FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Цитадель инквизиции » Лазарет


Лазарет

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Лазарет был оборудован на 50 кроватей, хотя помещения допускали возможность расширить его при необходимости и до 150 кроватей.  Внешне он выглядел как отдельное здание, где располагались шесть палат с койками для больных и раненых, операционная, перевязочная, аптека, кладовая, две столовые, ванная комната и помещение для врачей, санитаров и сестер милосердия. Все комнаты были обширные, светлые, с прекрасно устроенной вентиляцией, что так важно для успешного лечения. С главным зданием цитадели лазарет был связан подземным ходом. 
Для раненых всегда имелось в запасе чистое нательное и постельное белье, полезная еда и чистая вода.
Говорили, что сооружение такого комплекса обошлось инквизиции более чем в 300 золотых, а содержание каждой койки стоило еще около 5 серебряных в месяц. Однако, мало кого волновали цифры, когда речь шла об инквизиторских жизнях.
Несколько слов о личном составе лазарета.
Незаурядную личность представлял собой его начальник— Никола Арведи. Будучи «большим идеалистом» и побуждаемый высокими духовными мотивами, он принял монашество. По отзывам, «это всегда был веселый, жизнерадостный, энергичный человек, невольно привлекавший к себе своей обаятельностью и своей отзывчивостью к нуждам ближнего». В последние десятилетия отец Никола как врач много работал в Илсэ, и его отзывчивость к страждущим и больным хорошо были известны «в районе Загородного проспекта и Цветочной улицы, где он во все время дня и ночи шел безвозмездно врачевать недуги бедноты». Как врач-хирург отец Никола обладал большим опытом, и обстановка лазарета, и лазаретная деятельность ему были хорошо известны.
Остальной персонал лазарета состоял из младшего лекаря, заведующего хозяйством, шести сестер милосердия  во главе со старшей сестрой госпожой Анией.
Санитарную часть лазарета обслуживали пять молодых, но подающих надежды учеников отца Николы.

+1

2

Именно сюда после известных событий в королевском дворце и были доставлены трое раненых, один из которых был никто иной как бывший глава Святой инквизиции Герхард фон Шрайк.
Сегодня утром один из раненых скончался от полученных ожогов.
Остальные были на грани жизни и мсерти, несмотря на все виды лечения, к которым прибегали доктора. Целительные настои, обертывания, услуги светлых магов - отец Никола прибегал ко всем способам, лишь бы поставить на ноги этих двоих. Но увы - пока что удалось лишь остановить разрушительные процессы.
Как говорил сам Никола, "они сами должны захотеть жить".
Сейчас оба пациента были без сознания.

Когда Альбер Монраси привез в лазарет Лорею, он опять усомнился в том, стоит ли ей видеть раненых. Однако женщина так крепко сжала его руку, когда переступала порог коридора, что инквизитор отринул все сомнения. Она решилась, а значит ее уже ничего не остановит. Альбер даже горько усмехнулся, когда осознал, что стоит лишь начать строить препятствия и эта гордячка буквально по трупам, но пройдет к своей цели. Опасная, но такая прекрасная в своей решимости.
Выслушав просьбу, отец Никола сначала наотрез отказался вести посетителей к раненым, однако вскоре вынжден был уступить. Предложив накинуть на плчеи чистые халаты, а на ноги одеть полотняные мешочки, которые защитили бы от пыли и грязи, отец Никола провел обоих в палату.
- Вот, те самые раненые, - произнес он, отступая, чтобы дать возможность осмотреться "Гостям".

Отредактировано Альбер Монраси (Вторник, 4 мая, 2010г. 07:18:02)

0

3

>>> Вермилон. Улицы

Лорея не без помощи служанки оделась. Было еще трудно уверенно передвигаться - во всем теле ощущалась странная слабость, руки и ноги вроде бы слушались головы, но нехотя, через силу. Ничего, кроме раздражения, такая ситуация не вызывала. Присев в кресло у зеркала, эльфийка позволила девушке заняться прической. Холодный взгляд изумрудных глаз буквально впивался в образ из зазеркалья. Что хотела синдорейка увидеть там? Пожалуй, об этом знают только боги.
Когда с прической было закончено, Лорея сухо поблагодарила служанку и, прихватив немногие вещи свои, отправилась вниз.
Что и говорить - Альбер Монраси был на высоте. На лестнице эльфийку подхватили под руки двое, помогли спуститься, чтобы не упасть ненароком.
А дальше.. дальше все по избитому сценарию - долгая дорога, сон, да пробуждение уже в столице.

Входя в лазарет, Лорея пыталась понять, какие же чувства испытывает. Но, как бы она не старалась понять саму себя, выходило это слабо. Накинув на плечи халат, она прошла вслед за мужчинами, и чем ближе к заветной двери подходила, тем медленнее становился темп. Казалось, что она не сможет, не войдет.
Однако в последний момент эльфийка будто пересилила себя, свои принципы.
Увиденное потрясло ее до глубины души. Эта чистота, эти светлые стены, эти бинты на телах раненых... Все казалось нереальным сном, картинкой из какой-то страшной книжки.
Сдерживая слезы, эльфийка сделала несколько шагов к постели Герхарда. Остановилась. Лицо ее стало белым, словно мел.
- Он не приходил в сознание? - с удвилением она услышала собственный голос - дрожащий, даже какой-то жалобный.

+1

4

Альбер Монраси не без трепета в груди набюдал за ореей, ожидая чего угодно, начиная от истерики, заканчивая обмороком. В принципе, так и случилось. Разве что эльфийка в себе все держала, не показывала истинных чувств. Шальная мысль: "Неужели она его все еще любит?" закралась в сознания, но тут же была оттеснена - не время сейчас для подобных измышлений. Женщина вот-вот в обморок упадет, а в ее положении это вряд ли полезно.
- Нет, не приходил, - ответил отец Никола, тоже не сводивший глаз с эльфийки. Правда его интерес был иным. Сдеав знак санитарке, он велел принести ей что-нибудь успокаивающее, чтобы облегчить состояние женщины.
- Лорея, пойдемте... вам нельзя здесь находится, - аккуратно произнес Альбер, подходя к эльфийке. - Пойдемте.
Санитарка вернулась с чашкой чего-то ароматного. Отец Никола взял из ее рук напиток и протянул эьфийке.
- Вот, это поможет.

0

5

Интересно, за кого все эти люди ее принимают? За нервную истеричку, которая сейчас начнет в обмороки падать или голосить во все горло, оплакивая инквизитора? Похоже, что он спятили. Или окончательно растеряли остатки разума. Странное дело - подобные резкие мысли добавили сил и самообладания женщине.
- Оставьте меня одну, - попросила... хотя нет, не было в ее тоне просящих нот. Скорее потребовала, если уж не приказала. Что поделать? Синдорейские замашки никуда не денешь. Впитаны они с молоком матери, так что навсегда останутся при ней.
Тем не менее отвар успокаивающий Лорея приняла, и даже выпила. Вдруг и правда поможет?
- Я хочу привести в порядок мысли и чувства. И лучше это сделать без посторонних. Поверьте, я в трезвом уме и твердой памяти, так что не надо смотреть на меня так.
Голос эльфийки приобрел неприятную жесткость, что вкупе с холодностью и едва ли не презрением, так и сквозившим между строк, давало понять о нерушимости намерений женщины.

Когда, наконец, ее оставили одну, с губ эльфийки сорвался то ли стон, то ли вздох.
Как же любит жизнь подкидывать испытания! Как четко выбирает моменты, как точно бьет по больному... Вздохнув, Лорея перевела взгялд в окно. Там была есна, там пели птицы, там природа обновлялась... Там было счастье. Увы! ей в который раз достались слезы.
- Как же я тебя ненавижу... и как же люблю.
Шепот собственных слов показался грохотом водопада, падающего в бездну. В который уже раз она готова была убить себя за такие слабости? И вот опять...
Лорея старалась не смотреть не то что в лицо, даже в ту сторону, где лежал Герхард.
- Надеюсь, ты поправишься... - наконец, прошептала она.
Словно бы решившись, Лорея резко развернулась и направилась к двери. Но на полпути остановилась, вернулась...
- Выздоравливай, - вновь шепнула она, касаясь губами лба инквизитора.
Только после этого она позволила себе вновь направиться к двери, чтобы уйти.
"О боги! Сделайте так, чтобы хотя бы в этот раз я ушла навсегда"

0

6

Женщины бывают разными. Одни просто хорошенькие, другие - прекрасные, одни властные, другие же, наоборот, любят подчиняться. Они могут быть заботливыми, своенравными, непредсказуемыми, добрыми, милыми... Но есть такие, которые сразу ставят между собой и собеседником барьер. Нет, не забор, а нечто неосязаемое, но оно сразу разграничивает ее и вас. Смотришь на такую - и понимаешь, королева. Такой была Заара. Такой оказалась Лорея. несмотря на свой статус, Альбер не мог не подчиниться, не мог не уйти, оставив ее одну.
Лишь за дверью, переведя дух, он невольно позавидовал Герхарду. Тот сумел приручить дикую пантеру. Молодец.
Прошло некоторое время, проведенное в молитве за благополучие эльфийки, за ее здоровье и здоровье плода ее.
Наконец, дверь отворилась и на пороге показалась Лорея. Бледная, но гордая и уверенная.
- Вы в порядке? - глупый вопрос, который (Альбер был в этом уверен) мог был быть воспринят синдорейкой даже как оскорбление. - Мы можем идти?

0

7

Последний взгляд, брошенный через плечо, тихий вздох.
- Да, конечно. Что вы хотели? Поговорить о делах государственных. Что ж, я свое обещание выполню - внимательно вас выслушаю.
Сказать откровенно, ее сейчас мало беспокоили все эти интриги, которые королевская семья Альтанара собирается плести против демонов, проникших в этот мир. Однако, она обещала инквизитору, что взамен на свидание с Герхардом, она выслушает все его пламенные речи. Так что выбора особого не было.
Вообще Альбер Монраси в ее представлении был фанатиком. Такие несут огонь и в глазах, и в сердцах, и в речах. Лорея же подобного фанатизма не понимала. Для нее боги были чем-то непонятным, далеким и уж совсем чуждым. Если они и существовали, то уж точно не занимались проблемами всех тех, кто населял Энирин.
"Можно подумать, им больше заняться нечем..."
Впрочем, эльфийка допускала, что есть особые моменты - судьбоносные, когда боги своей твердой рукой правят историю мира. Кто знает, может это игра для них? Играют же дети в куклы и солдатики.
За этими мыслями она и не заметила, как оказалась у двери, ведущей в кабинет главы инквизиции.
"Даже кабинетом обзавестись успел. Шустрый." - невесело улыбнулась Лорея

>>> Кабинет главы инквизиции

0

8

На постели в лазарете лежал бывший глава инквизиции. Раны его были тяжелы и всё это время он не приходил в сознание. Многие уже думали, что верный слуга Единого, Герхард фон Шрайк уже никогда не поднимется с потели, а может даже и скоро отдаст свою душу великому богу. Но этому не суждено было сбыться, ведь хозяин не забыл своего верного слуги и его верной службы. Случилось чудо, буквально за день все раны Герхарда затянулись и от них не осталось ни малейшего следа.  Инквизитор пришёл в сознание. Он сразу понял, что сам Единый обратил свой божественный взгляд на своего верного слугу. Он исцелил фон Шрайка, чтобы тот продолжал своё дело. Дело очищения мира от скверны, от ксеносов и еретиков. И он будет бороться, пока на этой грешной земле не останется ни капли скверны или пока Единый не призовёт его к себе...
Инквизитор отказался от помощи удивлённых лекарей. Герхард собрался и быстро покинул лазарет. Единый дал Герхарду второй шанс не для того, чтобы он терял время в пустую...
Надо было что-то делать, но с чего начать? У него уже нет прежней власти, эта проклятая королева отобрала её. Они все еретики, все погрязли в пороке и мерзких связях с ксеносами, их души поглотила чума разложения... Вот от куда надо было начинать, с Илсе, королевы, с Альтанара, а затем и весь мир познает величие Единого. Да, раньше он был слишком мягок, но теперь фон Шрайк не будет знать жалости и сострадания. Инквизитор будет судить и карать... Весь этот грязный мир, ибо только через суровое очищение можно прийти к просветлению к свету великого бога...
Но сначала надо было найти союзников. А где их можно найти отверженному инквизитору? Конечно среди таких же отверженных, среди чёрных храмовников, ордена верных рыцарей единого, которые после его смещения потеряли свою власть и перестали быть первым орденом королевства...
Герхард зашёл в свой кабинет и написал короткое письмо магистру ордена с просьбой встретиться в храме Единого, а после этого... Он просто поджёг все свои бумаги, а огонь уже быстро охватил всё помещение, а потом инквизитор просто исчез, покинув цитадель. В следующий раз он сюда вернётся снова главным инквизитором, не будь он Герхард фон Шрайк...

>>> Храм Единого

0

9

>>> Зал Совета

После того, как первая помощь была оказана, инквизитора спешно отправили в лазарет. В цитадели его уже ждали. Отец Никола, спешно готовя всевозможные медикаменты, лишь вздыхал. Ну что за неурядицы такие? То один глава с ожогами, то другой. Это проклятье что ли?
Одумавшись, врач тут же вознес молитву Единому, моля и прощении и мудрости – негоже ему, святому человеку, о проклятьях думать, да поминать лихих богов, пусть и в мыслях.
Альбера доставили в ужасном состоянии.
Помимо ожогов, врач без труда определил у него и множественные ушибы внутренних органов, и переломы ребер, и даже отравление, причем в весьма крайней стадии.
- Знаешь, Ания, - начал было он, проворно обрабатывая ожоги инквизитора. – Если бы не заклинание, мы бы его уже не подняли. Что же касается того, что случилось у королевы, да будет ее правление долгим…. Если бы не Альбер Монраси, там никого бы в живых не осталось. Никого.
Дальнейшую операцию проводили уже без праздной болтовни. Ловко орудуя инструментами, поддерживая свои действия целительной магией двух лекарей из высших рядов инквизиции, отец Никола делал то, за что его прозвали «Воскресителем». Он вновь даровал жизнь.
Через час, уставший, но довольный собой, отец Никола ушел к себе – молиться за здравие инквизитора.
Сам же Альбер в бессознательном состоянии лежал на подушках, прикрытый одеялом. Подле него дежурили одна из санитарок и целитель, готовый в любую минуту снять мучения волшебством своей магии.

+1

10

С того самого момента, когда над главой инквизиции нависла тень близкой погибели, прошло совсем немного. Но самочувствие Альбера Монраси улучшилось. Он пришел в сознание и уже не выглядел столь ужасно, как в первые часы своего пребывания в лазарете.
Едва открыв глаза, Альбер справился о состоянии королевы. Вести были неутешительными. Тихий стон-молитва сорвался с губ инквизитора. Неужели его жертва была напрасной? Неужели он так и не смог отдать свою жизнь за здоровье той, которую любил? Почему, о Единый, почему ты так жесток?
Вглядываясь в белый потолок лазарета, Альбер мысленно обращался к Богу, прося... нет, требуя ответа.
И ответ пришел...
Яркая, словно вспышка, мысль озарила разум священника. На глазах его выступили слезы, чистые, искренние.
- О, я заблуждался, Боже... я ставил личное превыше долга. Но я полюбил, я познал это святое чувство.
Словно прислушиваясь к неведомому собеседнику, Альбер Монраси закрыл глаза, продолжая что-то шептать.
- Я понимаю все. Я смогу сделать то, что должен. Но Единый! Как тяжко бремя твое!
Священник вновь уснул. Сны его были тревожными, но несмотря на это к утру Альбер Монраси не просто проснулся отдохнувшим, но и смог самостоятельно встать, чем привел в восторг всех, кто был свидетелем этой удивительной сцены.
Несмотря на запреты лекарей, Альбер решил приступить к делам, которые в огромном количестве накопились.

>>> Рабочий кабинет главы инквизиции

0


Вы здесь » FRPG Энирин » Цитадель инквизиции » Лазарет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC