https://i.gyazo.com/39525d99eeb147f02457f8e7c60189f0.jpg

Военное дело

Война — жестокое дело! На войне следует убивать ближнего своего. Но как плодородная почва крестьянских делянок, согретая солнцем и напитанная дождём, родит насущный хлеб, так и поля сражений, обожжённые огнём и политые кровью героев -  рождают славу наций! Тот, кто бежит в страхе, бросает оружие — скоро будет вынужден бросить и родную землю; тот, кто не боится платить высокую цену виктории — преумножит благосостояние народа. Та машина цивилизации, шестерёнками которой являются взаимные отношения работников книги, сохи, остроги и кирки - нуждается в смазке. Труд землепашца, ремесло и промысел слобожанина, проповедь пастыря — всё пропадёт без той смазки, что готовится из перемешанного с пороховой сажей солдатского пота.
Железный Рак (фон Шверт), из предисловия к III изданию «Зелёного манифеста», 1410 год

Расцвет и закат рыцарства

Энирин — недружелюбное место, не правда ли? Напрасно вы, демоны, сюда сунулись! Если б вы только представили себе этот бой, то остались бы там, откуда сейчас лезете! Вы, верно, и не знали, на что идёте! Увы вам - жалости отныне не ждите! Именем Господа! Рыцари Альтанара, стройся клином! За мной, в атаку, вперёд!
Альгариус «Альтанарский лев» Трогвар,  1374 год

Более, чем тысячелетие военной истории континента иллюстрирует и сейчас узнаваемый образ закованного в латы рыцаря, схлестнувшегося в яростной схватке с зеленокожим варваром: гордо реет на ветру гербовый стяг, клинки высекают друг из друга искры, окрашиваются красной горячей кровью. Классическую картину можно дополнить задним планом с тучей стрел в рассечённом магическими молниями, озарённом фаерболами небе... Впрочем, «туча» - это, пожалуй, сильно сказано. Эпическую панораму художнику-баталисту для этой картины, вероятно, пришлось бы дофантазировать — масштабные сражения массовых армий остались в легендарном веке гоблинских и огрских войн. Военное сословие в государствах людей на протяжении всего первого,- и первых трёх столетий второго тысячелетия нашей эры - было относительно малочисленным: уже к началу Столетней войны основной военной силой стали небольшие отряды феодалов, профессиональных  воинов-землевладельцев. Например, доподлинно известно, что в знаменитой битве у Рейнского моста с обеих сторон участвовало всего 5 200 бойцов, включая 1000 союзных королеве Эолин сельмирионских стрелков и дендроидов. Склонные к политической самоизоляции гномы и эльфы содержали войск и того меньше — ровно чтобы хватало для охраны рубежей; а орки и гоблины, загнанные в малопригодные для жизни непролазные дебри, напоминали о себе разве что спускающимися с гор или вылезающими из болот набеговыми командами, которые, хоть и доставляли  немало хлопот - до веса армий, конечно же, не дотягивали.
Времена, когда сотни тысяч вооружённых железом и магией бойцов сходились в битвах народов, казалось бы, закончились тогда, когда великие расы поделили ойкумену много веков назад. На долгие годы легитимное насилие стало монополией королей, герцогов и баронов, которые с комфортом разместились в своих высоких замках, и блюли порядок на завоёванных славными предками плодородных землях.
Со времён варварских каролисов (королевств), когда лидеры людей противостояли могущественным деспотиям гоблинов и огров, сложилась система сюзеренитета-вассалитета, эффективная настолько, что просуществовала тысячу лет. Все феодалы обладали равным суверенитетом. Вассальная клятва стала формой объединения равных и по происхождению, и по духу воинов, избирающих первого из своей среды для общего руководства, во общее благо.
Субъектом феодальных отношений стал рыцарь (идальго, шевалье, земан) - тяжеловооружённый всадник благородного происхождения. Основной единицей земельного деления стало баронство. Барон (от древневалонск. бар - стена, укрепление) — изначально, феодал, который обладал ресурсами, достаточными для того, чтобы возвести замок. Для своих времён замки образца Столетней войны являлись шедеврами фортификационного искусства, и были практически неприступны — а значит и фундамент, на котором зиждился суверенитет барона, оказывался практически незыблемым. И в наш век независимое баронство — обычное явление за пределами бывшей «Империи людей» или «большого Альтанара» (то есть современных Альтанарского, Вермилонского и Джерского королевств в границах 1395 года).
Могущественней барона был граф — владелец нескольких замков или ключевой цитадели, под покровительством которой находились поселения лично свободных ремесленников - города и слободы. Зачастую граф являлся и сюзереном соседних баронов. Могущественней графа — герцог (князь, фюрст, пан), правивший обширной страной. Герцогства включали личные домены герцога и его «природных» ленников, то есть феодалов, которые традиционно связаны с ним ленной (вассальной) клятвой.
Иные титулы, например, принц, маркиз и другие (у разных народов есть особенные и уникальные титулы) — не имеют отношения к землевладению. Это представительские, почётные и административные титулы. Кроме того, в некоторых конфессиях веры Единого избираемые высшие иерархи церкви могут выступать не только духовными, но и светскими властителями — в этом случае в качестве эквивалентных титулованных персон следует рассматривать аббатов, епископов и архиепископов. Существуют так же духовно-рыцарские ордены, управляемые великими магистрами, чей статус эквивалентен архиепископскому и герцогскому в равной степени. В любом случае, королевство включает традиционные домены короля и его «природных» ленников.

В основе феодальной системы лежит практика извлечения прибыли из сельского хозяйства посредством эксплуатации крестьянского труда. Благодаря установившемуся порядку за тысячелетие после  заключения Тронхолдского договора человеческая раса достигла невиданного эволюционного прогресса, став наиболее многочисленной на континенте. Однако жизнь абсолютного большинства людей едва ли можно назвать благополучной — к началу правления династии Сандорфайтов подавляющее большинство пеазантов было в большей или меньшей степени лишено личных свобод и прикреплено к земле, городской плебс влачил жалкое  существование — это не считая переменных факторов, таких как война, неурожай, эпидемии...
Тем не менее, период от Гесецкой битвы до вторжения демонов крум-ша стал золотой эрой рыцарства. Именно в это время были выработаны традиции ведения классической войны, дворянский этикет и кодекс чести, куртуазная культура достигла пика.

Возрастание роли регулярных и наёмных войск

Передай своему королю, что он может поцеловать мой полированный латный зад!
Трой Ромул, кондотьер (отказываясь вести солдат в бой без предоплаты), 1390 год

Устоявшаяся и, если не спокойная, то, по крайней мере размеренная, жизнь феодального общества, которое относительно редко тревожили могущественные внешние враги, позволила Альтанару, сверхгосударству людей, включившему едва ли не все плодородные территории континента, аккумулировать ресурсы для развития культуры, магии и науки. Гегемония Альтанара казалась незыблемой, стабильность — нерушимой. Илсэ стал столицей цивилизованного мира, а университет Корранберга - столицей интеллекта. Под занавес правления династии Сантагаров расцвели великие дома волшебников и алхимиков.
Но ресурсы аккумулировались не только в сфере науки и искусства, и не в первую очередь там. Крупнейшие землевладельцы и особенно центральная королевская власть создавали свою новую систему администрирования и военную силу. Разорившиеся феодалы, мелкие дворяне и наёмные солдаты, кормить которых мог только очень богатый полководец, как правило герцог или король, составили социальную основу вооружённых сил нового типа, к которым стали относиться личные гвардии крупнейших феодалов и наёмные армии. Дополняли их профессионалы из низших сословий, военные и околовоенные ремесленники:  маркитанты, квартирмейстеры, фуражиры, мастера осадного дела, а так же бойцы от магии и алхимии — те, чья учёба в академиях была оплачена покровителем, и чьи тайные знания поставили под сомнение неуязвимость считавшихся ранее неприступными твердынь.
Последняя кампания, которую можно расценивать как «классическую рыцарскую» - это проигранная Сантагарами Альтанаро-Нииримская война 1373 года: с политической точки зрения бессмысленная и бесполезная, с военно-стратегической — бездарная. Именно благодаря горькому послевкусию той войны старая аристократия умерила спесь по отношению к новым повелителям военной стихии...
Наёмные армии и их генералы и правда начали играть весьма заметную роль в междоусобных войнах феодалов, и больше того, со временем стали силой, способной потрясти королевский трон — эту перемену со всей отчётливостью продемонстрировала стремительная карьера генерала Шиноби, завершившаяся установлением им династии Сандорфайтов в сверхгосударстве людей.

Тысячелетний феодальный порядок был нарушен. Конечно, захваты корон или даже дворцовые перевороты случались и раньше,  не будучи чем-то экстраординарным, однако впервые на трон сел не эниринский нобиль, а не верующий в Единого солдатский командир по прозвищу Тиран. Ключевую роль в укреплении новой власти сыграли лояльные генералу Шиноби гвардия, мелкое дворянство и наёмные войска. Сандорфайт (родовое имя было выбрано перед коронацией) не являлся «природным» сюзереном для герцогов и баронов не только «большого Альтанара», но даже центральных областей, однако у него имелись ресурсы для того, чтобы подавить протесты самых недальновидных или нетерпеливых аристократов - принудить к покорности кого можно, а кого нельзя — пустить по миру.
Смена династии прошла практически бескровно (по крайней мере по ощущениям простых подданных-бюргеров и пеазантов). За это стоит сказать спасибо Дейрону V, легитимизировавшему своим отречением в пользу стороннего претендента переход власти — он хотя бы отсрочил страдания народа, неизбежные при возгорании любой гражданской войны...
Как бы там ни было, «солдатский» король Шиноби правил недолго. Было ли крушение его дирижабля в 1375 году трагическим стечением обстоятельств или местью одного из многочисленных врагов, теперь едва ли возможно установить. Королевство людей возглавила королева-регент Лорея.
Во время правления эльфийки были успешно реализованы финансовые и административные  реформы, заложившие основу промышленного и научно-технического расцвета сердца королевства. Благосостояние фермеров и буржуа весьма возросло, благодаря чему значительно укрепился престиж Сандорфайтов как «народной» династии и их популярность, особенно в месканских и валонских провинциях. Однако эти успехи были достигнуты ценой  изоляционизма во внешней политике, территориальных уступок пассионарному государству вампиров, отставания в сфере модернизации вооружённых сил и военной инфраструктуры.

Появление огнестрельного оружия. Лиирит и пороховое дело

- Так, юный клирик, готов ли ты покрыть себя неувядающей славой во имя беззаветной защиты Родины, Вермилонского королевства от вторжения яростных полчищ заморских душегубов?
- Несомненно, Ваше королевское величество! Да только военным ремёслам я вовсе не обученный...
- Хм... а о красивой женщине когда-нибудь мечтал - в романтическом плане, м?
- Не стану лгать, грешен! Бес попутал!..
- Ни слова больше, мой храбрый солдат! Мушкет заряжать ты, считай, уже умеешь — движение-то то же самое!
Чезаре I Сантагар (показывая пример вербовщикам, срочно набирающим солдат в монастырских землях), 1400 год

Владыки-вампиры расширяли свою сферу влияния давно и успешно. К 70-м годам XIV века город Джер являлся центром огромного феодального образования с населением до двух миллионов человек. Нужно сказать, что термин «империя» применительно к государствам бледнолицых, а не к деспотиям зеленокожих, впервые был введён в обиход именно вампирскими мыслителями. Империя — это государство, которое заключает в своих границах не только классические герцогства и баронства, «природные» лены властителя, но и инородческие страны, присоединённые огнём и мечом, управляемые наместниками, назначаемыми из центра или местной компрадорской элитой. Вампиры на северо-западе континента подчинили своей власти обширные территории, богатые ресурсами, и провозгласили своего правителя королём (не отрицая его вассальной зависимости от «имперской» Альтанарской короны).  Перемену династии в Альтанаре древние вампиры встретили саркастической клыкастой улыбкой.
Спустя двадцать лет после отречения Дейрона V немёртвые ленники сделали вдовствующей королеве Лорее предложение, от которого та не могла отказаться. Джер получил освобождение от вассальной клятвы — и вскоре философы Джера стали вновь именовать свою державу империей, что полностью соответствовало действительности.
Отпадение столь жирного куска от тела «большого Альтанара» было бы невозможно, если бы амбиции Джера не были подкреплены его военными возможностями. Альтанар всё ещё мог поднять дворянское ополчение и набрать наёмников, однако все эти приготовления требовали немалого времени на сборы, переговоры со своевольными феодалами и кондотьерами, не говоря об огромных финансовых затратах. Оперативно бросить в бой реально было только вооружённую по последнему слову техники, но малочисленную королевскую гвардию да отряды духовно-рыцарских орденов. С учётом того, что джерские флотилии были уже снаряжены, а армии нового типа расквартированы у границ Рогоровой марки, закалены в битвах и хорошо организованы, исход потенциального противостояния едва ли был предопределён, а потому в 1395 году правительство Альтанара предпочло решить дело миром и взаимными уступками с возжелавшим независимости вассалом.

Стремительный взлёт Джерской империи объясняется двумя факторами: военной реформой Эмильена I, в результате которой в Иль де Джерс было упразднено феодальное ополчение и введена система рекрутирования солдат — ядро новой армии составили набранные в вампирском домене наёмные полки добровольцев-темиаритов по вероисповеданию,- а так же широким внедрением огнестрельного оружия.
С тех пор, как в 1384 году полководцем немёртвых впервые была успешно применена лииритовая пушка, ударившая по вражеским стенам «голубым огненным боем», началась революция в военном деле. Всего лишь за пару десятилетий мечущие каменные или железные ядра «ревущие вампирские жерла» практически полностью вытеснили менее эффективные метательные орудия: баллисты, катапульты и требушеты. Поля сражений наполнились раскатистым синтетическим свистом и грохотом, ослепляющими голубыми вспышками лииритовых энергетических разрывов. В арсенале военачальников появились громоздкие бомбарды, способные сокрушать даже самую прочную кладку укреплений; относительно мобильные, мечущие снаряд по настильной траектории полевые пушки и кулеврины; применяющиеся против масс пехоты стреляющие залпами рибодекены-«лииритовые органы»; и навесом забрасывающие снаряды за вражеские стены мортиры.

Вскоре огнестрельным оружием обзавелись и индивидуальные бойцы: металлическую трубу приладили к деревянной ложе на манер арбалета, получив крепостное ружьё-гаковницу (от лирск. гак — крюк) или пищаль (из-за характерного звука, который при выстреле издают длинноствольные лииритовые орудия, т.н. «хлопок со свистом»). Один стрелок целился, удерживая ложу и зацепив орудие при помощи специального крюка за стену или станок-козел для гашения отдачи (а стрелок-огр или тролль, например, мог зацепить и за пряжку собственного ремня), а другой через просверленное в стволе отверстие раскалённым прутом или тлеющей головнёй нагревал запечатанный в казённой части лииритовый кристалл — выброс магической энергии выталкивал из ствола пулю с силой, достаточной для того, чтобы прострелить рыцарскую кирасу или ростовой щит-мантелет на расстоянии до ста шагов.
Со временем эта неуклюжая конструкция была значительно усовершенствована: уменьшился вес ствола и ложи, появился приклад, упростивший прицеливание, а главное - фитильный (а позже и механически сложный гномский колесцовый) замок, позволивший одному стрелку и целиться, и производить выстрел самостоятельно — простым нажатием спускового крючка. Такое ружьё получило название аркебуза, а крупнокалиберная его версия, имеющая повышенную останавливающую способность против всадника и пробивное действие пули - мушкет. Так же приобрёл популярность - особенно среди всадников - пистолет, выстрел из которого можно произвести с одной руки. 
Если раньше в ходе битвы извергать из своих посохов гром и молнию могли лишь немногочисленные боевые маги, чьё обучение  занимало - в лучшем случае - несколько лет, и потерю коих в ходе текущей кампании было весьма проблематично восполнить, то теперь это делали сотни стрелков-вчерашних крестьян и плебеев, которых при выбывании из строя можно было относительно легко заменить, навербовав новое пушечное мясо в ближайшей дружественной провинции.

Огнестрельное оружие доказало свою разрушительную мощь, однако прежде, чем был найден способ устранить основной его недостаток — дороговизну, прошло не одно десятилетие. С тех самых пор, как армии начали принимать на вооружение первые лииритовые пушки и ружья, начался поиск альтернативных источников энергии, которые позволили бы метать смертоносные снаряды с той же эффективностью, что капризный голубой кристалл.  Лиирит является редким магическим ресурсом, а его обработка и транспортировка - сложным и опасным делом. Энтузиасты экспериментировали с взрывчатыми зельями или с отходами лииритовой добычи - крошкой и отсевом — в результате этих опытов, стоивших увечий и жизни немалому количеству любознательных исследователей, на свет появились гренада и мина. У республики Гурубаши, например, и вовсе не было доступа ни к месторождениям минерала, ни к магическим технологиям массового изготовления боеприпасов, из-за чего Зелёная армия, противостоящая вампирским войскам в долине Лир оказалась в затруднительном положении. Неудивительно, что именно гоблинам в итоге удалось решить проблему — заставила нужда. Страсть зеленокожих к фейерверкам ни для кого не является секретом — и вот известному испокон веков алхимическому составу для изготовления хлопушек, ракет и салютов нашлось применение в военном деле. Смесь серы, древесного угля и селитры при взрыве выделяла энергию сопоставимую с лииритовой, разве что, выбрасывала ещё струю огня и едкого дыма с характерным запахом «преисподней».
«Чёрный хаккаров порошок», дымный порох или просто порох начали зернить и засыпать в ствол пушки или ружья вместо установки кристалла, необходимость в рунировании зарядной каморы отпала. Для поджигания смеси подходил и привычный фитиль, не говоря уже о колесцовом замке.
В начале XV века Зелёная армия получила первые партии ружей, изготовленных на Ксортском оружейном дворе. Колесцовый замок был заменён здесь технически менее совершенным, зато более надёжным и дешёвым кремнёвым. Эти ружья, названные фузеями, были соразмерны комплекции гоблинов, составлявших основную массу республиканской пехоты, и весили значительно меньше альтанарских и джерских образцов. Впрочем, практика показала, что такой вариант пехотного ружья весьма удобен и для среднего бледнолицего стрелка — и к середине 10-х годов оно широко распространилось на континенте наряду с привычными мушкетом и аркебузой. Кроме того, скаутов и егерей, предпочитавших действовать в рассыпном строю, вслед за республиканцами, многие начали вооружать менее скорострельными, но отличавшимися большей прикладистостью, дальностью и точностью стрельбы нарезными штуцерами, ранее считавшимися исключительно охотничьим оружием.
Наиболее дефицитным компонентом пороховой смеси является селитра — выступающая на навозе и прелой древесине белая кристаллическая субстанция, которую  применяют в качестве пищевой добавки, удобрения или алхимического ингредиента. В жарком и влажном климате Болот Печали земля родит этого добра более, чем достаточно. Джерцы же нашли возобновляемый источник селитры в залежах гуано гигантских летучих мышей, зловещих тварей, ассоциирующихся с вампиризмом; а многолюдные человеческие королевства Альтанар и Вермилон и вовсе были способны позволить себе сбор ресурса с населения или устройство каналов-селитряниц. В течение десяти лет пороховые системы практически полностью заняли огнестрельную нишу, вытеснив лииритовые образцы в разряд дорогих игрушек: элитарного, наградного и коллекционного оружия.

Лирская война. Джерская терция и значение манёвра

Зелёная зараза развратила холопа — все эти лозунги  «Свобода! Равенство! Справедливость!» и верно легко портят пищу. Но долина Лир — это курятник, который поставляет яйца для имперского омлета. Цыплятки свободомыслия тут вылупляться не должны - в моих, например, владениях оперяются только верные крылатые гусары!
князь Богумил Палух, 1399 год

Наиболее ожесточённым, непримиримым и продолжительным  противостоянием современной истории без сомнения следует считать не оконченную и по сей день войну империи Джер и республики Гурубаши за обладание долиной Лир (большинство исследователей включает в её периодизацию и предшествовавшую конфликту Ордынскую кампанию). 
В 1395-м году в долине столкнулись захватнические амбиции вампиров и Орды (государства орков под предводительством выдающегося государственного деятеля и полководца XIV века Рорк'гхора). И это столкновение поставило под сомнение превосходство имперской военной системы: Орда, уступавшая Джеру в количестве населения и не имевшая доступа к лииритовым технологиям, выиграла первую кампанию и разрушила знаковую твердыню вампиров — крепость Санкт-Гриммиус. Даже ключевой город Амарант, сердце Лира был захвачен, и возвращён немёртвым лишь по итогам сложных переговоров с непредсказуемым Вождём орков.
«Амарантский статут» до сих пор считают вершиной джерского дипломатического искусства: ведь в результате достигнутых  договорённостей, немёртвые и орки всего лишь порешили устроить совместное вторжение в леса светлых эльфов. Вторжению не суждено было осуществиться, однако Джер вернул потерянные земли без боя, а государство Рорка, в качестве великой державы, напротив, существовать перестало: промышленная и сельскохозяйственная опора армии орков, страна гоблинов на Алзандаре (Болота Печали), в гневе от самого факта переговоров с «панами-кровопийцами»,  объявила о своей самостоятельности. С тех пор эстафету войны с вампирами, как и статус великой державы,  у Орды уверенно перехватила молодая и амбициозная республика Гурубаши.
Не смотря на отсутствие сухопутного коридора в долину, при поддержке местного населения гоблины упорно вели борьбу за центральный и особенно восточный Лир, выработав революционную школу воздействия на коммуникации противника лёгкой (часто туземной, иррегулярной) кавалерией, способы ведения полевой разведки, партизанской войны, и даже впервые применив воздушное десантирование подкреплений в битве за Волинку. Однако в открытом поле вампирская армия неизменно брала верх благодаря стойкой и дисциплинированной джерской пехоте, а так же сильнейшей артиллерии. Сухопутная армия вампиров после реформ Эмильена I быстро эволюционировала: тактической единицей стала терция, численностью от полутора до трёх тысяч бойцов, в состав которой входили пикинёры, аркебузиры, мушкетёры и мечники. Стрелки прореживали строй наступающего противника, а в случае угрозы кавалерийской атаки укрывались за стеной пик. Мечники начинали атаку или прорывали вражеский копейный строй, мушкетёры создавали угрозу и поражали издалека тяжелобранированные цели — оркских латников или республиканских кирасир, всадников на вепрях. В ходе кампании джерский генералитет прекрасно освоил приёмы маневрирования крупными соединениями, вынуждая республиканцев принимать бой в открытом поле, или отступать, оставляя выигрышные позиции. Со временем вампиры научились так же затыкать дыры в коммуникациях с помощью наёмных войск или иррегулярных формирований, набираемых среди аборигенов западных вассальных провинций империи.
Если не считать партизанской борьбы и спорадически вспыхивающих крестьянских бунтов, к началу XV века Джер контролировал географическое пространство долины Лир, а противостояние переместилось в предгорья Кхазад-Дара, где вампиры не могли реализовать преимущества своей знаменитой пехоты. Война  приняла позиционный характер.
Лирская кампания показала неоспоримые преимущества армии нового строя, важность манёвра, фуражирования и войсковой разведки. Её уроки вскоре пришлось заучить Альтанарскому и Вермилонскому королевствам во время гражданской войны и войн за собирание земель.

Что представляет собой современная армия и как она сражается?

Погоди, юноша, не спеши! Брось свою лютню, подай мне мех с вином, присмотрись внимательней, да мотай на ус! Когда приближается армия — спешка вредна для здоровья и даже опасна для жизни! Видишь сеньоров на породистых конях, в красивых доспехах, в шляпах и шлемах с пышными плюмажами, с яркими эмалями на щитах — это благородные офицеры. За ними должны следовать знаменосцы: гляди, самый большой флаг белый с красным крестом, диагональным и суковатым, коли зрение меня не подводит. Да, это цвета династии Сандорфайтов — значит перед нами лоялисты. При встрече с ними следует бить себя кулаком в грудь, и божиться, что истинный король Альтанара — Дейган I Праведный, храни его Бог, а Чезаре Вермилонец — подлый самозванец, злодей и бунтовщик, рази его Хаккар! Запомнил — и никак наоборот, а не то висеть нам обоим на этом самом суку вниз головой! Кстати, балладу про добрую королеву Лорею помнишь? Хорошо! Штандарты поменьше, если не ошибаюсь, зелёный, красный, чёрный золотой — тут собрались знатные рыцари из Маскареля и Самантона, и армии, скорей всего набрали там же, так что при встрече следует заметить, что мески и валоны — самые храбрые и щедрые солдаты во всём свете, а уж точно не кольны. Хотя, верней всё же определить публику по говору — наёмники народ кочевой, могли и с Левенштроссе кнехты прибиться — тогда недолго и по шее получить. Вот кирасиры, дворяне, но  иной из них беден как церковная мышь, так что обращай внимание на тех, у кого сбруя побогаче, оружие да доспех ладные... Ах нет же, это орденские сержанты Святого Иеронима — узнаю их серые кресты на туниках! Чёрные рыцари нашего брата не жалуют — лучше не соваться! А вот шагают и кнехты с мушкетами, пиками и алебардами — их ты всегда легко узнаешь по пёстрым точно оперение канарейки одеяниям и румянцу от выпитого пива на щеках. Больше всего деньжат должно быть у вон тех верзил с огромными мечами — это доппельзольднеры, они идут в бой первыми, и получают двойное жалование. Те из них, что в седле с пистолетными ольстрами — рейтары, они тоже народ зажиточный. А вот эти всадники на коротконогих лошадях, что прыснули в стороны — лёгкая сагайдачная конница — отпетые головорезы и разбойники, их набирают из горцев, шанков и лирцев, вобщем, самых скверных в мире дикарей, если не считать орков - не советую иметь с ними дело! Вот на козлах едут полевые пушки, а  вон та чугунная колода, которую на катках тянут быки — осадная бомбарда. У пушкарей иной раз можно выменять немного зернёного пороху, а потом с выгодой перепродать леснику или королевскому егерю... Но главное, друг мой, на что следует обратить внимание — это обоз. Если обоз большой, значит в полковой казне есть золото, на привале солдат пьян, доволен жизнью и сорит деньгами, а если обоз тощ — значит плохо дело, солдат трезв, зол, а то и голоден — тут лучше убираться по добру по здорову - как бы самому без штанов не остаться... 
Странствующий артист своему ученику, гражданская война  в Альтанаре, 1400 год

Армии многих народов остаются относительно архаичными, например, гномы и северяне-хёллинги формируют подразделения на клановой основе, шанки широко используют боевых холопов и рабов, эльфы собирают ополчения великих домов, и предпочитают классическую магию и лук пороховому делу, а дикие орки кочуют ордами как и тысячу лет назад... однако в той или иной степени всем им приходится совершенствовать манёвр и насыщать войска артиллерией и огнестрельным оружием.
Одно ни у кого не вызывает сомнения - что регулярная армия нового типа является наиболее дисциплинированной, стойкой и предсказуемой, однако такую армию могут позволить себе только самые крупные геополитические игроки. По нескольку единообразно вооружённых и обмундированных пехотных, кавалерийских полков и артиллерийских дивизионов на постоянном жаловании содержат монархи Альтанара, Джера и Вермилона. За счёт  малой занятости зеленокожего большинства в сельском хозяйстве и особенностей социального строя, республика Гурубаши смогла ввести обязательную воинскую повинность граждан, что позволило ей выставлять эквивалентную более крупным соперникам призывную армию.
Основная же масса войск в государствах бледнолицых состоит из подразделений (компаний, сотен, банд и т.д.) наёмников разного количества и специализации, чьи командиры (капитаны, кондотьеры, атаманы и т.д.) заключают с нанимателем контракт, по истечении срока которого вольны перейти к другому (более того, восполнение собственных потерь за счёт согласных перейти на службу к победителю пленных наёмников является обычной практикой). Так же полки из наёмников-рекрутов для крупнейших феодалов часто формирует вельможа-полковник, который либо на свои, либо на деньги сюзерена, либо деля финансовое бремя, набирает подразделение и отвечает за его боеспособность. Конечно, при такой системе, цена, качество, лояльность и моральный облик подразделений могут весьма сильно разниться между собой: от превосходного, до «с таким воинством и врагов не надо».
За основную тактическую единицу принят пехотный полк численностью от одной до трёх тысяч бойцов. В зависимости от территориального дислоцирования, специфики службы и воинской традиции, пехотный полк включает от 10 до 20 рот численностью от 50 до 250 бойцов каждая. Для удобства можно считать, что в условном среднем полку 12  рот численностью 100 бойцов каждая. В каждой роте  половину составляют аркебузиры и мушкетёры, половину — пикинёры и мечники, командуют 10 сержантов и 2 офицера. Кавалерийский полк состоит из четырёх-шести эскадронов по 100 — 150 коней (не считая сменных) в каждом. Артиллерийский дивизион включает 2-4 батареи от 2 до 8 орудий в каждой.
Два и более пехотных полка с артиллерией и кавалерией формируют армию. Крупными сражениями считаются те, где с каждой стороны участвует не менее пяти тысяч бойцов.
Централизованное снабжение армий находится в зачаточном состоянии, и его редко удаётся организовать даже для регулярных войск, а для наёмных никто не станет и пытаться: солдаты покупают (в лучшем случае) всё необходимое у местного населения или у увязывающихся за армиями торговцев-маркитантов. За войском следуют обслуживающие армию ремесленники, торговцы, мобильные бордели, скоморохи и т.д., для заботы об имуществе и трофеях, а так же в качестве прислуги каждому солдату, как правило, разрешается иметь с собой мужчину, мальчишку и женщину, таким образом обозы разрастаются, зачастую становясь больше самих армий, превращаясь в обузу и головную боль полководцев.

На этапе маневрирования сильнейшая армия стремится навязать слабейшей бой или вынудить покинуть выгодную позицию, а слабейшая — отступить с минимальными потерями или принять бой в наиболее благоприятных условиях. Фуражирование, войсковую разведку и беспокойство вражеских коммуникаций обеспечивают всадники сагайдачного типа (сабля, лук, пистолеты, минимум доспехов), зачастую иррегуляры, конные и пешие егеря, скауты.
Перед боем полководцы стараются расположить свою полевую артиллерию, аркебузиров и мушкетёров так, чтобы обстреливать неприятеля могло одновременно максимальное количество стрелков и орудий. Кавалерия прикрывает фланги.
Сторона, чья огневая мощь преобладает, стремится затянуть перестрелку, прореживая неприятельские ряды издалека, сторона со слабейшей огневой мощью старается поскорей перейти к рукопашной. В рукопашной ведущую роль играют мечники, в том числе доппельзольднеры (идущие в бой первыми с двуручными мечами), пикинёры прикрывают стрелков от атак кавалерии.
Задача кавалерии, в первую очередь тяжёлой, опрокинуть вражескую конницу и атаковать пехоту во фланг или в тыл, нарушив неприятельское построение.
Если вражеские ряды дрогнули, захватившая инициативу сторона стремится усилить натиск с тем, чтобы окончательно разгромить оппонента и овладеть полем боя.
Потерпевшая поражение сторона пытается отступить в порядке с видом на перегруппировку, победившая —  превратить отступление в бегство.   В случае полного разгрома одной из армий начинается преследование бегущего неприятеля, где ведущую роль играет кавалерия, в первую очередь лёгкая. Кроме того, бегущих солдат зачастую подстерегают обозлённые местные жители, особенно если проходящее войско не считало обязательным платить аборигенам за постой и продукты или воздерживаться от мародёрства - тогда начинается настоящая охота на двуногую дичь.  В плен стараются брать только тех, кто в состоянии внести за себя выкуп, участь остальных незавидна.

Война на море и в воздухе

Бескрайний простор, раскинувшийся от горизонта до горизонта: только синее море и синее небо. Больше нет преград и границ, только переменчивый ветер играет со мной — но я опытный капитан, знаю, как переиграть и этого хитреца, ха-ха-ха! Во истину познали бы давно все тайны океана и воздушного эфира, если бы изучали их природу и закономерности, а не преимущества, которые среда может дать в деле убийства себе подобных! Прочь от берега, туда, где нет распрей между хищными властителями, жадными торговцами и безбожными разбойниками, где любопытство человека соревнуется с лукавством  стихий без всякого зла и корысти!
Речетатив Габриэля Диаша из оперы Генри Коллорда (Гекорда) «У края мира», 1361 год

До второй половины XIV века господствовало представление о том, что одно и то же плавательное средство может использоваться как для перевозки грузов, так и для боя.  Чисто военный флот, в основном, был парусно-гребным, сражения - таранно-абордажными.  Однако с тех пор, как судостроители и артиллеристы Джера предусмотрели возможность устанавливать тяжёлые орудия на палубу (а в дальнейшем и под ней — на специальных батарейных палубах) значение галерного флота сильно упало, торговый и военный  флоты начали развиваться параллельно.
На сегодняшний день преобладают корабли открытого моря с парусным вооружением, хотя в прибрежном и речном судоходстве широко распространены и пароходы с движителем-гребным колесом, а так же суда смешанного типа, имеющие как парусное вооружение, так и техномагическую силовую установку. Гребные флоты стали анахронизмом, хотя строительство галер — всё ещё остаётся единственным способом форсированно наростить количество флотских боевых единиц в случае серьёзных потерь.
Современный военный корабль, по сути, является плавающей орудийной платформой, способной бомбардировать другие корабли и береговые цели. Как и полководцы в сухопутном сражении, флотоводцы в морском стараются расположить свои силы так, чтобы одновременно вести огонь могло максимальное количество стрелков и артиллерийских батарей - то есть бортом к цели. Обладающие меньшей огневой мощью эскадры стремятся поскорее покончить с артиллерийской дуэлью и перейти к тарану и абордажу.
Наиболее интенсивным и богатым на корабельные схватки один на один военно-морским конфликтом на сегодняшний день следует считать Пиратскую кампанию 1395-1398 годов, в ходе которой Зелёный флот республики Гурубаши очистил от флибустьеров море Надежд и архипелаг Пти-Асколь. В ходе этой кампании не происходило крупных сражений, но были отработаны эффективные способы снабжения военно-морских сил, абордажного боя, десантирования и воздушной разведки акватории.
Крупнейшими сражениями нового времени на море являются  сражение в Каульском проливе в 1400 году, когда флот лоялистов пустил на дно флот сантагаристов, открыв возможность для высадки в Вермилоне армии лорда-коннетабля Альтанара; и сражение у мыса Клыка в 1408 году, когда Ветроморская флотилия империи Джер артиллерийским огнём сожгла идущие на помощь айсгардским каперам альтанарские эскадры, применив линейную тактику морского боя.

Военное освоение воздушной среды началось с незапамятных времён, когда появились первые всадники на летающих животных. Крылатая кавалерия и сейчас является элитным родом войск, однако имеющим ограниченное применение в силу малочисленности. В XIV веке появляются техномагические и механические воздухоплавательные средства, но об их военном применении никто не помышлял до тех пор, пока большой Альтанар являлся мировым гегемоном.
С наступлением эпохи великих держав вопрос стал более чем актуален. Первый военно-воздухоплавательный флот, представленный тремя классами бэллитботов - кораблей легче воздуха на основе оригинальной технологии, использующей в качестве несущего газа продукты жизнедеятельности болотной летающей губки - появился у республики Гурубаши. Чтобы противостоять господству гоблинов в небе, империя Джер купила технологию дирижаблестроения у дома Гроуз, и заложила собственные боевые корабли, которые вышли из эллингов в первом десятилетии XV века. Во время гражданской войны в Альтанаре сантагаристы, используя личный воздушный транспорт вермилонского короля и его опыт офицера республиканского воздухоплавательного флота, провели операцию по захвату транспортных дирижаблей, находившихся на рейсах вне порта Илсэ; лоялисты в ответ национализировали оставшиеся суда, и переоборудовали их в военные. Таким образом четыре державы: Гурубаши, Джер, Альтанар и Вермилон располагают военно-воздухоплавательными флотилиями. Кроме того, после роспуска Небесного братства не у дел осталось множество капитанов малых транспортных судов тяжелей воздуха с магическими и техномагическими силовыми установками, которые вскоре занялись воздушным пиратством и каперством — бесконечные войны нового времени оказались благоприятной средой для процветания подобного рода деятельности.   
  Воздухоплавательные средства используются для ведения разведки, транспортировки (десантирования) войск и бомбометания, в исключительных случаях летучие корабли вступают в схватку непосредственно друг с другом.
Воздушный океан бесконечно велик и в ширь, и в глубь, а создание летучих кораблей — настолько дорогостоящий и технологически сложный процесс, что насыщенность неба летательными аппаратами остаётся относительно низкой, крупных сражений воздушных флотилий история ещё не знала, но не нужно быть провидцем, чтобы предсказать, что это лишь вопрос времени.

Чудо-оружие

Я видел этот великий поединок собственными глазами! Место было известно мне заранее, ибо оба соперника уважали мой талант рассказчика, и решительно настаивали, чтобы именно я описал эту битву! Всё случилось на ровном как зеркало клеверовом лужку каких много под Бриаром, куда эти достойные мужи прибыли в условленное время со своими машинами и экипажами, дабы вступить в смертельную схватку!
Паровой дилижанс лоялиста-графа де ля Форда был выкрашен в суровую чёрную краску, украшенную Т-образными крестами, в знак большой религиозности! Машина сантагариста-барона Фиатти напротив сверкала вольнодумно начищенной медью! У обоих на крыше было установлено по мантелету, защищавшему расчёт полевой пушки. Пока прогревались котлы самоходных экипажей, благородные рыцари распили на середине поляны бутылочку Ксандарского, ибо личной ненависти они друг к другу не питали, но были лишь идейными противниками. Наконец, всё было готово, и по команде почтенного арбитра «Т» и «Медяшка» двинулись друг на друга. Первый обмен выстрелами оказался в пользу барона: его канониры бодро вкатили ядро прямо в кандачок — пусть он и был защищён броневым листом — из смотровой щели брызнула кровь кучера-механика. Второй же расчёт смазал. Подходя к короткой дистанции пушкари успели перезарядиться картечью, и тут уж промазать не было никакой возможности — оба мантелета вместе с орудиями и расчётами при одновременном выстреле сбрило точно шерсть с овцы!
Дилижансы врезались бронёй лоб в лоб, и со скрежетом и искрами шоркнулись бортами. Да не тут-то было разъехаться! Машины намертво зацепились прикреплёнными к ведущим колёсам боевыми косами, и начали вращаться, пыхтя паровыми котлами и взрывая землю вокруг своего натужного движения.
Тут на скользкие от ливера канониров крыши движущихся машин вышли эти благородные сеньоры в кирасах и шлемах, преисполненные жажды битвы - добрых семь минут рубились они на мечах, и рубились бы ещё, ибо соперники стоили друг-друга. Но тут котёл «Медяка» перегрелся и лопнул с диким свистом и грохотом - пар обварил обоих храбрых рыцарей в их стальных доспехах точно креветок к пиву!..
Рваное Ухо, комментатор кровавого спорта, 1401 год

Век техномагической революции принёс миру немало диковинных орудий истребления себе подобных. Военные инженеры ведущих держав не перестают соревноваться друг с другом, конструируя монструозные машины, поражающие воображение. Вот лишь самые известные из них:

Имперская самоходная панцербомбарда
Эти сухопутные пароходы, вооружённые тяжёлыми лииритовыми орудиями впервые показались в долине Лир в 1395 году. Больше всего это похоже на стальную проклёпанную баню или сарай, идущий на траках с торчащим жерлом тяжёлого орудия, из трубы с короной как из печи валит чёрная копоть с искрой. Из-за часто возникающих проблем с ходовой частью и крайней медлительности (три километра в час) их эффективное применение в манёвренной войне оказалось крайне затруднено, однако в качестве осадных орудий панцербомбарды сослужили империи хорошую службу. На сегодняшний день в строю постоянно находятся от пяти до десяти машин, другие поставлены на прикол или служат донорами запасных частей для рабочих самоходок. 

«Императрица Эммануэль»
Гордость джерских корабелов, спущенный на воду в 1498 году флагман имперского флота «Императрица Эммануэль» - железный линкор на паровом ходу, считающийся самым сильным кораблём в морях Энирина. Его палубная артиллерия превосходит совокупную батарейную мощь двух других знаменитых дредноутов: гоблинской «Республики» и альтанарской «Королевы Лореи». Считается непотопляемым.

Тарр-думский рунганный броневагон
Федерация кланов Тарр-Дум, в своё время, сделала мощную заявку на объединение народа гномов и превращение Кхазад-Дарского горного массива в вотчину кряжистой бородатой расы кузнецов и рудокопов, которая правит, подавляя зеленокожих и бледнолицых варваров, населяющих поверхность. Тарр-Дум в последней четверти XIV века, действуя агрессивно и напористо, смог консолидировать производительные силы кланов, и  достиг выдающихся успехов в науке, экономике и военном строительстве.
Тарр-Дума больше нет, но он оставил в наследство технику, опередившую своё время.
В ответ на протесты против угнетения горцы однажды увидели движущиеся на них шестиколёсные бронированные машины на парофлогистонном ходу. Сложная рунная пушка генерирует ударную волну, которая крошит камни в пыль. Всего таких  броневагонов было изготовлено двадцать штук. Во время Тарр-думской кампании республиканцы уничтожили шесть машин и семь захватили в качестве трофеев (бросавшие технику экипажи привели в негодность рунные орудия). Тарр-Друин и Тилгорин имеют по три таких машины, Кхазаррат - одну. 

Бронепоезд «Кулак Шенгарта»
Паровой бронелокомотив и четыре броневагона, вооружённые рунными орудиями действовали на наземном участке рельсового пути Дарак-Узкул-Карнбор-Кхазаррат. В 1401 году экипаж перегнал состав в Баразин, чтобы техника не досталась восставшим горцам.

Гирокоптер «Крылатый шлем Тольда» (или просто «Тольд»)
Долгое время существование этой летающей машины тяжелее воздуха считалось мифом, однако гирокоптер появился в небе во время горского восстания 1400 года. Республиканские бэллитботы были направлены на перехват -  «Тольд» выиграл воздушный бой с двумя «пираньями» и «кроколиском», но сам был сильно повреждён. В настоящий момент находится в Дарак-Узкуле на консервации.

«Тортуга» («Республика») и «Баразин» («Королева Лорея»)
Дредноут «Тортуга» с мощным метательным вооружением, созданный в 1380 году баразинскими корабелами по заказу пирата Моргана был первым полностью металлическим кораблём, когда-либо спущенным на воду. В ходе Пти-Аскольской кампании захвачен республиканскими амфибями в хорошем состоянии. Перевооружён тяжёлыми пороховыми орудиями и включён в состав Зелёного флота как «Республика». Брат-близнец этого парохода «Баразин» долгие годы стоял в доке в недостроенном виде из-за нехватки финансирования и мешавших продолжению работ угроз республики Гурубаши, рассматривавшей корабль в качестве вреда своим национальным интересам в акватории моря Надежд. В 1408 году, в свете экстренных мер по возрождению флота после разгрома у мыса Клыка, пароход был выкуплен у гномов адмиралтейством Альтанара, по контракту с гоблинами достроен и вооружён по образцу «Республики» в доках Кронара. В 1410-м стал флагманом королевского флота с названием «Королева Лорея».

Армированный паровой дилижанс (Альтанар и Вермилон)
Переделки самоходных экипажей времён гражданской войны. Сантагаристы и лоялисты-счастливые владельцы карет на паровом и парофлогистонном ходу обвешивали их броневыми листами (часто сделанными из перекованной рыцарской брони и щитов), украшали знамёнами и гербами, снабжали пушками, кулевринами и рибодекенами, и, пуская клубы угольного дыма, бодро спешили в бой с такими же энтузиастами из противного лагеря. Из-за чрезмерной перегруженности шасси и недостаточной мощности силовых установок подвержены частым поломкам, эффективны только на хороших дорогах. В центральном Альтанаре зафиксированно несколько артиллерийских дуэлей подобных машин, и даже абордажные схватки. 

«Мать Тереза» и «Железный Рак»
Дом Лирандар, династия могущественных волшебников, располагал на острове Нортингаль мощной исследовательской инфраструктурой, и до начавшихся при королеве Лорее гонений, смог изготовить настоящую техномагическую жемчужину океанских глубин — подводный корабль. Опальные колдуны получили политическое убежище в республике Гурубаши, их субмарина «Мать Тереза», расходы на содержание которой были чрезмерны для подпольной организации, была взята Зелёным флотом в аренду для войны с вампирами на море. Позже король Чезаре Сантагар реабилитировал дом Лирандар, как и многие другие роды, подвергшиеся репрессиям при Сандорфайтах. «Мать Тереза» вошла в состав королевского военно-морского флота Вермилона. Её точная копия «Железный Рак», построенная в Кронаре под руководством магов из «Крыльев Софии» досталась республике в качестве награды за оказанное в тяжёлый час покровительство.

«Левиафан»
Истинным чудом света, величайшей техномагической конструкцией всех времён и народов является летучая крепость дома Гроуз «Левиафан», левитирующая благодаря магическим ловушкам, использующим энергию воздушных элементалей. Помимо парка летающих животных и орнитоптера «Стрекоза», «Левиафан» вооружён арсеналом разрушительных алхимических бомб. Летающий замок так же недоступен для абордажа благодаря наличию мощного гарнизона солдат-кованых. Эта поражающая воображение парящая в облаках цитадель внушает почтение и зависть даже самым могущественным правителям Энирина.
© Ягр фон Шверт