ПЕРСОНАЖ

1. Имя | Фамилия | Прозвища Хьякинзэ (с ударением на последний слог).

2. Пол | Дата рождения | Возраст Пол женский; дата рождения - 4 августа 1398 года - без малого семнадцать лет (возраст приблизительно сравним с человеческими двадцатью двумя годами).

3. Раса | Народ | Религия Вентури | Была принята в зар и, даже покинув родину, продолжает вспоминать его с уважением| Как и большинство вентури, старается следовать Льённе, хотя порой некоторые предписания находит очень уж идеалистичными.

4. Род деятельности | Профессия | Должность | Лояльность фракции/организации Характеризует себя в основном как мага, на первый взгляд наводит на мысли об авантюристах. Имеет долгосрочный контракт со своим заром, полностью лояльна ему и не вызывает сомнений в готовности вести с ним дела. Не склонна к излишнему патриотизму, но, обретаясь в основном в болотистых окрестностях Ргазара, в целом, согласна идентифицировать себя как часть республики Гурубаши.

5. Концепция Молодая рептилия в поисках уважения и магического могущества.
Её жизненная задача – удовлетворение хищного азарта коллекционера; не обладая должной осторожностью, она зачастую оказывается готова ради новых возможностей и информации пойти на излишний риск при отсутствии уверенности в результате.

6. Общее описание
Рост – около полутора метров. Плюс-минус – изогнутая так или иначе змеиная шея позволяет незначительно, но легко изменять визуальное восприятие себя.
Вес – колеблется между сорока и сорока пятью килограммами.
Телосложение – трудно определяется под извечной объемной одеждой. К тому же... Действительно ли хорошо люди представляют себе сложение змеиного тела? Почти любая рептилия выглядит тонкой и вытянутой, не так ли?
Глаза – маленькие и блестящие, кажутся чёрными, на свету можно через раз различить темно-карюю радужку, в линьке мутнеют до белесо-голубых.

Внешность

Обладая достаточно типичной для вентури внешностью, Хьяки не выделялась среди представителей своего вида. Немного повыше среднего гнома, пониже, конечно же, всех остальных; упругие, хоть и не выраженные, мышцы худого тела, хлесткий хвост почти в метр длиной. На теле полностью отсутствовали встречающиеся порой у её сородичей шипы и наросты, что делало её лицо в большей мере змеиным, чем ящеричным; стандартный темно-зеленый цвет чешуек перемежался тонкими золотисто-желтыми полосками на шее и у запястий.
Гладкая чешуя самой Хьяки нравилась, а вот чего ей в собственном лице не хватало бы, если бы она могла выбирать – так это капюшона навроде тех, что у кобр.
Носила юбки, свободные накидки, одеяния с широкими рукавами, шарфы и капюшоны, конечно. Правда, в отличие от других, никогда не натягивала капюшон до самых глаз, скрывая лицо, и потому сразу становилась менее загадочной, чем её сородичи, и всегда таскала с собой кучу всякого барахла в рюкзаке (а порой и двух) за спиной и нескольких поясных сумках. Любила желтый цвет и красную или черную вышивку поверх него. После появления фамилиара, конечно, стала неизменно носить прочные кожаные наручи – а кому бы понравилось подставлять каждый раз голые руки под вороньи когти, которые у магических птиц ничуть не менее острые, чем у их простых сородичей?…

Характер

Шаблоны восприятия, конечно, при виде чинного экзотичного гуманоида в длинных одеждах, в первую очередь наводили людей на мысли о спокойной мудрое змее, этаком холодном знании во плоти – с примесью торговой жилки. Если опираться на эту характеристику, можно было сказать, что Хьяки оказалась... мягко говоря, далека от стандартного национального характера вентури. Она и правда была не лишена практичности, которую они впитывают при взрослении, часто могла быстро сделать правильный выбор и сымитировать уверенность в своих действиях и понимание ситуации даже при их отсутствии – черты эталонного торговца. Но, тем не менее, хладнокровна она была исключительно биологически – импульсивная, азартная и алчная, Хьяки любила риск и не всегда могла остановиться вовремя. Конечно, не то чтобы она не обладала инстинктом самосохранения, но жажда нового, жажда магии, жажда найти собственный путь всегда гнали её как можно дальше от покоя.
Любила все новое и непривычное, магию и магов, коллекции, умных людей и людей, у которых есть чему научиться (увы, не всегда это одно и то же). Любила книги и хотела, когда станет старше и осядет на своём месте, собрать свою библиотеку – чтобы огромная, и много шкафов, и много темных теплых углов и запах бумаги. Почему-то всегда испытывала облегчение, меняя используемые в обиходе предметы, инструменты, одежду, и, чтобы успокоиться в случае легкой тревоги, иногда могла завести, например, новое одеяние с капюшоном, чтобы почувствовать себя лучше. Или нож. И, конечно, будучи все-таки рептилией, обожала тепло.
Не переносила фамильярности. Многим было странно узнать это о ней, кажущейся в диалоге очень раскованной, но во всем, что не касается слов (которыми она обожала орудовать как могла остро и громко) Хьякинзэ предпочитала сдержанность и выдержанные дистанции. Недолюбливала сон в одном помещении с другими, ненавидела есть в чужом обществе и на чужих глазах, не делала лишних прикосновений.
Всегда подчиняясь своим желаниям и делая все, чтобы их достичь – и с её упорством и оправданной амбициозностью она почти всегда достигала тех из них, что были достижимы в принципе – она не знала, чего хотела на самом деле. Возможно, ей недоставало в жизни маяка. Поставив себе расплывчатую задачу и получив свободу, она не знала, куда ей идти, и с каждой новообретенной силой втайне надеялась, что это открытие прояснит ей её собственный путь. Не то чтобы получалось – знание редко помогает найти покой, не так ли? – и она продолжала искать и стараться замалчивать мысли об этой бешеной надежде на существование предназначения. Если мечта для неё – найти действительно вопросы и ответы на них, то цель, простая и однозначная – продолжать в том же духе и в конце концов прожить свою охоту за магией счастливо. Со вторым пошло лучше, чем с первым, и,в целом, она могла сказать, что её жизнь удалась.
Если вкратце: Хьяки была живучая, одержимо блестела глазами, и никогда не искала простых путей.

Биография

– Да что там, - вентури развела руками. – Кладка была под попечительством зара матери, отогрели хорошо, все вылупились и выжили... Она, мать, там была... – прищурила змеиные глаза. – Значительным лицом. Да и отец – ничего себе, а отец отца так и вовсе заррин. Возможно, поэтому я и ушла в другой, чтобы не работать рядом с родственниками, - звонко рассмеялась. – Хотя мы не очень тесно с ними общались, с родителями. Так уж принято. Так что аргумент плохой, просто ваша, людская, шутка про предков.
Хьяки задумчиво отпила из кружки.
- А если серьезно, я пошла в другой зар... – вздохнув, она прикрыла глаза и потерла чешуйчатыми пальцами переносицу. – Просто потому что влюбилась. Потом прошло, но я уже и в зар пробилась, и связи наладила, уже было глупо возвращаться к кладке.
Оторвав руку от лица, уперлась когтем в столешницу и стала выводить какой-то символ. Правда, царапин не осталось – она не надавливала, один раз трактирщик уже взыскал ей за изодранные ручки у стула. Она попыталась отговориться, наврав, что это-де были магические руны, и это не вредно, а даже наоборот, но тому... полуорку, кажется, было наплевать. Справедливо.
- Ну, в юности удалось доказать магический талант, меня и учили, - продолжила она чуть погодя. – Как и многих. Мне, правда, быстро разонравилась программа, так что потом, в своём заре, я нашла нового учителя. Кто работал... ну, индивидуально. Потом я какое-то время работала там в сфере торговли заклинаниями – сначала стажировалась по наводке того же учителя, потом увлеклась. По большей части, работа унылая. Мало кому нужны действительно интересные заклинания, а когда нужны – таких клиентов не доверяют новичкам без заслуг, так что большую часть времени ведешь учет продажам и переписываешь на новые свитки одно и то же. Потом мне удалось урвать... – Хьякинзэ примолкла. – Мне удалось убедить заррина, что я буду полезней, если мы подпишем контракт, согласно которому я уйду странствовать и искать новые возможности, сохранив связь с заром и имея его поддержку в случае необходимости, но буду обязана вернуться через определенный срок и передать новообретенное на благо зара. Ну, новые заклинания, которых у нас не было, новые идеи, магические артефакты – мало ли что... – она мечтательно зажмурилась, чуть сжав кулаки. – Думаю, вернувшись так, можно снискать и уважение. Я бы хотела. Мне в детстве даже свой собственный зар хотелось. Сейчас уже нет, ну да, впрочем, какая разница, все равно же хорошо. Да и дело я люблю, представляешь, как было бы здорово учить молодняк, как... – Хьяки резко примолкла. – Впрочем, нет. Учить не хочу. Просто работать в науке. А может, выдать все, что узнала – и сразу назад на тракт. Посмотрим.
Она прокрутила в памяти рассказанное, думая, о чем могла забыть.
- А почему я сейчас тут - Ргазар я всю жизнь хотела увидеть, вот и все. Книги там читала про этот город. Поэтому и решила, что, раз я свободна и могу ловить удачу хоть по всему Энирину, поеду в город детских книг. Да и он был похож на... место, где я найду что-нибудь интересное. Нашла. И по дороге нашла. Мир вообще интересный. А Ргазар – ничего особенного, чем-то похож на наши общины, такой же торговый строй. Разве что грязи больше. В обоих смыслах, - она чуть вздохнула и на пару мгновений высунула раздвоенный язык, будто пробуя воздух на вкус.

Навыки

Боевые: глубоко ничтожны. Пырнуть ножом по наитию или хлестнуть хвостом – это максимум. 
Магические: В какой-то мере эту вентури можно охарактеризовать как коллекционера заклинаний. Склонна к быстрой магии, амбициозно стремится уметь с её помощью как можно больше, познать как можно больше направлений (не беспокоясь о том, что подлинным мастером она с таким подходом не станет ни в одной).
Идейно ей всегда была любопытна теоретическая возможность манипуляций с временем и пространством. Не самая простая тема для изучения, но, тем не менее, мечта - строить гипотези и пытаться оправдать свои идеи она едва ли когда-нибудь прекратит, даже если в первом приближении освоение такой магии невозможно.
Один из её личных поводов для гордости (магических достижений): ей удалось призвать для себя магического фамилиара. Ворон, имя которого Хьяки не раскрывает незнакомцам, стал для неё верным... деловым товарищем. И вызвал огромную эмоциональную привязанность, конечно же. Свойственная таким фамилиарам способность передавать хозяину силы других существ стала огромным подспорьем для импульсивной вентури, зачастую растрачивающей на быстрые заклинания больше энергии, чем следует.
Изучала алхимию – достаточно долго и глубоко, но в основном в теории (например, способы воздействия зелий на тело, химические и магические реакции, теории применения магии в материальных формах – эти и подобные темы интересовали её как подспорье в познании магического пути как такового), практикующим алхимиком не является.
Профессиональные: Ровный красивый почерк при достаточно быстром письме; навыки красноречия и коммуникации с покупателями и партнерами при торговле; беглый арифметический счет в уме или на счётах. Эти навыки можно было назвать следствием торговой практики в юношестве в заре; в остальном, учитывая её род деятельности, категория «профессиональных» сливается с категорией «магических». 
Бытовые: Неплохо шила, хотя и не применяла это на практике (только подлатать собственную одежду в случае чего). Готовить почти не умела, потому как сама зачастую ела мясо сырым – чисто по-змеиному, заглатывая небольшие тушки целиком. В целом, в быту она была терпима, не более того, хотя по какой-то причине и имела привычку поддерживать в своём обиталище относительный порядок.
Прочие: Хьяки знала несколько языков, а также могла похвастаться существенным отличием от большей части себе подобных: она смогла преодолеть вентурийский диалект. Отчасти для удобства коммуникации, отчасти для испытания собственного упорства, путем долгой практики она научилась смягчать озванчивающий говор своего народа, и даже выработала привычку выговаривать некую пародию на некоторые звуки, не вписанные в её родной язык как таковые. Ей было не очень комфортно так говорить, и в расслабленном состоянии она срывалась на привычное озванчивание согласных, но в диалоге с не-вентури она была способна поддерживать речь более привычной для собеседника, хотя от небольшого акцента, конечно, ей не избавиться никогда.

7. Дополнительная информация

Социальные связи

Деловые отношения и с заром, и с некоторыми знакомыми (торговцами, магами и делящимися слухами о любопытных местах приключенцами, в основном) в Ргазаре. В остальном, ничего примечательного – несколько друзей, да и все.

Инвентарь, собственность, спутники

Спутник – ворон-магический фамилиар, почти всегда находящийся рядом.
Иногда он жутко каркал, а иногда издавал звуки, которые можно было принять за человеческую речь. Это не было осмысленными словами, конечно – просто животное звукоподражание. Характер имел неопределенный и загадочный, но он определенно копировал хозяйку в нелюбви к чужим прикосновениям и чисто по-птичьи интересовался мелкими блестящими вещами.
При себе всегда имела бумагу, чернила и перья... и несколько ножей. Скорее инструменты, чем оружие – короткие и не особо прочные. Забиты где-то в её рюкзаках и поясных сумках, как и множество другой незначительной мелочи, которая, конечно, пригодилась бы в одном случае из десяти, но... но ты же всегда попадешь на какой-то из оставшихся девяти, верно? Или нет?
А ещё никогда не забывала компас и карту, потому что для авантюриста и путешественника её топографический кретинизм был.. катастрофичен.
Считая, что вышла на след магического артефакта, надеялась в ближайшее время его заполучить.

ИГРОК

1. Связь с вами Лички хватит.

2. Планы на игру Пережить хотя бы одну сюжетку? Не знаю.

3. Как нашли игру По знакомству.

Отредактировано Хьякинзэ (Пятница, 1 ноября, 2019г. 17:00:40)