FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Активные персонажи » Алларис Ха'Матен


Алларис Ха'Матен

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ПЕРСОНАЖ

1. Имя | Фамилия | Прозвища
Кадалан Алларис Ха'Матен | Господин Маг, Сангвин Тенебрис (псевдоним), Отступник,  Ушастик (некоторым детям-вампирам просто не хватает хорошего воспитания)

2. Пол | Дата рождения | Возраст
Мужчина, 18.08.1088, Лето 1088 (327 лет)

3. Раса | Народ | Религия
Светлый эльф| Сельмирионец | Как владетель темной магии, Ал с некоторых пор искренне поклоняется покровительнице темного волшебства, Морриэль, Темной Деве. В некотором роде он воспринимает это как последний этап отречения от бывшего племени, а в вере он видит успокоение для себя.

4. Род деятельности | Профессия | Должность | Лояльность фракции/организации
Простой, ничем непримечательный странник, который путешествует со своей приемной дочерью. И жестоко расправляется с особенно наивными странниками, чтобы юная вампирша в его обществе могла поесть, а сам маг имел дополнительную кровь для экспериментов с новыми заклинаниями.

5. Концепция
Потомственный Маг Крови:
Кровь это не просто жидкость циркулирующая в организме, нет, для настоящего мага Крови это самое что ни на есть настоящее оружие. С помощью крови можно пытать, можно убивать, можно даже вытягивать жизненные силы и перерабатывать их в магическую энергию для усиления других заклинаний. Однако цена может быть слишком высока.
Проблема:
Безумный контроль:
Алларис нуждается в тотальном контроле над ситуацией, если он хоть на секунду потеряет его, то мага может сломить паническая атака, из-за чего любое его действие станет крайне непредсказуемым, а сам он может стать опасен даже для самого себя.

6. Общее описание
Рост – 190 см.
Вес – 78 кг.
Телосложение – Эктоморф (Худощавое телосложение, длинные, тонкие конечности, слабовыраженные мускулы и малая жировая прослойка) в хорошей физической форме.
Волосы – Длинные, прямые черные волосы.
Глаза – Рубиновые.

Внешность

Господин Алларис это довольно высокий подтянутый эльф в неплохой физической форме. Хочешь не хочешь, а в дороге необходимую мышечную массу в итоге наберёшь, ибо в день маг всегда без устали проходил довольно большое расстояние. Он далеко не слабак, но и не является самой настоящей горой мышц, в основном из-за того, что занимается именно магией, которая требует  не тяжёлых нагрузок и постоянных жёстких тренировок, а скорее пластичности тела, концентрации и чувства ритма с динамикой.
       Итак.
      Его несколько растрёпанные длинные иссиня черные волосы, которые эльф часто завязывает в хвост, чтобы те не лезли в глаза, общая уверенная расслабленность тела и чаще всего полуприкрытые веки показывают скорее очередного бестолкового и безрассудного простака, которых на дорогах тысячи. Однако стоит только взглянуть на его длинное лицо с высоким прямым лбом, ровный прямой нос, узкий подбородок, изучить плавные изгибы скул, заглянуть в те самые расслабленно полуприкрытые глаза, почувствовать на себе пронизывающий холодный взгляд эльфа, увидеть и другие строгие аристократические черты лица мага, которые совокупно с общей бледностью всего кожного покрова, уверенной прямой осанкой и тонкими губами, уголки которых чаще всего приподняты в расслабленной ухмылке, создают образ какого-то ночного хищника, а не обычного мага. Внимательные рубиновые глаза с плавным переливом из ярко-алого в янтарный довершают этот незамысловатый образ. Однако картину портят едва заметные отвратительные шрамы на лице, которые расположены в районе глаз, словно кто-то с большим упорством пытался то ли выцарапать, то ли вырезать глаза господину магу.
       Тонкие бледные руки, которыми Алларис очень активно жестикулирует во время разговора, оканчиваются длинными худыми пальцами с заострёнными аккуратными ногтями. Однако чаще всего все скрыто под туго затянутыми бинтами, которые крепко оплетают руки мага, скрывая бесчисленные порезы, шрамы и аккуратно вырезанные орнаменты, появившиеся ради практики в магии Крови.
       Алларис носит только темные и мрачные цвета, соответствуя образу темного изгнанного из родного Дома мага. Его можно увидеть в разной одежде, как получится.
       Однако при походе в город он обычно одевается довольно однообразно. Рубашка из тика — камиза, — как всегда белого цвета, такой материал обычно стоил дешевле, а большими суммами эльф не располагает. На нижнюю рубаху надевается верхняя бурая рубашка — котта с коротким рукавом, — доходящая по своей длине практически до колен. На уровне талии котту, в свою очередь, туго обхватывает широкий кожаный пояс с ярким декоративным элементом в виде золотого рунного круга. Незамысловатый орнамент жёлтого цвета на груди заметить довольно трудно, потому что чаще всего он скрыт под серовато бледно-зеленым плащом с тонким белым узором по краям, либо перекинутым через плечо незамысловатым креплением для посоха. Верхняя часть лица, включая глаза и шрамы, скрыта под капюшоном плаща. Однако если эльфа застанет зима, то на нем можно увидеть теплую меховую накидку наброшенную на плечи.
       Во время путешествий по менее людным местам, эльф не скрывает свое лицо под капюшоном, одевается более легко и практично, для комфортного передвижения, и носит лёгкие, но прочные сапоги с таким же золотистым орнаментом по краям.

Характер

На первый взгляд Алларис кажется довольно добродушным эльфом, что готов в любое время достать свою лютню и сыграть что-нибудь забавное, пускай и совсем неумело. Он заботлив, мил и харизматичен, а воодушевленная улыбка редко спадает с его лица. Однако порой некоторые его слова никак не сочетаются с образом, что он преподносит, и это вызывает некоторый диссонанс при дальнейшем общении с ним. Он строг к себе и ко всем вокруг, заботится о своем благополучии в первую очередь и о благополучии своих соратников во вторую, но при этом он словно злобный паук, заранее раскидывающий сети и заманивающий в них свою жертву. Получающий невероятное удовольствие от падения противника, он высокомерно ликует над жертвой и даже не боится показывать свое превосходство. Что-то очень давно сломалось в нем. Что-то очень давно начало все дальше толкать его в пучины высокомерного безумия.
       Однако для полной картины придется разделить Аллариса на две ипостаси — одна невероятно ответственная, строгая и чертовски заботливая, которая как мамочка проверяет, надел ли ты шлем сегодня, а если не надел, то будет что-то разочарованно ворчать себе под нос, а вторая будет гораздо темнее, глубже и... Интереснее.
      Скрываясь за маской неловкого наивного притворщика и давая собеседнику играть на его "доверчивости", Господин Маг старается плести свою собственную игру, выявляя особенности характера собеседника, его слабости и устойчивости.
Алларис — эгоцентричный и меркантильный педант, что часто можно приметить, если завести с ним горячий спор или попытаться обставить его в выполнении работы требующей предельной точности. Этот эльф  не признает поражения, даже если пора бы уже заткнуться или просто остановиться. Уж что-что, а в эмоциональном разгаре, он не способен держать язык за зубами, из-за чего в последствии не раз пожалел.
       Однако он все такой же ворчливый эльф, который, как ворчливый старичок, ругается на вас со всей строгостью, но с этим странным заботливым теплом.
      Раскройте его сущность, снимите все маски, обнажите истину, — и вы обнаружите нечто более сложное... Страдающего манией контроля, одержимого мага, который испытывает губительную потребность в тотальном контроле над ситуацией, что, разумеется, является не более чем гиперболизированной за счёт влияния темной магии защитной реакцией психики. Эльф, который старательно пытается скрыть все свои тайны, чтобы не быть уязвимым. Чертовски напуганный ребенок, которого очень давно запрятали в самую дальнюю темную комнату, заперли ее на ключ и занавесили яркой симпатичной шторой, которая так и говорит "О да, Я чертовски обаятельный и опасный маг". Алларис имеет жизненную потребность иметь контроль над ситуацией, над людьми, даже над собой, потому что противный исход для него буквально хуже смерти, истинный ад на земле для мага, который просто обязан тотально всем управлять и все знать. Его чертовски сильно пугает неизвестность и незнание. Однако все это заперто в той самой темной комнате и занавешено той самой яркой шторой, на которой так и сияет "О да, Я чертовски обаятельный и опасный маг".
      Однако любая наигранность, пускай даже в целях безопасности, отталкивает окружающих. Любое разумное существо способно понять, когда его пытаются обвести вокруг пальца.
       Но Ал чертовски в них нуждается. Нет, он совершенно независим от общества и чужого мнения, но он испытывает жёсткую потребность в чужих тайнах, секретах и манипулировании окружающими.
      Подобное поведение можно сравнить с психологическим вампиризмом, где вампир питается не энергией, а чужими секретами, чужой волей, что так его привлекает. Он не способен сдерживать себя, это словно один раз поддаться магии Крови, что потом будет снова и снова привлекать эльфа, продолжая выжигать в нем все то хорошее, что он имел раньше. Каждый раз все крупицы того наивного мальчишки, каким был когда-то Ал, медленно исчезают, оставляя после себя лишь жестокого мага, который в угоду собственной безопасности не побрезгует использовать самые жестокие приемы.
     Помимо его психологического вампиризма и напыщенной независимости, в характере Аллариса присутствует та самая непреклонная самоуверенность. Этот эльф уверен в каждом своем действии и никогда не упустит случая доказать свое превосходство, хвастаясь своими заслугами и возможностями (иногда даже преувеличивая каждый пункт в своих рассказах). Он манипулирует окружающими, как истинный маг Крови, отравляя их души. И только его манипуляторские наклонности и неспособность вовремя успокоить себя и унять свои интересы довели его до того состояния, в котором он теперь находится. Изгнанник, который в один день не смог сдержать свои силы под контролем. Маг Крови, которого ненавидят гораздо большее число существ, чем он мог бы себе представить. Эльф, который боится самого себя, но при этом так отчаянно стремится к собственной сути, не ведая, к чему приведет его бесконтрольная одержимость. Загнанный в угол ребенок, который всячески пытается спастись от опасностей этого жуткого внешнего мира.

Биография

История каждого героя начинается с преодоления жизненных невзгод.

Однако этот зловещий эльф, пускай и выглядит привлекательно, но далеко не герой.

— " Мой отец... Имел предрасположенность к магии Крови, которая досталась и мне. Ему она была дана от его отца. Тому от его... И так далее. Наверное, все пошло по наклонной именно с этого момента.
Помимо этого "дара", у меня появилась некоторая склонность к... Экспериментам."

Кадалан Алларис Ха'Матен, рождённый в малом Доме в, занимающей тем не менее высокий статус, семье Мага Крови и Порядка,  Кадалан Ульриэлля Ха'Матена, и Мага Огня, Кадалан Мэриян Голианны. Они не были плохими родителями. Напротив — они заботливо оберегали свое дитя, ожидая от него великих свершений. Ну или достаточно высокой должности занимаемой в будущем. Это был их первенец, так что неудивительно, что по началу они относились к нему с таким трепетом и гордились буквально каждым его шагом. Однако важна лишь та часть, в которой заключена унаследованная юным эльфом магия. Кровь и Огонь.

— "Не думаю, что сейчас вообще важно то, кем я был, какой была моя семья.
Честно сказать, в то время это был совсем не я".

Подобный набор магических направлений звучал довольно внушительно, особенно учитывая, как именно их можно было комбинировать и какие заклинания мог породить их дальнейший союз. Это заставляло трепетать от восторга сердце юного "естествоведа". Интерес к живой материи начал проявляться ещё в подростковом возрасте, когда Алларис впервые прочувствовал весь свой магический потенциал. Темная Магия начала отравлять его душу после того, как эльф негласно признал ее основной. Никто, помимо родителей юноши, не знал об этой части его жизни. Для окружающих Ал стал просто магом Огня. Ложь не была необходимостью, однако она была единственной защитой от выжигающей душу тревоги, запах которой пропитывал каждый клочок улицы, когда Отец целенаправленно шел куда-либо. Все знали, какой магией он обладает. И многие боялись ее как чумы. Даже не зная умений его сына, окружающие все равно были напряжены, выжидая момент проявления темной сути ребенка. Однако ложь была убежищем, которое давало ему новые социальные возможности.

— "Наказанием лжеца оказывается не то, что ему никто больше не верит,
а то, что он сам никому больше не может верить"

И он лгал. Намеренно. Почти всю жизнь. Лгал, изворачивался, манипулировал окружающими, а после скрывался где-нибудь в своем жилище и экспериментировал. Проблема была в том, что эта магия нигде не преподавалась, а отец юноши никогда не пытался развить ее до нормального уровня. Он мало понимал даже сами возможности, которая предоставляет подобная мощь. Впрочем, никто не осознавал всего потенциала этого магического искусства. Никто кроме Аллариса. Сложно сказать, был ли это сам юноша или пагубное влияние практики темной магии, но эльф легко поддавался на соблазн. Он изучал возможность управления кровью и достиг в этом некоторых высот. По крайней мере, он уже знал гораздо больше, чем знал отец, и при этом оставался одной из светлых фигур в обществе. Юный маг хотел использовать столь мрачное искусство во благо, но ещё не знал, как это сделать.
      Его жизнь шла своим чередом. Размеренно. Спокойно. Без лишних волнений и непредвиденных чрезвычайных ситуаций. Эльф учился, постигал новые горизонты, изучал разнообразные науки, флору, фауну, окружающих. Разумные существа вызывали у него глубочайший интерес, их поведение, разнообразие, сложность ума, — все манило его и заставляло подолгу наблюдать. Он был зверем, что затаился среди мирных овец, но сам не осознавал этого. Для него, напротив, окружающие были жестокими хищниками, что готовы в любой момент разорвать только за владение темной крови. И он перестал доверять им. Он закрылся от них в страхе за свой статус и свою репутацию. Маг рос в постоянном недоверии и подозрительности. Тем не менее, несмотря на свою гиперболизированную осторожность по отношению к окружающим, эльф все равно оставался добродушным и открытым парнем, что, поддаваясь своей мрачной натуре, чаще всего либо продолжал лгать, либо выуживал из собеседника больше информации, чем отдавая от себя.

"Не думаю, что я стыжусь себя или своих планов. Я был весьма амбициозен!
И, вероятно, это было не совсем правильно.
Я тогда действительно подумал о том, чтобы проложить свой путь на костях.
Но вовремя передумал".

Но это не мешало ему пристраститься к манипуляции и интригам. Вероятно, это и было побочным эффектом использования темной магии, разум Аллариса омрачился ещё в юношестве, когда он неожиданно возжелал стать главой дома, получив тем самым власть над окружающими. И ему удалось выбиться в преемники на главенство в семье. Оставалось лишь стать главой семьи, а там и до Дома недалеко. Было ли решением убийство отца? Возможно, оно бы им стало, если бы Алларис действительно за это время превратился в бесчувственное чудовище. Да, он был бессовестным манипулятором и интриганом с параноидальными наклонностями, однако он не был убийцей. И никогда не хотел им становиться. Тьма ещё не до конца поглотила его. Он хотел скорее стать кем-то значимым. Страстно желал получить в свои руки бразды правления. Но не таким путём. В то время для него ещё существовали понятия "честь" и "достоинство". Эльф отступил от своих эгоистичных желаний и занялся более значимыми делами. Например, дальнейшим образованием. Ему все ещё было трудно раскрываться окружающим, однако в его жизни появился кто-то, кому он был готов открыться.

— "Она... Она была красива. Правильные черты, голубые глаза, светлые волосы, впечатляющая фигура, добродушный характер. Право, образец идеальной женщины!
И я. Загнанный в угол, терзаемый сомнениями и желаниями.
Что могло в итоге пойти не так?"

Единственная эльфийка, с которой Алларис чувствовал себя в безопасности послужила импульсом, который мгновенно очистил разум мага. Он практически отрекся от магии крови, прекратив всю практику на все то время, что он был с Ней. Он чувствовал прилив сил за счёт влюбленности, хотел открыться Ей настолько, насколько ещё никому не открывался. Но при этом он понимал, что Ей нельзя знать о темном искусстве. Нельзя знать, что это за порезы на запястьях, почему маг буквально пропитан запахом смерти и опасности. И он снова лгал. Изворотливо. Продумывая каждую легенду до мельчайших деталей, чтобы ни один вопрос не оставался без ответа. И Она верила. Восхищалась. Считала, что Алларис не более, чем маг Огня. И то недоучка. Он не был опасен, он был умен и невероятно мил. И Она не боялась его. Любила. А он любил Её и оберегал.

— "Хотелось бы закончить на "и жили мы долго и счастливо",
но тогда бы я не говорил сейчас с тобой, верно?
Все завертелось по началу, а затем... Я сорвался".

Все действительно шло своим чередом. Прошло много лет, Алларис был счастлив со своей возлюбленной, но несчастен со своим положением в обществе. Нет, он был весьма успешен, пусках и не желает вспоминать те дни. Он был довольно значимым и авторитетным лицом в обществе, но мрак внутри уже давно взял верх. Эти серые лица с поддельными улыбками, эти веселые возгласы, а затем шепотки за спиной, сплетни, грязь. Это все вызывало бурлящий гнев внутри мага. Пару раз он действительно срывался на нескольких знакомых, высказывая им все, что накопилось, после чего с ним прекращали общение. В один момент, спустя много лет без практики, он все же вернулся к деструктивным экспериментам. Он снова начал изучать свою магию, узнавать ее особенности, теперь и база знаний позволяла раскрывать ещё больше секретов. Так он понял, что способен не только управлять этой жидкостью, но и черпать из нее магическую энергию. Перерабатывать жизненную энергию из пары капель крови в сгусток магических сил. Словно вампиры, что вытягивают чужую жизнь для продолжения своей.

— "Я поддался соблазну. Поддался чувству доверия.
И просто однажды встретился с Ней однажды вечером и показал свои умения.
Я просто хотел, чтобы Она хоть немного меня поняла.
Она поняла. И позвала стражу".

Алларис совершил главную ошибку в своей жизни. Раскрыл все карты. Признался. Рассказал о своих опасных возможностях. И никому не было дела до его намерений. Эльфийка в ужасе отпрянула от кристаллов крови, которые кружились перед ней, ведомые магом. Он не хотел ничего дурного, лишь показать, возможно даже позабавить девушку! Но она повела себя так, словно Ал попытался вытянуть ее собственную кровь. Она закричала, на что незамедлительно прибыли стражи. Было сложно объяснить, как подобное искусство способно помочь, но и вредить Алларису никто не собирался. Это даже не было попыткой атаковать, лишь приход на крик эльфийки, которая не могла примириться с этой неизвестной ей самой магией.

— "Готов поклясться, я тогда услышал,
как кто-то шепчет мне о том, что меня вот-вот убьют без суда и следствия.
Не знаю, почему, но я неожиданно почувствовал такую дичайшую панику.
Все шло совершенно не по плану и я просто..."

В панике Алларис достал кинжал. Он был совсем небольшим, даже казался безвредным, но ранить он собирался не окружающих. Ведомый страшной паникой, что была вызвана полной потерей какого-либо контроля над ситуацией, Ал резко провел лезвием по своей ладони и...

— "Именно в эту секунду во мне что-то сломалось".

Он убил. Впервые. Он использовал магию крови, чтобы просто вырубить или прогнать в страхе ближайшего стража, но, видимо переборщил. Осознать убийство было труднее всего. Паника. Страх. Кровь. Жизнь питала магию. Огонь вырвался на свободу. Питаемый жизненной силой мага, он был гораздо страшнее небольшой вспышки света или огненной стрелы. Это была неумолимая всепоглощающая стихия.
     Высвободив поток силы, Алларис впервые почувствовал, как энергия вместе с адреналином разливается по его телу. Он наконец начал дышать полной грудью. Достаточно было лишь одного мгновения и весь его мир вместе со всеми богами столкнулись с мощным барьером решимости и раскололись на мелкие кусочки. Все то время, что он жил в городе, он отчаянно скрывал свою суть, так же отчаянно скрываясь от одиночества и следуя предписанным неизвестными предками правилам. Алларис занимал достаточно привлекательную должность, но это не всегда приносит счастье, а чаще всего — напротив — загоняет в, пусть и золотую, но все же клетку. Этот порыв, эта невероятная буря эмоций из страха за свой авторитет, ярости из-за несправедливой оценки его действий, ужаса перед неизвестностью дальнейшей судьбы, восторга от собственных возможностей и приятно обжигающего триумфа при взгляде на изуродованное окровавленное тело противника и языки пламени, которое не подпускали никого ближе чем на пять метров, — все это наполняли эльфа мрачной решимостью и стремлением жить.
      Однако минута опьяняющего восторга оборвалась так же неожиданно, как и началась. Любое существо боится того, что ему неизведанно. Маги Крови также не пользуются большим уважением среди собратьев с более мирными способностями. Поэтому девчонка атаковала. Скорее в состоянии аффекта, нежели с выжигающей душу ненавистью, она, возможно, сама от себя не ожидала, но Ал воспринял это как очередной жестокий удар в спину не только в прямом смысле. Впоследствии горькая обида будет отравлять его дальнейшее существование, но об этом позже. Тяжёлый удар камнем, отправленный напуганной эльфийкой, стал завершением момента триумфа Аллариса. Потеряв итак немалое количество сил на эту вспышку, эльф провалился в беспамятство, после чего пролежал без сознания около трёх дней, пока жизненная энергия восполнялась. Очнувшись у лекаря, ему некоторое время казалось, что произошедшее в прошлом это не более чем сон, и вообще ничего дурного с ним не произошло.

— "А затем меня схватили. Выдвинули ряд обвинений
вроде убийства, поджога, сокрытия информации и прочего.
Горожане требовали меня казнить.
Что было вполне заслуженно.
И, наверное, стало бы наилучшим исходом".

Алларис с ужасом обнаружил последствия своей огненной вспышки. Огонь разгорелся достаточно, чтобы стать для жителей нескольких  домов последним, что они увидят и почувствуют. Погибли многие. Изгнание стало заслуженным наказанием для него. Но не все были согласны с этим.
   Аллариса лишили всех титулов, земли, принадлежности к своему роду, из вещей при нем остался лишь старый балахон и рабочая одежда, в чем его и повели прочь из города. Закованного в цепи, как животное. Преодолев достаточное расстояние от города, воины признали, что простое изгнание кажется им слишком лёгким наказанием. Блеснул кинжал и лицо изгнанника обезобразилось несколькими отвратительными порезами. Его ослепили. Лишили дома, титула, бывшей жизни и зрения. Возможно, они бы лишили его и жизни, но, видимо, интереснее было понаблюдать за тем, как ослеплённый маг умрет либо от потери крови, либо наткнувшись на какого-нибудь хищника. Либо просто сгинет в лесу, что было весьма предсказуемо.

— "В тот момент я вдруг осознал, что понимаю их злобу.
Я сам был зол.
Я не должен был вот так позволять себе делать что-либо.
Я должен сохранять контроль. Всегда".

И вот его бросили одного. Сложно представить, какой ужас одолевал мага, когда, будучи ослепленным и израненным, он был вынужден пробираться через лес. На ощупь. Периодически переходя на передвижение ползком. А в голове ведомые стрессом и паникой возникали призрачные силуэты и голодное клацанье волчьих пастей. Слишком много звуков было вокруг, а их источники было невозможно увидеть. Вся эта какофония вызывала безумный страх и паническое метание по лесу. Возможно, он так бы и сгинул там, но на помощь пришла добродушная травница, которая как раз искала припасы для зелий в лесу. Возможно, это было просто везение, а, возможно, эта женщина и скрывала что-то, — Алларис так никогда и не узнает, уж слишком сильным уважением он впоследствии проникся к ней, чтобы задавать каверзные вопросы. Очевидно, она спасла его. Приютила и выходила, как выпавшего из гнезда птенца. Обладая магией исцеления она даже частично восстановила ему зрение. Но этот процесс был достаточно долгим и продолжается до сих пор. Наложив сложное, но действенное заклинание, женщина, которую звали Изабель, позволила эльфу остаться у себя.
      Он был словно слепой котёнок, который впервые открыл для себя внешний мир. Впрочем, он действительно был слеп и никогда раньше не уходил за пределы своего города, так что чужие земли и обычаи были для него в новинку. Вместе с Изабель, он путешествовал по миру, помогая ей продавать травы, лечить больных и помогать горожанам. По началу было немало проблем, учитывая, что передвигаться вслепую было делом нелегким, но под руководством травницы Ал смог приноровиться и стал двигаться гораздо увереннее. А после и вовсе вновь обрёл зрение и понял, что и приютившая его травница оказалась такой же прекрасной по внешности, как и по характеру женщиной.

— "Она была рыжей, это я хорошо помню.
И она была восхитительна.
Изабель учила меня различать цветы,
но никогда не понимала,
что является самым прекрасным цветком на свете".

Он снова обрёл уверенность в себе. В его жизни вновь появилась какая-то ясность и даже цель. Он точно знал одно: эта женщина являлась единственным лучом света в его собственном тёмном царстве. И теперь вокруг не было ничего, что отягощало или омрачало его жизнь, за исключением магии Крови, но и от нее он мог бы отречься ради новой любви, новой жизни, нового себя, возможно?

— "Я попытался оставить это дело.
Прекратить насовсем.
Но не сложилось.
Порой мне кажется что тут играет роль не сама магия,
а моя собственная неспособность противостоять любопытству и желанию".

Он долго противился. Даже не смел взглянуть на кровь, чтобы вновь не вернуться к практике. Темное искусство манило его, но он не должен был поддаваться ради своей спасительницы, а вскоре и той женщины, которую эльф полюбил. И он справлялся! Долгое время он справлялся и даже начал жить обычной простой жизнью торговца травами и различными снадобьями. Он научился охотиться, ухаживать за хозяйством, когда они вновь возвращались в свой домик в лесу, даже задумывался о том, что было бы прекрасной идеей с ней обвенчаться! Для него Изабель была настоящей, не похожей на эльфов из общества. Не похожей на эльфов в принципе. Она была человеком. Но и жизнь ее была так же коротка, как и у человека. И отчасти маг это понимал. И даже смирился с предполагаемым сроком жизни женщины. Однако судьба сократила этот срок ещё сильнее.

— "Разбойники.Чёртовы ублюдки, которым лишь бы нажиться на чужой смерти
и плевать на всё остальное. Они убили ее, пока я был на охоте.
Не знаю, случайно или нет, но убили. Увидев ее тело, я ощутил что-то знакомое.
И что-то внутри оборвалось".

Убийство приводит лишь к следующему убийству. Не важно, моральному или физическому. Подобное тянется к подобному, последствия неизбежны. Но атаковавшая небольшая группка разбойников из человек трёх понятия не имели, какие последствия ожидают их. И к чему именно вело это убийство. Кровь и Ярость пробудились. Алларис вновь почувствовал былой потенциал своей магии. Вновь испытал это неумолимое желание окропить чужой кровью эту землю. И на этот раз он не стал сопротивляться. Преступники пали мучительной смертью. Каждый из них буквально горел изнутри, пока маг медленно вытягивал их собственную жизнь для поддержания их страданий.

— "Я даже не помню, как это сделал. Помню лишь...
это пагубное ощущение полного удовлетворения от своих поступков.
Я испытывал неподдельное удовольствие".

Покончив с разбойниками, Алларис похоронил свою спасительницу, которой не успел отдать долг. Но, собрав небольшое количество ее крови и с помощью магии сформировав из нее небольшой кроваво-красный кристалл в форме ромба, он при помощи особого зачарования сохранил остатки ее неиссякаемой энергии в своеобразном медальоне, который носит на себе не снимая. Таким образом, он остаётся с ней всегда, а она бдительно следит за тем, чтобы Алларис не отбирал чужую энергию ради собственной выгоды. Он пообещал ей вести праведную жизнь, после чего порой ночью маг продолжает оправдываться, словно она действительно стоит прямо перед ним.

— "Это может показаться странным,
но я действительно порой... Говорю с ней?
Она... Она просто там.
Она все ещё там.
Нет, ты не можешь съесть этот кристалл!"

Алларис покинул ее домик. Собрал часть вещей, припасов в дорогу и отправился в путь. По началу он просто путешествовал, выполнял контракты для искателей приключений, уничтожая чудовищ или шайки бандитов за деньги. Он продолжал использовать магию Крови, но теперь старательно убеждал себя в том, что это служит на общее благо. Он не делает ничего плохого. На самом деле, его "работа" даже приносила неплохие плоды. Маг обзавелся стальным ветвистым посохом с красным рубином на вершине, что неплохо катализировал магические способности, позволяя творить более сильные заклинания. Однако финансы все ещё были ограничены и эльф старался не слишком разбрасываться деньгами, продолжая честно зарабатывать.

— "А потом появилась ты.
И жизнь моя пошла под откос.
И не делай такое невинное лицо".

Однажды на пути в очередной город, Алларис столкнулся с маленькой девочкой. Сиротой. Она выглядела вполне безобидно и искала хоть какого-то приюта. Вот только, помимо оставшегося далеко позади дома травницы, у Ала не было пристанища даже для себя, о чем он прямо сказал девочке. Он ожидал любого ответа. Он ожидал рыданий, давления на жалость, спокойного принятия, чего угодно! Но в итоге эта "юная" особа обругала эльфа так грубо, словно перед ним стоял вовсе не ребенок. Ну или по крайней мере не юная леди. Недоумевающий эльф продолжил свой путь и остановился в одной из таверн. Он планировал снять там комнату, как вновь столкнулся с той девчонкой.

— "Нет, правда, было такое ощущение, будто ты нас... Меня преследуешь!"

Они разговорились. Из нескольких брошенных довольно грубых фраз о возрасте, эльф понял, что перед ним сидит вампир. Первичной реакцией, как и у любого эльфа, был страх, отчасти смешанный с неимоверным отвращением, но эти чувства Ал переборол. Они уступили место любопытству и желанию получше познакомиться. Но светская беседа за кружкой эля длилась недолго. К эльфу, мирно болтающему с маленькой девочкой, подошёл один из уже изрядно подвыпивших посетителей. Похоже, что эльфов там не особо жаловали, так что было очевидно, назревает конфликт. Масла в огонь подлила девчонка, которая без лишних представлений просто предложила "выйти". Как один из участников этой потасовки, Алларис не мог не последовать за ней. Возможно просто потому что он отчасти побаивался за такое хрупкое создание, пусть внутри оно и было кровожадным хищником. По итогу вызова на поединок стало ясно две вещи: никому не нравится, когда их пытаются поджечь, и эльф с вампиром имели схожие магические дары. Они оба были огненными магами. По крайней мере, частично. Было решено, что эльф будет сопровождать вампиршу, чтобы научиться парочке интересных огненных приемов. Хотя в итоге она подтолкнула его на тропу жестокости и грабежа.
      Ал сам стал подобием разбойника. Сперва по указке маленькой столетней девочки, а затем по личным темным прихотям. Он медленно предавал все, чему не так давно клялся. Теперь ему стали интересны эксперименты над чужой кровью. Ведь здесь не было ограничений, если жертвой выступает не сам маг. Ал взял себе псевдоним, в котором отразил свои темные умения. Он даже выдвинул стратегию, по которой спутники могли бы обводить вокруг пальца всяких простаков, во-первых, чтобы вампирша насытилась, а во-вторых, чтобы поиграть с огнем. Девочка должна была притворяться дочерью мага, который "попал в страшную беду", после чего вампирша бы вела странника прямо в лапы к смерти. Как ни странно, но на основе жестоких убийств выросла крепкая дружба и действительно отцовская любовь к, пусть и столетнему, но ребёнку.
       Не так давно Аллариса заинтересовала руническая магия, из-за чего он решил совместить ее со своими методами и аккуратно вырезал ряд четких рун, которые своеобразным орнаментом оплетали руки от кистей и до плеч. К сожалению, необходимого эффекта это не принесло, а вот шрамы остались навсегда. Чтобы не привлекать излишнего внимания, эльф скрывает и вырезанные руны и шрамы тугими бинтами. Искусство Магии Крови было решено скрывать от посторонних глаз, на что девочка, которую оказывается звали Мириам, согласилась.
       Когда маг проводит со своей подопечной долгие дни в скитании и не встречают никого, кто мог бы послужить «источником» пропитания, Алларис предоставляет Мириам заготовленные заранее зачарованные кристаллики крови. Жизненной эссенции в них остается не так много, как в живом существе, но в качестве пропитания в критических ситуациях вполне съедобно.
       Так они и скитаются по миру, без особых целей, просто пытаясь выжить и изучить что-то новое.

Навыки

Боевые: В бою Ал использует в основном свой магический посох, которым он обычно защищается от ударов мечом или любым другим подобным оружием. Помимо этого, эльф неплохо машет кинжалом, но в основном порезы наносит себе...
Магические: Алларис — боевой маг Крови целиком и полностью, он способен использовать свою собственную кровь как оружие или источник энергии, помимо этого он может частично воздействовать и на кровь в жилах противника, заставляя ее буквально бурлить в жилах, вводя недруга в состояние паники или же ярости.
Окромя кровавой магии, эльф также обладает магией Огня, которая развита у него не так хорошо, как основная, но все же активно используется для прикрытия.
Бытовые: За все время жизни, Алларис приучился к манипулированию, достигнув в этом деле немалых высот, от Изабель ему достались знания о  травах, так что эльф способен отличить лекарственное растение от ядовитого, откуда вытекает и неплохой навык алхимии и оказания первой помощи (в основном себе), помимо этого маг обучен готовке, что довольно неплохо у него выходит, шитью, что выходит значительно хуже, но зашить порванный плащ ему удается, и музыке. Эльф неплохо играет на лютне, чем всегда может порадовать спутников у костра.
Прочие: Эльф прекрасно образован. За пару сотен лет хочешь-не хочешь, а грамоте и счету обучишься. Помимо родного тилья, Алларис хорошо владеет человеческой речью и даже относительно знаком с языками других эльфийских народов. Однако каким бы снобом он не казался, маг довольно неплохой охотник, пускай и использует для этого дела в основном магию огня и умение создавать незамысловатые ловушки

7. Дополнительная информация

Социальные связи

Единственное существо, с которым маг поддерживает связь это его «приемная дочь» Мириам, с которой они вместе путешествуют и которая, несмотря на всю свою внешнюю невинность, настоящий дьявол во плоти.

Инвентарь

Из вещей Алларис в основном носит при себе

Кровавый Амулет:

http://s5.uploads.ru/thY8P.jpg
На первый взгляд обычная безделушка из рубина ограненного в ромбическую форму, но на деле этот кристалл является созданным из чужой крови талисманом эльфа, в котором остались последние капли жизненной энергии его возлюбленной, давным-давно ушедшей на тот свет. Он искренне верит, что таким образом сохранил в нем душу умершей и порой даже говорит с ней ночью. Во время стрессовых ситуаций, Ал держит талисман в руках и пытается успокоиться, перешептываясь с ним.

Магический посох:

http://s7.uploads.ru/1n4lz.jpg
Простейшая вещь в мире магии. Алларис использует посох, как катализатор его собственной магической энергии, усиливая огненную стихию в своих руках.

Закаленный кинжал: Казалось бы, ну для чего можно использовать это бритвенно-острое лезвие? Конечно же для… Для того, чтобы наносить себе увечья для дальнейшего использования Крови. Ну и в бытовых целях тоже.
Мешочек с «леденцами»: небольшой кожаный мешочек, похожий на кошелек, в котором маг хранит «сладости» для своей «дочери».
Кошелек: Никогда не покидайте свой дом без пары лишних монет, иначе пиши пропало
Прочее: помимо всего прочего, эльф носит с собой небольшой наплечный мешок, в  котором хранит всяческие лекарственные травы и бинты.

Магия

Эльф активно использует боевую магию, которая требует от него хорошей сноровки и выдержки. Методом проб и ошибок, Алларис смог вывести алгоритм для использования магии крови в бою, не затрачивая свои силы на ритуалы и рисование бесполезных, по его мнению, рун. Вот некоторые основные заклинания, что использует маг:
Кровь:
Вытягивание Жизни: Алларис способен переводить жизненные силы в магические, тем самым усиливая заклинания. Однако чувствуя на себе постоянный упрекающий взгляд Изабель, эльф способен использовать для этого дела лишь свою кровь. Из-за этого данное заклинание он использует только в самых крайних ситуациях, ибо слишком частое вытягивание собственной жизни может закончиться летально.
Кристаллизация Крови: Маг кристаллизует кровь, превращая ее в облако острых осколков, что врезаются в кожу противника, принося достаточно болезненные ощущения. Помимо этого, кристаллизованная кровь сохраняет в себе небольшое количество жизненной энергии, которую можно долгое время хранить у себя.
Пестрая лента: Кровь неожиданно принимает форму яркой ленты, что кружится вокруг мага и способствует дополнительной защите. Впоследствии может разлететься на множество осколков, перетекая в заклинание кристаллизации.
Огонь:
Огненная вспышка: Простейшее заклинание. С рук мага слетает яркий сноп пламени, способный поджечь сухую траву, разжечь костер или отпугнуть ночных хищников.
Огненная стрела: Более сложная концепция огненной вспышки, требующая преобразования обычной бесконтрольной стихии в направленный сгусток огненной энергии, который точечно поражает противника.
Гнев Стихии: Срабатывает только при Вытягивании Жизни и эмоциональном дисбалансе. Огромная огненная волна, охватывающая все на своем пути.
Слепая Ярость: Работает вместе с Кристаллизация Крови. Кристаллы крови, попавшие в тело противника, неожиданно возгораются, из-за чего по жилам противника растекается раскаленный кровавый яд, вызывающий паническую атаку и затмевающую глаза животную ярость.

ИГРОК

1. Связь с вами
Стучитесь в ЛС, там могу скинуть все необходимые контакты (просто тут все могут увидеть, а я несколько боязливый, вооот)
2. Планы на игру
Вернуть Алу былые моральные принципы, когда он был не жутким манипулятором-прохвостом, а способным на милосердные поступки добродушным юношей. Развитие персонажа! Что, технически, становится деградацией, ибо это возвращение к истокам, но все всё поняли, наверное.
3. Как нашли игру
Долгий изнурительный поиск на RPGТоп'е. Там был ветер и град, невероятно сильный шторм, мой корабль швыряло на волнах, но в итоге я увидел луч солнца, что указало мне направление...

Отредактировано Алларис (Понедельник, 1 июля, 2019г. 22:56:37)

+2

2

Господин Маг принят. Добро пожаловать.

0


Вы здесь » FRPG Энирин » Активные персонажи » Алларис Ха'Матен


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно