FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » #Эпизоды » ◈ Караванная тропа (октябрь 1415г.)


◈ Караванная тропа (октябрь 1415г.)

Сообщений 21 страница 32 из 32

21

Согласовано с Амирой

[indent=0.7,0.7]Кто бы в здравом уме отказался от подобного предложения? Морис подхватил жену на руки и понёс в постель, аккуратно опустил на простыни. Секунду спустя его халат полетел на пол. Стоило ожидать, что надетые под него рубаха и шаровары последуют за ним, но нет, остальная одежда ему пока не мешала. А Амире он просто не дал возможности задуматься, мешает ли она ей. Он вновь, как в первый раз - как каждый раз! - исследовал её тело, его руки и губы заставляли отзываться на каждое касание, и он чувствовал её отклик каждой клеточкой своего существа. Была ли в этом повинна его врождённая магическая склонность или связующая их волшебная нить? Он не знал, да и не хотел сейчас ничего знать. Тьма на какое-то время отступила. Но она никогда не уходит совсем. Тьма вечна, спешить ей некуда: она затаивается, ожидая, пока угаснет отогнавшее её пламя, чтобы вернуться во всём своём величии. И в разы сильнее она там, куда её впустили добровольно, любовно обустроив потайные уголки, в которые не в силах проникнуть свет извне.
[indent=0.7,0.7]В какой-то момент Морис снова, как в коридоре до этого, увидел себя со стороны, и его накрыло осознанием, что это тело принадлежит не только ему. То, что ему приходилось делить с другим самого себя, было не так страшно. Возможно, потому, что к этому он уже привык. Но теперь ему придётся делить с ним Амиру! Из груди вырвался глухой стон. Он притянул жену к себе, прижался щекой к её груди - и почувствовал касание пальцев у себя на плечах, на затылке. Ослабил хватку, поднял голову. Его женщина смотрела на него с нежностью, осторожно гладила по лицу, по волосам, а потом настойчиво потянула с него рубаху, мягко толкнула в грудь, требуя перевернуться на спину. И он подчинился. Он заставил себя ни о чём не думать.

+3

22

Диалог написан совместно с Морисом.
[indent=0.7,0.7]Стыдливо спрятавшаяся за тучку луна, наконец снова выглянула и осветила спальню своими холодными лучами. Амира лежала на груди мужа и пальчиком задумчиво чертила  на её гладкой коже невидимые замысловатые узоры. Они оба прекрасно понимали, что разговор неизбежен, но всячески оттягивали его до последнего момента. Наконец Амира первая решилась нарушить тишину, но задала совершенно не тот вопрос, который собиралась.
- Что Тсубаме имела в виду, говоря о том, что вы делили баню?
- Иногда мне и самому сложно понять, что именно она имеет в виду, - отозвался Морис после паузы. Видимо, обдумывал ответ. - Такое действительно было, - пару секунд он молчал, и показалось, что ничего больше не скажет, но он хмыкнул и выдал: - А знаешь, Джор там был. Ну... дух, моё второе я. Мне кажется, ему хотелось, чтобы совместная баня закончилась чем-то бОльшим. 
[indent=0.7,0.7]Слова мужчины острой иглой кольнули сердце, но Амира постаралась спрятать это даже от самой себя. Она слега приподнялась, посмотрела ему в глаза  и прошептала:
- А ты?
- А мне - стоило бы сейчас солгать, - шанки усмехнулся и словно стал чуть дальше и холоднее, хотя внешне ничего не изменилось.

[indent=0.7,0.7]Молодая женщина почувствовала перемену в муже. Еще несколько минут назад она сгорала в его объятиях от страсти, а сейчас хотелось закутаться в теплый плед от ледяного холода его слов. Она отстранилась от него и сев в постели, подтянула колени к груди, обхватив их руками.
- После сегодняшнего вечера я поняла, что ничего не знаю о тебе... - она вздохнула, собираясь с силами. - Я... Я люблю тебя, но мне нужно знать о тебе немного больше. Хотя бы то, что может касаться нас двоих. Например, Джор...
- Немного - это слишком мало, - Морис вздохнул, потом сел рывком, подобрал под себя ноги. Ладони легли на колени. Напряженным он не выглядел, но... не попытался сократить дистанцию, обнять, как-то утешить. - Про Джора ты совсем скоро узнаешь больше, чем знаю о нём я.

[indent=0.7,0.7]Амира почувствовала, как Морис ощетинился и поняла, что не стоит больше ворошить прошлое, по крайней мере сейчас. Придёт время и возможно, он сам впустит её в свой мир, а пока... Она прижалась виском к сильному плечу, словно ища поддержки и опоры.
- Не представляю, как мы скроем от отца ваш обмен... Он наверняка что-то может заподозрить.
- Что заподозрить? Одержимость? - на этот раз усмешка вышла горькой, но он отозвался на прикосновение, ладонь скользнула по спине, легла на бедро. - Возможно, я призвал его сам, - Морис явно говорил не про отца Амиры. - Я принял Тьму добровольно, и даже у Единого не достанет света развеять её.
- Но тьмы без света не бывает, равно как и наоборот. Во всём должно быть равновесие, - девушка нахмурилась, словно о чём-то напряженно думая, а затем озорно улыбнувшись, извернулась и толкнула кулачками мужа в грудь, заставляя откинуться на подушки.
- Надеюсь, ты уже отдохнул? Ибо я не собираюсь остаток ночи тратить на разговоры!

+3

23

[NIC]Yuè Xiǎolóng[/NIC][STA]Стремление воды пронзает каменную твердь.[/STA][AVA]https://i.gyazo.com/7b5db09e108a07bc8086756d45263c9e.png[/AVA]
Находясь у себя в спальне гостья Сорасов закрыла уши подушкой: «ночь коротка» говорили они...

+5

24

[indent=0.7,0.7]К утру от вчерашних тревог не осталось и следа. Конечно, проблемы никуда не делись, но не давили теперь тяжким грузом на плечи. Возможно, потому, что теперь они лежали не только на его плечах. Пожалуй, это было не совсем честно и уж точно - непривычно, но... Теперь он знал, что его готовы принять со всеми его проблемами и слабостями, с тёмным прошлым и не менее тёмным будущим, с его неумением открываться и с колючими, злыми фразами не к месту. Таким, какой он есть. И от этого ему было спокойно.
[indent=0.7,0.7]Завтрак уже подходил к концу, когда Морис, обстоятельно намазывающий джемом ломоть свежего хлеба с хрустящей корочкой, предложил:
[indent=0.7,0.7]- Не желаете составить мне сегодня компанию? Посмотрим, всё ли в порядке с товаром, выберем лошадей, познакомлю вас с караван-баши и проводниками.
[indent=0.7,0.7]В его предложении был скрытый смысл. Изначально руководить отправлением он планировал сам, но теперь получалось, что эта задача ляжет на Джордана. И неплохо было бы как самому Джору, так и его спутницам ориентироваться в ситуации. Не то чтобы он ожидал от духа какого-то подвоха или сомневался в способности оного хорошо сыграть отведённую ему роль, тем более что вся подготовка должна была закончиться с непосредственным участием самого шанки. Но в важных делах страховка никогда не бывает лишней.

* * *

[indent=0.7,0.7]Сборы не заняли много времени. Перед тем, как покинуть свою комнату, Морис остановился перед ростовым зеркалом, но вовсе не для того, чтобы оценить собственную внешность. Он упёрся ладонями в края рамы, заглянул себе в глаза и позвал:
[indent=0.7,0.7]«Джор?»
[indent=0.7,0.7]На самом деле, зеркало ему для этого было не нужно. Но он всегда любил зеркала, считал их окном в другой мир, иногда здоровался с собственным отражением, тогда ещё, когда Джора в его жизни не было. И сейчас он сознательно возводил общение с духом в ранг ритуала. И всё же к тому, что произошло дальше, он оказался не готов. Появление духа он всегда чувствовал так, словно тот стоит у него за спиной. Обычно успешно справлялся с желанием обернуться и проверить, а когда не справлялся - ничего и никого там не находил. И вот сейчас желание обернуться было сильно как никогда. Потому, что Джор действительно стоял у него за спиной. Призрачная фигура соткалась из воздуха за левым плечом зеркального отражения, белые волосы развевал потусторонний ветер, на бледных губах играла чуть заметная улыбка. Привычный холодок вдоль позвоночника. И твёрдая уверенность: не нужно оборачиваться. У этой игры есть свои неписаные правила.
[indent=0.7,0.7]- Мне нужно два дня, чтобы закончить с делами, - теперь он смотрел в бездонно-чёрные глаза духа. Точнее, его отражения. Глаза были единственным в его облике, что не казалось полупрозрачным и нереальным. - У тебя останется ещё два до отправления каравана. Ты... справишься? Сможешь меня заменить?
[indent=0.7,0.7]Губы духа медленно раздвинулись в многообещающей улыбке. Она ничуть не казалась доброй, несмотря даже на то, что клыки он сегодня решил не демонстрировать.
[indent=0.7,0.7]- Я хочу быть уверен, что ты понимаешь - это всё-таки моя жизнь, - развил мысль полукровка. - И ты не станешь рушить мои планы и причинять вред моим близким.
[indent=0.7,0.7]Улыбка духа померкла.
[indent=0.7,0.7]«Зависит от того, станут ли они причинять вред мне. Или тебе», - пришла мысль-ответ. Джор не счёл нужным говорить вслух. - «Я справлюсь, не волнуйся. И... я её не обижу».
[indent=0.7,0.7]- Слово?
[indent=0.7,0.7]Пауза. Порыв потустороннего ветра - как вздох.
[indent=0.7,0.7]«Хорошо. Я не стану использовать дарованную тобой жизнь во вред тебе и твоим близким, пока выполнение этого условия не вредит мне», - дух поднял руку ладонью вверх, и на ней заплясали хрупкие язычки черного пламени. - «Тьма свидетель», - ладонь сжалась, гася огонёк. - «Доволен?»
[indent=0.7,0.7]- Да, - признал Морис. - Настолько, что готов пригласить тебя на танец. Но сегодня поведу я.
[indent=0.7,0.7]Отражение Джора шагнуло ближе, вплотную. Призрачные руки скользнули по его торсу, обнимая, и Морис невольно покосился вниз. В реальности Джора не было, а когда он снова поднял взгляд на зеркало - там его не было тоже. Но он всё ещё чувствовал прохладное бесплотное прикосновение, а мгновение спустя ощущение это затопило его целиком, заставляя выгнуться, запрокинув голову, впиваясь пальцами в зеркальную раму - и тут же следом пришла ничем не замутнённая радость. Шанки негромко засмеялся, выпустил зеркало, закружился по комнате, раскинув руки. Хотелось танцевать, петь, да хотя бы просто дышать полной грудью, но он при этом прекрасно понимал, что желания эти - не его.
[indent=0.7,0.7]«Полегче», - подумал он. - «Успеешь ещё».
[indent=0.7,0.7]Наведённые эмоции отступили, но не пропали совсем. Выходя из комнаты, Морис улыбался. Ему даже в голову не пришло снова глянуть в зеркало, чтобы увидеть, как стремительно чернеют тёпло-карие совсем недавно глаза.

* * *

[indent=0.7,0.7]Караван комплектовался в одном из принадлежащих Моадди караван-сараев. Двухэтажное здание опоясывало по периметру большой квадратный двор с чашей фонтана в центре, во двор вела массивная арка с настежь распахнутыми воротами. Постоялый двор, услугами которого не так давно пользовался Морис, не шел ни в какое сравнение с этим монументальным строением. Здесь нашлось место и для гостевых комнат, и для стойл, и для складов. Даже чайхана тут была. В это утреннее время двор был заполнен вьючными и верховыми животными, погонщиками, тюками с товаром - словом, всем тем, без чего немыслим ни один караван. Всё это бурлило и перемещалось, сопровождаемое неимоверным гвалтом. Морис не стал углубляться в это столпотворение, сразу свернул в крыло, отведённое под склады. Караван-баши обнаружился именно там. Он командовал несколькими грузчиками, укладывающими у стены железно позвякивающие длинные свёртки, но, заметив появление небольшой делегации, поспешил навстречу.
[indent=0.7,0.7]- Доброго утра! Рад приветствовать вас! - мужчина и впрямь лучился радостью и радушием. А ещё - Амира видела его далеко не впервые. Человек этот водил караваны её отца и не раз появлялся в их доме.
[indent=0.7,0.7]- И тебе доброго, Муртаджа. Позволь представить тебе мою жену Амиру и нашего друга Шидзумэноками. Они поедут в Ниирим с нами. Милые мои, знакомьтесь, уважаемый Муртаджа - один из лучших караван-вожатых Олханы. Я пока новичок в этом деле и, последовав совету почтенного Моадди, выбрал себе достойного наставника.

+3

25

[NIC]Yuè Xiǎolóng[/NIC][STA]Стремление воды пронзает каменную твердь.[/STA][AVA]https://i.gyazo.com/7b5db09e108a07bc8086756d45263c9e.png[/AVA]

— «Мир Вам, Муртаджа. Я рада нашему знакомству,» — дальневосточная странница ловко спрятала своё удивление за скромными словами, сопровождая их неглубокими поклоном и жестом, в котором сомкнутый кулак сходился с открытой ладонью. Морис впервые на её памяти назвал её тсӯшо̄ − титульное прозвище. А уж на память в таких−то вопросах Шидзумэ−но−Ками не жаловалась.

Можно сказать − это было культурной особенностью.

И ведь было чему удивляться: в этих краях как только не коверкали чужие имена! Неверно артикулировали, переиначивали как вздумается, превращали в обидные прозвища и наборы бессмысленных звуков... Словом − варварство. Иногда эта пренебрежительность поражала воображение; в местных колдовских дисциплинах особое внимание заостряли на корректном произношении истинных имён иномирных созданий.

Большая внимательность к значению имён обнаруживалась и во влиятельных культах.

Видят Небеса, этим краям известны имена её сородичей! Шо̄джи и Куни−иэ рода Анегава создавали оружие для известнейших людей на протяжении десятков лет, а венец их творения занимает особое место в одном из крупнейших музеев! Гроза же восточных вод − Чинь По, − стала воплощением пиратской Богини Глубин местного пантеона! А уж имена отдельных монахов острова Марр...

В общем, это порою сводило её с ума.

Странница конечно же понимала: большинство делают это не со зла, а от элементарного незнания. Кому−то были неизвестны тональные особенности, другие же не подозревали, что вообще−то совсем не обязательно быть потусторонней сущностью чтобы оказаться во власти своего имени (а потому нельзя относиться к ним − именам! − столь небрежно).

И тут Морис внезапно отчубучивает её тсӯшо̄ как по нотам, без единой запинки.

Сказать, что беднягу попросту накрыло паранойей − это ничего не сказать. Украдкой поглядывая на Мориса в процессе знакомства с караванщиком дальневосточная странница силилась понять: это вот в него его Дух вселился, или он уже одержим чем пострашнее? Нет, «Шидзумэ−но−Ками», конечно же, не было настолько уж сложным в произношении, и тем не менее − это не «Тсубамэ»...

Недосып так сказывался, что ли?

+3

26

Согласовано с Ши.

[indent=0.7,0.7]Несмотря на почти бессонную ночь, Амира великолепно себя чувствовала и порхала по дому, словно птичка, раздавая слугам указания. Затем завтракала в уже ставшей привычной компании Мориса и Тсубаме, и когда муж предложил им сопровождать его в поездке по делам, её радости не было предела. Во время болезни она не покидала особняка и чувствовала себя всё это время как в клетке, а тут представился такой шанс. Девушка едва дождалась окончания завтрака, после которого чуть ли не бегом отправилась в свою комнату, прихватив с собой Руфию.
[indent=0.7,0.7]Во время сборов спальня напоминала локальный эпицентр бедствия, по которому промчался ураган, сносящий все на своём пути - распахнутые шкафы с одеждой, выдвинутые ящики комодов, в которых хранились белье, украшения и прочие женские штучки.
[indent=0.7,0.7]Дольше всего служанке пришлось возиться с причёской хозяйки, дабы её коротко обрезанные волосы приобрели вид, подобающий замужней даме, а не сорванцу из подворотни. Наконец сборы были закончены, и Амира критически осмотрела себя в зеркало с ног до головы. Оставшись довольной увиденным, она покинула комнату и быстрым шагом спустилась на первый этаж, где её уже ожидали Морис и Тсубаме. Молодая женщина с радостной улыбкой шагнула к мужу и замерла, словно наткнувшись на невидимую преграду. Глаза мужчины были черны как ночь, и она тут же вспомнила другие, почти такие же, которые уже видела в каменоломнях. "Неужели обмен уже произошел??? - пронеслось у девушки в голове, - Но Морис ведь говорил, что у нас есть ещё два дня..." Амира потянулась к нему через нить и облегченно выдохнула: нет, супруг пока ещё оставался самим собой.

***

[indent=0.7,0.7]Караван-сарай, куда привез их Морис, Амира хорошо знала. Она иногда бывала здесь с отцом, а потому прекрасно ориентировалась и знала всех, кто работал на Моадди, в том числе и караван-баши, с которым муж её "познакомил".
[indent=0.7,0.7]- Мир тебе и милость Бога, и его благословение, господин. - Амира последней поздоровалась с караванщиком и с улыбкой взглянула на Мориса. - Муж мой, мы с дядюшкой Муртаджой очень хорошо знакомы. Ты поступил мудро, последовав совету и взяв его в наставники. За десять лет работы караван-вожатым он не потерял ни одного верблюда моего отца и все товары доставил в целости и сохранности.
[indent=0.7,0.7]Наконец, когда традиционный ритуал приветствий был соблюдён, Амира обернулась к Тсубаме:
[indent=0.7,0.7]- Может, посмотрим отобранных животных для каравана, пока мужчины обсуждают свои дела? Не будем им мешать. Господин мой, - это уже было обращение к Морису, - ты знаешь, где нас искать.

***

[indent=0.7,0.7]Стойла, в которых размещались верблюды и лошади, принадлежавшие семье Моадди, были достаточно просторными, с высоким потолком и большим количеством окон, через которые проникал дневной свет. Амира поймала одного из конюхов и велела показать, какие животные были отобраны для каравана Мориса.
[indent=0.7,0.7]- Да, госпожа, - кивнул паренёк, указывая на крайнее здание, - они находятся вон там. Пойдемте, я покажу.
[indent=0.7,0.7]Внутрь конюшен вели высокие и достаточно массивные ворота, но парнишка не пошёл через них, а скользнул в боковую, едва приметную дверь, предлагая следовать за ним.
[indent=0.7,0.7]В нос ударил верблюжий запах, и Амира невольно на мгновение прикрыла лицо рукавом. Паренёк с усмешкой покосился на неё: мол, а чего вы ожидали?
[indent=0.7,0.7]С верблюдами Амира была не так близко знакома, как с лошадьми, но о некоторых интересных особенностях их поведения всё же знала и потому держалась на чеку, медленно шагая вдоль загонов с горбатыми великанами.
[indent=0.7,0.7]- Как тебя зовут? - обратилась девушка к их провожатому.
[indent=0.7,0.7]- Азим, госпожа, - отозвался тот с поклоном.
[indent=0.7,0.7]- Скажи-ка мне, Азим, в караван моего супруга случайно не попало какое-нибудь старое или больное животное? Мне бы не хотелось, чтобы оно задерживало нас в дороге, или ещё чего доброго, пало.
[indent=0.7,0.7]- Нет, госпожа, мы хорошо следим и за верблюдами, и за лошадьми. Комплектуя караван, мы тщательно отбираем животных. Господин Моадди крайне строг в этом вопросе.
[indent=0.7,0.7]Разговаривая с парнишкой, Амира внимательно разглядывала животных, попутно отмечая странное поведение у некоторых из них, которое начинало проявляться, стоило лишь девушкам приблизиться к ним. Тсубаме с непроницаемым лицом шагала рядом, не обращая на сложившуюся обстановку никакого внимания. Верблюды же беспокойно топтались, настороженно поглядывая в сторону медленно идущих людей.  Внезапно один из них вскинул голову, заорал дурным голосом и плюнул в того, кто по его мнению представлял опасность. Если бы плевок верблюда представлял собой просто некоторое количество слюны, это было бы пол дела... Но на самом деле то, что сейчас летело в сторону Тсубаме, было ничем иным, как липкой зловонной массой, отмыть которую было весьма сложно.
[indent=0.7,0.7]В одно мгновение Амира с ужасом представила финал этого инцидента и, совершенно не думая о последствиях  своего поступка, со всей силы толкнула подругу в сторону, молясь Богу лишь о том, чтобы и остальные курчавоголовые не последовали примеру своего собрата.

+3

27

[NIC]Yuè Xiǎolóng[/NIC][STA]Стремление воды пронзает каменную твердь.[/STA][AVA]https://i.gyazo.com/7b5db09e108a07bc8086756d45263c9e.png[/AVA]

Стоило верблюжьей морде смачно сторпедировать всякую надежду на осмотр караванного «зверопарка» без чрезвычайных происшествий, как кардиограф пострадавшего по имени «мозг дальневосточной странницы» испустил пронзительный писк, ознаменовавший скорейший переход здравого смысла в неизведанное. Так, Шидзумэ−но−Ками была смиренно готова принять свою участь из−под парнокопытец Судьбы.

Амира же, решив сыграть с Двугорбым Перстом в роковой реслинг, всяко имела на то собственные виды.

Надо ли говорить, это смешало дальневосточной страннице все карты − вроде «сколотить с меркантильной братии компенсацию за моральный ущерб» и иже с ней. Итого, всё обернулось такой − да простит читатель столь неоригинальную цензуру, − альпакой, что извлечь какую−либо выгоду из верблюжьего извержения − изверблюжения? − не представлялось Шидзумэ−но−Ками возможным.

Использовать боевые искусства? Верблюжий ор! Использовать пламя «Кōю»? Верблюжий ор! И так далее.

Мастерски падая жертвой верблюжьего коварства, на единый миг дальневосточная странница встретилась с Амирой глазами и беззвучно молвила ей одними губами: «Оставляю это на тебя!» Впрочем, коль только ей − Амире! − было суждено стать следующей на очереди жертвой фонтанирующего изверблюжения... Что ж! В таком случае пускай не винит её за виртуозную «Подножку Своевременности»!

И да упасут Небеса всякую тварь, что посмеет присоединиться к замыслу коварного верблюда!

+3

28

[indent=0.7,0.7]Такого кошмара, что разыгрался в стойлах, Амира себе и в самых страшных снах не могла представить. И что самое ужасное, все попытки защитить дорогую гостью от близкого знакомства с пищеварением верблюда потерпело полный крах, ибо всё произошедшее заняло всего лишь каких-то несколько мгновений. И вот они обе уже лежат на не самом чистом полу верблюжатника. Обе грязные, изгвазданные жвачкой, которую в большей степени приняла на себя Тсубаме, несмотря на все попытки Амиры всячески этого избежать. Надо отдать должное гостье, не глядя на всю трагикомичность ситуации, дальневосточная странница приняла все возможные меры, дабы не допустить  столь резкого знакомства Амиры и твердого пола применив для этого все свои выдающиеся навыки и рефлексы.
Выпутавшись из плена своей абы она наконец приняла вертикальное сидячее положение и с удивлением отметила, что инцидент с верблюдами на этом закончился. Все животные вновь вели себя почти спокойно, флегматично пережёвывая то, что сейчас "украшало" волосы и немного лицо дальневосточной странницы.
- Тсубаме, ты как? - Амира  предприняла попытку подняться и оглядеться. Молодой конюх превратился в соляной столб, и единственное, что выдавало в нём живого человека это расширившиеся от ужаса глаза. - Азим, да не стой ты там! Лучше помоги нам. И давай уже выводи нас отсюда. Но только так, чтобы нам снова не пришлось идти через этих кораблей пустыни. Да... И этого верблюда из каравана убрать!
- Но... Госпожа... Отсюда лишь два выхода... - голос конюха дрожал, - Один это тот, через который вы попали сюда, а второй... Ведет в конюшни...
- Значит мы идем через конюшни. - проворчала Амира, - Лошади хотя бы не плюются...

+3

29

float:right Муртаджа[indent=0.7,0.7]Тем временем на складе Морис и Муртаджа направились к тем самым тюкам, которыми караван-баши занимался перед появлением троицы.
[indent=0.7,0.7]- Всё ли благополучно? - ничего особенного не значащий в любой другой ситуации вопрос в данном случае предполагал чуть более развёрнутый, чем обычно, ответ.
[indent=0.7,0.7]- Да, господин. Это последняя партия товара. Завтра начнут подвозить продукты.
[indent=0.7,0.7]- Не смотрел? - Морис кивнул на тюки.
[indent=0.7,0.7]- Нет, господин, - Муртаджа чуть заметно улыбнулся. Борода успешно скрыла бы это, но разбежавшиеся от глаз лучики морщинок выдали его. В общем-то, содержимое этих тюков караван-вожатого и впрямь не касалось, и уж тем более не отвечал он за качество товаров в них. Но кто знает, не попросил ли его Моадди подстраховать зятя? Так что ответ был правильным, вот только неизвестно - правдивым ли? Разумеется, эти мысли Морис оставил при себе, только кивнул, пробежался пальцами по нашитым на торцы тюков этикеткам. Самому ему тоже далеко не во все из них стоило заглядывать. Часть товара принадлежала Моадди, часть - решившим присоединиться к большому каравану ради безопасности купцам. Найдя, то, что искал, он окликнул одного из носильщиков и велел достать нужный тюк. Пока его извлекали из-под другого товара, обернулся к Муртадже.
[indent=0.7,0.7]- О Муртаджа, я безмерно ценю твою помощь и добрые советы и хотел просить тебя присоединиться к каравану. Мне понадобится надёжный человек в Ниириме для организации обратной дороги. Боюсь, я не смогу заняться этим сам: обстоятельства вынудят меня отправиться в дальнейший путь по делам, не терпящим отлагательства. Почтенный Моадди предложил Гаяра на роль начальника каравана, но твой опыт несомненно и ему окажется полезен и будет оценен по достоинству.
[indent=0.7,0.7]- Господин Моадди упоминал, что он в ближайшее время не планирует других крупных предприятий, в которых требовалось бы моё участие, и не станет возражать, если ты захочешь меня нанять. Я принимаю твоё предложение, - согласился караван-баши. И озвучил цену. Такую, что собирайся Морис вернуться в Олхану, как это планировалось изначально, он бы от услуг Муртаджи отказался без колебаний. Вот только возвращаться он не собирался, так что особого выбора у него не было. Это был не тот случай, когда стоило торговаться, так что оговорили они только сроки оплаты - и договорённость была заключена.
[indent=0.7,0.7]Тюк тем временем был освобождён из общей кучи и распакован, явив миру два десятка клинков в деревянных ножнах. Судя по характерному двойному изгибу ножен, внутри прятались ятаганы. Морис наугад выбрал клинок из середины тюка, извлёк из ножен, придирчиво осмотрел, проверяя баланс, качество ковки и заточку. Возможно, сам он мог бы выковать и лучше, но... клинок стоил тех денег, которые были за него уплачены. Несмотря на то, что олханское оружие ковалось из привозного сырья, местные кузнецы славились по всему Хасту своим мастерством.
[indent=0.7,0.7]Морис не удержался и, отступив на пару шагов, заткнул ножны за пояс, сделал несколько пробных взмахов. Ятаган был заметно короче его фамильного меча - полтора зара против двух с небольшим - и раза в два легче, но несмотря на некоторую непривычность слушался он хорошо. А потом шанки понял, что не хочет останавливаться. А может быть, останавливаться не хотел вовсе не он. Даже если и так, сделать над собой усилие и вложить клинок в ножны пришлось именно ему. А потом - вернуть его к остальным и велеть носильщикам, наблюдающим за бесплатным представлением, упаковать всё, как было.
[indent=0.7,0.7]- Всё в порядке, господин? - то ли показалось, то ли во взгляде и голосе Муртаджи и впрямь промелькнула тревога. Морис вспомнил, что и Амира тоже что-то заметила в самом начале, ещё дома. Только тогда он не придал этому значения.
[indent=0.7,0.7]- Да, в полном. Ты ведь сможешь закончить приготовления без меня? Мне нужно уладить ещё несколько дел до отъезда, - это выбивалось из концепции "обучения" Мориса премудростям обеспечения каравана всем необходимым, но во-первых, список необходимого они уже составили и заказали, а во-вторых, Муртаджа теперь был одним из его наёмных работников, так что можно было позволить себе не участвовать в рутине.
[indent=0.7,0.7]- Разумеется, господин, - с достоинством кивнул караван-баши.

* * *

[indent=0.7,0.7]К верблюдам Морис не пошел. Просто потому, что они его не интересовали, да и девушек, как он полагал, если и заинтересуют - то ненадолго. Так что, сам того не зная, длинноухий шанки успешно избежал участи быть оплёванным нервно реагирующими на духов животными, взбаламученными визитом его спутниц. Второй вход в стойла вёл непосредственно в конюшни, чем Морис и воспользовался. Вот лошади ему были интересны, и даже очень. Нет, не потому, что он любил лошадей. Как раз наоборот, верховых животных он вообще не очень жаловал, предпочитая передвигаться пешком, когда это было возможно. Но именно поэтому, памятуя о предыдущей вылазке в пустыню и понимая, что верховой езды ему и в этот раз избежать не удастся, он заходил на конюшни каждый раз, когда оказывался в этом караван-сарае. Он давно присмотрел нескольких животных поспокойнее и регулярно их подкармливал, надеясь, что они и к Джору в его обличье отнесутся адекватно.
[indent=0.7,0.7]Его заметили, едва он шагнул за порог. Почуявшие нежить скакуны нервно поводили ушами или прижимали их, фыркали, били передними копытами в пол. Не все. Некоторые казались равнодушными, другие просто наблюдали за пришельцем. А кое-кто из тех, с кем он пытался подружиться, явно заинтересовались его приходом и готовы были простить за угощение тот факт, что он сегодня воспринимался как-то не так.
[indent=0.7,0.7]Но поведение лошадей полуэльфа занимало недолго. По проходу в сопровождении конюха шли его спутницы, но в каком виде! Морис потянулся к магическим струнам ещё до того, как сам это осознал. Нащупал, коснулся, извлекая слышимую лишь ему мелодию, обозначил зону действия заклинания, закрепил его краткой звуковой формулой, напрочь забыв, что на Тсубаме его магия обычно не действует. И лишь после того, как мир отозвался на его действия и начал воплощать заклинание чистоты в реальность, он пришел в себя и выдал единственную оставшуюся в голове мысль:
[indent=0.7,0.7]- Что случилось?

+3

30

[NIC]Yuè Xiǎolóng[/NIC][STA]Стремление воды пронзает каменную твердь.[/STA][AVA]https://i.gyazo.com/7b5db09e108a07bc8086756d45263c9e.png[/AVA]

Вид изгвазданной, ворчащей Амиры вызывал у воительницы смешанные чувства: с одной стороны события развернулись не лучшим образом, а с другой − такой она супругу полуэльфа ещё не видела, и это порядком её смешило, позволяя на время забыть о собственном дискомфорте. Вставая странница прилагала все силы чтобы не прыснуть со смеха.

— «Прости меня, Амира,» — выдала Шидзумэ−но−Ками в ответ на адресованный ей вопрос, и оставалось только гадать что именно она хотела этим сказать, — «За свой наряд не переживай, тем озаботится Твой муж как скоро свидимся с ним. Вспомни рассказ о злополучном походе: куда этим верблюдам до того червя?» — аккуратно смахивая выступившие в уголках глаз слезинки, она улыбнулась и добавила:

— «А коли Морис и в этот раз свалится в обморок − я его подменю, не правда ли

— «Это,» — непринуждённо выпалила Морису странница «с порогу», притом безошибочно указывая рукой на одно из менее спокойных животных в стойлах. Как она и предсказывала − мужчина сразу побеспокоился их внешним видом, но если заклятье полуэльфа и имело какой−то эффект конкретно на Шидзумэ−но−Ками, то сколь−либо заметно этого не было. А потому, уличив удачный момент, она бы сказала:

— «С Вашего разрешения я ненадолго Вас покину. Уважаемый Азим, где я могла бы уединиться?»

+3

31

Морис, спасибо за диалог.

[indent=0.7,0.7]Первые впечатления от катастрофы, разыгравшейся в верблюжатнике отступили, и Амира, глядя в смеющиеся глаза странницы сама едва сдерживала смех. Теперь она смотрела на случившееся совершенно с другого ракурса. Да и на их внешний вид тоже. Грязные, растрепанные, измазанные липкой гадостью, они и впрямь представляли собой достаточно комичное зрелище. Хотя, будь на месте Тсубаме другая благородная женщина, скандала наверняка было бы не избежать.
«Прости меня, Амира. За свой наряд не переживай, тем озаботится Твой муж как скоро свидимся с ним. Вспомни рассказ о злополучном походе: куда этим верблюдам до того червя? » — необычные аметистовые глаза восточной гостьи улыбались,
«А коли Морис и в этот раз свалится в обморок − я его подменю, не правда ли? »
- Ох, и то правда. Мой муж ведь маг и в два счёта справится с нашей небольшой и несколько пахучей проблемой. - не выдержав, Амира прикрыла рот ладошкой и хихикнула, - Одного только понять не могу... Почему они так нервно отреагировали на наше появление? Раньше ничего подобного не происходило.
[indent=0.7,0.7]Разговаривая, девушки подошли к очередной двери, за которой находились уже стойла с лошадьми. Войдя в конюшню Амира уже было выдохнула, что опасность миновала, но нет. И тут некоторые животные вели себя достаточно беспокойно, хотя такого подвоха, как от верблюдов, от лошадей совершенно точно можно было не ожидать. В противоположном конце прохода она увидела Мориса, который угощал лакомством одну из лошадей. Он тоже их заметил и молодая женщина вновь едва не рассмеялась от того, как изменилось лицо мужа при взгляде на жену и подругу. И причина этого конечно же была очевидна - внешний вид девушек оставлял желать, мягко говоря, лучшего.
[indent=0.7,0.7]Амира уже не в первый раз видела, как муж сотворяет заклятие чистоты, и всё же каждый раз удивлялась тому, как легко и естественно это у него получается. Грязь, покрывающая одежду, волосы и открытые участки кожи Амиры, исчезла на глазах, не оставив и следа. О случившемся инциденте теперь напоминали лишь растрепавшиеся волосы, которые были любовно уложены Руфией в сложную причёску, ну, и внешний вид Тсубаме, оставшийся прежним.
Что случилось? - полуэльф наконец пришёл в себя от происходящего и задал единственный уместный вопрос в данной ситуации.
«Это,» —  воительница указала на самое беспокойное животное, а затем добавила: — «С Вашего разрешения я ненадолго Вас покину. Уважаемый Азим, где я могла бы уединиться?»

[indent=0.7,0.7]Бедняга конюх был ни жив ни мёртв от того, что разыгралось на его глазах буквально несколько минут назад и вероятно ожидал, что как минимум, его отругают. И уж никак не думал, что эти две ненормальные богачки будут смеяться над случившимся. И даже не сразу понял, что красивая, но странная госпожа обращается к нему. Так, Амире пришлось вмешаться и уже самой отдать указание парню.
- Азим! Госпожа Тсубаме тебя спрашивала, где она может уединиться. Отведи её в самые лучшие комнаты для гостей, и поручи слугам предоставить ей всё, что она попросит.
- Д-да, госпожа Амира. Прошу меня простить...
- Азим согнулся в поклоне перед дальневосточной странницей. - Госпожа Тсубаме, прошу следовать за мной.

***

[indent=0.7,0.7]Оставшись наедине с мужем Амира бросилась ему в объятия, прижимаясь щекой к широкой груди.
- Ты даже не представляешь, что произошло...
[indent=0.7,0.7]Рассказывая Морису о странном поведении верблюдов и их атаке, а точнее, одного из них, девушка краем глаза наблюдала за лошадьми, подмечая несвойственное им волнение, в караван всё же подбирали самых спокойных и покладистых животных. Двое жеребцов так и вовсе угрожающе фыркали и скалили зубы, словно показывая своё отношение к людям.
- Животные чувствуют потустороннее, - рука мужчины скользнула по волосам Амиры, потом по спине, замерла на пояснице. - Кажется, к верблюдам мне лучше не приближаться, - его губ коснулась улыбка, но была она невесёлой. - А вот с лошадьми что-нибудь придумаем.
[indent=0.7,0.7]Он выпустил жену из объятий и шагнул к стойлам, выбрав животное поспокойнее. В руках у него появился мешочек, из которого шанки выудил кусок сахара. Лошадь, кажется, узнала его, заинтересовалась... но не настолько, чтобы успокоиться. Соседки же её начали нервничать заметно сильнее, приближение потенциальной опасности пришлось им не по вкусу.

- Думаю, да. К верблюдам  тебе точно ходить не стоит. - Амира улыбнулась, на мгновение представив себе снова ту картину, только уже с Морисом в главной роли. - Тебе определённо не понравится такое близкое знакомство с ними. И всё же я не понимаю...
Она подошла к мужу, наблюдая за тем, как лошадь осторожно берёт мягкими губами угощение с его раскрытой ладони.
- На охоте животные не волновались так сильно, как сегодня. Ты ведь не выпустил ещё его?
[indent=0.7,0.7]На последнем слове голос девушки дрогнул, выдавая те эмоции, что сейчас её одолевали.
- Я позволил ему... видеть происходящее, - пауза ушла на выуживание из мешочка второго куска сахара. Морис скормил его лошади, осторожно погладил животное по морде. Остальные вроде бы тоже начали успокаиваться, ближайшие и вовсе заинтересованно тянули морды. Всё же они узнали его. Визиты в конюшню то с сахаром, то с фруктами, а бывало, что с подсоленным хлебом, не прошли даром.
[indent=0.7,0.7]Амира стащила из мешочка Мориса кусочек лакомства и угостила соседку той лошади, которую муж прикармливал.
- И всё же, мне страшно... - она отряхнула ладони от налипших крошек. - А если мы не поладим?
- Как со мной при первом знакомстве? - супруг бросил на неё лукавый взгляд, глаза его на миг посветлели, но потом он вновь стал серьёзным: - Тебе нечего бояться. Даже если вы действительно не поладите, он не причинит тебе вреда. По крайней мере, он дал слово, что не сделает этого первым. Но мне почему-то кажется, что вы найдёте общий язык.
- Но на то, что он будет делить со мной постель, пусть даже не рассчитывает! Хоть Джор и будет в твоём теле, это все равно будет уже другой человек! - Амира капризно надула губки и скосила взгляд на Мориса, проверяя его реакцию. - И вообще, мне кажется, мы тут несколько задержались. Пойдём, отыщем Тсубаме и заодно немного перекусим. Здесь готовят изумительный хялике.

+3

32

[indent=0.7,0.7]На взгляд стороннего человека (коих в конюшнях пока не наблюдалось) Морис на фразу о постели не отреагировал. Никак. Но Амира-то посторонней не была, она успела его достаточно хорошо изучить, чтобы знать даже без магической нити: столь подчёркнуто-непроницаемое выражение на его лице появляется именно тогда, когда внутри полукровки-шанки вскипает буря эмоций, и он изо всех сил пытается не дать ей прорваться наружу. Сама того не ведая, Амира напомнила о его собственных недавних размышлениях на эту тему. Тогда он так и не пришел к однозначному выводу о том, как должен относиться к подобной ситуации. Несомненно, мнение Амиры его порадовало. Ему хотелось бы, чтобы всё было так просто. Вот только реакция Джора на её заявление больше всего походила на скептическое хмыканье. То ли "поживём - увидим", то ли "не очень-то и надо". И ещё неизвестно, что хуже, а уточнить у духа, что он имел в виду - значит, подогреть его интерес к этой теме. И уж этого Морису совершенно точно не хотелось.
[indent=0.7,0.7]Некоторое время спустя они сидели в чайхане и наслаждались местной кухней. Джор так точно наслаждался - если судить по тому, что он транслировал Морису, его сейчас вообще ничто помимо пирога не интересовало. Оно и к лучшему. А впрочем, шанки и без его подсказки готов был признать, что хялике и впрямь изумительный. В присутствии духа необходимости вроде бы уже не было, но Морису даже в голову не пришло прогнать его сейчас - и потерять половину удовольствия от еды. Иногда Морис задумывался о том, действительно ли он чувствует отражение эмоций Джора, или тот просто бессовестно манипулирует им, внушая то, что он и сам не прочь почувствовать. Впрочем, мысль эта надолго не задерживалась, смываемая приливной волной всё тех же - чужих - эмоций. Но всё хорошее рано или поздно заканчивается, и кулинарный шедевр местного повара не стал исключением. "Послезавтра на рассвете", - подумал Морис, обращаясь к квартиранту своего разума. Тот коснулся его изнутри безмолвным согласием и отступил куда-то за невидимую грань, оставив за собой смутное ощущение пустоты, которую Морису теперь предстояло чем-то заполнить.
[indent=0.7,0.7]Полукровка откинулся на мягкую спинку  низенького диванчика, на котором они сидели, и проводил задумчивым взглядом заметно посветлевших глаз слугу, который убрал опустевшие тарелки из-под пирога и отправился за кафой.
[indent=0.7,0.7]- К отправке каравана практически все готово, в моём присутствии здесь не возникнет необходимости до самого отъезда, - он перевёл взгляд на сидящую рядом жену. - Но до того, как мы покинем Олхану, нам нужно уладить ещё один вопрос.
[indent=0.7,0.7]Чувствовалось, что слова даются Морису с трудом, и вскоре стало понятно, почему: вопрос касался человека, обсуждать которого он не хотел абсолютно, тем более в присутствии жены. К сожалению, идея не посвящать Амиру в то, что касалось её самым непосредственным образом, не выдерживала никакой критики, так что ему пришлось найти в себе силы продолжить.
[indent=0.7,0.7]- После того, как Салима заклеймили и изгнали, Мехдин принял решение передать мне всё его имущество в качестве компенсации за причинённый ущерб. Я не могу лишить его жён и детей средств к существованию и обречь на нищету. Но и отказаться от этого предложения не могу. Ты знакома с их семейством дольше меня. Не знаешь, есть ли какие-то дела, которые вели именно жены Салима, а не он сам?

+3


Вы здесь » FRPG Энирин » #Эпизоды » ◈ Караванная тропа (октябрь 1415г.)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно