FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » #Эпизоды » ◆ О чём шепчут ветра (апрель 1415 г.)


◆ О чём шепчут ветра (апрель 1415 г.)

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

О   Ч Ё М   Ш Е П Ч У Т   В Е Т Р А

http://forumuploads.ru/uploads/0006/f5/43/2834/538869.jpg

Действующие лица:

http://forumuploads.ru/uploads/0006/f5/43/2834/178980.jpghttp://forumuploads.ru/uploads/0006/f5/43/2834/311148.png

Место: Пустыня где-то между Сельмирионом и Шантаррой.
Время: 19 апреля 1415 г.
Сюжет: Большая, бескрайняя пустыня. Двое людей, ищущих спасительный оазис и бегущих прочь - каждый от своего прошлого. Им суждено встретиться при не самых простых обстоятельствах, но что будет дальше? Смогут ли эти двое поладить и найти общий язык? И смогут ли выбраться из пропитанных смертью песков? Обо всём этом вскоре нашепчут ветра пустыни.
Возможность присоединения игроков: Не предвидится.

[player][{n:"Secrets in the sand",u:"https://dl.dropboxusercontent.com/s/vs3x3l9yildsmi5/05%20-%20Secrets%20In%20The%20Sand.mp3",c:""}][/player]

+1

2

[indent=0.7,0.7]Солнце понемногу двигалось к горизонту и самая жаркая часть дня уже была позади. Через несколько часов уже наступит ночь, которая имеет все шансы стать довольно прохладной. Однако, пока небесное светило было ещё высоко, а тёплый южный ветер вволю резвился средь песчаных барханов, одинокий всадник, который неспешно ехал по открытым просторам, уже во всю раздумывал над тем — где и как ему провести предстоящую ночь. Всадником этим был рыцарь Чёрного ордена, направляющийся сейчас в королевство Вермилон по своим личным делам. Но небольшое происшествие заставило его изменить свой маршрут и потому сейчас он оказался совсем не там, где планировал быть изначально. Его запасы воды уже подходили к концу, да и верный вороной конь по кличке Вольтан так же испытывал жажду. И желтоглазый рыцарь понимал, что ему следует найти источник безопасного питья. Лучше — как можно быстрее. Благо, что у него для этого был способ.
[indent=0.7,0.7]В седельных сумках жеребца среди прочих вещей, предназначенных для путешествия, Родан быстро нашёл карты местности, даже не останавливаясь и не слезая. Ему это было не нужно. Послушный конь шёл плавно и не норовил скинуть с себя наездника, как это зачастую бывало с необъезженными молодыми и ретивыми скакунами. Нет, Вольтан был очень верным и послушным конём, и если бы кто-то попросил комментария рыцаря, то тот бы ответил, что его вороной является надёжным другом и преданным соратником, с которым они прошли не одну битву и не один рыцарский поединок. Но внешнее спокойствие вороного, с которым он непреклонно двигался вперёд уже который час, могло сбить несведущего человека с толку и ввести в заблуждение, мол, жеребец был хилым и немощным. Нет, это было вовсе не так. Вольтан был конём породистым и его выносливости могли обзавидоваться девять из десяти коней на континенте. Там, где другие скакуны будут падать от усталости, вороной рыцаря продолжит мчаться вперёд с упорностью самой смерти. И это его качество делало Вольтана незаменимым спутником Ал Дорнве в длительных путешествиях. Как раз таких — как сейчас.
[indent=0.7,0.7]А сейчас Родан, внимательно осматривая карту, прикидывал в уме где он сейчас находится. В пустыне было не слишком много ориентиров, так что он решил «найти себя» на карте опираясь на время, проведённое в пути, скорость движения и направление. И пусть и с некоторыми погрешностями, но ему всё же удалось это сделать. Но знать — где находишься сам — это только половина дела. Теперь ему нужно было отыскать на картах ближайшее место, в котором он сможет пополнить запасы живительной влаги. И таковое место нашлось. Небольшой оазис, отмеченный на карте синей точкой, изображавшей, судя по всему, водоём. Но вот почему он был кем-то безжалостно перечёркнут? Предыдущий владелец карты, к сожалению желтоглазого, не оставил по этому поводу каких-либо комментариев. Может оазис уже и не существовал? Может его поглотила пустыня? Спросить об этом Родан мог разве что у Вольтана, но тот был не очень разговорчивым, что, впрочем, устраивало рыцаря более чем. И всё же Ал Дорнве решил проверить это место. В любом случае — он ничего не теряет. Путь к следующему ближайшему источнику питья всё-равно пролегает через перечёркнутый оазис. Так что, помянув про себя Нацмата и поправив патту своего нового белого шаперона (такой цвет одеяний был не свойственен Родану, но в данном конкретном случае практичность победила вкусовые предпочтения), Шип натянул поводья и повернул жеребца в сторону новой цели.
[indent=0.7,0.7]Тёплые дуновения ветра ласкали открытые участки кожи рыцаря и приносили с собой удовольствие от ощущения хотя бы такого небольшого охлаждения. Нет, всё же пустынный климат был не слишком по нраву Ал Дорнве. Он предпочитал что-то более умеренное. Не очень прохладное, но и не очень жаркое. И, желательно, осень. Да, Родану нравилось это время года. Пасмурное небо, но без дождя. Жёлтые опадающие листья деревьев. Собранный урожай яблок, в конце концов. Всё это было ему близко и грело душу. Возможно из-за того, что его день рождения выдался на осенний период — кто знает? А сейчас, здесь, в пустыне Хаст, не было ничего такого, что было бы мило сердцу желтоглазого. Лишь ветер, да мелкие частички песка, летающие в воздухе. Тем, кто сам избрал себе жизнь в подобных условиях, Терновый не завидовал. Да и не понимал их.
[indent=0.7,0.7]Время шло. Дорожка из следов от копыт коня постепенно заметалась песком. А рыцарь всё всматривался вдаль, стремясь обнаружить заветный оазис. И вот, спустя ещё примерно четверть часа, Родан увидел его. Небольшие заросли из пальмовидных растений и кусов, окружённые примерно пятиметровыми в высоту скалистыми выступами, которые служили чем-то вроде забора, защищающего это место от ветров и песков. Выглядело всё довольно многообещающе. Выглядывающие сверху зелёные листья деревьев могли свидетельствовать о том, что источник воды ещё не пересох. Но спешить радоваться не стоило. Для начала нужно было убедиться, что всё это — не мираж. И что вода в источнике пригодна для питья. Не просто же так на карте был тот крест. Не просто так её предыдущий владелец вычеркнул это любопытное место.
Вперёд, Вольтан, - произнёс негромким голосом рыцарь и слегка пришпорил коня. Совсем скоро Ал Дорнве всё увидит и проверит вблизи.

+3

3

[indent=0.7,0.7]Прошла почти неделя с тех пор, как Линкс покинула лесную черту и переместилась в пустыню. Нужно было двигаться дальше. В лесах было не безопасно: недавно она видела эльфов-пограничников, которые выглядели не совсем  дружелюбно. Девочке
удалось скрыться в тот раз, но так везло ей не всегда. Однажды, во время охоты на кролика, она чуть не стала жертвой такого же действия со стороны полуэльфов. Именно это натолкнуло её на мысль двигаться дальше. Обдумав все "за"  и "против", Проныра решила попытать счастье в Шантарре, ближайшем к лесам городе, но туда нужно было ещё добраться. Линкс думала, что хорошо подготовилась к походу. Она знала, что нужно много воды, а еду можно, как всегда, поймать.  О погоде в бескрайних песках Проныра подслушала у эльфов охраняющих границу леса. Девушка запаслась водой, на сколько позволяла самодельная фляга, наловила кроликов и птицы, разделав их и хорошенько просолив, чтоб не испортилось мясо, сложила всё в куртку, и, обвязав её лесной лозой, сделала наплечную сумку и отправилась в том направлении, где, по её мнению, был нужный ей город. 
[indent=0.7,0.7]Пять дней оборотень ходила по пустыне, но запасов едва хватило на три дня. С едой проблем у девочки не было, превращаясь в рысь, она охотилась на мелких зверьков, а в качестве воды использовала сок редких пустынных растений, но этого было мало: она всё время хотела пить.
[indent=0.7,0.7]Молодая девушка, выглядевшая, как  маленький двенадцатилетний ребёнок, с обветренным лицом, осунувшимся от жажды, и красными глазами от постоянного песка, надуваемого ветром, едва стояла на ногах, когда невдалеке показались каменные выступы, немилосердно впивавшиеся в бесконечно голубое небо. Она почувствовала, что точно такие же иголки впиваются её в горло, глаза, кожу... Девочка, с надеждой ещё раз порылась в маленькой сумочке и импровизированном заплечном мешке. О, чудо! Она нашла гнилые ягоды, которые каким-то образом не успели засохнуть, и кусочек колючего растения с капелькой живительной влаги. Съев незатейливый завтрак, показавшийся ей пищей богов, оборотень превратилась в рысь и побежала.
[indent=0.7,0.7]Перебирая лапками по песку и спотыкаясь, она думала только о том, что останавливаться, садиться на песок и закрывать глаза нельзя. Нельзя! Ибо ты умрёшь. Линкс это понимала, поэтому неслась из последних рысьих сил - человеческих не  хватало даже на простые шаги. Каменные столбы  приближались, и среди них уже виднелись зелёные верхушки пальм. По мере приближения к этому дивному месту перед затуманенным взглядом борющегося со смертью зверька открывались и  другие высокие, похожие на деревья, растения. Выросшая в зелёном лесу у реки, Линкс не узнавала местную флору, но одно она знала точно: там где зелень, там вода. Там спасение.
[indent=0.7,0.7]Коричневые скалы всё приближались  и приближались, становясь выше. Они стояли на небольшом расстоянии друг от друга образуя небольшие коридорчики между четкой границей смертельной пустыни и праздника жизни: буйствующего разными цветами райского уголка. Рысёнок направилась к одному такому проёму между скал,  понемногу сбавляя скорость: она сегодня не умрёт, можно расслабиться. Пробежав границу оазиса, а это был именно оазис, и ещё немного, девочка плюхнулась прямо в воду крохотного ручейка,  бьющего откуда-то из недр пустыни.  Всё ещё в облике рыси девушка каталась на спине по дну в мелководье, жадно пила из ключа на удивление холодную воду и коротко фыркала, выплёвывая песчинки, поднимающиеся со дна. Утолив жажду и немного отдохнув, не вставая с воды,  мокрая кошка позволила себе оглянуться. Это место было похоже на спрятанный остров: по контуру возвышались рыжие гладкие каменные пики, сужаясь кверху. За ними был всё тот же песчаный океан. Но по эту сторону всюду были зелёные деревья со свисающими книзу от тяжести разноцветных плодов ветвями, прямо из песка торчали, как огромные колючки, высокие стебли растений, которых девушка никогда в жизни не встречала. Линкс, приняв человеческий облик, кружилась на одном месте, открыв рот от удивления. В деревьях щебетали яркие птицы, а в траве шныряли мыши и ящерицы. Здесь было уютно, и, даже при том, что солнце только поднялось в небо и немилосердно жгло, под деревьями девушка чувствовала приятную прохладу.
[indent=0.7,0.7]Хорошенько искупавшись там, где вода была уже поглубже, она облачилась в нательную повязку, сделав из неё подобие очень короткого платья, накинула свой незаменимый мешок из куртки, в который вложила походную сумочку, флягу с набранной свежей ключевой водой, сапоги, завёрнутые в штанишки, и медленно пошла исследовать оазис. На ходу, вертя головой, она срывала с деревьев
и ела мягкие сладкие фрукты, утоляя голод. Ручеёк то появлялся, то исчезал, сменяясь крохотными, похожими на большие лужи, озерцами то там то тут, пока не превратился в большое, глубокое озеро с невысоким водопадом. Наверно это был центр оазиса, здесь было больше воды, больше деревьев и травы, больше птиц и зверей. Девочка была уверена, что она одна, что ни одно человеческое существо не потревожит её спокойствие, и решила остаться на некоторое время в этом месте.  Она то сидела на травке, наблюдая за большими бабочками, то плавала в озере, с грустью обнаружив, что рыбы в нём нет. Попыталась поймать ящерицу, но та прытко улизнула под коричневый камень, похожий на одну из скал, которые закрывали оазис от песка и ветра. Однажды она увидела очень большую ящерицу на другом берегу озера и решила провести ночь на дереве, подальше от наземных хищников.
[indent=0.7,0.7]День приближался к своему завершению, солнце окрасило небо во всевозможные оттенки красного цвета, и медленно скрылось за скалами. Линкс расстелила куртку между ветками раскидистого дерева, привязала её к более толстым ветвям длинными, но такими крепкими травинками, что без ножа девчушка бы не справилась, насобирала и съела какие-то остроконечные ягоды и пахнущие фрукты, свернулась клубочком и уснула. Молодая рысь так устала от утренней погони за жизнью, бесконечных прогулок и купаний, что уснула мгновенно. Спала девушка крепко, ни о чём не подозревая, а проснулась уже после восхода солнца.

+3

4

[indent=0.7,0.7]Чёрный конь подъехал к скалистым выступам коричневатого оттенка и остановился в паре метров от них, подчиняясь команде своего седока. Дальше ехать в седле не стоило. Родан, спешившись, легонько похлопал Вольтана по холке, после чего взял его под уздцы и повёл по небольшой извилистой тропинке вглубь оазиса. Одно было понятно точно — это место не было миражом. Медленным и осторожным шагом Ал Дорнве продвигался вперёд, ведя за собой четвероногого друга. Свободную правую руку он опустил на рукоять меча, который сейчас покоился в ножнах, висящих на поясе. Настороженность рыцаря брала верх над чувством жажды и не давала ему бездумно кинуться вперёд и искать источник влаги. В конце-концов мало ли кто ещё мог облюбовать для себя это место? Какой-нибудь недоброжелатель или же лютый хищный зверь. На счёт последнего шансы были даже больше, если опираться на слухи о пустыне Хаст и её обитателях. А потревожить кого-то когтистого и зубастого, кто сейчас отдыхает среди листвы деревьев, желтоглазому всё же не очень хотелось. Вольтан бы этого не оценил.
[indent=0.7,0.7]Пройдя сквозь природную преграду, что отделяла оазис от пустынной пустоши, Терновый рыцарь оказался в неописуемой красоты месте. Во всяком случае после бесконечных однотипных песчаных пейзажей такой контраст радовал его глаз. Ну а слух его усладил едва слышимый звук журчащей воды, ориентируясь на который желтоглазый и двинулся дальше. Первым ощущением от появления в этом дивном месте было облегчение. Даже если здешняя вода окажется непригодна для питья, то Родан сможет добыть сок из местных фруктов или же из деревьев — срезав их кору. Для жеребца этого будет маловато, но уже что-то. Однако, подойдя ближе к задорно отражающему солнечные лучи бегущему ручейку, Ал Дорнве понял, что поводов опасаться воды всё меньше. Он увидел каких-то ящериц, которые пили прохладную водицу. Раз пьют и ещё не отбросили лапки, значит им эта вода подходит, а желтоглазый был не привередлив, пусть и являлся аристократом. Спугнув рептилий своим приближением, Шип спокойным голосом произнёс:
Стой. Сначала я.
[indent=0.7,0.7]Эта фраза была предназначена для жеребца, который, увидев воду, сначала хотел было опустить в неё морду и вдоволь напиться, но потом, заслышав слова хозяина, резко остановился. Раз хозяин говорит так, значит так и надо. Однако, Вольтан то и дело водил ушами, словно бы слыша что-то или кого-то. Возможно кого-то, кто сейчас наблюдал из укрытия за ним и рыцарем. Всё же звериное чутьё помогало почувствовать хищников. Ну а Родан же, набрав из ручья воды в ладони, принюхался к ней, стараясь определить посторонние запахи. Ничего. Затем он попробовал воду на вкус и тут же выплюнул её, прислушиваясь к послевкусию, словно профессиональный сомелье. Опять ничего. Судя по всему — эту воду можно было пить.
Пей.
[indent=0.7,0.7]Вновь скомандовал Ал Дорнве и только после этой короткой реплики Вольтан подошёл к ручью и принялся с удовольствием хлебать из ручья, при этом едва слышно пофыркивая. Желтоглазый не отставал от него и тоже утолял жажду, но неспешно, как его и учили. А когда с этим было покончено, то Шип достал из седельных сумок пустые меха и начал наполнять уже их. Впереди ещё долгий путь, так что пополнить запасы было очень важной задачей. И пока походные меха принимали в себя проточную воду, Терновый в очередной раз уверил себя в правильности принятого решения. Решения — отправить в Вермилон её отдельным экипажем.
[indent=0.7,0.7]Вскоре конь напился и теперь просто стоял и отдыхал под тенью высоких и раскидистых пальмовидных деревьев. Тем не менее рыцарь, сидя на траве и отдыхая не так далеко от своего вороного, видел, что зверь по прежнему водит ушами, прислушиваясь к звукам. Конь немного нервничал и то было не удивительно. Ведь не так далеко от него и Ал Дорнве был кое-кто ещё. Кое-кто, кого они пока-что не видели. Но Родан был готов встретить этого неизвестного, если тот решит напасть. С виду он казался расслабленным и ничего не подозревающим, но на самом деле был сосредоточен. Время суток уже перевалило за отметку «вечер» и Ал Дорнве не собирался покидать оазис в ночь. Он решил, что лучше переночевать здесь. Нужно было только хорошенько подготовиться. И поужинать, да. В седельных сумках его уже во всю дожидались сыр и вяленое мясо.

+3

5

[indent=0.7,0.7]На следующее утро Линкс чувствовала себя намного лучше. Всё ещё уверенная в своём уединении, она разделась и пошла купаться в прохладном, но не  холодном озере. Блестящая от яркого солнца водная гладь у берега была очень прозрачной, раскрывая взору желтоватый песок со сверкающими гладенькими камушками. Моллюсков и растений в водоёме не было. Не было и рыбы. Озеро представлялось плавательным бассейном (если бы девочка знала о таких, ей было бы с чем сравнить). Будучи беззаботным подростком она не задавалась вопросом о странном отсутствии живых организмов, и плавала на поверхности, изображая то рыб, то лягушек, то волков и сама себе хохотала: она наслаждалась каждой волной, шедшей от неё к берегу и возвращавшейся к ней же едва видной складкой на воде. Она радовалась каждому лёгкому прикосновению утреннего солнца, подставляя ему лицо и жмурясь. Линкс всё время то ласково улыбалась солнышку, то смеялась пролетающим бабочкам, всё же не решаясь нырнуть поглубже. Её даже не удивляло то, что к центру озеро становилось почти чёрным. Малышка просто не хотела об этом думать.
[indent=0.7,0.7]Выйдя на берег, она выжала с волос всю воду, про себя отметив, что пора бы обновить их рыжеватый оттенок, и принялась искать себе завтрак. Выживая в пустыне, Линкс однажды пробовала испечь в горячем песке ящерицу и съесть. Было терпимо. Возможно и сейчас она сделает то же самое, так как для костра не было ни одной сухой травинки, а магические разноцветные костры рысёнку только снились. Как только она подумала о еде, всё живое куда-то скрылось. Раздосадованная Алин нарвала фруктов, нашла ягод и поела совсем уж не рысий завтрак. После этого, девочка решила немного изучить новое место обитания, пусть даже и временное, но такое приятное и таинственное. Для пущей безопасности, она сменила облик на звериный и помчалась вдоль берега озера, узнать, что же есть на другой стороне.
[indent=0.7,0.7]То ли озеро оказалось не таким уж и большим, то ли рысёнок слишком быстро бежала, но не прошло и двух минут, как она уже смотрела на  место своего ночлега с другого берега озера. На этой стороне были те же деревья, те же ягоды, так же не было ни единой ящерки или песчаного зайца. Почесав за ухом, рысёнок, поточила когти о ближайшее дерево и начала по нему взбираться. В кронах крупных пустынных растений всё ещё слышалось щебетание птиц. Мяса хотелось всё так же. Пушистый зверёк во что бы то ни стало должен поймать птичку. Маленькая рысь поднималась всё выше и выше  на дерево, пока не добралась почти до верхушки. Отсюда можно было осмотреться, что девочка и сделала. Она не смотрела под собой, на черное озеро: ей было интересно, что было там, куда она ещё не ходила. Но малышку ждало разочарование: за озером был небольшой лесок, а за ним резко вверх поднимались всё те же коричневые скалы. Но с этой стороны они не были такими гладкими, как снаружи: в толще камня виднелись чёрные, как сама пустота, ущелья и пещеры. Прочно держась когтями за ветви, рысёнок отряхнулась, распушив шерсть, и повернула голову туда, откуда пришла. Скалы. Куда ни посмотри - везде взглядом упираешься в огромные каменные выступы.
[indent=0.7,0.7]Вот что-то шевельнулось совсем рядом с Алин, и она насторожилась, прижав тело и лапки поближе к ветке, на которой сидела. Ещё шорох - и рысь резко прыгает назад, в воздухе поворачиваясь всем телом, выставляет лапки с остро заточенными коготками, балансируя хвостом. Миг - и когти впиваются в мягкую тёплую плоть чего-то чуть меньше самой рыси, миг - и зубы впились в голую кожу будущей еды, ещё миг - и, потеряв равновесие среди ветвей (рысь - не птица), оба существа полетели вниз, ударяясь о ветки дерева. У Линкс был выбор: отпустить жертву и поймать себя, зацепившись когтями о ветку; или держать еду всем, чем можно, и лететь в свободном падении, а приземляться на того, кто был в её когтях. Стоит попробовать второй вариант. Девушка  помнила, что днём на земле не было ни одного живого существа, и, если она отпустит добычу, то останется голодной. Добыча же мерзко пищала и всячески мешала Линкс на неё приземлиться, но рысёнок не зря училась у опытной рыси охоте на лесных зайцев и оленят. Те тоже не особо хотели становиться пищей, но становились же. И сейчас молодая рысь не останется голодной. Ветки дерева очень больно тормозили падение, но песок неумолимо приближался. В последний момент Линкс перевернулась ещё раз, и, отпустив раненную жертву, приземлилась на лапки. Существо пыталось бежать, но разъярённая кошка уже поймала его и сильно сдавила шею зубами. Рассудив, что если кровь красного цвета, то это можно есть, Алин обернулась человеком, отдышалась и потащила будущий обед к дереву, где оставила свои вещи.
[indent=0.7,0.7]Расправившись с крупной, похожей на индюка без перьев, вкусной птицей, рысёнок поспала, выкупалась, и ближе к вечеру пошла снова гулять по оазису, на ходу собирая фрукты и изучая диковинные цветы. По мере приближения к скалам, заглядывая в каждый ручеёк, и принюхиваясь, девчушка вдруг услышала, как ей показалось, голос. Она снова шумно втянула носом воздух, и испугалась. Это был конь! А там где конь, там и всадник. Девушка, бесшумно и проворно забравшись на дерево, увидела огромного чёрного коня и человека, пробующего на вкус воду. "Пей" - услышала она, и конь послушно опустил морду к воде. Что было дальше Линкс не знала. Она стремглав помчалась к своему дереву, забралась на импровизированную постель и спряталась под курткой. Сердце норовило выскочить из груди, ноги дрожали, а мысли путались. Постепенно она успокоилась, решив, что человек просто зашёл пополнить запасы воды, и скоро уйдёт. Но уснуть в эту ночь у неё так и не получилось...

Отредактировано Линкс Джегва (Вторник, 27 октября, 2020г. 22:29:15)

+4

6

[indent=0.7,0.7]Солнце уже скрылось за линией горизонта и пустыню, а вместе с ней и оазис, накрыла ночная темнота. Чистое и красивое чернильно-чёрное небо украшали яркие и кажущиеся такими близкими звёзды, складывающиеся в чудной узор созвездий. Пространство вокруг Родана, расположившегося вместе с Вольтаном возле одной из скалистых пещерок-выемок, просматривалось не плохо, даже не смотря на позднее время суток. Заночевать Шип решил подальше от воды, ибо по ночам в Хасте становилось довольно прохладно, а близость источника влаги могла усугубить ситуацию ещё больше. Здесь, возле каменистого уступа, Ал Дорнве поужинал своим скромным пайком, состоящим из вяленого мяса, ломтей сыра и чёрного хлеба. Здесь же он и нашёл неплохое место для лежанки, приспособив походный плащ в качестве простыни, а свой шаперон в качестве подушки. Благо, что почва под ним была песчано-землянистая и от того приемлемо мягкая. Не самые худшие условия из тех, в которых Терновому рыцарю приходилось ночевать. И всё же он помнил недавнюю реакцию своего скакуна. Помнил и предполагал, что некий зверь до сих пор таится где-то рядом и, возможно, ожидает того, когда Родан заснёт.
[indent=0.7,0.7]Однако, лёгкой добычей желтоглазый не станет — его меч был при нём и он очень легко и быстро покидал свои ножны, если на то появлялась необходимость. Сегодняшняя ночь не станет исключением. Хотя от открытого пламени костра Шип бы не отказался (всё-таки и дополнительное тепло ночью и дикие звери могут поопасаться огня), но пищу для него найти не представлялось возможным. Быть может стоило обезопасить себя получше и расставить недалеко от места своего ночлега какие-нибудь ловушки или «сигналки», но Ал Дорнве очень плохо умел делать из подручных средств что-то подобное, а потому и браться за это не стоило. Чуткий сон и чуткий слух могут оказаться куда полезнее в данной ситуации — так он думал. Но слух его последние несколько минут не улавливал ничего, кроме тихого сопения вороного жеребца и завывания южного ветра где-то там, высоко над головой.
[indent=0.7,0.7]Но не всё было так спокойно, как могло показаться на первый взгляд, и порой судьба-злодейка преподносит нам те ещё сюрпризы. Так и случилось вскоре с той, кто эту ночь решил провести на дереве — вдали от забредшего в спасительное место незнакомца. Как бы она не старалась уснуть — у неё не получалось. Странное чувство тревоги начало атаковать девочку-рысь и с каждой минутой оно становилось всё сильнее. Её животные инстинкты говорили ей, что где-то рядом, совсем близко — страшная и непредсказуемая опасность. И, судя по всему, не одна она почувствовала что-то подобное. Ночной оазис крайне сильно отличался от его дневной версии. Его покидали все немногочисленные звери и птицы, которых Линкс могла встретить здесь днём. Могло сложиться такое впечатление, что они так же испытывали это необъяснимое чувство тревоги, которое беспокоило их и вынуждало бежать прочь. Да и общий ночной пейзаж теперь казался каким-то зловещим и не вызывал ни малейших ассоциаций с безопасным прибежищем для путников. Всё это было довольно странно, ведь в свою первую ночёвку Джегва не испытывала ничего подобного. Должно быть такой непонятный и странный эффект проявлялся не сразу и был он накопительным.
[indent=0.7,0.7]А дальше было хуже. Примерно ещё через час обострённый звериной натурой слух Джегва уловил тихие шелестящие звуки — буд-то бы кто-то ходил по опавшей осенней листве, хотя ничего подобного тут не было и до осени было ещё далеко. И звуки эти раздавались со всех сторон без исключений, что не позволяло девочке разобрать — с какой же стороны ей ждать опасность. Звуки то приближались, то отдалялись, напоминая тем самым морские волны. И вскоре этот шелест несуществующих листьев перешёл во что-то иное. Линкс могла начать различать в нём обрывки каких-то слов и даже фраз, но они всё никак не желали складываться во что-то единое и обретать хоть какой-нибудь смысл. Так длилось ещё несколько минут. Шелест-шёпот заменял собой просто шелест, а затем и вовсе целиком превратился в шёпот нескольких десятков ртов, оставив ассоциации с листьями лишь в памяти рысёнка.
Лиииинкс… - раздался тихий протяжный голос-зов не понятно кого — прямо под ухом у девочки.
Лиииииинкс… Хссссс…
[indent=0.7,0.7]Пожалуй, если бы этот шёпот услышал бы Родан, то он бы сравнил его с шипением ядовитых пустынных змей, которые обитали в этой части пустыни в не малом количестве. Но Родан не слышал ничего и его первая ночь была вполне мирной. А вот девочка продолжала слышать это странное наваждение, сулившее ей окончательную и бесповоротную потерю сна.
Лиииинкссс… Убииийцааа…
[indent=0.7,0.7]Казалось, что эти слова нашёптывает сам гуляка-ветер, который витал в кронах высокой растительности оазиса. И девочка никак не могла отстраниться от этих звуков. Они буквально влезали в её голову, впивались в её мысли, насильно вызывая чувство подавленности и безысходности. Шёпот был всепроникающим. Он обволакивал Джегву и если бы девочка попыталась заткнуть уши, то она всё-равно продолжала бы слышать слова неведомых шепчущих существ (существ ли?). Слова тех, кто знает — кто она и что совершила.
Лиииинкссс… Убиииийцааа...

+3

7

[indent=0.7,0.7]В то время, как новые соседи Линкс готовились ко сну, рысёнок, перебрав в голове все возможные причины появления гостей в её временной обители и остановившись на самой очевидной и безопасной для неё, закрыла глаза и попыталась уснуть. Так девочка пролежала какое-то время, но полностью расслабиться не могла. Ей всё мешало: каждый шорох в листве казался приближением огромного черного коня, а шуршание песка было похоже на приглушенные шаги большого человека, но потом всё затихло. Казалось, можно было уже успокоиться и уснуть, но малышка прекрасно знала о ночной жизни в пустыне. Пробираясь день за днём сквозь пески бесконечности, она каждую ночь наблюдала повышенную активность и разнообразие тех, кто населял Хаст.
[indent=0.7,0.7]Тишина, образовавшаяся в течение часа была не естественной. Песок перестал шуршать, листья на ближайших к девочке деревьях как будто замерли. Хотя с другой растительностью ветер продолжал играть, и, возможно, там даже порхали ночные мотыльки. Здесь же всё было так тихо, что Алин поневоле стала дышать тише, и каждый мускул её молодого девичьего тела слегка напрягся. Только подумав о возможных ночных мотыльках, девочка услышала шорох. Она лежала, с головой накрывшись курткой, иногда приоткрывая её немного, чтобы вдохнуть свежего воздуха и посмотреть на бабочек, которые могли задевать собой листочки и издавать лёгкий шум. Никаких бабочек нигде не было. Никого и ничего вообще не было. Девочка была одна в кроне дерева, но звук навязчиво приближался, залетая прямо в уши, как назойливый комар.
[indent=0.7,0.7] В шорохе Линкс послышались отдельные звуки, похожие на перешептывания: сначала едва слышные, но потом всё более различимы. До слуха оборотня стали доноситься слова. Услышав и разобрав первое из них, Линкс поёжилась, ей стало холодно, тело сковал ледяными цепями страх, и она не могла пошевелиться. Голоса настойчиво произносили её имя, звали её, проникая в уши, в голову, в душу рысёнка, обволакивая её, как звуковое облачко, жуткое звуковое облачко. От общего гомона отделился один голос, позвавший её ещё раз, пробежал по позвоночнику смертельным холодком, и рысёнок, вздрогнув, потеряла контроль над своим зверем. Превратившись в лесную рысь, она хотела распушить шерсть и согреться, но холод был не снаружи: это жуткий, ползучий страх разливался по её телу, мешая сосредоточиться, стать полноценной рысью. Девочка даже не тряслась от страха, так он сковал её, не могла проронить ни звука, с рысьих глаз текли человеческие слёзы. Когда казалось, что хуже быть не может, до неё донеслось ещё одно слово. "Убиииийцааа...". Слово это завладело рысёнком, оно шелестело и переливалось. То свистя, то шипя, оно повторялось, сопровождаясь ещё одним шуршанием: "Линксссс... Убийццааааа". Всё тело девочки болело от невозможности принять один четкий облик. Рысь плакала, всё ещё думая как человек. Но боль начала помогать ей превозмочь ужас, и где-то в далёком углу её сознания появилась мысль: "Я не убийца". Мысль была очень слабая, заглушаемая страхом, пытавшимся побороть боль. Странный голос, берущийся ниоткуда и отовсюду сразу стал настойчивей: он растягивал слова, шипел и свистел, как клубок разъяренных змей, центром которого стала Линкс. Вдруг боль помогла, страх сменился гневом, мысли малышки прояснились и девушка перестала бояться. Она открыла рот, чтобы доказать этому бестелесному шепоту, что она не убийца, но из пасти раздался рык. Она переборола страх и завершила превращение.
[indent=0.7,0.7]Совсем не детский, без тени сомнения, громкий рысий угрожающий звук, говорящий всем страшным змеям: "Я не убийца!". Хищник не должен быть жертвой. В голове только что превратившейся в рысь девочки роились мысли, вспыхивали и таяли, проносились, задерживаясь ровно на столько, чтоб их можно было понять. Кто-то её пугает. Кто-то угрожает маленькому рысенку. Кто-то, кто может хорошо её знать. Осознание пришло внезапно: это человек. Наверное он маг. Он пришёл поймать её и принести обратно в деревню, в лес, где закопано тело мальчишки, который сам напал на неё и умер. Она убила его, но совершенно случайно. Остальные же были её едой, они не считаются. Молниеносное решение толкнуло оборотня на действия. Подгоняемая злостью, Линкс пустилась бежать к тому месту, где видела рыцаря последний раз. Если она убьёт его, ей больше никто угрожать не будет. Не будет голосов, она сможет поспать, а конь станет хорошим пропитанием на несколько дней. Как она, рысёнок, размером с крупную лесную кошку, будет справляться этой черной громадиной, девочка не думала. Она думала о новой жертве, и голос её подстёгивал, шелестя прямо в ушах словами "Линксссс... убийца". Линкс помчалась, на мгновение страх пропал, но на прежнем месте рыцаря не было. Голос поймал рысёнка в ловушку, не давая ей больше рычать или бегать. Она прижалась всем телом к песку, одними глазами ища хоть какой-то приют. Увидев расщелину в ближайшей скале, Линкс собрала в себе все оставшиеся силы, закрыв глаза и представив день, когда ярко светило солнышко, жужжали букашки и пели птички. Она стараясь не слышать настойчивый шорох, оттолкнулась всеми лапками, и побежала в ущелье. Голос не отставал, он шептал имена, он обвинял её в убийствах, которые она даже не совершала, он сводил с ума, и девочка с разбегу врезалась во что-то тёплое, гладкое и не очень мягкое. Конь рыцаря резко поднялся, фыркнул и потоптался на месте, чуть не затоптав девочку. Алин, став на лапки, металась между длинных и сильных ног животного, а рыцарь уже стоял с мечом в руке. Успокоив коня, он сонно оглянулся по сторонам, ища того, кто так бесцеремонно прервал его сон. Странно, но вокруг было мирно и тихо, и только Вольтан всё ещё тихо ржал, шумно фыркал, прядал ушами и немного притоптывал всеми четырьмя копытами. Уговорив коня лечь, Родан думал прилечь уже сам, как заметил съёжившийся в полутьме комочек шерсти прямо на своём плаще. С интересом рыцарь медленно присел, и, осторожно положив рядышком меч, протянул руку. Испуганный рысенок высунул морду и понюхал воздух: от мужчины пахло конём, человеком но не страхом, и точно не угрозой. Страшно было только Линкс, голоса всё давили на неё, и она, рискнув, прыгнула на руки незнакомца и прижалась к нему всем пушистым дрожащим тельцем, спрятав мордочку в сгибе его локтя. Голос в её голове пропал, рысёнок устала бояться, злиться и бегать, обмякла на руках незваного, но так вовремя появившегося гостя.

Отредактировано Линкс Джегва (Пятница, 30 октября, 2020г. 22:02:38)

+3

8

[indent=0.7,0.7]Краткий переполох и неспокойное поведение вороного жеребца были вызваны, как оказалось, маленьким котёнком рыси, которого Ал Дорнве обнаружил съёжившимся на своём походном плаще. Вернее, всё же котёнок был не на столько и маленьким. Явно больше любого обычного рысёнка, но, тем не менее, всё же это был котёнок. Желтоглазый понял это по мордочке, которую после пары мгновений пригляда смог разглядеть в ночной темноте, благо что звёзды светили достаточно ярко, а небо могло похвастаться своей чистотой. Что здесь делал этот зверёк и почему у него шерсть встала дыбом, рыцарь не знал, но хорошим знаком это явно не было. Дикие звери не часто ищут своего спасения у людей, а тем более у Родана. Уж как-то так повелось, что Шип не часто контактировал с животными — за исключением лошадей, конечно. Но вот сейчас ситуация была из ряда вон выходящая. В оазисе что-то было. Что-то, что до дрожи напугало несчастного зверька. И это заставило рыцаря насторожиться. Однако, вслед за рысёнком ничего не выбегало и не вылетало из темноты, дабы полакомиться свежей плотью, а потому Терновый рыцарь аккуратно отложил меч и решил повнимательнее изучить неспокойного ночного гостя. В конце-концов перед ним стоял выбор — что делать с рысёнком. Прогнать, или…
[indent=0.7,0.7]Желтоглазый вытянул в сторону представителя кошачьих руку, на которую была надета плотная кожаная перчатка, в какой-то мере защищавшая ладонь мужчины от внешних воздействий. Если рысёнок удумает кинуться с когтями и клыками — она может послужить небольшим подспорьем. Ожидая неприятного развития событий, рыцарь всё же встретился с вполне мирным, хоть и несколько удивительным результатом своего действия. Зверёк кинулся к нему на руки, будто бы искал спасения от чего-то, что так сильно его ужасало. Ну а Родан, ещё раз осмотревшись по сторонам пристальным и внимательным взглядом, погладил рысёнка второй рукой по спине движениями плавными и аккуратными. Можно даже сказать, что ласковыми.
Лииинкссс… - голоса в голове девочки-рыси понемногу начали отступать, прогоняемые начинающими побеждать их чувствами спокойствия и умиротворения, а так же чувством защищённости. Они больше были не властны над ней. Во всяком случае пока.
Лииинкссс
[indent=0.7,0.7]В итоге, спустя всего пару минут после того, как Джегва запрыгнула на руки к Ал Дорнве, девочка оказалась свободной от непонятного ночного наваждения. Что бы не терзало её всё это время, сейчас оно попросту прекратило свои попытки свести рысёнка с ума. Неведомый голос растворился в ночной тишине и на смену ему пришли звуки размеренного дыхания Родана и тихое сопение Вольтана, который тоже уже успокоился и постепенно отходил в царство грёз, никак более не отреагировав на хищную гостью. Теперь Линкс могла хотя бы попытаться уснуть и провести оставшуюся ночь мирно, пусть и в компании незнакомого ей мужчины. Тем не менее, мужчина этот не выглядел агрессивно, да и на живодёра похож не был, а его поглаживания и вовсе могли вселять в рысёнка ощущения спасительной безмятежности.
[indent=0.7,0.7]Что же до самого Тернового рыцаря, так он, приласкав дикого зверя, размышлял о подозрительном стечении обстоятельств. Выработанная годами предосторожность и даже, в какой-то степени, паранойя, не раз уже спасали Ал Дорнве жизнь. И потому он сейчас прикидывал — какой ловушкой этот котёнок может оказаться. Вариантов было много. Слишком много для того, чтобы учесть их все. Да и не возможно это было в принципе — продумать вообще всё. И всё же свою паранойю надо было держать под неусыпным контролем, а иначе — можно превратиться в безумца, шарахающегося от каждого едва слышимого шороха и каждой едва видимой тени. Такого исхода рыцарь себе совершенно точно не желал. Во всём должна была быть разумная достаточность. Так что, заключив, что в данном случае риски не столь велики, какими они могли бы быть, Шип произнёс:
Останешься тут. Но не шали, - слова эти были обращены к Линкс, но рассчитывать на то, что дикий зверь поймёт их, не приходилось.
[indent=0.7,0.7]Так, не выпуская из рук вроде как успокоившегося рысёнка, Терновый рыцарь вновь улёгся на свой плащ-простыню, намереваясь всё же поспать. Хотя бы подремать в пол глаза. Полноценный сон он себе позволить вряд ли теперь сможет, ожидая неведанную опасность из глубин оазиса, что так сильно напугала котёнка. Положив пушистую к себе под левый бок, Ал Дорнве приобнял её одной рукой. С одной стороны это могло показаться проявлением нежности, но, конечно, хорошо знающий Родана не обманулся бы таким жестом. Желтоглазый сейчас руководствовался только сухим прагматизмом да расчётом, и ничем более. Прижав девочку-рысь к себе, он обеспечит дополнительный источник тепла, что будет весьма кстати посреди ночи. Но и не только этим он руководствовался. Конечно же, это объятие очень легко может перейти в непреодолимый для зверька захват, из которого ему будет не выбраться. Ну а рыцарь сможет сломать рысёнку рёбра или же и вовсе придушить — как повезёт. Такие меры предосторожности желтоглазый считал приемлемыми и не испытывал ни капли угрызений совести из-за подобных мыслей. Да и с чего бы ему испытывать? Он легко и без каких-либо сомнений убивал людей — что уж говорить о диких (и не очень) зверях?
Спи, - коротко подытожил Родан, хотя, скорее, для себя самого.
[indent=0.7,0.7]Терновый рыцарь медленно прикрыл веки, самую малость расслабляясь. Он не спал, нет. Дремал, как и планировал. Меч был рядом, рысёнок — в объятиях. Чуткий Вольтан так же сквозь сон водил своими ушами. И, казалось, что оставшаяся ночь пройдёт тихо и мирно — без каких-либо ещё происшествий. Спал ли комок шерсти под боком Ал Дорнве? Родан этого не знал. Да и дела ему до этого особого не было. Не мешал — и ладно.
[indent=0.7,0.7]Так минута сменялась минутой, а час — часом. Ночное время суток уступало место медленно подкрадывавшемуся, словно кот на охоте, утру. И именно тогда желтоглазый и расслабился сверх меры, из-за чего всё же провалился в сон глубокий, полноценный. Что ему снилось? В общем-то, ничего путного. А когда солнце уже начало выбираться из-за горизонта, Шип глаза открыл, проснувшись. Так не кстати он потерял бдительность, пусть и не на долго. За это желтоглазый себя быстро в мыслях отчитал. Но, всё же полностью очнувшись ото сна, Родан подметил, что ночной котёнок пропал. Видимо — убежал, сочтя дальнейшее общество человека не совсем уместным — так думал Терновый. Ну, каждый из них извлёк пользу из компании друг-друга, а потому жаловаться было не на что. Настало время собираться в путь, пока небесное светило не начало печь в полную силу.

+3

9

Написано совместно с добрым рыцарем

[indent=0.7,0.7]Линкс успокоилась, прижалась к боку незнакомца и уснула. И не важно, как долго она спала, важно было лишь то, что больше ни один голос, ни одно шипение в голове больше не повторилось. Малышка открыла глаза, моргнула и вжалась в крепко спящего мужчину, увидев огромного коня. Убедившись, что зверюга спит, Линкс принюхалась, повела ушками с едва торчащими кисточками и попробовала выбраться из могучих  мужских объятий. Незнакомец  спал так крепко, что даже не шелохнулся, когда она неосторожно выбралась из-под его руки. Медленно выйдя из укрытия скалы, рысенок ещё раз прислушался: в деревьях просыпались первые птицы, ветер нежно шелестел листьям, но никто больше не шептал ни имён, ни страшных слов. Рысь бросилась к своему месту ночлега, обратилась человеком, наспех помылась в озере, которое теперь казалось самым мрачным местом оазиса, залезла на дерево и села на куртку. Там она оделась, как полагается ребёнку, раздумывая, что делать дальше. Оставаться в этом месте никак нельзя: кто-то или что-то знает, что Линкс здесь, и оно пришло за ней. Куда идти, девочка не знала: она и на этот оазис набрела совершенно случайно.
[indent=0.7,0.7]Раздумывая над своим положением и планами на ближайшее будущее, она повернула рыжеватую лохматую голову в сторону странника, и решение пришло само. Линкс, поправив одежды и попытавшись привести в порядок непослушные волосы, начала отвязывать куртку от дерева. Сделав снова из неё походный рюкзак, Алин решительно направилась в сторону скал, где провела спокойную часть ночи. На пути к нужному ей месту девочка раздумывала, как себя вести, что говорить или делать, но, чем ближе она подходила, тем менее решительной становилась. Рысёнок всё замедляла шаг, но, увидев, что мужчина собирается в дорогу, немного ускорилась.
[indent=0.7,0.7]В этот самый момент Шип, отвлёкшись от правки сбруи Вольтана, заметил быстро приближающуюся к нему девчушку и сразу же насторожился. Он сделал всего один шаг на встречу к ней, отходя от вороного, а после этого, положив ладонь на рукоять меча, хмурым голосом крикнул:
- Стой! Ни шагу дальше! - Его реакцию было легко объяснить - ни о каких детях и речи быть не могло в этом оазисе, особенно о гуляющих в одиночку, а потому ребёнок здесь мог быть не один и кто-то мог использовать его в качестве отвлекающего манёвра. Паранойя рыцаря, которую он старательно удерживал, вновь дала о себе знать.
[indent=0.7,0.7]Малышка услышала грозный голос, но остановилась не сразу. Сделав ещё пару неуверенных шагов, она подняла руки вверх, показывая пустые ладони. Она никогда не знакомилась со взрослыми людьми, и то, что собиралась сказать, волшебным образом вылетело у неё с головы. Девушка медленно поставила ногу вперёд, попытавшись сделать ещё один шаг, и набрала дыхания, чтобы просто представиться, но слова застряли у неё в горле.
[indent=0.7,0.7]Меч рыцаря со свистом вылетел из ножен, покидая их практически мгновенно. Блестящее на солнечных лучах лезвие теперь смотрело прямо на девочку и его острие, что угрожающе застыло в воздухе, словно змея перед броском, давало понять, что намерения рыцаря серьёзные и он не шутит.
- Стой, - вновь произнёс он, но более тихо и низко. Если девочка не поймёт и этого жеста, то рыцарь прибегнет к насилию. Он этого не хотел, но если ситуация выйдет из под его контроля... Взгляд с малышки он не сводил ни на секунду, но слух его пытался уловить признаки кого-либо ещё рядом.
[indent=0.7,0.7]Блеск лезвия солнечными зайчиками гулял на лице девочки, попадая в глаза, и она инстинктивно зажмурилась, закрывая лицо рукой. Жест рыцаря она поняла прекрасно. Поэтому убрала занесённую для нового шага ногу, и даже отступила назад. Если она сейчас испугается и сбежит, она застрянет в этом ужасном месте. Воспоминания ночи придали ей немного решимости, и она, запинаясь, сказала:
- Меня зовут Али..нс.. Линкс! Меня зовут Линкс! Вы мне вчера помогли, - девочка решила сказать правду о себе, возможно не всю, но, если хочешь выжить, лучше не врать. Мужчина казался ей грозным, но не безумным. 
- Врать не хорошо, девочка, - произнёс рыцарь, услышав детский голосок рысёнка, - я тебя вижу в первый раз.
[indent=0.7,0.7]Свой меч он опустил, но в ножны пока не убирал. Линкс, как представилась утренняя гостья, остановилась. Так что можно было и поговорить. Время было.
- Меня зовут Родан. И я хочу сразу тебя предупредить - я не из тех, кто слепо кидается на помощь всем обездоленным. Так что какими бы ни были твои намерения - имей это ввиду.
[indent=0.7,0.7]Голос Тернового рыцаря стал более мягким и не таким угрожающим. Он даже позволил себе осмотреться по сторонам и, к его искренней и хорошо скрываемой радости, не обнаружил никакой опасности.
- Чего ты хочешь? И зачем сочиняешь? Тебя об этом кто-то попросил?
- Не просил, - девочка начала отвечать на вопросы с конца, - никто не просил. Но тут кто-то есть. Он вчера меня преследовал, а вы меня спасли, - повторила она. И, запнувшись буквально на мгновение, продолжила, - Я - рысь. Я - оборотень.
[indent=0.7,0.7]Алин села прямо на песок и опустив голову, тихо почти не слышно произнесла:
- Не убивайте меня.
[indent=0.7,0.7]Она сидела молча и смотрела на свои колени, на песок под ногами, на опущенные руки. Её лицо не выражало ничего, а из глаз катились крупные слёзы одна за другой: вот первая упала на штанишки, вот вторая... Алин моргнула, совсем по-детски шумно вытерла рукой лицо и подняла глаза на молчавшего человека, казавшегося ещё больше, от того, что она смотрела на него сверху вниз.
- Можно к вам подойти? Я расскажу всё, что здесь случилось. Кажется оно гналось только за мной. Даже он, - девушка взглядом  указала на коня, - ничего не слышал. Только я. Не оставляйте меня здесь, пожалуйста.
[indent=0.7,0.7]То, что рассказала Линкс, заставило Ал Дорнве на мгновение выгнуть бровь в удивлении. Оборотень. Девочка-оборотень. Да, не часто на его жизненном пути попадалось что-то, а вернее - кто-то подобный. И всё же он решил, что она говорит правду. И вовсе не потому, что она заплакала. До её слёз ему не было никакого дела.
- Подходи, но медленно, - ответил он ей и кивнул в подтверждение слов своих, - И если ты здесь действительно одна, то можешь считать, что тебе повезло.
[indent=0.7,0.7]Последняя его фраза могла, возможно, ввести девочку-рысь в заблуждение, но это, опять же, не было проблемой Родана. Мотивы его поступков как правило почти никто не понимал. Рысёнок медленно встала с колен и неуверенно, помня о мече, пошла к рыцарю, смотря то на него, то себе под ноги: она даже споткнуться боялась, чтоб не разозлить этого большого человека. Остановившись недалеко от него, но так, чтобы не нужно было кричать во время беседы, Алин сбивчиво начала свой рассказ:
- Я раньше жила в лесу за пустыней, у меня были мама, папа и три брата. Потом папа пропал, а потом меня укусила рысь. Странная рысь. Она очень умная, но это ни зверь, ни человек. Это было три лета назад. С тех пор я боялась, что не успею сбежать, и кто-то увидит моё превращение. Год назад я ушла с деревни, чтобы уберечь семью от зла, которым стала. Мне рассказывали о больших городах и учителях оборотнях. Мне надо к такому попасть, и я хотела найти его в Шантарре. Я не представляла, что такое пустыня. через пару дней, после того, как я покинула лес, у меня закончилась вода и еда. Это место попалось случайно, я думала, что умру в пустыне, но местные фрукты и вода продлили мне жизнь. А потом все звери исчезли и ночью кто-то на меня напал. В форме рыси я сильнее, но ему было всё равно, кто перед ним, - девочку от воспоминаний начало трясти, но она заставила себя успокоиться, - я бежала, хотела спрятаться, а врезалась в вашего коня,- наконец-то малышка улыбнулась, правда только губами: глаза были опущены, а взгляд - грустным. Если она посмотрит на рыцаря, то не сможет окончить рассказ. Пожав плечами, она продолжила, - а потом вы меня обняли и спасли. Голос вас испугался и исчез.
[indent=0.7,0.7]Она замолчала, не зная, что ещё добавить. Так много она давно не говорила. Да и вообще ни с  кем так долго не разговаривала. Линкс молча рассматривала песок под ногами и ждала.
"Маленькая ещё." - подумал желтоглазый, слушая рассказ Джегвы и не перебивая её ни на секунду. Кажется, ей нужно было выговориться, а потому рыцарь не желал её прерывать. Он лишь тихо, почти беззвучно хмыкнул, когда она назвала саму себя злом. Такие вещи его всегда забавляли, учитывая, что в его глазах понятия добра и зла были крайне расплывчатыми и очень относительными.
- Всегда пожалуйста, - тихо, чтобы не напугать свою собеседницу, произнёс он (пусть она и не сказала "спасибо") и спрятал наконец меч в ножны, - Твоя история довольно любопытна, Линкс. И знаешь что? Я поверю тебе. И мне тоже не нравится это место.
[indent=0.7,0.7]Родан осмотрелся, уже в который раз, а когда понял, что пейзаж по прежнему не спешит меняться, повернулся к Вольтану, который всё это время молчаливо (а как иначе?) ожидал своего хозяина. На близкое присутствие оборотня конь никак не реагировал. По крайней мере внешне. Породистая невозмутимость - так бы описал это сам рыцарь.
- Что за голос тебя тревожил? Можешь рассказать о нём?
[indent=0.7,0.7]Увидев, что мужчина спрятал меч, Алин осмелела и посмотрела ему в глаза. Немного подумав, девочка снова поёжилась от воспоминаний, но просьбу рыцаря выполнила:
- Это было похоже на змею, на много змей, - поправила себя малышка, - голос шелестел в ушах, говорил имена и слова, которые я даже не знаю. Он был очень страшным и был везде. Я пыталась уйти, убежать, но он преследовал меня. Он шипел, пока я вас не нашла. Потом он исчез так же внезапно, как и появился. Я здесь вторую ночь уже, но голос приходил только в этот раз. И он вас боится, Родан, - она назвала человека по имени скорее для себя, чтобы не забыть как зовут её спасителя. А потом внезапно добавила, - Я есть хочу.
[indent=0.7,0.7]Краткий пересказ ночных событий, приключившихся с девочкой, заставил Тернового рыцаря ещё раз задуматься. Возможно, малышка-оборотень просто испугалась какого-то природного явления, например - звука пустынных ветров. А возможно это был и кто-то из местных диких зверей. Впрочем, Ал Дорнве не исключал и иных вариантов, а ожидать он привык худшего, так что слова девочки были тревожным знаком, который подталкивал рыцаря на скорый отъезд из оазиса.
- Ладно, "зло", - произнёс желтоглазый, про себя усмехнувшись, но виду не подав, - давай накормим тебя и отправимся в путь. Довезу тебя до ближайшего поселения.
[indent=0.7,0.7]После этих слов Шип принялся доставать из своей поклажи вяленое мясо и сыр, которыми и планировал угостить Джегву. Вряд ли девочка съест слишком много и оставит его без пайка.

Отредактировано Линкс Джегва (Пятница, 6 ноября, 2020г. 21:03:06)

+3

10

Написано в соавторстве с Линкс.

[indent=0.7,0.7]Приём пищи длился не долго и Линкс закончила с угощением от рыцаря за несколько минут. Увидев аппетит своей новой знакомой, желтоглазый даже слабо улыбнулся чему-то своему. Возможно, то была природа оборотней, что так себя проявляла в девочке, а возможно она просто изголодалась за время путешествий. Ответа на этот вопрос у Ал Дорнве не было. Да и не важно это было. Зато было важно другое:
Ну что, ты готова ехать? - спросил Родан у рысёнка, убрав остатки пищи в седельные сумки жеребца, - Или у тебя ещё остались какие-то дела?
Дела? - задумалась Алин. Какие у неё могут быть дела там, где она чуть не умерла от страха? - Нет, - отчеканила девочка, - я всё собрала и готова идти. А куда мы пойдём?
Судя по картам, - начал отвечать ей Шип, выуживая из памяти информацию, добытую во время вчерашнего просмотра заветных пергаментов, - здесь относительно не далеко есть стоянка караванщиков. Стоянка та является ближайшим поселением от этого оазиса. Так что туда мы и направимся.
[indent=0.7,0.7]После этих слов Терновый рыцарь призадумался на пару мгновений, а затем припомнил и ещё кое-что. Кое-что тоже важное.
Иди сюда, - обратился он к Линкс и протянул ей свою руку, при этом смотря девочке прямо в её светло-карие очи. Рысёнок же во все глаза рассматривала своего нового спутника, пытаясь понять, друга она нашла или предателя: ведь природу и источник жуткого голоса она так и не выяснила. Протянутая рука её застала врасплох. Девочка недоверчиво посмотрела неё, принюхалась, но не обнаружив ничего подозрительного, медленно шагнула навстречу мужчине. Сделав пару шагов, она положила свою маленькую ладошку в ручищу рыцаря. Ну а рыцарь, легонько сжав ладошку девочки, повёл её в сторону той пещеристой выемки, внутри которой он и провёл ночь. Как оказалось - он забыл там свой походный плащ. А вернее - не забыл, раз уж вспомнил о нём. Тем не менее, сейчас он не хотел оставлять маленького оборотня без присмотра. По нескольким причинам, разглашать которые он, конечно, не собирался. А потому и повёл её за собой, чтобы та оставалась возле него. На месте они были уже через пару минут и тогда Родан и отпустил Линкс, наклоняясь к своему плащу. Он принялся сворачивать его, а во время этого начал говорить:
В этих местах я, как и ты, не местный, так что…
[indent=0.7,0.7]Закончить фразу Шип не успел, потому как каменистая почва выемки, покрытая слоем задутого в неё песка, под ногами его и девочки издала странный треск и резко провалилась куда-то вниз. Рысёнок, как и рыцарь, полетели вслед за ней, и единственное, что смог успеть сделать желтоглазый — это ухватить Джегву и прижать её крепко к себе, дабы та упала на него. И так и вышло. Через несколько мгновений свободного падения Ал Дорнве приземлился спиной на камни, а Линкс приземлилась на него сверху, что в итоге смягчило её падение. Упали они с высоты приличной — в какую-то подземную полость-пещеру, а из-за падения этого у Ал Дорнве вылетел воздух из лёгких, что было чувством неприятным, хоть и не новым для него. И всё же Родан, вздохнув через силу, вымолвил:
Ты... В порядке?
[indent=0.7,0.7]А с точки зрения Джегвы это короткое, но значимое происшествие выглядело так:
Девушка изо всех сил старалась не удивляться и покорно двинулась за мужчиной в пещеру. Вдруг она услышала какой-то треск. Сначала где-то далеко, потом ближе, а потом её новый друг, только что аккуратно державший её за руку, бесцеремонно сгрёб малышку в охапку, и они полетели вниз. Линкс уже падала с обрыва, давно, когда человеком была. Для этого нужно сделать шаг или споткнуться, но здесь было другое: она стояла на песке, и вмиг под ногами всё исчезло. Полёт был недолгим, и девочка ощутила удар, смягченный телом мужчины, который сам упал на спину. Казалось он не мог сначала вдохнуть, но потом что-то спросил у неё. Рысёнок быстро сползла с груди рыцаря, отмечая про себя, что очень уж она маленькая по сравнению с ним.
Ты.. Вы в порядке? - ответила вопросом на вопрос девочка, лёжа рядом с другом по несчастью и пытаясь рассмотреть куда они попали.
[indent=0.7,0.7]Ответ-вопрос Линкс оказался несколько... Странным, по мнению рыцаря. И всё же он, прислушавшись к себе, а заодно и начиная понемногу вставать, попутно осматриваясь по сторонам, понял, что ничего слишком серьёзного с ним не приключилось. Ушибы, ссадины, синяки, которые останутся на достаточное количество дней и будут напоминать о себе при каждом неудачном движении или прикосновении. Но, кажется, обошлось без переломов. Так что он, восстановив всё же дыхание, ответил:
В порядке, - Голос его стал хмурым и в какой-то мере даже сухим. Впрочем, то могло быть последствием падения.
[indent=0.7,0.7]Падение привело их обоих в довольно причудливое место — это была некая пещера, которая освещалась какими-то странными светящимися тусклым бирюзовым светом кристаллами, редко торчащими в стенах. Так же теперь сюда пробивался и солнечный свет с поверхности через образовавшуюся дыру в потолке, через которую рыцарь с девочкой и провалились. Внутри же этой пещеры на явно сделанным рукой разумного существа пьедестале стояло что-то напоминающее большой каменный цилиндр, привязанный истлевшими верёвками к колоннам у одной из стен. Однако, была и ещё одна странность в этом месте — в пещере не было ни единого прохода куда-либо ещё. Во всяком случае такого не наблюдалось. Так что как этот цилиндр оказался внутри — было не понятно.
Плохо... - произнёс Ал Дорнве, смотря наверх, туда, где видел единственный выход, - Просто так не допрыгнуть, слишком высоко...
[indent=0.7,0.7]Алин была другого мнения. Она с интересом посмотрела на выступающие голубые камушки, выудила незаменимый маленький ножик из поясной сумки и подошла к стене. Следуя звериному инстинкту, Линкс втянула воздух у стенки носиком, но ничего особого не почуяла. Только запах сырости, хотя воды здесь не было. Девочка решительно ковырнула ножом возле камня: почва поддалась и голубой камушек упал на пол, но светиться не перестал.
Пригодится, - тихонько сказала она сама себе и положила находку вместе с ножом в сумочку. Потом внимательно осмотрела каменные столбы. Они были довольно-таки высокими, а один из них так кстати был опутан какой-то верёвкой, и у рысёнка возникла идея. Она обернулась к мужчине, дала ему руку, приглашая встать и спросила:
Ты можешь меня подсадить до той верёвки? - пальцем указала вверх оборотень. Странно, но она перестала стесняться Родана после того, как упала прямо на него.
Могу, - невозмутимо ответил Шип, пронаблюдав за действиями девочки-оборотня, да кратко покачав головой из-за камня, а после этого приблизившись к ней, - но что ты хочешь сделать?
[indent=0.7,0.7]Конечно, у Ал Дорнве была догадка на счёт плана Джегвы, но лучше один раз спросить, чем бесконечно долго выдвигать предположения.
Хочешь попытаться закинуть верёвку куда-то наверх и вылезти по ней?
Не совсем, - улыбнулась Алин. Глаза её уже лучились от азарта, пока она подходила в плотную к столбу с верёвкой. - Я попробую подняться по верёвкам на столб, а потом выпрыгнуть. Не бойся, я же рысь, не сломаюсь. Если у меня получится, я вернусь за верёвкой, если нет - спрыгну тебе на руки, идёт?
[indent=0.7,0.7]Девочку было не узнать. Она общалась с почти незнакомцем, как со старым товарищем, как будто её спутнику было тоже пятнадцать лет. Линкс обернулась назад, не сомневаясь, что рыцарь тут же, по первому её слову, пойдёт помогать ей.
Идёт, - сухо ответил девочке желтоглазый и подошёл к ней поближе, дабы она попыталась реализовать свой план. В конце-концов - рисковать своей шеей будет она, а не он. И если уж ей так хочется, то почему нет? Однако…
Будь осторожна и постарайся не упасть, - напутственно произнёс он, руководствуясь не заботой о здоровье рысёнка, а, скорее, о возможных неприятных последствиях её падения для себя.

+3

11

[indent=0.7,0.7]"Хорошо, что я лёгкая", - подумала Алин, когда сильные руки подняли её почти к вершине столба. Поймав свисающую верёвку, девочка проверила её на прочность: та оказалась довольно крепкой и за что-то хорошо держалась. Хватаясь за висящие как лианы канаты, позеленевшие от времени, Линкс без особых трудностей достигла вершины столба. "Дыра в потолке", образовавшаяся во время падения гостей оазиса, была немного в стороне от обелиска, иначе бы они упали ровно на столб. Один из краёв отверстия  над головой был ровно напротив места, где сидела девочка. Песчаная яма была самой настоящей ловушкой: вокруг неё "потолок" оставался твёрдой почвой, и ни намёка не было на песок.
[indent=0.7,0.7]Алин встала в полный рост и вытянула руки вверх, едва доставая кончиками пальцев до песчаного края. "Не так высоко, но придётся прыгать", - подумала девушка и с ловкостью кошки, оттолкнувшись от края столба, метнулась к свету. Вынырнув по пояс из западни, рысёнок зацепилась было за поверхность, но предательский песок не давал укрепиться, уходя сквозь пальцы. Алин попыталась поднять ногу и поставить коленку на край, но песчинки рассыпались под ногами и руками, зацепиться возможности не было, и рысёнок судорожно хваталась всеми конечностями за выступ, пытаясь вскарабкаться наверх. Внезапно песок перестал ссыпаться, и девушка ощутила твердую почву. Сердце колотилось, как пойманная в клетку птица, глаза слезились то ли от песка, то ли от счастья, дыхание сбивалось, но маленькая борьба была окончена. Алин подтянулась, упираясь в камень руками. Наконец-то она выбралась на поверхность и упала на спину, пытаясь отдышаться.
[indent=0.7,0.7]Спустя некоторое время девочка уже сидела и разглядывала пещеру, ища какой-нибудь выступ для закрепления верёвки. Взгляд Линкс изучающе скользил по стенкам и даже потолку пещерки, но внезапно остановился на коне, спокойно ожидающем своего всадника. Рысёнок невольно позавидовала выдержке породистого скакуна, и решила, что верёвка ему никак не помешает. С этими мыслями девочка подошла обратно к яме и аккуратно спрыгнула на столб, что оказалось намного легче, чем выбираться в пещеру.
[indent=0.7,0.7]Второй задачей было отвязать, распутать и вытащить из подземелья верёвку. Ушло на это действие у оборотня около получаса: девочка ползала по плоской верхушке столба на четвереньках, подёргивая канат и распутывая целую сеть узелков, то тихонько ругаясь, то громко рыча, когда совсем ничего не получалось. Распутав верёвку, Алин проверила её на прочность ещё раз, убедившись, что над некоторыми материалами время не властно, обернула один конец вокруг себя, и снова выпрыгнула наверх. Теперь уже вылезать было легче: девочка сгребла мешавший песок в кучу подальше от места падения. Поднявшись на ноги, Линкс, не разматывая верёвку, уверенно направилась к Вольтану, но просто так к чужой лошади не подойти. Девочка вспомнила времена беззаботного детства, когда она подкармливала соседских лошадок дикими яблоками, гладила их морды, а те позволяли на себе прокатиться. Ей нужны яблоки, или какие-нибудь вкусные фрукты, и такие были в её заплечном мешке, который свалился с ней в каменную тюрьму. "Надо попросить его дать мне мешок", - подумала оборотень и подошла к обрыву.
[indent=0.7,0.7] - Родан! - кажется слишком громко крикнула девочка, так как сказанное ею слово всё повторялось и повторялось, отталкиваясь от стен подземной комнаты и постепенно затихая. Удивлённая Алин прикрыла ротик обеими ладошками и широко раскрыла глаза. Немного погодя тихонько добавила:
- Закинь, пожалуйста, сюда мой мешочек...

Отредактировано Линкс Джегва (Воскресенье, 15 ноября, 2020г. 16:37:37)

+3

12

[indent=0.7,0.7]Линкс и вправду была довольно лёгкой девочкой. Родану не составило никакого труда поднять её повыше. Хотя, конечно, на мгновение он подумал о том, что её и вовсе можно было бы подкинуть. Но эта мысль была быстро отметена, ибо не дело это — швыряться маленькими девочками, да к тому же малознакомыми. Впрочем, возникни такая необходимость, и желтоглазый мог бы вытворить что-то подобное. Но пока необходимости не было, зато была девчушка, взобравшаяся на самую верхушку каменного столба. Ал Дорнве наблюдал снизу за рысёнком, и наблюдал внимательно, готовый в любой момент кинуться ловить её, если она вдруг сорвётся вниз. К счастью — этого не произошло. Даже тогда, когда у Джегвы возникла небольшая заминка на самом верху. Девочка вряд ли могла это увидеть, но Родан в этот момент сильно напрягся, словно это он в этот момент цеплялся за край уступа, а не она. Однако, по всей видимости из-за оборотнического нутра, Линкс всё же осилила подъём, что заставило Тернового переключиться на другие думы. Думы о том — что же девочка будет делать дальше. Ведь она теперь была на свободе и вполне могла бросить рыцаря в его затруднительном положении.
[indent=0.7,0.7]Вот Линкс скрылась где-то там, над «потолком» просторной пещеры. Её не было видно какое-то время. Время, которое Ал Дорнве потратил на осмотр своего текущего места расположения. Осмотревшись ещё раз, Шип пришёл к выводу, что больше всего его беспокоит эта непонятная конструкция. Ничего похожего он в своей жизни не видел. Возможно, это был какой-то своеобразный алтарь? Но какому божеству? Ни единого знакомого символа из известного пантеона Родан не наблюдал. Даже обойдя столбы и пьедестал вокруг, желтоглазый так и не нашёл ни малейшего намёка на суть данного сооружения.
[indent=0.7,0.7]Но нет, всё же девочка-оборотень не бросила Родана. Она начала возиться с верёвками, пытаясь, по всей видимости, с помощью них достать из подземелья Ал Дорнве.
«Хмм… Надо же, какая добропорядочная.» - подумал Шип, наблюдая за очередными действиями своей новой знакомой. Там, наверху, был Вольтан, с сумками, полными разных полезных и ценных вещей. Кто-нибудь другой, менее честный, на месте Линкс мог бы воспользоваться этой ситуацией и попытаться завладеть имуществом рыцаря. А она, всё же, решила ему помочь.
«Надо будет потом её отблагодарить.»
[indent=0.7,0.7]Время ещё было, но теперь желтоглазому снова пришлось внимательно следить за Линкс, чтобы не прозевать момент, в который она упадёт из-за своих манипуляций. Если упадёт. Ну а пока Родан наблюдал, до его слуха начало доноситься что-то странное. Тихие звуки, практически неуловимые. Казалось, что они были и не реальны вовсе. Словно бы это была лишь игра воображения и ничего сверх того. Звуки были похожи на шелест сухих осенних листьев. Они были короткими, всего в пару секунд длиной. Но как только Ал Дорнве пытался сфокусироваться на них, чтобы понять — что это такое, шелест сразу же прекращался и бесследно исчезал. Ускользал, не давая рыцарю и шанса на то, чтобы хоть как-то истолковать его. Нахмурившись, Шип даже отвлёкся от слежки за Джегвой, но её звонкий громкий голосок быстро вернул его внимание к своему источнику в детской курточке, а пещерное эхо поспособствовало этому.
Родан!.. Закинь, пожалуйста, сюда мой мешочек... - попросила девочка у рыцаря, а тот, на мгновение призадумавшись, ответил ей:
Хорошо, подожди минутку, - в очередной раз осмотревшись по сторонам, желтоглазый отыскал вещи оборотня. Он поднял их с каменистого пола, а после этого вновь заговорил:
Сейчас закину. Лови! - хорошенько прицелившись и оценив вес импровизированного снаряда, Терновый размахнулся и с большой силой бросил мешочек Джегвы прямо к ней, наверх. «Снаряд» полетел прямо в Линкс, грозя прямым попаданием со всеми вытекающими последствиями. И Ал Дорнве понял это слишком поздно. Понял, что вложил в бросок больше силы, чем он требовал. Оставалось только надеяться, что девочка-оборотень увернётся или же сможет поймать мешочек так, чтобы тот ей не нанёс вреда. В конце-концов, она ведь рысь. А рыси — они как кошки, — любят поиграться-поохотиться за разными мячиками и быстро летящими предметами, ведь так?

+3

13

[indent=0.7,0.7]Линкс показалось, что мужчина вздрогнул, когда та его окликнула, но отреагировал довольно быстро, и даже грубовато. Обычного ребёнка такой бросок сбил бы с ног и, возможно, даже покалечил. Но Алин - не обычная девушка. Она ловко поймала мячиком летевший в неё мешочек, отставив лишь одну ногу назад для равновесия. Закинув поклажу за спину, Линкс без каких либо трудностей выскочила из ямы, сняла и раскрыла мешочек, в котором так кстати лежали местные фрукты отдалённо напоминающие яблоки. Девочка вытянула всю верёвку наружу и сложила у себя под ногами, затем ещё раз взглянула на коня. Могучее животное делало вид, что Линкс вообще не существовало, чем пугало её до дрожи. Но девочка осторожно подошла к нему и положила перед ним на землю несколько фруктов, которые должны были заинтересовать скакуна. Будучи уверенной, что конь потянулся хотя бы нюхать угощения, Алин подошла к седлу и привязала к нему край верёвки, и, отойдя на безопасное расстояние и сильно дёрнула её. Даже приложив немного силы оборотня, девочка так и не привлекла внимания коня, но убедилась, что канат привязан достаточно крепко. Осталось сбросить верёвку в яму и уговорить лошадь двигаться. Но Алин даже не знала, как зовут чёрного жеребца, к слову сказать, так и не попробовавшего угощения. Обреченно вздохнув, рысёнок подошла к краю подземной комнаты и сбросила верёвку. Странно, но Алин показалось, что её спутник снова встрепенулся, как от сна, когда она закрыла собой свет в проходе. А может ей просто показалось? 
[indent=0.7,0.7]"Наверно мне надо поесть и успокоиться" - подумала рысёнок, убедившись, что Родан заметил-таки верёвку, но перед тем, как усесться возле сумки с фруктами, всё же спросила у нового друга, встретившись с ним взглядом:
- Сможешь по верёвке подняться наружу?

+3

14

[indent=0.7,0.7]Впрочем, Алин действительно лишь показалось, что Терновый встрепенулся. Что бы не происходило у него внутри, какие бы терзания его не одолевали, какие бы эмоции он не испытывал, он всё-равно оставался внешне невозмутим, если сам не желал обратного. И как раз сейчас он проявлять эмоции не желал. Да и по какой-то непонятной для Ал Дорнве причине, все эмоциональные потрясения, которые он мог бы испытывать в экстремальных или околоэкстремальных ситуациях, зачастую отступали куда-то далеко во время всех важных дел. Они мешали думать сосредоточенно тогда, когда это было нужно, а потому сознание Родана просто «отключало» на некоторое время все дестабилизирующие чувства. Но зато потом, когда дела будут сделаны, сознание вернёт всё на свои места, и желтоглазый испытает всё то, что должен был бы испытать за прошедший период времени. Эмоции нахлынут на него всем скопом и сразу, так что подобный «трюк» был палкой о двух концах.
[indent=0.7,0.7]Пока девочка-оборотень спускала привязанную к седлу Вольтана верёвку в яму, сам Вольтан внимательнейшим образом изучал появившееся у его копыт подношение в виде фруктов. Изучать — изучал, но не пробовал. Конь был приучен не есть из чужих рук, что, порой, было утомительным для его хозяина во время длительных походов, а в особенности ночёвок на постоялых дворах и тавернах на трактах, когда рыцарю приходилось самолично кормить жеребца, вместо того, чтобы доверить это конюхам. Но зато Родан был уверен, что отравить его скакуна будет много сложнее, если у кого вдруг возникнет такая потребность. Да и слуг дома в Альтанаре Вольтан тоже считал за своих.
Сможешь по верёвке подняться наружу? - тем временем спросила Джегва, заглядывая в подземную пещеру.
Да. Отойди от края, - попросил её в ответ Шип, после чего подошёл ближе к верёвке.
[indent=0.7,0.7]Внимательно осмотрев её, он ухватился за ниточку спасения обеими руками и подёргал, проверяя на надёжность и прочность. Верёвка натянулась не сразу — вороной сделал один шаг назад, но потом всё же встал как вкопанный. Поняв — за что именно, а вернее — за кого, Линкс привязала похожую на шпагат верёвку, Ал Дорнве начал взбираться по ней наверх, предварительно обвязав себя нижним концом для хоть какой-то страховки (не то, чтобы это помогло на самом деле, учитывая, что её длины было достаточно, чтобы достать до рыцаря на дне). Действие по подъёму было довольно простым, ведь из каких-либо тяжёлых предметов у него при себе был только меч. Всё было бы совсем по другому, будь он сейчас в своих латных доспехах. Точнее — он бы не поднимался вовсе.
[indent=0.7,0.7]Подъём занял пару минут. Не слишком много. Да и учитывая, что «дорогу» для тебя уже подготовили, ещё и практически безпроблемно. Но вот Терновый вылез из ямы, аккуратно, дабы её края опять не обвалились, распределяя свой вес по как можно большей площади, а после этого всё же встал, отойдя как можно дальше от места падения и подходя к Вольтану.
Благодарю, - произнёс он вслух, смотря на жеребца и отвязывая от его седла теперь уже не нужный узел. Не понятно было — кому он эту благодарность выразил. То ли коню, то ли девочке. А может и им обоим. Верёвка была отброшена в сторону, а после этого Родан быстро залез на вороного, словно бы уже собирался вот-вот уехать. Однако, как оказалось, в его намерения входило несколько иное, и он, посмотрев теперь уже на Линкс, слегка наклонился в седле и протянул руку в сторону девочки.
Ну что, поедем отсюда? - спросил он у рысёнка, заглянув ей в глаза.

+2

15

[indent=0.7,0.7]Алин отошла от края, давая её спутнику пространство для манёвра. Во время ожидания девочка собрала мешочек, завязала его и закинула на плечи, оставив один фрукт для лакомства. Только оборотень добралась до серединки фрукта, как из ямы показалась голова её нового знакомого. Она не ожидала, что мужчина в пару минут управится с верёвкой, но вот он уже был на поверхности и направлялся прямо к своему скакуну. Рысёнку показалось, что Родан поблагодарил за своё спасение коня, но девочке было не до этого. Алин думалось, что, если у человека есть меч и конь, он обязательно должен быть рыцарем, хотя настоящих она никогда не видела. В её понимании рыцари были сильные, бесстрашные, благородные и надменные. Такими их показывали мальчишки с деревни, в которой она жила. Папа же говорил, что рыцари - хорошо воспитанные воины, и чтоб с ними общаться, встретив на своём пути, нужно быть хорошо воспитанной юной леди. Она наблюдала за каждым движением человека с мечом, за его невозмутимостью, и никак не понимала, почему в воздухе витает слабый запах страха. Того панического страха, который она испытывала этой ночью, который и свёл двух незнакомцев
в одном оазисе. Протянутая рука рыцаря вывела девочку из раздумий, напомнив, что теперь она не одна и бояться не стоит. Алин улыбнулась одними глазами, кивнула и взялась за большую тёплую слегка шероховатую ладонь спасителя, подпрыгнула и позволила увезти себя из жуткого оазиса.
[indent=0.7,0.7]Девочка понятия не имела, что дело не в самом оазисе: вся пустыня была живой, а приключения её только начинаются. Тем не менее конь с двумя путниками медленно покидал оазис, Алин молча смотрела по сторонам, не решаясь потревожить мысли того, кто грел её спину, день постепенно подходил к своему завершению, а запах страха понемногу усиливался, заставляя девочку крепче держаться за луку седла.

+3

16

[indent=0.7,0.7]Они покидали оазис. Не второпях, но и явно не задерживаясь без надобности. В общем-то, их дела в этом месте были завершены и теперь, следуя незамысловатому плану Ал Дорнве, все трое (включая Вольтана) направлялись прямиком к стоянке караванщиков — ближайшему населённому пункту от их текущего положения. Но никто из них пока не знал, что события, случившиеся в месте, перечёркнутом на старой карте, оставят свой отпечаток на самом ближайшем будущем девочки-оборотня и Тернового рыцаря.
[indent=0.7,0.7]Как только вороной жеребец отдалился от оазиса и скрылся вместе со своими седоками за песчаным барханом, в самом оазисе начало происходить что-то странное. Чёрное дно озера, запримеченное не так давно внимательной Джегвой, начало светлеть ближе к краям. Медленно, но верно, темнота бездны отступала к самому центру водоёма, словно просачиваясь в какую-то несуществующую дыру в дне озера. Процесс этот не сопровождали ни волнение воды, ни какие-либо звуки. И если бы в этот момент кто-то из разумных существ присутствовал на берегу, то ему наверняка бы подумалось, что это и вовсе лишь какая-то иллюзия или наваждение. Но мысль эта была бы ошибочной, потому что то, что происходило, было реальностью. Чернота целиком ушла куда-то под землю, впитавшись в неё и оставив после себя вполне обычное чистое дно, которое отчётливо виделось через прозрачную воду. А где-то там - под землёй, но в стороне, там — в пещере с рукотворным пьедесталом, освещённым тусклым бирюзовым светом необычных кристаллов, каменный цилиндр, некогда обвязанный верёвками, а теперь «освобождённый» ловкими ручками Линкс, вдруг ни с того ни с сего начал трескаться и из трещин его посыпались мелкие песчинки. Песчинки эти были столь малы, что больше походили на крупные пылинки. Они, падая и касаясь пьедестала, просто испарялись. Исчезали, как будто становясь невидимыми. Но с каждой такой упавшей песчинкой свечение кристаллов становилось всё более и более тусклым, пока, в итоге, все неестественные источники освещения в пещере не потухли окончательно.
[indent=0.7,0.7]Тогда завыл внезапно над оазисом ветер сильный. Уже не тёплый южный, как раньше, а холодный северный, что было необычно, учитывая местность. Порывы его раскачивали пальмы и прочую растительность, создавали на воде рябь и даже волны. Вздымали в воздух песок и мелкие частицы земли. Но ничего из этого не заметили уже порядком ускакавшие путники. Не заметили они и то, как от оазиса вслед за ними потянулся какой-то песчаный шлейф. Могло сложиться впечатление, что под горячим дневным песком ползёт очень длинная змея, протаскивая за своим хвостом поверхностный пласт почвы. И «змея» эта безошибочно следовала прямо за желтоглазым и кареглазой.
[indent=0.7,0.7]Время неустанно шло вперёд, понемногу превращая утро в день, а день в вечер. Родан ехал молча, не обронив ни единой фразы, ни единого слова. Ему просто нечего было сказать маленькой девочке, а любителем праздных бесед он не был. Да и вообще он отдавал предпочтение тишине и покою перед шумными компаниями и сборищами. Последние зачастую вызывали у него головные боли своим бесконечным галдежом и беспардонным смехом. Если кто не понял — рыцарь не был персоной компанейской. Но так как человек — существо социальное, ему всё же приходилось порой переступать через себя и исполнять то, что должно. Однако сейчас совершенно точно был не такой момент, так что и весь путь, включая редкие остановки на привал, путники проделали в благословенном безмолвии.
[indent=0.7,0.7]Когда уже вечерело, на горизонте показалось небольшое поселение — та самая стоянка караванов. Именно здесь и предстояло заночевать рыцарю и девочке. Именно здесь они пополнят припасы и именно отсюда двинутся дальше в путь. Каждый своей собственной дорогой. Но это потом. Сейчас же Вольтан бодрой рысцой подвозил их к окраине обжитых мест, предвкушая возможный водопой, так что уже через несколько минут Родана и Линкс встречали настороженными взглядами местные шанки. И тому были основания, ведь ни Ал Дорнве, ни Джегва, не были похожи на обыденных визитёров стоянки — караванщиков.
Мир вам, путники, - произнесла пожилая, но ещё не ветхая от старости женщина, когда вороной подъехал к зданию, что более остальных напоминало ночлежку, - Что привело вас в эти края?
И Вам мир, - в ответ сказал рыцарь, про себя обрадовавшись, что местные знают общий, - Мы лишь ищем ночлег, дабы скоротать ночь под крышей, а не под звёздным небом. Вы можете помочь нам в этом?
[indent=0.7,0.7]На несколько мгновений шанки задумалась и этого непродолжительного времени Терновому хватило для того, чтобы беглым взглядом осмотреть здание ночлежки. Оно было возведено из песчаника и возвышалось над землёй на два этажа. Окна были узкими, с деревянными створками. Дверь на этой стороне постройки всего одна, но наверняка была и вторая — задняя. Небольшая пологая крыша на древесных столбах перед входом создавала подобие веранды, укрывающей жильцов от палящего солнца. А одноэтажная пристройка с широкими воротами скорее всего была стойлами.
Господь велит нам быть радушными хозяевами и привечать путников. Так что думаю, что вреда от вас не будет, - наконец сказала женщина, переведя пристальный взгляд немного слезящихся глаз на девочку-оборотня, - Надеюсь, что вы будете соблюдать законы гостеприимства. И за еду и питьё вам всё же придётся заплатить.
Не беспокойтесь о нас, - Шип похлопал Линкс по её плечику, как бы давая той сигнал, чтобы она спрыгивала с жеребца на землю, - мы не доставим проблем. А за ваше радушие отблагодарим сполна.
[indent=0.7,0.7]Ал Дорнве намекал хозяйке, что он платёжеспособный клиент, а от того обслуга стоянки может быть уверена — их с девочкой стоит принять подобающе. Не то, чтобы желтоглазый ожидал от караванного постоя роскоши и изысков, но он совершенно точно не собирался спать в самом грязном углу заведения, а от того и решил пойти путём пряника. Как правило — это работало. Так что сомнений в действенности звонкой монеты в аналогичных ситуациях у Родана не возникало.

+3

17

[indent=0.7,0.7]Всю дорогу Алин молчала, прислушиваясь к своим чувствам. Сковывающий страх отступал по мере отдаления от оазиса. Немного погодя стало слишком спокойно, внутренняя рысь уснула, словно котёнок в тёплой корзине. Алин медленно вздохнула и стала рассматривать окружение: искрящийся на палящем солнце песок, шелковистая грива коня, которую хотелось пригладить, редкие незнакомые ей растения и неизвестность впереди. Рысёнку хотелось узнать больше о своём спасителе, но задавать вопросы она не решалась, так как знала, что тогда и ей придётся отвечать, а откровенничать с незнакомцем ей не хотелось. Даже, если он мягкий, тёплый, спокойный и невозмутимый. Мысли Алин возвращались к ночи и утреннему происшествию. За все пятнадцать лет жизни в лесах у неё не было столько необычных приключений, сколько случилось за последние сутки. Странным было то, что она больше ничего не боялась, не было настороженности, как будто кто-то специально усыпил её вторую сущность. Но об этом она даже и думать не могла. Мысли всё время избегали этой темы, словно был невидимый ментальный барьер, но и о нём ей тоже "не хотелось" думать.
[indent=0.7,0.7]Погруженная в свои мысли девочка не заметила, как прошёл день. Когда солнце постепенно опускалось, окрашивая небо в цвета пожара, впереди замаячили домики крохотного поселения, ненамного большего, чем была деревня Линкс. Въехав туда, путники оказались под пристальным вниманием поселенцев, которое заставило Линкс поёжиться и, инстинктивно ища поддержки, девочка прижалась ближе к спине рыцаря, но спустя мгновение взяла себя в руки и выпрямилась в седле. Конь перешёл на медленный шаг, осторожно ступая по каменистой дорожке. Пройдя несколько домиков, они остановились перед самым большим зданием деревни: у него было два основных этажа и маленькая пристройка, а перед ним стояла закутанная в ветхие тряпки старушка. Голос её был ровный и спокойный, говоря о "мире путникам", она действительно его желала. Услышав приветствие, юная оборотень немного расслабилась и стала рассматривать здания и людей. Она слушала спокойный голос над головой, отвечающий хозяйке ночлежки, прислушиваясь и к другим звукам, как можно аккуратней сползла с седла по просьбе друга и осталась стоять возле коня, успевшего то ли привыкнуть к маленькой хищнице, то ли усиленно игнорировавший её. Подождав пока мужчина ловко спрыгнет с коня, девочка едва слышно к нему обратилась:
- Можно я немного погуляю? Я далеко не уйду и буду к ужину.
[indent=0.7,0.7]Не дожидаясь ответа, Алин ушла исследовать территорию. Деревня была давяще мрачной для выросшей в лесу девушки: ни травинки, едва живые деревца и пара кактусов, песчаные стены домиков в трещинах и крохотные узенькие оконца. В течении прогулки Алин сопровождало множество взглядов, с интересом наблюдающих за юрким девичьим телом.
[indent=0.7,0.7]Через какое-то время Линкс вернулась к двухэтажному дому, отметив, что крупный черный конь спокойно отдыхает в стойле, а рыцаря нигде не видно, зашла в здание и пошла на манящий запах еды. Крохотный коридор вёл к лестнице на второй этаж, по правую сторону от которой была дверь. Открыв её девочка вошла в комнату с длинным столом по центру и маленькими столиками по краям, заполненную взрослыми людьми, постоянно перекрикивающими друг друга. В одном углу в полумраке Алин заметила своего спутника и столик заполненный яствами перед ним. В животе заурчало, и осознание того, что она почти весь день не ела, затмило все мысли, скопившиеся за время прогулки. Девочка проворно залезла на скамью, вопросительно посмотрела на мужчину и, приняв его молчание за приглашение разделить ужин, взялась за едва прожаренное мясо. Сначала они ели молча, потом, немного утолив голод рысёнок завела разговор, аккуратно подбирая вопросы, избегая тех, на которые сама бы не хотела отвечать. Съев большую часть мяса на столе, она задала последний вопрос:
- Мы идём спать?

Отредактировано Линкс Джегва (Вторник, 8 декабря, 2020г. 15:53:33)

+3

18

Можно я немного погуляю? Я далеко не уйду и буду к ужину, - спросила девочка у рыцаря, когда тот спешился и собирался уже продолжить разговор с хозяйкой заведения. И Родан хотел было уже ответить, но Линкс, видимо, решила, что ответ Тернового ей не нужен, а потому просто пошла по своим делам. «Зачем тогда спрашивала?» - подумал Шип, хмыкнув про себя. Впрочем, ему не было никакого дела до прогулок Джегвы. И если она хотела поискать себе неприятности, то это было её и только её право. Мешать ей в этом саморазрушительном стремлении желтоглазый не собирался. У него сейчас были другие дела, а именно — устроиться на ночлег и снабдить себя всем необходимым в дальнейшую дорогу.
[indent=0.7,0.7]Пожилая шанки оказалась довольно любезной и предоставила в распоряжение Ал Дорнве комнату на втором этаже принадлежащей ей ночлежки, а так же место в стойлах для верного вороного коня. И в первую очередь рыцарь занялся именно Вольтаном. Освободив его от амуниции и как следует напоив и накормив, мужчина удостоверился, что конь больше ни в чём не нуждается. Затем, проверив, что волшебные ногавки всё ещё спрятаны за перевязками из тряпиц, отправился осматривать своё временное пристанище. Снятая комната оказалась ближайшей к лестнице по левую сторону коридора. Она была маленькой, рассчитанной максимум на два взрослых человека, но это делало её в какой-то мере даже уютной, пусть и внутри отсутствовали предметы роскоши. Пара кроватей-лежанок, небольшой столик, тумба и шкафчик. Ну и два деревянных табурета. Вот, в общем-то, и всё, что обнаружил Родан, войдя внутрь. По его оценке — вполне приемлемо, особенно если сравнивать с ночёвкой в чистом поле.
[indent=0.7,0.7]Решив, что слишком сильно вдаваться в аскетизм для него сейчас нет необходимости, Ал Дорнве вновь спустился на первый этаж и попал в трапезный зал. Там уже сидели караванщики, утоляющие свои первичные потребности, а так же оживлённо беседующие друг с другом за длинным общим столом. Составлять им компанию рыцарю совершенно не хотелось — поэтому, заказав сытной еды и питья в виде простого кипятка, он расположился за круглым столиком в дальнем углу. Служанка принесла яства спустя пару минут и Родан приступил к вечерней трапезе. А тут уже и девочка-рысь вернулась со своей прогулки и принялась уплетать мясо со стола рыцаря за обе щеки. Шип был не против, ведь он был должен ей за помощь в преодолении недавней трудности, да к тому же по его мнению мясо было приготовлено впопыхах — толком не прожарено. А он любил как раз наоборот. Так что, оставив его Линкс, сам он переключился на сыр и сухофрукты.
Мы идём спать? - спросила оборотень, вероятно, закончив с ужином и решив теперь отдохнуть.
Да. Идём, покажу тебе комнату, - в пол голоса ответил ей мужчина и после этого встал из-за стола, так же покончив с приёмом пищи.
[indent=0.7,0.7]Ал Дорнве направился вновь наверх, ведя девочку за собой. Поднявшись, он отворил дверь, запертую до этого на ключ, а после этого вошёл внутрь и приблизился к кровати, стоявшей возле окна.
Спать будешь здесь. Располагайся, - мужчина кивнул на лежанку, обозначая тем самым место для Джегвы, а затем повернулся к ней и продолжил:
Я скоро приду. А ты — сиди здесь и отдыхай, пока есть возможность.
[indent=0.7,0.7]После этих слов, произнесённых тоном, не принимающим возражений, Родан снова направился на выход из помещения — в этот раз искать себе воду для того, чтобы перед сном хоть немного ополоснуться. Надежд на то, что в этом захолустье найдётся мыльный порошок, он не питал.

***

[indent=0.7,0.7]А в это самое время пожилая хозяйка постоялого двора по имени Гульанда вышла из здания и двигалась по направлению к мусорной яме за двором, неся с собой ведро с помоями. Сделав несколько шагов от задней двери, женщина поёжилась от странного холода, принесённого ветром откуда-то из пустыни. Ей показалось, что этот ветер был слишком холоден даже для ночного Хаста. Тем не менее, даже не смотря на дрожь, вызванную необычным явлением, Гульанда продолжила свой путь. Она ещё не знала, что неведомое нечто, следовавшее по пятам за рыцарем и девочкой-рысью, уже добралось до поселения.
[indent=0.7,0.7]Женщина вылила из ведра помои в яму, что-то пробормотала на аль-шанкре, кажется, сетуя на нелёгкую жизнь стариков в пустыне, а затем направилась обратно — в тепло ночлежки. Но в этот самый миг что-то привлекло её внимание. Какой-то тихий звук, похожий на шелест листьев, раздавался из темноты — откуда-то из-за предела поселения. И звук этот приближался. Хозяйка прищурилась, пытаясь высмотреть старческим зрением источник неестественного для этого места шума, но ничего у неё не выходило. Она видела лишь привычный ей пейзаж и слегка покачивающиеся от ветра сухие деревца.
Гульандааа… - раздался вдруг тихий шёпот, казалось, прямо под ухом у женщины, от чего она встрепенулась и чуть было не выпустила из рук ведро.
Кто здесь? Это кто решил посмеяться над старой женщиной? Побойтесь бога! - возмущённо бросила она в темноту, при этом вертя головой в тщетных попытках увидеть кого-то.
Бояться бога? - шёпот превратился в тихий голос. Тихий, но ужасно неприятный. От него женщину начало подташнивать, - А ты боялась бога, когда помогала той девице избавиться от её ребёнка? Ты боялась бога, когда прервала жизнь нерождённого?
Что? Откуда… - Гульанда всё-таки выронила ведро из рук, когда на неё резко нахлынули старые воспоминания.
Убиииийцааа…
Нет! Это не правда! Я просто…
Убиииийцааа…
Нет! Уйди прочь из моей головы! - хозяйка заведения попыталась прикрыть свои уши ладонями и убежать внутрь родного ей помещения, но как только она сделала первый шаг, за её спиной из-под песка резко вырвалось что-то неведомое и накрыло собой испуганную женщину. Что-то схватило Гульанду, навалилось на неё, вдавливая её в песок, и не давая больше свободы. Сильный воющий ветер поднялся на улице, заглушая крики несчастной. А столбы пыли и песчинок, подхваченные потоками воздуха, не давали кому-либо разглядеть происходящее в темноте.

***

[indent=0.7,0.7]Через несколько минут, когда всем гостям и работникам постоялого двора стало очевидно, что на улице внезапно началась сильная песчаная буря, Линкс, в одиночку находившаяся в снятой комнате, услышала, что в дверь кто-то тихо постучал, а после этого из-за неё донёсся знакомый девочке женский голос:
Доброго вечера, путники. Я принесла вам чистое бельё и воду. Вы же ещё не спите, верно? - это был голос Гульанды — той самой женщины, которая первой и встретила Ал Дорнве и Джегву. И, судя по напору в интонации, уходить она никуда не собиралась.

+3

19

[indent=0.7,0.7]Без лишних разговоров новый друг Алин встал и пошёл к выходу со столовой. Девочка засеменила за ним, ловя на себе удивлённые взгляды. Люди стали перешептываться, и Линкс опустила голову, позволив пышной нечесаной шевелюре прикрыть лицо. Несколько раз она хотела взять спутника за руку, чтоб не потеряться среди постоянно снующих туда-сюда людей, но тут же отметала эту идею, даже не протянув свою ручку.
[indent=0.7,0.7]Комнатка для ночлега, расположившаяся на на втором этаже возле самой лестницы, мало чем отличалась от спальни Алин в родном доме: такая же деревянная полуразвалившаяся кровать, такой же ветхий шкаф, и ещё пара предметов мебели, которые до боли напомнили девочке о родном доме, куда вернуться она уже никогда не сможет. Стараясь не показать внезапного волнения, девушка подошла к указанной кровати, силой воли придала безразличный вид своему лицу и села на её край.
[indent=0.7,0.7]— Я скоро приду. А ты — сиди здесь и отдыхай, пока есть возможность, - как показалось рысёнку, резковато сказал Родан и оставил оборотня в одиночестве. Возможно ему не понравилась её манера не дожидаться ответа и действовать самостоятельно? Оставшись одна, девушка встала с кровати, вытянулась, втянув носом воздух, и поморщилась. К запаху старой пыли примешивался лёгкий аромат горелой еды, пота и чего-то ещё. Алин посмотрела в крохотное оконце, завешенное марлей, и закрыла ставни: снаружи разыгралась нешуточная песчаная буря. "Надеюсь с ним всё в порядке", - девушка удивилась своей внезапной заботе, но её мысли внезапно переключились на закрытую тумбу. Заверив себя, что сегодня эта комната принадлежит ей, Алин смело отворила скрипучую дверцу и второй раз за вечер сморщила носик. Помимо старых тряпок и инструментов для ремонта мебели девочка нашла и мыльные орехи. Воды в комнате не было. Даже питьевой. Алин уже подумывала спуститься в столовую за кувшином, как в дверь постучали. От неожиданности девочка выронила свою находку, тихонько выругалась и принялась её собирать. За дверью раздался знакомый голос:
[indent=0.7,0.7]— Доброго вечера, путники. Я принесла вам чистое бельё и воду. Вы же ещё не спите, верно? - женщина, которая их встретила вечером принесла как раз то, чего не хватало рысёнку. Девушка подошла к двери и открыла её. Зверь внутри Алин встрепенулся, как только оборотень встретилась с женщиной взглядом.

Отредактировано Линкс Джегва (Вторник, 22 декабря, 2020г. 10:17:24)

+3

20

[NIC]Хозяюшка[/NIC][STA]Старая Гульанда[/STA][AVA]http://forumuploads.ru/uploads/0006/f5/43/2834/947402.jpg[/AVA][SGN]Пески Хаста всегда слушают и всегда говорят. Но услышишь ли их ты?[/SGN]
[indent=0.7,0.7]Линкс встретилась взглядом с нежданной вечерней визитёршей, которой действительно оказалась та самая женщина, что их и встречала. Однако сейчас девочка-оборотень могла бы с уверенностью сказать, что в хозяйке заведения что-то изменилось. И не только внутри, но и снаружи. Её облик стал иным, но при этом остался таким же. Женщина словно стала ещё старше, чем была этим же днём. А с черт её лица пропала вся искренняя доброжелательность, с которой она обращалась к путешественникам. Одежда хозяюшки так же претерпела едва уловимые взглядом изменения. В складках её платья обнаружились кучки крохотных песчинок, а из-за появившихся то тут, то там прорванных дырочек, одежды стали чуть больше походить на тряпьё попрошаек.
О, милая, - заговорила вдруг женщина, когда обвела взглядом комнату, - смотрю, что ты сейчас одна. Как… Хорошо…
[indent=0.7,0.7]Голос Гульанды был таким сладким, что, казалось, она сейчас говорит с любимой родственницей, а не с девочкой, которую встретила только сегодня.
Значит мы сможем побеседовать. Ты же не против небольшой беседы?
[indent=0.7,0.7]Не дожидаясь ответа, хозяюшка вошла в комнату и поставила деревянный таз, наполненный водой, на небольшой столик, а после этого сняла с плеча перекинутые через него полотенца, которые протянула Джегве, при том мило улыбнувшись. Из-за этого действия её иссохшие губы потрескались в нескольких местах, будто они были обтянуты не кожей, а многолетним истончившимся пергаментом. Тем не менее, никакой крови не было, и могло сложиться впечатление, что в теле Гульанды она сейчас просто отсутствует. И от части это подтверждалось бледностью пожилой женщины, которая в тусклом освещении комнаты навевала мысли о чём-то нехорошем. О чём-то, связанном с неживыми.
[indent=0.7,0.7]Рука, держащая полотенца, едва заметно тряслась, как это порой бывает у старцев в подобном возрасте, но всё же костлявые длинные пальцы с неаккуратными грубыми ногтями крепким хватом обхватывали ткань. Видимо, хозяюшка ждала, когда Линкс протянет свою маленькую ручку, чтобы взять у неё предлагаемые полотенца.
Скажи мне, как тебя зовут, девочка? - спросила Гульанда у оборотня и в этот самый момент где-то за окном сильное дуновение ветра принесло откуда-то из пустыни тихий, почти неслышимый шёпот: «Лииинкссс». Но старуха, похоже, этого даже не услышала, и просто продолжала смотреть на Джегву до неприятного пристальным взглядом. Взглядом, присущим скорее хищнику, скрывающему свои намерения, чем обычному человеку.

+3


Вы здесь » FRPG Энирин » #Эпизоды » ◆ О чём шепчут ветра (апрель 1415 г.)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно