволение духов, поправившее ей здоровье, никак не распространилось на скорость роста волос никак не повлияло, и теперь она может только ждать – и до прежней длины шевелюре ещё расти и расти... Пока что она только и делает, что заплетает короткие патлы в мелкие косички и хвостики, украшает их бусинами, прикрывает яркими банданами и надеется на светлое будущее.
У неё острые и грубые, особенно на человеческий взгляд, черты лица: длинный нос с горбинкой, яркик скулы, длинный подбородок, выделенные надбровные бугры, широкие, но не полные губы. В целом лицо имеет форму треугольника за счет высокой челюсти. Глаза небольшие, но кажутся крупнее из-за округлой формы; маленькие зрачки придают взгляду мглистого цвета какую-то... дурость, что ли.
Теперь предпочитает носить броскую одежду, не всегда практичную; полюбила шелк, которого никогда не видела дома, клешеные штаны и легкие шали. Тем не менее, имеет более удобный походный набор, включающий в себя кожаные штаны, куртку, нормальные сапоги, перчатки и... ах, не смогла себе отказать – яркую красную рубашку. И если ей придется оставлять караван, она, скорее всего, поступит разумно и уйдет в этом.

Характер

Йингати – ядреная смесь нестрабильной психики, привычки подкармливать своё эго, тени потусторонней мудрости, ярого желания выжить и устроиться потеплее и зависимости от чего-то, незримого всем остальным. Она была бы очень непредсказуема, если бы не догадывалась смутно, что люди не любят непредсказуемость и чтотакое поведение может быть очень опасно. Пожалуй, это страх; страх – вторая мотивация её как героя, сразу после покорности голосам, звучащим в сознании. Она боится всего и всегда; каждого встречного в первую очередь сканирует на предмет того, можно ли счеть его опасным; в двадцать, возможно, это был простой рациональный страх одинокой беглянки перед миром; теперь, не уничтоженное ей в себе и пустившее корни в благую почву нестабильного мозга, это переросло в тревожность, постоянную, фоновую, не требующую явных причин. Некоторые из голосов успокаивают её; некоторые усугубляют проблему.
Порой противоречива. То ли ты хочешь внимания и надеешься на признание твоей невероятной силы и связи с иными мирами, то ли ты боишься и просишь только чтобы тебя и твои голоса оставили в покое. Не имеет конкретных целей... пока что. В общем-то, её устраивает их не иметь. Можно метаться по своему извилистому пути и не задумываться о том, как бы не пропустить нужный поворот.
Абсолютно эгоистична во взглядх на мир бренный и абсолютно самоотверженна для того, во что верит. Её можно было бы назвать фанатиком, но она слишком хорошо скрывается: принято считать, что фанатик навязывает свою веру, Йин не видит в этом смысла. «Духи тебе не сказали, так с чего я буду?». Как можно заметить, эта слепая вера происходит в основном из отчаяния – она осознает собственную слабость, зависимость, а может, даже и преувеличивает.
Любит сказки, благовония, красивые вещи. Воровать мечтала бы научиться, но практически не способна; в первые годы одиночества случалось красть предметы первой необходимости, но теперь даже сорочья тяга к собирательству блестящих штучек не может заставить её утащить что-то вожделенное. Она сама не понимает, почему, но это настоящий внутренний блок. Больше всего любит магию.
Не любит лишаться покровительства и вообще терять то, что уже получила. Не только в глобальном смысле, до мелочей. Вплоть до того, что знакомые ничего не дают ей на хранение.  Не любит предвзятости, особенно актуальной для неё, как для представительницы редкого для материка народа и практика порицаемых «дикарских» школ магии. Не любит свои слишком частые головные боли.
Беспокойные и нервные привычки: все время теребит что-то пальцами, часто бормочет, истерически посмеивается, щурится.

Биография

Племя, в котором она выросла, было многочисленно, но недостаточно велико и влиятельно, чтобы делиться на кланы. Почти изолированное от других племен за счет длинной горной цепи и потому имеющее возможность позволить себе миролюбимый, почти пацифистский уклад... относительно, конечно – житель материка, быть может, таким бы его не назвал, другие тролли – вполне. Шаманы тех мест обращались к духам стихий и духам зверей, порицая использование кровавой магии, «порочащей и жизнь, и смерть».
Возможно, только за счет этого Йингати и осталась в живых, а не была убита ради «избавления от страданий»: первые лета она была очень слабым больным ребенком, к тому же отстающим в умственном развитии, и год за годом никто не знал, доживет ли она до следующей весны. Её мать, хромая целительница, уроженка другого племени, пришедшая из-за гор, верила, что слабость первого рожденного на новом месте ребенка – или проклятие, в качестве мести наложенное шаманами оставленной родины, или проклятие местных духов, невзлюбивших её. Каково было её удивление, когда в десять лет – пять циклов до границы детства, время, когда ровесники Йен были уже практически сознательными личностями – хвори неожиданно оставили ребенка, уступив место бешеному развитию магических способностей. Позднее она рассказала о посещавших её в период перелома снах, в которых её посещали духи, чьих имен она не знала; кто-то счел её одержимой. Сама Йинга, впрочем, искренне верит, что она настоящая, духи ей всего лишь помогли, а вся её память – истинная, хотя её никогда не оставляли голоса в голове. Принадлежат ли они духам? Стали ли отдушиной для разума, глубоко больного, но насильственно излеченного? Она не задумывается, она просто живет с этими голосами. Иногда они полезны, и это подогревает веру в то, что это нечто большее, чем безумие. Так или иначе, она оказалась то ли избранницей духов, спасенной ими, то ли непосредственно одним из них в материальном обличии; это окружило её неким ареолом тайны и незаслуженного уважения. Вместе с тем, её родственники не прекратили удерживать её от познания опасностей мира, взрослой она была признана на несколько лет позже ровесников, а мать и вовсе не смогла избавиться от гиперопеки по отношнию к ней до самого...
Йингати было двадцать, когда она ушла. Наложились не вполне зрело развившаяся психика, тяготение к запретным магическим техникам, ссоры с семьей – впоследствии она отзывалась о своём поступке и своем интеллекте в те годы... нелестно. «Не, я как бы не горжусь тем, что ушла. Просто, видишь, ну, возвращаться уже как бы было... поздно. Это, знаешь... Я нанесла племени оскорбление, когда бросила их, ничего не говоря, отказываясь от прощаний, от ритуалов, из-за вещей, которые... не считались достойными... А, да чума с ним, что было, то было».
Два года она провела в самодельной хижине в горах, говоря с духами и своими голосами, учась выживать в полном одиночестве и в дикой среде. Ещё полтора – в северных человеческих городах. Здесь она научилась продавать свои таланты, распознавать опасных людей и избегать их, ориентироваться в цивилизованном мире, который оказался ничуть не проще дикого. Позже, гонимая навязчивым зовом одного из голосов, бывшегося самым громким тогда, она нашла капитана небольшого грузового судна, и за надежное заклятие (помощь в личном деле) и обещание подарить кораблю попечительство духов смогла выторговать себе путь на материк.
Уже на материке она прибилась к цыганскому каравану; разъезжая по миру с группой торговцев и циркачей, она ещё сильнее отточила искусство красноречия и увидела многое из того, что и не снилось её соплеменникам.

Навыки

Боевые: базовые для тролля, умеющего убивать с юности; выше средних для человека, не связанного с военным делом; не представляющие угрозы для настоящего воина.
Магические: с детства проявив... мягко говоря, наклонность к шаманизму и духовной жизни и не согласившись пускать соответствующие изменения в её разуме на самотек, встретила со стороны племени поощрение к развитию магических талантов. Йингати любит магию и безмерно уважает духов, ставших для неё, как и для большинства троллей, первым образом-воплощением оной; а духи, судя по всему, любят её. Получила от наставника тролльи познания в алхимии и знания о традиционных ритуалах, которые использовали её предшественнники для связи с духами и использования магии из поколения в поколение. Со временем магия интересовала её все больше и больше, она выходила за пределы дозволенного, обращаясь к более темным духам. Использует древние символы рунической магии для долговременных проклятий, проявляет большой интерес к магии крови и вообще использованию живой энергии. В быстрой магии очень слаба, истощается быстрее любого другого мага («Я никогда не побеждала в догонялки, хе»), но может прочесть пару незначительных по мощи заклинаний для мгновенного применения – лучше всего в таком случае чувствует водную стихию.
Профессиональные: Умеет хитрить, юлить и обманывать людей, когда считает, что обещанная ей за предсказание или амулет монета не стоит настоящего обращения к духам. Впрочем, использовать свои навыки по исконному назначению она тоже умеет. И то, и другое принесло немало материальной пользы.
Бытовые: Умеет охотиться. Не на крупных, правда зверей – может ставить силки, ловить рыбу, выследить кого-нибудь не очень хитро прячущегося. В остальном... Она на удивление плохо для женщины из племени умеет «хранить очаг» и вообще содержать быт из-за особенностей биографии. Конечно, жаря мясо, не сожжет дом, но не владеет никакими премудростями, выбивающимися из средних показателей взрослой личности без умственных повреждений. Единственным исключением может послужить осведомленность о травах, но это скорее относимо к шаманской профессии и/или магии, не так ли?

7. Дополнительная информация

Социальные связи

Что касается семьи (родители и младшая сестра, родившаяся незадолго до её ухода и на поверку оказавшаяся вполне нормальной девочкой; помимо этого, были более дальние родственники (тетя по отцовской линии, бабка с дедом по ней же) и абстрактный рассказ мамы о когда-то умершем старшем единоутробном брате; она искала брата среди опекающих её духов, но не нашла), она не поддерживает с ними никаких обоюдных контактов, но, когда считает нужным, предпринимает попытки с помощью ритуалов совершить духовное путешествие на родину и проверить, живы ли они. В последний раз, когда ей удавалось, все было хорошо, и ей даже показалось, что по ней не тоскуют. Что заставило с чистой совестью навсегда забыть о возвращении в родное племя, хотя верно ли ей показалось – вопрос.
За время странствий она завела немало интересных знакомств, но не смогла продлить достаточно долго ни одно из них – как из-за кочевого образа жизни, так и из-за тревожности, мешающей ей укреплять связи и вообще пытаться устоять вместо того, чтобы убежать – в прямом и переносном смыслах. Единственное исключение, конечно, составляют собой караванщики, с которыми она странствует вместе уже довольно долго. «Хорошие, чтобы любить. Плохие, чтобы верить», - высказывается о них Йингати, хотя, возможно, это и голословно: среди тех, кто позволил себе создать настоящую душевную связь с остальными, определенно есть те, кто чувствует себя в безопасности независимо от любых обстоятельств.

Инвентарь

Зачастую таскает на себе кучу украшений, ценных и не очень. Несколько поясных сумок с самыми важными, на её взгляд, травами (вопреки ожиданиям многих, она вовсе не всегда носит с собой наркотики – она же чертовски самоуверенна и считает, что духи и без расширения сознания говорят с ней... такого рода травы она носит в периоды, когда чувствует себя ослаблшей, теряющей связь...либо когда хочет кому-нибудь продать). Заплечная – с другими предметами, которые могут понадобиться, состав списка которых меняется от города к городу. Кошелек, естественно. Всегда имеет маленький обоюдоострый ритуальный ножик для магии крови и несколько склянок для неё же, как и небольшой запас других красителей для рунической магии. Вообьще в скарбе на первое место, помимо необходимых для выживания предметов, ставит амуницию для магии.

ИГРОК

1. Связь с вами lil.tarecgosa@yandex.ru – почта. Дискорд, вконтач и прочее можно спросить.
2. Планы на игру Если что-то в чем-то понимаю, меня уже нашли и соигроки, и сюжет.
А так – носить склянки с кровью, посылать всем кривые клыкастые ухмылки и просто как-то выжить.
3. Как нашли игру Позвали, когда искала соигрока.

Отредактировано Йингати (Понедельник, 1 июля, 2019г. 01:40:35)

+5

2

Йингати, вы приняты. Добро пожаловать на энирин!

0


Вы здесь » FRPG Энирин » Активные персонажи » Шепот тех, кого нет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно