FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Пустыни » Олхана


Олхана

Сообщений 1 страница 20 из 146

1

Олханна – древний город, овеянный легендами. Это сказка, ставшая былью...
Если проснуться пораньше, до рассвета,  и подняться на крышу самого замка падишаха, то можно увидеть удивительную картину, когда на фоне светлеющего неба в утренней дымке начинают угадываться призрачные силуэты минаретов.  Затем, постепенно появляются дома из глины с плоскими крышами. Через несколько минут уже можно различить фигуры на крышах … Это, кажется, девушка… да, она развешивает белье, и у ее ног суетится маленькая собачонка. Откуда на крыше собачка?
Это удивительное зрелище длится недолго, минут пятнадцать, а потом стремительно восходящее солнце заливает все вокруг ярчайшим светом. И под крики уличных торговцев начинается новый день.
Впрочем, проспать это удивительное предрассветное состояние сложно, так как за час до рассвета вас обязательно разбудит пронзительный голос муэдзина, поющего молитву. Она разносится в ночной тишине подобно грому...
Олханна упоминается с I века н.э. Легенда гласит, что когда-то давным-давно некий путник, уставший от долгой дороги по горным тропам, наконец, увидел перед собой цветущую долину. Он воздел руки к небу и воскликнул: "Олханна!", т.е. - "Я спасен!"
Олханна – сказочный город. Сказочно выглядит архитектура центра города. Дома, построенные из необожженной глины, расписаны так колоритно, что хочется бродить по узеньким улочкам бесконечно. Некоторые дома напоминают пирожные с кремом. Кстати, о сладостях. Такое разнообразие восточных сладостей может привести в замешательство самого искушенного сладкоежку. Недаром Олханна считается центром их производства. Красные, желтые, зеленные, фисташковые, и с мускатным орехом, и с грецким, и с арахисом, и с молоком, и с какао, и с какими-то семенами и зернышками… И, конечно, запах пряных специй на улицах старого рынка… М-м-м… Ароматы.… Голова начинает кружиться…
Обращает на себя внимание одежда олханцев. Женщины, понятно, в чадре, а вот мужчины оказались более оригинальными, чем их соседи по пустыне…. Они ходят все как один в длинных мужских юбках (фута), в кафтанах, а из-за широких поясов торчат большущие кинжалы - джамбии. Сочетание устрашающее и прекрасное! Кафтаны не снимают даже в пустыне. Джамбия – это племенной кинжал. Довольно крупный, широкий и загнутый на конце. Ручка сделана из рога носорога. Это обязательный атрибут каждого олханского мужчины. Его носят даже дети.
Словом, красивый город, исторический центр региона, красивые девушки под чадрой. Правда, судить приходиться исключительно по походке. Смотреть на красивых девушек в чадре (без чадры они просто не ходят - запрещено), занятие довольно опасное. Во-первых, девушки, заметив на себе пристальный взгляд, тут же отворачиваются, во-вторых, окружающие мужчины начинают ругаться и размахивать руками, могут побить, в-третьих, девушка может оказаться не одна и в любую секунду возникает рядом замешкавшийся у какой-нибудь витрины разъяренный муж и… Вот именно. С этим у них строго. Вы еще не забыли про кинжал-джамбию? О-очень острую. Может быть, для этого они её всё-таки и носят?
На вопрос олханцц "а как вы различаете на улице свою жену или одну из своих жен от других женщин",  можно услышать ответ, - по походке. У себя дома они ходят в очень ярких нарядах, в браслетах и ожерельях, с большущими перстнями и серьгами. Любят всякие блестящие побрякушки. Красуются друг перед другом. Пусть хоть домашние увидят, какие они красивые, полюбуются ими. Рисуют друг другу на запястьях и щиколотках красивые узоры растительной краской.
Кстати, законы не обязывают женщин носить чадру, но... олханки говорят, мол, у нас каждая женщина сама решает, кому дарить свою красоту, только своему мужу и родственникам, либо всем. Хорошие же женщины берегут свою красоту только для мужа.… О как!

Иллюстрация
Иллюстрация

Вокруг Олханны редко встречается растительность. Исключение составляют плантации ката. Олханцы не мыслит себя без ката. Без хлеба может, а без ката – нет. По всему городу разбросаны многочисленные рынки, где продается кат. Кат – это кустарник, молодые листья которого олханцы жуют и пережевывают. Затем опять жуют. И еще раз пережевывают. Много-много раз. Далее, пережеванная масса перемещается за щеку, и в рот отправляется новая порция листьев. Цикл повторяется, щека увеличивается… все больше и больше.
Все олханцы почему-то считают, что эти листья обладают наркотическим и тонизирующим эффектом. И до того дошли они в своей безграничной любви к кату, что практически перестали выращивать свой знаменитый кофе, а также виноград без косточек и финики, - теперь на этих полях под жарким солнцем переливаются нежные листики ката. Если есть место, где может что-нибудь произрастать – растет кат. В долинах, в горах, на крутых террасах, созданных не одним поколением олханцев.

0

2

>>> Дом Дориана и Хельги Гроуз

- А кому же? - отозвался алхимик. - Все твое. И это только начало... малая часть будущей коллекции нарядов.
Он следил за тем, как Хельга изучающе рассматривает все платья и туники, платки и шали; смотрел, как она перебирает пальцами дивные камни и украшения, коими вышиты были наряды... Ему нравилась эта картина - она чем-то завораживала. Порой даже шальная мысль пробегала, что следит он за каким-то священнодействием.
- Было бы очень хорошо, если б ты выбрала и одела что-то... Часа через два.
За это время они как раз должны были добраться до Ольханны - одного из вольных городов, где, в отличие от Ниирима, было как-то... свободнее что ли. Алхимик не ощущал там себя запертым, как в клетке. Ольханной правил весьма мудрый правитель, который не запирался от своих горожан, не окружал себя тайнами и легендами, не занимался запретными ремеслами. Это был мужчина средних лет, обожающий науку. Собственно, на этой почве алхимик и сошелся с новым падишахом, вступившим на трон пару лет назад, после смерти своего отца. Естественной смерти, от старости.
Падишах хотел учиться, хотел открывать новое - а алхимику большего и не нужно было. Стены древнего города были неприступны - расположенные на горных склонах, они являли собой потрясающую смесь естественных и искусственно возведенных крепостных сооружений. Здесь, вне Илсэ, не было ни преступников, ни алчных вельмож. Здесь можно было не бояться за семью... Да и никто не ставил границ в исследованиях - что хочешь, то и делай. Свобода. Абсолютная и потрясающая воображение.
Когда падишах Ольханны пригласил Дориана в свой город, тот как-то холодно отнесся к самой этой мысли. Но сегодняшнее утро высветило весьма интересное предложение в ином свете. Алхимик просто осознал, что лучшего выхода у него просто нет.
Поэтому и отправил письмо с согласием, сообщив, что прибудет через несколько часов. Пока Дориан и сам не знал, что из всего этого получится, но... определенно, начало ему уже нравилось.
Как-то раз, когда они пили кофе с падишахом в саду его дворца, тот предложил алхимику роскошный дом, богатство и почет. Дориан тогда лишь отшутился, сказав, что его казна не тоще, чем закрома великого владыки. Посмеялись, но мысль о переезде все равно где-то в сердце поселилась.

0

3

>>> Дом Дориана и Хельги Гроуз

Малая часть? Девушка удивленно посмотрела на Дориана, потом чуть нахмурившись, перевела взгляд на окно. Чуть подумала. Усмехнулась и с улыбкой покачала головой. Он неисправим. Эта мысль, как обычно, сопровождалась теплым чувством.
Часа через два? Ну возможно за это время она все-таки определиться что выбрать. Хельга вдруг нахмурилась, вспоминая утренний разговор, потом заставила себе снова переключиться на одежду. Руки уже более уверенно расправляли ткани, выбирали, откладывали лучшие варианты. Ей нравились эти восточные одежды, ей вообще все восточное нравилось, хотя в этой стороне и приходилось вести себя в несколько раз осмотрительнее, старательно забывая на людях о своей бардовской природе. Но вот под крышей дома...
Хельга улыбнулась, когда рука коснулась расшитого лифа одного из нарядов. В свое время ее обучили и некоторым восточным премудростям, в том числе и танцам, которые они с подругами потом несколько переделали для простой публики. Но в изначальное варианте они были на самом деле удивительными.
Возможно это на самом деле был неплохой вариант "легкого шторма на море".
Все-таки отобрав несколько простых нарядов, Хельга, не дожидаясь конечного времени, с самым спокойным видом удалилась в ванную комнату, прихватив ссобой их вещей небольшую шкатулку.
Она вернулась в комнату минут через пятнадцать и остановилась на пороге. Из всего многообразия платьев она выбрала светлое платье с зеленой вышивкой, которое оставляло открытым только шею и кисти рук и полностью скрывало то, что было под ним. По рукам при движении скользили многочисленные браслеты. Рыжие волосы оставались распущенными.  В руках Хельга удерживала белый платок и шаль, которые следовала надеть уже перед выходом на улицу. Она не так уж сильно переменилась внешне, но уже в тех нескольких движениях - попросить волосы, перехватить шаль, сделать несколько шагов - чувствовалось уже что-то иное.
Хельга смотрела на Дориана в ожидании хоть какой-нибудь реакции.

0

4

Пока Хельга переодевалась, алхимик играл с сыном. Это были те редкие мгновения, когда он оставался с ним один на один, когда вокруг никто не мельтешил, когда можно было просто улыбнуться, что-то тихо прошептать, поговорить по душам. И плевать, что он еще не отвечает - Дориан верил, что Ричард его понимает. Ну хотя бы немножко.
Первый этап его плана почти был реализован. Хельга пока еще ничего не понимала - точнее, мучалась в догадках, гадала, но одной-единственной версии происходящего явно не придерживалась. Это и к лучшему. Значит, можно было и дальше ее удивлять... О, в том, что его возлюбленная очень удивиться, алхимик не сомневался ни на мгновение.
Время шло, думы печальные рассеивались - пожалуй, алхимик впервые в жизни просто сидел и мечтал, позволяя воображению унести себя далеко-далеко. Поэтому, когда Хельга вышла из ванной, он даже не сразу услышал - настолько был увлечен мечтами. Но Ричард маму сразу опознал, загулил, заулыбался, и Дориан, пусть с опозданием, но обернулся.
Застыл.
Красивая? Да нет, вряд ли. Это слово можно было применить к сотням тысяч женщин. А перед ним стояла особенная. Такая, какой у других нет и не будет уже никогда. Прекрасная? Воздушная? Эх, язык человеческий - говорят на тебе столько людей, поют на тебе, стихи слагают.. да только не умеешь ты выражать то, что глаза видят. Пытаешься как-то в форму видения облечь, но все время лишь жалкие подделки получаются.
- Ты ... как облако, что сошло с небес... - тихо прошептал он, глядя снизу вверх на Хельгу.
Поднявшись, алхимик подошел к девушке, склонился в поклоне перед ней, коснулся губами руки.
- Знаешь, там, куда мы летим, есть замечательные девушки. Они умеют оставаться незаметными, но при этом радовать слух дивными песнями и нежной музыкой. У них странные песни, но всегда душевные... Там вообще все проникнуто особым духом...
Улыбнувшись, алхимик отошел к окну. Отодвинул прозрачную занавесь, устремил свой взор к горизонту.

Из-за слов твоих, как соловьи,
Из-за слов твоих, как жемчуга,
Звери дикие - слова мои,
Шерсть на них, клыки у них, рога.

Я ведь безумным стал, красавица.

Ради щек твоих, ширазских роз,
Краску щек моих утратил я,
Ради золота твоих волос
Золото мое рассыпал я.

Нагим и голым стал, красавица.

Для того, чтоб посмотреть хоть раз,
Бирюза - твой взор или берилл,
Семь ночей не закрывал я глаз,
От дверей твоих не отходил.

С глазами полными крови стал, красавица.

Оттого, что дома ты всегда,
Я не выхожу из кабака,
Оттого, что честью ты горда,
Тянется к ножу моя рука.

Площадным негодяем стал, красавица.

Если солнце есть и вечен Бог,
То перешагнешь ты мой порог.

Алхимик вновь улыбнулся - но не смущенно, нет. Он знал, что стихи, только что прочитанные им, чудесны. Быть может резки для тех ушей, что привыкли к иной речи, но если понять, если принять их, то зажурчат они в сердце, как ручей горный.

Отредактировано Дориан Гроуз (Понедельник, 4 апреля, 2011г. 16:39:29)

0

5

Хельге нравилось смотреть как Дориан играет с их сыном. В этом было что-то домашнее и правильное. Сама Хельга была любима обоими родителями и знала, что отца ей никто не смог бы заменить, поэтому и радовалась каждому моменту когда Дориан и Ричард были "заодно". И еще было так странно. Вот маленький мальчик плоть от их плоти, дитя любви и нежности, несет в себе их кровь, одновременно связывая их вместе сильнее иных клятв. Какие проблемы? Какие недопонимая?  У них есть Ричард - и это важнее всего.
А вот Дориан и ее заметил. От выражения восхищения на его лице девушка смутилась - она всегда смущалась, когда он так смотрел на нее. Но и приятно было. Очень.
Она слушала его, слышала, но как-то смутно. Все больше смотрела и будто силилась запомнить вот это мгновение. Он у окна, сын играется в кроватке, а потом воздух наполняется звучанием стихов. Хельга не успела удивиться, как стала вслушиваться в странные слова, наполненные смыслом, как простой с виду кубок наполнен сладким вином.
Она подошла к нему почти неслышно. Но на последних словах в мгновение оказалась напротив него и обняла - обхватила, прижавшись всем телом. И сразу стало хорошо так, спокойно. Как тогда, когда она ничего не помнила и могла ориентироваться только на чувство. Безопасность. Тепло. Дом.
- Спасибо... - Она сделала паузу, а потом все-таки продолжила. - И прости, пожалуйста.

0

6

Дориан улыбнулся, обнял Хельгу, прижав ее к себе.
Какое-то время они так и стояли - молча, наблюдая за тем, как  проплывают под ногами земли и города, леса и поля. Это было волшебно, это было захватывающе. В такие моменты, пожалуй, начинаешь считать себя истинным владыкой мира: ты независим от людей и границ, твой дом - бескрайние просторы. Ты везде, в любом месте можешь быть королем. Говорят, что барды, свободолюбивые бродяги, тоже считают себя царями, но это было совсем не то.
У них не было дома, который передвигался бы вместе с  ними. Они зависели от обстоятельств - попал под дождь или изжарился на солнце, есть место в таверне для ночлега, хорошо ли готовит повар в трактире...
А Дориан везде был дома.
Отпустив девушку, он запечатлел поцелуй на ее макушке.
- Отдыхай. Скоро мы уже прилетим, и я хочу, чтобы ты сияла счастьем. Не могу видеть грусть в твоих глазах.
Покинув спальню, алхимик отправился в рабочий кабинет - ему как никогда хотелось немного побыть одному и все обдумать.

***

Не прошло и часа, как Гроуз вернулся. Выглядел он намного более спокойным и... удовлетворенным что ли. Беспокойства не было ни в выражении лица, ни в движениях тела. Абсолютная уверенность в себе, своей затее, ни капли волнения.
Он помог Хельге собрать Ричарда, но при этом покачал головой, когда та спросила, нужно ли с собой брать какие-то вещи.
- Нет, зачем? Если что-то понадобится, то незамедлительно окажется в твоем распоряжении.
Затем он помог уже самой Хельге накинуть на себя главные атрибуты восточных женщин, платки, что скрывали от любопытных глаз дивных красавиц.
Дирижабль уже заходил на посадку, и Хельга могла увидеть прекрасные очертания незнакомого города. Вокруг была пустыня, но она не выглядела мертвой. На каменистых склонах гор были созданы многочисленные террасы, на которых зеленели растения. Дома, словно высеченные из гор, жались друг другу, взбираясь вверх, к  богатому дворцу, что стоял на вершине.
Но воздушный корабль не спешил в гости к тому, кто жил выше всех. Он мягко и осторожно уходил на восток, как бы за город.
Впрочем, то была лишь иллюзия - ибо за городом открылись новые кварталы, чудесные постройки, будто игрушечные дома.
Вот, наконец, и приземление. Алхимик придержал Хельгу, ибо при всей ловкости капитана, мягкая посадка все же чувствовалась.
- Пойдем, - произнес мужчина, беря на руки ребенка.
То, что предстало перед взором Хельги, могло удивить кого угодно. Рай среди барханов, обилие зелени среди горячего воздуха. Журчал фонтан, густые тени величественных деревьев дарили прохладу.
Навстречу гостям вышла женщина, с ног до головы укутанная в богато расшитое покрывало.
- Это хазнедар-уста — главная экономка, если хочешь...
Эта немолодая и весьма опытная дама имела сотни личных слуг, помощников, рабынь и евнухов. Хазнедар вела хозяйство, следила за порядком и представляла регулярные доклады господину.
- Теперь отчитываться о хозяйстве она будет тебе... Вы чуть позже познакомитесь, обещаю. А пока давай немного прогуляемся...

Отредактировано Дориан Гроуз (Вторник, 5 апреля, 2011г. 11:00:01)

0

7

Хельгу все больше и больше мучило чувство любопытства. Дориан отпускал загадочные, но многообещающие  фразы, а ей только и оставалось, что строить предположения и ожидать наконец ответа на загадку.
Она скрыла нижнюю часть лица под белым платком, неумело пока еще закрепив его сзади, потом накинула на голову покрывало и скрепила его специальной брошью на плече, сразу почувствовав себя ни то восточной принцессой, ни то женой падишаха. Впрочем, настоящий вариант был лучше всех предположений.
Они уже приземлялись, когда Хельга с изумлением и странным чувством внутри осматривала, раскинувшиеся вокруг землю. Странные дома, которые чем-то были похожи на те, которые она видела в Ниириме, но в том же время были соверешенно иными.
Слова старой легенды, сами всплыли в памяти:
- Нашел в пустыне он источник влаги,
Припал к нему, вознес мольбу богам.
И город основал, на месте сада,
Что Бог ему  в подарок даровал...

Они приземлились и Дориан помог ей спустится на землю, сам удерживая на руках сына. И правильно, Хельга вряд ли бы могла сейчас удержать его. Воздух был по-восточному горячий, но прохлада от фонтана и тень от деревьев привносили образ волшебного места, на самом деле подаренного Богами людям.
Было и сладко и страшно. Хельге безумно нравилось все окружающее, вспоминались те старые манускрипты, что читал ей Али, пересказывая старые восточные сказки. Но и страшно было - так необычно, все по-новому и неясно, что вообще происходит. Впрочем оба чувства победило вечное лисье любопытство.
Женщина, которая оказалась здешней экономкой, не представляла собой чего-то уж совсем необычного, но тут же спровоцировала новые вопросы в голове Хельги. Поэтому предложению Дориана прогуляться, она обрадовалась.
Продолжая с интересном и старательно скрываемым изумлением оглядывать все вокруг, Хельга взяла Дориана под руку и рассеяно улыбнувшись Ричарду, все же спросила:
- Что это за место? Почему мы здесь и... - Все другие вопросы она обозначила выразительным движением руки, указующий на окружающее их великолепие, а потом адресовала Дориану требовательный, но явно смеющийся взгляд. Впрочем иного она сделать и не могла - не покрыты белой тканью оставались только глаза, чья выразительность, впрочем, ни раз воспевалась восточными поэтами.

0

8

Дориан перекинулся несколькими словами с женщиной, та закивала, что-то быстро произнесла в ответ. Только после этого алхимик вернулся к Хельге, увлекая ее за собой.
Неспешно, ибо само место не располагало к суете, он вел ее по чудным дорожкам, вымощенными белым и красным камнем. Дивные узоры складывались в целые картины. Он подвел ее к фонтану, брызги которого на солнце казались краше бриллиантов. Ричарду увиденное весьма понравилось - он стал тянуть ручки, желая поймать ускользающие капельки. Алхимик лишь улыбался.
- Поживем пока тут. В Илсэ сейчас неспокойно, - кратко ответил он, посчитав, что на этом объяснения вполне исчерпаны.
В самом деле - ее похитили, уволокли под землю.. Ну разве можно после этого спокойно жить в этом безумном городе, насквозь лживом и опасном? Разве там вырастет их сын настоящим героем? Чему научат его улицы и случайные компании?
Они прошли дальше, по тенистой аллее, мимо чудесных клумб и удивительно свежей зелени кустов. Все это время Дориан о чем-то думал, словно пытался отыскать нужные слова. Даже несколько раз начинал было что-то говорить, но каждый раз вместо признаний и откровений с его губ слетали совсем иные речи. То про цветы расскажет, то на садовнике взгляд остановит: чернокожий раб, одетый в белые панталоны и белую рубаху, тут же бросался на землю, отвешивая поклоны.
Они и сами не заметили, как подошли к главному входу. Ступени из светлого мрамора вели вверх, в спасительную прохладу стен. Придерживая супругу, алхимик помог ей подняться. Двое стражников поклонились, почтительно отворив двери, похожие на ворота - огромные, богато украшенные. За ними была новая сказка, и Дориан смело перешагнул через порог вместе с супругой.
Белый просторный холл, казалось, даже морозил. Столь разительным был контраст между яркими цветами улицы и сдержанной снежностью, что хотелось завернуться в теплый плед. Но алхимик, кажется, даже не удивился такому интерьеру. Ни дивная лепнина на стенах, ни отполированный до блеска мрамор под ногами, ни дивной красоты люстра, свисающая с потолка - его взор даже не задержался на них. Он проследовал дальше, в гостиную, которая утопала в цветах - в том числе и самых настоящих.
- Я отлучусь ненадолго - нужно кое-что посмотреть еще.
Оставив Ричарда на диване среди подушек, он нежно коснулся руки супруги и исчез в одной из комнат этого дворца.

***

Но Хельга в одиночестве осталась разве что на мгновение. К ней тут же подошли две женщины, также закутанные в светлые одеяния. Они предложили ей пройти в покои, отведенные для госпожи.
- Вам нужно привести себя в порядок после дороги... Освежиться, переодеться. Господин будет ждать вас за обедом.
В их движениях и речах было столько почтения, что казалось, что обращались они к самой богине.

0

9

- Здесь... красиво. - Только и сказала она, принимая объяснение. На самом деле, этот вариант был ничуть не хуже того, над которым думала она. Может быть даже лучше. По крайней мере здесь они смогут по-настоящему отдохнуть... хотя кто-то и жаловался на переизбыток спокойствия. Но ее муж всегда знает, что делает, и в этом вопросе ему тоже можно было довериться.
Сад удивлял и восхищал. Хельга тут же пожалела, что не взяла ссобой ничего, чтобы зарисовать такую красоту. Она рисовала не слишком хорошо, ее натура любила больше движения, чем созерцания, но тут было так красиво.
Дориан будто бы хотел о чем-то поговорить, но все-время начинал с отдаленных тем, а потом и вовсе смолкал. На этот раз Хельга не требовала ответа и не торопила мужа - возможно часть восточной мудрости, уже передалась ей вместе с здешним воздухом.
Почтение с которым здесь смотрели на них было необычно и неуютно, но все-таки приятно. Хельга понимала, что здесь такая культура и ничего не поделаешь, так что почему бы и на самом деле не расслабиться?
Шагнув под сень дома (скорее дворца) она тут же поежилась, но с улыбкой отметила, как хорошо ее белые одежды сочетаются с этими стенами. Женщина, что с нее взять? Дориан сопроводил ее в гостиную и тут же куда-то умчался, оставив жену с сыном осматривать новый дом. Здесь было... так много всего красивого. Хельга всегда любила красивые вещи и хоть все еще терялась в таком великолепии, но ей здесь явно нравилось. Несмотря на красоту и пышность здесь было удивительно уютно и свежо.
Интересно, он всегда принадлежал ему? Или за столь короткий срок кто-то из друзей согласился уступить свой дворец?
К ней подошли две женщины, видимо служанки, которые предложили ей последовать в  ее покои. Хельга кивнула, наклонилась, чтобы поднять с дивана сына и, прижав его к себе, как драгоценность, с которой невозможно расстаться, кивнула. Она была удивительно немногословна.
А что кажется именно это качество ценится в восточных женщинах?

0

10

Женщины помогли снять Хельги верхние покрывала, а потом исчезли, когда в комнату вошла та самая хазнедар. Здесь, в покоях госпожи, она позволила себе намного более вольный наряд. Она оказалась хоть и в возрасте, но все еще симпатичной. Аккуратный макияж, безукоризненная прическа и взгляд - внимательный, даже чересчур хозяйственный.
- Меня зовут Ирима, и я расскажу тебе, зачем ты здесь.
Женщина показала Хельге, куда положить ребенка, а после коснулась ее руки, словно желая, чтобы та прошла за ней. Туда, где в золоченой раме на стене висело огромное зеркало, отражающее без изъяна красоту дочери гор.
- Знаешь, что отличает меня от тебя? Не возраст и даже не статус. Я - истинная дочь востока, а ты - даже во всех этих нарядах - нет. Господин привез тебя сюда для того, чтобы ты научилась любить мужчину. Мужчину, а не себя в его глазах.
Она отошла на шаг назад, позволяя Хельге полюбоваться своим отражением.
- Тебе кажется, что ты все знаешь и все умеешь. Но тебе придется учиться и учиться - быть грациозной и нежной, правильно двигаться и танцевать, заботиться о господине, предугадывать его желания. Готова ли ты? Он дал тебе выбор, он готов принять любой твой ответ.
Женщина пристально наблюдала за Хельгой - за каждым ее движением, за метаниями душевными. Казалось, она читала ее как книгу - и это было правдой. Ирима была мудрой, очень мудрой.
- Ты можешь отказаться, и никто не станет тебя осуждать. Кроме тебя самой. Господин дал тебе все - и если ты не ценишь роскошь и богатство, то подумай о счастье... Быть любимой, быть желанной, быть матерью, наконец. Однажды ты сказала страшные слова, недостойные женщины. Ты призналась Господину в том, что тебе нет до него дела, что ты лишь пользуешься его любовью. Быть с ним или без него - для тебя все равно.
Ирима печально взглянула на Хельгу, будто боль Дориана в тот момент, когда Хельга произнесла эти слова в ванной, передалась и ей.

0

11

Войдя в комнату, Хельга сняла покрывало, оставив впрочем платок, который прикрывал волосы. Как бы из желание чувствовать себя более защищенной. Ирима, экономка, помогла Хельга уложить Ричарда. Мальчик устал от такого насыщенно дня, поэтому позволил себя переодеть и уложить. Хельга коснулась кончиками пальцев его щеки, ласково улыбаясь.
Руки коснулась Ирима и девушка послушно последовала за ней. К зеркалу. Почти сразу же она услышала еле заметиную музыку. Возможно где-то в комнатах дворца играли музыканты, возможно это ветер забавлялся с колокольчиками, возможно это пело что-то внутри женщины, помогая ей услышать то, что говорила мудрая Ирима и услышать саму себя.
Ее слова удивляли и должны были привести в смятение, но этого почему-то не происходило. Наоборот разум Хельги был кристально чист и спокойно воспринимал сказанные слова, осмысливая их.
А кем тогда стану я? Я, ту которую он полюбил? Ведь стоит принять решение и я стану совершенно другой, послушной, любящей, нежной, умеющей угодить и услужить... Но буду ли это я?... Я помню этих женщин... Неужели ему на самом деле нужна такая жена?... Забавно. Как неправильно можно понять слова, сказанные в страхе и обиде. - Мысли текли спокойно, будто пойманные в рамки спокойной, но глубокой музыки, которую она слышала. Она могла сказать многое. Много объяснить и возразить. Попытаться рассказать и извинится. Загрустить, посмеяться, расплакаться, разозлится. Но стало вдруг понятно, что все это ненужно. Не имеет смысла. То что имело смысл, уже произошло и само по себе было ответом.
Хельга смотрела в зеркало. Именно "в", а не "на". Не на свое отражение, а куда-то чуть глубже, в странные голубо-зеленые глаза, в которых будто застыло отражение гор в прозрачном зеркале озера, в которое маленькая девочка взглянула в день, когда стала девушкой.
- Знаешь, что отличает меня от тебя? - Эхом откликнулась она, когда пауза продлилась больше минуты. - Женщины моего народа рождаются свободными и никто не смеет у них их свободу забрать. - Она подняла руки и сняла с головы белый платок, отчего рыжие, дерзкие, непокорные локоны рассыпались по плечам. Только глаза оставались спокойными, да в уголках губ пряталась улыбка, будто Хельга сейчас что-то вдруг поняла и осознала.
- Я не знаю, откуда все сказанное известно тебе, но это и не важно. Ты сказала очень много правильных вещей и вещей ошибочных. Я благодарна тебе. Твои речи помогли мне. Я дам ответ. Но пусть спросит он. - Она улыбнулась и кивнула, одним этим жестом и взглядом прося Ириму позвать сюда Дориана.

Отредактировано Хельга (Вторник, 5 апреля, 2011г. 19:14:11)

0

12

Ирима ничего не ответила. Но по ее лицу ясно читалось, что она не одобряет таких резких слов и таких действий. Опять эта гордячка думала только о себе, о своих чувствах и о своем удовлетворении. Лишь на выходе, в дверях, она застыла на мгновение, чтобы бросить напоследок странные слова:
- Посмотрим, принесет ли тебе счастье твоя свобода, девочка.
Стоило экономке выйти, как вернулись две девицы. Оказывается, они успели приготовить для госпожи ванну с лепестками роз и теперь ожидали одного ее слова, чтобы помочь раздеться и омыться. Потом они собирались натереть ее кожу маслами. Но, зная что госпожа выросла в иной культуре, смиренно ждали, словно боялись того, что она сейчас их выгонит.

0

13

Хельга обернулась, провожая взглядом Ириму. Поджала губы на обидных словах, но потом перевела взгляд на спящего в кроватке Ричарда и улыбнулась. Она на самом деле хотела поговорить с Дорианом. Сама. Без посредников. И ей было мало дело, что о ней думала эта мудрая восточная женщина. Потому что она знала, что та ошибалась.
- Никто не смеет у них их свободу забрать. - Повторила она, не отрывая взгляда от сына. Но с улыбкой добавила вторую часть поговорки. - Пока они сами не отдадут ее. Вместе с сердцем.
Правильно говорят люди, что не выслушав все, не поймешь и половины. Свободолюбивый и гордый бард обрела счастье с еще более гордым алхимиком, отдала ему все, что могла, подарила ему сына. Такое не делается, если нет дела, и если хочется только пользоваться чужой любовью. В пылу обиды или страха можно наговорить много слов, обидных и жалящих обе стороны, но истина от этого не пострадает.
Поэтому она не сомневалась, что ее свобода принесет ей счастье. Потому что она в надежных руках.
Она не сможет стать истинной восточной женщиной - покорной и всегда угождающей супругу, но ей этого и не нужно. Она сама хотела делать Дориану приятное, дарить ему радость и удовольствие, делить с ним свою жизнь. И разве не делала она это раньше? Без чужих уроков?
Возможно - это была ошибка. Но вот так сразу предлагать ей "научить всем тайнам супружеской жизни"... Она собственно и не против узнать что-то новое, благо и смелости и фантазии хватает, но предлагать ей это в форме, что "ты ничего не знаешь, ведешь себя глупо и вообще недостойна такого мужчины" - можно ли было ждать, что она согласится? Потом, когда все уляжется, Хельга с удовольствием поговорит на эту тему, стремясь порадовать мужа, но только не сейчас.
Двум вошедшим девицам она смущенно, но благожелательно улыбнулась, стягивая с плеч ненужный теперь платок и оставшись в платье. Она только попросила приглядеть за Ричардом.
Ванна - это прекрасно. Масло - еще лучше. А еще лучше все-таки поговорить с супругом. И не только поговорить.

Отредактировано Хельга (Среда, 6 апреля, 2011г. 11:25:30)

0

14

Пока женщины разговаривали о своем, о вечном. алхимик успел тоже не мало. Но самое главное - он встретил гостя. Главный человек в этом городе, его владыка и бог, прибыл едва только услышал весть о приземлении дирижабля. радостный и счастливый, он с порога полез обниматься. Алхимик, впрочем, был не против.
- С женой познакомишь? - осведомился падишах, снимая с головы традиционный головной убор.
Обычный платок, сложенный пополам, да укрепленный на голове жгутом. Здесь его называли ихрам. То, что гость снял головной убор, свидетельствовало о неофициальном характере визита, особом расположении... Да и вообще, здесь, в этом доме, падишах хотел уйти от той восточности, к которой иные стремились. Даже вопрос о жене говорил о том, что стиль общения под сводами этого дома все-таки будет преобладать альтанарский, светский.
Впрочем, служанок это не касалось - Ирима, появившаяся перед взорами мужчин, вновь облачена была в соответствии со всеми строгими правилами. Дориан предложил друг пока располагаться, а сам подошел к хазнедар.
- Госпожа желает увидеть вас.
- Боюсь, что это невозможно. Передай ей, что у нас гости. Если не занята, то пусть выйдет.
Ирими поклонилась и поспешила передать пожелание господина Хельге.
Извинившись за то, что оставил гостя в одиночестве, Дориан присел рядом с ним на подушки. Наверное, получилось у него это не очень изящно, потому что падишах захихикал, как мальчишка.
- Да ладно тебе, привыкну еще. Буду не хуже тебя.
- Хуже, друг мой, хуже. Я всю жизнь учусь, не обгонишь.
Незримая Ирима позаботилась обо всем - вскоре зазвучала музыка, полуодетые рабыни начали приносить всевозможные блюда и напитки. Их лица были скрыты наполовину тонкой вуалью, полупрозрачной, но создающей особое сказочное очарование. падишах, впрочем, как и сам Дориан, хоть и смотрели на них, да на танцы, все же особого внимания не заостряли. Скорее уж все это воспринималось как должное, что было вдвойне удивительно - когда алхимик успел так проникнуться духом Востока, что перестал заглядываться на сочные прелести местных красавиц?
- Тебе придется завести гарем, - вновь усмехнулся гость, отрывая несколько ягод от горсти винограда.
- Заведу, - пожал плечами алхимик.
- Иначе не поймут тебя тут. Сам же понимаешь...
Дориану было, с одной стороны, плевать на мнение местной "элиты", но с другой стороны, все ж не хотелось сразу выглядеть белой вороной, вызывающей неприязнь и осуждение. В чужой монастырь со своим уставом не лезут.
- А я вот несчастен... две из моих жен друг друга ненавидят, представляешь? Все строят козни. Выпороть бы обоих, да только толку не будет. Все равно не успокоятся. Хочешь, подарю тебе одну из них?
Алхимик удивленно взглянул на друга, но тот, не сдержавшись, расхохотался.
- Шутник. Нет уж, сам со своими разбирайся. Мне с одной забот хватает...
- Ой, скажешь тоже... какие там заботы? наряды и украшения подарил, пару раз приласкал - и как шелковая будет.
- Не думаю...
- Ну тогда не дари ничего, не ласкай... делов-то!
- Ты лучше о другом расскажи... как там строительство? Когда закончите?
- В срок, друг мой, в срок. Уверяю.
Дальнейшая беседа шла неспешно, касалась лишь науки и новых исследований.

+1

15

Все-таки ванна - как раз то, что нужно после дороги и эмоциональных всплесков. Можно расслабиться, отдохнуть, понять, что на самом деле все неважно, а самое важное все равно никто не отменит и да будет так. Служанки помогли Хельге привести себя в порядок, и вели себя с ней весьма почтительно, хотя Хельга после пары минут стала звать их "девочками" и общаться вполне дружественным тоном. Девушки хоть и не решались на "разговор на равных", но на ее вопросы все же отвечали. А это было именно то, что было Хельге нужно - простое общение, без того, чтобы думать, что ты сказала, как это расценили и вообще стоило ли это говорить. Выяснив несколько интересующих ее моментов, Хельга позволила натереть свою кожу маслами и привести в порядок ее вечно находящиеся в беспорядке волосы. Ее окутал очень приятный аромат - что-то цветочное и очень легкое - приятное, но не навязчивое. После ей были предложена на выбор несколько нарядов. Девушка быстро сделала свой выбор, а потом попросила оказать служанкам ей небольшую услугу.
Когда она вернулась в комнату, то на ней было длинное белое платье восточного кроя, а по рукам при движении скользили многочисленные браслеты, звенели монисты. Ей нравится белый цвет - цвет невинности, красоты и спокойствия. Ну и ее рыжие волосы на его фоне смотрелись очень эффектно.
Вернулась Ирима и сообщила, что у господина сейчас гости, но госпоже разрешено присоединиться, если она пожелает. 
Гости? Интересно - кто? Хельга уже собиралась направится к Дориану, как вспомнила о восточных приличиях. Все-таки она не хотела нарушать заведенных правил и чем-то оскорбить гостей или опозорить Дориана. Вдруг он ведет деловые переговоры и ее поведение будет расценено отрицательно, будто он не может научить правилам собственную жену.
Попросив помощи у служанок, она спрятала волосы под бело-золотой платок, который красиво спускался на плечи. Волосы для нее всегда были гордостью и прятать их все время не хотелось, но правила есть правила. Лицо в прочем она прикрывать не стала - насколько она помнила, под крышей дома этого можно было и не делать.
Проверив Ричарда и убедившись, что он мирно спит, Хельга попросила одну из служанок проводить ее к господину.
Перед самым входом в комнату мимо нее проскользнула полураздетая служанка с подносом. Бард даже остановилась, чтобы разглядеть девушку получше. Усмехнулась чему-то, покачала головой, а потом все-таки вошла в комнату, остановившись на пороге. Быстро оглядела помещение, уже не обращая столь явное внимание на рабынь. Здесь звучала музыка, на столе были расставлены кушанья и была очень спокойная и теплая обстановка, но  стоило все же поинтересоваться не помешает ли она разговору.
- Я вам не помешаю?

+1

16

Мужчины вскочили почти одновременно. Дориан протянул руку, помогая Хельге разместиться за самым почетным местом - во главе стола. Его друг немного смущенно, но все же дружелюбно улыбался.
- Конечно, нет, что за вопросы?
Алхимику безумно понравилось то, как выглядела Хельга. Ей определенно к лицу были наряды Олханы, куда краше в них она была, чем в любых иных платьях. Видимо, эту точку зрения разделял и гость, который только спустя некоторое время смог хоть что-то выговорить. Его комплимент был замысловатым по форме, но простым по содержанию - красивая женщина в красивом месте.
- Мы тут о гареме говорили, - ухмыльнулся алхимик. - Как думаешь, сколько еще мне нужно завести жен?
Его взгляд, направленный на Хельгу, был наполнен весельем.
- Ах да, совсем старый стал. Асад-ад-Дин, правитель Олханы. Хельга, моя жена.
Когда со знакомством и приветствиями было покончено, алхимик первым предложил таки преступить к трапезе, сознавшись, что с утра еще ничего не ел. Как-то завтрак мимо прошел. Гость инициативу поддержал, между делом заметив, что у Дориана весьма красивая жена и, если уж быть откровенным, он сам бы не отказался от такой красоты в своем гареме. Смех, последовавший за этим, ясно показал, что оба мужчины просто шутят, что они вполне вольно себя чувствуют и в компании друг друга, и в окружении такой замечательной женщины.
- Хельга, право, вам не обязательно было одевать эти наряды. Я вполне светский человек, и даже не прочь поглазеть на альтанарскую моду. Я понимаю, не многим по душе восточные одеяния...
- Ей нравится, поверь, - усмехнулся алхимик, взглянув в глаза супруги, словно желая увидеть в них подтверждение своих слов.
Асад поведал Хельге о том, что отдал алхимику свою резиденцию.
- Только-только строительство закончили, я успел ее только оценить - и пришлось отдавать, - с напускной скорбью в голосе произнес мужчина. - Ах, от сердца просто оторвал!
- Просто признайся в том, что она тебе не подошла бы...
- Ну дело ж не в этом! - со смехом запротестовал Асад.
- А в чем же? - спросил Дориан, оборачиваясь к Хельге. - Горе-строители не учли размер "двора" нашего гостя. Оказалось, что всем служанкам, женам, евнухам и прочим-прочим места не хватит. Вот и пришлось мне выкупать всю эту красоту. Чтобы не разорить Асада.
Тот, конечно, тут же возмущаться начал, мол его казны хватит на сто таких дворцов... Но кто ему поверил бы?
- Я тебе даже Ириму уступил, а ты... Неблагодарный! - рассмеялся Асад, вновь ощипывая виноград. - Между прочим, таких ка кона поискать еще нужно! У нее каждое зернышко в строгом учете! Ничего не упустит!

0

17

Хельга разместилась во главе стола, с интересом разглядывая как и сам стол, так и гостя. То что она поступила правильно, выбрав восточный наряд, стало понятно сразу хотя бы по одного взгляду Дориана. Впрочем и благодарность комплименту гостя она проявила, чуть смущенно улыбнувшись и на мгновение прикрыв глаза. Чтобы уже в следующий момент кинуть смеющийся взгляд на мужа.
- Ну... как минимум десяток, чтобы я не могла ревновать к какой-то конкретной. - Преувеличенно серьезно ответила она, не сумев, впрочем, скрыть улыбку.
Правитель Олханы? Ну теперь зато ясно, где они находятся, а вот что правитель почтил своим присутствием альтанарского алхимика, да еще и не выдержав полагающееся время... это было бы удивительно, если бы этим алхимиков был не Дориан. Связям своего мужа Хельга хоть и продолжала удивляться, но явное изумление научилась все же не проявлять.
Хельга потянулась за виноградом - ну питала она любовь к этому редкому в ее краях фрукту, а сама слушала разговор мужчин. Они явно были друзьями, если не близкими, то просто хорошими, прощавшими друг другу подначки и безобидные насмешки. Самой девушке было безумно любопытно, какой из себя правитель Олханы и что его связывает с Дорианом, но лезть с вопросами не спешила. Пока только прислушивалась, присматривалась, "принюхивалась", оценивая обстановку, ситуацию и свое нынешнее положение.
- Мне правда нравится восточная мода. - Подтвердила она, поправляя сползший рукав, обнаживший запястье и звенящие браслеты и бросая лукавый взгляд на супруга. - Да и я все-таки привыкла проявлять уважение к культуре, в которой нахожусь. Грех не стать на время дочерью города, которым управляет столь достойный правитель.  - Улыбка в ее голосе сводила на нет официальность фразы.
- А это ваш дворец? Тогда я скорее похвалю этих "горе-строителей", мне еще не доводилось видеть ничего подобного. - Она снова обвела взглядом комнату, в который раз убеждаясь, что ей здесь нравится. - Не знаю, хватило бы здесь место вашему двору, но лично я очень благодарна Дориану, что он меня сюда привез.
В разговор об Ириме она тактично влезать не стала, отдавая большее внимание винограду и долькам яблок, которые лежали на блюде.
А вообще говорить сейчас было на удивление легко. Возможно потому что она говорила то, что думала, возможно, потому что ей на самом деле здесь нравилось, а возможно просто потому что она чувствовала себя в безопасности рядом с этими людьми.

0

18

Несмотря на то, что гости баловались фруктами, на столе было много и иных, более сытных желудку кушаний. Например, "сальта" - тушенное мясо птицы с чечевицей, бобами, горохом, кориандром и специями (подается с рисом), "арада" - мясной фарш с перцем и специями, используемый также как начинка для пирогов, мясной суп "мараг", тушенное со специями мясо ягненка "ханид" и "кабса" - рис с ягнятиной. При этом соусов, стоящих в отдельных соусницах было немного. Все дело в том, что в Олхане предпочитали иной способ приправления мяса или гарнира - каждый гость по своему желанию сыпал в соусную основу специи и травы, слегка помешивал специальной палочкой из дерева, а потом поливал свое блюдо. Соусная основа могла быть масляной или на основе уксуса. Второй вариант был особо любим местными жителями - уксус сразу раскрывал вкус и аромат трав и специй.
Для того, чтобы пища лучше усваивалась, тут же стояли ароматные чашки  чая с мятой и другими травами, а для мужчины принесли отвар из кофейной шелухи со специями "гышр". Зато после трапезы, когда принято отдыхать, раскинувшись на полушках, олханцы пьют особый крепкий кофе с имбирём, кориандром и другими специями.
Впрочем, кухня-кухней, но разговоры за столом в Олхане тоже были важны.
Гость говорил много и охотно. Он шутил, искренне возмущался на очередную подколку алхимика, но при этом сам не упускал шанса что-то подобное в его сторону бросить. Как оказалось, познакомились Гроуз и Асад давным-давно - тогда молодой еще алхимик приезжал в Олхану за редкими ингредиентами. Конечно, дружба моментально не возникла. Прошли годы, прежде чем эти два человека вновь встретились на почве общих интересов. Правитель Олханы вдруг захотел познать тайную науку и... обратился в гильдию альтанарскую, а как же иначе? Ответ ему написал лично Дориан, затем нанес визит.. и пошло поехало. Алхимику нравилось положение Олханы - вдалеке от Альтанара, что позволяло ставить любые эксперименты в обход законов королевства. Ну а имея в кармане поддержку правителя Олханы можно было вообще за любые опыты браться. Однажды один из таких опытов разнес половину построек в дворцовом комплексе - тогда-то Асад и решил строить новую обитель, ибо оказалось, что починить старую было хм.. затратно весьма. Правда, как уже было известно Хельге, в итоге дворец новый отошел Гроузу.
- Он просто подарил мне двух кованых, которые быстро разобрали завалы, - усмехнулся Асад, а Дориан лишь улыбнулся - уж он-то точно знал, какие объемы работ пришлось выполнить двум механизмам.
- Одолжил, о мой жадный друг, - поправил правителя Гроуз.
- Подарил! - настаивал олханец. - Ты разнес фрески, которые были на стенах со времен еще моего пра-пра-прадеда! А мозаики? А мрамор на полу? Кстати, Хельга, а вы уже успели посмотреть город? Если нет, то позвольте мне предложить свою кандидатуру в качестве гида! Поверьте - никто не знает город лучше меня!
- Угу, особенного его пышные и нарядные улицы, по котором великого падишаха проносят в носилках с балдахином... - Дориан не смог удержаться от очередной подколки. - Сквозь бархатные занавеси наш друг успевает разглядеть разве что округлости той дамы, что имела счастье сопровождать великого правителя.
Судя по всему, от идеи Асада Дориан был не в восторге - во всяком случае, отпускать Хельгу за пределы дворца он не собирался.

0

19

Чего только нового не узнаешь о собственном муже от его друзей. Ну то что эксперименты Дориана заводили его в разные места, да и сами не всегда бывали безопасными - Хельга знала, но слушать такие истории о нем ей нравилось. Было в этом что-то интересное.
Хельга отправила в рот еще одну дольку яблока - она не слишком хотела есть, да и фрукты - то что можно было брать прямо руками и не бояться испачкать платье - женская логика, но хоть какая-то логика.
- Я с удовольствием посмотрю город, но не сегодня, - вежливо сказала она. - Я хотела бы немного освоиться здесь, да и отдохнуть - последние дни выдались тяжелыми.
Она чуть прикрыла глаза не давай рассмотреть в них отблески этих тяжелых дней. Они говорили о кованных, а все-таки и суток не минуло с того похищения, связанного с ними, а Хельга хоть и была сильной, но все же оставалась человеком. Она продолжала улыбаться и кивать на слова падишаха, но когда вошедшая служанка подошла к ней и тихо сказала, что Ричард беспокоиться, девушка с внутренней радостью, но внешним спокойствием кивнула.
- Простите, Асад-ад-Дин, но я вынуждена вас покинуть. Мой сын еще не привык долго оставаться без матери.
Она извиняющие улыбнулась Дориану и поднялась, покидая комнату.
Служанка отвела ее обратно в покои - в таком большом дворце сама дорогу Хельга могла и не найти, хотя коридоры постаралась запомнить. В комнате все было также, только возле Ричарда сидела одну из служанок и что-то напевала, желая успокоить беспокоящегося мальчика. Увидев хозяйку, она отошла, а Хельга торопливо сняла платок, подошла к кроватке и взяла сына на руки. Тот прижался к маме и что-то залопотал.
- Ну, тише, тише...
Видимо мальчик еще не привык к новой обстановке и все ему здесь казалось чужим и неизвестным. Хотя может дело и более приземленное. Ну да, разумеется.
Хельга вздохнула нащупав мокрые пеленки. Обратилась за помощью к служанке и в в четыре руки они быстро поменяли на Ричарде одежду. Мальчишка немного успокоился и сразу устроился у мамы на руках. Она уже знала, что все это время он игрался, так что, наверное, устал, а засыпать мальчик привык рядом с родными людьми. Оно и понятно.
Хельга присела на край кровати и начала укачивать Ричарда. В какой-то момент прикрыла глаза и запела. Не так как делала это обычно. Она пела на здешнем языке, медленными и певучими переливами звуков, то повышая то понижая голос. Этой песни ее научили когда-то давно и вот сейчас ее спокойная мелодия вспомнилась как само собой разумеющиеся. В такой обстановке простые колыбельные как-то бы не звучали.

+1

20

Беседа длилась еще около получаса. Мужчины, в отличие от Хельги, отдали должное стараниям поваров - отведали почти все без исключения блюда. Здесь, в Олхане, была еще и традиция такая - попробовать хотя бы по кусочку, но с каждого блюда, которое тебе поднесли в качестве угощения. Тепло распрощавшись, друзья расстались. Но Дориан, вопреки всем разумным ожиданиям, не направился тут же к жене и сыну.
Вместо этого он прошел совсем в другое крыло роскошного дворца, где роскошь интерьеров нисколько не уступала остальным помещениям. Правда, была она тут несколько иной - не вычурной, резко в глаза бросающейся, а скрытой. Дорогое дерево, позолота в отделке, стекло в мозаике, которое стоило баснословных денег - все это было столь искусно спрятано вокруг, что не возникало ощущения тяжести. А оно, как известно, обязательно набежит на всякого, кто не привык жить в слишком роскошных интерьерах.
Дориан почти на ходу скидывал одежды, так что к тому моменту, когда перед взором его предстал округлый бассейн с чистой и прохладной водой, алхимик был обнажен. Спустившись аккуратно по лестнице, смакуя каждый миг, Дориан позволил воде обнять утомившееся тело, нежно лаская его и снимая усталость. По поверхности воды плавали, словно маленькие кораблики, лепестки цветов. Алхимик лишь улыбнулся - тяга местных жителей к прекрасному была невероятная и всепроникающая.
Несколько минут алхимик просто отдыхал, прикрыв глаза и полностью в мысли свои погрузившись. А потом ощутил нежные прикосновения к своей коже. И, знаете ли, ему это понравилось. Девичьи руки ловко намыливали его кожу и волосы, ополаскивали их ароматной водой. И все это без лишних слов, без суеты и раздражающей возни. Их учили этому едва ли не всю их сознательную жизнь - уметь угождать мужчине всегда, везде, вне зависимости от того, каким делом ты сейчас занята.
- Сообщите госпоже, что я хочу ее видеть в своей спальне через десять, нет.. пятнадцать минут.
Пожалуй, вот он - рай. Тихий, спокойный.
Закончив с омовением, алхимик вышел из воды. И тут же девичьи руки промокнули освеженное тело мягкими полотенцами, а затем накинули на него халат. Смиренно ожидая воли господина трое купальщиц замерли у стены в низком поклоне. Улыбкой отпустил их мужчина - хоть те и осмеливались, возможно, в тайне надеяться на что-то большее, но все надежды их были тщетны. Дориан любил уют - и к окружавшим его рабыням относился точно также, как и к удобному креслу или мягким подушкам. Ему нравилось, что все это есть, но страстью пылать к предмету интерьера - это, как минимум, неразумно и глупо.
В спальне, буквально рухнув поперек кровати и закинув руки за голову, он принялся рассматривать узоры на потолке расписном, невольно гадая, придет ли Хельга... Пожалуй, так он не волновался даже в ту ночь, когда после свадебной церемонии ожидал ее в постели. Впрочем, не было ли все происходящее сегодня их вторым медовым месяцем?

0


Вы здесь » FRPG Энирин » Пустыни » Олхана


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC