FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Активные персонажи » Хезуту. Крыса-врач.


Хезуту. Крыса-врач.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ПЕРСОНАЖ

1. Имя | Фамилия | Прозвища
Хезуту
2. Пол | Дата рождения | Возраст
Пол мужской; дата рождения неизвестна, возраст между 30 и 40.  В ходе экспериментов над самим собой, полостью удалил часть воспоминаний в том числе о дате и времени рождения, считая, что астрологические знания о себе являются магической уязвимостью, к примеру, для захвативших сознание духов (подобные прецеденты случались).
3. Раса | Народ | Религия
Велкари. Был изгнан за чрезмерную любознательность… Ну и за нарушения Кодекса. Как часто бывает одно плавно вытекает из другого. Безудержная тяга к экспериментам и полное отсутствие любых этических ориентиров. «Велкари ты эльф или человек все едино раз ты уже стал частью моих планов».  Является агностиком что не мешает ему взаимодействовать с совершенно разными, порою взаимно противоположными силами. Взаимодействовать, но не преклоняться.  «Боги - лишь маски привычного, некогда одетые нуждающимися на древние силы. Я хочу знать, что за этими масками».

4. Род деятельности | Профессия | Должность | Лояльность фракции/организации
Избегает как-то характеризовать себя. Чаще представляется как врач, отчасти это правда. Маг, ученый-одиночка, хорошо знакомый с медициной. Первые знания анатомии получил, активно практикуя ритуальную магию. Позже, после изгнания, в бесконечных странствиях медицина стала для него и профессией, и прикрытиям. О мастерстве велкарских врачей ходит много историй. Кто захочет приютить у себя на ночлег крысу? А врача - совсем другое дело… Впрочем, всякое бывает.  Главным и основным своим занятием считает, конечно, магические эксперименты, направленные на расширение познания. Беспредельно жестокий перфекционист, не лишенный, впрочем, некой сентиментальности, выраженной в излишний театрализованности ритуалов: c годами сухость максимально эффективных решений показалось Хезуту одной из форм ограничений. «Действуя как механизм, я упускаю красоту. А это существенная потеря». Эта мысль подтолкнула Хезуту собирать коллекцию разных милых и жутких ритуальных мелочей, без которых вполне можно обойтись. Своим соплеменникам на глаза старается не показываться для избегания ненужных конфликтов.

5. Концепция
Иррациональный маг-ученый, лишенный какой-либо морали, странствует по миру в облике врача. Для одних - целитель для других - интересный собеседник. Последний собеседник.

6. Общее описание
Рост – метр сорок.
Вес – очень легкий, не более 30 килограмм.
Телосложение – худощав.
Глаза – золотые.

Внешний вид

Невысокая крыса с черной шерстью и золотыми газами.  Когти аккуратно подстрижены, хвоста, увы, нет.  Носит на шее тонкую серебряную цепочку со стеклянной слезой. В этой слезинке заключен голос одной из пациенток (ей было не помочь, пусть хоть голос еще поживет). В странствиях предпочитает рясы и балахоны. Изредка останавливаясь в городах, одевается в женские платья, внося в них некоторые изменения. В целом внешний вид меняется от настроения. Весьма непредсказуемого… Иногда (хоть и не слишком часто) обвешивается всевозможными украшениями с ног до головы, которыми могут служить как дешевые ювелирные изделия, так и трофеи, оставшиеся после неудачных (или удачных) хирургических операций… Впрочем, в городах Хезуту останавливается нечасто. Бредущая сквозь непогоду крыса с большим заплечным мешком, укутанная в выцветший плащ с капюшоном («Здравствуйте, я доктор, мне бы переночевать») - вот его типичный облик. На поясе носит небольшую сумочку. («- Интересно что в ней такое? - Тебе правда хочется узнать? – Пожалуй, нет!»).

Характер

Дав пациенту сильное анестезирующие зелье, Хезуту брезгливо рассматривает рану и торчащий из нее осколок. Просто взять и вытащить - какая скука, от рутины в работе следует избавляться... К тому же, кость повреждена. А что если удалить лишь часть осколка, а остальное трансмутировать прямо в ране из металла в костную ткань? Пусть вероятность успеха не очень велика, но при положительном исходе мы получим идеальный штифт… Ну а не выйдет, значит, ампутация…

За годы странствий Хезуту стал значительно более «человечным», чем в юности. И это не простое притворство. Смерть - очень упрямая штука. После нее возврата не будет. Весомый аргумент для того, кто ставит цель выше своей личности, а в личность скорее играет, чем является ей на самом деле… Чтобы выжить, нужно играть убедительно, чтоб остальные не разгадали актера под маской которого клубится иррациональный хаос с неутолимой жаждой наполнения новыми формами… Несколько раз смерть была совсем рядом, и Хезуту выучил урок. Пусть будет врач, пусть будет ученый, пусть будет негодяй. Ведь даже с негодяями можно завязать диалог. Но не с чудовищами. Чудовищ убивают. Осознав это, Хезуту создавал все более и более убедительную личность. Он сплетал ее, будто бисерный браслет, из разных противоречивых мелочей. Со временем у него даже появились чувства. Они выражались весьма необычным образом. Порой в полной противоположности самому себе. Хезуту становился милым, мог вести долгие беседы на почти любые темы. Одевался в яркую одежду (порой даже в женскую). Мастерил украшения и порой - совершенно бесполезные магические безделушки. Мог бесконечно усложнить простой ритуал исключительно ради помпезности. От подобных действий часто страдала сама эффективность задуманных предприятий. Иными словами, полная непредсказуемость.
Чувство привязанности, как и все остальное, выразилось у Хезуту весьма необычным образом. Он дорожил своей стеклянной слезинкой. Когда-то давно он проводил эксперименты с заморозкой голосов. Во льду голоса сохраняли свойства, но имели весьма нестабильную структуру. Венцом экспериментов стал голос в стекле. Девушка умерла, но ее голос сохранился. В слезинке. С ее помощью любая вещь, не имеющая речи, могла разговаривать. Даже дерево или камень… Для Хезуту красивый голос, лишенный собственной души, но имеющий возможность быть почти всем на свете,  стал по-настоящему дорог. Глупая сентиментальность…

Следует добавить одну небольшую историю. Однажды Хезуту брел по лесной дороге. Весь день он давал возможность разным камням и деревьям говорить ее голосом, но все они были медлительны и несловоохотны. Вечерело, доктор заприметил костер, к которому с осторожностью приблизился. Опасности не было, у огня сидел странствующий трубадур. Хезуту вышел на свет и вежливо представился, завязывая беседу. Проговорив с трубадуром около часа, врач резким движением всадил в шею собеседнику костяную иглу инжектора. Прализованый трубадур упал на землю. Хезуту нацепил слезинку на его тощую шею.
- Что со мной? - проговорил трубадур. Тем самым заветным голосом.
- Ты умираешь. От яда. – Ответил врач. – Я никогда не слышал, как она поет. А менестрели, насколько я знаю, лучше всего поют именно последнюю песню. Времени у тебя мало. Твой голос – ее голос. Пой же.

Биография

«Прошлое — это уязвимость. Воспоминания о том, кем ты был вчера, порождают причино-следственную связь с тем, кто ты сегодня и чего хочешь.  Быть собой нужно лишь настолько, чтоб не мешать самому себе, чтобы, когда космос с притворной улыбкой начнет подкрадываться с намереньем затянуть петлю судьбы на шее, он не узнал тебя в лицо».
От большинства личных воспоминаний Хезуту избавился с помощью магии. Он не помнил год рождения, родителей, точную причину изгнания, лишившую его хвоста… Убил соплеменника ради эксперимента или что-то в этом роде.  Погружаясь в медитацию, Хезуту открывал, что чем меньше в нем остается от живого существа, тем в более многообразных формах предстает перед ним действительность. Слишком жуткая для тех, кто ходит по земле. Данные, полученные в ходе подобных откровений Хезуту, тоже обезличивал. Они оставались лишь в виде концентрата из ощущений, подобно краскам или алхимическим ингредиентам. С их помощью Хезуту продолжал дальнейшие эксперименты.
Многолетние странствия в обличие врача складывались в некое подобие биографии, но сам Хезуту считал подобное вынужденной необходимостью, хрониками актерской игры, а не подлинной историей жизни. Он знал, что от соплеменников нужно держаться подальше, знал места, в которых лучше не появляться… И с каждом годом таких мест становилось все больше. Ведь Хезуту не принадлежал к Медицинской Ассоциации, он не приносил клятв, не имел титулов. И вообще врачом формально не являлся, что сильно осложняло его жизнь.
Следует добавить еще одну мелочь. От принадлежности к велкари ему досталась маленькая крыса, каких обычно получают соплеменники в период зрелости. По задумке крыса и хозяин имеют пожизненную магическую связь. Так оно и было, только Хезуту внес небольшое изменение в облик крысы. Полная реструктуризация с добавлением алмазной пыли превратила спутника в идеальный живой инструмент. Костяной скальпель, крепкий и острый…

Навыки

Боевые. В открытом бою практически не имеет шанса. Однако знания анатомии и умение обращается с ножами и ядами позволяют наносить роковые удары в самый неожиданный момент.

Магические. К магии у Хезуту особое отношение. Все, чему его когда-то учили было переосмыслено, дополнено и видоизменено. Являясь по сути магическим эмпириком, Хезуту доверяет лишь своим ощущениям, считая все прежде созданные магические практики (даже вполне эффективные) ограниченными. «Существа, использующие магический дар с целью получения выгоды, пятнают собой изначальную безликую силу»; «Единая теория волшебства открывается лишь тому, кто не пытается ее открыть. Существу, не обремененному словами, говорящему с магией лишь на ее языке». Природное умение велкари строить в голове карты подземных ходов очень пригодилось Хезуту для построения собственной магической системы из связанных между собой концентратов ощущений.
В привычном понимании для жителей Энирина Хезуту был неплохим ритуальным магом. Часто он намеренно усложнял ритуалы, внося в них опасные изменения (просто из любопытства). Когда под рукой не было доступных подопытных, Хезуту ставил эксперименты на себе. Порой чудом выкарабкиваясь из лап смерти.
Так же Хезуту занимался экспериментальной алхимией. Что, впрочем, весьма логично, учитывая его профессию.

Профессиональные. Неплохой врач-самоучка. Отлично владеющий хирургическими инструментами, знающий алхимию. Впрочем, «карьера» Хезуту имела весьма тяжелые крылья. Как-то во время эпидемии, в тщетной попытке создать лекарство, он сварил весьма необычное зелье. Оно совсем не влияло на самочувствие пациентов, но, если они все же умирали, за пару минут до смерти их разбирал жизнерадостный смех… Своеобразный компромисс: «Пусть хоть посмеются, раз им все равно не жить».

Бытовые. Под настроение. От скромной аскезы до кипучей активности. Умеет готовить, шить, мастерить украшения. Подобные навыки пригождается лишь редко, на недолгих остановках в городах. Чаще всего мало и просто питается, довольствуясь самым необходимым.

7. Дополнительная информация
Инвентарь.
После неприятного инцидента Хезуту лишился большей части своего многочисленного скарба. При себе остались. Кулон слеза. Набор хирургических инструментов в том числе крыса-скальпель. Несколько пузырьков с ядом. Банка с плотоядными светлячками.

ИГРОК

1. Связь с вами
Личка
2. Планы на игру
Постранствовать
3. Как нашли игру
По знакомству

Отредактировано Хезуту (Среда, 13 ноября, 2019г. 00:47:35)

+3

2

Хезуту, добро пожаловать в игру. Вы приняты, удачных вам странствий и продуктивных экспериментов.

0


Вы здесь » FRPG Энирин » Активные персонажи » Хезуту. Крыса-врач.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно