FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » #Эпизоды » Кленовый лист в петлице


Кленовый лист в петлице

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

КЛЕНОВЫЙ ЛИСТ В ПЕТЛИЦЕ

http://forumupload.ru/uploads/0006/f5/43/1392/177870.jpg

Действующие лица:
- Габриэль Кале
- Халдор
- Брулька

Место:  долина Лир, Сельмирион
Время: ноябрь 1415 г.
Сюжет: Мир – несомненное благо, кто же спорит! Но не любой ценой. Далеко не все готовы сложить оружие, если это претит чести, совести и гордости. У патриотов есть обида за Родину и принципы, у верующих – бог и Пророк.
...А у великих держав -  кто бы мог подумать! - есть геополитические интересы.
По заданию генералиссимуса Железного Рака разведчица Габриэль «Зелёное Пламя» Кале ищет встречи с вождями сельмирионской партии реванша, и особенно с таинственным религиозным лидером, основателем стремительно распространяющегося среди светлых эльфов учения о Сакральной Паре Единого и Сильветтары.
Возможность присоединения игроков: По согласованию с участниками или АМС

Отредактировано Республика Гурубаши (Четверг, 4 марта, 2021г. 11:29:32)

+1

2

Предгорья северо-восточного Кхазад-дара выглядели в это время года особенно живописно: могучие ломаные горные хребты синеют вдали покрывающим склоны хвойным лесом, а смешанный лес переходит, с одной стороны, в пламенеющее по осени красно-жёлтыми кронами море лиственного Вечного Сельмириона, а с другой, за полосой редеющих рощ – в грязно-зелёные, ждущие первого снега луга плоской как тарелка долины Лир.

Постелив полу дорожного плаща на мшистый камень, и устроившись с видом на равнину, Габриэль ждала, пока сопровождавшие её горцы-полуорки переведут через ручей лошадей и вьючных животных. Мулы были гружены шанцевым инструментом, кожаной амуницией, рунированными колбами и ингредиентами для приготовления боевых зелий, селитрой, слитками оружейной стали, мотками толстой свинцовой проволоки… Одним словом, обычный караван с негласной помощью от республики сражающемуся эльфийскому народу, каких много прошло из гор в леса за время войны между империей Эллендиар и Сельмерионским королевством.
Теперь эта война закончилась, но кто сказал, что груз не пригодится?

Разведчица могла вспомнить, как расставалась с Вождём. Вечно подёрнутый мутной пеленой от гремучих «целебных» коктейлей взгляд старика фон Шверта всё же оставался властным и пронизывающе глубоким.
«Габи, свет моей души, когда мы встретились, ты была всего лишь маленькой девочкой-воровкой, решившей обчистить карманы похотливого дяди. А когда я зашёл в кособокую хижину Зефира-главаря разбойничьей гоблинской шайки, гордо именовавшей себя «восставшим народом Болот Печали», я был одиноким изгнанником-раубриттером без гроша за душой… Вот за это я хочу, чтобы ты полюбила республику, не за Зелёную идею и державную патетику, и уж тем более не за дорогие понты зеленожопых павлинов в мундирах... Гурубаши – уникальное явление в мировой истории. Это шанс на величие для тех, кто достоин, но лишён всякой возможности в зашоренном сословными и религиозными постулатами, закостеневшем в дремучих предрассудках и иррациональных традициях мире. Это справедливость для отверженных, но храбрых, которую не найти больше нигде на Энирине. Помни об этом, малышка…» Вождь, кажется, хотел сказать что-то ещё, но замолчал и пожевал пересохшие губы – всё-таки Верховный никогда не позволял ни другим, ни себе довести разговор до обсуждения его возраста и состояния здоровья. Габриэль ни разу не слышала, чтобы кто-то посмел хоть заикнуться о том, что будет после

На эльфийской стороне прибывших встречал пограничник, к которому мигом подскочили юркие караванщики-ящеры-вентури, чтобы объяснить, что в связи с окончанием войны они везут республиканские товары на продажу – ну не выкидывать же добро, ей богу, да и вообще самое время налаживать нормальную международную торговлю!   

От взгляда рыжеволосой не укрылась говорившая о многом деталь – к борту куртки пограничника был приколот кленовый лист. Правда или нет, но свежая легенда гласит, что последний бой между светлыми и тёмными эльфами прошёл в кленовой роще. Окружённому отряду сельмирионских рейнджеров было доставлено сообщение об окончании войны, но они предпочли погибнуть как один, но не прекратить борьбу. Так говорят. С тех пор патриоты, что сочли себя преданными королевой и командованием, презирающие трусость и пораженчество, сделали кленовый лист негласным символом протеста против унизительного мира.

Отредактировано Республика Гурубаши (Воскресенье, 10 января, 2021г. 17:15:16)

+2

3

Стрелок нехотя опустил натянутый лук, и ослабляемая тетива издала протяжный вздох, полный сожаления. Кажется, в карих глазах блеснула тень, отбрасываемая родственным чувством. Разумеется, самоназванного пророка Единого каждый второй с удовольствием бы нашпиговал стрелами, но пока что королева любезно позволяла ему быть козлом отпущения и делать все то, что она себе позволить не могла.
Дождавшись едва уловимого кивка, эльф двинулся дальше, выходя из-под древесных крон на опушку. Человек от республики уже ждал, и Халдор медленно направился в сторону Габриэль, решив, что караван сопровождения обойдется и без его помощи. Откровенно говоря, от его присутствия ситуация могла лишь обостриться, нарушив все планы вентури, которых сейчас принимали в Сельмирионе даже более благосклонно, чем бастарда из Дома Элладар.
Пока расстояние между ним и разведчицей сокращалось, эльф не мог не думать о том, как он вообще оказался в такой ситуации. Бывший протеже короля, отданный как выкуп шайя. Избранник темного бога, а позднее отринутый им же за непослушание. Несущий слово Единого. Многие считали, что именно из-за него Эллен'Диар напал на Сельмирион. Бастард покачал головой, отбрасывая собственную мысль. Скорпион ужалил бы в любом случае, в этом Аэрлис ошибся более всего. Но Тинумиэль и Фалетран уже научены, слава Единому. Пусть сейчас они заключили мир ради спасения невинных жизней, справедливость рано или поздно восторжествует. А беловолосый бастард сделает все, что для этого потребуется, попутно выполняя божественную волю.

+2

4

Комиссар Кале следила за войной светлых и темных эльфов постольку поскольку, прицениваясь лишь, какие прибыли и убытки может она принести Республике и сколько работы добавит ее Комиссариату и ей лично. И вот война кончилась скомканными мирным соглашением и вереницей свадеб, а ее отправили “в поле”. Не то чтобы она была против посмотреть на что-то, кроме полчища зеленых рож, но привычка к комфорту прилипает быстро и навсегда. И вот вместо мягкого обволакивающего рабочего кресла она елозит костями по камню, а его холод проникает даже через плотный плащ.

Эльфийский пограничник с луком вынырнул из-под крон - пацаненок семнадцати лет с глазами старика, повидавшего столько дерьма, сколько даже Габриэль не видала. Обманчивый эльфийский возраст… Габриэль даже не двинулась, ждала эльфа, сидя на камне, и с любопытством рассматривала его, наклонив слегка голову на бок. Белые абы как стриженные волосы и темные брови - интересно, поседел от ужаса или получил от мага по голове? Пальцы задумчиво чешут оперение все еще лежащей на луке стрелы, а ноги четко и быстро шагают - будто от разных эльфов конечности. Кленовый листок в петличке… На нем Габриэль задержала взгляд и прищурилась.

В их последний разговор вождь говорил неожиданно искренне, без присущей ему фальшивой патетики, впаянной в любые его речи за долгие годы политиканства. Нет, тогда он говорил от своей уставшей души. Уставшей, но не растерявшей еще искр былого задора. Он вещал про настоящую свободу и справедливость. И его слова задели что-то в уставшей душе Габриэль. Уставшей и растерявшей давно любые искры. Ей захотелось ему поверить, что эта операция не просто для получения дополнительных очков на политической арене для Республики и ее вождя, а что-то настоящее, что-то, сделающее мир чуть лучше. Габриэль сейчас криво усмехнулась своей неожиданной наивности, Габриэль тогда в необъяснимом порыве подхватила сухие морщинистые руки фон Шверта и расцеловала их. Все же вождь напомнил ей, кем она была и кем был он сам. Забираясь на верхушку, быстро забываешь об этом, так же быстро, как и привыкаешь к комфорту.

Беловолосый пограничник остановился в нескольких шагах. Габриэль и не подумала подниматься ему навстречу, слегка откинулась, оперевшись на руку, и подняла голову.
- Здравствуйте, любезный. А мы к вам с торговым приветом для поддержки экономики, - она кивнула на переправу, - Можем пройти или требуются какие-то бумаги? А то знаете, - она повела плечом и слегка скривила губы, демонстрируя тень отвращения, - Новый мир - новые правила.
Ее пристальный взгляд вцепился в кленовый листок, и Габриэль негромко добавила, прощупывая почву:
- Под кленами по осени от красных листьев кровавые лужи. А в кленовых рощах так и вовсе - моря...

+3

5

- Можем пройти или требуются какие-то бумаги? А то знаете, новый мир – новые правила, - рыжеволосая женщина и не думала притворяться, будто ей есть дело до местных порядков. Учитывая характер тильяри и их бессонное бдение о соблюдении всех писанных и неписанных правил, эльф не мог не усмехнуться. В посланнике от республики действительно чувствовалось пренебрежение к многовековым укладам и уставам, нечто неуловимое, почти дикое. Словно хищная птица, женщина казалась спокойной и уверенной в себе, но в то же время готовой сорваться на любую авантюру во имя зеленой идеи.
Впрочем, её вопрос заставил бастарда на миг задуматься, изумрудные глаза какое-то время с непониманием изучали Габриэль, после чего перекинулись на караван, и лишь затем он сообразил, что его приняли за стража границ.
- У меня нет полномочий решить подобный вопрос. Хотя, - хмыкнул бастард, - мне кажется, проблем с бумагами не возникнет.
В текущей ситуации и возмущении, охвативших страну, едва ли кого-то могла волновать банальная контрабанда. Уж хитрые вентури-то догадаются сгладить острые углы звоном монеток, а там даже самый добросовестный дозорный заинтересуется ставшим чрезвычайно любопытным кустом где-то в стороне от дороги, забыв заглянуть в проезжающую мимо телегу. Этих телег вон сколько нынче, кто ж все пересчитает?
От размышлений эльфа отвлекла внезапная фраза Габриэль.
- Под кленами по осени от красных листьев кровавые лужи. А в кленовых рощах так и вовсе – моря...
Ага, знакомый шифр. Лишь бы ничего не напутать, было бы совсем уж неловко, - мелькнула волнительная мысль.
- А в морях ищут счастья крабы, окованные железной бронёй. В ближайшем трактире крабов мы, конечно не найдем, но в Элладоре, - он неопределенно махнул в сторону леса, - наверняка будет что попробовать. Выдвигаемся?

+3

6

После злополучного «Первого» указа повелительницы вампиров Эммануэли I Безумной национально-освободительные и религиозные восстания прокатились по всем провинциям Джерской империи. Самые масштабные выступления произвёл народ оккупированной, но не покорённой долины Лир: едва ли не каждый третий способный держать оружие пешим или конным ушёл в дикое поле, лес или болото, чтобы присоединиться к партизанским отрядам, руководимым лидерами из местной милиции и Зелёного воинства. Многие вступили в ряды подпольщиков, приближая победу в своих городах и сёлах. Храбрые повстанцы вот уже несколько месяцев действовали со всё возрастающей дерзостью, применяя против интервентов тактику «бей и беги», при любом случае стараясь навредить вампирскому снабжению и коммуникациям, повсеместно расширяя контролируемую территорию.

Само собой республика Гурубаши не забывала подпитывать сражающихся патриотов оружием, припасами и опытными бойцами. Вот и бравый мушкетёр Вождя Брулька уже с месяц как находился на усилении летучей команды, устраивающей рейды по тылам кровососов в районе истоков реки Фей.
Однако сегодня капрал получил новое задание – его вместе с подчинённым звеном прикомандировывали к ячейке Зелёного Пламени и предписывали выдвигаться в Сельмирион. Приказ доставил уже знакомый по Ариоланской операции эльф-связной, агент ЗП с позывным Листоцвет.float:right250 Листоцвет

На сборы много времени не потребовалось, и вот хобгоблин уже пересекал условную пограничную межу, покачиваясь в седле здоровенного ордынского вепря по кличке Борька, дымя сигарой и тренькая на гитаре.

http://forumupload.ru/uploads/0006/f5/43/2714/601119.jpg

За Борькой катились, подрагивая на кочках, волокуши-травуа, на которых в тесноте да не в обиде разместились и Листоцвет, и боевые товарищи: маленький проныра Гизмо, брулькин верный оруженосец и неизменный спутник, float:left250 Гизмо ефрейтор Путаница, довольно высокий и поджарый для гоблина республиканский скаут-виртуоз, float:right250 Путаница да ещё матёрый штурмовик-хобгоблин Бамбино. С последним Брулька дружил со времён Кхазад-Дарской кампании – вместе освобождали хребты и склоны от зловредных гномиков, штурмовали перевалы, штольни и подгорные крепости, жаркое было времечко... После нашумевшего судебного процесса, на котором Бамбино был приговорён к трём повешениям, путь в республиканские вооружённые силы ему был заказан. Но ПАСовцы своих в беде не бросают – Брулька приписал оставшегося у разбитого корыта товарища к Путанице в качестве гражданского ординарца. Не пропадать же ей богу такому талантищу – он же цвайхандером речного буйвола запросто располовинить может!float:right250 Бамбино

Выйдя к реке Тэй-Гриэль, отряд двинулся вдоль берега, и через какое-то время заприметил вставший на привал у переправы караван.

- Это они,- предупредил агент Листоцвет, слезая с волокуш.- Операция под прикрытием: мы наёмная охрана республиканских торговцев - не салютуем, строевым шагом не ходим, по званиям не обращаемся…
- Не дрейфь, Листопад! Всё будет исполнено в лучшем виде!- протянул хобгоблин, лениво разглядывая путников вдалеке.

Внезапно мордоворот встрепенулся, потёр глаза - и спрыгнул с седла.
- Подержи ка уздечку, бро! Гизмо, ко мне!
Отойдя с оруженосцем в сторонку, мушкетёр поправил воротник однобортной замшевой куртки с бахромой, шнуровку горных ботинок, золотое кольцо с бриллиантом на правом бивне, жемчужную серьгу в левом ухе, браслет с вампирскими клыками на запястье и, наконец, портупею с пистолетами, шпагой и томагавком.

- Как я выгляжу, братан? Чайка на плечо не нагадила, репей к штанине не пристал?..
- Не-не, порядок, мой храбрый вождь! Дай только узел на шейном платке поправлю. Вот так. Сюперб! Шарман! Манифик! - с видом истинного знатока моды резюмировал маленький гоблин и щёлкнул когтистыми пальцами.- Чую, эльфиечки в прицел попали жи есть?
- Да какие к хаккару эльфиечки! Там…
- Чего там, босс?
- Вождь-комиссар.
- О нет! Только не её величество вождесса-комиссаресса!- Гизмо горестно всплеснул руками.
- А в чём проблема-то, зеленожопый?
- Она динамщица – весну вспомни, бро! И вообще она нам бухать и ништяками упарываться не даст! Строгая что твой церковный сторож! Ну вот, все кайфы теперь насмарку!
- Сопля зелёная, ещё одно слово о даме моего сердца в таком тоне, и я тебя выжму как мокрое полотенце – весь спирт вытечет, будешь остаток жизни трезвым ходить!  А насчёт кайфов – это мы ещё поглядим!
- Ой всё, я расстроился…
Гизмо раздражённо отмахнулся и, задрав длинный нос, направился обратно к волокушам, где блаженно посапывали Бамбино и Путаница, которых укачало в дороге.
- Подъём, пацаны! Приехали!

Вновь оседлав вепря, хобгоблин пожал плечами и тронул удила. Капрал был отличным стрелком, глаз-алмаз, так что стройный силуэт узнал издали, и теперь подъезжал неспеша, чтобы ещё полюбоваться.

Поравнявшись с Габриэль, мушкетёр тронул щегольски подломленное поле фетровой шляпы с двумя задорными петушиными перьями, подколотыми на тулью янтарной брошью. Комиссар Кале могла наблюдать знакомую лыбистую морду во всём зелёном великолепии.

- Ну здравствуй, красавица! Хочешь на хрюшке прокачу?- Брулька подмигнул, и ласково похлопал скакуна по мощному щетинистому загривку.

Отредактировано Брулька (Воскресенье, 17 января, 2021г. 17:22:38)

+3

7

Грохот гоблинской кавалькады со здоровенным боевым хрюном во главе Габриэль услышала еще задолго до их приближения, но сделала вид, что не услышала и оборачиваться не стала. Потому и не увидела заранее главного наездника. Меж тем беловолосый пограничник сперва смутился от ее вопросов, а затем признался, что никакой он не пограничник, а вовсе даже связной. Вот только для связного уж больно приметный, хотя она для связного тоже приметная, так что баш на баш.
- Крабы? - непонимающе нахмурилась Габриэль, а потом сообразила, - А, раки, раки же, любезный. Ну как же вы так? Это же классика - гоблины за речкой пиво с раками пьют. Не, нет у вас такой присказки? Ну, ладно.
Кавалькада наконец достигла ее камня, и Габриэль разглядела наездника во всем его зеленом великолепии. Капрал Брульян - ну кто бы это был еще? Разодетый в пух и прах, с перьями и брошью, в чистом и даже трезвый - ослепительное зрелище. И Гизмо с ним, и еще несколько новых зеленых лиц. Габриэль растянула губы в змеиной улыбке, подсчитывая в голове насколько удлинится ее полевое задание с учетом времени, которое она потратит на отбивания от пылкого капрала, и с тоской подумала, что охмурительные маневры изрядно осложнятся.
Она протянула эльфу руку, показывая, что ей нужна опора чтобы подняться, а он, как истинный лесной джентльмен эту опору должен предоставить, и с ухмылкой заметила:
- Кстати, любезный, должна заметить, что в одиночку я с незнакомцами в лесочки не хожу. Позвольте представить мою личную гвардию, надеюсь, вы не против компании? Капитан… - Габриэль окинула придирчивым взглядом Брульку с головы до ног, - ...Жеребец и его наемничий отряд “Развеселые ублюдки”. Ой, и где ж мои манеры! А меня звать, - она повысила голос, чтобы Брулька точно услышал и конспирацию ей потом не разрушил, - Леонора. А вас, любезный?
Узнав имя эльфа, Габриэль махнула зеленым, чтобы двигали за ними, подошла к Брульке и распорядилась с ядовитой улыбочкой:
- Капитан, передайте своим чтобы шумели потише и к эльфийкам не приставали, - и добавила напоследок чуть тише, - Красивая шляпа…
А после вернулась к беловолосому.
- Что ж, ведите нас в Элладор.

+3

8

Брулькина «карьера командира наёмников» стремительно пошла в гору – его сходу «повысили» до капитанского звания, но, что ещё приятней, «произвели» в Жеребцы. Ну что ж, малышка, сама напросилась – дала и без того заряженному на куртуазные подвиги самцу, состоящему на четыре пятых из тестостерона и на одну – из понтов, лишний повод проявить себя – надо ведь соответствовать легенде! Герой-любовник намёк понял – теперь только держись!

– Капитан, передайте своим чтобы шумели потише и к эльфийкам не приставали.
- Донна Леонора, твоё желание – закон для «Развесёлых ублюдков», сама же знаешь! Но это надо будет эльфийкам сказать, чтоб на пацанов не вешались - орлы, ягуары все как на подбор!..

Брулька собирался ещё поостроумничать, но тут комиссар сделала комплимент мушкетёрской шляпе, а это то же самое, что сказать лабрадору «Кто тут хороший мальчик?» - зелёные скулы зарделись точно маки, а вертикальные зрачки расширились так, что за жёлтые радужки чуть не повыскакивали. «Что ж ты со мной делаешь, сердцеедка, помилуй боже!». 

Капитану Жеребцу потребовалось время, чтобы после такого мощного заряда эндорфинов приступить к обязанностям.  Пока беловолосый эльф, представившийся Халдором, помогал Леоноре сесть в седло, хобгоблин  всё-таки собрался с мыслями и отдал ребятам необходимые распоряжения.

Бамбино приобнял друга, и, посмеиваясь, глухо прорычал:
- Жеребец, значит? А кобылка-то резво шпарит, братан!..
- У меня идеальный вкус – тут уж не поспоришь!

За один день караван в Элладор не успевал, поэтому заночевать пришлось в лесу. Мушкетёр организовал разбивку лагеря и лично поставил палатку для «нанимательницы»: на живописном пригорке с видом на пламенеющую осенними красками дубовую крону, сквозь которую большую часть ночи должно быть видно таинственную бледную луну – романтика, одним словом.
- Донна Леонора, я, если что, поблизости буду. Мало ли…

До самого утра Брулька тискал… жёлтый корпус гитары, так что не выспался. К счастью верный оруженосец не оставил босса в беде, и с первым раздражающим чириканьем птах взбодрил мушкетёра жирной дорогой «изумрудов» Йо-раша – путь в эльфийский город после этого показался не таким уж и скучным.   

Агент Листоцвет неплохо знал Элладор, и выбрал хорошую гостиницу:  заведение «Шлем Галаторна» располагалось в центре города, было уютным, с хорошей кухней, и, в то же время не слишком вычурным и дорогим – самое то, чтобы остановиться на какое-то время, не привлекая лишнего внимания.

Отредактировано Брулька (Среда, 20 января, 2021г. 14:54:31)

+3

9

Агент Листоцвет кроме того и пробил через свои каналы в Элладоре кое-какую любопытную информацию о беловолосом спутнике Габриэль. Так что по приезде и размещении в гостинице, Халдор получил через эльфа-агента приглашение от “донны Леоноры” на обед. В ресторанном зале стояли сплошь небольшие столики максимум на четверых, Габриэль заняла самый дальний стол в углу, защищенный от чужих ушей.
- Присаживайтесь, отдохните с дороги. Надеюсь, вас не тяготит моя компания? Не беспокойтесь, я заплачу за себя сама, но, увы, вас угощать не буду - денег у меня не много. Зато я могу развлечь вас интересной беседой о политике, религии и свободе. Как вам такое, господин Халдор?

+3

10

В родном городе эльф чувствовал себя чужим. Семья Маккиэлей, куда теперь входила его единственная тетка, владела "Сапфиром", достаточно известной в стране ювелирной организацией, но Халдор не смел даже думать о том, чтобы навестить Вельзару и её сына. С той самой поры, как Аэрлис запятнал себя порочной связью с шайя, его бывшего ученика окружала сомнительная репутация, и что бы бастард ни делал, ком слухов, домыслов и откровенного вранья лишь нарастал, скатываясь в бездну. После того, как из неё выполз самопровозглашенный пророк человеческого бога, оставалось только догадываться, сумеет ли он освободиться от мрачного прошлого или воспарит к чему-то, заслуживающему внимание.
Во время их путешествия до Элладора на Халдора нахлынули старые воспоминания: о ловцах, об ежедневных и еженощных патрулях, о том, как приходилось ночевать под прикрытием лесного полога и засыпать под безмятежное дыхание сельмирионской чащобы. Эльф лишь с тоской обернулся, когда впереди замаячили городские ворота, - и его вновь окружили камни.
На обед с Леонорой пришлось сменить дорожный плащ на нечто более подходящее статусу заведения: светлую рубашку с высоким воротником и изумрудным жилетом поверх. Непонятно, почему выбор пал на "Шлем Галаторна", когда в городе имелись куда менее заметные места. Эльф занял место за столиком, сев напротив республиканского представителя.
- Что же, побеседуем, - кивнул он в ответ на предложение донны Леоноры. Откровенно говоря, Халдор планировал этот разговор на пару дней раньше, но Капитан Жеребец настойчиво просил отложить все до приезда в Элладор, а противиться предложениям неостановимого хобгоблина выходило на удивление безрезультатно. - Полагаю, наша беседа принесет немало интересного каждому. Бывали раньше в Элладоре или Сельмирионе?
Эльф на короткое мгновение бросил взгляд к выходу из зала, который Габриэль не могла не заметить. Когда зеленые и серые глаза вновь встретились, в воздухе повис невысказанный вопрос: к ним кто-нибудь присоединится?

+3

11

Совместно с Халдором

- Бывала, бывала, - отвечала Габриэль, складывая пальцы в затейливые домики, - Я много где бывала - работа, знаете ли.
Она проследила за коротким, встрепенувшимся взглядом эльфа на двери и, когда он вновь поглядел на нее, слегка улыбнулась и покачала головой - к ним никто не присоединится.
- Но странное дело - где бы я ни была, везде простые люди, простые граждане страдают от чванливых и самовлюбленных властных ублюдков. Короли и королевы, и прочие шишки делят континент, а умирают за их аппетиты обычные люди, обычные эльфы, гномы, гоблины - да кто угодно. Я нахожу эту ситуацию исключительно несправедливой. Нет, - Габриэль тряхнула головой и поморщилась, - Не так, фу. Слишком казенная фраза и ничего не значит. Нет, меня эта ситуация бесит. Ужас, как бесит! А вас? Как вы относитесь к такому положению дел?
- Всякое насилие есть зло, - заметил бастард, пожав плечами. Рука непроизвольно потянулась к шраму на шее, как это обыкновенно бывало в моменты задумчивости. - Как и всякая несправедливость. Уж не пытаетесь ли вы обратить меня к зеленой идее, донна Леонора?
От Габрэль не укрылся непроизвольный жест эльфа.
- Единый с вами, Халдор! Вы обижаете меня, думая, что я стану действовать так нахрапом и в лоб. Нет, у гоблинов и эльфов свои пути, хотя если вы хотите примкнуть к Республике, я противиться не стану. Но возвращаясь к теме несправедливости, насилия и зла, - Ее пальцы прекратили пляску и замерли в переплетении, цепкий взгляд скользил по лицу эльфа, считывая малейшие эмоции, - Вы считаете, что всякое насилие есть зло? А что насчет самозащиты? Убить грабителя, насильника или убийцу, что угрожает тебе и твоим близким - это тоже зло?
- Определенно, - невозмутимо ответил остроухий. - И зло, и грех. Но...
Эльф примирительно поднял руки, и рот слегка дрогнул в улыбке.
- Все мы не идеальны. Истинные праведники потому и остаются в памяти верующих, что презрели мирские понятия и остались непорочны даже перед лицом смерти. Нам же остаётся лишь принять свои слабости и молиться о прощении. И, если грех свершился по веской причине, быть может Единый дарует нам прощение.
Договорив последнюю фразу, Халдор непроизвольно выдохнул. Он таки позволил себе лишнего перед пронизывающим взглядом собеседницы. В чем-то он напоминал селиверовский, но если у того в ледяных глазах сквозили раздражение пополам с презрением, у Леоноры их сменяли высвечивающие секреты маяки.
- Думаю, с богословием можно закончить?
Габриэль ободряюще улыбнулась, показывая эльфу, что она не враг ему, пусть даже и сверлит взглядом.
- Как пожелаете, хотя я бы с удовольствием поговорила еще о религии и вере. Не часто встретишь одухотворенного человека… на болотах. Вы хотите спросить у меня что-то еще, пока несут нашу еду? - она кивнула на подавальщицу, несущую на подносе дымящиеся тарелки.
Беловолосый на секунду замялся. Сложно было определиться с вопросом, особенно когда не вполне представляешь, чего от него ждут.
- Я бы хотел удостовериться, что мы доверяем друг другу. Вы наверняка узнавали, кто будет контактом от нашей стороны. И не могли не собрать хоть какую-то информацию, в то время как я до последнего не мог знать, с кем буду говорить, и думал, что придется иметь дело с ... гоблинами, - по лицу бастарда скользнула тень неприязни. - Расскажите, что вы уже успели узнать.
- Кроме того, что вы рассказали мне о себе сами, мне известно только, что вы знакомы с Пророком лично, знаете кто он, как он выглядит и как может выглядеть, а также, что вы можете устроить нам встречу.
Габриэль откинулась на стуле, позволяя подавальщице поставить перед ней миску салата из нескольких видов зеленых листьев, овечьего сыра и россыпи орешков.
Ожидая, пока накроют стол, Халдор размышлял. С одной стороны, он сам только что заикнулся о доверии. С другой, стоило ли быть чересчур открытым? Все его попытки увидеть что-то за показательно дружелюбным лицом Леоноры с треском провалились. Наконец, их вновь оставили наедине.
- Выходит, мы убьем двух зайцев сразу. С какой целью вы меня искали? - бастард Высоких Домов решился и отбросил сомнения в сторону.

Отредактировано Габриэль Кале (Вторник, 26 января, 2021г. 22:53:40)

+3

12

По всем признакам для «Развесёлых ублюдков» задание в кои-то веки обещало стать лёгкой прогулкой. Леса Сельмириона отнюдь не кишели разбойниками, не говоря уж об эльфийских городах, от одного вида которых начинало клонить в сон. «Наёмной охране» в «Шлеме Галаторна» оставалось разве что чистить оружие, ухаживать за боевым вепрем Борькой, резаться в картишки да объедаться халявными обедами, не утруждаясь экономией пива – благо поставки йо-рашского «Вождя» в местные заведения были давным-давно отлажены (ибо листоухие, положа руку на сердце, варят так себе – по крайней мере на гоблинский вкус их мягонькие эли с травками – бурда полная).

Но не всё оказалось так просто для бравого «капитана Жеребца» - уж лучше б хорошая драка, чем такие испытания!

Хобгоблин прохаживался взад-вперёд перед крыльцом чёрного хода гостиницы, обмундированный по весьма вольной для ПАС «форме одежды 3»: заправленная в кожаные штаны на шнуровке белая сорочка с расстёгнутым воротом подпоясана огненно красным кушаком, шейный платок того же цвета повязан на голову банданой.

- Гизмо, что думаешь об этом Халдоре?- капрал резко развернулся на каблуках так, что шагавший за ним «строевым шагом» оруженосец едва не врезался в командира.
- О ком? А-а, тот белобрысый… Да ничего не думаю. На девочку похож. А ты чего, заметил, что я за задницу лапнуть собирался? Так я ж вовремя сориентировался – так что без косяков, бро, не подумай!
- Да я про другое… Вот если б ты самкой был, ты б ему дал?
- Это вопрос провокационный!- взвизгнул Гизмо и энергично замотал головой.- Говорю же, ничего такого, босс! Ты ж меня знаешь как облупленного – я не из этих! Да листоухих вообще хаккар разберёшь – все смазливые и тощие!..
Брулька  махнул рукой.
- Ай, забей! За пивком сгоняй! Себе тоже возьми. 

Гоблин обрадовано подпрыгнул – дверь за ним хлопнула чуть ли не в ту же секунду. До возвращения ординарца с двумя украшенными пенной шапкой пузатыми кружками мушкетёр продолжал мерить шагами внутренний дворик.

- Ну, что они там делают?
- Кто «они»?
- Кто-кто! «Донна Леонора» и хрен эльфийский – кто ещё!?
- Да откуда ж мне знать – от барной стойки не видно – зал большой, а они в дальнем тёмном углу… Болтают небось про шпионство всякое. Ты же знаешь этих сексотов – как зацепятся языками – туши свет…
- В «тёмном углу», «языками», значит…

Хобгоблин опрокинул в пасть пол кружки, даже не сдув пену.
Гизмо недоумённо хлопал куцыми ресницами.

- Какой-то ты хмурый, мой храбрый вождь,- внезапно верного оруженосца осенила гениальная идея, которую выдала расплывшаяся до ушей улыбка.- А давай ка упоремся! А?
- Не. Ты делай себе если хочешь…
- Да что с тобой такое, бро?! Ты хоть раз видел зеленожопого в здравом уме, который отказался бы от штырева? Никаких сомнений - ты серьёзно болен, надо срочно показаться шаману!

Брулька не слушал.

- Да что ж так долго-то!?
- Да что, хаккар дери!?- тут Гизмо, наконец, догадался, что терзает босса.- А, всё ясно. Я так и знал – пришла беда, открывай ворота!
Братан, остынь – они там вовсе и не долго даже…

- Ага «не долго» - ты бы уже три раза кончить успел!
- Ничего подобного, не успел бы!- возмутился оруженосец.- Не три. Прелюдия же ещё…
- «Прелюдия», значит…

Мордоворот издал глухой гортанный рык, и вторым залпом прикончил кружку.

- Держи себя в руках, босс, даже не думай туда идти!..

Захваченный собственными эмоциями «Жеребец» (возможно, кавычки тут лишние), не заметил завитавшего в пасторально-идиллическом воздухе напряжённого оживления. Предостерегающе зашумели кроны вековых дубов, сгоняя стаи рассерженных птиц; не близко, но и не сказать чтобы издали, донеслись синтетические звуки магических разрядов и хлопки мушкетных выстрелов. На улицы начали высыпать то ли испуганные то ли любопытные горожане.

Во внутренний дворик гостиницы  влетел возбуждённый агент Листоцвет.

- Началось! Хаккар дери, началось раньше, чем мы думали и без нашего участия, что не есть хорошо!
- В чём дело, бро?- схватил его за край плаща Гизмо.
- Элладорские рейнджеры подняли мятеж против, как они говорят, «королевы-сводни» и «шлюшьего мира». К ним присоединились ветераны, находившиеся на лечении в военном госпитале. Бо́льшая часть гарнизона во главе с коммендантом не изменила присяге, но восставшим удалось взять под контроль центр города – включая этот квартал - они выкинули над ратушей флаг с кленовым листом и крестом Пророка.
Отряд стрелков движется к «Шлему», чтобы реквизировать наш груз на нужды «революции» – скоро будут здесь…

- Ага!- воскликнул Брулька с не вполне вяжущейся с полученными сведениями радостной интонацией, и грозной походкой направился в обеденный зал.

- Донна Леонора, здесь небезопасно!- не терпящим возражений тоном заявил «начальник охраны».

«Капитан Жеребец» намётанным скаутским взглядом удостоверился, что «нанимательница» не разд… то есть не ранена, хищно и подозрительно сверкнул в сторону Халдора бриллиантом на бивне – и, подхватив Габриэль на руки, понёс вверх по лестнице на второй этаж, где находились номера – надо думать, с тактической точки зрения более пригодные для того, чтобы держать оборону.
Мушкетёр был полон решимости на корню пресекать любые попытки воспротивиться «организации мер безопасности», и, чтобы предельно чётко обозначить намерения, заявил:
- Никто и ничто не помешает мне исполнить свой Долг!

...До подхода листоухих «экспроприаторов» у «Развесёлых ублюдков» было время, чтобы занять позиции для отражения возможной атаки на гостиничный комплекс, включавший и склады с интересующим восставших эльфов военным снаряжением.

Отредактировано Брулька (Четверг, 28 января, 2021г. 15:58:31)

+3

13

Габриэль только успела притворно удивленно изогнуть бровь в ответ на неожиданное признание Халдора и заметить: “Знаете, очень опрометчиво в таком случае вам путешествовать без охраны”, когда в зал ворвался Брулька, подскочил к их столу и, заявив, что “здесь небезопасно”, схватил разведчицу на руки и потащил куда-то наверх.
- Какого… Эй! Ты что?!.. Куда?.. А ну поставь меня на место, идиот!
Она отчаянно выворачивалась в стальных лапищах хобогоблина весь его путь по лестнице на второй этаж и, только поняв, что это чудище ее на место не поставит, отчаянно вцепилась обеими руками в ворот его расхристанной рубахи и придвинулась к его клыкастому лицу.
- Там Пророк! Не дай ему уйти, задержи его. Прикажи своим объебосам его задержать. Он нам нужен! И поставь меня на пол, хаккар твой мама рот.
Брулька поставил ее на пол на пороге одной из комнат на втором этаже. Габриэль одним стремительным движением извлекла из ножен изогнутый кинжал и направила в сторону Брулькиного лица. В ее глазах плясал ураган ярости и злости.
- Если бы ты служил под моим началом, я бы прирезала тебя за такое. Научись уже вести себя как цивилизованное существо! Начни говорить словами через рот, если тебе что-то нужно, а не хватай и тащи, как гребанный дикарь, - женщина вернула кинжал в ножны, - Мы обсудим этом позже. Словами.
После этого она спустилась. Выяснив подробности кипеша у Листоцвета, Габриэль поймала Пророка в дверях гостиницы. Он, видно, тоже успел узнать, кто устроил беспорядки, и чей стяг развевается сейчас над ратушей, и уже спешил навстречу.
- Прошу прощения за этот инцидент - капитан слишком дорожит моей… безопасностью. Как я и говорила, вам нужна охрана, и мы с ребятами ее с радостью предоставим. Вы будете говорить с бунтовщиками? Вы собираетесь призвать их к порядку или еще сильнее разжечь сердца? В любом случае, мы вас прикроем на случай, если переговоры пойдут неудачно. А если переговоры пройдут удачно, - Габриэль сделала тут акцент, - мы, может, и пожертвуем чего-нибудь материального  из нашего обоза на дело отчаянных свободолюбцев. В любом случае, вы можете положиться на нас, - она как бы невзначай погладила рукояти кинжалов и лучезарно улыбнулась, - Я буду рядом, прямо за вашей спиной.

+3

14

Совместно с Брулькой в роли бунтующих

Ответа не последовало, зато в "Шлеме Галаторна" началось форменное представление. Донну Леонору уволок наверх из зала Капитан Жеребец, а из открытых дверей ворвался возбужденный гомон. Решив, что в такой ситуации оставаться обедать, как минимум, странно, эльф спешно двинулся в коридор, где наткнулся на агента Листоцвета. Услышав от того краткую картину происходящего, бастард направился прямиком к выходу в надежде перехватить безумную толпу.
По пути его окликнула Леонора, сумевшая избавиться от гиперопеки своего зеленолицего компаньона, однако её слова внушали больше опасений, нежели спокойствия. Напрасных смертей хотелось бы избежать.
На улице носились зеваки, а по направлению ко входу уверенной гурьбой топали несколько десятков эльфов. Халдор силился узнать кого-нибудь, но поиски оказались бесплодными. Вдалеке над ратушей виднелся флаг с кленовым листом и крестом. Кажется, на крыше бастард сумел разглядеть суетливое движение, напоминавшее погоню.
Наконец, когда его и бунтовщиков разделяло не более двух десятков шагов, самопровозглашенный пророк заговорил:
- Остановитесь, безумцы! Зачем вы прикрываете моим именем этот бардак? Хотите поубиваться?!
- Ой уйди, блаженный! - отмахнулся идущий впереди заводила с кленовым листом в петлице.
- Вашими стараниями через месяц здесь будут войска шайя! Этого вы хотите? Окончательного разгрома своей страны? Чтобы ваши матери, сестры, жены и дочери угодили в рабыни, а вы сами сложили жизни во имя короля-скорпиона?
- Он до сих пор не заткнулся? Нет, нам всего лишь нужны заряды для гренад. А они тут есть.
- Тут есть только ваша бессмысленная смерть от рук стражи, которая подойдет с минуты на минуту. Вы думаете, Пророк хочет от вас братоубийственной гражданской войны? Еще одной? Кажется, вы уже забыли, чем закончилась последняя. Для эльфов у вас подозрительно короткая память! Если вы действительно хотите следовать путем Пророка, остановитесь и прекратите это безумство прямо сейчас!
- Да что ты-то знаешь? Тебя с нами не было под Ариоланом! - эльф с кленовым листом решительно направился к Халдору, с явным намерением схватить того за грудки и закончить раздражающий диалог. Габриэль кивнула Брульке, тот положил руку на рукоять пистолета, готовый выстрелить в наглеца.
- Я был рядом с Элебором, когда мы отбили Ариолан! - крикнул беловолосый. - А где были вы, когда он угодил в плен к скорпиону? Думаете, ему поможет наша свора? Да он скорее умрет со стыда быстрее, чем от тюремной решетки! Только вместе мы сможем помочь ему и всем остальным...
Бастард не успел договорить, заметив движение хобгоблина.
- Единый, помоги мне успокоить эту вакханалию! - он протянул руку в сторону Брульки. - Даже один выстрел может стать искрой пожара...
- Не стреляй, Единый тебя дери! - услышал эльф собственный голос, удивительно далекий и чужой, будто бы пробивающийся через несколько толстенных каменных стен.*
Раздался деревянный стук и металлический звон падающих луков, мечей и копий. Брулька быстро положил в миг раскалившийся пистолет на землю и потряс обожжённой ладонью с возгласом "Ай, тяжёлый"! – впрочем, хобгоблинские кулаки тоже были грозным оружием, и в случае, если вожак листоухих не утихомирится, мушкетёр имел все возможности выполнить приказ Зелёного Пламени и голыми руками.
Халдору, очевидно, удалось привлечь внимание эльфов, из незначительной помехи на пути к цели превратившись в центральное событие разыгрывающейся сцены. Раздались возгласы:
Братья, это правда – я его узнал, он был там, в кроне, священного дерева!..
Зеленомазого я тоже видел в Ариолане! Он прикрывал отход гражданских, точно говорю!..
Иммарилис, подожди, нужно выслушать мага!
Нет времени! Если в ближайшие часы не вооружим всех сочувствующих – квартал своими силами не удержать! Гарнизон уже поднят по тревоге!
Иммарилис прав – с нами бог и Пророк!..
- Клятые фанатики! – мысленно выругался Халдор, не успев обрадоваться. Хотелось махнуть рукой и убежать подальше от таких почитателей.
Никого не надо вооружать! Если вы правда хотите что-то изменить и действительно на моей стороне, нужно сейчас же выдвигаться из города в сторону Лира. Оружие вас только задержит, а там мы найдем другое, – эльф вкладывал всю силу в голос и понимал, что тот того и гляди предательски сорвется, но достучаться до горячих голов было нужно. Зачем, он и сам не мог толком себе объяснить, скорее действовал по наитию, а, может, сам Единый вселил в него эту мысль.
От ратуши донеслись возгласы ликования: убегающих, наконец, поймали. В тот же момент флаг бунтовщиков дрогнул и уверенно поплыл вниз.
Смотрите, вот вам знак! – указал беловолосый на опадающий кленовый лист. – Если останемся, придется убивать своих же. Это не то, зачем я здесь!
И, словно бы вторя его словам, из-за угла гостиницы вынырнули стройные ряды городской стражи, облаченные в серебристо-зеленые доспехи. Передовые несли длинные алебарды, а сзади хищно блеснули клинки и наконечники стрел. Шутить с бунтовщиками никто не собирался.
- Единый, молю тебя о спасении этих безрассудных душ. Если ты веришь в то, что я как-то могу повлиять на исполнение твоего плана, не дай пролиться крови, и я сделаю все, чтобы наставить их на путь истинный.**
Маленькую площадь перед "Шлемом Галаторна" озарила вспышка яркого, ослепляющего света.
- Уходим! - Халдор махнул рукой и первый устремился в тесный проулок. В родном городе он мог рассчитывать на некоторое преимущество. - Леонора, Капитан, вы с нами?
- Я без своих пацанов никуда не пойду! - услышал эльф позади возмущенный голос хобгоблина.

* применён трюк Халдора "жар веры"
** применён трюк Халдора "лик Единого"

Отредактировано Халдор (Понедельник, 1 февраля, 2021г. 23:50:00)

+5

15

Габриэль напряженно сжимала рукояти кинжалов весь разговор и следила за главарем бунтовщиков и первой шеренгой его приспешников. То, что она слышала, ей не нравилось: никакого трепета перед своим пророком ветераны Ариолана и вроде бы его религиозные последователи не испытывали, а Пророк и не особо стремился этот трепет вызывать, пытаясь говорить с разгоряченными людьми с точки зрения логики и смирения. Нужно будет поучить его командному голосу и подходящим фразочкам, путь в Долину - дело не одного дня.
Женщина аккуратно переместилась за спиной эльфа ближе к Брульке, который тоже выскочил на улицу. В этот момент благообразное лепетание прервал настоящий рык хищника - мятежники от страха даже побросали оружие. Кажется Пророк нашел-таки яйца в своих штанах. “Ага, вот оно. Вот от этого мы и будем играть”, - подумала Габриэль, неосознанно положив руку на взбугрившийся бицепс капрала в жесте предостережения.
После демонстрации силы, как это обычно и бывает, переговоры пошли продуктивнее. И вот бунтовщики направляются в Долину Лир вместо разгрома города. Великолепно!
- Неплохо, - резюмировала Габриэль и собиралась уже похлопать Пророка по плечу, но ее ослепила вспышка, а когда зрение вернулось, Пророк уже уматывал. Она бросилась следом.
– Я без своих пацанов никуда не пойду! - возмущенно заревел Брулька.
Габриэль притормозила перед поворотом в переулок и, кивнув, мол, разрешаю, коротко распорядилась:
- Собирайтесь и возьмите обоз. Встретимся у западных ворот, - а затем нырнула в паутину переулков эльфийского города, стараясь нагнать Халдора.
За десятым (или двадцатым?) поворотом ей это удалось, и она резко дернула эльфа за рукав, вынуждая остановиться.
- Стой! Куда мы бежим? И, главное, зачем? Бунтовщики уходят из города, а для стражи я - обычная торговка, гоблины - наемная охрана, а ты - герой и спаситель города. На кой нам убегать? Нужно вернуться в гостиницу, пока они не ушли.
- Только я смогу довести их до долины!
- Так я и не против. Мы все вместе с обозом оружия поедем в Долину. А если вы так торопитесь, - Габриэль снова незаметно перешла на “вы”, - То я оставлю с обозом надежных парней, а мы с Бр… бравым капитаном последуем за вами. Вы теперь под нашей охраной, пожалуйста, не забывайте об этом. И не надо больше убегать, лады? Так, а теперь давайте двигать к западным воротам, в гостиницу мы уже опоздали.
Оружейный обоз и “Развеселых ублюдков” с их “капитаном” пришлось ждать ближе к границе южнее города.

+3

16

По мере того, как инцидент с рейнджерами отдалялся во времени, а сами они - на Запад, в долину Лир, подробности не удавшегося сегодня восстания начинали всплывать на поверхность: пять-шесть десятков отчаянных голов собирались повернуть вспять колёса истории или умереть.
Диверсионная команда была брошена в городскую ратушу, где им удалось скрытно пробраться к башенному флагштоку и разместить над городом знамя патриотов-реваншистов.

К счастью для королевы эльфов, и, само собой, жителей города, оставшийся верным присяге гарнизон отреагировал своевременно. С прибывшей к "Шлему Галаторна" стражей Элладора объяснялся Листоцвет, до капрала, готовившего сбрую боевого вепря в поход, долетали слова агента:

-...Весьма досадный инцидент, капитан! Мы - легальные, располагающие всеми необходимыми патентами и гарантиями неприкосновенности негоцианты республики Гурубаши - оказались целью разбойного нападения.
Конечно, эффективность государства определяется не наличием в нём преступности, а способностью служб безопасности с нею бороться, и мы благодарны господину коменданту лично и всем копейщикам гарнизона за профессионализм!
Однако у нас строгий протокол касательно сохранности республиканского имущества - как казённого, так и находящегося в частной собственности граждан.

Мы вынуждены временно прервать торговую миссию, и вернуться за консультациями с высшим руководством комитета народного хозяйства и советом зарринов, особенно учитывая то, что преступники всё ещё не задержаны...
И нет, благодарим, но нам не нужен эскорт - уверены, что собственной наёмной охраны будет вполне достаточно - ведь ситуация на дорогах у вас под контролем, не так ли?

Боец ПАС, нужно сказать, не испытывал особенного пиетета к листоухим как таковым, но смельчакам - не собирающимся сдаваться, и готовым скорей погибнуть с гордо поднятой головой, чем протянуть руку палачам родной страны - мушкетёр, естественно, симпатизировал.
С другой стороны большинство, лояльное трусливым сюзеренам, корыстному правительству и некомпетентным военным руководителям - вызывало у него презрение. Брульке оставалось только славить бога за то, что ни такого пассивного народа, ни таких безвольных вождей в республике Гурубаши просто не может быть никогда. Потому, что зелёная нация - добро, а добро должно быть с кулаками.

"Развесёлые ублюдки" и "капитан Жеребец" на тянущем волокуши-травуа Борьке возглавили караван навьюченных мулов, верховых вентурийских торговцев, погонщиков и проводников-полуорков.

К югу от города обоз соединился обоз с эльфами-пассионариями, "донной Леонорой" и Пророком (как оказалось, Халдор являлся именно им - собственной персоной!).

Разведя всадников авангарда и арьергарда, Брулька, держа спину ровно, прогарцевал на ордынском скакуне мимо "мобильной Ставки": вождя-комиссара Кале и её спутников - Пророка и листоухих лидеров.
Отсалютовав по Уставу, мушкетёр Вождя сорвал с ближайшего клёна начавший желтеть лист, и вставил в петлицу нагрудного кармана.

- На память об Элладоре жи есть,- подмигнул хобгоблин, и тронул поводья.

Отредактировано Брулька (Четверг, 4 февраля, 2021г. 01:15:35)

+3

17

Выбраться из Элладора, напоминавшего потревоженный улей, оказалось не так уж просто. Разъяренная стража перекрыла все ворота, и беглецам пришлось дожидаться темноты, пока Халдор сумел убедить нескольких старых знакомых помочь в организации побега. Благо, во всей этой суматохе бастард умудрился не потерять пропускные бумаги от Тинумиэль, без их веса было бы сложно сдвинуть весы здравого смысла, орудуя лишь словами, просьбами и обещаниями. И все-таки, часовые заметили их даже в ночи, но отряд успел уйти под прикрытие чащобы, а там начиналась территория следопыта. Конечно, запутать в лесу эльфа та еще задача, но ветеран Ловцов с ней справился, уведя след на северо-запад, в то время как бунтовщики обогнули город с востока и остановились к югу от него. Дождавшись там каравана поутру, первые последователи самопровозглашенного пророка направились к Западному Пределу.
Что заставляло этих эльфов идти за посланником человеческого бога? Тут следовало сказать, что они из себя представляли, иначе понять будет сложно.
Во-первых, среди них не оказалось ни одного представителя даже Малого Дома. Каждого ожидало будущее, полное туманных перспектив, а меж тем, каким-то выделяющимся из толпы даром похвастать никто не мог. Это означало только то, что знатные фамилии едва ли заинтересуются в их услугах, а уж породниться с ними так и останется несбыточной мечтой. Во-вторых, бунтовщики успели попробовать войну. Когда эльфы проходят военную подготовку в мирные годы, мало кто из них представляет, зачем это нужно и уж точно никто не ждёт, что ремесло воина пригодится лично ему. А когда получаешь ранение, чудом остаешься жив и, очнувшись от кошмара, узнаешь, что родная страна заключила мир с врагом и вчерашние подвиги никого не интересуют, - сложно скрыть разочарование от жизни, ведь еще вчера в мыслях рисовалась красивая военная карьера, выводящая из грязи в князи.
Пророк Единого, в первую очередь, дарил этим эльфам надежду. Надежду на то, что в их жизни появится цель, что страна отпрянет от дрёмы и даст отпор захватчикам. А те, кто окажется удачливее других, сумеют таки пробиться в светлое завтра, которое куда как привлекательнее серого сегодня и проглядывающего в его очертаниях мрачного никогда. Как ни крути, Халдор для них оставался эльфом, таким же, как они сами, а все его религиозные предпочтения интересовали остальных в той известной степени, в которой они давали пророку возможностей творить чудеса во имя божественной воли. А заодно и всех, кто рядом.
Конечно, беловолосый собирался это в будущем изменить, показать, что Единому не так уж важно, человек или эльф просит его помощи. Ближе к границе он потребовал всех снять кленовые листы. Поворчав, отряд согласился, но только, чтобы у стражей Предела не возникло ненужных вопросов, а в Лире вернуть все на надлежащее место.
От спутников Леоноры эльфы держались обособленно, то и дело бросая неодобрительные взгляды. Халдор и сам прикладывал некоторые усилия, чтобы скрывать неприязнь, бережно взращиваемую вековыми сельмирионскими традициями, но короткая молитва позволяла успокоиться и накинуть маску терпимости. В конце концов, для дела Единого послужить могут даже вампиры, не то, что гоблины. Да и многие из них, как гласила молва, уже обратили помыслы к истинному богу.
Вопросы, меж тем, у стражей на границе нашлись, и в очередной раз пошла в ход бумага с королевской печатью. Бастарду оставалось утешать себя тем, что в долине от неё толку не будет.
Наконец, караван вышел на опушку. Могучие дубы, вязы и буки расступились, и перед ними, сколько хватало глаз, растянулись луга и холмы Лира, залитые утренним осенним солнцем. Куда двигаться дальше, пророк совершенно не представлял и надеялся, что у Леоноры есть планы.

+3

18

Эльфийские ветераны не мало повидавшие в северном Сельмирионе всё-таки не были готовы к тому, что ждало их в долине Лир. Эта красивая плодородная страна будто бы была проклята много десятилетий назад: не прекращающаяся вот уже двадцать лет война и джерская оккупация исполосовали долину отвратительными шрамами и язвами: сожжённые и заброшенные селения, разрушенные церкви, поросшие бурьяном поля, повсюду царит запустение, жестокость и ненависть. Все, кто мог, давно покинули разорённую страну, остались лишь те несчастные, кому некуда податься, кто хотел или был вынужден сражаться и те немногие, кого война кормит.
Лесные эльфы увидели, в каких жалких условиях живут их лирские собратья, их бедные землянки и лачуги, спрятанные от интендантов и фуражиров в оврагах огороды и тощий скот, услышали скорбную историю унижений и притеснений их государства, расы и веры со стороны господ-вампиров и разнузданной джерской солдатни. В глазах местных жителей можно было видеть усталость и спокойствие обречённых, фатализм не знавшего мира поколения или жажду мести... но всё чаще начинали попадаться и горящие взгляды религиозных фанатиков - о да, пламенные проповедники находили здесь благодатную почву, чтобы сеять радикальные идеи.

Миссия Габриэль Кале в Сельмирионе началась более чем успешно, и практически сразу принесла осязаемые плоды. Доклад Зелёного Пламени заставил генералиссимуса Железного Рака скорректировать геополитическую стратегию в отношении светлых эльфов, и в доставленных разведчице новых инструкциях ей предписывалось развить и укрепить сотрудничество с Пророком и не предпринимать шагов, которые могли бы вызвать конфликт интересов с его партией. В арсенале секретной службы было несколько инструментов, с помощью которых между республикой и воинственными лесными сектантами могли быть эффективно выстроены взаимовыгодные союзнические отношения.

"Развесёлые ублюдки" же попали в привычную для себя среду - гоблины быстро вышли на связь с руководящим партизанскими отрядами на обширной территории ротмистром ПАС и лирской милиции Владиславом Чернорощиным по прозвищу Цыган, знакомым ещё по ариоланской операции, и включились в повседневную работу сопротивления.
Война, особенно партизанская, на равнине имеет свою специфику - скрытные перемещения и концентрация малых групп проводятся как правило с использованием системы балок - задернённых извилистых оврагов, некогда бывших руслами ручьёв и рек. За двадцать лет войны Лирский и Эльфийский легионы Первой армии Справедливости прекрасно отточили это искусство и изучили местность, так что имели все возможности доставлять интервентам острую головную боль.
Перед Цыганом стояло несколько оперативных задач, одной из которых была нейтрализация действующего под фальшивым флагом отряда джерского наёмника-орка, судя по донесениям полного имбицила-отморозка, выдающего себя за ротмистра ПАС и разыгрывающего безвкусные и пошлые спектакли, над которыми можно было бы от души посмеяться, если бы эта нелепая самодеятельность не стоила многострадальному народу Лира отнюдь не бутафорской крови.

До выхода на боевое задание у бравого мушкетёра оставалась ещё пара часов, которые он проводил, катая весело верещащих чумазых ребятишек на ордынском вепре - по всему полуэльфийскому хутору, где разместился отряд элладорских беглецов, раздавался топот копыт, борькино хрюканье, собачий лай и детский смех. До джерского вторжения долина Лир была настоящей витриной республиканской социальной модели, да и сейчас, наблюдая местные нравы, сельмирионские гости могли видеть, как в гармонии, без предрассудков сосуществуют бледнолицые, зеленокожие и листоухие - ведь общие представления о добре и справедливости от природы присущи всем двуногим вне зависимости от цвета кожи и формы ушей.

- Я, когда вырасту, буду служить в тяжёлой кавалерии!- вопил тощий пацанёнок, размахивая брулькиным томагавком.- Восьмой кирасирский, палаши вон! Поэскадронно, за мной, в атаку, марш-марш! Смерть упырям!
- А я буду скаутом в Лирском легионе, и у меня будет настоящая скальповая связка!
- А я, а я буду мушкетёром Вождя, как Брулька!- пискнула утопающая в шляпе с петушиными перьями девочка с измазанным малиной ртом.
- Ну уж нет, Агнешка! Тебя не возьмут - девчонки сражаться не умеют. Борщи варить будешь.
- Тут ты ошибаешься, бро,- глубокомысленно заметил капрал, и подмигнул уже собравшейся зареветь юной воительнице.- Некоторые девчонки очень даже не дурно обращаются с клинком...

"А что ещё хуже, грозятся потом поговорить словами через рот,- подумал он про себя.- Бррр. Сваливать надо в поле, пока не поздно".
- Ладно, бойцы, слезай с Борьки! Пора на службу! Бегите кликнуть мою команду - и пусть Гизмо кирасу не забудет. Потом все за зелёную азбуку! Кто будет хорошо себя вести, привезу вампирский зуб!

Отредактировано Брулька (Четверг, 11 февраля, 2021г. 14:51:32)

+3

19

Погода в ноябре меняется быстро, и вот уже холодный северный ветер гонит по небу сизо-белые облака, рвет их на клочки, и слишком яркое для глубокой осени солнце то появляется, то исчезает.
На импровизированном стрельбище вождь-комиссар Габриэль Кале посылает в корзину с нарисованной на днище мишенью стрелу за стрелой. Боковой ветер раз за разом сносит стрелы от центра мишени, но Габриэль упорно целится без поправки на ветер. Тщета ее усилий очевидна и ветру, и ей, но она продолжает неправильно целиться, а ветер продолжает сдувать ее стрелы. Лишенное смысла противостояние, и случайная победа человека в нем тоже лишена смысла. Габриэль это знает. Ей не нужна победа над силой природы или подтверждение собственной удачи, ей хочется чувствовать натяжение тетивы и слышать хлесткий щелчок, отправляющий стрелу в полет.
Ветер тревожит оголенные пожелтевшие ивовые лозы, ивы устало стонут скрипучей старой древесиной. На другой стороне хутора стиральщицы с лоханями, полными мутной воды, вяло переругиваются, выстирывая солдатские рубахи. Трясогузка перепрыгивает с колдобины на колдобину между глубоко взрытой колеей, наполнившейся на донце водой и грязью, потряхивает хвостом, быстро вертит маленькой головой с глазами-бисеринками. Большой лохматый пес медленно лакает грязную воду из лужи, у него закисли глаза, и взгляд полон обреченной печали. Его гонят со дворов, и от полевой кухни прогнали, мальчишки швырялись в него камнями. У него нет дома или хозяина, он существует без цели, без смысла и практически без надежды, разве только в глубине его простой собачьей души что-то еще теплится, крошечный огонек.
Ветер ерошит его шесть, запутывается в лохмах, ветер приносит кислый запах замоченной ткани, он подхватывает трясогузку и уносит в ивовый водопад. Ивы снова скрипят и стонут, их стон переходит в хрип. Это долина Лир надсадно хрипит в перерывах между затяжным чудовищным кашлем - чахоточница с пробитым легким. В ее кавернах не осталось воздуха, они заполнены кровью, вязкой и черной, как деготь. Она задыхается, кашляет, харкает и не может отхаркаться. Она умирает, никому по сути не нужная и никем не жалеемая. Она - всего лишь трофей в бесконечном споре двух держав, и совершенно неважно, кому в итоге достанется, ведь она проклята. В ее землю впиталось так много крови и трупного яда, что она больше не родит ничего прекрасного, только уродство, безнадегу и жестокость. И ничто уже не спасет бедняжку от ее печальной участи.
Ветер стихает ровно на то мгновение, которое нужно стреле, чтобы пробить центр мишени.

Габриэль моргнула и опустила лук, к ней вернулись звуки и запахи стихийного военного лагеря и небогатого хутора. И мысли, множество мыслей, целый рой. Нужно продолжать, миссии далеко до конца. Не время предаваться меланхолии, ни сейчас, никогда. Она вернула лук на стойку, вытащила и сложила стрелы, и направилась к дому хуторского головы, где на постой разместился Пророк.
Детишки обступили вепря Борьку и наперебой делились с его хозяином планами на будущее. Звонкие тонкие голоса перекрикивали друг друга и запинались, не успевая за стремительным воображением - отважные воители, отчаянные бойцы, врагов шашкой р-раз, из мушкета бам, и на визжащем боевом вепре прямо сквозь линию обороны противника тыгыдык! У Габриэль кольнуло под сердцем и твердый горький ком подкатил к горлу, но она отогнала лишние чувства, покрепче сжала челюсть, нахмурила брови - как будто ей совсем не больно.
- Доброй охоты, “капитан”. Когда вернешься, поговорим о твоем поведении. И не вздумай помереть - это тебя не спасет, - Габриэль хлопнула Брульку по плечу и слегка улыбнулась, показывая что это шутка. В какой-то мере.
Беловолосого эльфа она нашла недалеко от дома и жестом позвала внутрь.
- Ну, что, господин Халдор, какие ваши мысли о дальнейшем продвижении? У меня вот пара мыслишек есть, могу поделиться.

+3

20

Совместно с Габриэль

Бастард кивнул и направился следом за агентом. Несмотря на то, что его разместили в доме местного землевладельца, сам эльф предпочитал большую часть времени проводить среди новоприобретенной паствы, которые продолжали держаться особняком. Порядки Лира они считали совершенно дикими, да и слабо представляли себе, как можно выживать в открытом поле. Недовольство окружением усугублялось и тем фактором, что сельмирионцы не очень-то хотели признавать, что им нужна помощь лирцев так же, как и лирцам нужна помощь Сельмириона. Каждодневные попытки Халдора донести до них собственные соображения не увенчались грандиозным успехом, но пока что удерживали от того, чтобы рассеяться на все стороны.
- Мне нужно занять своих эльфов. И наладить контакт с лирскими, с низами и верхами. Найти тех, кто разделяет наши взгляды. Но самому мне с этим не справиться, - мы здесь чужаки.
- Что беспокоит лирских эльфов больше всего? Бесконечная война и притеснения от джерской власти. А что нужно лирским эльфам, и низам, и верхам? Им нужна надежда - на лучшую жизнь, на стабильность, на комфорт, на возможность не тревожиться буквально каждый день о своем будущем. И вы, Пророк вселюбящего и милосердного бога, станете светочем этой надежды. Я выпишу пару обозов со съестным из республики, а вы своей щедрой рукой покормите низы. А верха можно впечатлить чудесным избавлением от какой-нибудь локальной заразы. Вот вам и занятие для ваших, сельмирионских, эльфов - они явятся во главе с сияющим Пророком и избавят местных от какой-нибудь напасти: от бандитов в форме или от провокаторов. Особенно хорошо будет, если вы в процессе продемонстрируете какое-нибудь небольшое божественное чудо, вроде того, что вы показали в Элладоре. И пополнение паствы я вам гарантирую, как и рост лояльности одних эльфов к другим и наоборот.
В предложении Леоноры, казалось, не имелось слабых мест, однако, не приходилось сомневаться в скором интересе Джера к подобной активности. Их разведка может просто наблюдать или даже пытаться мирно выйти на связь с очнувшимся от спячки Пророком. Но дела могут принять и неожиданный оборот, а значит...
- Нам нужно будет оружие. На всякий случай.
Конечно, остается вопрос, как найти мотивацию у самих эльфов, вчера устраивавших местечковый бунт, а теперь занимающихся благотворительностью в чужом для себя краю, но ответ на него Халдор должен был найти самостоятельно.
- И если мы закончили с обсуждением моих планов, хотелось бы узнать, что планирует Республика. На наш счет, - он покрутил ладонью в воздухе, обозначая себя и последовавших за ним сельмирионцев, - и вообще. Взаимопомощь - хорошее намерение и цель достойная, но, разумеется, у вас есть куда более четкий план...
"И что из него дозволено знать мне", - не прозвучавший вопрос, все же, очевидно проглядывался в продолжении фразы.
Габриэль слегка приобняла Халдора за плечи и подвинула к небольшому окошку, а затем широким жестом указала на видневшиеся снаружи повозки каравана с ящиками и тугими тюками.
- У нас есть оружие, - с торжествующей улыбкой отвечала она.
В ответ же на вторую реплику она не удержала ироничный смех. “Планы Республики касаются только Республики”. Однако, вслух она сказала совсем другое:
- Республика заинтересована в распространении сигмальдианской веры. Ведь ваш статус Пророка не подтвержден Альдиумом, и многими епископами считается ересью, а ваши последователи - еретиками, верно? Мы могли бы посодействовать вам в общении с консулами Единого на Цикоре для того, чтобы вы и ваша паства не оказались оторваны от остальных сигмальдианцев, чтобы вы не стали изгоями. Но все зависит от того, как пойдут дела здесь, в долине, от ваших решений и вашей приверженности общим светлым идеалам. Взаимопомощь, - и Габриэль повторила раздельно, иллюстрируя произнесенное пальцами, - Взамо- помощь.
Она приподнялась на носках и понизила голос до шепота, сообщая Пророку на ухо кое-что еще, что осталось только между ними.

Отредактировано Халдор (Воскресенье, 28 февраля, 2021г. 23:40:08)

+3


Вы здесь » FRPG Энирин » #Эпизоды » Кленовый лист в петлице


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно