FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Прошлое » Оранжево-зелёное пламя


Оранжево-зелёное пламя

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

ОРАНЖЕВО-ЗЕЛЁНОЕ ПЛАМЯ

http://forumuploads.ru/uploads/0006/f5/43/1843/713900.jpg

Действующие лица:
- Габриэль Кале
- Чезаре Сантагар

Место:  Юго-западный Вермилон
Время: лето 1400 г.
Сюжет: Гражданская война в королевстве людей. Коннетабль Альтанара, барон Отто фон Шёненбург-Раунеггер, успешно высадивший десант у заставы Солёной, развивает организационные инициативы и готовится соединиться с сильным подкреплением, ополчением лоялистов, выдвинувшимся из-под Большого Остёра под руководством маркиза Медиалайского Фернандо Монте-Альбано.
Наскоро собранная армия сантагаристов, возглавляемая лично Чезаре I, форсирует левый рукав реки Алай. Войско короля-рыцаря очевидно не располагает достаточной силой, не только для того, чтобы противостоять объединённым войскам противника, но даже не готово уверенно разбить их по отдельности.
В случае, если вражеские полководцы встретятся - не будет ни одного шанса. Вермилонским патриотам не остаётся ничего, кроме как с марша атаковать одну из армий: графа или коннетабля. Но как выбрать?
Тем временем в свите короля-Сантагара появляется не известная при дворе рыжеволосая молодая женщина, с которой Че проводит времени едва ли не больше, чем в Ставке и на военных советах. Не самое подходящее время, чтобы увлечься очередной фавориткой, да и предводитель восстания никогда не давал повода думать, что способен позволить себе в судьбоносный для нации час поддаться соблазну, пренебрегая обязанностями верховного главнокомандующего. Так кто же тогда эта таинственная незнакомка?

Возможность присоединения игроков: Не предвидится

Отредактировано Чезаре Сантагар (Воскресенье, 21 февраля, 2021г. 23:19:15)

+1

2

Для молодого Вермилонского королевства в последние месяцы война складывалась отнюдь не лучшим образом: после катастрофы в Каульском проливе, когда флот сантагаристов был практически полностью уничтожен, а адмирал де Санта-Кристобаль на борту идущего ко дну флагмана "Королева Эолин" пустил себе пулю в лоб, оказалась уязвима вся береговая линия.

Страна жила в ожидании не то бомбардировки столицы с моря, не то высадки десанта. Начали поднимать головы робевшие поначалу сторонники Сандорфайтов, на западе осмелевшие до открытого неповиновения и подготовки войск в помощь лорду-коннетаблю.

Кардинал-епископ Оливарес-и-Калламиско прилагал  всё своё дипломатическое мастерство, пресекая шатания феодалов уже в центральных областях, а чтобы удержать Хаанию, был вынужден условиться с ханом Муратом Бек-Диасом выдать за короля одну из дочерей этого своенравного вождя-полукочевника.

О состоянии военной казны Сантагара свидетельствовал удручающе жидкий армейский, артиллерийский и маркитантский обоз.

Чего в воинстве Западного Края было в избытке, так это спеси и гонору: разодетые в пух и прах нобили с оранжевыми бантами, кокардами, темляками, лентами на шляпах и рукавах, бряцая оружием и кубками, рвались в бой во славу своего короля-рыцаря, а их кумир, если и сомневался в исходе дела, то умело скрывал это за свойственным ему самодовольством, подчёркнутым сбивающей с толку смесью из породистого аристократизма наиболее древней династии расы людей и нахальной солдафонской непосредственности.

Жизнь в военном лагере, готовом сниматься с места по первой команде полководца била ключом. Улыбчивое летнее солнце двигалось к зениту, посыпая яркими вспышками речные волны, глубокие лужи, что оставил в полях ночной ливень, шлемы и латы пехотинцев и конников, орудийные стволы и металлические шины лафетных колёс.

Перед приёмным часом Чезаре, по своему обыкновению, совмещал первый аперитив с разминкой на шпагах. Ожидая аудиенции в числе самых важных сановников, Габриэль Рейвенхарт могла наблюдать монарха в тренировочных штанах и сапогах красной замши, в просторной белоснежной блузе. Он уже успел утоптать лужайку перед королевским шатром в компании одетых в пурпурные бархатные костюмы телохранителей-близняшек, боевых волшебниц «Крыльев Софии», гвардии великого дома Лирандар.

- Ан гард! Эт-ву пре? Алле!  

Близняшки атаковали одновременно, зашелестела соприкасающаяся вскользь сталь, время от времени раздавался металлический звон и свист рассекаемого шпагами воздуха. В определённый момент волшебницы начали плести магию иллюзий, визуально умножая собственные клинки, чтобы создать королю ложные цели и усложнить тренировку – в противном случае ему было бы просто не интересно, ведь Сантагар де Рогор Вермилонский являлся виртуозным фехтовальщиком. Вероятно, даже лучшим в этом деле. Впрочем, как и во многих других.

- Туше! Альт!- оружие Че, завершив неуловимое зигзагообразное движение, замерло, и плашмя, не больно шлёпнуло по бортам обоих пурпурных камзолов, обозначив места, куда были бы нанесены уколы в реальной схватке.

Раздались аплодисменты, король снисходительно кивнул «болельщикам», и, перехватив шпагу в сгиб локтя и сняв правую перчатку, подошёл к столу с фруктами и винами, чтобы пригубить мальвазии из хрустального фужера.

- Мадемуазель Рейвенхарт,- гипнотизирующий свинцовый взгляд Сантагара остановился на даме.- Разговор нас ожидает долгий. Желаете размяться?

Король мотнул головой в сторону лужайки.

- И, кстати, да, остальные свободны! Потом, всё потом!

Отредактировано Чезаре Сантагар (Понедельник, 22 февраля, 2021г. 17:37:42)

+2

3

Союзники фон Шверта все были, как одним пальцем деланные - расфуфыренные павлины, одержимые войной и самолюбованием. Сантагар исключением не являлся. Габриэль почти не следила за его, видимо, ежедневным утренним ритуалом самоутверждения. Только в конце натянула вежливую улыбку и сдержано похлопала королю. Ее задачей была передача стратегических сведений, “налаживать связи” с вермилонским правителем не требовалось, так что и задерживаться в походном военном лагере Габриэль не планировала. А раз так, то хватит и приличествующей вежливости без пылких восторгов и интенсивных вздохов.
Вождь снова отправил ее в очередной военный лагерь на очередную войну. Габриэль уже тошнило от солдатни и палаток, и она мечтала, как вернутся в свой скромный апартамент в Ргазаре с витающими в нем тонкими запахами хастских благовоний - сандал, магнолия, шалфей, ваниль. Она примет невозможно горячую ванну с эфирами, снимающими усталость и разглаживающими кожу, натрется с ног до головы золотистым маслом и будет бесцельно бродить в тонком шелковом халате по полутемным комнатам, полным благовонного дыма, с бокалом розового игристого…
Сапоги Габриэль до колена перепачкались в грязи за тот недолгий путь от конюшни до палатки главнокомандующего. Легкий утренний ветерок приносил с собой вонь застарелого пота, задубевших портянок и нужника.
– Мадемуазель Кале, разговор нас ожидает долгий. Желаете размяться?
Габриэль изобразила книксен и поклонилась королю, как того требовал этикет.
- Нет, спасибо, я плохо фехтую, - отвечала она с натренированной вежливо-обаятельной улыбкой и качнула головой в сторону палатки, - Не желает ли Ваше Величество перейти сразу к делу?

+2

4

совместный пост с Чезаре Сантагаром

Природный властитель всех аммориков, хаанов и аскардов, законный монарх Вермилона и Альтанара, истинный сюзерен всех ленников Большого королевства людей передал свою красавицу-шпагу смазливому пажу, и, взяв графин с вином за горлышко, шагнул в тень шатра.
- Желает, желает. Где бумаги? Они у вас?
Сойдя со "сцены", Че сбросил ритуальную маску полубога, и действительно перешёл к делу сразу, как в те времена, когда он ещё не был надеждой целой нации, а промышлял воздушным каперством.
- Прошу вас, - Габриэль с поклоном передала два свитка, запечатанных сургучом.
Чезаре сам долгое время работал на старого лиса фон Шверта, а потому одним беглым взглядом определил подлинность прекрасно знакомых печатей.
Король шагнул к письменному столу, освещённому магическим светильником, на ходу ломая сургуч. И это было не нетерпение, а привычка профессионального бретёра рационально использовать каждое движение. Впрочем, и свою заинтересованность содержимым документов он не считал нужным маскировать.
- Располагайся, пока,- король неопределённо махнул рукой, давая понять, что пока у него могут возникнуть вопросы, Габриэль обязана остаться, однако вольна по своему усмотрению распоряжаться по-походному компактными, лимитированными, но всё же королевскими мебелью, баром и библиотекой.
Габриэль ничего не ответила на внезапный переход с “вы” на “ты”. В тени шатра король переменился, и цепкий взгляд не мог этого не заметить. Он словно снял костюм напыщенного павлина и повесил на гвоздь перед входом. А под этим костюмом скрывался серьезный и прыткий человек с хищными повадками, и это уже было интересно. Нет ничего скучнее на свете, чем выскочка, который не играет на публику, а действительно верит в свои исключительность. К чести Сантагара, он  таковым вроде бы не был. Однако, Габриэль по службе нельзя было торопиться с выводами, оттого она молча наблюдала за скупыми и быстрыми движениями короля. И не спуская с него глаз, присела на один из гостевых стульев рядом со столом, раз уж Его Величество высочайшим соизволением приказал ей остаться.
В бумагах он найдет данные от Маленькой орды о припасах и войсках, отправленных из Илсэ в помощь лорду-коннетаблю. И вряд ли эти сведения его порадуют.
Это были списки с учётных книг порта Илсэ. Перечни грузов за период двух месяцев, в течение которых доки были полностью загружены снаряжением транспортов с десантом. Таблицы (№/дата/наименование/кол-во/комментарии). Сухари, солонина, смалец, сухофрукты, рожь, овёс, сено, солома, ром, пиво, вино, чай, табак, дёготь, порох крупнозернёный, порох мелкозернёный, порох затравочный, ядра, картечь, шанцевый инструмент, мушкеты, аркебузы, оружие клинковое, оружие древковое, колбы алхимические, ингредиенты зелий целебных, ингредиенты зелий боевых, амуниция медная и жестяная, кожаная амуниция, парусина, ветошь, вьючная скотина, верховые лошади, экипировка, снаряжение...
Навскидку произведя весьма приблизительные подсчёты по самым очевидным маркерам, король рыцарь потёр виски, будто бы пытаясь сосредоточиться.
- Насколько достоверны сведения?
Че снял колпак со светильника, поджёг табак и, раскуривая, попыхтел короткой матросской трубкой. Когда мягкая пти-асколтьская смесь занялась, он сделал несколько больших затяжек подряд, глядя как дым серыми клубами уплывает под потолок.
- Генералиссимус на словах больше ничего не передал?
- Сведения от моего доверенного агента, он переписал их из грузовых деклараций, - Габриэль нашла монетку и перекатывала теперь между пальцами. В ответ на второй вопрос она покачала головой и медленно произнесла:
- Боюсь, что нет, Ваше Величество, - и, помолчав, добавила, - Я могу идти?
Слушая ответ на свой вопрос, Че внимательно смотрел на посланницу Верховного. От решения, которое король примет, имея в виду полученную только что информацию, зависело очень много. Слишком много... Вариант, что всё это вброс альтанарской охранки, прямой или опосредованный - необходимо было исключить, и если бы Чезаре заметил в поведении Габриэли хоть каплю сомнения или лукавства... Но он не заметил.
Да, агента Кале принимал на службу сам фон Шверт. К гадалке не ходи. Кардинал-епископ несомненно охарактеризовал бы её как "вульгарную девицу, позволяющую себе отвечать на вопрос монарха сидя, да ещё и играясь монеткой!"
Но настоящие республиканцы все такие - небесному капитану ли не знать! - Че самого считали бунтарём и вольнодумцем до того, как он "оказался вдруг" истинным королём всех людей...
- Да, не держу,- принял решение вермилонец.- Передавай привет Вождю! А нет, стой!- задумчивая и лукавая полуулыбка скользнула по губам. - Монету не зря же тискала! Ты заметила, чей профиль на аверсе этого золотого гульдена? Верно, королевы Лореи. Перед уходом брось: орёл или решка?
- Не желает ли Ваше Величество передать Вождю что-то, кроме привета? Я все равно направляюсь в Ргазар и к тому же гарантирую сохранность конфиденциальности сообщения.
По указанию короля Сантагара Габриэль подкинула монетку, которую, кстати, собиралась незаметно прикарманить. Голодная юность прошла, а старые привычки остались. Монета шлепнулась в ладонь профилем бывшей королевы кверху.
- Аверс, - констатировала Габриэль, - И что это значит? Аверс - Сандорфайт, реверс - Сантагар?
- Неужели? А я так думаю, что блондинка - это добрый знак,- усмехнулся король-рыцарь. - В конце концов, госпожа Удача сама представительница прекрасного пола. Я распоряжусь, чтобы тебе приготовили место на "Лукреции" - бэллитбот вылетит в столицу завтра. Что до генералиссимуса - пусть скрестит пальцы, чтобы я смог вернуть ему сегодняшний должок...

+1

5

Ночью полковники по возможности тихо, не туша походных костров, поднимали своих солдат. Войско выдвинулось к побережью, сделав небольшой крюк на юго-запад - несомненно манёвр армии Вермилона будет разгадан штабом лорда-коннетабля, но даже пара часов в этом деле могла иметь решающее значение.
На состоявшемся после темноты военном совете король-рыцарь сообщил генералам, что согласно новым сведениям альтанарский десант намного сильней, чем предполагалось. Большинство командиров высказывалось за то, чтобы атаковать ополчение или же вовсе отступить вглубь страны, однако Чезаре принял решение идти на фон Шёненбурга-Раунеггера, так как в случае победы над этой армией возможности Монте-Альбано окажутся чрезвычайно ограниченными. Если же драться с противниками в обратном порядке, вне зависимости от исхода первого сражения, коннетабль останется достаточно силён, чтобы навязать свою инициативу. Да, это была игра ва-банк, но трудные времена требуют трудных решений.

На рассвете две армии встретились, и вермилонские патриоты с марша начали перестраиваться в боевые порядки. Лоялисты занимали господствующую высоту, и немедля открыли бомбардировку пристрелянных лугов перед холмом и на протяжении всего сражения доминировали в артиллерийской мощи и эффективности. Небольшой, но достаточный для укреплённой позиции гарнизон находился в Солёной заставе, надёжно закрывая левый фланг.
Когда пехотинцы сблизились на расстояние выстрела и начали обмениваться мушкетными залпами, лужи и грязь быстро начали приобретать насыщенный багровый цвет от обильно льющейся крови. В безветренном воздухе поле быстро затянуло плотным как вата пороховым дымом.
Не пытаясь пробовать на зуб фортификации Солёной, Чезаре, за счёт правого, массировал на своём левом фланге латную и сагайдачную конницу, и организовал длинный концентрический удар вглубь вражеской позиции. Король-рыцарь лично возглавил эту атаку...

...Как и сказал король, бэллитбот "Лукреция" ожидал Габриэль посреди покинутой войсками стоянки. Это был внешне сильно отличающийся от гоблинских летательный аппарат легче воздуха, сверкающий серо-голубым глянцем дутых форм фюзеляжа. По комфорту с этой машиной мог соперничать разве что знаменитый церемониальный "вождебот" генералиссимуса, погода была лётной, и воздушное путешествие до столицы Западного Края проходило без происшествий. Республиканская разведчица могла смотреть в иллюминатор, читать или дремать... До той поры, пока капитан "Лукреции" Салливан, для связи с которым использовался зачарованный блокнот, строки в котором появляются, когда их пишет кто-то в парной книжице, не получил известие.

-  Гром и молния! Единый велик! Победа, ребята, победа! Альтанарские псы сброшены в море и поперезахлёбывались! Шёненбург-Раунеггер разбит на голову и пленён! Слава королю Че! Слава вермилонской нации!
Бурной радости немногочисленных матросов не было предела, однако до причальной мачты они каким-то чудом держали себя в руках, и выпили не более, чем по три кружки игристого.

"Лукреция" привезла в Вермилон радостную весть, и город зафонтанировал перехлёстывающей через край эйфорией. Люди с песнями и плясками высыпали на улицы будто в карнавальную ночь, в небе расцвели бутоны фейерверков, барабанной дробью затрещали по всей столице орудийные и мушкетные салюты...

Альтанарская эскадра, не солоно хлебавши двигавшаяся восвояси на восток, в бессильной злобе попробовала обстрелять порт и прилегающие районы, но на борьбу с угрозой были мобилизованы транспортные дирижабли, наскоро вооружённые алхимическими бомбами. Враг не смог испортить ликующим амморикам праздник, но из-за этого нападения было нарушено морское и воздушное судоходство, ввиду чего агент Зелёного Пламени вынуждена была задержаться почти на неделю и успела получить приглашение на официальные торжества - как бы ни хотелось ей в свои ргазарские апартаменты, Габриэли придётся прибыть в королевский дворец на бал, размахом соответствующий масштабу грандиозной победы...

Отредактировано Чезаре Сантагар (Четверг, 25 февраля, 2021г. 15:23:25)

+1

6

Новость о победе сил короля Сантагара застигла Габриэль в полете, а о нарушении сообщения с Республикой - уже после посадки. Не таким Габриэль представляла себе возвращение на родину, с которой ее увезли восемь лет назад. Или десять…
Народ гулял и ликовал в честь победы, трактиры и наливайки ломились от посетителей. В этом городе у Габи не было места, который она могла бы назвать своим домом, но было что-то около. Ноги сами понесли ее по знакомым, но таким теперь далеким улочкам и остановились в Розовом квартале - специальной городской резервации для распутных утех, а проще говоря - перед скопищем борделей, кабаре, бань, апартаментов для свиданий и прочих заведений для клиентов с особым спросом. Это место было абсолютно таким, каким Габи его помнила. В Вермилоне может десять раз смениться власть, а Розовый квартал стоял и будет стоять, как и самая наряженная, сама напудренная, вся разукрашенная золотыми и глянцево-черными завитушками достопримечательность - “Сокровенное место”, где окна всегда задернуты глухими шторами на двух верхних этажах из трех, а на первом - только тонкий тюль, за которым томно двигаются силуэты барышень на любой вкус, и вход охраняют две пальмы и бугай сам себя поперек шире с манерами королевского церемониймейстера.
Этот бугай, охранник-швейцар, немного удивился гостье, но пропустил. Дамы в таких заведениях бывали редко. Аристократки и богатые мещанки предпочитали выписывать девушек к себе в особняки или присылали приглашения на встречу в апартаментах, женщины попроще искали развлечений среди себе подобных. Бордели же со всем их антуражем были местом развлечения в основном мужчин. Сегодня в борделе царил ажиотаж, но несмотря даже на такую толпу к Габриэль очень быстро подошла распорядительница - очаровательная молодая девушка с мягким ангельским голосом, явно долго и тщательно отрепетированным.
- Добрый вечер, мадемуазель, добро пожаловать в “Сокровенное место”. У нас сегодня много гостей, поэтому некоторые девушки заняты, их придется немного подождать. Прошу вас располагайтесь. Могу я чем-нибудь вам помочь, что-то подсказать?
- Здравствуйте. Да, на самом деле можете: я хотела узнать, работает ли у вас еще Леонора Морская звезда?
Девушка озадаченно похлопала ресницами.
- Простите, кто?
- Леонора Морская звезда, - повторила чуть громче и отчетливее Габриэль, но это не помогло - девушка не понимала, о ком речь.
На ее счастье мимо проходила маман - женщина дородная и в годах, тем не менее не потерявшая еще слегка вульгарной привлекательности.
- Что? - коротко спросила она у распорядительницы, и та, понизив голос отвечала:
- Наша гостья ищет какую-то Леонору Морскую звезду.
Маман повернулась на каблуках и пристально оглядела Габриэль с головы до ног прищуренными глазами.
- Леонора? Она… - маман поджала губы и выдавила, - ...умерла.
Габи замерла.
- К-как умерла? Когда?
- Да уж лет пять как, - нахмурилась маман, - Или больше. Сифилис доконал. А вы… ее знали?
У Габи похолодело внутри и как-то отчетливо кольнуло в грудине. Это всегда было так просто и естественно - она шаталась непонятно где, связывалась со всякими психами, рисковала здоровьем и жизнью в авантюрах по всему континенту, а здесь, в Вермилоне, жила ее мама. Она могла всегда вернуться, прийти сюда и сказать: “Здравствуй, мама, это я”, и мама была бы рада. Она бы искренне и светло улыбнулась и обняла бы ласковыми руками свою блудную дочь. Но она умерла.
- А… - Габи пыталась сгрести себя в руки и не разрыдаться, - А Шаила Кехерн еще работает?
Во взгляде маман появилось сочувствие, она покачала головой.
- Шаила Кехерн уже не в том возрасте, чтобы работать. Она ушла на покой и вышла замуж за кладбищенского сторожа.
- Она сейчас в городе?
- Да, живет на окраине, рядом с восточным кладбищем. У нее дом с голубыми наличниками.
Габриэль выдохнула и вернула себе самообладание, выудила серебряную монету из кошеля и протянула маман.
- Благодарю. Прошу вас - за потраченное время.
Маман посмотрела на нее долгим понимающим взглядом и забрала монету, ничего больше не сказав. Распорядительница тепло попрощалась, охранник-швейцар привычно открыл дверь и поклонился.
Мама умерла. Пять лет назад или даже больше. Почему Габи ей не писала? Почему не навестила? Пять лет назад… Где она была пять лет назад? В какой-то жопе, как всегда. Кажется, тогда она познакомилась с Зефиром и фон Швертом или чуть раньше. Да, до этого ей было не до писем и не до визитов. Но легче от этой мысли не становилось. Вдруг вся кричащая роскошь и вычурность Розового квартала стала такой фальшивой, такой лицемерной: визжащие канканерки, вываливающие груди из корсетов зазывальщицы дешевых заведений, разодетые в национальные наряды экзотические иноземки и пьяные мужские компании, гогочащие и улюлюкающие. Габриэль поспешила на восток.
Ликующие толпы, радостные лица, флажки и ленты, сыры и вина, “Победа! Победа!”.
Мама умерла.
Она проходила насквозь эти толпы, скользила сквозь эту радость, и именно в этот момент поняла, почувствовала, насколько же она одинока. Ведь у нее никого больше не осталось, у нее из близких-то только мама и была. А теперь никого. Совсем.
На восток, дальше от центра, дальше от праздничного шума. Людей меньше, дома ниже, и вот уже чугунная ограда кладбища и печальные мраморные фигуры, выглядывающие из-за нее. Дом с голубыми наличниками притаился рядом с высокими коваными воротами, запертыми на замок. На ее стук не сразу, но откликнулась и открыла дверь статная дама лет сорока пяти из породы тех, кто умеет красиво стареть.
- Тетя Шайя… - с трудом улыбнулась Габриэль.
Женщина прищурила темные глаза, спугнув из них задумчивую поволоку.
- Габи? - не веря своим глазам откликнулась она, - Габриэль, детка, это ты?
- Да, тетя Шайя, это я.
- О, как ты выросла, девочка, совсем взрослая. Леонора всегда переживала, что ты погибла, а я ей говорила, что ты ее дочь, ее порода, так просто не погибнешь.
- Я… не могла приехать.
- Ты уже знаешь, детка?
Габриэль кивнула, сглатывая подкативший колючий ком.
- Ох, бедняжка. Проходи, проходи, я налью тебе какао.
- Нет. Ты знаешь, где ее могила? Ее ведь похоронили?
- Да, я знаю, где ее могила. Хочешь, сходим туда? Сейчас, дай мне минутку, детка, я найду свою шляпу.
Леонора Морская звезда, будучи при жизни проституткой, не заслужила после смерти места среди “честных” людей и была похоронена за оградой кладбища среди других порочных душ - проституток, безбожников и артистов. Ее могилу обозначал небольшой кусок серого гранита с выбитым именем и датами жизни.
- Я ей недавно камень справила, - говорила Шаила, бесцельно поглаживая рукой в фильдеперсовой перчатке надгробие, - Чтобы лежала по-человечески.
Габриэль глядела на этот кусок гранита и ощущала лишь пустоту. Ей следовало ощущать горечь и боль, ее должно было трясти и колотить в истерике, хотя бы сжимать грудь и горло от обиды и жалости, ей должно было быть страшно до паники от перспективы продолжить жизнь без этого человека, но из всех чувств осталось только тупое сожаление и навязчивая мысль: “Ведь я могла бы...” Как будто скальпелем ей расчертили квадрат на грудине и нежно вынули все - и кости, и легкие с сердцем, и осталось у нее в груди огромное сквозное окно, через которое с легким присвистом пролетал теплый летний ветер, несущий с собой запахи карамели и серы из города. Шаила обняла ее за плечи и погладила.
- Ах, девочка моя...
- Ей было больно?
- Недолго. Но ты же ее помнишь, она была актриса. Может и было, но она скрывала, всегда улыбалась, всегда веселилась. Она все принимала легко и с оптимизмом, говорила: “От нытья ведь лучше не станет”. Уж чего с ней только не случалось, она все превращала в анекдот. Как-то помню один гость попался буйный и выбил ей два передних зуба. Я бы после такого с ума сошла от стыда, а Леонора ничего - сочинила из этого веселую историю и научилась свистеть с переливами, - Шаила улыбнулась своим воспоминаниям.
- Два передних зуба? Что-то я не помню. У нее все зубы были на месте.
- Ах, да потом один ее клиент, доктор, ей фарфоровые справил. Тоже рыжий был, как медяк, - Шаила погладила Габриэль по голове и проскользила рукой вдоль ее рыжей косы. И вдруг замерла, - А? Погоди-ка…
- Что такое?
Шаила нахмурилась и загибала пальцы, что-то высчитывая.
- А ведь может быть, что этот доктор - твой отец.
- Что за доктор?
- Да говорю же - рыжий. Долго он к Леоноре ходил, три месяца кряду, да. Каждый вечер я видела его рыжую шевелюру, у него еще повязка на глазу была. И вот ходил он, ходил, мы уж думали заберет Леонору, но не забрал, уехал. А через месяц она призналась, что забеременела. А потом и ты родилась. Все сошлось!
- Что это за доктор? Как его звали?
- Ох, детка. Доктор, доктор… Я не всех своих-то клиентов помню, а уж леоноркиных. Доктор… Коротенькое у него имя было, простое. Доктор… Ка… Кэ… - Шаила замерла на несколько секунд в прострации, а затем ее губы сами сложились в два слова - Доктор Кале.
- Значит у меня есть отец, - без эмоций констатировала Габриэль.
- Конечно, есть. Зайка, - Шаила снова обняла ее, - Ты не одна. Пиши, приезжай, не стесняйся, я тебе всегда буду рада. Помогу, если что, чем смогу.
Габриэль неожиданно тепло и благодарно улыбнулась.
- Да брось, тетя, я справлюсь. Я со всем справлюсь. Это ты мне лучше пиши, я помогу, если что. Пиши в Гурубаши, в Ргазар, до востребования Габриэль Кале.
***
Приглашение на бал застало Габриэль пьяную вдрабадан.
- Это что, шутка? - проворчала она и отправила приглашение в полет до противоположной стены, а затем разразилась затяжным пьяным хохотом. Но даже в таком состоянии мозги у нее работали. Шверт преподал ей очень важный урок - не упускать возможности, особенно когда они сами просятся в руки, и Габи решила приглашение все-таки принять - полезные знакомства и связи при дворе Вермилона лишними не будут, а там чем Хаккар не шутит, может и удастся охмурить богача. Деньги на поиски отца ей понадобятся.
Времени, правда, на пошив роскошного платья не оставалось. Тут-то и помогла Шаила, с радостью предложившая одно из своих сохраненных платьев из юности. Габриэль выбрала темно-зеленое с кружевными рукавами и вставками, где узор сплетался из листьев плюща и гибких лоз. Туфель только не нашлось. Зато чистильщик обуви за двойную плату так ей сапоги отполировал, что в них можно было смотреться, как в зеркало. Днем перед торжеством Габи в цирюльне навертели на голове замысловатую прическу, и в целом она смотрелась неплохо. Не соперница придворным дамам, но и за прислугу никто не примет при всем желании. С тем и отправилась с опозданием в полчаса во дворец.

+1


Вы здесь » FRPG Энирин » Прошлое » Оранжево-зелёное пламя


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно