FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » #Эпизоды » ◈ Караванная тропа (октябрь 1415г.)


◈ Караванная тропа (октябрь 1415г.)

Сообщений 41 страница 60 из 61

41

- Нет, конечно же не стану. Как я могу отказаться от лишних часов, проведённых в твоём обществе? - Амира встала из-за стола, - Пойду отдам указание слугам собрать всё необходимое.
[indent=0.7,0.7] Ещё до замужества, навещая своего учителя, девушка никогда не являлась к нему с пустыми руками, хоть Захарий и журил её за это каждый раз. Но Амира знала как тяжело живётся в трущобах, в особенности людям столь преклонного возраста и считала своим долгом помогать ему всем, чем может.
[indent=0.7,0.7]Меньше чем через час небольшая компания состоящая из одного мужчины, двух женщин и одного мула, нагруженного двумя большими мешками покинула большой особняк и направилась в сторону трущоб. Идя знакомыми улочками и подворотнями Амира думала о превратностях судьбы. Ещё совсем недавно она направлялась этим же путём, только в компании Руфии, будучи беззаботной девчонкой и даже не подозревала, что в ближайшее время её жизнь так круто изменится.
[indent=0.7,0.7]На улочках трущоб всё было по-прежнему, только теперь к ней не выбегала ребятня, не просила угощений. Оно и понятно, тогда здесь шла Саира, которую все знали, хоть она и закрывала лицо платком. А теперь шла совсем другая женщина, чужая в этих местах.
Амира подошла к знакомой двери, постучала, и через несколько мгновений она отворилась, явив гостям высокого седовласого старца, в чьей внешности можно было заметить примесь эльфийской крови.
- Здравствуй, ходжам... - Амира беспокойно вглядывалась в лицо Захария, отмечая, что за пару месяцев, что они не виделись, её учитель начал сдавать свои позиции возрасту - потускнели глаза, добавились морщины, да и сам он словно согнулся под тяжестью прожитых лет.
- Хафида... Долго же тебя не было...
- Прости меня, ходжам... Не по моей вине меня здесь не было. Столько всего произошло за это время... - на глаза девушки навернулась предательская влага. Старик раскрыл свои объятия и она не задумываясь прижалась к его груди, орошая его белую абу слезами.
- Полно, дитя. Не стоит плакать в столь радостный час. -  Захарий осторожно отстранил Амиру и кончиками дрожащих пальцев стер слезинки с её щёк, - Лучше познакомь меня со своими спутниками.
- Да, конечно, - Амира улыбнулась и взяла супруга за руку, - Это Морис, мой муж и господин, похититель и повелитель моего сердца. А это, - второй рукой она взяла ладонь дальневосточной странницы, - Тсубаме, наша гостья и наш самый лучший друг. Она мне как сестра.
[indent=0.7,0.7]Амира поочерёдно посмотрела на своих спутников: - Морис, Тсубаме, знакомьтесь, это Захарий - мой учитель, наставник и друг.
- Ну что ж, проходите в дом. Семья Саиры и моя семья. - старец посторонился и сделал приглашающий жест рукой внутрь жилища.
- Морис, господин мой, разгрузи, пожалуйста мула и привяжи его за углом дома. - улыбнулась мужу молодая женщина и шагнула внутрь.

                         

  ***

[indent=0.7,0.7]Внутри маленького домика так же было все по-прежнему. Скромно, но опрятно. Тот же сундук в углу и стол под окном. Широкая лавка, на которой когда-то спал Конрад и лежанка самого старца, заправленная чистым одеялом. Пучки целебных трав под потолком и небольшая алхимическая лаборатория на столе и на полках на стене.
[indent=0.7,0.7]Захарий сделал жест рукой, приглашая гостей присаживаться, а сам же присел в свое деревянное рабочее кресло и посмотрел на Амиру.
- Я надеюсь, ты порадуешь старика рассказом о своей жизни. И как удалось этому достойному мужу поймать тебя в свои сети, - глаза старика светились любовью, а еще в разбегающейся сеточке морщин притаилась хитринка, словно он и так наперёд знал всю её судьбу, только помалкивал об этом. Он посмотрел на остальных своих гостей, - Надеюсь, у вас времени много и вы никуда не торопитесь. Потому что мне крайне интересно узнать и ваши истории. Уж порадуйте старика.

+3

42

[indent=0.7,0.7]В поход в трущобы Морис собирался, как на войну. Нет, меч он с собой брать не стал. И арбалет тоже, хотя очень хотелось. Даже желание надеть под халат кольчугу удалось подавить: всё-таки вооруженный до зубов и бронированный по самое дальше некуда человек на улицах города привлекает к себе слишком много ненужного внимания. Если он не харис, конечно. Вот только ни на телохранителя, ни на охранника каравана, ни уж тем более на городского стража Морис сейчас не тянул. А тянул он... да пожалуй, на того, кем и являлся на данный момент - на состоятельного господина, которого за каким-то Хаккаром понесло в городские трущобы. И у которого есть причины никого и ничего там не бояться даже с одним лишь кинжалом на поясе. По крайней мере, днём...
[indent=0.7,0.7]На самом деле, было у него и другое оружие. Верный охотничий нож, который он обычно носил на месте того самого кинжала, перекочевал за голенище сапога. Предплечья поверх рубахи перетянули хитрые конструкции из кожаных ремешков - крепления метательных ножей. Наискось через грудь протянулся пояс с миниатюрными кармашками - хранилище колбочек с зельями. А традиционный шанкский халат будто бы специально был создан, чтобы скрыть всё это от постороннего взгляда! К слову, в его карманах тоже можно было спрятать пару сюрпризов. В довершение всего Морис переплёл косу, "украсив" её костяными и металлическими шипами. На этот раз прятать её под одеждой он не собирался, ну разве что золотую заколку в основании скроет куфия. Перед выходом из комнаты он подмигнул собственному отражению. Разумеется, оно подмигнуло в ответ, вот только действительно ли оно сделало это с запозданием - или показалось?..

* * *

[indent=0.7,0.7]В этот час, когда до полуденного пекла было ещё далеко, улицы Олханы кипели жизнью, и трущобы не были исключением. Люди перекрикивались, переругивались, спешили куда-то по своим делам. То и дело попадались на глаза стайки детей, худых, грязных и оборванных, но весёлых и беззаботных, как и все дети... А впрочем, беззаботными здесь были не все, некоторые только казались таковыми. Предводителя одной из таких стаек, явно нацелившейся на столкновение, выдал взгляд. "Мои клиенты", - сообщил ему Морис чуть заметным жестом руки - и мальчишки изменили курс, пробежали мимо. Предпочли не выяснять отношения со взрослым чужаком, заметившим их намерения. Видимо, жестовый язык трущобной шпаны не слишком изменился за последние десятилетия...

* * *

[indent=0.7,0.7]Морис тоже беззаботным лишь выглядел. Ему не нужно было крутить головой по сторонам, чтобы заметить опасность. Впрочем, ничего опаснее юных карманников он так и не приметил. Никто за ними не следил, никто не заинтересовался небольшой делегацией сверх меры. И около дома ходжама Амиры засады не наблюдалось. Но всегда оставался шанс, что она окажется внутри. Старый полуэльф не казался тем, кто стал бы строить козни против Амиры, но... Он жил в трущобах. И был знаком с Конрадом. К тому же, старика могли попросту обмануть. Это с одной стороны. А с другой - аль-Сорасу не хотелось бы обидеть недоверием хозяина дома и друга Амиры на пустом месте. Он прекрасно понимал, что его подозрения попахивают паранойей. Но впустить жену первой в дом ему всё равно было непросто. Одно успокаивало - с ней была Тсубаме.
[indent=0.7,0.7]- Как прикажешь, госпожа моя, - согласился он, несмотря на все свои подозрения. И без труда взвалил на плечо один из погруженных на мула тюков. В крайнем случае этим тюком можно кинуть в кого-нибудь, а мула можно и чуть позже привязать, после того, как он убедится, что никого лишнего в доме нет.

* * *

[indent=0.7,0.7]Привезённые гостинцы были давно разгружены, мул привязан, а заметно расслабившийся Морис с интересом разглядывал лабораторию старца, вполуха слушая рассказ супруги. Теперь, когда всё осталось позади, события в пустыне казались не такими страшными. Над чем-то можно было даже посмеяться...
[indent=0.7,0.7]На самом деле, слушал он вполне внимательно. И не просто слушал - он ждал, когда Амира упомянет в своём рассказе Конрада.
[indent=0.7,0.7]- Часто он тут появляется? - поинтересовался Морис. Прозвучал вопрос нейтрально, но... Само такое предположение уже говорило о многом. - Тогда, в пустыне, он назначил мне встречу. Здесь, - пояснил свой интерес полукровка, отвернувшись наконец от штативов с колбочками и окинув присутствующих внимательным взглядом.

Кину-ка я дайсики на всякий...

Создаю аспект 【Настороже】
[roll=vi2-24683702246824680-0]

+4

43

[NIC]Yuè Xiǎolóng[/NIC][STA]Стремление воды пронзает каменную твердь.[/STA][AVA]https://i.gyazo.com/7b5db09e108a07bc8086756d45263c9e.png[/AVA]

— «Рада встрече, Захарий. Амира много о Вас рассказывала,» — странница ответила на прикосновение подруги и учтиво поклонилась старцу. Она, конечно, могла бы сказать и «много хорошего», но не видела в том великой нужды: Захарий наверняка это понимал. А уж коли она ошиблась − будет поводом поддержать ей беседу.

Разговоры, однако, покамест шли о ином.

+3

44

[indent=0.7,0.7]Беловолосый старец слушал свою воспитанницу не менее внимательно, чем её супруг и гостья. Иногда хмурился, иногда его взгляд становился мягким и сострадательным, когда Амира описывала тяготы, выпавшие на её долю. Когда же Амира упоминала о роли Конрада во всей этой истории, он качал головой, как это обычно делают родители узнавая о проделках своего чада. И вопрос Мориса в свете озвученных событий прозвучал вполне ожидаемо и закономерно.
- Не так чтобы и часто, но примерно за неделю до вашей свадьбы он заглянул ко мне ненадолго. Поговорили о том, о сём. Вспомнили о прошлом, - Захарий нахмурился, - Память моя уже давно не так крепка, как в былые времена, но я хорошо помню, что о работе он не говорил. Да и вряд ли о таком он бы мне рассказал. Но то, что он назначил встречу у меня, говорит о многом.
Захарий умолк на несколько мгновений, испытующе вглядываясь в карие глаза полукровки.
- Я вижу в твоём сердце искренние чувства к моей девочке. Не удивляйся моим словам. Амира мне как дочь, которой у меня, к сожалению, никогда не было, - старец вновь тяжело вздохнул. - И в сердце Конрада тоже есть любовь к ней, хоть он сам и не признается никогда в этом. Возможно потому, что сам об этом не догадывается. Но любовь эта иного характера, тебе не стоит искать в ней подвоха. Конрад никогда не причинит ей зло намеренно. Как это и вышло во всей этой истории.
[indent=0.7,0.7]Внимание Захария переключилось с Мориса на дальневосточную странницу, и его цепкий старческий взгляд оглядел воительницу с ног до головы.
- Ты очень сильный человек, госпожа. И в твоём сердце гораздо больше хорошего, чем ты сама считаешь, - на мгновение его глаза встретились со взглядом гостьи. - Веришь ли ты в судьбу? Веришь ли ты, что всё в нашей жизни имеет закономерности?

+5

45

[indent=0.7,0.7]- Но любовь эта иного характера, тебе не стоит искать в ней подвоха. Конрад никогда не причинит ей зло намеренно. Как это и вышло во всей этой истории.
[indent=0.7,0.7]- Мне бы твой оптимизм, - в голосе шанки сквозила горечь. Внешне он выглядел вполне спокойным, облокотился непринуждённо на стол позади себя, ладони легли на столешницу... а потом пальцы впились в дерево так, что костяшки побелели, и показалось - отпечатки останутся в старом дереве. Глаза полукровки потемнели заметно даже для того, кто видел его впервые. - Намеренно может и нет. Вот только чего стоят его намерения или его чувства? Кто бы ни приказывал ему, он достаточно умён, чтобы держать Волка на коротком поводке. Что если в следующий раз ему прикажут не похитить, а убить? Пусть не саму Амиру, кого-то другого. Её родителей, например. Или тебя, - тёмные глаза сощурились, будто выцеливая добычу. - Что тогда? Предупредить он, возможно, сумеет, как сделал в этот раз. Но отказаться - вряд ли.

+5

46

[NIC]Yuè Xiǎolóng[/NIC][STA]Стремление воды пронзает каменную твердь.[/STA][AVA]https://i.gyazo.com/7b5db09e108a07bc8086756d45263c9e.png[/AVA]

Воительница понимала опасения полуэльфа, но коль уж тот принял решение отпустить похитителя Амиры − чего теперь сокрушаться? Испытывал ли он таким образом знакомца супруги или не мог смириться с тем, что отпустил Волка − дальневосточная странница не знала, да и не её ума это дело. Внутренне вздохнув, она решила не молчать:

— «Тогда Ты сделаешь всё от Тебя зависящее. Только и всего.»

Сказано это было спокойно, с по−самурайски непререкаемой решимостью как в словах, так и в обращённом к Морису взгляде. Разве это не было само собою разумеющимся? Как знать, что принесёт завтрашний день? Ветер не привяжешь, тень не схватишь: ни к чему эти волнения (что не значит, что им надлежит отдаться на волю случая целиком и попросту бездельничать).

Разумеется, внимание Захария к её персоне не заставило себя ждать.

— «Вы слишком добры,» — соединила Шидзумэ−но−Ками руки в знакомом Сорасам жесте, затем ответила старцу следующим образом: — «Случайности не случайны; путь от одного к другому − дверь ко всему. Когда под Небом узнают прекрасное в прекрасном − появляется и безобразное, а когда узнают добро в добре − возникает и зло.»

Для ступавшей по Пути Шэнь Дао странницы это было чем−то сродни непреложной истине.

— «Потому бытие и небытие порождают друг друга, трудное с лёгким создают друг друга, длинное с коротким взаимно соотносятся, высокое с низким обоюдно определяются, а звуки, сливаясь, приходят в гармонию, и предыдущее с последующим следуют друг за другом. И так без начала или конца,» — закончила же воительница, не пряча от Захария глаз, вопросом:

— «Ну а Вы: здесь Ваша Судьба, или с нею?» — указывая прямиком на Амиру.

+3

47

Самый лучший подарок, который дарит нам судьба — это люди, которым мы говорим "Спасибо, что Ты есть".

Эрсин Тезджан

- Мудрость и красота, как внутренняя, так и внешняя, редко идут рука об руку. Я даже уже почти забыл, что так всё же бывает, - старец улыбнулся и в его потускневших глазах промелькнула хитринка. - Да, моя судьба мне известна. Но судьба — это глина, чью форму можно изменить в любой момент, было бы желание.
[indent=0.7,0.7]Захарий встал со своего кресла и пройдя несколько шагов встал у окна, рассматривая играющих в дорожной пыли детей. Но после недолгого молчания вновь обернулся к своим гостям.
- Госпожа Тсубаме, я благодарю тебя за твою учтивость и такт, - старец поклонился воительнице на дальневосточный манер, -  Вот только нужен ли вам такой старик как я, в пути?

[indent=0.7,0.7]Вроде бы и ничего такого не сказал старый полуэльф, но у Амиры сердце сжалось от тягостного предчувствия. Учитель словно прощался с ней, словно точно знал, что если их пути сейчас разойдутся, то они уже больше никогда не увидятся. На глаза девушки навернулись непрошенные слёзы, и она незаметно смахнула их, прижавшись к плечу Мориса. И всё же она нашла в себе силы поднять голову и взглянуть на своего учителя. Такого спокойного, мудрого и рассудительного. На того, кто научил её почти всему тому, что она знает и умеет. Кто всегда утешал и поддерживал её, как бы больно она не падала.
- Морис... - молодая женщина посмотрела на своего супруга, и взгляд этот был красноречивее многих слов.

+3

48

[indent=0.7,0.7]Морис поймал себя на мысли, что происходящее начинает его раздражать. Вероятно, дело было в том, что он настраивался на противостояние, а тут - очередной разговор ни о чём. Хождение вокруг да около, туманные ответы на вечные вопросы... Вообще-то он и сам умел говорить метафорами, просто в данный момент не был на это настроен. А ведь придётся, понял он, когда Амира встретилась взглядом со своим учителем и... что-то явно произошло между ними, будто в один этот взгляд они вложили разговор намного более содержательный, чем тот, что вёлся сейчас вслух. Уровень взаимопонимания, возможный лишь между близкими, давно знающими друг друга людьми. Ему с Амирой было ещё далеко до такого даже с учётом подаренной Шидзукой красной нити. Но сейчас он мог и не прибегать к её помощи, чтобы понять: Амира волнуется за учителя и не желает расставаться с ним. Вот только чего она от мужа-то хочет? Чтобы уговорил старика отправиться в длительное и опасное путешествие с неясной для него целью и финалом?
[indent=0.7,0.7]- Глина, говоришь? - Морис перевёл взгляд на Захария. - Глина имеет свойство твердеть со временем, и вылепить из неё новую форму становится всё сложнее, так что одного лишь желания может оказаться недостаточно. Нужна ещё сила сделать это и воля противостоять тем, кто пытается лепить из твоей глины что-то на свой вкус. Но если сила может быть заёмной, то желания - нет, они должны быть именно твоими. И высказывать их нужно вслух - так гораздо больше шансов, что их услышит кто-то способный помочь их воплощению. Вопрос ведь не в том, что нужно или не нужно нам. Лишь в том, что нужно тебе самому. Ты сказал, что тебе известна твоя судьба. Так в чём же она? И что ты желаешь в ней изменить? - прозвучало это, возможно, слишком жёстко, но в противном случае они рисковали ещё очень долго выяснять ситуацию. Примерно до тех пор, когда Морис окончательно пришел бы к выводу, что девушки пытаются подбить старика-алхимика на авантюру, совершенно ему не нужную. - Знаешь, ты ведь не обязан оставаться здесь, и для этого совершенно необязательно ехать за тридевять земель, - добавил Сорас уже мягче. - В нашем доме прекрасная лаборатория, и места более чем достаточно. Ты можешь жить и работать там, если хочешь.

+5

49

[indent=0.7,0.7]Выслушав Сораса, старый полуэльф улыбнулся и посмотрел на Амиру.
- Я не ошибся. Ты выбрала в мужья достойного человека. Теперь я могу быть спокоен за твоё будущее, - бесконечно мудрый взгляд теперь сместился на Мориса. - Если бы я захотел, то мог бы позволить себе жить во дворце наместника, купаться в роскоши, ни в чём себе не отказывая. Но разве в этом счастье? Здесь у меня есть гораздо больше, чем у иных богачей.
Захарий обвёл рукой свою небольшую комнатку.
- Да и потом, какая разница, где предстать пред нашим создателем? В богатом доме, или в убогой лачуге в трущобах? Ведь мы все перед его ликом едины, и приходим в его обитель обнажёнными душами. Единственные покровы на них - это поступки, и лишь от нас самих зависит, какими они будут.
[indent=0.7,0.7]Взгляд Захария вдруг стал острым и пронзительным, словно проникающим в самые потаённые уголки души.
- Ты требуешь сказать прямо, где же моя судьба. Но сам о своей предпочитаешь не думать. Равно, как и о её. - и тут ненужно было иметь семь пядей во лбу, чтобы понять, о ком он говорит. - Ведь тебя не будет рядом с нею. И ты ничего с этим поделать не можешь.

[indent=0.7,0.7]Амира, сидящая всё это время молча, опустила глаза, чувствуя как щёки полыхают пунцовыми красками. Но в следующий миг вскинула голову.
- Ходжам, ты же знаешь, этот договор был заключён ради моего спасения. А долг крови слишком серьёзен, чтобы посметь его нарушить.
- Знаю, дочка. Но так же я знаю, что тот, кто займёт место твоего мужа слишком непредсказуем. И меня это тревожит.
[indent=0.7,0.7]Беловолосый полуэльф помолчал пару мгновений, а потом перевёл взгляд на шанки и промолвил:
- Неважно, чего хочу я. И не важно, что ответишь мне ты. Всё уже предопределено. Позволь только дать тебе небольшой стариковский совет: делай что должно, и будь что будет. А сейчас нам пришла пора прощаться.

+3

50

[indent=0.7,0.7]Тёмные глаза шанки недобро сощурились. "Не делай добра" - принцип, которому ему никогда не удавалось следовать. Отказ старика от его предложения Мориса не расстроил и даже ничуть не удивил: в глубине души он не верил, что тот согласится менять привычную халупу на что-то ещё, пусть даже на дворец наместника. Но вот то, что последовало за этим... Морис давно привык не ждать от людей благодарности, тем более за предложения помощи, о которой они не просили. Но его по-прежнему каждый раз расстраивало, когда на искреннее желание помочь ему отвечали ударом в спину. Ну а как ещё можно расценивать попытку Захария ударить в самое уязвимое место после того, как Амира рассказала ему о едва ли не самой большой тайне своего мужа? И ведь попал, зараза! Пожалуй, будь Морису на самом деле безразлична судьба как собственная, так и Амиры, его бы это не задело. А тут - его и без того бесила невозможность быть рядом с ней и необходимость довериться тому, кого он по-прежнему не так уж хорошо знает, хотя и делит с ним одно тело не первое десятилетие.
[indent=0.7,0.7]Опять же, никто Захария за язык не тянул говорить, что он что-то там знает о своей судьбе. Не хотел говорить - так и молчал бы! Туманные намёки и пространные рассуждения в ответ на прямой вопрос на взгляд Мориса ничуть не создавали впечатления о мудрости и многоопытности. Скорее, говорили о желании пустить пыль в глаза. И "стариковский совет" - всего лишь перефразированное недавнее высказывание Тсубаме - тоже не тянул на многовековую мудрость...
[indent=0.7,0.7]И на этом месте Морис понял, что начинает себя накручивать. И ещё - что он уже не сможет взять и остановиться. И есть только один достойный выход из сложившейся ситуации: развернуться и уйти из этого дома, чтобы никогда сюда больше не возвращаться.
[indent=0.7,0.7]- Ты ошибаешься: ничто не предопределено, наша судьба зависит от наших действий. И можешь не сомневаться: я сделаю всё, от меня зависящее, чтобы вылепить из своей глины ту форму, какую хотелось бы видеть мне. Но в другом ты прав, нам пора идти. Прощай, - Морис шагнул к выходу, увлекая за собой Амиру. Он считал этот разговор законченным.

+7

51

[NIC]Yuè Xiǎolóng[/NIC][STA]Стремление воды пронзает каменную твердь.[/STA][AVA]https://i.gyazo.com/7b5db09e108a07bc8086756d45263c9e.png[/AVA]

По её мнению − а дальневосточную странницу о нём никто не спрашивал, что её нисколечко не удивляло, − никакая форма речи не могла укрыть ясного как день намерения Захария. Да только вот разбираться в том у шанки, похоже, на сей раз было не в почёте, что лично Шидзумэ−но−Ками находила ироничным, поскольку у этих народов была своя особая система кодификации жестов, речи и поступков.

Вдвойне же ироничным воительница находила в развернувшемся вероятность собственной вины:

Захарию не был чужд кое−какой церемониал Далёкого Востока (наверное он почерпнул его у проживавших на материке редких потомков имперской миссии) и это могло подтолкнуть старца к умозаключению, что и Сорасы владеют изъяснительным многосмыслием их гостьи. Но эта вероятность была невелика − особенно в отношении Музыканта, с которым они были малознакомы.

Намного большая заключалась в ней самой − её словах, и её поступках.

Она, конечно, могла и ошибаться, а если всё−таки права в своих догадках − то на месте Захария не стала бы антагонизировать Мориса. Впрочем, она, конечно, не Захарий − да и если в замысле старика было заставить полуэльфа не желать видеть его вновь (и посчитать, будто сам Захарий не желал видеть Сораса), тогда это у него, по всей видимости, удалось. Очень прагматичный подход к сожжению мостов. Даже слишком.

И оттого что−то подсказывало, что направлен он был скорее на Амиру, чем на Мориса.

Сейчас ей следовало учтиво откланяться, возможно даже извиниться за Мориса − ведь у него столько дел и так мало времени найти среди них какую−то передышку, − уйти и позабыть обо всём сказанном. Посчитать всё своими глупыми выдумками и закрыть глаза на саму лишь возможность того, что это вовсе не так. Или же...

— «Прошу извинить,» — ...взять всё в свои руки и проверить. Открытой ладони гостьи коснулся кулак.

+3

52

[indent=0.7,0.7]Не так планировала попрощаться со своим учителем Амира. Она не понимала, что произошло между двумя дорогими ей людьми, и это причиняло боль не только душевную. Всю дорогу до дома она не проронила ни слова покорно следуя за мужем. А оказавшись в особняке, по-прежнему сохраняя молчание, поднялась к себе в спальню, не желая видеть сейчас даже Руфию. Лишь молчаливая Шайна уловив эмоции своей хозяйки составила ей компанию. Внешне девушка выглядела спокойной, но буря эмоций, что кипела в её душе сейчас, пугала даже саму Амиру. Она требовала выхода, настойчиво, грозя поглотить рассудок в пучине безудержной истерики.
[indent=0.7,0.7]Молодая женщина прошла по комнате, словно во сне, касаясь кончиками пальцев предметов обстановки. Полированная поверхность платяного шкафа и серебряное зеркало, в котором отразилась бледная копия Амиры. Прохладная полка камина из белого мрамора, на котором стояла прекрасная роза в изумительной вазе. Цветок был подарком Мориса, который он ей преподнёс в день свадьбы. Амира взяла его в руки, провела по нежным лепесткам. Роза выглядела совсем как настоящая. На бархатных лепестках застыли прозрачные капли, будто капли утренней росы, и конечно же шипы, непременный признак, покрывали стебель. Подарок для девушки был символичным, ведь до замужества она получила прозвище Роза пустыни. Такая же колючая и красивая, как этот цветок.
- Что толку от этой красоты? От неё одни лишь беды... - Амира с силой сжала стебель в кулачке и вздрогнула. Острые шипы оставили глубокие ранки на ладони, из которых проступили бисеринки крови. - Так и я, всем причиняю боль...
[indent=0.7,0.7]Растерянный взгляд молодой женщины блуждал по комнате, пока не упал на вазу, в которой стояла роза.
Мгновение, и осколки вазы разлетелись по всей комнате, Амира сползла по стене без сил, а на бархатных лепестках цветка прибавилось прозрачных капель.

+3

53

[indent=0.7,0.7]Морис замкнулся и всю дорогу до дома ничего вокруг не замечал. Эмоции требовали выхода, вот только позволить себе выплеснуть их вовне он сейчас не мог по вполне очевидной причине: под удар попадут те, кто не имеет отношения к его состоянию. Или всё же имеет?.. Раз за разом он прокручивал в голове разговор. Старый алхимик вёл себя так, будто набивает цену. Вопрос только - на что? Морис, вроде бы, ни о каких услугах у него не просил. Разве что он настолько всерьёз воспринял оброненную Тсубаме фразу о том, что его судьба, возможно, рядом с Амирой? Да, пожалуй, началось всё именно с этого. Но с какой стати? Сколько лет Амире - и сколько Захарию? Девять десятых жизни он прекрасно обходился без неё, так с чего вдруг теперь?..
[indent=0.7,0.7]Морис покосился на жену, тоже витавшую в своих мыслях. Очевидно, ситуация и её не радовала. В голове сложилась невольная ассоциация: два полуэльфа, оба уже далеко не юноши... Вот только Морис не заявлял, что относится к ней, как к дочери. Судьба, значит? Судьба отцов - отпускать детей во взрослую жизнь. Судьба Амиры - рядом с мужем. И никакие Захарии им не нужны. Даже если бы Морис и впрямь нуждался в каких-то его услугах, старик перегнул палку, использовав в торге доверенное ему сокровенное знание. А сам при этом так и не сказал ничего ценного.
[indent=0.7,0.7]В реальность его вернула закрывающаяся за Амирой дверь, сквозь которую проскользнула большая пустынная кошка. С минуту он смотрел на дверь с чувством узнавания. Так уже было. Вот только он почему-то никак не мог вспомнить, когда эта дверь закрывалась перед ним - вот так, с явным нежеланием впустить внутрь. Морис тряхнул головой и ушел в свою комнату, принялся мерить её шагами. Звук шагов тонул в густом ворсе ковра, и вскоре шанки начал сам себе казаться мятущейся неприкаянной душой. Он остановился перед зеркалом, заглянул в прозрачную глубину комнаты по ту сторону. Никаких ду́хов там не обнаружилось, только его собственное отражение, казавшееся бледным и взъерошенным. Вот только он мог в любой момент это изменить. Достаточно позвать - и он будет в этой комнате не один...
[indent=0.7,0.7]А ведь как удобно! В любой момент он может получить верного, всё понимающего собеседника, с которым можно смело делиться любыми мыслями и чувствами. А то и вовсе ни о чём не думать и не заботиться, ничего не чувствовать... просто не быть. Возможно ли поверить в то, что Морис действительно хочет этого? Ещё как возможно! Особенно для того, кто видит его впервые. Пожалуй, можно простить старику эту ошибку... Главное - самому больше не ошибаться, не давать посторонним ключей к своим чувствам.
[indent=0.7,0.7]Звон разбитого фарфора заставил резко обернуться, смёл все мысли, оставив лишь одну: "Амира!" Секунду спустя Морис обнаружил себя перед дверью, разделяющей их с супругой спальни. "Так - было!" - вернулось с удвоенной силой чувство узнавания. Теперь он действительно вспомнил - и Хаккара с два снова останется за дверью! Даже если Амира не хочет его видеть. Даже если она сама или её кошка попытаются ему помешать.
[indent=0.7,0.7]Морис толкнул дверь. С тех пор, как они поселились здесь, эта дверь не запиралась ни разу - не была она заперта и сейчас. Мгновения ему хватило на то, чтобы оценить обстановку, а потом он опустился на колени рядом с женой, осторожно разжал её пальцы, сомкнутые на искусственном цветке, притянул девушку к себе. Он целовал её глаза, её руки, потом снова прижимал к себе.
[indent=0.7,0.7]- Всё будет хорошо, - пообещал Морис то ли Амире, то ли себе самому. И, словно боясь возражений, завладел её губами - чуть дрожащими, солёными от слёз... такими желанными.

+3

54

[indent=0.7,0.7]Амира словно пребывала в каком-то оцепенении, и даже принесённая в жертву дорогая ваза не помогла от этого избавиться. Ей хотелось кричать, рыдать, но вместо этого по щекам катились лишь скупые слёзы, отравляя душу едкой горечью обречённости. Она не видела и не слышала, как Морис ворвался в комнату, поглощённая собственными переживаниями. И лишь его ласковое прикосновение помогло девушке очнуться и понять: - она в комнате не одна. Его нежные поцелуи, объятия, тихий шёпот, обещавший что всё будет хорошо понемногу растопили льдинки в душе Амиры смываемые горячими слезами и поцелуями, становившимися всё более страстными и требовательными.
[indent=0.7,0.7]Их колени утопали в пушистом ковре. Их тела всё крепче прижимались друг к другу, но Амире этого было мало. Она хотела раствориться в любимом, чтобы не отпускать его ни на одно мгновение. Быть с ним единым целым. Она прервала поцелуй и чуть отстранившись, посмотрела Морису в глаза. Провела ладонью по его щеке и губам, словно запоминая лицо на ощупь.
- Думала, я смогу смириться с тем, что тебя не будет со мной... Но нет... Сама мысль об этом причиняет мне невыносимую боль. И с каждым мигом к роковому часу она становится всё сильнее...


***

[indent=0.7,0.7]День клонился к закату. Жизнь в большом доме шла своим чередом, и что бы не происходило у хозяев, хорошо обученная прислуга продолжала выполнять свою работу. С кухни потянулись аппетитные ароматы, возвещая о том, что вечерняя трапеза готова.
Руфия заглянула в неё,  дабы убедится в этом и поднялась на второй этаж, чтобы позвать хозяев ко столу. Но какое-то шестое чувство заставило её остановить руку на пол пути к двери Амиры. В спальне что-то происходило, и у девушки даже не возникло сомнений, что именно.
[indent=0.7,0.7]Так и не побеспокоив стуком обитателей комнаты, Руфия только вздохнула, и развернувшись, направилась в сторону покоев Тсубаме. Если Морис и Амира сейчас не хотят ужинать, то это не означает, что и их гостья должна голодать.
- Госпожа Тсубаме, ужин готов и подан в малой гостиной, - осторожно постучалась в дверь дальневосточной странницы служанка.
Затем спустилась вниз и собрала на большой поднос то, что не испортилось бы и до утра: фрукты и вино, некоторые сладости и ароматный хлеб. Нарезала тонкими ломтиками запечённое мясо. Накрыла всё это кружевной салфеткой и вновь поднялась на второй этаж. В коридоре  недалеко от двери Амиры стоял небольшой столик, на котором и оставила свою ношу девушка.
- Надеюсь, они догадаются выйти и забрать. Любовь любовью, а есть тоже иногда нужно.

+3

55

[NIC]Yuè Xiǎolóng[/NIC][STA]Стремление воды пронзает каменную твердь.[/STA][AVA]https://i.gyazo.com/7b5db09e108a07bc8086756d45263c9e.png[/AVA]

Ужином дальневосточная странница отнюдь не брезговала, и вела себя как обычно. Потому лишь немногие под этим небом могли заподозрить грядущее действо (а предотвратить его − так и вовсе). Никакого разбоя, разумеется, гостья не замышляла, но и ставить о том в известность Сорасов или их прислугу − тоже. Так уж было заведено на Востоке: чтобы сохранить лицо некоторые вещи попросту заметались под ковёр.

И сильная занятость хозяев этим вечера была как нельзя кстати.

Владения Сорасов Шидзумэ−но−Ками покинула в густых сумерках и со слепой стороны здания, стараясь не прибегать лишний раз к различным видам экстремального фасадо−кровельного культуризма (в противовес дальнейшему её туризму по Олхана−граду). Беззвучным был её стремительный шаг, подобный ветру; свой путь странница держала прямиком к жилищу Захария.

Страннице нужно было кое в чём убедиться:

Если старик ей не удивится (а то и вовсе ждёт её появления), значит она верно истрактовала его поведение при встрече с Морисом, и им ещё есть о чём потолковать. Если же того не окажется дома, тогда её выводы тем более верны − ибо какими ещё могут быть в трущобах дела у престарелого полуэльфа молодой ночью, кроме разве что сомнительных? А коли даже она и ошиблась − что с того? Не станет же Захарий её казнить!

В дверь старика раздался стук.

+3

56

[indent=0.7,0.7]- Думала, я смогу смириться с тем, что тебя не будет со мной... Но нет... Сама мысль об этом причиняет мне невыносимую боль. И с каждым мигом к роковому часу она становится всё сильнее...
[indent=0.7,0.7]Морис некоторое время смотрел на Амиру молча, впитывая в себя этот момент. Горечь её слов и невесомые касания её рук, красоту её облика, которую даже слёзы неспособны были испортить. Он смотрел на свою женщину, которую не мог себе позволить потерять, и глухое отчаяние переплавлялось в решимость. Ресницы дрогнули, когда он опустил взгляд, но мгновение спустя полукровка глянул на свою жену уже совершенно иначе. Взгляд стал твёрдым и уверенным, упрямая складка у губ без всяких слов говорила: что-то он такое для себя решил, важное. И он озвучил это "что-то".
[indent=0.7,0.7]- Я попрошу Джора позволить мне остаться. Пусть не смогу никак повлиять на ситуацию, но ты, по крайней мере, будешь знать, что я рядом. Я в любом случае не вправе заставлять тебя платить по моим счетам в одиночку. И снимать с себя ответственность за свои действия в тот момент, когда это не совсем я - тоже не в праве.
[indent=0.7,0.7]Неизвестно, созрела ли эта мысль самостоятельно или под действием слов Захария. Так или иначе, она засела в его голове накрепко, там нашлась бы масса аргументов в её поддержку, но на самом деле хватило бы одного: это всё-таки его договор, ему и решать.

+3

57

[indent=0.7,0.7]Поглощённая своей болью и отчаянием, Амира только сейчас осознала, какую рану она причинила любимому, сама того не желая. И видя твердую решимость во взоре Мориса понимала, что никто и ничего не заставит его отступиться от задуманного. Но хотя бы стоило попытаться. А иначе чувство вины окончательно поглотит её рассудок, лишая даже самой надежды на спасение. Она коснулась правой рукой ладони Мориса, переплела свои пальцы с его пальцами. Поднесла их к губам и оставив на них поцелуй прижалась щекой.
- Видеть эти руки, это лицо каждый день, и не иметь возможности прикоснуться, обнять, зная что сейчас они принадлежат другому, это мука... Но осознавать, что через эти глаза так же и ты будешь смотреть на меня, мука вдвойне... - с губ девушки сорвался тяжёлый вздох. - Я знаю, ничто не в силах изменить твоего решения, и всё же попытаюсь. Какой смысл испытывать эти страдания нам вдвоём? Я не виню тебя за этот договор, тогда нельзя было иначе поступить. Так и ты прости себя за это. Мы справимся и с этим испытанием, вместе...
[indent=0.7,0.7]Тонкие женские руки скользнули по мужской груди, обвили шею.
- Не хочу больше последние наши часы перед разлукой тратить на разговоры... - и едва слышно прошептала прижавшись к Морису: - Я люблю тебя...

             

  ***

[indent=0.7,0.7]Дверь убогой лачуги беловолосого старца распахнулась, едва стих стук в неё. Захарий ждал свою ночную гостью, и улыбнувшись ей посторонился, впуская в своё жилище.
- Рад тебя видеть госпожа. Я ждал. Знал, что правильно истолкуешь мои слова, - он прошёл в комнатушку и лёгким жестом предложил гостье присесть, и сам следом опустился в своё кресло. - Срок, отпущенный мне нашим Господом подходит к концу. Но есть ещё одно дело, которое я должен выполнить, прежде чем отправлюсь на суд его. И буду искренне тебе признателен, если окажешь мне помощь в этом. Речь идёт о жизни и смерти. Но обо всем более подробно я тебе смогу сказать чуть позже. Ибо нити судьбы еще не сплелись между собой до конца, и люди причастные к этим событиям сами ещё о них не догадываются.
[indent=0.7,0.7] На мгновение старик умолк, сдвинув брови и уставившись в одну точку, но вот он вновь поднял взгляд на свою гостью.
- Мне необходимо попасть в ваш караван, но под чужим именем, чтобы ни одна живая душа не знала о моём присутствии, даже Амира. Одна загвоздка - это её кошка, она может раскрыть меня. Но и с этим я как-нибудь попробую справиться, постараюсь перехитрить её. Время до отправки ещё у нас есть.

+3

58

[NIC]Yuè Xiǎolóng[/NIC][STA]Стремление воды пронзает каменную твердь.[/STA][AVA]https://i.gyazo.com/7b5db09e108a07bc8086756d45263c9e.png[/AVA]

Хозяина лачуги странница приветствовала по−восточному, молча, но уже опускаясь на предложенное место едва заметно склонила голову набок, выражая таким образом нотку своего недовольства: видясь с Захарием она рисковала запятнать их с Сорасами дружеские узы. Как же тоскливо ей было в этот миг! Ошибиться − не иметь этого разговора... Сколь невыразимо легче стало бы просить прощения, сгорая со стыда!

Но время вспять, увы, не воротить.

— «Рискуя показаться неучтивой, буду с Вами откровенна,» — высказалась Шидзумэ−но−Ками, — «Ваше предложение очень затруднительно. Позвольте объясниться,» — чуть слышно вздохнув дальневосточная странница смежила веки и очертила жилище старца ладонью, — «Чужие имена Вам, чай, не в новость,» — промолвив это, она распахнула глаза и встретилась с Захарием взглядом.

— «В этом отношении моё содействие потребно Вам как рыбке зонтик, не правда ли?»

— «Значит, дело не в этом. Сегодняшних гостей Вы прогнали нарочно и знали − коли уж я появлюсь, то сделаю это тайно. Если же речь о жизни и смерти, это порождает самое малое три возможности,» — воительница выставила указательный палец, — «Первая − недруг из Вашего былого. Только едва ли б Вы посмели − использовать для подобного Амиру, так ведь?»

К указательному пальцу присоединился безымянный:

— «Вторая − недруг этот мой или супруга Амиры. Тут уж я не стала бы рисковать, и Вам это ясно как день, а другое Вы использовали чтобы устроить эту беседу. Очень уж это хлопотно, согласитесь?» — тут странница сомкнула пальцы в кулак, — «Наконец − недруг Амиры: вполне конкретное лицо, или же семья − подчас решения вопросов родонаследования бывают... до чрезвычайного неделикатными.»

— «Впрочем, о последнем судить рано.»

Кому−то её умозрения несомненно показались бы праздными, а то и горделивыми − видят Небеса, то было их право! Слова же свои дальневосточная странница взвешивала подобно тому как двигают камни в вэйци − истинным стремлением их было «перекрыть дыхание» уклончивости Захария: Шидзумэ−но−Ками считала, что вопрос чьей−либо жизни и смерти всё же заслуживает каких−никаких объяснений.

Из сомкнутого кулака она явила старику открытую длань.

— «Разумеется, я могу ошибаться. Но чтобы проникнуть в караван Вы готовы принести чувства Амиры в жертву, а о помощи после стольких трудов просите именно меня. Вы убеждены, что у меня имеется решение, пусть мы и виделись лицом к лицу лишь только единожды этим самым днём. Потому как в ином разе оно должно быть у Вас и для меня. Вы ставите меня в трудное положение, понимаете?»

— «Потому не вините меня за дерзость!»

Так ответствовав, неуловимым движением странница явила взору два предмета − в одной её руке оказалась медаль, в другой − шкатулка. И если шкатулка выглядела вполне заурядно, то таких медалей на всём свете было всего три, и только одна из них принадлежала женщине − Вестнице Кроваворукого Бога, Демону Врат Боли, Золотому Копью Эл'лемириона. Едва ли хитрый старик этого не знал!

«Я себя разоблачила и теперь пути назад нет ни у кого из нас, старый лис. Такое уносят только в могилу.»

— «В шкатулке имеющееся у меня решение. Пускай небезупречное, отдать его Вам, или нет; ответить мне взаимностью, или нет − сейчас это зависит от Вас. Я должна извиниться − не так Вы, поди, нашу беседу себе представляли. Но и поступить иначе − только потому что Вы близки Амире, − я не могу. Слишком много секретов, понимаете? Так ради чьих жизни и смерти я должна Вам помочь?»

Странница была смертельно откровенна. Как и подобает самураю.

+3

59

[indent=0.7,0.7]Морис чуть заметно качнул головой, но спорить не стал. К чему? Он и так не винил себя за принятое решение. Но оно всё равно требовало личной оплаты - и личной ответственности. Не мог он сейчас уснуть и не видеть, не слышать, не знать, что происходит в окружающем мире.
[indent=0.7,0.7]- И я тебя люблю, - он бережно поднял Амиру на ноги, отвёл прядь волос с её лица. Он смотрел так, словно впитывал её в себя, собираясь запомнить этот момент до конца своих дней. Потом зарылся пальцами в её волосы: эти ощущения он тоже заберёт с собой. Невесомыми касаниями губ и кончиков пальцев он изучил её лицо, шею, потом мягко потянул жену к постели. Он и так уже знал её тело практически наизусть, но сейчас словно пытался закрепить это знание, резцом скульптора врезать в собственную память мельчайшие детали: лёгкий пушок вдоль позвоночника, шелковистость кожи, её запах и вкус на сгибе локтя и то, как ощущаются родинки под кончиком языка, как напрягаются соски, если провести пальцем по ореолу вокруг них. И выражение лица Амиры, то, как отзывается она на его касания, вздохи, сорванные с губ вместе с поцелуями.
[indent=0.7,0.7]Морис смотрел её в глаза в тот момент, когда они стали единым целым. Он никуда не спешил. Здесь и сейчас у него было всё время мира, чтобы подняться с любимой женщиной на вершину блаженства, и потом ещё немного, чтобы просто обнимать её, доверчиво прижавшуюся к его груди, старательно не думая о том, сколь близок рассвет.

+3

60

[nic]Олхана[/nic][sta]город возможностей и разачарований[/sta][ava]https://forumupload.ru/uploads/0006/f5/43/2865/103977.jpg[/ava][sgn]Ночь укроет своим покрывалом.[/sgn]

[indent=0.7,0.7]Несмотря на свой возраст, Захарий обладал великолепной памятью на события. В особенности он помнил всё, до мельчайших подробностей то, что происходило десятилетия назад. Вот только лица из воспоминаний предательски стёрлись за это время. Ещё днём его не покидало ощущение, что он возможно видел когда-то эту женщину и супруга Амиры. Что судьбы их если не переплетались, то шли некоторое время параллельно. И сейчас, глядя на медаль, покоящуюся на ладони его гостьи, он окончательно убедился в этом.
- Тот поединок был великолепен. Противники на поле боя, и близкие друзья вне его... Воистину, пути Единого неисповедимы. Оказывается он тоже обладает изощрённым чувством юмора, сплетая наши судьбы здесь и сейчас.
[indent=0.7,0.7]Старец умолк на некоторое время, словно погрузившись в прошлое, и вновь переживая события тех далёких дней. А затем взглянув на собеседницу, продолжил.
- Эльдух пал. Покорился власти более сильного, и в том так же и моя "заслуга"... - только вот последнее слово старик произнёс так, словно стыдился содеянного. Но в следующий миг он повёл плечами, словно отгоняя непрошенные воспоминания и возвращаясь в настоящее. - И вновь ты права. Ни ради тебя или Мориса, ни тем более ради себя я не побеспокоил бы своей просьбой. Центр всего - Амира. Но к сожалению, я пока не вижу всей картины грядущего. Лишь разрозненные кусочки, и в одной из них я вижу угрозу ей. Смертельную. Но всё ещё в наших с тобой силах сыграть с судьбой. Перехитрить её, обменяв одну жизнь на другую.

                         

***

[indent=0.7,0.7]Примерно в это же самое время из роскошного особняка молодожёнов выскользнула женская фигура, укутанная в тёмное покрывало с ног до головы. Озираясь по сторонам, в ожидании возможной слежки, она миновала несколько богатых кварталов  и добравшись до своей цели, осторожно постучала в неприметную калитку, которая почти тут же отворилась, впуская припозднившуюся визитёршу.  Молчаливый слуга провёл женщину через тёмный двор, распахнул перед ней дверь с чёрного хода, и сделав знак следовать за собой, устремился по коридору, погружённому в полумрак. Остановился он перед массивной дверью, и слегка приоткрыв её, жестом указал гостье пройти внутрь. Сам же остался снаружи, вновь наглухо прикрыв резные створки.
[indent=0.7,0.7]Оказавшись внутри девушка робко остановилась осматриваясь. Комната, как и коридор, по которому её вели, была так же погружена во мрак. Лишь у двери на небольшом столике стояла зажжённая лампа, отбрасывающая небольшое пятно света, и лишая визитёршу возможности рассмотреть что-либо перед собой. Из глубины комнаты раздался приглушённый голос, который принадлежал скорее женщине, чем мужчине.
- Говори. И не смей ничего утаивать.
[indent=0.7,0.7]Девушка задрожала и склонившись в глубоком поклоне тихо произнесла: - Через два дня Амира покинет город вместе со своим супругом. И если я правильно поняла, возвращаться в Олхану они не планируют. По крайней мере, не в ближайшее время...
[indent=0.7,0.7]На несколько мгновений темнота комнаты погрузилась в абсолютную тишину.
- Возвращайся обратно. И если что-то новое узнаешь, снова доложишь. Иначе... - в темноте раздался треск разрываемой материи, и к ногам девушки упала тряпичная кукла. Точнее, то, что от неё осталось. - Уходи.
[indent=0.7,0.7]Гостья повиновалась и спешно покинула комнату. А через некоторое время в неё вернулся слуга, что встречал и провожал ночную визитёршу.
- Будут еще указания, моя госпожа?
- Да. Тебе необходимо доставить послание. Этой же ночью. Стоит ли говорить, что всё должно быть в строжайшей тайне? - женщина протянула слуге запечатанный свиток, - Награду получишь позже.
- Да госпожа. - мужчина взял послание, и согнувшись в поклоне покинул помещение, растворяясь в ночном мраке.

+3


Вы здесь » FRPG Энирин » #Эпизоды » ◈ Караванная тропа (октябрь 1415г.)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно