FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Эльдух » Крепость ведьмаков


Крепость ведьмаков

Сообщений 41 страница 44 из 44

41

первый пост, после перерыва
Сколько времени прошло, неделя, может месяц как Чтец вернулся в Эльдух, и это в конце лета, когда большинство ведьмаков перед наступлением холодов стремится заработать как можно больше золота, что бы не с пустыми руками вернуться в крепость, но Дейдару было все равно, сейчас он искал уединения и спокойствия, и обитель ведьмаков очень ему подходила, там всегда рады вернувшимся. Ведьмак уединившись где нибудь в окрестных горах по долгу мидитировал, переосмысливал прошлое, в последние время все чаще появлялось желание оставить ремесло охоты за нечистью, но разум всегда напоминал ты дал слово, ты дал клятву...
***
В сгущавшихся сумерках друг на против друга стояли двое, обнаженные по пояс держа в руках по деревянному клинку. У одного было белое тело, тренированное но не битое, это бросалось сразу, на почти идеальном торсе не было ни одного шрама, только пару свежих синяков, он был совсем еще молод в его голубых глазах горел азарт и стремление победить соперника, у второго более старшего мужчины загорелую грудь покрывала сеточка небольших шрамов, казалось что его жилистое тело было твердым как камень, над правой бровью красовался косой шрам, память о недооценки противника.
Вот молодой рванулся в перед, собираясь вогнать тупой клинок под ребра старшему, на что более опытный ведьмак сделав небольшой шаг на встречу и чуть в бог, пропустил деревянный меч противника под локоть и зажал его как в тисках, и свободной рукой саданул юношу по печени. Молодой выпустив меч, задыхаясь осел на землю, старший перехватив оружие, уже в каждой из рук держал по клинку дожидаясь, пока его юный противник придет в себя и сможет продолжать урок.
-Мастер! Мастер! - кричал почти через весь двор несущийся в их сторону мальчик - вот. Постреленок протянул листок бумаги сложенный по полам и скрепленной печатью, маленький ведьмак с любопытством наблюдал за Дейдаром, он был готов поклясться, что человек принесший письмо облаченный в серую хламиду с глубоким капюшоном был никто иной как дроу. Чтец взяв письмо уловил столь знакомый запах муската, запах ее парфюма. - Ренкр - обратился охотник за нежитью к своему новому ученику - на сегодня урок окончен, не дожидаясь ответа, Чтец развернулся подхватив свои вещи со скамейки отправился в свою келью. Зайдя в комнату и аккуратно разложив одежду, сел на край заправленной кровати, и перед тем как осторожно вскрыть ножом печать, закрыв глаза глубоко вдохнул запах, столь желанной и запретной женщины. Дейдар не с первого раза понял что было написано в письме, при свете неяркого света свечи, он разглядывал почерк королевы, увиденный им в первые. Наконец таки осилив письмо, ведьмак решил, решил не задумываясь, сегодня же ночью он покинет Эльдух, что бы угодить той единственной, мысль что это была ловушкой даже не посетила его голову, он лишь задумался то с чем ему предстоит встретиться, и какие зелья взять с собой.

+1

42

Аккуратно сложив письмо по полам и положив его на стол недалеко от свечи, ведьмак почувствовал уже не дурманящий аромат муската, а вполне банальный запах своего тела, который после тренировок мягко говоря не блаухал, а уже прилично попахивал терпким запахом пота. Достав из небольшого шкафа стоящего в углу чистую одежду, Чтец быстрым шагом отправился в умывальню, хоть ведьмаки и были достаточно суровым народом, но вот собственной чистой они никогда не пренебрегали, и горячая вода в огромном чане всегда водилась в достатке. Что поделать, Чтец любил любил все что связано с водой и в итоге на приведение себя в порядок ушло чуть больше часа, ведьмак наслаждался горячей водой, прекрасно понимая, что в походе этого удовольствия ему уже будет не видать, будет вообще хорошо хотя бы иногда окунаться в водоемы в которых осенью воду было трудно назвать теплой. Выйдя из умывальни Дейдар хотел поймать кого нибудь из младших ведьмаков, что бы те подготовили провиант в дорогу, но так как стояла глубокая ночь, никого кроме дежуривших на стенах мутантов, он так и не встретил. Отложив запасы на потом, он не спеша побрел в конюшню, его серый жеребец, как положено спать всем лучшим скакунам, спал стоя, но сквозь сон услышав почти бесшумные шаги хозяина, проснулся и тихонько заржал, как бы боясь разбудить, но при этом искренне радуясь Дейдару. Чтец подхватив с крючка уздечку, зашел в стойло, обняв своего старого друга за шею прошептал - ну что дружок, видать не судьба нам по долгу находиться в одном месте. Тулпар как бы соглашаясь со словами Чтеца задорно ударил копытом по настилу, издавая приглушенный гул, ведьмак видя как начали просыпаться другие лошади накинул уздечку на серого и повел его под любопытными и сонными взглядами других животных через конюшню во двор, там насыпав в в ясли ведерко овса, пошел сам собираться в дорогу, надо уйти до рассвета, что бы у друидов итак не долюбливающие Чтеца не возникло лишних вопросов, вернее они конечно возникнут, но вот отвечать на на них утром уже будет некому. Зайдя в свою комнату, Чтец из влек из под кровати свою дорожную сумму, сложив туда сменные вещи, отправляться в путь ему было уже не в первой, и набор что могло ему пригодиться в дороге был всегда один и тот же, главное было взять с собой оружие. Поп пути во двор, ведьмак заглянул в кладовку, где всегда лежали готовые припасы для тех кто уходит из Эльдуха, он быстро набил полную сумку провизии, немного подумав захватил еще пару бурдюков с хорошим красным вином, в конце концом он уже считал себя матерым ведьмаком, которому уже по статусу положено не цедить легки яблочный сидр, а употреблять вполне крепкое зелье придающее силы и согревающие душу. Во дворе быстро оседлав жеребца, Чтец пристрочил суммы к седлу.
Спустя пол часа ведьмак ехал во тьме по горной дороге, оставляя за спиной единственное место которой мог назвать домом, ради единственной женщины которая могла назвать его своим, но как не не было бы горько, он не мог назвать ее своей.               
---> предгорья между Элендиаром и пустыней Асмаэль

0

43

---> Эльдух/Улицы.

Рядом с крепостью, что высилась в самой глубине Эльдуха, примыкая двумя стенами к скале, царило оживление. Если на улицах беловолосого встретила кромешная тишина и редкие взгляды из окон - то здесь все было совершенно иначе. Туда-сюда-обратно сновали молодые ведьмаки. Двадцать лет, восемнадцать. Едва поросшие пушком, активно отращивающие бороду, с голубыми глазами и карими, с большими шрамами и без оных вообще. Старый добрый Эльдух. Ты стареешь медленно, как мир. Но что-то остается неизменным. Барс дунул на челку, и та послушно легла на левую сторону лица, закрывая собой левый глаз.
Внезапно по левое плечо вырости двое молодых, как по команде склонившие голову в приветственном поклоне. Эл мгновенно замер на месте, поворачивая одну лишь голову в направлении поклонившихся молодых мутантов. У того, что был потоньше и повыше лицо уродовал страшный шрам. Точнее даже не шрам - у него просто не хватало куска верхней губы и левого уха. Да и бровь кто-то прилично пожевал, судя по ее аморфности. Левый зрачок имел матовый белый цвет, что говорило о слепоте органа. Второй человек был роста пониже Эллиана на голову, а из отличительных черт имел волосы, заплетенные во множество тонких косичек, и продольный шрам на лбу. Оба паренька вооружены полуторниками, а облачены в самую простую одежду. Словно вот только из дома за хлебушком вышли. Только тапочек не хватает.
- Мастер Эллиан, - воскликнул тот, что пониже. - Мы рады видеть вас живым и невредимым! Ваши уроки очень помогли нам! Вон Озноб даже с головой остался! Лефрекс энтот, итить его, помог!
Взгляд изумрудного глаза с вертикальным зрачком обратился на тощего парня. Лефрекс говоришь? Да ему полморды стесали, пока у него рефлексы заработали... Хотя я сам такой, чего греха таить. Только у меня теперь есть револьверы, а у вас нету, хе-хе-хе. И Эл кивнул головой в сторону крепости, после вновь воззрившись на двух интересных молодых людей.
- Что там сейчас?
Тот, что был ниже и круглее пустился в объяснение. Как оказалось в братстве ведьмаков появилась ложка дегтя. После смерти верховного наставника и нахождения его завещания народ совсем с катушек съехал. Совсем немного времени прошло, как до всех матерых ведьмаков дошли известия, что место верховного наставника должен занять самый старый и опытный из мутантов. Прошло еще немного времени, и все те, кто где-то в глубине души носил под сердцем желание командовать - прибыли в Эльдух. По именам перечислил немногих - Ворон, Бизон, Гриф, Шорох, Челюсть, Двойной. Причем последние стояли под острым вопросом, так как еще не дожили до тридцати лет, и зимовка в Эльдухе у них тянулась с осени по весну. Но сами от чего-то уже считали себя прожженными "отцами" и тоже стянулись на запах власти. Остальные же были бойцами хорошими, и свои сорок лет прожили не зря. Не одну золотую монету принесли они в братскую казну, не один трофей обсуждали за пинтой пива. Но сам факт занять место верховного наставника помутил их разум, и теперь они собрались в главном холле крепости и уже третьи сутки спорили, ругались и обсуждали дальнейшую жизнь всего ведьмачьего братства. Понятно что никто друг другу уступать не собирался. Упомянул и про культ Хандаира Сельвира, который радеет за соблюдение нейтралитета и невмешательство в политику остальных стран. И что каждый из претендентов уже отстаивает свою цель - кто-то жаждет вырезать и занять Морвиль, мол мертвецы это настоящие чудовища. Кто-то радел за экспансию в адрес дроу.
- В общем в крепости бардак. - Закончил свою повесть толстячок, смачно сплюнув в сторону. - Мы надеемся на вас, мастер Эллиан. Как по мне так вы самый правильный ведьмак из всех этих мудаков.
Ну спасибо. Хорошо хоть не самый правильный мудак среди ведьмаков. Подумалось беловолосому, но вслух говорить ничего не стал. Вместо того он просто обернулся по сторонам, убеждаясь, что слово "мы" пухлик упомянул не просто так. Пока Эл внимал каждому слову своего бывшего протеже - вокруг собрались добрые две дюжины. Все молодые, малоопытные, но уже с замутненным взглядом на жизнь. И, что самое интересное, все смотрели на него, на Барса. И все ждали от него... Что-то эдакое, на что способен был только этот представитель носителей ядовитой крови.
- Ну... Что я могу сказать... - Эл резко дернул головой влево, хрустнув шейными позвонками. - Во-первых не ругайся, как сапожник. Ты же ведьмак, это звучит гордо! Во-вторых я планирую таки надрать кому-то его ведьмачью задницу. Кто со мной - тот идиот, которого такая мелочь не останавливает.
И Эллиан пошел вперед, прямо к главному входу в крепость. Никаких нервов. Я кремень. Я каменный уголь. Я не буду стрелять, не буду. Беловолосый даже не оглядывался назад, твердо уверенный - если за ним никто не пойдет, то он сделает все сам. В гордом одиночестве. Как обычно. Но его бывшие ученики, а сегодня полноценные молодые ведьмаки пошли следом за ним. Две дюжины парней, готовые если не на все, но на многое, ради своего учителя. Ну а тонкий ведьмачий слух уже улавливал голоса по ту сторону двери. Голоса ругались, жарко спорили. Возможно дело шло к нешуточному мордобою. Ну... Понеслась. Эллиан, все так же крепко сжимавший рукояти револьверов, поднял их на уровни висков, согнув руки в локтях, и толчком ноги отворил дверь в главный холл.
- Я вернулся! - как можно громче гаркнул Барс, стремительно преодолевая энное расстояние от двери до центра холла. - Что за шум, а драки все никак нет?
Эффектное появление дало свои плоды. Глаза изумрудного цвета медленно повернулись в орбитах, позволяя беловолосому лицезреть всю картину. Несколько матерых ведьмаков, чьи волосы тронула седина. Кучки ведьмаков молодых, которые высказывали уважение своим учителям и слепо следовали за ними, из глубокой любви и уважения. И группа широкоплечих мутантов с двуручными мечами, из числа членов культа Хандаира. А посередине круглый стол с изрядно помятой картой. И гнетущая тишина, навеянная появлением молодого телом, но уже вдоволь повидавшего ведьмака Эллиана Росто. Который, в свою очередь, опустил револьверы стволами вниз, даря всем присутствующим свою фирменную кривую ухмылку на правую сторону лица.
- А, Барс. - Молвил, а если быть точнее, каркнул Ворон, скрестив руки на груди. - Рады что жив. Что, пришел на дележку? Поздновато. И убрал бы свои игрушки новомодные. Не интересно.
По присутствующим пошел тихий говор вполголоса. В основном среди молодежи. Все были наслышаны про подвиги беловолосого ведьмака, про его отличие в войне с демонами, про мелкие заказы, когда ведьмак проявлял чудеса нейтралитета, меняя жизнь человека на звонкую монету. Молодняк замялся, явно растерянный сложившейся ситуацией. А вот ведьмаки более матерые ограничились суровыми взглядами в адрес беловолосого. Кто-то скрещивал руки на груди, кто-то делал вид, что внезапное появление мутанта его вообще никак не коснулось. Только культисты Хандаира приветливо покивали, и Барс ответил им взаимностью.
- Так вот. - Ворон, не получив никакого ответа от среброволосого, вновь повернулся лицом к центру холла, а именно - к круглому столу с картой. - Как вы все должны были убедиться - Эльдух обложен со всех сторон. Все мы сейчас находимся между всеми огнями. Мое предложение в силе. Собрать всех и выкурить мертвецов из Морвиля. Таким образом у нас будет свободная тропа к отступлению. Там мы отстроим порт и сможем уходить от нападения морем. Кто еще против такой идеи?
- Ворон! - один из культистов сделал шаг вперед, приближаясь к столу с картой. - Мы говорили тебе десятки раз, скажем еще сотню - мы не будем вмешиваться в...
Барс не выдержал, и резким ударом ноги отправил стол с картой в непродолжительный полет на ребро. Карта, понятное дело, слетела, ложась лицевой стороной на пол. Дернувшийся было в атаку Ворон был резко приструнен ласковым взглядом дула Мстителя. Так и замерли все. Молодежь, среди которой пошли волнения. Культисты, уже дернувшие рукой в направлении рукояти двуруча. Старички, сменившие расслабленную позу на готовность к бою. А посередине - Барс, стоящий ровно, чья левая рука с револьвером была вытянута в направлении собрата по оружию. А глаза такие добрые-добрые. С другой стороны Ворон, которому до встречи со стволом револьвера не хватает полтора шага. Но который уже успел положить пятерню на рукоять кинжала. И вновь та самая гнетущая тишина, которую прорезал чистый как слеза, и спокойный такой голос Барсика.
- Братья мои! - и несколько шагов в сторону, чтобы увеличить разрыв между собой и Вороном. - Вы слишком много внимания уделяете политике и войнам. Вспомните чему нас учил наставник, вспомните, о чем мы клялись. Мы - истребители чудовищ, монстров, отвратительных тварей, за которых нам платят деньги. Мы посвятили этому всю жизнь, и многие поколения поплатились ею за свое ремесло. Не будь нас - люди и эльфы до сих пор бы прятались в своих домах, слушая под окном визги и вои. Гномы бы страшились лишний раз вступать в торговлю. Мы важное звено мироздания. Мы братья, ведьмаки. Нас объединяет та боль, которую мы прошли в обряде инициации. Нас объединяют шрамы, полученные не в святой войне добра со злом, а в противостоянии жутким тварям, которые столетиями рвали на куски простой народ. Нас объединяет наша клятва сохранять нейтралитет к существам разумным, и не вступать во все эти распри. А что сейчас творится? Вы делите пост наставника, словно алчные короли делят мелкое государство!
- Много слов. Для немногословного мутанта. - Каркнул Ворон, вновь скрещивая руки на груди. - А не пойти бы тебе в то место, из которого ты вылез в свое время. Мы как бы и без тебя почти все реши...
- Да. Пошел. Ты. Мудак. - Ствол Покорителя так же устремился в направлении груди Ворона, и Барс развернулся к говорившему торсом. - Я давал клятву не нападать на разумных существ. И каждого, кто ее нарушит - буду считать клятвопреступником, а значит предателем. И лично расстреляю, возможно даже прелюдно.
Вот теперь пошел ропот. Причем в основном среди опытных ведьмаков, явно чем-то взволнованных. Ворон не нашел что сказать, и ограничился бурчанием себе под нос. Попытки напасть на Барса тоже прекратил, по соображениям последнего - из-за двух смотрящих в него револьверов. Все-таки пушка - тоже аргумент, кто бы что не говорил. Наконец из группы культистов Хандаира отделился один, который тут же заговорил громким басом на весь холл, не дожидаясь окончания шепотков среди присутствующих.
- Культ Хандаира Сельвина единогласно решил, что поста верховного наставника достоин Эллиан Росто по прозвищу Барс. Из всех присутствующих только он сохранил чистоту мысли и трезвый взгляд на ведьмачий нейтралитет.  - Присутствующие культисты одобрительно загудели, а оратор продолжил. - Но так как все мы являемся братьями, равными по крови - решение остается за большинством. Кто - за?
Следующие минуты тянулись как гречишный мед. Эллиан наконец опустил пистолеты, перестав направлять их в грудь Ворона. Да и тот как-то стушевался после речи жреца культа Хандаира. И было в главном холле массовое переглядывание, с немым вопросом "ну а ты согласен?". Самого Эла, как водится, спросить забыли. Хотя он и сам был не против. По крайней мере он был уверен, что с его наставлениями ведьмаки дров точно не наломают. А если наломают - он постарается исправить. Ну, по крайней мере ему так казалось. Молодняк тем временем принял решение быстрее своих наставников, почти единогласно потянув руки вверх. Те, кто не потянул - просто витали в сомнениях, как и до появления Эллиана. После согласия учеников потянулись руки и старшего поколения. Один за другим матерые ведьмаки вздымали кулаки вверх, голосуя за Барса. Последним оказался Ворон, который долго боролся с жаждой власти и здравым смыслом.
- Значит большинство за. - Пробасил тот самый жрец, сложив ладони домиком и повернувшись к среброволосому. - Эллиан, убери оружие. Отныне и до самой смерти ты - верховный наставник ведьмачьего братства Эльдуха. Прими благословение Хандаира, да пребудет с тобой холодная голова и твердая рука, и да пребудет с тобой сила.
- Спасибо, братья. - Среброволосый медленно вернул револьверы в кобуру, не забыв поклониться в три стороны, по направлению к скоплениям народа. - Давайте же вытащим столы и помянем нашего наставника так, как и подобает братьям по крови. Он потратил годы на то, чтобы мы стали такими, какие мы есть.
Согласные кивки головой были ответом среброволосому, и народ медленно потянулся к выходу. Мимо Барса проходил молодняк, глядящий на нового наставника с восхищением. матерые мутанты ободряюще хлопали по плечу, бросая короткое "поздравляю". Исключением не стал даже Ворон, чья тонкая улыбка была пропитана настоящей дружеской поддержкой. И началась совсем другая возня. Вытаскивали столы и стулья, разжигали костры, тащили соленья и брагу. Готовилось настоящее, ведьмачье застолье.

0

44

Как показала практика ведьмачий цех умеет не только работать. С усердием муравьев мутанты-охотники тащили на небольшую площадь перед крепостью дубовые столы и стулья, посуду, выкатывали бочки с хмельными напитками. Стол быстро заполнялся соленьями, а кое-где проскакивала свежина - поросенок молодой, похлебка из собаки, грибной суп. И суматоха, как на пожаре. Правда так только для невооруженного глаза. На самом деле все действия охотников были четкими и быстрыми, никто не пихался и не задевал товарища локтем. И постоянный звон посуды. Где-то уже слышались первые трели лютни очередного малоопытного музыканта из числа истребителей чудовищ. Протяжно завыла флейта, тут же вспорхнув вверх звонким жаворонком. Я сейчас не понял, мы мастера поминать собрались или гулянья народные устраивать? Барс старался делать вид мебели, которая никому не мешает и вообще под ногами не путается. Он аккуратно просачивался мимо стоящих и уворачивался от идущих. Наверное и то, и другое. Хотя правильно, когда еще доведется хорошо отдохнуть! И беловолосый едва отдернул руку от яблочка, к которому потянулся, едва увернувшись от удара половником.
- Барс! - гаркнула хрипловатая Гертруда, которую все за глаза называли Тетя Соня, за способность спать в самых неожиданных и неудобных местах. - Лет под сраку, а все как ребенок! Руки мой иди!
- Да я это... - Буркнул беловолосый, поднимая руки вверх. - Перчатки.
- И перчатки мой! - гаркнула женщина, в следующую секунду расплываясь в улыбке, состоящей преимущественно из стальных протезов. - Только с дороги и яблочки хапает! Тоже мне, наставник верховный, балбес морковный.
Среброволосый коротко хохотнул, согласно кивнув головой при том. Он знал, что Гертруда старше его года на четыре. Что не мешало ей каждый раз командовать охотником, строя из себя роковую женщину. Хотя именно ее Барсик легко клал на обе лопатки в рукопашных тренировках.
Едва роковая мадам осталась где-то позади - как перед незадачливым ведьмаком вырос Ворон, чернющими как ночь глазами просверлив в беловолосом сразу две дырки на уровне лба.
- Пинта мира. - Каркнул, протягивая здоровенную кружку Эллиану, а вторую, аналогичную оставляя у себя. - Прости, что я так резко сначала.
- Забей. - Отмахнулся среброволосый, грохнув краем кружки о кружку товарища. - Я даже не заметил.
И принялся опустошать свою пинту большими глотками. Он вообще давно пива не пил, все в дороге да в дороге. А тут на тебе, из огня да в полымя. Даже ванну принять не успел, а уже верховный наставник! И гордость неимоверная грудь давит, и тепло на душе. И компания располагает - все свои, все свое. Вон пивные кружки в ход пошли, заливая столы пеной при ударах друг о друга. Площадь наполнялась гулом голосов, тостами. Кто-то из толпы бренчал на лютне незамысловатую мелодию, затягивая что-то про меч из серебра и борьбу со злом. И кто-то хрипловато подпевал. В общем пир стоял горой, брага лилась рекой, текла по усам и самым чудесным образом попадала в рот.
- Эллиан, - внезапно за спиной возник бархатный баритон, от которого Барс едва не поперхнулся хмельным напитком. - Тут послание. От гномов.
- Тебя что, топать не учили? - усмехнулся Эл, отставляя кружку в сторону и принимая из рук внезапного жреца Хандаира пергамент с печатью гномьего правительства. - Я и поседеть могу от страха.
Жрец взаимно усмехнулся, пожав плечами и присоединяясь к остальным на шумной пирушке. А Эл занялся стоящим делом - сорвал печать и развернул пергамент во всю ширину, вчитываясь в текст. Хм... Невиданные монстры? Заполонили шахты? Это же... Реальная проблема. А реальная проблема - это реальные деньги. Ну, что же... Барс не стал медлить. Легким движением руки он вручил пергамент ближайшему собрату, чтобы тот ознакомился и передал следующему. И следующему. И так бумага пошла по рукам. Каждый вчитывался, внимал, делился информацией с товарищем и передавал бумагу дальше. Эффективный способ поставить всех братьев в курс дела, при том не надорвать глотку, читая это письмо вслух. Сам же Барс отошел в сторонку от всего места действия, меланхолично поправляя перевязи на торсе. Заодно проверил содержимое сумки, патроны в барабанах револьвера. Заодно искоса поглядывал на пирующих.
А там разговор пошел совсем в другое русло. Ведьмаки помаленьку начинали обсуждать подворачивающуюся работенку, мол сколько вешать в граммах и тонкости подземной охоты. Прикидывали шансы на успешную компанию, зелья, годные для выживания под землей. Смеялись и шутили, и вновь подняли пивные кружки. Эге-ге! Деньги убегут же! Стоять бухать!
- Братья, кто со мной в Карнбор - два шага вперед! - с усмешкой воскликнул беловолосый, скрещивая руки на груди, после чего добавил. - Короткими перебежками.
Мутанты переглянулись, допили таки свое пиво и с дедовским кряхтением оторвались от стульев. Похлопали по плечу тех, кто решил остаться. Некоторые уделили внимание и женской части - обнялись, поцеловались на прощание. Вновь завелась лютня, наигрывая что-то такое высокое, почти воющее "тюнь-тюнь-тюнь-тютюнь". И по одному охотники подтягивались к среброволосому, образуя своеобразный отряд. Хотя отрядом это было очень сложно назвать - просто толпа наемников без страха и упрека, утирающих пиво с губ тыльной стороной руки и украдкой отрыгивающих в сторону. Не самый лучший вариант для ведения тактической войны. Зато у них был перевес во внезапности. Действительно, кто будет ожидать атаку пьяных ведьмаков из кустов, в тельняшках и на зебрах.
- Выдвигаемся сейчас. Берем только самое необходимое - оружие и воду. Остальное добудем по дороге. - Раскомандовался Барс, ощущая в себе настоящий дух лидерства. После обратился к оставшимся сидеть мутантам. - Отошлите весточку тем, кого нет сейчас в Эльдухе. Пусть возьмут на заметку подвернувшуюся работенку.
И ведьмаки отправились. Восемьдесят семь мужчин, готовых прямо сейчас разорвать стаю мантикор на три стаи мантикор поменьше. Троекратное "хэй!", и вся эта ватага двинулась на выход. То есть перешли из состояния стояния в режим бега трусцой, в направлении главных ворот Эльдуха. Барс, как настоящий верховный наставник, бежал первым. Или очень старался это делать. Никакой слаженности в действиях, только хаотичная толпа и топот тяжелых сапог. Первая крупная работа за долгое время существования братства.
Оставшиеся ведьмаки проводили удаляющихся братьев взглядом, и, не теряя даром времени, отправились к почтовым голубям - передать весточку тем, кто не был на пиру в Эльдухе. Каждому будет описание работы у гномов, место прибытия, время отправление ведьмачьего отряда и его маршрут. И устремятся ввысь голуби, соколы, ласточки и чайки. И полетят во всех направлениях мира, чтобы доставить свою короткую, но содержательную весточку. Жрецы Хандаира тоже написали весточку, но не собратьям ведьмакам, а гномам. Там они упомянули про сегодняшний поворот событий, и примерное время ожидания мутантов из числа охотников на монстров. Затем переписали несколько копий и отправили с соколами. Ну а идущие на дело охотники тем временем успели покинуть Эльдух, выходя на тракт между Эльдухом и Карнбором.

---> Дорога Эльдух - Тихоуст - Мирная - Карнборн

Отредактировано Эллиан (Среда, 3 октября, 2012г. 17:33:21)

0


Вы здесь » FRPG Энирин » Эльдух » Крепость ведьмаков


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно