FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Прошлое » Джейк Вархайт и проза жизни


Джейк Вархайт и проза жизни

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Акт 1. Ад - путь крови

Если вкратце, то чтиво можно охарактеризовать как типичное "многобукаф" о том, как Джейк оказывается в Междумирье после разрушения Гильдии Воинов и переживает, казалось бы, обычную физическую смерть. Понятное дело, что потом оживает, раз история имеет продолжение. В итоге это приводит к началу долгого, кровавого и пафосного печального пути. Но самое главное (что практически нигде не указывается, но необходимо учитывать) - описанное в постах с 1 по 4 является прежде всего воспоминаниями Джейка о том, что тогда произошло, а не чётким изложением произошедшего.
Что тут скажешь? Написано уже достаточно давно и с немалыми огрехами с точки зрения интересности изложения (а может и грамотности, со стилистикой в придачу). Но раз история имеет место быть, то совсем удалять ее крайне жестоко по отношению хотя бы к самому себе. Старался же ведь когда-то.
А кто таки захочет прочитать, то без проблем, но я предупреждал. Только без претензий к автору, он тогда был еще маленький и неумелый. 

Свернутый текст

- Конец...

- Более не будет ничего...

- Лишь забвение...

- Холод...

- Смерть...

Тихим шёпотом в глухом пространстве отзывался внутренний голос, почти затихший, как и само сознание, как и жизнь, как и последние крупицы тепла. Шея более не могла держать голову и та склонилась под собственной тяжестью вперёд. Грудь... пронзённая... и этот огромный коготь, что торчит из неё, залитый кровью, кровью того, кто сейчас предоставлен тому, что с ним сделают другие. Судьбе, что нанесла такой подлый смертельный удар. Он видел крушение и уничтожение. Но Шери... милая Шери была жива, она наверняка спаслась, она должна была!.. Да... конечно же спаслась и будет жить. Наверное это будет больно, но всё пройдёт... всё пройдёт... Останется лишь грустное, но быть может светлое тёплое воспоминание... о нём.
Взор расплывался. Сперва перед ним были какие-то бесформенные сочетания цветов, затем неожиданно мелькнуло изобилие красного, запах палёного. Потом ощутил, что в теле появилась пустота и холод. Видимо коготь вынули, оставив открытую рану. Удар. Слабым вдохом втянул в ноздри пыль. Стало быть, лежит на земле. Вновь удар. Немеющее тело могло воспринимать всё лишь интуитивно. Лежит спиной на земле. Что это? Перевернули? Зачем? Перед слегка прочистившимся взором предстало небо. Тёмное пустое небо, обволакиваемое мутной пеленой. Голова склонилась набок. Он увидел край какого-то узора на земле, в центре которого он, по всей видимости, лежал. Что это? Его хотят принести в жертву? Да что же тут такое творится?.. Над головой нависла клыкастая пасть. Тот самый, что приволок сюда и оставил. Да, именно оставил. Его вонь постепенно растворилась в густом спёртом воздухе этого места, посему уход демона можно было ощутить даже не имея на то особого чутья и даже на грани смерти.
Далее были красочные видения, походившие на кошмары. Горы трупов, стонущих о пощаде, умоляющих о смерти. Гнилые тела извивающийся в агонии, пустые глазницы с гнойными подтёками вместо глаз, стоны и крики, то звучащие беспорядочно, то в унисон, образуя настолько жуткую симфонию, что дикий животный ужас пробирал до самых отдалённых недр души. Они ползут к тебе сплошным гнилым месивом, требуют твоей плоти, хватают тебя за руки и за ноги, впиваясь беззубыми челюстями в твою кожу, пытаясь залезть пальцами с остатками кривых ногтей тебе в рот, нос и глаза, разрывая тебя медленно на части, вырывая твои органы прямо у тебя на глазах и медленно пожирая их и тут же выблёвывая и... и...
Истошный вопль вырвался из глотки. Джейк вскочил на ноги, дико озираясь по сторонам и тут же щупая своё тело в попытках оторвать от себя мерзкие гнилые руки и рожи. Но ничего этого не было, лишь мерзкое ощущение, что всё это было взаправду, а не дурным сном. Когда начал приходить в себя, резко ощутил укол в груди. Ноги подогнулись от слабости. Он начал падать, но тут его подхватили и оттащили к тому месту, где лежал. Вархайт присел на своём ложе. Оно было каменным, как и всё здесь. Дампир находился в пещере. Он взглянул на того, кто его поддержал. Это была девушка. Не низкого росту, хоть и уступала Вархайту, у неё были очень длинные вьющиеся яркие рыжие волосы, милое лицо и весьма бледная кожа. Больше ничего увидеть было невозможно, так как на ней было тёмное одеяние, похожее на плащ, что закрывало всё тело. Джейк осмотрел себя. Воин оказался голым по пояс, тело было обмотано бинтами.
- Ты исцелила меня и привела сюда? - хрипло спросил Вархайт, поднимая взгляд к незнакомке.
- Исцелила? Хе-хе... нет, скорее восстановила - со смешком ответила она невероятно чистым ласковым голосом, после чего с улыбкой взглянула на него, чуть наклонив голову набок - Поразительно, что ты выжил. Потерял столько крови... наверное у тебя очень сильная душа.
- Я думал, что умер... - с болезненным выдохом сказал Джейк, нахмурено посмотрев вниз и приложив ладонь к груди.
- Нет, если бы ты так считал, то был бы уже мёртв. Но ты до последнего держался и верил. Только это спасло тебя.
- Где я?
- В мире, который... был... когда-то... когда-то был миром... - неопределённо ответила она, потупив взор.
- Не понимаю... кто ты?
- Не слишком ли много вопросов? - с лёгкой улыбкой сказала девушка, но затем произнесла уже более серьёзно - ты ещё ослаблен, но рана быстро затягивается. Надо уходить, он ждал, когда ты будешь готов, чтобы закончить.
- Он...
- Тише... ты всё поймёшь, надо только...
Снаружи раздался рёв, прервавший её речь. Неожиданно свод пещеры обрушился и в пещеру вместе с обломками рухнул демон. Джейк узнал того, который приволок его из Энирина. Демон схватил девушку, успевшую лишь приглушённо вскрикнуть и уволок наружу. Дампир рванулся следом, но сил не хватило, и он упал. Но тут же его подхватил ещё один демон - почти точная копия предыдущего, он лишь выделялся цветом. Снаружи их ждало более двух десятков подобных созданий, почти ничем не отличавшихся друг от друга. А в центре был один, выделявшийся размерами. Присмотревшись, Вархайт понял - тот самый, уж теперь точно не спутает. Он ранил дампира и притащил сюда.
К демону приволокли рыжую девушку и отошли на дистанцию, на которой уважительно держались от него остальные. Она была среди них подобно маленькому красному цветку, окружённому жуткими сорняками. Девушка стояла перед ним, с испугом глядя снизу вверх, когда он склонился к ней своей мерзкой физиономией. Пару секунд колеблясь и подрагивая, она неожиданно выпрямилась и смело посмотрела прямо на него. В ответ демон резко рыкнул, замахнулся и пронзил её грудь своей когтем-лапой, как он ранее поступил с Джейком и поднял над землёй. Из её груди вырвался хрип и кашель, кровь быстро окрасила в красный цвет грязно белый коготь и её светлую кожу.
Вархайт смотрел на это ужасное зрелище не в силах шевельнуться, лишь дрожа и судорожно выдыхая и не отрывая ошалевшего взора от происходящего. А девушка лишь с усилием повернула голову, взглянула на воина и слабо, но очень светло улыбнувшись, произнесла из последних сил:
- Джейк... держись...
Вновь резко рыкнув, демон взмахнул свободной лапой и мощным ударом снёс ей голову, после чего отшвырнул тело, исходящее брызгами крови. Не в силах вскрикнуть, дампир лишь простонал со всей болью, что раздирала его от происходящего. Голова и туловище девушки вдруг засветились светло-голубым и распались на пыльцу, вскоре растворившуюся в воздухе. Демон подошёл к лежащему Вархайту, просунул лапу под ним и поднял в воздух. Дампир в бессилии распластался на руке демона, как тряпка на бельевой верёвке. Он всё ещё был в шоке. Демон же занёс над ним вторую лапу-коготь, решив довершить начатое.
- Джейк... держись... - мелькнуло в сознании замершего воина.
Разум резко прочистился. Да... именно так. Не иначе. До конца!
Оттолкнувшись руками от лапы врага и уклоняясь от удара, сделал рывок из последних сил в его сторону и прыгнул на спину. Выдвинувшиеся клыки впились в тело демона и начали быстро вытягивать из него кровь. Чудовище махало лапами, пытаясь сбросить агрессора, но не могло дотянуться. Насытившись, дампир отпрыгнул от врага, оттолкнувшись ногами и сделав сальто назад, приземлился на ноги. Поднявшись из полуприсяда, взглянул стальным полубезумным взором на демонов, собравшихся вокруг него. Кровь, стекающая из уголков рта придавала его виду устрашающую кровавую ярость. Вархайт сделал несколько шагов вперёд, потом огляделся, медленно присел, уперев ладони в землю, затем с усилием сжал кулаки, захватывая горсти твёрдой почвы и неожиданно с грохотом вынул из земли свои парные клинки. Один демон бросился к нему, выставив когти, но Джейк исчез с того места, где стоял, оказавшись за спиной врага. Взмах и отрубленная голова монстра упала рядом с туловищем. Второй демон выпрыгнул вперёд и метнул в воина сгусток тёмной энергии. Выставив клинки перед собой крест накрест, Вархайт взмахнул и буквально разрубил вражеское заклятие, потом в одно мгновение оказался перед ним и рассёк напополам. Тут демоны бросились толпой. Джейк перехватил клинки сильнее, в его руках запульсировала безумная энергия, и он бросился в толпу, схлестнувшись с ними в кровавом танце лезвий.
Через несколько минут Джейк опустил клинки, стоя посреди горы разрубленной плоти и частей тел демонов. Перерубленные бинты на груди воина опали, и миру явился крупный шрам, пересекающий грудь Вархайта, такой же был на спине. Вернувшись в пещеру, он забрал свои вещи и экипировку, оделся и вышел наружу. Его путь лежал через мрачную багровую пустыню, сквозь тьму, наперекор судьбе, навстречу истине...

Отредактировано Джейк Вархайт (Вторник, 9 октября, 2018г. 00:58:52)

0

2

Продолжение начатого выше "многобукафа". Хотя по современным меркам не так уж и много. Здесь рассказывается о том, как Джейк угодил в плен к демонам и долгие годы подвергался пыткам физическим, после которых были пытки в виде демонстрации гибели от рук демонов почти всех близких Вархайта. Становится понятно, что в той части Междумирья, куда угодил дампир, полностью искажено время. Поэтому за долгие годы в плену демонов Джейк не состарился. А не умер только потому, что демоны специально поддерживали в нем жизнь, чтобы продолжать пытки.
В итоге каким-то непонятным образом оковы воина спадают, и над обидчиками вершится шинкование с пристрастием. Ну и продолжение пути.
В общем много тлена, печали и текста, который далек от совершенства. Все то же самое, что и в примечании к предыдущему посту. Но события есть, и из истории их не вычеркнешь. Так что если читаем, то с пониманием и снисхождением.

Свернутый текст

Джейк не помнил, как это всё случилось, а большинства даже и не знал, ибо почти всё время провёл в бессознательном состоянии. Единственное, что запечаталось в памяти - это жгучая боль, едко протекающая по всему телу. Силы медленно утекали и в конце концов он упал посреди серой бесцветной пустыни. Дампир лежал на песке, это знал точно, но песок этот напоминал пепел... будто спалённые останки. Но разве это возможно? Чтобы столько людей... столько живых. Как знать? В этом мире одни лишь демоны и ни одного светлого существа. Кроме неё, но она уже мертва, зверски убита этими извергами. И остался только Джейк... наедине с ублюдками, мечтающими перекусить его напополам и сожрать с потрохами.
- Кровь демона... чёрт... будь ты... - это было последнее, что успел едва осмыслить Вархайт, прежде чем окончательно погрузился в забвение от болевого шока.
Тьма казалась неким спасением. Да, его мучили беспокойные сны и видения, но это было куда лучше, чем то, что было пережито ранее. Только во сне он не ощущал тела, оказавшегося в этом жутком месте, где нет ни единого угла, в котором можно ощутить себя спокойно и безопасно. Поэтому хотелось оставаться в этих бесформенных галлюцинациях, только не бы не возвращаться... Не страшно даже, просто плохо и тяжело.
Однако пребывание в неудобном положении и удары по лицу заставили разжать веки. Он был прикован по рукам и ногам кандалами к стене, цепи были туго натянуты, поэтому дампир не мог пошевелиться, прислоняясь спиной к горячей каменной стене. Открыв глаза, Джейк увидел несколько гнусных оскаленных рож. Затем они выкатили зеркало и воин увидел своё отражение. Его тело было в синяках и ссадинах, лицо разбито и покрыто красной коркой запекшейся крови, торс был оголён, а нижнюю половину тела прикрывали лишь обрывки штанов. Демоны молчали, лишь коротко перерыкивались, что нельзя было даже назвать неким подобием общения, и давали друг-другу какие-то указания через невнятные жесты.
Неожиданно зеркало запотело и в нём начали проглядывать силуэты. Потом пошла рябь, постепенно приобретавшая черты пламени, затем появились обломки. В огне метались тени, человеческие тени. Мелькнуло знакомое лицо. Джейк быстро узнал отца, но отец был мёртв, в зеркале отражался человек, бьющийся в агонии от того, что его тело терзает огонь. Дампир вскрикнул, его взор пронзил такой дичайший ужас, какой невозможно даже представить, живя в таком, на самом деле, спокойном мире, как Энирин. Джейк не мог смотреть как его отца медленно убивает огонь, как слазит кожа, как горит плоть и тает под натиском пламени, как отчаяние поражает изуродованное тело великого кузнеца. Наконец то, что осталось от Роланда, перестало издавать звуки и метаться, отдавшись неизбежной гибели. А Джейк пытался дёргаться и метаться, он кричал, срывая глотку, и не только потому, что видел терзания и ужасные последние минуты жизни своего любимого родителя, но и по причине того, что эти видения продолжались, и Вархайт видел муки и гибель всех, кто был ему дорог, кто погиб раньше и совсем недавно. Зеркало достоверно передавало все эмоции и чувства, плюс ко всему камень, к которому был прикован несчастный начал раскаляться, опаляя кожу. Он хотел отвернуться от ужасного зеркала, но что-то держало, будто некая магия заставляла фокусировать взор на изображении.
А ужасы продолжались, дойдя до самого чудовищного - любимая Шери... она отдалась демону, её боль чётко отражалась в зеркале, передавая ощущения Джейку, что подстрекало боль отчаянием и бессильной яростью. Потом он видел её гибель. Нельзя было сказать почему, но зеркало не внушало, а лишь чётко давало понять, что всё отражаемое в нём - правда. И всё время его спину жгло раскаляющимся камнем. Когда казалось, что от боли теряет сознание, неведомая сила приводила его в чувство и терзания продолжались. Несколько самых крупных демонов вышли, зато появилось много мелких, очень уродливых.
С этого мгновения и на несколько лет, чего не знал потерявший связь со временем Вархайт, растянулись издевательства и муки. С ним вытворяли всё, что только можно сделать, заставляя испытывать невыносимую боль. Его жгли, резали, пронзали, разрывали, били, молотили выворачивали наизнанку, вываливали внутренности и заставляли поедать их, спускали кожу и многое другое. Это были обычные телесные муки. Размешивали это и другим, например травили ядами, вызывающими адские муки. Какие-то действовали быстро, выжигая тело, другие медленно, смешивая боль с отчаянием и жутким предвкушением. Попутно с этим периодически демонстрировали зеркало и самые сокровенные ужасы глубин души воина. Иногда давали упасть в забвение, где уничтожали морально и психически запредельными по мерзости и разрушительности видениями. По сути он должен был умирать каждый день, но неведомая магия или ещё что поддерживали его жизнь и психику, восстанавливали и снова заставляли испытывать всё самое нечеловеческое по кошмару, что можно только вообразить.
Отчаяние сразило дампира, но это начало приводить к тому, что он стал привыкать и любая боль ощущалась всё меньше и меньше, пока не сошла почти на нет. Он уже забыл о том, что есть что-то ещё, кроме этих ежедневных мучений и истязаний. И вот наступил какой-то момент, когда кандалы неожиданно спали. Джейку было плевать, казалось, что он стал пустой оболочкой без души. И даже всполошившиеся было демоны успокоились, начав приковывать дампира обратно. Вдруг мозг пронзило неким озарением. Глаза тут же наполнились яростью. Озверевший дампир схватил нескольких бесов и в дикой ярости начал рвать их на куски руками, когтями, клыками и вообще всем, чем мог. Затем, когда все погибли, выскочил из комнаты и побежал дальше, выискивая и жестоко убивая каждое демоническое отродье на своём пути.
Так он неустанно носился несколько дней по огромному подобию руин замка, в котором находился. Когда не осталось ни единой души, бессильно упал, оказавшись в бессонном забвении. Через пару дней очнувшись, поднялся на ноги и осмотрелся. Руины, за пределами которых та же пустыня. Найдя обношеные штаны, дырявую сорочку и потрёпанный плащ, оделся и отправился вслед за своим чутьём.
Было очень странно. Годы истязаний должны были превратить его в безвольный овощ, но сейчас Джейк чувствовал, что в какой-то момент, ещё в самом начале, его дух был будто бы погружён в транс. Пробудиться ему помогла скопившаяся ярость. Вархайт порядочно тронулся, но всё же смог сохранить личность. Таинственно. Довольно странное проявление спасения промелькнуло среди этого... даже нет слов, как описать то, что нарушило нервную систему Джейка, сведя болевые ощущения почти на нет. И всё же дампир зачем-то шёл. Уже и не знал точно, но всё лучше, чем быть в этом ненавистном месте. Может, если бы он знал, что всё-таки найдёт ответы, в его растерзанной душе мелькнуло нечто похожее на надежду.

Отредактировано Джейк Вархайт (Пятница, 29 июля, 2016г. 22:45:09)

0

3

Еще одно продолжение "многобукафа". В этой части Джейк невольно становится убийцей. А убивает он того, на кого в здравом рассудке никогда бы не поднял руку. Однако его жертва знала на что идет и своей смертью дает Вархайту новые силы (и артефакты), чтобы продолжать путь и наконец понять, почему он здесь и т.д.
В этом посте к предыдущим атрибутам добавляется много слез и драмы. Ну, на самом деле замысел довольно трогательный, но исполнение по нынешним меркам очевидно хромает. Кто уже начал читать, тот имеет все дополнительные сведения. Повторяться не буду.   

Свернутый текст

После увиденного у пережитого Джейк наткнулся на то, что ожидал встретить в этом месте меньше всего - человека. Толпы убитых демонов прямо таки меркли на её фоне. Это была очень красивая женщина с тёмными, словно ночь, волосами, светлой кожей, тонким станом и пронзительными глазами яркого жёлтого оттенка. Её взор казался пустым, но при этом невероятно глубоким. А ещё в ней было нечто странное... нет, разумеется, если уж кто-то оказался здесь, то нормальным его точно не назвать, но дело не в этом. Она вызывала в Джейке смутные чувства, будто что-то знакомое, но до невероятного далёкое и туманное. Её оружием был клинок из светлой стали. Судя по тому, как она стояла и как сосредоточен был её взгляд, она не собиралась разговаривать. Дампир очень хорошо знал и этот взгляд и эту стойку. Так ведёшь себя в ожидании сильного противника, с осознанием, что будет серьёзный бой, который потребует максимальной отдачи. Подойдя к неизвестной на расстояние десяти метров, Вархайт остановился.
Они находились посреди красной пустоши. Из пустыни Джейк вышел ещё дня три назад... ну, предположительно, так как в любое время суток здесь обыденный кровавый мрак и остаётся ориентироваться по внутренним часам. Сейчас вместо песка под ногами была потрескавшаяся земля. Вдали виднелись горы, за которыми ожидалось что-то иное. К ним и шёл воин. Пищу ему давно заменила кровь демонов. Она текла по его жилам, отравляя тело и изменяя его, так что сам он уже не знал, сколько ему осталось, да и что в итоге с ним сделает эта адская жижа. Обноски одежды оставались на нём в виде растрёпанной грязной рубахи, давно лишившейся рукавов, оборванных штанов, превратившихся в длинные шорты, да грубого ремня, за который были заткнуты клинки.
Джейк смотрел на неё безжизненным потухшим взором. Когда их взгляды встретились, доселе невозмутимая незнакомка нахмурилась. Что-то ей не нравилось в его глазах, по ней это было заметно. Да, малоприятное зрелище, но каким образом это касается её? Наконец она встала в причудливую боевую стойку, которую Джейк видел впервые, в прочем, гадать тут нечего, вытащив свои клинки, дампир пришёл в боеготовность. Медленно двигаясь по часовой, они следили друг за другом, изучая каждое движение и готовясь в любую секунду начать схватку. Неожиданно она бросилась вперёд в прямой атаке, Джейк парировал, уйдя в сторону и тут же нанося колющий удар сверху другим клинком, противница отпрыгнула сторону и, перекувыркнувшись, вскочила на ноги, тут же выставив оружие в готовности продолжать бой. Вархайт отметил, что её движения очень чётко отработаны, но не придерживаются какого-либо стиля. Это более походило на некие интуитивно-импровизированные приёмы. Но это сколько же надо было заниматься самоучением, чтобы достичь таких высот без теории и практики.
Бой был стремительным и очень динамичным, но длился уже около десяти минут, а ранений так никто и не получил. Сейчас они стояли напротив друг-друга и восстанавливали дыхание.
- Кто ты и почему мы бьёмся? - наконец поинтересовался Джейк.
- Просто дерись! - воскликнула женщина высоким чистым голосом.
С каждой секундой Вархайт всё больше сомневался в том, что должен драться с ней. Она не была похожа на врага. И как только дампир об этом подумал, на лице соперницы взыграла победная усмешка. Она нанесла коварный удар снизу, пронзив правое плечо Джейка. Её глаза смеялись, хоть и читалась в них мука, будто бы от совершённого.
- Ты никогда не сможешь воспринять меня как врага - лукаво заявила она - моя магия всегда будет рисовать меня перед врагом, как лапочку, не желающую зла и убивающую против воли...
Не успела она договорить, как Джейк набросился на неё, ухватил за шею и с силой обрушил на землю, тут же резко опуская на неё клинки, направленные остриями в её грудь. В последнее мгновение она успела увернуться. Схватка продолжилась ещё усиленнее. Демоническая кровь в жилах Вархайта вскипала необузданной энергетикой, придавая сил, и одновременно, что очень хорошо ощущалось, усиленно отравляя его тело. И чем больше он углублялся в схватку, тем увереннее становился в своём желании убить, а так же в набирающей обороты жажде крови. И всё же он колебался, всё ещё цепляясь то ли за человечность, то ли за неведомую магию, мешающую наконец прикончить её. Неожиданно кровожадность забушевала в нём с удвоенной мощью, казалось, что её кровь - самое сладостное, чего можно достичь в этом мире. Смятение в душе уступило решительному напору, точнее ярости, которая в итоге переросла в расчётливую холодность.
Парировав очередную атаку, Джейк резко подался вперёд и пронзил её грудь. Незнакомка даже не успела издать короткий всхлип, как Вархайт молниеносно обхватил её и впился клыками в нежное горло, тут же начав жадно пить её кровь, которая несла непередаваемое наслаждение, и это не от жажды, подобной крови он действительно никогда не пил. Неожиданно ощутил, как её ладонь лежит на его затылке, а вторая рука обнимает за плечо. Она не сопротивляется, даже напротив, принимает его. Джейк упал на колени, придерживая жертву и отпрянул от её шеи, ощутив насыщение. Подняв голову к небу и глотая ртом воздух, прикрыл глаза. А её кровь текла через него, даря невообразимое блаженство. Столкнувшись с кровью демонов, она будто бы начала стерилизовать и очищать её. Но тут разум Вархайта начал прочищаться, а ощущения заставили память выдавать невнятные картины. Прикосновения, тепло, голос, сон... так далеко, но так чётко, так спокойно, так... дорого. Почти неощутимо, почти забыто, и...
Резко распахнув глаза, в ужасе судорожно перевёл взор на незнакомку. Она смотрела на него с нежной улыбкой, и, казалось, ловила каждый момент, вглядывалась в каждое движение, каждый миллиметр лица, а её руки сжимали его ладонь. Расширенным полубезумным взором дампир наблюдал за ней, и наконец сбивчиво пролепетал:
- М... мм... мма... мама?
- Узнал всё-таки, - со счастливой улыбкой слабо произнесла Фелиция и закашлялась - Мой мальчик, большой и сильный... прямо как отец, нет, даже сильнее.
Тело Джейка забило крупной дрожью, весь его дух во мгновение пронзило сильнейшее душащее отчаяние, разум стихийно метался, будто пытался сбежать от гибели.
- Я... Нет! Почему? Зачем!? - прокричал Вархайт, задыхаясь от защемившего чувства в груди.
- Прости любимый. Ты бы погиб. А если бы это случилось... я всё равно бы не пережила. А так, счастье моё... - на её красивых карих глазах выступили слёзы, сердцебиение замедлилось, а голос начал слабеть - живи... так много... ещё надо сделать... живи мальчик мой. Я... я люблю тебя...
- Что!? Нет! Нет-нет! Мама... мама! - прерывисто выкрикивал Джейк, чувствуя, что уже на грани.
Обняв тело матери, воин с трепетом погладил её по волосам. А тем временем, жизнь покидала её тело, уже охладевшее. Дыхание Фелиции постепенно остановилось, а её пальцы перестали сжимать его ладонь. Вархайт обнимал маму, крепко прижимая к себе. Она уже была мертва, но он не отпускал. Так хотелось хоть на мгновение повторить эти ощущения. Стать маленьким, оказаться у неё на руках, слышать её убаюкивающую песнь, ощутить её тепло...
Вдруг ощущения подсказали, что происходит непонятное. Отпрянув от тела матери, Джейк увидел, как она покрылась светом, и, подобно той погибшей девушке, что спасла его, распалась на мелкие частицы, растаявшие в воздухе. Дампир замер, стеклянным взором глядя на то место, где только что лежала Фелиция. Несколько секунд он был неподвижен. Потом его крупно затрясло, грудь сжало так сильно, что казалось, сердце вот-вот будет раздавлено.
Ученики, друзья, гильдия, отец, любимая, годы истязаний, издевательств и одиночества... мама... Он кричал от боли, падал, но не выпускал себя из кулака, лишь немного грусти и растерянности, но более никакой слабости и тут... тут... Из груди вырвался отчаянный, порывистый, полный всей сокрушительной горячей боли, которая наконец переполнила его через край и выплеснулась. Глаза наполнились слезами, он прильнул к земле и начал бить её кулаками, разбивая их в кровь, а крик прерывался лишь на короткие вдохи. Он непрестанно орал во всё горло, бился в истерике рыдал... рыдал, как отчаявшись брошенный маленький мальчик, который больше не узнает тепла. Душа рвалась на мелкие куски в неистовом крике. Так он прокричал несколько минут, затем закашлялся, ещё несколько раз вскрикнул, после чего окончательно осип. Лёжа на боку и свернувшись в комок в комок, он ощутил самый пронизывающий холод и абсолютную пустоту. Рыдания превратились в плач, который постепенно ослабевал. Появилась сильная головная боль и колющие ощущения в сердце. Он постепенно ослабевал и вскоре потерял сознание от истощения.
__________

Джейк открыл глаза и быстро осмотрелся, обнаружив себя стоящим посреди тумана. Оглядев своё тело, увидел свой обычный облегчённый доспех, состоящий из наплечников, безрукавки, перчаток, широких штанов и кожаных сапог. Всё было чистым и целым. Впереди возникла дверь, пройдя в неё, обнаружил себя посреди своего кабинета в Гильдии Воинов. Всё достоверно, только немного расплывчато, да и звуки казались лишь чем-то вроде далёкого эха. Постоянно оглядываясь по сторонам, прошёл к столу. Всё как обычно, а если... открыв тумбочку, обнаружил в ней шлем "Голова демона". Он всегда лежал тут. А сейчас шлем выглядел как-то отлично от всего окружающего, более чётко. Вархайт взял его и закрепил по обыкновению на поясе позади. В ожидании боя он либо одевал его, либо закреплял на верхней задней части доспеха, чтобы при случае одевать одним движением.
Яркий свет и Джейк стоит посреди широкой платформы, за краями которой бездна. Это помещение. Храм. Здесь Вархайт победил Повелителя Ужаса. На середине платформы возник постамент, а на нём. Да... как и тогда, дампир взял с него амулет "Крыло ангела" и одел на себя. Снова яркая вспышка и Джейк обнаружил себя посреди джунглей, рядом руины и полуразрушенная стена. Точно, за ней тайник. Распихав хрупко соединённые ветхие глыбы, обнаружил тайник. Здесь воин взял камень Заранган - вот он - и потом с остальными искал нечто, бежал от туземцев и встретил Драконов-Хранителей.
Вспышка, но слабая, пульсирующая и лишь в одной точке, картина не сменилась. Джейк поглядел на порывистый свет. Странно, будто телепортер сломался. Или ему что-то мешает? Подойдя к вспышке, протянул к ней руку. Нащупав, сжал пальцы на стальном диске своего шакрама. Вспышка разрослась. И воин вновь стоит посреди тумана. Вот тебе и раз. Прошёлся по памятным местам и собрал свои самые сильные артефакты. Вдруг прямо перед ним возник туманный силуэт. Отпрыгнув назад, Вархайт насторожился. Силуэт стал яснее и обрёл форму.
- Мама? - отшатнувшись, выпалил Джейк, признавая Фелицию, которая сейчас была в длинном белоснежном платье.
- Да, снова я - с игривой улыбкой произнесла темноволосая.
Вархайт остолбенел. Что-то хотел сказать, но лишь неопределённо дёрнул рукой, вроде подался вперёд и тут же снова отшатнулся. Вроде протянул руки и... в итоге недовольно зарычав, наклонился вперёд, теребя обеими руками голову, после чего выпрямился и недовольно топнул озадаченно и одновременно с недовольством глядя на мать.
- Да что вообще тут творится? - проворчал дампир.
- Хех... запутался совсем? - усмехнулась девушка, наклонив голову набок и беря сына за руку - это моя магия, всё, что осталось. Теперь у тебя есть то, что за долгие годы ты собрал, то есть... не всё конечно, на лучшая часть. Значит будет проще.
- Аа... но... ты ушла! Тогда... тебя не было, отец страдал, потом всё это... ты дралась со мной... и я... ты... - начал причитать Джейк, мрачнея с каждым словом.
- Да, я знаю. Послушай меня любимый. Я очень любила тебя и отца и всегда буду любить. Тогда... это дело очень давнего прошлого. Темиара и её слуги не успокаивались, и я решила вас защитить, снова уйдя в одинокую вечность. Возвращаться было нельзя, иначе бы всё стало известно и вы с Роландом не смогли бы спокойно жить. А сейчас, когда ты оказался здесь, мне пришлось использовать все накопленные силы и попасть сюда, чтобы избавить тебя от скверны и помочь своей кровью и магией. Но выбраться мог помочь мне только ты, пусть и таким способом... прости за эту боль.
- Так... значит это всё Темиара? - попытался собраться с мыслями дампир.
- Нет, она давно не при чем. Тут всё сложнее. Ты вырос сынок, стал очень сильным, даже сейчас ты уже постиг всё сам, я вижу твою возросшую мощь и бесконечную волю. Твой враг дальше, ты идёшь в правильном направлении. Ещё немного и твоему кошмару придёт конец, но впереди будет ещё более сильная битва. Тебе придётся многое понять, что-то изменить и главное, сохранить себя.
- Но... а ты? А отец? Что теперь? Что дальше?
- Я найду Роланда, обещаю тебе, мы с ним вместе будем наблюдать за тобой сынок... - туман начал редеть и всё стало смазанным - мои силы на исходе... любимый мой... Джейк... я горжусь тобой и очень тебя люб...
Не успела Фелиция и охнуть, как оказалась в крепких объятиях сына.
- И я тебя люблю мама, очень люблю, я счастлив, что увидел тебя - мягко произнёс Джейк.
Не нужно было уже объяснений. Он пойдёт вперёд, только обнять маму, один разок. Фелиция тоже обняла сына. Потом отпрянула со счастливой улыбкой и слёзами на глазах в последний раз глядя на сына.
________

Только открыв глаза, Джейк резко отпрянул в сторону, чуть не попав под могучую стопу, с грохотом опустившуюся на то место, где только что лежал дампир. Огромный тучный демон с мощными лапами и в четыре роста Вархайта взревел от ярости. Джейк ощутил, что чувствует каждую жилку в теле врага, как зрение, слух и обоняние окрепли, а мышцы получили невиданную ранее мощь и энергетику. За спиной Вархайта раскрылось два больших прозрачных тёмно-синих крыла. Он вспарил в небо, ловко уворачиваясь от взмахов огромных лап монстра. Несколько раз пролетел вблизи от него, подрезав сухожилия демона, чем снизил его подвижность. Неожиданно вокруг демона возник магический барьер, не пропускающий Джейка и заживляющий раны гиганта. Воин взлетел выше, оказавшись напротив морды монстра, замершего от болезненных ран. Дампир выхватил шакрам, метнул его, сбив барьер, после чего тут же выхватил Заранган и выпустил цепную молнию, поразив демона прямо в раскрывшуюся пасть.
Через несколько минут Джейк направлялся к горам, оставив позади труп громилы. Он ощущал, как кровь течёт по его жилам. Сейчас Вархайт по настоящему понял связь со своей сущностью и наконец достиг гармонии. В этом ему помогла мать, которая родила его с этой силой.
Ну а впереди последний бой и всё ещё таинственный, но ненавистный враг. Как сказала мама, ещё многое надо сделать, значит он будет идти вперёд. До конца.

Отредактировано Джейк Вархайт (Пятница, 29 июля, 2016г. 22:47:44)

0

4

Таки завершение эпичного "многобукафа". Грядет финальная битва. Джейк узнает, что он не единственный, кто был насильно втянут в эту заварушку. Кроме него здесь много похищенных героев из иных миров, желающих вернуться домой. Собирая армию, Вархайт выступает против армии главного демона и побеждает. Все выжившие похищенные возвращаются в свои миры.
Джейк же успевает узнать, что главный демон собрал всех только ради того, чтобы утолить свою вечную жажду сражений, хоть и не ожидал того, что сам погибнет. Также дампир выясняет, что главзлодей был с кем-то в сговоре, причем этот "кто-то" из Энирина (или около него). Значит есть некая угроза для мира, что поболее орды демонов. Более того, именно "кто-то" настоял на том, чтобы были убиты все оставшиеся в живых члены Гильдии Воинов и родные Вархайта, и чтобы были уничтожены все следы существования дампира.
Но, так или иначе, Джейк возвращается в Энирин, давая возможность этому миру, порабощенному демонами, наконец встретить свой конец. Что еще? Ах да. В Энирине за долгое отсутствие Вархайта прошел только год.
Все так же косячно, но с размахом. Последняя глава похождений в Междумирье. Все предупреждены насчет достоверности и качества. Так что я спокоен. Кто не в курсе - читаем примечание к первому посту в теме.

Свернутый текст

Это была славная битва. Пустой мёртвый мир озарился красным, погружаясь в пучину новых смертей, но всё это яркий момент, наполненный эмоциями и силой, волей и страхом, о чём здесь уже давно никто даже не вспоминал. Толпы демонов не переставали появляться из неизвестности, пополняя свои ряды каждую секунду. Но происходило неслыханное - мерзкие создания гибли десятками и сотнями, сражённые кто клинком, кто огненным шаром, а кто и пулей или даже гранатой. Организованные отряды бойцов абсолютно разных мастей, возрастов и рас давали решительный отпор противнику, не вступая в открытые конфронтации, а побеждая путём засад и выбора наиболее удобных мест для обороны, либо внезапного нападения. Ещё определяющим был тот фактор, что каждый из воинов как на подбор и стоит десятка демонов даже в открытом бою. Что уж говорить о слаженных действиях и тактике против тупой массы.
__________

Несколькими неделями, месяцем, годом, а может и больше... в общем некоторым количеством времени назад подобное казалось чем-то невероятным. А началось всё так...
Джейк встретил очень горячего на голову парня, который был настроен весьма неблагоприятно и тут же начал метать какие-то металлические штуки из своей причудливой гром-палки. Это только потом, когда дампир вырубил его и подождал, когда очнётся, узнал, что называется эта штука автомат. Но куда больший сюрприз Ожидал Вархайта, когда незнакомец объяснил, что попал сюда путём, очень схожим с тем, которым в этом мире оказался Джейк. То есть разрушения вокруг, портал, жуткая тварь и вот он здесь. Это стало настоящим открытием для дампира, в прочем не меньшим открытием стал сей факт и для связанного по рукам и ногам незнакомца. В любом случае, тот факт, что они оба из разных миров, заставлял серьёзно призадуматься о том, что здесь творится. Посему дальнейший путь они продолжили вместе.
Куда более заметен был момент, что ни один ни второй за весьма долгое время прибывания здесь не умерли от голода. Это чувство будто бы атрофировалось, как и жажда и даже сон, хотя им по возможности старались не пренебрегать. Но это всё сопутствующее, посему и удивляться этому постепенно перестали. Зато эти двое начали обнаруживать всё новых и новых подобных себе. Правда не со всеми выходило так просто. Некоторые были либо на грани смерти от полученных ранений или свихнулись от пережитого, поэтому единственным благородным жестом в их адрес было освобождение от страданий путём добивания.
Но в итоге их набралось больше тридцати. Каждый был очень опытен и силён. А какой резон выбирать из каждого мира сильнейших и собирать их в одном месте? Друг с другом их сталкивать похоже не собирались. Тогда что же это значит? Наблюдает ли кто-то за ними и есть ли у него какая-то цель? Из всех этих вопросов был ряд обстоятельств, который предопределял дальнейшие действия. Вышло так, что пути похищенных начали пересекаться потому, что все они шли к одной цели - месту, где небеса спускались на землю в виде некой воронки, создавая колоссальное и довольно жуткое зрелище. Идя сюда, воины встречали не только подобных себе но и начали чаще натыкаться на демонов, что говорило о правильности выбранного направления.
Помехи возникали редко и только в виде огромных масс демонического мяса. Умирали они резво и будто бы даже без сожаления. А за счёт того, что вся местность представляла из себя каменные холмы, разрастающаяся компания быстро наловчилась разбираться с врагом фактически без потерь. Но пришёл тот час, когда цель оказалась близка и тактика сбалансированного боевого прорыва стала бесполезна. Единственный выход - открытый бой.
_________

Джейк, как и полагалось бойцу его уровня, бился в первых рядах. Примечателен был тот факт, что именно он являлся пусть и негласным, но лидером их армии. Кровь дампира вскипала от присутствия рядом тех, кого он мог назвать соратниками. Хладнокровная бойня наедине с кровожадными безмозглыми тварями не могла быть атрибутом настоящей схватки. Это резня на выживание. А сейчас, когда его тылы под защитой, когда есть не только конечная цель, но и жизни тех, кто рядом. Вот это была настоящая битва. Демоны мелкие и огромные, летающие и ползучие, огнедышащие и склизкие и самые разные... против них, Джейк даже назвал бы их героями, такими разными, но объединёнными одной общей целью.
Демоны наседали, а у союзников начали кончаться силы. Несколько из них уже пали. Однако ход не замедлялся. Воздух становился тяжелее с каждым шагом, приближающим их к концу воздушной воронки. Наконец Вархайт пробил последний ряд обороны и вырвался на небольшую округлую каменную платформу посередине её была прозрачная округлость, похожая на воду, однако дампир смог вступить на неё. Воздушный конус утопал ярком свете, исходящем будто бы от некой сферы. Разбежавшись, Джейк ударил по ней клинком. Лезвие отскочило, а свет запульсировал. В это же мгновение демонов, столпившись вокруг некоторых соратников Вархайта, разлетелись, будто от мощного потока воздуха. На самими бойцами неожиданно разверзлись небольшие пространственные дыры. Да, именно такие, через какие они оказались здесь. "Домой... Домой!" - радостно вскрикнул кто-то и счастливчиков затянуло в порталы. Джейк понял, что поступает правильно и начал бить, что есть сил по свету. Через несколько секунд все выжившие покинули этот мир, но Вархайт всё ещё оставался здесь. Удары более ни к чему не приводили, а демоны неумолимо приближались. Тогда дампир опустил руку на свет и попытался схватить сферу. Ему показалось, что пальцы сжались на чём-то. Воин несколько раз дёрнул руку на себя и вырвал светящуюся сферу. Она не опускалась на ладонь, но парила прямо над ней. Её присутствие отдалось в теле Джейка каким-то электрическим разрядом. Невольно он направил руку вперёд и из света с взрывным грохотом вырвался широкий луч, он казался бесконечным, уходящим вдаль и не имеющим края. Демоны, попадавшие по действие луча моментально обращались в пепел.
Так, за пару десятков секунд вся небольшая долина была очищена. Спираль начала подниматься в небеса, а потом и вовсе растворилась, будто её не было. Не успел Вархайт перевести дух, как с небес буквально грохнулся огромный краснокожий демон. Он был почти в три раза выше Джейка и вдвое шире. При этом его тело было стройным и мускулистым, глаза были абсолютно чёрными, огромные бычьи рога выдвигались вперёд, на лбу отдавал тусклым блеском, но в остальном его голова была пуста. Ни носа, ни рта, ни ушей, ничего. Зато на руках были огромные когти, каждый размером с клинок дампира.
- Сильнейший... из всех... все были слабаки, но сильнейший... тут! - прозвучало в голове Джейка, что не заставило его гадать о том, кто с ним говорил.
- Значит это ты всё устроил - с хладнокровной брезгливостью отметил дампир - Какого хрена ты всё это сделал?!
- Сотни миров... одни слабаки... но ты сильнейший, убил всех... будешь самой великой добычей...
Слова создавали образы в голове Вархайта. Он видел миры, разрушаемые и уничтоженные. Видел руку, которая сперва была когтистой чешуйчатой лапой, которая протягивается и даёт способность перемещаться между мирами. Видел жажду драки, жажду плоти и убийства. Видел злобу от слабости сопротивляющихся. Джейк с ужасом осознал, что всё, чего жаждет эта тварь - драки, смертей, но смертей тех, кто способен дать хоть какой-то отпор, дабы голод убийства был утолён сполна. Это он обрушил огненный дождь на гильдию, затем убил почти всех её членов и следом Алишер, предварительно совратив её своим слугой, а самого дампира отправил сюда и хотел видеть кровавой жертвой. Он пускал своих демонов на мясо, чтобы видеть смерть, чтобы выжившие дрались отчаянно и показали всю силу. И всё... все страдания, вся боль... всё это только ради его кровавой жажды!..
Джейк с боевым рыком накинулся на демона и несколько раз ударил клинком, демон парировал когтями. В голове дампира звучал смех и счастливое ликование. Но продлилось это недолго. В одной руке дампира был клинок, а в другой всё ещё ты сфера. Когти демона, в попытке пронзить воина сверху, вонзились после уворота в землю. Вместо того, чтобы нанести рубящий удар оружием, Вархайт неожиданно (в том числе и для себя), обрушил кулак на лапу чудовища. И произошло невероятное. Лапа не просто пострадала, от удара её расплющило и она стала похожа на фарш. Недолго думая, Джейк выхватил второй клинок и вонзил оба в колено воющего от боли демона, крик которого сотряс всю долину. Отпущенная сфера стала вращаться вокруг дампира. Демон завалился на спину, чем незамедлительно воспользовался Вархайт, прыгнув тому на грудь и в прыжке пронзив оба глаза монстра клинками. Тут же взор воина зацепился за камень на лбу демона.
- Глаз... нет. Всевидящее око?? Это же отца! - пронеслось в мыслях Джейка.
Резко вынув клинки и убрав один в ножны, дампир ухватился за камень и вырвал его изо лба врага, тут же спрыгнув с него. Урод посмел вживить себе фамильный артефакт семейства Вархайтов, где раздобыл то ещё... Однако куда важнее другое. Вархайт обернулся, глядя на корчащегося в предсмертных муках повелителя демонов.
- Хилый ублюдок... - брезгливо сплюнув, разочаровано пробубнил Джейк и с размаху пнул поверженного в макушку.
Не то, чтобы был сильно огорчён, но от разрушителя миров, грандиозного повелителя хаоса и самого неистового кровавого триумфатора, какого знала Роза Миров ожидалось большее. Хотя... сейчас в воспоминаниях всплыла та рука, точнее нечто с чешуйчатой лапой, что стало таковым. Именно она дала этой твари силу, невиданную в уничтоженных ею мирах. Неужели есть кто-то ещё более ужасный?
В мысли ворвался свет, сперва представший перед ним в виде частичек, которые собрались в целое, из которого вышла девушка. Хрупкая фигура, белые полупрозрачные одеяния, бледная кожа, яркие рыжие вьющиеся длинные волосы...
- Мать моя вампир!.. - в ужасе отпрыгнул Джейк, признавая ту, которая спасла его, когда он только оказался здесь, которая погибла от рук демонов...
- Да не пугайся ты так - рассмеялась девушка.
- Не пугаться!? Да я чуть дубу не дал! - не сдержался в выражениях дампир.
- Такого демона убил и испугался беззащитной девушки? - ещё сильнее засмеялась рыжая, затем улыбнулась Вархайту - Молодец... ты победил.
- Молодец? Я чертовски молодец! - чуть ли не возмущался дампир, потом устало выдохнул и попросил - уф... просто объясни, что тут творится...
- Хорошо - снова улыбнулась она и начала рассказ - То, что касается этих демонов и их повелителя, ты уже знаешь. Наш мир был последним. Они опустошили его и должны были стереть в пыль, но почему-то на этой пустоши они задержались. Вероятно из-за того, что он находился на границе с твоим. Они часто посещали его. Здесь не существует чёткого времени, связь с с Розой Миров нарушена, поэтому тут никто почти не старел и не испытывал голода и жажды. А потом появился ты. Ты был особенным для их повелителя, тем, кого он долго искал. Не удивляйся такой лёгкой победе. Это не слабость врага. Просто за то время, что ты пробыл здесь, твоя сила многократно возросла, а ещё тебе помог этот огонёк - наш последний и самый сильный артефакт. Он действует только в этом мире, но он позволил тебе раскрыть свой внутренний потенциал. Постарайся почаще обращаться к своей силе духа и она позволит тебе расширить границы возможностей. Отдыхать тебе правда рано, как ты сам начал догадываться, за этим стоит большее, чем толпа демонов.
А что до меня и этого мира. Я та... хех, забавно... в общем я верховный бог этого мира. Демоны не убивали меня только потому, что с моей смертью исчез бы этот мир, а им это пока было не нужно. А теперь... теперь благодаря тебе этот мир может отпустить все пленённые и терзающиеся души и спокойно завершить своё существование, а ты наконец можешь отправиться домой.

На последних словах она провела по воздуху левой рукой и открылся портал. Не нужно было гадать - куда он вёл. Огонёк перестал вращаться вокруг Джейка, перелетев к руке рыжеволосой и остановившись возле неё. Вархайт повернулся в сторону портала и замер. Это было так... необычно сейчас. Оглянулся на неизвестную. Что-то подсказывало, что если имя ещё и осталось в памяти, то уже не имеет никакого значения.
- Значит исчезнешь. Что ж...
- Ой, погоди... - перебила она и протянула дампиру металлическую, как казалось, палку округлой форм, длиной около тридцати сантиметров - последний подарок - оружие, представляющее из себя два оружия. Оно такое древнее, что даже я уже не упомню, как оно получило свои свойства. Возьми, тебе нужнее. А теперь прощай...
Рыжеволосая подошла к Джейку и поцеловала его в щёку. Так забавно, будто это был не верховный дух целого мира, а действительно маленькая наивная девочка. Вархайт посмотрел ей в глаза и грустно улыбнулся. Да, теперь всему придёт покой, но человеческая душа нелогична и неизменна в этом - ему всё равно было жаль её и весь этот мир, который обратится в пустоту, как только Джейк покинет его.
Махнув на прощание рукой, дампир вошёл в портал. И шагнул навстречу тому миру, очертания которого уже успел позабыть.

Конец первого акта.

Отредактировано Джейк Вархайт (Пятница, 29 июля, 2016г. 22:51:35)

0

5

Акт 2. В поисках древних божественных артефактов

Еще один пафосный "многобукаф" по аналогии с предыдущим. Является этакой предтечей к сюжету, который так и не состоялся. Посему и информация здесь хоть из истории не вычеркнута, но не найдет продолжения в дальнейшем.
А суть в том, что после Междумирья Джейк в тревоге пытается придумать, как противостоять угрозе, что рано или поздно накроет весь Энирин. Для этого он решает начать поиск древнейших артефактов, олицетворяющих собой стихии этого мира. Кое-что находит. Но проку, как в оказалось в итоге - нуль. Ну и, как полагается, под спойлером. Автор стесняется, ибо текст так себе. "Эх, молодость" и т.д.

Свернутый текст

Холодный высокогорный воздух так резко ласкал лёгкие, что казалось, будто вместо кислорода в них проникают маленькие иголочки, от чего невольно закашляешься и дыхание становится сбивчивым. Посему лучший способ переждать бурю и собраться с силами перед продолжением пути - остановиться в одной из многочисленных скальных пещерок и развести костёр. Джейк, как настоящий воин, разумеется не знал причин возникновения этих ниш в горах. То ли их кто-то выдалбливал, то ли сами от времени образовывались. Но это дампира волновало мало. Куда больше в данный момент он был заинтересован в том, что творится у него внутри, и речь идёт отнюдь не о пищеварительном процессе. Тигр лежал неподалёку, непонимающе глядя на то, как его хозяин сидит с закрытыми глазами в позе лотоса перед крупным булыжником и вероятно мыслит о чём-то очень обременяющим черепную коробку.
С того самого момента, когда Джейк победил демона, воспользовавшись артефактом из мёртвого мира, ему не давала покоя пробудившаяся в нём энергия. Она была невероятна и незнакома, но в то же время являлась своей, не чужой, будто она всегда существовала вокруг него. В тот момент, когда она высвободилась, Вархайт почувствовал, что распахнулись врата, которые были заперты очень долгое время. Но лишь на мгновение, после которого они были заперты не менее крепко и плотно, чем раньше. Ему дали намёк, но остальное он должен был постичь сам, но на деле это оказалось куда труднее, чем можно представить.
Дампир успел перебрать великое множество возможных вариантов. Но когда с трудом представляешь себе саму суть того, что хочешь добиться, то становится крайне проблемно прийти к итогу. Сперва он представлял себе это как своеобразную способность, которую можно разработать путём усердных тренировок, ибо этот способ наиболее близок Джейку, но на деле оказалось иначе. После массы потраченного времени и немалых усилий, воин осознал тот факт, что если этому и можно как-то научиться, то для начала стоит элементарно понять или узнать - что это из себя представляет. Но делать это придётся путём проб и ошибок, ибо Вархайт просто не знал, к кому обратиться с вопросом о раскрытии способностей духа. Одно понятно, что речь не идёт о магии, у неё иная природа и совершенно другое воплощение, и в конце-концов, есть определённые ограничения. А это взывает к самой природе духа или... Джейк просто не знал, как это можно объяснить. Но и останавливаться он не собирался, не в его духе подобные поступки.
Например сейчас дампир проверял одну из своих недавних теорий. Сидя в позиции, подразумевающей отчуждение и расслабление, он, напротив, был крайне напряжён. И напряжение это нарастало с каждой секундой. Наконец, тело забилось в мелкой дрожи, на лице проступил пот, челюсти сжались до скрипа, сам воздух вокруг накалился. Мгновение, Джейк вскочил на ноги, яростно рыкнул и со всего маху обрушил кулак на булыжник. Секунды тишины, Вархайт замер и...
- Твою мать! - выругался дампир, перехватив ушибленную руку за запястье.
Тигр недовольно покряхтел, прикрыв морду лапой. Не то, чтобы Джейку было очень уж больно от разбитого кулака, но собственный идиотизм просто разбивал ему сердце. Сейчас идея спровоцировать дурными мыслями и воспоминаниями в себе ярость, чтобы выпустить её всю одним ударом, казалась ему по-настоящему идиотской. Вархайт решил положиться на эмоции, которые помогут привести тело к пределу, который снова позволит раскрыть в себе особую энергию. Теперь стало очевидно, что это скорее усиленная форма самоконтроля и самопознания, а использование такого своеобразного шулерства здесь не пройдёт.
Недовольно поворчав и вернувшись в пещеру, Джейк собрал вещи, перебинтовал руку и направился дальше вверх на гору. Ведь привели его сюда цели отличные от его изысканий в области саморазвития.
_________

Несколькими неделями ранее дампир был в одной из самых крупных библиотек Илсэ, расположенной в институте Корранберга. Отложив изыскания в области Драконов- Хранителей, он заинтересовался артефактами. Джейк точно знал, что меч, найденным им в затонувшем храме Хаккара был особенным и явно отличался от старой ржавой железяки. Трудно было объяснить причины этого чутья, может просто дело в том, что Вархайт уже окончательно свихнулся на своих навязчивых идеях об оружии и о том, что именно это может послужить основой для сокрушения Хранителей, если это понадобится конечно. Мыслить материально порой очень трудно, а временами даже сродни бреду. Хотя, скорее всего просто любопытство, но какое-то неумолимое. Вархайт всегда считал себя человеком практичным, а сейчас роется в текстах и манускриптах в погоне за неведомым чутьём, словно какой-то одержимый маг.
И когда уже преисполненный отчаяния на что-либо наткнуться, а так же одолеваемый ленью, Джейк заглянул в огромную ветхую книгу по мифологии, то на одной из первых же страниц с ужасом увидел найденное оружие. И под соответствующей картинкой стояла подпись: "Клинок Огня". Артефакт, составляющий основу первоэлемента огня, созданный древними богами. Вархайт в спешке раскрыл свёрток с древним клинком. Его догадки подтвердились, оружие идеально совпадало с тем, что было изображено на картинке. В этот же момент по лезвию меча прошёлся тусклый свет и страницы книги сами перелистнулись вперёд, раскрывшись на карте Энирина. В пяти местах очертились сияющие символы, вероятнее всего знаменующие на древнем языке каждую из стихий. По изображению было трудно разобрать аналогичные места в мире, но через час более-менее вышло. Джейк старался действовать незаметно от окружающих.
Закончив с обработкой данных, он убрал книгу на место, а клинок завернул в материю и быстро покинул библиотеку. Через некоторое время Вархайт отправился в путь с целью проверить - насколько правдив миф о сотворении Энирина.
______

В данный момент, продолжая взбираться на гору, если не было ошибки в расчётах, дампир был совсем близко к одному из таких мест. Значения символа он не знал, поэтому и догадок не имел. Вскоре они добрались до вершины, которая, как оказалось, представляла из себя очень большую платформу. Мело не сильно, но всё же разглядеть то, что было впереди, Джейк не мог. Он направился вперёд, преодолевая сугробы и встречный ветер со снегом. Вскоре под ногами засиял какой-то невероятно яркий (даже на фоне белоснежного снега) свет. Дампир прошёл ещё немного вперёд и наклонился, всматриваясь под ноги. Немного раскопав сияющий свет, обнаружил, что под ним скрывается тот самый символ на карте, которому способствовал этому месту. Сердце Джейка забилось чаще. Он никак до сих пор не мог поверить, что это правда, это не выдумки. Эти артефакты и вправду существуют!
Сбросив восхищённое наваждение, Вархайт присмотрелся к символу. Он был будто бы расчерчен на самом снегу. Воин провёл пальцем по контуру символа. Неожиданно тот засиял ярче и вспыхнул, что заставило дампира и тигра отпрянуть. Из вспышки света быстро разросся купол диаметром в метров пятнадцать и примерно в пять в высоту. Купол заключил в свои границы Джейка, а вот Рино, к ужасу и возмущению последнего, отодвинул за пределы. Тигр начал нервно ходить из стороны сторону и прислонять лапу к стенкам полупрозрачной стенки, но границы не поддавались. Внутри купола было немного теплее, сугробы отступили, оставив лишь твёрдую каменную поверхность, а снегопад остался снаружи.
Неожиданно прямо в воздухе перед дампиром начали возникать символы. Джейк разумеется их не понимал... поначалу. А потом неожиданно они стали какими-то знакомыми. Означала надпись в воздухе примерно это: "Назови свой путь".
- Путь Воина, - будто под гипнозом произнес дампир, после чего дернулся, не понимая, почему вообще сказал нечто подобное.
Символы тут же пропали. Так прошла минута нервного ожидания. Вскоре Вархайту это начало надоедать. Он расслабился и выдохнул. Неожиданно прямо перед его лицом возник призрачный воин в доспехе, у него не было ног, лишь края странной драной длинной мантии парили над землей. Прямо как у настоящего призрака. Дух неожиданно и очень быстро взмахнул рукой с оружием, планируя отрубить Джейку голову. Дампир еле успел отпрыгнуть назад. Его левая скула была оцарапана. Этот дух не шутит. Вархайт выхватил клинки и приготовился к нападению. Но призрак исчез. Через секунду чутьё дампира возвестило о том, что враг позади. Предугадывая атаку, он резко наклонился, уходя от удара и рубанул агрессора снизу-вверх. Клинок рассёк воздух, а призрак исчез. Не успел Джейк прийти в себя, как через десяток секунд снова возник призрак. Дампир парировал и нанёс удар. Лезвие аналогично прорезало воздух, а призрак исчез, рассеявшись словно туман. Потом возник второй, третий, четвёртый и так далее. Каждый раз они возникали все быстрее, чаще и в более неожиданных и неудобных местах. Потом они стали появляться по двое. Драться стало трудней, приходилось концентрироваться на двух флангах. А призраки тем временем стали появляться одновременно втроём, потом вчетвером, впятером. И всё быстрее и хитрее. Джейк начал ощущать, что устаёт, но дрался так же эффективно.
И вдруг призраки перестали появляться. Около пятнадцати секунд Вархайт отдыхал, затем прямо над ним возникло несколько призрачных клинков, которые будто ведомые рукой палача резко опустились вниз. Дампир отпрыгнул в сторону, перекувыркнувшись и вскочив на ноги. Клинки возникли сзади и так же полетели в Джейка остриями вперед. Некоторые пришлось парировать из-за невозможности увернуться. И снова пошла похожая история - клинков всё больше, появляются чаще и всегда в разных местах. А потом они перестали исчезать и продолжали преследовать Вархайта, пока он их не блокировал или не сбивал.
А потом начался настоящий ад - клинки стали появляться вместе с призраками. Вот в этот момент дампир начал действовать на своём пределе, уворачиваясь, парируя, атакуя, блокируя. Он каждую секунду находился в движении, комбинируя боевые манёвры, а иногда производя и по два одновременно.
Усталость начала сковывать мышцы, а Джейк получал царапины и порезы, а пару раз клинкам удавалось пронзить ему ногу и руку. Кровь текла без остановки, спасало только притупление боли, но он начал терять силы. И вот прямо на него вновь летел клинок, руки не поднимались. И лишь на одной воле он смог парировать атаку, от столкновения упав на спину и поняв, что больше ему не пошевелиться. Перед затуманивающимся взором возникли символы, гласящие: "Только сильнейший получит награду и сохранит самое ценное - жизнь".
На этом Джейк провалился в забытие. Очнувшись, он заметил, что всё ещё находится посреди купола, но здесь же был Рино, лежавший у головы хозяина и согревавший его своим телом. Раны исчезли, а на груди дампира словно одеяло лежала... мантия.
- Мантия Воздуха... - с благоговением понял Вархайт, разглядывая одеяние.
Купол исчез, впустив холодный воздух, но метели больше не было. Снег редкими крупицами спускался с неба. Вархайт понял, что он на правильном пути, убрал мантию в сумку Рино и отправился вместе с ним прочь. В голове Джейка вертелась и ещё одна мысль... мысль о том, что он стал на ещё один ближе к вершинам истинного воинского искусства.

Отредактировано Джейк Вархайт (Вторник, 9 октября, 2018г. 00:58:36)

0

6

Один день
- Акт 1, Акт 2... что за хрень? - мысленно выругал себя дампир, нервно разрывая в клочья стопку исписанных бумаг.
Смяв обрывки и слепив из них бумажный ком размером с арбуз, мужчина подошел к камину и выбросил свой шедевр агрессивного оригами в огонь. Пламя вспыхнуло с новой силой и взметнулось вверху по дымоотводной трубе. Но бумага оказалась не самой лучшей подпиткой для огня. Насыщенной, но краткосрочной. Поэтому вскоре пламя вернулось к прежним размерам, и даже, как казалось, прежней форме, если бы огонь вообще имел форму.
Вархайт встал перед камином, наблюдая метаморфозы пламени. Огонь отразился в безжизненных серых зрачках дампира. В них даже пламя показалось бы холодным или даже сотканным изо льда. Но несмотря на отсутствующий взгляд и уже привычную каменную мину, на лице Джейка отразилось недовольство. Он вернулся к столу, за которым сидел минуту назад, прилежно записывая свое ныне почившее в пламени подобие мемуаров.
Сейчас тот редкий момент, когда Вархайт не на задании и не занят обязанностями государственными или организационными. Поэтому и облачен отнюдь не в доспех, а в обычные темные кожаные штаны и льняную рубаху с короткими рукавами.
Взяв небольшой кувшин, мужчина налил в стакан воды и опустошил его одним глотком. Затем Джейк уперся пятой точкой в столешницу и вздохнул. Руки интуитивно скрестились на груди, а угрюмый взгляд уперся в пол. Вспомнилось, как Вархайт пришел к этой странной идее - записывать то, что пережито.

***

Примерно полтора года назад

- Никогда бы не подумал, что увижу вас таким, - озадаченно произнес Трэй.
- Никогда бы не подумал, что ты весишь, как сарай! - с натугой и кряхтением возмутился Кристиан.
- Никда бы... ик! Не пдумал, што мгу так, агх... нажраса, - икая и запинаясь, промямлил Джейк.
Суть в том, что этим славным вечером Вархайт решил, что негоже ему более мучиться ночными кошмарами и видениями от пережитого в Междумирье, посему надобно организовать своим нервам разгрузку. Но Джейк - человек простой, из народа. Магию и медицину шарлатанскую для организации душевного покоя не приемлет. Поэтому решил по старинке - добрым элем и любым другим подверженным горению средством, что попадется под руку. Были задумки и касательно женского общества. Однако безудержное веселье разгоряченного спиртным дампира так впечатлило оказавшихся неподалеку ночных спутниц, что даже самые отчаянные не решились составить ему компанию.
А поскольку распивание спиртного в гордом одиночестве - порочнейшее проявление злостного алкоголизма, роль бдящих за спокойствием и целостностью окружения выпала верным соратникам Вархайта - Трэю и Кристиану. Последние с задачей справились на редкость паршиво. Дело в том, что поведение пьяного дампира пришлось не по душе команде одного вольного судна, которая почти в полном составе отдыхала в той же таверне. Бравые моряки поступили по-умному - терпеливо выждали, когда Джейк окончательно усвинячится и решит выйти (вывалиться) по нужде.
Соратники воина не заметили, как следом зал покинуло около двух десятков крепких ребят. Опомнились эльф с оборотнем в тот момент, когда со стороны двора раздались душераздирающие вопли. Выбежав на улицу, они обнаружили, что вся площадь усеяна телами искалеченных и корчащихся от боли моряков. И среди этого великолепия стоял Джейк, пошатываясь, грубо бранясь и натягивая портки. Репутацию дампира спас лишь тот факт, что он как раз покидал перекошенный ветхий нуждик. От попытки воина захлопнуть дверь туалет со скрипом повалился набок, обрушившись на одного из пострадавших от гнева справлявшего нужду дампира.
Владельцу таверны такой расклад оказался не по душе. Поэтому он с недовольством в голосе и дрожью в коленях попросил троицу покинуть заведение. И пришлось бедным Трэю с Кристианом тащить на себе в поисках ночлега Джейка, имеющего возможность двигать только языком.
- Похоже, командир своего добился, - рассудил синдорей, - Сейчас он выглядит расслабленным.
- Бухим он выглядит. А еще разит от него. Но это я так, драматизирую, - буркнул красноволосый.
- Эбхм? Хто бхой? Ща в ухо дам! - рыкнул Джейк, подтвердив угрозы звучной отрыжкой.
- Шутит он. Что вы, Кристиана не знаете? - успокаивающе затараторил Трэй, и тут же попытался перевести тему, - Как вы, Джейк? Может это была не очень хорошая идея?
- Я ахренно! В башке каша, жидкая, как пнос. Зато всякой... ик!.. хни в бшке нет. Но я пмню, все помню...
В течение следующих минут двадцати Трэй и Кристиан на ходу выслушивали несвязную речь Джейка, в которой пусть слабо, но прослеживалась череда кровавых и жутких событий, которые он пережил за пределами Энирина. Эта картина могла бы показаться комичной, а рассказ неправдоподобным. Но вряд ли это зрелище кого-то насмешило. Выглядело весьма жалко и неприятно. Пьяный в дрова и великий воин сквозь рыдания и преисполненные чудовищной горечи возгласы, выставлял напоказ свое горе и боль от череды невосполнимых потерь.
Синдорей и оборотень слушали молча, не смея перебивать или усомниться. Они тоже натерпелись от тех событий. Пока дампир пропадал в Междумирье, на оставшихся в живых членов Гильдии Воинов велась жестокая и неутомимая охота. Демоны появлялись буквально из пустоты. От них нельзя было скрыться. Чудовища с дикой кровожадностью набрасывались на своих жертв и разрывали их на части. Они пожирали тела еще живых и захлебывающихся собственной кровью воинов. Трэй и Кристиан жили в этом аду целый год. На их глазах погибли все верные соратники и друзья. Лишь им двоим хватило сил пережить этот кошмар. Поэтому они молчали, лишь иногда перекидываясь понимающими мрачными взглядами.
- Если вас преследуют эти события, то можно попытаться пересилить их. Заставив память вернуть вас туда, - заключил Трэй, когда Джейк закончил говорить, - Попробуйте записывать всё, что помните. Мне это иногда помогает.
- Трэй, что ты несешь? Как ты вообще представляешь нашего лихого воеводу с упоением скребущим бумажку пером? - вновь недовольно буркнул Кристиан, тут же охнув, когда дампир наступил могучей пяткой ему на ногу.
- Слышь, осади! Я сё могу, и мечом, и пером, и х... ик!.. Короче могу, и напишу. Целую поэму, нахер. Только... это. Вздремну...
Вархайт отрубился и рухнул, повалив товарищей и громко захрапев. Лишь под утро они дотащили тушу дампира до постоялого двора, где кое-как взгромоздили его на ложе. И удивительное, но как только через пару дней Джейка отпустило похмелье, он и вправду схватился за перо с бумагой и принялся вести хронику своих путешествий по Междумирью. Причем ухитрился писать все это от третьего лица, чтобы создать для самого себя эдакий эффект взгляда со стороны.

***

И только сейчас (спустя пол года) Джейк осознал, что эта затея ему все-таки не по душе. Да и стоит признать - многие события в Междумирье вспоминаются обрывочно и местами походят на галлюцинации. Поэтому Джейк не уверен, что все было именно так. Хотя некоторые факты (к сожалению, наиболее печальные) не вызывали сомнений. Он действительно убил свою мать. Отголоски этого события до сих пор всплывают в сознании. Не менее точно отражено и то, что было позже. Божественные артефакты. Он отдал почти два года беготне за мифом. Столько раз был на грани гибели. И все ради чего? Ну собрал коллекцию древних безделушек. И что? Можно продать их за баснословную сумму в музей. Но где же великое могущество? Где сила, способная сокрушить армии? Если ради обладания этими артефактами погибли тысячи воинов, то это не более, чем жестокая шутка богов. И хорошая наука смертным, алчущим власти, богатства и силы.
И вообще, о чем он может написать? О дикой агонии, навеянной событиями, в которые никто не поверит? Или о непроглядной глупости, толкнувшей его на поиски не менее глупой легенды? Нет, ни капли сожаления при взгляде на тлеющие в камине останки бумаги. Хотя стоит признаться, в какой-то мере это помогло упорядочить воспоминания и оценить степень осмысленности поступков. И все же окончательный вывод неутешителен. Для чего он живет? Почему делает то, что делает? И ради чего вообще затеял эту борьбу? Стать победителем здесь сможет разве что баловень судьбы, коим Джейк не является по определению.
Недовольно пробубнив что-то под нос, дампир дернул руками и опустил ладони на затылок. Взъерошив волосы, тряхнул головой и решительно направился к выходу. Прогуляться и проветриться - вот разумная идея. Спустившись в прихожую, Вархайт снял с петель дубленку, накинул на плечи, затем натянул теплые сапоги и вышел на улицу.
Недавно прошедший снегопад оставил глубокие сугробы. Никакой пурги и мороза. Просто солнечный день. Весна бывает и более теплой, но детворе и этого достаточно, чтобы выскочить на улицу и резвиться, что есть прыти. Джейк вышел за пределы двора и поднял голову к небу, подставляя лицо робким лучам весеннего солнца. Глубоко вдохнув и впустив в легкие свежий воздух, Вархайт расслабился и прислушался к суете вокруг. Среди общего гомона и шума выделились два знакомых голоса:
- Ты глупый эльф! Это был олень.
- Ну конечно. Я и забыл, что говорю с главным сведущим всея Энирина по оленям. Постыдился бы обзывать сохатого.
- Да ты хоть видел, какие у него рога? Во такие.
- Признаю. Лишь ты способен показать настоящего оленя.
- То-то же. Нашел, с кем спо... Эй!
Дампир с любопытством понаблюдал за жарким спором между Трэем и Кристианом. Судя по всему, они вернулись с очередного задания и сейчас направлялись в штаб. Занятно, что он встретил эту парочку в такой символичный момент. Но по мере развития полемики бойцы не сразу заметили Вархайта. И встреча чуть не обернулась столкновением.
- О! Начальник, изволил наконец высунуться на улицу, - приветливо возвестил Кристиан, и тут же проворчал, переведя набыченный взор на синдорея, - Этот остроухий назвал меня оленем. Ты только представь?
- Тебя повысили с дятла до оленя без моего ведома? Возмутительно.
- Ай, как смешно! - скривив недовольную рожу, возмутился оборотень, - Сегодня сплошь и рядом одни шутники. Не загнуться б со смеху.
- Угомонись, - прервал Вархайт, после чего перевел взор на эльфа, - Затея с очерками провалилась. Я сжег записи.
- Ну что ж, сама попытка уже достойна похвалы, - рассудил снайпер, разведя руки в стороны.
- Да сразу было понятно, что затея тухлая, - веско заявил Кристиан.
- Есть идея получше? - поинтересовался дампир.
- Конечно. Чем выжимать из себя буковки на бумажку, лучше займись приятным и привычным. Только не нажирайся больше, с меня и прошлого раза хватило, - ворчливо, но вполне серьезно заявил оборотень, - Ладно, пора отчитаться. Утомился я гонять по нагорьям. Погнали.
Кристиан потопал к штабу. Трэй покосился вслед, затем перевел взор на Джейка.
- Как ни странно, но в его словах есть смысл. Может и вправду не стоит придумывать ничего лишнего?
Синдорей махнул на прощание рукой и поспешил догнать напарника. А Джейк? По правде он оказался в легком ступоре. Чего ему хочется заняться прямо сейчас? Немного поломав голову он пошел вверх по главной улице Айсгарда. За этот день дампир успел посетить тренировочную площадку Ассоциации, где дал обрадованным его визитом новичкам пару уроков и провел несколько спаррингов. Потом направился в кузницу отца, где его встретили с не меньшим восторгом. Там проработал до самого вечера. Вернувшись домой, отыскал Рино и потащил купаться. Тигр не упирался, принимать ванную он любит. Только от этого процедура не становится проще. Тазики и брызги летят в разные стороны, как при погроме. Но это было весело, как и всегда. Искупав тигра, дампир принял ванную сам. После этого плотный ужин. Из-за насыщенного трудового дня еда показалась особенно вкусной.
Завершил этот день Вархайт в своей комнате, сидя перед окном и любуясь закатом над Айсгардом. У ног Джейка дремал Рино, согревая голые ступни хозяина. Какои выводы? Вархайт заметил, что в последние годы только и делает, что пытается оправдать и доказать важность каждого своего поступка. Старается ликвидировать ошибку за несколько шагов до ее допущения. Все его существование превратилось в череду максимально эффективных действий, бесконечного напряжения, приправленного бессилием изменить жестокое прошлое. Будто так он мог извиниться за свои ошибки перед теми, кто покинул этот мир с болью и страданиями. Джейк ведь сильный - он не будет сокрушаться сожалениями. Лучше изведет себя до потери чувств и разорвется на части в попытках помочь всем и заодно наказать себя.
Но сегодня, проводя время среди тех, кто ему искренне рад, дампир впервые ощутил, что его никто не обвиняет. Что жизнь, в общем-то, несмотря на все события, идет в том же темпе. Да, есть цели, высокие и труднодостижимые. Есть тревожное видение ужасного будущего. Но есть и жизнь, ее радости и горести, заботы и покой. И тут не определишь, достоин ты этого или нет. Это просто дано тебе. Это часть тебя, от которой не скрыться. И принимать стоит как должное, а не как повод оправдать свое существование. Гиблое дело. Эгоизм в той или иной мере есть в каждом. И даже когда нужно сделать что-то важное, не стоит пытаться забыть о себе и своих желаниях. Все равно не выйдет.
Поэтому, если хочется спать, то надо спать. А завтра уже не будет переполняющих разум выводов и сомнений. А будет лишь осознание, уверенность, долг и...
- Жизнь. Просто жизнь.

Отредактировано Джейк Вархайт (Вторник, 9 октября, 2018г. 00:58:23)

+2

7

Выборы

1394-й год

Джейк подул на горячий чай, осторожно придерживая чашку кончиками пальцев.
- Таков план, - заключил дампир.
- Погоди-погоди, командир. И все? - удивленно поинтересовался Кристиан, садясь за стол напротив Вархайта.
- А можно повторить? - вежливо попросил Трэй, засовывая аккуратно порубленный кусок бревна в камин, - Как-то... быстро вышло.
- С какого места непонятно?
- С самого начала.
Джейк устало вздохнул, отхлебнул чаю и кивнул:
- Хорошо. - дампир опустил чашку и обратил сосредоточенный взор на собеседников, - Завтра, во время итогового голосования выборов правителя Альянса выпихните из зала стражу и заприте двери. Не пускайте стражников внутрь. Затем выходите в большой зал на первом этаже и уничтожьте противников.
- И все? - спросил Кристиан.
- И ничто не пойдет не так? - спросил Трэй.
Вархайт кивнул.
- И ты убьешь своего конкурента в выборах на глазах у всех больших шишек Альянса? - спросил Кристиан.
- И никто из них не знает, что он оборотень? - спросил Трэй.
Вархайт кивнул.
- И ты сможешь победить его и еще десятерых его соратников в зале, которые тоже оборотни? - спросил оборотень.
- И вас выберут правителем Альянса? - спросил синдорей.
Кивок.
- И мы должны удержать всю стражу в здании? - спросил рыжий.
- И сразиться примерно тремя дюжинами воинов из свиты твоего конкурента Тарга, которые тоже оборотни? - спросил блондин.
Еще один.
- И никто ни до чего не догадается? - спросил длинноволосый.
- И мы сможем всех победить? - спросил тоже длинноволосый.
И еще.
- И никто не сбежит? - спросил боевой маг.
- И никто не пострадает? - спросил снайпер.
Ага.
- И все?
- И все?
Вархайт кивнул.
- Ладно.
- Ладно.

***

На следующий вечер
Джейк подул на горячий чай, осторожно придерживая чашку кончиками пальцев.
- Неплохо вышло, - заключил дампир.

Отредактировано Джейк Вархайт (Вторник, 9 октября, 2018г. 00:58:14)

0

8

И грянет бой

Весна 1399 года. Айсгард

Просторная комната, каменные стены, пол и потолок, огонь в камине, стол, пара табуреток, круглый ковер на полу в центре помещения, диван, пара кресел, одна из стен полностью занята объемным стеллажом с книгами, на противоположной стене скрещенные длинные клинки, закрепленные на металлическом орле и прикрытые каплевидным щитом - герб Ассоциации Боевой Элиты. Единственный необычный элемент интерьера - обильно одаривающее комнату дневным светом широкое просторное окно вместо стандартной маленькой бойницы, столь привычной для крепостных помещений.
Посреди этого достаточно скромного убранства стоит Джейк. Как обычно, в полном доспехе. Только голова сейчас свободна от шлема, вольготно расположившегося на краю стола. Вархайт стоит напротив герба и внимательно всматривается в каждую черту этого символа. Будто видит его в последний раз. Это неподвижное лицезрение длится так долго, что Рино устроился у ног хозяина и даже успел задремать. Лохматый бок крупного белого тигра равномерно надувается и опускается. Вид спящего зверя внушает умиротворение, будто весь мир способен так же свернуться калачиком и уснуть под мерный треск сгорающих в камине сухих брёвен.
Двадцать пять лет. Двадцать пять проклятых лет, положенных на жертвенный алтарь ради спасения этого мира. Впрочем, никто их не проклинал. Да и Джейк не великомученик, чтобы возносить преисполненные страданиями речи к небесам. И всё же по всему нутру расползается какое-то тоскливое тягучее ощущение. Заканчивается пора затянувшегося ожидания судьбы. Груз, который дампир тащил на плечах все эти годы, наконец приближается к своему законному месту, где будет сброшен. Сброшен вместе со всей ответственностью, напряжением, трудами, сражениями и... наверное, жизнью.
Этой долгой неспокойной жизнью, в которая совсем скоро лишится того немного, что стало ценным для неё за эти два с половиной десятилетия. Тогда, давно, еще до всей этой истории Джейк лишился родителей, друзей, учеников, дела всей жизни и дорогой сердцу женщины. Всё это пожрали проклятые демоны, которые поплатились за это своим существованием. И сейчас он готовится распрощаться с новыми друзьями и учениками, со своей сильной организацией, в которую вложено так много сил, и даже с родной страной, которую основали его предки. Да что там, даже родной дом придётся отдать на поругание врагу и разрушение.
Вархайт невесело хмыкнул. Одно дело - быть неудачником, но совсем другое - так самоотверженно стремиться к этой роли. Джейк вложил всего себя в Ассоциацию Боевой Элиты, потом и кровью зарабатывал каждую монету для бюджета, днём и ночью гонял рекрутов, воспитывая в них сильнейших бойцов, силой добился правления Альянсом, долгие годы ловко манипулировал государственной казной, на которую построил огромный флот и выкупил множество жилищ в районе Маскареля, заставил Лорею подписать безумный договор, а потом уговорил её сыновей выполнить его и привлек к своей авантюре весь Альтанар. И для чего? Всё для того же - дабы в конце концов разнести всё к чертям, оставить на пути ужасного врага и обречь на гибель.

Скрип открывающейся двери развеял мысли словно стаю светлячков. Дампир даже слегка вздрогнул, будто очнулся от дурного сна. Оглянувшись, он увидел торчащую из-за приоткрытой двери голову Трэя. Пару секунд синдорей неловко помялся, потом обратился:
- Командир, простите. Я стучал, но вы не открывали.
- Минут десять тут отирался, и мне зайти не давал, - донеслось из коридора ворчание Кристиана, после чего рыжая голова оборотня показалась в дверном проёме.
- Пора? - коротко спросил Джейк.
- Да, - с кивком доложил Трэй. - Все в сборе.
- Иду. Спускайтесь к остальным.
- Как скажешь. Идём, остроухий. - пробубнил Кристиан и потянул эльфа за плечо.
- Не зови меня так! - успел услышать Вархайт перед тем, как дверь захлопнулась.
Ещё несколько секунд слышались причитания Трэя и ехидные комментарии Кристиана. Затем снова воцарилась тишина. Дампир усмехнулся, на этот раз по-доброму. Такое ощущение, что сегодня эти двое особенно стараются вести себя как обычно. 
"Надо идти".
Услышав мысли Джейка, Рино встал, от души потянулся, по-кошачьи изогнув спину, и зевнул во всю широкую клыкастую пасть. Вархайт опустил руку на крупную тигриную голову, погладил друга и взглянул в изумрудные глаза зверя, уже не такие яркие как раньше. Всё когда-то заканчивается. Рино по-прежнему способен бешено нестись в атаку, крушить вражеские ряды мощными ударами огромных лап и без отдыха преодолевать большие расстояния. Но всё чаще его можно заметить мирно спящем на солнышке. Закончились глупые шалости и беготня по всей округе. Верный друг стареет.
- Надо идти, - уже вслух повторил воин.
Он вышел из комнаты и направился решительным шагом по коридору к широкому балкону, под которым располагается внутренний двор крепости. Сейчас там собрались все действующие члены Ассоциации, чего ранее никогда не случалось. Почти тысяча великолепно обученных бойцов. Гордость всего Северо-запада. Гордость Джейка. Они знают, что их отправят на верную гибель, но никто не ушёл, когда им было это предложено. Настоящие сорвиголовы, отличные ребята, герои.
Лучшее, что может для них сделать командир - произнести речь, которая до самого конца этого противостояния не позволит дрогнуть ни одной руке с оружием. Поэтому сейчас Вархайт выходит на просторный балкон и обращает волевой взор вперёд, чтобы обратиться к тем, кто скоро встанет на защиту всего мира. К лучшим из лучших.
"Воины Ассоциации Боевой Элиты! Я лично тренировал каждого из вас, поэтому знаю, что равных вам в этом мире уже не осталось. Но скоро эта несправедливость будет исправлена. Грядёт бой, в котором каждый из вас покажет, чего стоит. Это будет славная драка. Да что там драка? Это почти война! Война, в которой каждый из вас возьмёт в руки кусок мира и будет отвечать за него собственной шкурой. Поэтому если кто удумал отдать свою жизнь, то пусть сделает так, чтобы её цена оказалась так велика, чтобы у вражеских ублюдков не осталось аппетита на земли Энирина!"

***

"Ваши родные и соотечественники сейчас плывут в Альтанар, навстречу непростым переменам. Они будут держаться за жизнь и за гордость несмотря ни на что. И ради этого вы должны выстоять. Только вашими силами они смогут вырастить наших детей и увидеть то будущее, ради которого стоит отдать всё, что мы имеем здесь и сейчас."

27 мая 1399 года. Форт Торанкон

Антарес Рокстоун уже привык к грохоту. Если бы ответное послание Вождю Гурубаши Ягру фон Шверту пришлось писать сейчас, а не сразу после отбытия командира, когда за воротами еще было относительно спокойно, он без проблем смог бы накалякать письмо тем же кривым почерком, что и раньше. Но пожалуй сейчас, когда ему наконец выпало выступить командующим сил Ассоциации в Торанконе, у него бы уже не нашлось времени на такие скромные мирские заботы.
К тому же ситуация образовалась более чем непростая. Через два дня жрецы из Альтанара закончат ритуал, и на Айсгард обрушится магический удар лютой мощи, что передавит подавляющую часть армии Ин'Кхар и обратит и без того потрёпанную боями столицу в руины или даже в пыль. Это значит, что сейчас нужно выступать. Но вот Антарес стоит на вершине одной из башен огромной стены форта и наблюдает картину, для которой понятие "ужасающая" будет слишком скромным. Солнце уже близится к горизонту и потому обзор немного хуже, чем днём. Но даже сейчас Рокстоун с трепетом наблюдает за той необъятной чёрной пеленой, что застелила всю округу. Мертвецы стоят так плотно, что под ними не разглядеть и метра земли. И так тянется далеко на восток. При том, что часть армии из разлома ушла на север, а ещё многие были уничтожены при попытке пройти сквозь Ночной лес. Но самое главное - завтра утром надо не только выступить против этого легиона немёртвых, но ещё и умудриться оттеснить его обратно к разлому и ждать, когда прибудет подкрепление из Альтанара.
- Капитан! - послышался сзади тревожный оклик.
Оглянувшись, Антарес увидел бегущего к нему Годдера, друга детства Рокстоуна, вместе с которым он более двадцати лет назад пришёл молодым деревенским рубакой в недавно образованную Ассоциацию Боевой Элиты постигать искусство боя.
- Капитан! Значит утром выступаем? - с тревогой спросил запыхавшийся Годдер.
- Всё по плану, - строго ответил Антарес и оскалился в недоброй ухмылке. - А что, уже обгадился?
- Есть чутка. - без тени стыда сознался боец. - А ты?
- И я немножко.
- И что делать?
- Как "что"? Подотрёмся и собираться! Или ты обосранным пойдёшь?
Несколько секунд они молча смотрели друг на друга, а потом разразились таким могучим хохотом, что даже нежить за воротами вроде как притихла. Оттеснить, так оттеснить. Пусть хоть ещё столько же дохляков притащат. Всё равно всех обратно в дыру затолкают.

***

"Каждый из вас стоит тысячи чудовищ, что посмели выступить против нас. А если их окажется еще больше, то помните, что рядом с вами стоит тот, кто стоит ещё стольких же. И если кто-то окажется один, то пусть сражается так, чтобы стоить две тысячи или все три, и даже десятки и сотни тысяч ублюдков, вообразивших, что могут с нами тягаться!"

29 мая 1399 года. Горы к западу от Лоран Рата

- Слушай, Кристиан. Так сколько у тебя всё-таки жизней?
- А хрен его знает. Столько раз подыхал за последние годы, что уже и не знаю, сколько осталось.
- А у меня вроде только одна..
- Нда? А чего ж ты до сих пор не откинулся, остроухий?
- Сдаётся мне, что брешешь ты всё, - с язвительным торжеством пробубнил Трэй. - И хватит меня так звать! Придумал же кликуху перед смертью.
- Осади. Подыхать он собрался. Вон их ещё сколько.
Из последних сил они скинули с себя снежный покров и с кряхтением вылезли из-под остатков лавины. Израненные, вымотанные, продрогшие, Трэй и Кристиан поднялись в сидячее положение и оглянулись назад, где огромный снежный массив занял весь склон, который раньше служил главным торговым путём через Северные горы. Дорога и вовсе осталась где-то глубоко внизу.
И как так вышло? К сожалению, не так весело, как обычно. Орды нежити потащились через горы раньше, чем ожидалось. Второй разлом, что открылся возле Айсгарда, подарил и без того неисчислимым Ин'Кхар ещё больший численный перевес. А под руководством некромантов мертвецы начали действовать ещё более организованно. Трэй с Кристианом встали во главе отряда, который должен был сдерживать врага в узком ущелье, откуда планировалось вызвать взрывами лавину, чтобы похоронить огромную часть войска нежити под снегом и отрезать путь к Лоран Рату. Все бойцы, кроме этих двоих, пали, но им удалось продержаться до прибытия ребят со взрывчаткой. Вот только никакой пользы это не принесло. Фитили и все взрывчатые смеси отсырели, ибо в спешке их не успели обработать. Тогда двое самых безумных психов Ассоциации, а также два последних выживших члена Гильдии Воинов сами устроили бурю в горах. Трэй начал стрелять по скалам взрывчатыми стрелами, а Кристиан наколдовал самое разрушительное, что ему известно из магии огня. Лавина получилась ещё страшнее, чем планировалось, но в неё попали и оборотень с синдореем.
И вот теперь они с усилием поднимаются на ноги и смотрят на зарево от невообразимой мощи магического заклинания, которое жрецы Альтанара обрушили на Айсгард. Огромный столп света на мгновение занял половину ночного неба и осветил округу, будто внезапно наступил день. Дикий грохот пронёсся над горами и отозвался над склонами протяжным эхом. А потом снова пришла холодная тьма.
Вот и всё, нет больше Айсгарда, а вместе с ним и десятков тысяч агрессивных дохляков. Значит, всё получилось. Пришло время теснить гадов. Трэй с Кристианом переглянулись и обменялись торжествующими ухмылками на покрытых ссадинами и порезами лицах. А потом снова обратили взор вперёд. Прямо на них идёт огромная толпа нежити. Пусть и остатки, но это по-прежнему огромная армия против двоих потрёпанных бойцов.
- Похоже, сегодня я прикончу больше, чем ты, - рассудил боевой маг.
- Не зарекайся. - парировал снайпер. - На том свете расскажешь, какой счёт.
- Договорились.
***

"Помимо наших жизней, мы приносим в жертву многое. Свой дом, свою Родину. Нам придётся нанести нашей земле множество ран. Но то будущее, которое мы заслужим своей кровью и отвагой, станет панацеей, что исцелит все эти раны. Поэтому не оглядывайтесь назад, даже когда очень захочется. Сожмите свои кулаки и крепко держите в них вашу волю! А потом возьмите и этими самыми руками вырвите из грязных лап врага победу! Нашу победу!"

30 мая 1399 года. Руины Айсгарда

После затяжных боёв в переулках родного города, постоянно отступая, устраивая ловушки и засады, и заставляя всё больше мертвецов войти в зону поражения, Джейк со своим отрядом покинул город под покровом ночи и отошёл на безопасное расстояние. В назначенный час непередаваемой мощи взрыв оглушил их, и в следующее мгновение всё пространство залило сплошным потоком света. Земля и небо, всё стало едино. Воины рухнули навзничь, в ужасе прикрыв глаза и уши. Лишь через минут пятнадцать самые выносливые смогли подняться на ноги и приоткрыть глаза. Выждав несколько часов до рассвета, воины направились обратно к столице.
Сквозь медленно гаснущие вспышки, что застилали взор, они кое-как смогли разглядеть то, что осталось от того, что раньше звалось Айсгардом. Немногочисленные каменные глыбы с оплавленными краями и редкие перекорёженные остатки стен зданий, высотой не более пары-тройки метров. Джейк ступает сквозь эти останки родного города, которые даже руинами не назовёшь, и не может узнать ни одного закоулка в том месте, где родился и провёл большую часть жизни. Нет больше дома и даже того, что о нём могло бы напомнить. Лишь выжженный кусок земли.
Рино ткнулся мордой в руку Вархайта и посмотрел на него преданными глазами.
- Всё нормально, - коротко отозвался Джейк, потрепав тигра за ухом.
Командир перевёл уверенный взор на стоящих позади бойцов, потерянно осматривающихся по сторонам. Дампир вытащил из ножен за спиной один из своих широких мечей и широким рубящим ударом снес небольшую каменную глыбу. Пронзительный металлический звон и грохот упавшего камня.
- И так будет с каждым, кто пойдёт против нас! - крикнул Джейк, и в ответ ему дружным боевым кличем отозвались его воины. - А теперь... - мрачно произнёс дампир, резко разворачиваясь и наставляя острие меча на закопошившихся вдали мертвецов, что оказались за пределами удара с небес. - Сомкнуть ряды! Пришло время навести порядок на нашей земле.

***

"Сражайтесь как в последний раз! Сражайтесь за жизнь, за наших любимых, за наш дом! За Энирин!!!"

Отредактировано Джейк Вархайт (Вторник, 9 октября, 2018г. 00:56:53)

0

9

Прощай

Лето 1399 года. Неподалёку от руин Айсгарда

Тёплый, пожалуй, даже слишком тёплый день для раннего лета на Северо-западе. Небольшая возвышенность перед просторной равниной, на краю которой, где граница с бесконечным океаном, тоскливо расположились почти сравненные с землёй останки некогда великого прибережного города-крепости и столицы небольшого государства. Нет больше Айсгарда, нет Северо-западного Альянса, нет Ассоциации Боевой Элиты. Всё это было принесено в жертву ради безопасности мира, что так и не узнал ужаса внезапной первой волны вторжения Ин'Кхар. Закончились все эти утомительные процедуры с официальными заявлениями и передачей полномочий представителям Альтанара. Теперь они тут хозяева. На них ответственность за людей, что жили здесь, а ныне обитают на территории Маскареля. Им же держать оборону у разломов и разбираться с их закрытием. Встревоженный мир начал постепенно приходить к порядку. Шаткому, возможно недолгому, но всё же порядку.
Джейк в последний раз обвёл задумчивым взором руины своего родного города. Он поднял руку и коснулся кончиками пальцев рукояти одного из висящих за спиной клинков. Теперь Вархайт знает, что на самом деле представляет собой это оружие, после того случая во время последнего боя. Поэтому сейчас дампир на секунду ощутил небольшое покалывание в руке. Будто немой укор отца в том, что сын снова пытается обрушить на свои только-только освободившиеся плечи груз вины. Бессмысленный груз нелепой вины, которая блекнет на фоне достигнутого. Не говоря уже о том, что сейчас есть куда более важное дело. Уголки губ Вархайта дрогнули в короткой улыбке.
"Ты прав, отец".
Воин отвернулся от пейзажа и в пару шагов приблизился к каменному изваянию, едва достигающему метра в высоту. Камень обтёсан грубовато, но вряд ли тому, для кого он тут поставлен, нужны особые атрибуты роскоши. На самой ровной стороне, ставшей лицевой, выдолблена крупными буквами надпись: "Рино. Лучший друг". Джейк опустился на колени перед надгробием, прислонился лбом к камню и аккуратно провёл ладонью по надписи.

Перед глазами в очередной раз предстала картина поля боя, где немногочисленные воины Ассоциации расправляются с последними ожившими мертвецами из вражеской армии и дрожащими от усталости руками возносят оружие к небесам, хрипло издавая победный клич. Пошатываясь и прихрамывая, тигр приблизился к Джейку и медленно завалился набок. Дампир на всю оставшуюся жизнь запомнил истерзанное тело друга и этот усталый тёплый взор гаснущих с каждой секундой изумрудных глаз. Вархайт упал на колени и осторожно приподнял голову Рино, обняв его за шею.
Они оба чувствовали, что этот момент близок. Рино прожил долго, даже слишком долго для тигра. Но он до последнего оставался сильным. Он не мог уйти, не прикрыв спину Джейку в бою, достойном привилегии стать последним. И теперь с каждым вдохом этот преданный добрый зверь ощущал приближение заслуженного покоя. С дрожью во всём теле дампир обнял дорогого друга, слыша, как удары его сердца становятся слабее и реже. Тяжёлое чувство одиночества прокатилось волной по телу Джейка. Он вжался лицом в шерсть тигра, тут же намокшую от слёз воина, который, казалось, уже забыл о том, каково это - рыдать от сильных чувств, тревожащих сердце. А Рино собрал последние силы, поднял лапу и опустил её на плечо дампира.
"Поплачь немного за мной, Джейк. Но только немного", - донеслось где-то из самой глубины души Вархайта. "Сможешь поплакать, значит сможешь и когда-нибудь засмеяться. Прощай."
- Прощай... - прерывисто прошептал воин, крепко обнимая издавшего последний вздох друга.

Вархайт вынырнул из воспоминаний, ощутив постороннее присутствие за спиной. Но оглядываться, равно как и тревожиться, не стал. Слишком хорошо ему знаком запах крови тех, кто приближается к этому месту.
- Я даже немного завидую лохматому, - с иронией и одновременно теплотой произнёс звонкий мужской голос. - Он наконец смог добраться туда, куда нам никак не удаётся. Не нарадуется, наверное.
- Если ты там и окажешься, то только из-за своего длинного языка, - ворчливо, но с той же теплотой констатировал голос помягче.
Джейк оглянулся и встретился взглядом с Кристианом и Трэем. Избитые, искалеченные, ни единого живого места, с ног до головы обмотанные бинтами. Но всё такие же живые, несгибаемые и уверенные. Никто даже в самых смелых мыслях не может вообразить, как эти двое умудрились пережить ту резню в горах. Но как факт - стоят же, да ещё и ехидничают, как ни в чём.
- Подойдите, пусть и Рино за вас порадуется, - с улыбкой пригласил Джейк.
Все трое приблизились к надгробию и опустили ладони на камень. И всё же, несмотря на то, что самые страшное вроде как позади, на душе у каждого свербит тягучая тоска. Все трое знают, что именно здесь точка завершения кое-чего очень важного для них. Здесь же и начало нового. Но сейчас именно тот самый момент, когда придётся сделать первый шаг. Первый шаг в долгом пути. Вот только путь отныне у каждого свой. Поэтому они стоят с опущенными взорами, жадно вдыхая каждое мгновение этого красивого и печального завершения старого пути.
- Ну, кто куда теперь? - наконец спросил Джейк, поднимая взгляд.
- Я чувствую, что должен вернуться к своему народу, - ответил Трэй. - Жизнь плечом к плечу с вами научила меня, что нужно уметь твёрдо и до конца стоять на своём. Но всё же не надо отворачиваться от того, что тебе дорого. Когда-то я ушёл из дома с гордо поднятой головой и уверенностью, что там всё неправильно. Теперь я могу вернуться с той же гордо поднятой головой, а ещё с мыслями, как можно сделать лучше.
- Фига се ты погнал, - буркнул Кристиан.
- Я говорю правду и приношу благодарность командиру за опыт, который я получил благодаря ему, - недовольно выпалил эльф.
- Да ладно. У тебя своя голова на плечах. Ты добился всего сам, - рассудил Вархайт и перевёл взор на оборотня. - А ты куда подашься?
- Приду домой. Наору на отца. Выгнал меня. Мамку с сестрицами рыдать заставил. Старый козёл. Помрёт уже скоро, а наследник единственный тут жопу под удар подставляет, мир хренов спасает. - Кристиан недовольно потупил взгляд, но тут же дёрнулся и решительно уставился на синдорея с дампиром. - Точно! Бабу надо найти. Ну, на постоянку.
Трэй прыснул, а Джейк безнадёжно выдохнул. И тут же оба засмеялись.
- Чего ржёте? Серьёзно же говорю, - обиженно рыкнул Кристиан, но через пару секунд и сам захохотал.

Вдоволь насмеявшись, все трое с тёплыми улыбками посмотрели друг на друга, не забывая опустить взор и на каменное изваяние, на котором до сих пор лежат их ладони.
- Ну а вы куда? - спросил Трэй у Вархайта.
- Я? Хм... Ну, пойду вперёд, а там посмотрим. Жизнь, походу, впереди ещё долгая. Вот и пойду, - без особой определённости рассудил Джейк.
- Ну тогда в гости захаживай. Винцом из семейного погреба угощу, - с заговорщицкой усмешкой пригласил Кристиан.
- И ко мне. У нас вас встретят с почётом, не сомневайтесь, - подхватил Трэй.
- Тогда обязательно загляну. Спасибо, ребята.
Ещё немного, совсем немного они постояли, глядя друг на друга.
- Ну что ж, в путь, - решительно оповестил дампир.
- Попутного ветра, мужики, - пожелал Кристиан.
- Берегите себя, - отдал напутствие Трэй.
- Прощайте, друзья, - заключил Джейк.
Все трое одновременно отняли руки от камня, развернулись и пошли в трёх разных направлениях.

Джейк идёт. Его шаг твёрд и широк. Мысли проносятся по эпизодам прошлого. Вспоминаются события, лица и связанные со всем этим переживания. Но постепенно эти мысли становятся всё туманнее и реже. Оно и понятно - нужно смотреть под ноги. К тому же уже сейчас наступает рассвет новой жизни. И эта жизнь не ждёт. Даже если ты останавливаешься мыслями, она продолжает свой иногда размеренный, а иногда быстрый ход. И Джейк идёт вместе с ней вперёд. Навстречу тому, что будет сейчас, сегодня, завтра и дальше.

Искренне, но уже не актуально

Ну что ж, вероятно, это последний пост за Джейка Вархайта, закрывающий историю персонажа. Не знаю, как сложится в будущем, но на сегодняшний день так. Полагаю, это достойный финал для истории, которая вершилась долгих семь лет. А по меркам форума лет, вроде как, тридцать. Это была удивительная и неповторимая игра. Она создавалась не только мной, но и игроками, которых я повстречал на этом пути. Сейчас вспоминаю многих из них, и несмотря на то, что не со всеми отношения у меня сложились хорошо, я всё равно благодарен им за игру и всё замечательное, что произошло с нами за все эти годы.
Спасибо тебе, Энирин, за то, что ты появился в моей жизни и стал местом, где свершилось столько интересных вещей. Это было и остаётся бесценным опытом и яркими воспоминаниями для меня. Я сохраню эти воспоминания на всю жизнь и буду помнить обо всех уроках, полученных здесь.

Я говорю спасибо всем, кто это увидит и тем, кто не увидит. И скажу ещё вот что - было классно)))

Отредактировано Джейк Вархайт (Вторник, 9 октября, 2018г. 00:56:35)

+1

10

После бури. Часть первая.
"Дрейк"

Весна 1400 года

- Как, говоришь, звать тебя? - спросила старушка, вываливая из чугунка в тарелку тёплые пирожки.
- Джейк, - погромче ответил сидящий за столом гость.
Он протянул руки к растопленной печи, согреваясь после долгого пути под холодным ливнем, всё ещё шумящем за окном избы.
- Как? - переспросила бабка, ставя тарелку с пирогами перед гостем.
- Джейк! - почти прокричал воин.
- Да чего ж ты мямлишь? Никак горло застудил? - участливо поинтересовалась почтенная женщина.
Вархайт никогда не испытывал проблем с чёткостью речи. Любой, кто видел его на поле боя, уверенно скажет, что боевой клич Джейка способен перекрыть даже пушечную канонаду. Но этого оказалось недостаточно, чтобы бабка смогла его расслышать. Только где-то после седьмого "Джейк!", от которого слегка дрогнули стены избы, бабушка выдала:
- Дрейк?
- Не... - хотел было возразить воин, но в итоге устало махнул рукой и кивнул. - Да, бабуль.
- Вот уж имечко. Не местный, стало быть, - крякнула старушка. - А меня звать Зузанна. Ты кушай, а я самовар поставлю.
"Это у кого ещё имечко", - усмехнулся "Дрейк", аккуратно откусывая горячий пирожок с картошкой.
- Меня-то полным именем шибко не кликали. Так всю жизнь Зузей была, а я и не против. И ты зови, - продолжила бабка, пыхтя над самоваром.
- Хорошо, бабуль.
Почти год прошёл с тех пор, как Джейк покинул свой разрушенный дом и отправился в странствия. Как ни старался он бодриться и направлять взор в будущее, вчерашний день постоянно нагонял его, заставляя вставать и двигаться дальше. Куда ни пойди, везде новости о том, что случилось с Альянсом и его народом. Вархайт узнал о том, что многие не остались в Альтанаре и поселились к югу от прежнего дома: кто в Вермилоне, кто в Зоаре, а кто и того ближе - в Теллине и других вольных городах.
Своё имя дампир слышал часто. И героем нарекали, и безумцем. Слышал и про начинающуюся аннексию Запада Джером. Но всё это его уже не шибко беспокоит. Пустота, пришедшая за исполнением 30-летнего плана, нависла над ним затянувшейся меланхолией. Он словно исчез, как для всего мира, так и для самого себя. Но это не угнетает. Напротив, Вархайт упивается этим состоянием, как заслуженным покоем в небытие, как долгожданной смертью после тяжкой болезни.
Так и странствует безликим путником по землям Энирина, заводя разговоры только по мере нужды. Денег достаточно, бояться нечего. Несколько раз за его спиной оставались дороги, окроплённые кровью мелких разбойничьих шаек. Он убивал их молча, терпеливо ждал, когда нападут сами, и без единой эмоции рубил всех до последнего, не обращая внимание на мольбы о пощаде. Словно это совершал не Джейк, а лишь его тело, заботящееся лишь о выживании.
Так он добрался до Долины Лир. Ливень застал его в нескольких часах пути до ближайшего поселения. Стучась в двери одинокой избы у дороги, он не надеялся, что пустят внутрь. Но старушка оказалась на удивление приветливой. Даже не стала спрашивать, что у незнакомца в его здоровенном заплечном мешке. Возможно, найдя в нём два длинных клинка и прочие атрибуты, не столь необходимые для простого мирного путешествия, женщина не была бы такой смелой в своём гостеприимстве.
- А ты чего в плащ кутаешься? - удивилась бабушка, глядя на то, как гость аккуратничает, стараясь не высовываться за полы тёмной накидки. - Давай одеяло дам. Промок весь.
- Не-не, я... - хотел было возразить воин.
- Так, мокрым и на улице можешь торчать. А тут делай как велят, - строго выдала старушка.
Немного поколебавшись, Джейк повиновался и скинул плащ с плеч.
- Батюшки! - охнула Зузя, глядя на массивный доспех, в который оказался облачён гость. - Никак витязь славный ко мне пожаловал. Ну, тут если воевать, то только с мухами. Но с ними я и сама тапком управлюсь. Так что давай, скидывай свои железки. А потом в баню ступай, я недавно топила.
Онемевший от такой беззаботной реакции на своё внушительное облачение, Джейк доел последний пирожок и повиновался. Меньше, чем через час он уселся на тот же самый стул, но уже чистый и раскрасневшийся после бани. Вместо брони на нём красуется просторная светлая рубаха и тканевые штаны, которые оказались ему коротковаты, но особых неудобств не доставили.
- С лёгким паром! Ишь, здоровый какой - в эту рубаху два мужика спокойно влезть могли, а тебе почти вровень, - усмехнулась бабка, поставив на стол самовар. - Вот, пей.
- Спасибо, бабуль, - блаженно выдохнув, произнёс Вархайт.
Плотный пирожковый перекус, баня и тёплый чай сделали своё дело. Уже давно он не чувствовал себя так легко и уютно, не говоря уже о возможности хорошенько отмыться.
- А я вот уже лет сорок одна живу, - размеренно заговорила Зузя, сев за стол напротив гостя, пьющего горячий чай мелкими глотками. - Был муж и сыновей двое. Конюшня у нас была и кузница, видал развалюхи за баней? Вот никто теперь ими не занимается. Все трое как ушли воевать, так и не вернулись. Не упомню, что там за война была. Или разбойников с ополченцами из деревни бить пошли? Тьфу, старая! Совсем задурела. Ушли, короче, мужички мои, да с концами. Мне одной дело стало не сподручно. Да и грабили потом без защитников-то. Первый раз коней всех увели, да насильничали меня всей шайкой. Второй раз из кузницы, да из дома потаскали вещей. Насильничать не стали - старая, да сморщенная стала, хе-хе. Третий раз год тому эти... имперские припёрлись. Так брать-то было и нечего, только потоптали всё, да поломали. Ну и Роган с ними, мне оно всё равно уж ни в грош.
Старушка потихоньку рассказывала, а он сидел и молча глядел в её простое и доброе худоватое лицо, покрытое сеткой морщин. Редкие седые волосы неровными прядями спадают на плечи. Выцветшие большие глаза безучастно направлены в даль за окном. Серый сарафан с длинными рукавами явно променял не первый десяток, но сидит на её худом теле аккуратно. Низкий голос по-старчески хрипловат, но ещё сохранил былую мягкость. Свою грустную историю она поведала легко, местами даже с усмешкой.
- Жалко, - тихо произнёс Джейк, понимая, что до её ушей всё равно не дойдёт.
- Чего это жалко? - беззлобно спросила Зузя. - Я свой век отжила по совести. А что так сталось, то значит воля божья. Я уж давно за всё отплакала. Теперь живу и за каждый день Рамиру благодарю.
Вархайт опешил, вылупившись на бабку.
- Так ты... слышишь?
- А чего ж, ушей у меня что ль нет? - удивилась старушка. - А что глухая, так это иногда только перекрывает чегой-то.
- А-а... - протянул Джейк, физиономия которого ещё минуту хранила озадаченный вид.
Он ненадолго замолчал, опустив взгляд в чашку. Мысли плавно перетекают из одной в другую, постепенно подталкивая его к новой идее, внезапно показавшейся такой хорошей в своей простоте.
- Бабуль, а можно мне немного у тебя пожить? - спросил воин, подняв взгляд на Зузю. - Шуметь не буду и в хозяйстве помогу, я не дармоед. И защитить тебя смогу, если воры какие придут. Если надоем, можешь выгнать, слова не скажу.
Бабка с молчаливым удивлением посмотрела на внезапно разговорившегося гостя. А потом прыснула и от души расхохоталась.
- А старушка-то, видать, ещё ничё, раз молоденький под бочёк просится! Ой, не могу!
Не сразу поняв смысл её речей, воин непонимающе уставился перед собой. Потом пришло осознание, а с ним и тяжёлая каменная гримаса. 
- Бабуль... - буркнул Джейк, закатив глаза.
- Да оставайся сколько пожелаешь, защитник, - всё ещё посмеиваясь, ответила Зузя. - Шибко потчевать не смогу, но если поможешь в огороде, да в деревню будешь ходить, то напасём достаточно.
- Договорились, - кивнул Вархайт.
- Чудной ты какой-то. Ну да и ладно, так и веселее вдвоём будет, - заключила бабушка и добавила чуть строже. - Тогда ступай спать пораньше, коли остаться решил. Работать будешь с утра... как там... тю! Дрейк же.
- Дрейк, значит? - усмехнулся воин. - Хорошо, бабуль.
Отчего-то это имя пришлось ему по душе. Видать, из-за того, что хоть немного, но другое. Так и остался.

Отредактировано Джейк Вархайт (Вторник, 9 октября, 2018г. 00:59:45)

+2

11

После бури. Часть вторая.
"Сельдюшка"

Лето 1401 года

- Я уже давно решила - как помру, пусть в доме меня положат и саму хату подожгут, - поведала Зузя, сидя на скамейке перед избой. - Детей нет, внуков нет, на мне тут всё и закончится.
- Да ладно тебе, баба Зузя. Рано за смерть говорить, вон как скачешь, - добродушно возразил сидящий рядом Джейк.
Он с удовольствием подставил лицо тёплому летнему ветерку и поглядел в сторону клонящегося к горизонту вечернего солнца.
- Хех, и то верно. Тебе-то, конечно, так лучше. А хочешь, тебе дом и оставлю? Вон с хозяйством как ладишь.
- Спасибо, коль не шутишь, - улыбнулся воин. - Я только одного не пойму - ты как себе такое с горящей избой надумала? До меня ж тут столько лет одна жила. Кто тебя тогда в хате положил бы, да поджёг?
На этой фразе старушка серьёзно призадумалась.
- Батюшки! И вправду, чегой-то я? Или надумала это только как ты объявился? - пробубнила бабка, а потом с беспокойством уставилась на Вархайта. - Ой, слушай ка, Дрейк! Ты тогда не спеши уходить-то, дождись уж как помру.
Джейк негромко засмеялся, покачав головой.
- Всё-то у тебя схвачено.
- Ну, неча над старухой потешаться, пошли прынцессу нашу смотреть, - буркнула Зузя, с кряхтением вставая со скамьи.
- Пойдём.
"Прынцессой" оказалась молодая гнедая кобылка, которую Джейк выкупил у каравана торговцев, когда возвращался с деревенского базара. Бедняжку то ли замучили, то ли хворой родилась, но в отличие от остальных гужевых в упряжках, она еле ползла. Скорее всего её бы забили или бросили помирать в канаве. Вархайт выкупил лошадку по дешёвке и дотащил до дома. Благо, до избы оставалась всего пара сотен метров. Он вспомнил, что в доме у Зузи раньше была конюшня, и разводимые в ней лошади пользовались в округе большим спросом. Старушка даже хвалилась, что унаследовала пару почти колдовских рецептов, способных из любой дохлячки сделать добротную рабочую кобылу.
Бабка с горем пополам насобирала ингредиентов, приготовила какой-то особенно целебный (и особенно вонючий) отвар, напоила им лошадку и сказала, что через несколько часов надо будет проведать. "Либо копыта отбросит, либо оклемается", - заключила Зузя.
Отворив дверь полуразвалившегося амбара, они увидели, как лошадка лежит, подогнув обе пары ног, и обмахивается хвостом, разгоняя мух. Она внимательно взглянула на них большими умными глазами и приветливо фыркнула.
- Эка бандитка! - бабуля деловито упёрла руки в бока. - Ещё на один рот жрачки запасать.
- Оклемается, чуть подрастёт - будет пользу приносить, - рассудил Джейк. Он подошёл к лошадке и погладил по редкой гриве.
Целую неделю Зузя и Вархайт выхаживали кобылу. Старушка поначалу занималась новым питомцем нехотя, но постепенно вспоминая старые премудрости обращения с копытным скотом, втянулась и даже, как показалось воину, полюбила безымянную гостью.
- Надо бы кличку придумать, - обратился как-то Джейк, расчёсывая лошадку старым гребнем.
- "Прынцесса" не подходит? - удивилась Зузя, поглядев на кобылу. - Не, и вправду не прынцесса. Выкормили её, ожила и чтоб не сбрехать, но двужильная какая-то, здоровья тьма. Но мелкая и не резвится совсем, всё бы ей плестить, да траву дёргать. Селёдка дохлая.
Воин улыбнулся, посмотрев на бабку, и перевёл взгляд на лошадь.
- Слыхала, Селёдушка? Вон как баба Зузя тебя приголубила.
Джейку пришлось изрядно повозиться, восстанавливая маленький закуток в старой конюшне, дабы у лошадки были все условия. Получилось сносно. За год, прожитый у бабки, он успел привести в божеский вид избу и начал понемногу ковыряться в старой кузне. Она небольшая, использовалась в основном для ковки подков и других мелочей, поэтому много возни не ожидается. К тому же, раз уж снова завелась лошадь, надо бы позаботиться о материалах.
За Селёдушкой ухаживали вместе, но бабка всё подшучивала, мол Дрейк ей всё равно милее, уж старухин глаз на такое намётан.
- Может поцелуешь уже её разок-другой, авось и впрямь прынцессой обернётся? - хитро поинтересовалась однажды старушка, натирая бок лошади мочалкой. - Будет тебе невеста пригожая.
Вархайт оторвался от прикладывания подковы к Сельдюшкиному копыту и задумчиво глянул в большущие лошадиные глаза.
- Не, лучше не надо, - веско рассудил воин.
- Чёй та? - удивилась бабка.
- На кой нам тут принцесса? А вот кобылка рабочая всегда нужна.
С появлением лошадки в старом доме Зузи стало оживлённее. У воина и старушки появилось много поводов для досужей болтовни и весёлых забот по уходу за лошадкой. До этого напросившийся пожить Джейк был не особо разговорчивым. Общительная бабка то и дело звала его кислятиной. Он старался приносить пользу - занялся ремонтом, помогал в огороде, ходил на базар в деревню. В свободное время чаще всего удалялся в пролесок потренироваться с клинками.
Зачем браться за мечи? То ли по привычке, то ли цепляется за единственное, что умеет лучше других. Несмотря на уют и покой новой жизни, он всё ещё ищет в себе ответы на вопросы, которые даже не может задать.
Сельдюшка и забота о ней оказались отдушиной, благодаря которой Джейк начал реже думать о прошлом. Повседневные заботы стали интереснее и разнообразнее, в них появился смысл. Вряд ли лошадь может понять все эти глубокие чувства, но порой она и вправду ведёт себя так, словно осознаёт куда больше, чем простой домашний скот. Обычно апатичная и сонная, она моментально выполняет  все команды. Её не пугает шум и прочие вещи, от которых даже маститые кони встают на дыбы. Несмотря на не самые крупные размеры, она без устали может весь день тащить полностью загруженную телегу. Да, Вархайт больше не ходит до деревни пешком, и теперь стал ездить в более отдалённые поселения.
Много ещё чудес можно рассказать о Селёдушке. Но для Джейка самое главное чудо - само её существование. Вместе с Зузей они стали для него чем-то вроде того, что он уже не ожидал обрести. Семья? Наверное, да.

Отредактировано Джейк Вархайт (Среда, 10 октября, 2018г. 15:38:11)

+1

12

После бури. Часть третья.
"Голос"

Осень 1407 года

- В теории, однажды освоенная техника должна навсегда остаться в памяти мастера. Тем паче, что опыт более чем солидный, - со знанием дела объяснил Вархайт, методично отрабатывая удары обоими клинками на стволе высохшего дуба. - Но практика, разумеется, незаменима. Есть теория, что только регулярное применение в деле обеспечивает полноценность навыка. Якобы одной тренировкой не сохранить достигнутых вершин, которые рано или поздно начнут забываться. Иными словами, воин должен регулярно биться насмерть, чтобы его мастерство сохранялось и преумножалось. Как по мне, это полная чушь. Наверняка выдумал какой-то проплаченный эксперт в период военного обострения. Как думаешь?
Джейк отвлёкся от тренировки и внимательно посмотрел на собеседницу, пощипывающую траву в нескольких метрах слева. Заслышав, что речь мужчины прервалась, Сельдюшка подняла голову и авторитетно покивала, после чего вернулась к трапезе.
- А ты не из тех, кто ведётся на пустую болтовню. Я в тебе не ошибся, - удовлетворённо кивнул воин.
Закончив с тренировкой, он воткнул мечи в землю и уселся рядом с кобылкой. Тут же лежит старенькая сумка, из которой Вархайт извлёк небольшой свёрток и раскрыл его. Несколько ароматных клубней запечённого картофеля испустили чарующий аромат. Он с удовольствием принялся за лёгкую трапезу, что вручила ему перед уходом заботливая Зузя.
За семь лет жизни в Долине Лир Джейк, можно сказать, преобразился. Да и никто его так уже давно не зовёт. Во всех окрестных сёлах он известен как Дрейк, приёмыш отшельницы Зузи. В последние годы удалось наладить небольшое производство подков и рабочего инструмента. Раз в пару месяцев Вархайт запрягает Сельдюшку в повозку, грузит товаром и путешествует по Долине, продавая своё и закупая необходимое в дом. В основном одежду и провизию.
Ни разу не признали в нём могучего воителя, борца с иномирцами, героя или "короля-неудачника". Он стал Дрейком, и его это устраивает. С прежней жизнью теперь связывает лишь одно. И сегодня он решил проститься с этим.
- Думаю, сегодня хороший день. Спрячу клинки подальше и больше не буду хвататься за оружие. Если пронесёт, то до конца дней не придётся ни в какие побоища встрявать. - пережёвывая картошку и глядя на мечи, заявил дампир. Затем покосился на лошадку. - Одобряешь, Селёдушка?
"Как можно одобрить такое безрассудство?", - раздался сильный мужской голос.
Вархайт окаменел, ошарашенно уставившись перед собой. Недоеденная картофелина выпала из неподвижной руки. Очень медленно пережёвывая, он взглянул в одну сторону, затем в другую. Напряг чутьё и слух. Ни единого намёка на постороннее присутствие. Наконец дампир вопросительно уставился на лошадь.
- Ничего не слышала? - робко спросил он.
"Конечно же не слышала", - вновь прогремел неизвестный голос.
Вскрикнув от неожиданности, мужчина вскочил на ноги и уставился на кобылу дикими глазами.
- Как же так! Чего ж ты всё это время молчала? - быстро затараторил воин, потом запнулся и боязливо пробубнил, - Но ты же девочка...
"Сам ты девочка", - сварливее прежнего отозвался голос. "Совсем ополоумел в глуши своей?"
У Джейка не нашлось, что на это ответить. С минуту он постоял, недоверчиво косясь на преданно смотрящую на него кобылу.
- Ладно, тогда как мне к тебе обращаться? - осторожно поинтересовался он у Сельдюшки.
"Прекрати говорить с лошадью", - раздражённо обратился голос.
- Тогда покажись уже, тиранище! - взмолился Вархайт.
"Ага, делать мне больше нечего. Так послушаешь."
И тут Джейка внезапно осенило:
- Ты что, в голове у меня?
"В голове? Ну, можно и так сказать". - задумался голос. "В прежние времена ты поумнее был."
- Тебе почём знать?
"Про лучшего среди воинов, что ныне решил голову в землю запрятать? Мне положено, знаешь ли. Я про тебя всё знаю".
- Да кто ты такой? И чего от меня хочешь?
"Мне представляться не пристало. Но ты мне знатно послужил восемь лет назад, да и до того. Столько доблести, хех... никто больше таких щедрых подношений не делал."
Около минуты понадобилось воину, чтобы сделать новое шокирующее открытие. Имя собеседника застряло в горле, но так и не сорвалось с губ. Однако старая выучка быстро дала о себе знать. Опустив увлекательные, но пустые вопросы, дампир сосредоточился и обратился уже иначе - мыслями.
"Я завязал с битвами. В этом мне даже боги не указ."
"Хо-хо. Дерзкие речи. Ну, мне-то до почтения дела нет." - хладнокровно парировал голос. "- Я не собираюсь принуждать тебя снова браться за оружие. Но скажу сразу - затея пустая. Ты сам вернёшься, как ни отворачивайся. Это твоя сущность, и она не изменится. Таков этот мир, таков ты."
"Ты так уверен?"
"Попомни мои слова, Джейк Вархайт. Ну, не буду тебя больше тревожить", - буднично произнёс голос, после чего добавил. "- Ах, да. Не нужно убивать, чтобы сохранить навыки. Но ты решил их забыть. Ну так вот, я сделаю так, чтобы в нужное время все знания и опыт были при тебе. Это мне по силам. Ну, до скорого."
Как ни стоял дампир на своём, но слова нежданного гостя его зацепили. Они подвели к мысли, что прошлое, которое он стал считать пережитком старого существования, на самом деле неизбежность, на которую Джейк решил закрыть глаза. Вархайт сменил броню на крестьянскую одежду, а битвы на работу в кузне и разъезды по Долине Лир. Осталось лишь убрать с глаз долой выкованные отцом клинки и принять новую жизнь. А тут вот как.
С этими смутными мыслями он вернулся домой. Поужинав, он уселся на скамью перед домом  и уставился на пожелтевшую листву яблони. Разноцветная красота урожайной осени немного рассеяла дурные мысли. Зузя частенько сидит рядом с ним по вечерам. Сейчас она по обыкновению задремала, прислонившись головой к его плечу. Сдала за последний год старушка. Реже возится с домом и огородом, часто присаживается или ложится на кушетку. Даже в этом сонном мире что-то да меняется.
- Чего пригорюнился? - спросила спросонья бабушка.
- Да вот, задумался тут. - негромко ответил Вархайт. - Мне казалось, что всё в мире меняется, особенно если хочешь этого. А сегодня что-то тревожно. Засомневался.
- Батюшки, философ огородный, - усмехнулась Зузя. А потом вздохнула и произнесла. - Меняется, конечно. Но ты мир с собой не ровняй. Человек - тварь недолговечная. Пока что-то в мире будет меняться, человеков этих столько родится и помрёт... Так что тяни свою лямку, да живи, как можешь. Если б могла забыть сыновей с мужем, может счастливей стала. А как глаза ночью сомкну, так и вижу их лица. Рыдала раньше, а теперь радуюсь. Моё это на всю жизнь. Как стала женой и матерью, так ею и помру. И у каждого так, кто берёг что-то пуще жизни.
- А если из того, что берёг, ничего не осталось?
- Глухонький что ль? Или не слушаешь старуху совсем? - удивилась бабка. - Пока сам живёшь, всё бережёное твоё с тобой. Даже если не осталось ничего в руках.
- Вот как... - задумчивое лицо Джейка слегка просияло. - Спасибо, бабуль.
- Тю, чудной, - улыбнулась Зузя.
Старушка встала со скамейки и пошла стелить себе постель. А тот, кого теперь зовут Дрейком, ещё долго сидел перед домом и размышлял над её словами.

Отредактировано Джейк Вархайт (Четверг, 11 октября, 2018г. 12:25:21)

+1

13

После бури. Часть четвёртая.
"Зузя"

Зима 1412 года

"Так до сих пор и воюешь с Вулкхором?"
"Само собой. Это смертные могут за свой короткий век по сотне раз пересматривать взгляды. У нас так не заведено."
"Да понятно уже. Но неужели никогда не хотелось хоть на минутку остановиться? Тысячелетиями грызться только потому, что разные идеалы. Так и богу недолго свихнуться."
"Ну, часть правды в твоих мыслях есть. На самом деле противостояние начинается во время столкновений в мире смертных, где область интересов одного бога задевает аналогичную у другого. В остальное время вполне возможно что-то вроде... как ты там говорил? Ах да, "мирное сосуществование". Далёкая от истины формулировка, но точнее описать не могу."
"Тогда в чём проблема?"
"Эх. В общем, если говорить понятными тебе реалиями, то Вулкхор - это нечто такое, что смертные именуют как "зануда" и "нытик". Любишь с такими общаться?"
"Понимаю."
Поплотнее запахнув тулуп, Дрейк подогнал Сельдюшку вожжами. До зузиной избы уже рукой подать, и чем ближе возможность набить щеки горячими пирожками, тем сильнее нетерпение. Да и лёгкий морозец словно подгоняет телегу по наезженной колее. Благо, снегопадов не было уже давно, поэтому дорога достаточно чистая.
Что до пресловутого голоса (точнее, Голоса), то явившись однажды пять лет назад, бесследно он не исчез. Явился уже через месяц, потом стал напоминать о себе каждую неделю, а затем и почти каждый день. В итоге присутствие бога в голове стало для дампира обыденностью. И, несмотря на нежелание распространяться о положении дел в эниринском пантеоне, он оказался довольно интересным собеседником. Дрейк узнал, что хоть Рогор и знает о своём смертном происхождении, становление существом иного уровня напрочь отбило ему восприятие мира с позиции обычного мужчины. Боги, видите ли, далеки от земных ценностей, они видят не поступки своей паствы и богохульников, а сам источник их порывов - когда зарождающееся чувство или мысль только обретает форму, становясь для смертного осознанной идеей. Из-за этого слова для высших созданий - примитивная и совершенно бессмысленная форма коммуникации.
У дампира пока не было возможности убедиться, так ли оно на самом деле, или Голос просто даёт себе возможность для отступления в случае неудобных вопросов. Порой ему кажется, что Рогор руководствуется банальным любопытством, ведя речи со своим "Избранным последователем", но тот всячески отрицает, говоря, что подобное претит его природе. Да, с выпавшей Дрейку честью пришлось смириться, мол напрямую бог может говорить только с одним смертным на миллион. Лишь единицам в истории выпадала подобная благодать, и разумеется, такие счастливчики находятся под наивысшей опекой великих покровителей. Правда это или очередная божественная фантазия, но воин подозревает, что не каждый "Избранный" был рад такой чести. Не слишком-то удобно жить с говорилкой в голове, которая не торопится замолкать по одному твоему желанию.
Отворив ворота и загнав телегу во двор, Дрейк начал торопливо распрягать Сельдюшку, попутно оглядываясь в сторону избы.
- Баба Зузя! Встречай! - задорно крикнул мужчина.
Повозившись ещё пару минут, он освободил лошадку от узды и глянул в сторону дома. Никаких изменений.
- Бабуль! Мы приехали! - ещё громче окликнул дампир.
Тишина. Дрейк направился к избе. С каждым шагом в душе нарастает беспокойство. Зузя всегда встречала его ещё до того, как успевал завести лошадку во двор. Ровный шаг быстро перерос в бег. Он перепугался не на шутку.
- БАБУЛЬ! - во всю глотку заорал мужчина, забегая на крыльцо.
Прямо перед его носом дверь открывается, и он со всего маху налетает лбом на дверной край, отлетев назад и рухнув пятой точкой на деревянный пол.
- Батюшки! - испуганно вскрикнула Зузя, прижав руки к груди. - Чего скачешь, как ужаленный? Не убился?
Бабка суетливо склонилась над потерпевшим.
- Баба Зузя, чего не встречаешь? - буркнул Дрейк осторожно коснувшись пальцами ушибленного лба.
- Так крикнул бы, сразу б вышла.
- Во всю глотку орал.
- Да у моей тётки в курятнике цыплята пищали громче!
Открыл было рот, чтобы возразить, но припомнив об избирательности слуха старушки, устало вздохнул и поднялся на ноги. Тепло обняв Зузю, он вошёл в дом и наконец дорвался до своих драгоценных пирожков, пусть и пришлось подождать.
В этот раз он уехал на целый месяц. Зимой особо не поколесишь - переезды короче, ночёвки в поселениях дольше, о дороге и говорить нечего. От его внимания не ушло, что за это время бабушка сильно похудела. Вдобавок уже давно со сном стало плоховато, да и боль в боку совсем извела. Но она не жалуется. Мол обычное дело для старухи.
Она так и не смогла точно вспомнить в каком году родилась, но знает, что сейчас ей примерно под девяносто, может чуть меньше. Однажды задумавшись над этим, Дрейк осознал, что вообще-то Зузя старше него лишь лет на пять. То есть, встреть он её в начале своих странствий, когда только покинул отчий дом, перед ним предстала бы ещё совсем молодая женщина. Вот только сейчас она уже дряхлая старушка, а ему не дают и сорока. Но дампир не стал рассказывать ей, да она и не спрашивала. Так и прожили все эти годы как бабуля и великовозрастный приёмыш.
- Как чувствовала, что скоро приедете, - поведала Зузя, сидя на лавке в конюшне и наблюдая за тем, как Дрейк расчёсывает гриву кушающей кобылке. - Этой ночью снова муж снился. Почуяла, что за мной пришёл. А я и прошу его, мол дай на Дрейка ещё разок хоть глянуть. Еле уговорила. Проснулась, а глаза на мокром месте. Хех, дура старая.
Дампир с беспокойством посмотрел на бабку. Даже Сельдюшка прервала трапезу и внимательно взглянула на Зузю.
- Чего встрепенулись? Просто рассказываю, - усмехнулась старушка.
- Ты не говори так, - осторожно произнёс мужчина. - Пугаешь мистикой всякой.
Лошадка одобрительно фыркнула.
- Какая уж тут мистика? Время проходит. Сам знаешь, чай не маленький. Моё уже почти всё, а у тебя ещё много, сердцем чую. - заметив мрачную физиономию Дрейка, она тепло улыбнулась и встала с лавки. - Ладно, недосуг мне тут с вами трепаться. Пойду самовар греть.
Отворив скрипучую дверцу, бабушка вышла.
"Правду говорит мудрая женщина", - высказался Голос.
"Сам знаю", - сухо отозвался дампир.
Конечно знает. Кому как ни ему знать? Редко конечно на его веку кто-то уходил после полностью прожитой жизни. На поле боя такое не практикуется. Даже спустя столько лет он помнит каково это - держать на руках умирающего друга. Но с тех пор, как Джейк стал Дрейком, он не видел смертей. Да, кто-то из его знакомых умирал, кто-то из них не от старости. Но там чужие заботы. А теперь он слышит от Зузи вот это. Его разум упорно цепляется за мысль, что старушка просто сгущает краски. Что ж, наверное нужно время, чтобы вспомнить о том, что такое реальность. Реальность, которая уже очень давно не напоминала о себе.
В непринуждённой беседе за распитием чая он немного успокоился. Дрейк решил, что подумает обо всём услышанном позже. А может и забудет. В последнее время он часто полагался на размеренный ход жизни и сменяющих друг друга событий. И ни разу об этом не пожалел.
Чуть позже Зузя предложила выйти во двор и посидеть вместе на скамье у дома. Очень уж скучала она по их с Дрейком лавочным вечерам, пусть сейчас для этого и пришлось знатно укутаться.
Сбив со скамьи наледь, мужчина усадил бабушку и сел рядом, взяв её под руку.
- Хороший денёк, распогодилось, - произнесла Зузя.
От её тёплого выдоха взвился клуб пара.
- Вечер уже, не простынь, - с улыбкой произнёс Дрейк, подняв взгляд к тёмному звёздному небу.
- А то не знаю. Чудной ты, - по привычке ответила бабушка. - Но добрый. Всегда был добрый. Только тосковал, помню, долго.
- Все тоскуем. Просто не каждый умеет так же легко, как ты.
- Э-хе-хе, и не говори. Хоть чему-то жизнь научила.
- И пирожки у тебя вкусные, - возразил Дрейк. - Лучшие в мире.
- Вот спасибо, захвалил, - добродушно рассмеялась Зузя. Потом обратилась немного серьёзнее, - Никогда ты не рассказывал, что за плечами своими широкими оставил.
- Ты и не спрашивала.
- И то правда. Рано тебе ещё об одном прошлом тужить. Хороший ты мальчонка, должен вперёд смотреть. И не со старухой возиться, а девку хорошую найти, да дом ей построить, - на этой фразе она чуть дрогнула, припомнив важную мысль. - Тю! Совсем памяти нет. Вот что хотела сказать - как помру, ты с домом по-своему решай. Живи в нём, коль желаешь, а меня можешь рядышком схоронить. Только Рамире над могилкой помолись.
Дампир резко встрепенулся и уставился на неё с хмурой физиономией.
- Спасибо тебе, бабуль. Только давай уже завязывай с разговорами этими. Я только приехал, соскучился, а ты тут меня пугаешь, - разворчался Дрейк.
- Ладно-ладно, не бухти, - усмехнулась старушка. - Я тоже соскучилась. Ты как появился, так я словно заново зажила. Будто один из ребятишек моих вернулся, повзрослевший. Не ждала уже таких подарков, а тут возник такой внезапно и полюбила сразу как родного.
- И я тебя люблю как родную, баба Зузя, - с теплотой ответил мужчина. - Всё хорошо у нас с тобой и Сельдюшкой будет.
- У нас-то с ней совсем хорошо уже. А у тебя ещё лучше будет. Как бы там в жизни ни сложилось, а ты справишься. И руки у тебя на месте, и голова, и сердце большое. - голос старушки стал тише, а речь замедлилась. - Только всегда крепись... вперёд смотри... и всё у тебя будет хорошо, Джейк...
Дампир перевёл взгляд на прикрывшую глаза Зузю. Старушка плавно осела, прислонившись головой к его плечу. Небольшие клубы пара от её дыхания всё так же размеренно вздымаются в воздух. Задремала, как и всегда. Он улыбнулся, глядя на умиротворённое выражение её лица.
"Джейк?", - кольнуло в памяти последнее слово бабушки.
Взгляд мужчины слегка расширился. Но он сразу же успокоился и решил отложить вопрос на потом. Слишком уж сладко заснула, учитывая разговоры о том, что в последнее время со сном плоховато. На холоде сидеть тоже не дело, но немножко можно, погода позволяет.
Взглянув на безлистную яблоню, он призадумался о словах старушки. Самые обычные слова. Но Дрейк не смог припомнить, чтобы кто-то хоть раз говорил их ему. Отец у него был замечательный, но ласковыми словами не разбрасывался. Дампиру всегда казалось, что Роланд тем самым подавал пример мужества и суровости. Так оно и было, хотя старики поговаривали, что очень он изменился, когда пропала Фелиция. Остальные близкие и соратники видели в том, кем ранее был Дрейк, настолько волевого и сильного мужчину, что никому и в голову не приходило ободрять его. Видать считали, что оскорбится. Ну а мама... от неё он получил только одно напутствие: "Живи". Это были её последние слова перед смертью. Чем-то похоже на то, что сказала Зузя. Да уж, мрачноватое сравнение.
- Ну, хватит. Пойдём уже, - произнёс Дрейк, посмотрев на старушку.
Она не отозвалась. Всё так же умиротворённо сидит рядом и держит его под руку.
- Бабуль... - тихо окликнул мужчина, ощутив, как тело начало неметь в дурном предчувствии.
Зузя не отозвалась, не открыла глаза и не пошевелилась. Пар от её дыхания больше не вздымается, ведь нет больше дыхания, нет сердцебиения. Ничего больше нет. Дампир отчётливо почуял это.
Тоскливо и одиноко завыл под карнизом избы холодный степной ветер.
"Время берёт своё. Такова природа смертных", - прагматично произнёс Голос.
- А не мог бы ты ненадолго... отключиться? - сипло обратился Дрейк.
"Это как? Покинуть тебя? Тогда я не смогу приглядывать за тобой."
- Пусть так. Оставь меня до утра.
"Но ведь..."
- Пожалуйста.
"Хорошо."
Каким-то необъяснимым образом дампир ощутил, что Голос и вправду покинул его. Глубоко вздохнув, он крепко обнял старушку и ласково погладил её по прикрытой платком голове.

***

Долину Лир осветило холодное зимнее утро. Но Дрейк и впряжённая в телегу Сельдюшка не замёрзли. Тепла от полыхающей крупным пламенем избы хватило на всех. Именно тепла, а не жара. Дампиру показалось, что он может спокойно войти в этот огонь и остаться невредимым. Словно теплота погребального костра - последний заботливый жест той, кому этот костёр принадлежит.
За избой двумя сгустками пламени горят конюшня и кузница. Отчего-то Дрейк уверен, что Зузя знала наверняка о том, как он поступит. И что даже при таком решении дампир не забудет помолиться за неё Рамире. Ну как "помолиться"? Молитв ей он не знает, просто попросил, чтобы приняла и позаботилась. Она, говорят, сердечная, значит не подведёт.
Не став дожидаться, когда пламя истлеет до углей, он подошёл к лошадке, погладил по умной морде, а затем залез на козлы телеги и направил её в сторону ближайшей деревни. Надо поспешить, а то ещё снегопад повалит и прощай дорога.
Через час пути вернулся старый знакомый:
"Что теперь будешь делать?", - поинтересовался Голос.
"Доеду до деревни, поем, высплюсь."
"А потом?"
"Ещё не придумал."
"Я это предвидел. Хорошо. Возможно, спустя время я укажу тебе направление."
"И я прислушаюсь?"
"Не ведаю. Но велика вероятность, что прислушаешься."
"Мда? Ну поглядим."
"А что ты сделал со своим оружием и доспехами?"
"Всмысле?"
"Пока я не приглядывал за тобой, то, разумеется, не видел твоих действий."
"Вот как. Ну тогда..."
- Не скажу, - с хитрой ухмылкой произнёс дампир.
Слегка хлестнув Сельдюшку, Дрейк ускорил ход телеги, словно полагая, что так сможет удрать от Голоса, который начал взволнованно причитать о судьбе амуниции, ибо "Это же важно!".

Отредактировано Джейк Вархайт (Пятница, 12 октября, 2018г. 16:01:46)

+1

14

После бури. Часть последняя.
"Гуляка"

Весна 1415 года

- Дрейк, просыпайся. Почти рассвело, - раздался над ухом ласковый женский голос.
Не открывая глаз, он расплылся в блаженной улыбке.
- Да быть не может, - сонно протянул дампир. - Темнота ж одна вокруг.
- Глаза открой, дурачок, - рассмеялась она.
Вместо этого Дрейк пошарил руками по мягкому покрову из сена и наткнулся на обнажённую стройную талию нарушительницы его утренней дремоты. Она тихонько пискнула и попыталась увернуться, но сильные руки уже обхватили её и прижали к широкой мужской груди. Только после этого он изволил открыть глаза.
- Ранняя ты пташка, Диточка, - промурлыкал Дрейк, укладывая девушку на спину и нависнув над ней.
Её длинные волосы расстелились по ложу пшеничными волнами, обрамляя аккуратное милое личико и большие голубые глаза.
- Посмотрю я, какой пташкой выпорхнешь ты, когда папуля проснётся и застукает нас, - беззлобно укорила Дита, вяло сопротивляясь его напору.
- Ну не могу же я уйти, пока остались незаконченные дела, - объяснил он, прижимаясь к ней.
- Какие де... ах! - вздохнула она, когда его ладонь слегка сжалась на одной из её пышных грудей.
- Неотложные, - прошептал Дрейк и страстно коснулся губами её тонкой шейки.
Амбар на заднем дворе в имении бакалейщика Каспера вновь наполнился сладкими девичьими стонами.
Эх, Дита! Пригожая девка. Вообще-то Дрейку следовало бы постыдиться. Впервые он увидел её лет десять назад, тогда она была ещё совсем девчушкой. Но ведь нет его вины, что у самых злостных скупердяев вырастают самые прелестные дочурки и племянницы. Это же можно сказать и про Розу из соседней деревни, и про Ирену, и про Касию, и про... ну, ладно.
- Заглянешь вечерком? - спросила Дита, поправляя платье.
Уже поднявшееся над горизонтом солнце обозначило плавное перетекание утра в день.
- Не выйдет, Диточка. Уезжаю, - произнёс Дрейк, застёгивая пряжку ремня.
- Другие "неотложные" дела?
- Ага, - рассеянно ответил мужчина, натягивая безрукавку, но тут же опомнился, - Погоди. Что?
- Стыда у тебя нет, Гуляка, - с улыбкой покачала головой девушка.
Умная всё-таки эта Дита, а ещё хитрая. Вот только хитрость её таки не спасла дампира от разоблачения и побега от разъярённого Каспера. Хорошо хоть заблаговременно оставил впряжённую в телегу Сельдюшку у соседнего двора. Запрыгнув на козлы, он хлестнул лошадку, и та шустро увезла его подальше от гнева бакалейщика.
"Гулякой" он стал пару лет назад. С тех пор, как не стало Зузи, Дрейк зажил как отшельник дорог. Или просто бродяга. Торговлей он больше не занимался. Вместо этого стал праздно слоняться по Долине Лир, не задерживаясь подолгу ни в одном поселении. Притеснения в финансах дампир не испытывает. Его и раньше не было, но пока была бабуля, было и рвение к честному труду, вот и занимался. А теперь ни рвения, ни кола, ни двора.
Так и гуляет по местам былой славы. Где на постоялом дворе переночует, а где юная красавица пригреет. Вряд ли теперь узнаешь, кто выдумал прозвище "Гуляка" и как оно расползлось по всей Долине. Но Дрейку оно понравилось. А чего бы и нет? Вполне по делу.
- Тпрру! - мужик дёрнул поводья, заметив, что кто-то чуть не кинулся под копыта. - Аккуратнее, мил человек.
Привстав на козлах, он приветливо улыбнулся спасённому, но увидев его, понял, что не такую уж и услугу оказал незнакомцу. На дампира поднял воспалённые глаза бледный оборванец. На вид ему не больше сорока, но измождённое лицо с выпирающими чёрными венами выглядит хуже, чем у древнего старика. Во взгляде полное безразличие и смертельная усталость. Отвернувшись от Гуляки, бедняга поковылял дальше. Помрачнев, Дрейк тронул кобылку вожжами, и направил телегу к выезду из поселения.
Первых жертв неизвестной лихорадки он начал встречать около года назад. За это время болезнь унесла много жизней и, похоже, не собирается останавливаться. На волне этой беды в Лире возник новый культ. Обещают спасение, только хрен знает, от чего.
Гуляке это всё, разумеется, не по душе. Хворь уже забрала многих его хороших знакомых. Но что он может поделать? Дрейк не лекарь и не колдун. В таких делах от бродяги толку мало. Да и не шибко-то он рвётся искать решение. С тех пор, как не стало Зузи, его существование быстро скатилось к беззаботным передвижениям от деревни к деревне, где помимо еды, ночлега и миленькой девушки под бочок, ему ничего не требуется.
Оказавшись на большой дороге, Дрейк отпустил поводья и предоставил выбор дороги Сельдюшке, а сам разлёгся на соломе в телеге и задумчиво уставился в ясное небо. Весна нынче тёплая. Только март, а солнышко уже припекает.
"Всё предаёшься размышлениям?", - раздался в голове Голос.
"О-о! Вот где пропажа наша!", - бодро поприветствовал Гуляка.
И неспроста - в последний раз Голос являлся больше месяца назад.
"Ты всегда мог обратиться ко мне, будь твоя воля."
"Ты чего, дуешься что ль? Я думал, у тебя заботы всякие, вот и молчишь."
"Дуюсь? Это как?", - удивился Голос, но тут же продолжил, "Неважно. А "заботы", как ты говоришь, и вправду были. Как раз из-за них к тебе и обратился".
"Батюшки! Мне что же теперь, божественные проблемы решать? Не-е, это ты не угадал. Я за вас на жизнь вперёд уже нарешался. Теперь с заботами не ко мне."
"Я заметил. Но думал, что ты уже созрел."
"Да я уж и перезрел. Ну, для девок-то в самый раз, но..."
"Перестань. Может уже хватит делать вид, что тебе наплевать?"
Дрейк не ответил. Не нравится ему этот разговор. И не потому, что лень. Собеседник сумел задеть потаённый нерв. Гуляке нравится его жизнь, но с каждым новым днём он всё чётче ощущает, что ходит по кругу. Непыльное дело, но сможет ли он так до конца своих дней? Да и видя творящееся вокруг, зреет предчувствие, что грядёт нечто такое, от чего будет всё труднее беззаботно отсиживаться в стороне. Тому, кто привык действовать, эта обстановка уже начинает действовать на нервы.
"Думаешь, когда та женщина говорила тебе крепиться и смотреть вперёд, она имела ввиду то, чем ты занимаешься сейчас?" - прервал тишину Голос.
"А тебе откуда знать?"
"Да уж кое-что знаю", - ворчливо заявил собеседник. "- Я обещал, что однажды укажу тебе направление. Время пришло. Что выберешь?"
"А давай!", - внезапно согласился Гуляка.
"Хорошо. Тогда езжай в Пагорку."
Голос, кажется, даже не сомневался в том, что выберет дампир. А вот сам Дрейк заметно удивился.
"Куды?.. Угробить меня решил?"
"Нет. Там ты встретишь одного беловолосого юношу."
"И?"
"И будешь действовать на своё усмотрение."
"Вот как? А не лучше ли, если я буду действовать на своё усмотрение с какой-нибудь беловолосой девицей? И желательно не в Пагорке."
"Прекращай дурачиться. Там тебе будет не до этого. И за жизнь свою не переживай. Нет, она конечно будет в опасности, но тебе ли привыкать?"
"Ты в очередной раз покоряешь меня своим обаянием". - Дрейк ненадолго задумался, но вскоре ответил. "- Ладно, по рукам."
"Вот и славно. Ну, обращайся, ежели что."
Закончив с переговорами, Гуляка прикинул направление и понял - чтобы попасть в Пагорку надо просто ехать прямо, не сворачивая. Занятное совпадение.
Что ж, кажется, настал момент, когда жизнь делает новый виток. Неизвестно, насколько крутой, но это явно будет что-то новенькое. Впрочем, новее ли того, что было раньше? Так или иначе, сейчас это кажется правильным. Отказаться от прошлого было необходимым решением, это спасло его от пустоты и потери желания жить. Но в глубине души он с самого начала знал, что это не навсегда. Зузя, кажется, тоже знала. И даже треклятый Голос если не знал, то угадал и ловко сыграл на мыслях Дрейка.
- Значит, крепиться и смотреть вперёд? - усмехнулся Гуляка, вскакивая на козлы. - Лады, попробуем. Двигай, родимая!
Стук копыт участился и понёсся дробным эхом по широкой долине. Ласковое весеннее солнце осветило путь. Новый путь.

Продолжение здесь
[NIC]Дрейк Гуляка[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2LPtE.jpg[/AVA]

Отредактировано Джейк Вархайт (Суббота, 13 октября, 2018г. 00:11:00)

+2


Вы здесь » FRPG Энирин » Прошлое » Джейк Вархайт и проза жизни


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC