Новости

Говорят, некто в кабаке "Зелёный маяк" ищет наёмника для щекотливого дела.
Февраль 05, 2017
Стань частью истории
Январь 03, 2017

Акции

...и о персонаже
Поддержи любимый форум!

Связь с нами

Администраторы: Ягр фон Шверт, Халдор
Технический администратор: роль вакантна
Проверяющий анкеты: роль вакантна

Текущая дата: весна 1404 года


FRPG Энирин

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Поющий лес » Леса Сельмириона


Леса Сельмириона

Сообщений 141 страница 157 из 157

141

По мере разговора взгляд дроу пытливо блуждал по пленнице в попытках подметить малейшие жесты да изменения мимики, ведь, как известно, язык может поведать одно, тело - совсем иное. Но и тут в планы тёмного вклинилась загвоздка: разглядеть что-то конкретное не удавалось, разве что чувствовалось во всём её силуэте некое чуть уловимое, возможно, намеренно скрытое напряжение, но то могло быть следствие недавно пережитого страха, или боль, без сомнения, до сих пор не отпускающая руку из своих объятий, или опасения за своё будущее, кажущееся ей, наверное, довольно безрадостным, и это несмотря на такую смену обстановки. Но разве можно её за это винить? Дроу и сам бы сильно занервничал, окажись он в плену у, скажем, каких-нибудь демонов - вот уж кто горазд на выдумки не хуже темноухих, и уж точно не стал бы доверять чьим-либо словам. Но люди как раз тем и хороши, что обычно склонны верить в лучшее, даже если здравый смысл твердит совсем иное. Увы, похоже, не в этом случае. "А не течёт ли в ней эльфийская кровь? Ну да, по комплекции вполне подходит, разве что коротковата." Подобно пауку ладонь подползла чуть вверх, а указательный палец стал выстукивать на виске ритмичную дробь. Вот оно: сглотнула, едва заметно, небось даже не поняла этого, следовательно - хочет есть. Или пить? Нет, скорее первое - Дорринэль подобное уже наблюдал, будучи ловцом; лишь только один из рабов выказывает признаки голода или усталости, остальные -  хотят того или нет - так же невольно вспоминают о своих потребностях. Впрочем, открытием это не назовёшь, девчушка много спала и после не слишком приятно бодрствовала, и после такого никто б не отказался перекусить. Даже если трапеза может стать последней в жизни. " Надо будет и ей что-нибудь дать, если будет хорошо себя вести. "

Однако надежда на подобный исход была довольно призрачна, потому как девчушка стала нести ахинею с самым серьёзным и задумчивым видом. Тёмный просто не мог поверить, что можно добраться, пусть даже лесами да без контактов с цивилизацией, до одного из очагов сопротивления и не попасться на глаза ни одному мятежнику. Скорее всего это была ложь, но ложь лишь отчасти: её могли использовать в качестве приманки, отвлекающей Теней от куда более существенного действа, проворачиваемого лесными. Вот только светлые не знали, что на это мясо клюнет совершенно непричастный к планам разведки гость, решивший устроить себе опасное развлечение. По крайней мере, Дорринэль надеялся на такой просчёт. Нет, засылать её в лагерь было бессмысленно: всех пленных ждёт один конец, а то, что она до сих пор жива - чистая случайность, помноженная на мимолётный порыв великодушия и извращённого дровийского юмора. Да, она, пожалуй, была обречена на смерть.

- Какая трагедия. - С иронией отозвался Сильден, скептически глядя на изливающую душу пленницу. Определённо, он не верил в эту историю про Серую гильдию и мифического приёмного отца, однако и рассказ шёл слишком складно для простой импровизации, да ещё этот искусно подделанный ненавистный взгляд... Да, пожалуй, она была хороша в притворстве, чем и заслужила одобрительный кивок от дроу. - А теперь поясни... - Дорри, верный своей привычке, опять улыбнулся, но на этот раз так, как, как обычно улыбаются глядя на нашкодившего ребёнка, пытающегося замести следы своего преступления. - Зачем ты кормишь меня байками? Очень неплохими, кстати, сразу видно - сочинила заранее, да только времени подумать у тебя не было, после поимки, по крайней мере. Значит ты, хитрая мазель, готовилась ещё там, на своём маленьком постое. Неужели пыталась таким образом избежать допроса с пристрастием? Так это я сразу скажу - попытка тщетная, наши мастера работают не только для дела, но и для души. - Чуть прикрыв глаза да ухмыльнувшись правым уголком губ, до Хаккарёнышей довольный своей проницательностью, Дорринэль наслаждался моментом и тем зрелищем, что должно перед ним предстать. Он уже видел, как пленница начнёт нервничать от осознания собственного провала, как после станет лихорадочно искать оправдания или доказывать свою правоту. Нет, ложь для дроу не была чем-то плохим, но вот попадаться на лжи - очень некультурно.

0

142

Мысли читать не понадобилось, и так было очевидно, что дроу ей не верит. А это значит, что он снова отдаст её палачу, чтобы попытаться получить другой вариант ответа. Так как другого ответа у неё нет, Иту просто замучают до смерти. А может, и не до смерти. Возможно, она ещё успеет составить компанию лесным эльфам на той полянке. От расслабленной позы не осталось и следа: Ита снова подтянула колени к груди в инстинктивном жесте защиты. Кончики пальцев правой руки потянулись к левому предплечью, но девушка отдёрнула руку до того, как успела коснуться кожи. Липкий страх снова поселился где-то в груди, мешая думать, зато подсказывая, что этот ожог покажется ей ерундой по сравнению с тем, что могут с ней сделать тёмные.

Самообладание юной воровки приказало долго жить. И судя по самодовольному выражению лица тёмного, он прекрасно видел, что сейчас творилось у неё в голове. Ита попыталась снова взять себя в руки, тем более что руки эти были свободны, а совсем рядом с одной из них было оружие. Она могла, по крайней мере, попытаться дорого продать свою жизнь, раз уж выбраться из этой переделки живой ей не светит. Главное, чтобы рука не дрогнула в самый неподходящий момент, чтобы хватило сил навсегда стереть ухмылку с лица чернокожего эльфа... И пусть потом сюда хоть весь лагерь сбежится - она не дастся им в руки живой.

- Если бы я хотела вам солгать - придумала бы что-нибудь более правдоподобное, - она сказала это только для того, чтобы отвлечь внимание дроу. В этот момент девушка просчитывала, куда и как направить удар стилета. В том, что ей удастся в один рывок прямо с пола преодолеть отделявшее её от эльфа расстояние, она не сомневалась. Проблема была в том, что большую часть уязвимых мест на его теле закрывала броня, а ударить второй раз она могла и не успеть. И тут с некоторым запозданием до неё дошёл смысл сказанного Сильденом. "Сочинила заранее... Готовилась?" На ставшем было непроницаемым лице отразилось... удивление. Мысль была настолько бредовой, что Ита не удержалась от того, чтобы её озвучить.

- Так вы что, хотите сказать, что я знала о тёмных эльфах и собиралась привлечь именно их внимание? Зачем??? Мне, по-вашему, жить надоело? А, знаю! - девушка с трудом подавила нервное хихиканье. - Я просто всю жизнь мечтала об эльфийском принце. Чернокожем принце... со свитой, которая боится людей... пока не усыпит и не свяжет... - с трудом выдавив из себя окончание фразы, Итильена расхохоталась. Реакция явно не была нормальной, но попытки прекратить это безобразие оканчивались провалом: всё накопившееся напряжение решило покинуть её разом, причём сделать это в виде откровенной истерики. В какой-то момент ей почти удалось успокоиться, но тут в голову пришла очередная мысль, которая тут же попросилась на язык. - У принца должен быть белый конь. У вас есть? - очередной приступ истерического смеха заставил девушку упереться ладонями в пол для того, чтобы не потерять равновесие. Пожалуй, если бы её прямо сейчас поволокли обратно в пыточный шатёр, она смеялась бы всю дорогу вместо того, чтобы воплощать в жизнь идею о самозащите.

0

143

Как и ожидалось, пленница пошла на попятную, мол, ничего не знаю, говорю одну только правду, да и вообще соврать можно было и поприличней - словом, действовала довольно примитивно и безыскусно. К тому же не было в ней никаких признаков самообладания, тряслась вся, будто сидит сейчас на лютом морозе, а глазки так и бегали, искали что-то, словно затевает она что-то нехорошее, да и, впрочем, были причины полагать, что таки и правда что-то да затевает бедняжка. "Надо же, какие мы нервные. Чуть-чуть намекнул на расправу - и вот он, затравленный взгляд. Неужели всё-таки переборщил?" Эльф вновь поскрёб висок, наблюдая как пленница сжалась в комок от страха. Улыбка сползла с его лица, раздался усталый вздох и тяжёлый стук - то кинжал, вытащенный из-за пояса, вонзился в безумно  дорогую столешницу из красного дерева, покрытую удивительно искусной резьбой в исполнении одного Сельмирионского мастера, имя которого продавец этой чудесной вещицы, увы, не знал. Зазубрина, которую оставит кинжал, будучи возвёрнут обратно в ножны, станет ещё одним свидетельством варварского поведения нового Магистра, невесть как дорвавшегося до власти. Однако это действо имело под собой вескую подоплёку: во первых, оно должно было показать пленнице, что стоит ещё трижды подумать, прежде чем давать волю своим эмоциям, потому как второе Скорпионье Жало может вонзиться уже в нежную девичью плоть, во вторых - бижутерия, очень свежая и в немалой степени кровавая, должна быть немного подсушена, чтобы более не пачкать доспехи Стража, требующие, к слову, незамедлительной чистки, покуда кровь поганых светлоухих не присохла окончательно. Сняв свой, без сомнения, ужасный амулет, дроу оставил его свисать со стола, накинув пару петель на крепко засевшее в дереве лезвие, и, не обращая особого внимания на внезапные приступы смеха у пленницы, явно свидетельствующие о подступающей, да что там, уже пришедшей и вступившей в свои права истерике, неспешно достал белоснежный шёлковый платок откуда-то из складок плаща, где работяга-портной сотворил немало кармашков различных размеров.
- Знаешь... - с ноткой веселья начал он, аккуратно подчищая кровавые следы на хитиновом нагруднике. - Я не удивлён. Трудно устоять перед таким статным дроу. Ты только глянь на эту эбеневую кожу. - Вторая рука, уже давно переставшая подпирать собой прекрасный в своей остроте подбородок, представительным жестом окинула его лицо. Да, до эбонита ему было очень и очень далеко, но на фоне тускло-серого шатра - а именно таким он был внутри - всё выглядело вполне убедительно. Как говорится, истина в сравнении.
- А волосы? - Дорри достал из-за пазухи кончик косы, более похожий на какой-то канат, и оттянул на всю длину руки. - Видела когда нибудь такие прекрасные, шелковистые локоны? А ведь они ещё и крепки как верёвка! - Конечно, и это всё было наглым враньём, лохмы его были уже с неделю не мыты и выглядели соответственно. Всё время хвалебного монолога дроу не прекращал улыбаться куда более дружелюбно, чем раньше, да и к тому же неплохо продвинулся в процессе крайне своевременной чистки доспеха.
- А коней явно переоценивают. - Он небрежно махнул платком, разбрызгивая кровь по коврам. Жест, впрочем, вышел совершенно случайно, однако говорить что-то вроде "ой" было ниже достоинства темноухого, так что тот просто не обратил внимания. - Наолесс куда лучше любой клячи этих наземников. И ведь какое чудо - в еде не прихотливы, преданны, да ещё и бегают по любым ухабам что твой конь по ровным мощёным дорогам главного торгового тракта того же Илсэ. - Дроу вновь вздохнул, в глазах отразилась радость при виде каких-то приятных воспоминаний. - Прекрасные создания. - Пробыв в тщательно изображённой прострации пару-тройку секунд, Дорри как бы пришёл в себя и вновь глянул на пленницу. - Не хочешь говорить о своих планах - пожалуйста, они порушены - это всё, чего мне достаточно знать. - Кинул он равнодушно. Да, единственной причиной того злополучного вопроса был праздный интерес, но что же, коли пленница так крепко держится за свою маленькую тайну - пусть будет так. А то небось поломается ещё, если продолжить давить. Конечно, это могло бы доставить темноухому определённое садистское удовольствие, но он был довольно далёк от таких забав - точнее, забавы эти попросту казались ему чересчур примитивны. Более всего он любил парадоксы, и нарушать нынешний очень не хотел. Нет уж, её желание будет исполнено, да так, что жалкий человечек с его коротенькой жизнью ещё горько пожалеет об этом.

0

144

Пока эльф занимался самолюбованием, Итильена справилась с эмоциями. Желание смеяться по поводу и без повода пропало, но и страх ушел. Теперь внутри неё царила некоторая опустошённость, в какой-то момент даже собственная судьба стала девушке безразлична... А потом к ней вернулась способность адекватно воспринимать реальность. А главное - думать.

Нет, убивать её определённо не собирались. Даже воткнутый в столик кинжал, на котором многозначительно покачивалось "ожерелье", был скорее предупреждением, чем угрозой. (Хотя столик этот по её прикидкам стоил дороже, чем жизнь рабыни.) Более того, сейчас эльф сознательно давал ей время и возможность прийти в себя. Хоть он и вёл себя как самовлюблённый мальчишка, вызывая этим вопросы о его возрасте и о том, чем вызвано уважительное отношение к нему окружающих, Ите показалось, что он вполне осознаёт свои действия, и это небольшое представление, разыгранное специально для неё, несёт в себе какой-то скрытый подтекст.

Дроу не обиделся на её неуместную шутку. Это тоже о чём-то говорило. И наводило на определённые мысли... "Какие же они на самом деле, тёмные эльфы? Наверное, разные, как и люди. Вот этот, например, совсем не такой страшный, как о них рассказывают". Что она вообще знала о дроу из достоверных фактов, а не из страшилок, которые они, судя по всему, сами старательно поддерживали? "В основе их общества лежит жёсткая иерархия", - услужливо подсказала память. Взгляд девушки оторвался от эльфа, у которого её угораздило попросить защиты, в очередной раз обратился к ожогу на руке. И в этот момент все части головоломки наконец-то встали на свои места. Выжженный на руке щит был теперь символом её статуса в обществе. Давший ей этот статус эльф забрал её у палача и тем самым спас от мучительной смерти. А она даже не поняла этого! А теперь ещё и развлекал её. Такое вот своеобразное проявление заботы по-дровийски. Возможно, по-другому он просто не умеет...

Тем временем Сильден дал понять, что представление театра одного актёра подошло к концу. Нужно было как-то исправлять дурацкое положение, в которое Ита сама себя загнала, пока её не сочли неблагодарной и не умеющей держать данное слово. Она скрестила ноги под собой, немного нервно переплела пальцы рук, глубоко вздохнула, окончательно успокаиваясь...

- Простите мне моё недостойное поведение, - Ита улыбнулась эльфу мягко и чуть виновато. - Я не хотела вас обидеть. И лгать вам не вижу необходимости. Что же касается планов... Одним из них был поиск покровителя. Я так понимаю, вы... согласны? - она коснулась кончиками пальцев кожи чуть ниже клейма. Кожа была горячей и отозвалась на прикосновение пульсирующей болью, но Итильена даже не поморщилась. - Я от своих слов не отказываюсь, мои скромные умения в вашем распоряжении, - напомнила она. И добавила после некоторого колебания: - Кстати, коса у вас действительно шикарная, - о текущем состоянии шикарной косы девушка упоминать не стала - её собственная причёска сейчас тоже выглядела не слишком-то презентабельно.

0

145

Новозаклеймённая рабыня всё же смогла взять себя в руки. Сидела сейчас как ни в чём не бывало, будто в гостях. Это было.. неплохо. Атмосфера всепоглощающего животного страха претила Дорри, и, наконец избежав такого развития событий, он вздохнул с облегчением. Крайне желательно было сделать эту "опеку" делом добровольным, чтобы выглядеть как добродетель, а не вероломный деспот. Тогда и работа пойдёт с куда большей отдачей.
- На первый раз. - Дроу прекратил тереть свой доспех и наклонился вперёд, с ухмылкой приподняв кончик брови, как бы шуточно нахмурившись. - Ты ведь понимаешь, что за насмешки над господином у нас приняты наказания? И десяток-другой ударов плетью - самоё гуманное, что тебя ждёт. - Позволив предупреждению повиснуть в воздухе, Дорри ещё несколько мгновений пристально, с хитринкой глядел на Ити, а затем вновь продолжил своё занятие. С задумчивой миной он выслушал всё, лишь раз утвердительно кивнув, когда речь зашла о больной теме - его прекрасных волосах. Остальные речи дроу слушал вполуха: первое впечатление - цель этой беседы - было оставлено. Причём, суда по внешнему спокойствию как в поступках, так и в речах девицы, всё шло как положено. - Думаю мы друг друга поняли. - Широко улыбнувшись, с игривой ноткой проворковал он, и, словно по сигналу, полы шатра отворились.
- Магистр. Илраэтх для вас и гостьи готов, к тому же я позволил себе смелость добавить для вкуса некоторые сорта из гербария наземников. Изволите отведать? - Всё так же сонно и монотонно изрёк Сарандил. Как всегда с постной миной на лице, чему немало способствовала шёлковая повязка на глазах, обшитая угловатыми узорами из серебряной нити, в белой шерстяной мантии с широкими рукавами, волнами ниспадающей наземь, он осторожно прошёл внутрь, заволакивая с собой новую порцию стремительно тающего пушистого снежка. В руках его покоился украшенный выжженым гербом Стражей деревянный поднос с двумя однотонными фарфоровыми чашами, от которых исходил приятно пахнущий смесью лесных ягод и душистых трав парок. После кивка дроу тихонько прошелестел до стола, да так и замер в учтивом поклоне да молчаливом ожидании.
- А, и правда что-то в горле пересохло. - Небрежно кинул Дорри благодарным тоном и, бережно взяв сосуд в руки, с видимым удовольствием понюхал отвар, а после, осторожно пригубив, и вовсе приобрёл вид очень довольный. Всегда приятно после долгого рабочего дня хлебнуть чего-нибудь эдакого да почувствовать, как тепло и бодрость вновь разливаются по телу.
Сарандил меж тем развернулся с чёткостью голема и с грацией призрака направился к даме, рассевшейся на пушистых меховых коврах, привезённых прямиком из Нириима.
- Для гостьи тоже припасена порция. - Странный дроу согнулся пополам перед девушкой да так и остался стоять, чуть вытянув пред собой поднос да пристально "глядя" своим украшением прямо на неё. Чёрное лицо его было подобно маске: никаких проявлений мимики, ни один мускул не приходил в движение. - Ашкетальский отвар из лучших растений для упокоения нервов. - Сказал он ей прямо в лицо, тактично умолчав о том, что "травы" на самом деле были мхом с примесью сушёных да истолчённых паучьих лапок. Впрочем, бледно-зеленовато-жёлтое варево не выглядело отталкивающе, а душистый запах можжевелы и малины так и напоминал о том, как давно пленница ничего не пила. На ощупь чаша окажется чуть-тёплой, видать и тут не обошлось без какой-то хитрости, потому как жидкость внутри явно была горячей. От внимательного взгляда не укроется вездесущий чёрный глаз Сильденов на донышке сосуда.

0

146

В лагерь тёмных приближалось войско. Меньшее по размерам по сравнению с тем, что стояло тут, но это ли показатель силы? Число? Вовсе нет. При желании войска Фэл Олифар могли подавить мятеж в своём королевстве, но таковой не возник. И слава Вулкхору.
Джерман двигался, как и полагается королю на торжественном марше - во главе. Окруженный четырьмя трибунами, девицей и лишь одним всадником облаченным в униформу его телохранителей. Все они сейчас представляли собой довольно разномастную шайку. Халдору всё-же пришлось сменить наолесса на коня.

Когда Джерман прибыл в лагерь и спешился, рядом возник сынишка, сынок, ублюдок принц, которого отец любил изредка не только баловать, но и поколачивать считая что таким образом закаляет его характер. Выслушав его и осознав что в лагерь прибыл посланец от светлых. Причем не от короля, а от так называемого братства он направился в шатёр где его ожидал этот самый посланец. С собой Джерман взял только нового "телохранителя".

Спустя десяток минут, во время которого из шатра доносилась самая отборная брань и заливистый смех короля - посланец покинул территорию лагеря. А Джерман обзавёлся новым колечком. Позвав стражника, он повелел созвать ему капитана стражи скорпиона, трибунов, девицу что прибыла с ним и командующего армией, генерала Зинелиса. Оставшись наедине с Халдором король ощерился
- Ты забавный малый, Халдор
- А ты, предатель
- Почему это? - брови короля поползли вверх
- Аэрлис, он, доверял тебе
- И это было правильно. Но его больше нет. А ты теперь служишь мне
- Зачем тебе, вам это Ваше Величество?
- Когда-нибудь ты займёшь место своего отца. Сможешь им отомстить. А пока ты должен выжить
- Или стать вашим заложником?
Джерри снова захохотал
- Оглянись Халдор, посмотри назад. Твои сородичи желают тебе смерти. Ты был одним из ближайших приспешников свергнутого короля. Если я отпущу тебя, они тебя казнят.
- Вы не ответили на вопрос
- А я и не обязан
И тут полог шатра приоткрылся, впуская трибунов.

0

147

Вздох эльфа не укрылся от внимания Иты. Он вполне мог быть таким же наигранным, как и всё остальное... И тем не менее, дроу заметно расслабился, словно ему было важно, как к нему относится пленница. "Что вы задумали, магистр? Хотите, чтобы я сделала для вас что-то по собственной воле? Или просто не хотите, чтобы я попыталась всадить в вас ваш же кинжал, пока вы спите?" Спрашивать об этом было бессмысленно - всё равно не ответит. У девушки сложилось впечатление, что Сильден вообще не любит делиться информацией сверх необходимого минимума, а если и делится, то она порой оказывается сокрытой под слоями другого смысла. Вот сейчас, например... Смотрит так, словно она должна была услышать между строк какое-то откровение.

- Ты ведь понимаешь, что за насмешки над господином у нас приняты наказания? - не угрожает, нет. А что тогда? О чём таком он хочет предупредить, чего не может сказать вслух прямым текстом? С их взаимным статусом и так всё ясно. На тему наказаний... О том, как тёмные обращаются с рабами, ей тоже доводилось слышать и раньше. Вот разве что... Он же не стал её наказывать. И не сказал, что в следующий раз обязательно это сделает. Он сказал, что так "принято". Выходит, она была права: на публике и у себя дома (если можно так назвать этот шатёр) он ведёт себя по-разному. И в первом случае будет действовать так, как принято, независимо от того, нравится ему это или нет. Оставалось надеяться, что ему это не нравится.

- Думаю, мы друг друга поняли, - эльф явно был доволен исходом беседы. Итильена серьёзно кивнула, хотя не была полностью уверена, что у неё получается читать между строк так хорошо, как ей того хотелось бы. В ближайшее время ей явно придётся оттачивать этот навык.

Долго размышлять на тему взаимопонимания с тёмным у неё не вышло: в шатре появилось новое действующее лицо. Вновьприбывший, судя по всему, также принадлежал к дому Сильден. В физиогномике Ита вообще не разбиралась, тем более в эльфийской. Она никогда бы не подумала, что эти двое - родственники, если бы об этом не говорил со всей очевидностью знак Дома - настолько непохожими они казались. Несмотря на манеры вышколенного лакея, эльф с повязкой на глазах (которая, похоже, ничуть не мешала ему видеть), казался опаснее её новоявленного господина. Словно отравленный клинок, одной царапины которого достаточно для быстрой, но мучительной смерти. Живой клинок, наделённый собственной волей.

Итильена не могла бы сказать, почему именно такое сравнение пришло ей в голову, пока она наблюдала за перемещениями по шатру этого привидения в белой мантии, но решила на всякий случай быть с этим эльфом осторожной. Пришлось приложить некоторое усилие, чтобы не отстраниться, когда эльф склонился перед ней, но она с блеском справилась с задачей. А вот смущение от слишком пристального к ней внимания Ите скрыть не удалось.

- Благодарю вас, - девушка аккуратно взяла чашку с отваром с подноса, чтобы тут же опустить взгляд к испускающей душистый пар поверхности. Подула на неё, обхватив сосуд обеими ладонями, отпила маленький глоточек... и чуть не застонала от наслаждения, когда горячая жидкость растеклась по пищеводу, растворяя остатки холода и нервного напряжения. Даже голод немного притупился. После нескольких глотков она была готова воспринимать окружающий мир гораздо более благосклонно, чем раньше.

Тем временем в окружающем мире что-то происходило - об этом говорило изменение звукового фона за стенами шатра. Ита чутко прислушивалась к долетающим снаружи звукам, но ничего определённого они ей пока не говорили, поэтому она не спешила прерывать приятное времяпровождение за чашкой горячего напитка. Излишнее любопытство определённо не входило в список того, что принято в обществе тёмных. Итильена решила запастись терпением. Скорее всего, она получит ответы на все свои вопросы, когда придёт время. А пока можно расслабиться и наслаждаться теми маленькими благами, которые у неё есть прямо сейчас.

0

148

Путь до лагеря был весьма скуп на разного рода неприятные неожиданности, да и не мудрено - Тсубаме сильно сомневалась, что найдется такой дурак, что без оглядки станет эти самые неприятные неожиданности причинять двигавшемуся по лесам войску. Пока длилось путешествие, она в основном созерцала: лес (его она уже видела, но в прошлый раз приглядеться не довелось), солдат войска, их зверей. И короля-Скорпиона. Там, откуда она пришла, сложно было бы найти такое место, где не водилось бы духов и других сверхъестественных существ, у которых люди просили покровительства, которых боялись, которых уважали. Эти земли казались мечнице пустыми.

Тсубаме, конечно, не имела возможности видеть все волшебное - там, откуда она пришла, среди людей такое было под силу лишь колдунам, - но именно это её окружало еще совсем недавно: деревья в лесах, которые она пересекала, таинственно перешептывались, а ветер с нею говорил отголосками далекого. В этих землях было безмолвно, это мечница ощущала интуитивно. Говорят ведь: ты и не заметишь песни цикады, покуда она не замолчит. Потому-то взгляд Тсубаме и обращался так часто к королю-Скорпиону: она знала, что в нем было что-то такое, что делало его похожим на бессмертных там, откуда она пришла. Похожим, но в то же время бесконечно другим.

Затем был лагерь, и мечнице раскрылись иные аспекты тех, кто был так похож на народ бамбукового духа - но лишь внешне. Животная дикость, черный восторг в глазах... это, и многое другое из увиденного, немногим удивило Тсубаме: она видела вещи и похуже. Да и разве можно винить лесного кота в том, что он играет со своей добычей? И все-таки мечница не могла избавиться от горьких мыслей, глядя на тех, кого пытали: выставленных всем напоказ, лишенных всякого достоинства. А позже её - и других воинов, - призвали в шатер короля-Скорпиона. Тсубаме знала, что этот момент вскоре наступит, и была к этому готова, насколько это вообще было возможно.

Входя в шатер, внешне мечница оставалась все такой же невозмутимой.

Отредактировано Ши Ан Фэй (Суббота, 7 февраля, 2015г. 16:55:06)

0

149

- Не стоит благодарности. - ледяным тоном ответил Сарандил, перехватывая поднос одной рукой и отходя на пару шагов.  Более ничего сделать он не успел, потому как Дорри резким жестом остановил его. Возникла минутная пауза, во время которой один темноухий неспешно попивал отвар, другой - ждал.
- Для тебя я припас несколько поручений, одно из них... - дроу указал чашкой на тихо сидящую девушку. Самому заниматься её размещением, впрочем как и другими мелочами, ему не хотелось. - Найди ей койку где-нибудь, да смотри - теперь ты отвечаешь за её сохранность. - Дорри слегка прищурился, наблюдая за реакцией подчинённого. Где-то в душе возник ребяческий настрой разозлить его на глазах у пленницы. Ничего - он всегда умело скрывал свои эмоции, очень уж стеснительный. - Второе...
- Магистр! - под полу зашёл страж, явно взбудораженный. Или обрадованный, по их лицам это всегда было сложно понять. - Король прибыл, требует вас на собрание.
***
- Так мы идём с вами? - Сарандил выглядел ничуть не обеспокоенным, будто сейчас они просто прогуливались по лагерю, наслаждаясь видами. Впрочем, в какой-то степени так оно и было.
- Конечно, куда я без своего мага. Только ты уж изволь далеко глаз не двигать - за такие штучки могут и казнить. Ити, запомни: не говорить, не смотреть по сторонам, держаться рядом и вообще постараться быть незаметной. От этих правил зависит твоя жизнь. - "Очередное испытание для малявки. Провал карается смертью. Аж мурашки по коже!" Дроу был рад подобному стечению обстоятельств, это обещало быть интересным. Одна только реакция девчушки чего стоит. "Так восторг или страх?" К тому же король вернулся - возможно и этот проклятый постой будет снят.
Шли быстрым темпом, подгоняли холодный воздух и грозный нрав короля. На груди вновь красовался амулет из свежих ушек, кинжал вновь вернулся на место, меховой капюшон был накинут на голову. На лицо то и дело наползала довольная ухмылка, когда взгляд окидывал округу.
Снующие по сторонам тёмные были явно взбудоражены новостью, то и дело до уха Дорри долетали обрывки их разговоров и перешептываний. И такое оживление было вполне понятно - бездействие осточертело многим.
Дорога по лёгкому морозцу была недолгой и нетрудной, потому как никто не смел переходить дорогу Стражам скорпиона, известное дело куда направляющимся.
Вот перед глазами возник большой и красивый королевский шатёр, а перед ним и стражи - лучшие из лучших, с самым качественным и, естественно, зачарованным снаряжением, выглядели они очень устрашающе. К тому же все они были Шайя, мало того - высокими Шайя.
- Var`dul! - Один из стражей в закрытом шлеме внимательно оглядел путников, затем посмотрел куда-то над их головами. - Nae varatos, kar`nul.
Ничего не ответив Дорри отправился внутрь, показав знак спутникам идти следом. Из шатра уже доносилось какое-то копошение, видимо, они пришли далеко не первыми.

Отредактировано Дорринэль Сильден (Среда, 11 февраля, 2015г. 23:46:58)

0

150

Ита поверх края чашки с интересом наблюдала за общением Сильдена с магом. Отметила знакомый уже прищур магистра и пришла к выводу, что играет он со всеми, а не только с ней. Сейчас он явно пытался вызвать в подчинённом какую-нибудь реакцию, пробить лёд невозмутимости. К сожалению, она так и не узнала, какие ещё поручения он придумал для этой цели - магистр не успел их озвучить до того, как его обрадовали вызовом к королю.
* * *
"А ведь он действительно обрадовался. И не только он... Похоже, своего короля они любят", - такие выводы напрашивались при взгляде на заметно оживившийся лагерь. Суета вокруг казалась праздничной, и чтобы заметить это, было совершенно необязательно глазеть по сторонам. Ита шла чуть позади и сбоку от Сильдена, автоматически подстраиваясь под его шаг. Учить её незаметности было, в общем-то, не нужно, она училась этому всю свою сознательную жизнь. Правда, сейчас задача несколько осложнялась тем, что окружали её сплошь эльфы... Но правила были те же, а играть по знакомым правилам всегда легче, чем по незнакомым.
И всё равно она жутко волновалась. Ите казалось, что стук её сердца сейчас слышен на весь лагерь. Ещё вчера она и представить себе не могла, что увидит короля тёмных эльфов, да ещё и так близко. Ещё пару минут назад ей не могла прийти в голову мысль, что Сильден возьмёт её с собой. А сейчас даже не пыталась размышлять о том, зачем он это сделал. Думала она о другом: о том, что по такому случаю было бы неплохо принять ванну, сделать нормальную причёску и переодеться во что-то более соответствующее моменту. И ещё о том, насколько сильно заметен след, оставленный на её лице рукой Ло. Она бы сейчас не отказалась от зеркала и тонального крема, хотя вообще-то косметику не любила.
"О чём ты думаешь, малышка? Хочешь понравиться эльфийскому королю?" - насмешливый голос Эйнора, хоть и был всего лишь частью её мыслей, всё же немного привёл её в чувство. Нет, привлекать к себе внимание короля ей совершенно не хотелось. Это несколько примирило девушку с тем, что сейчас не стоит и мечтать о том, чтобы привести себя в порядок.
Ещё на выходе из шатра магистра она зачерпнула горсть снега, приложила к обожженному предплечью, после чего всё же решилась раскатать рукав кожанки, пряча под ним свежее клеймо. И это было, пожалуй, единственное, что она могла сейчас сделать с собственной внешностью. Дав себе напоследок обещание не глазеть ни на что и ни на кого, особенно на короля, Ита вошла в шатёр вслед за двумя дроу.

0

151

Джерман, наконец-то дождавшийся прибытия своих "генералов" в лице трибунов, капитана стражи скорпиона, "вестницы Вулкхора" и генерала Зинелиса, решил позволить себе удовольствие в котором он не мог отказать. Поведя рукой в сторону стола установленного в центре шатра и окружавших его лавок он произнёс:
- Господа, Вестница, прошу присаживайтесь. - Сам же позволил себе усесться во главе стола. В конце, концов он имел такое право. И мало кто мог его оспорить. Дождавшись когда все усядутся на свои места он продолжил:
- Для начала, как бы это не было прискорбно, вынужден вас уведомить, что король Аэрлис мёртв. - губы тёмного изогнулись в довольной усмешке, когда он заметил, как дрогнул от этих слов Халдор. Пускай всего на мгновение, но изогнулись. Тем не менее, спустя секунду Джерман продолжил - Но ко всему прочему мы одержали здесь победу. Наша цель - торговые отношения с местным населением достигнуты и потому наши корабли в скором времени приобретут надлежащий вид. В связи с этим, мы вынуждены покинуть эти леса, - он пригубил вина из кубка который ему поднёс один из теней - ко всему прочему, Мы, - говоря в данную секунду о себе лично - обещали нашим воинам войну. И мы дадим её им. В связи с этим мы выдвигаемся в сторону Горячих топей. Местное население преимущественно состоит из людей и различных помесей с нашими давними врагами демонами. Вам следует объявить нашим воинам, что корона не только желает захватить этот город и присоединить его к Нашим владениям, но и платит за каждую голову порождений бездны вознаграждение в размере пяти золотых. - произнося название поселения он ткнул пальцем в карту расстеленную на столе в том самом месте, где находился этот город заселённый всяким сбродом. - В связи с этим, Мы желаем выслушать ваши идеи по данному мероприятию, и в первую очередь мы желаем выслушать Вестницу. - очередная пауза с кривой ухмылкой на тонких губах - чего желает наш Бог? - словно-бы желая переложить возможное богохульство со своих плеч на плечи девушки.
И конечно-же без его внимания не остался тот факт, что один из его генералов позволил себе прибыть в его шатёр в сопровождении не только того, кого сюда не приглашали, но и вовсе человеческой женщины. Заметил, но пока ни чего не сказал по этому поводу, словно бы собираясь оставить самое приятное "на десерт".

0

152

- «Чего желает наш Бог?» - осведомился король-Скорпион, обратив свой взор на Тсубаме. Мечница знала с самого начала, что тот будет испытывать её на прочность, что сейчас она была лишь бумажным корабликом среди бушующего моря, и стоило волне обрушиться на неё - пути назад, к солнцу, у неё не будет. Понимала Тсубаме и то, что обернуться листком на ветру она тоже не могла - по крайней мере сейчас, когда ветер не был её союзником. Оставалось лишь выжидать, среди бури, что грозила обречь её на самую глубину. Мечница сосредоточилась на ответе, вспоминая все то о Кроваворуком боге, что она смогла услышать и увидеть до этого самого момента.

Вулкхор покровительствовал кровопролитию, жестокости - это наглядно демонстрировали его фанатичные последователи. Кроме того, она знала, что Джермана зовут «королем-Скорпионом», и что он «избранник бога». Это, частая символика скорпиона, а также разговоры, услышанные ею, позволяли с определенной долей уверенности утверждать: Джерман имел какую-то сверхъестественную связь с Вулкхором, и с этим нужно было считаться. Иронично, но сама Тсубаме считала, что король не был Скорпионом, пускай даже и олицетворял в некоторой мере Вулкхора. Интуиция подсказывала мечнице, что скорее в большей, чем в меньшей - было в нем все же что-то.

Как бы то ни было, Тсубаме считала, что могла бы опираться на сказанное королем-Скорпионом в своем ответе. Упомяни она войну или жертву Кроваворукому богу, считала мечница, вряд ли это сильно разойдется с истиной. С другой стороны, такой ответ был бы весьма очевидным, грубым, и скорее всего он не удовлетворил бы Джермана. К тому же король-Скорпион обратился к ней прямо, и воспользоваться данным им же положением, чтобы уклониться, переложив ответ на кого-то другого, Тсубаме попросту не могла. Так что мечнице пришлось отвечать, будто она шагала по тончайшему клинку, пролегавшему меж фанатиками и изощренным умом короля:

- «Мечу незачем это знать,» - пауза, - «но если бы мечу было дозволено предположить, то он ответил бы - крови.» Тсубаме отвечала бесстрастно и размеренно, как то полагалось ей в роли «Вестницы». Мечница оценивала Джермана как кого-то, кому скучно абсолютное преклонение и подчинение, но также и как того, кто не станет терпеть неповиновение. Потому она не стала обнажать сталь характера, но её слова были твердыми. Стоит добавить, что Тсубаме не упустила возможности ознакомиться с картой тех земель, в которых она оказалась - это знание, по воле случая открывшееся ей так быстро, в будущем могло стать неоценимым. Что же будет дальше?

Отредактировано Ши Ан Фэй (Воскресенье, 22 февраля, 2015г. 16:13:01)

+1

153

Все в сборе, уселись за массивным дубовым столом, стараясь поудобнее устроиться на грубых деревянных лавках - тёмные эльфы ведь должны преодолевать любые тяготы войны. Эдакий закрытый сбор. Казалось, что рабыня, какой-то паренёк из лесных да белобрысая человечишко были тут не к месту. "Не я один решил прихватить с собой сувенирчик? А это кто? Посланец эльфячьего двора?" - дроу с подозрением покосился на парнишу. Да, этот определённо подходил на роль посланца хотя бы по одной причине - его не жалко. Да что там, даже Дорринэлю - образцу дровийского гуманизма - захотелось изукрасить эту надменную рожу лесного засранца. Впрочем, все они надменны, оттого Сильден был так заинтересован в этой кампании. Утолить жажду мести, простирающуюся в веках, да ещё и нажиться на этом - что может быть лучше? Жаль только приготовления стоили целую кучу денег. Сложно будет такое окупить.
И вот, значит, вернулся король да ныне совет держит, к тому же преподнёс интересные новости из первых уст. А остальные слушают - каждый у себя на уме - да кивают в такт звучным речам. И Дорри, сложив руки в замок под острым подбородком, навострил уши. Сарандил статуей стоял позади господина, рядом - рабыня. "Так их правитель, значит, лапы откинул?" - ухмыльнулся дроу, услышав приятную весть. Конечно, это может ударить по отношениям Элендиара и Сельмириона, что не есть хорошо, однако знать, что и высокородным светлым не удалось избежать жертв, было отрадно. К тому же, как оказалось, тревоги магистра были напрасны: новый король, кем бы он ни был, оказался не глуп и выполнил свои обязательство. Значит ли это, что тёмным пора выполнить свои?
Похоже на то, однако скверная доселе кампания берёт крутой поворот - всё во благо Элендиара и в угоду Богу-Скорпиону. И жертвой стали территории близ пустошей, заполненных отродьями бездны. Да, бойцы будут довольны - ненависть к демонам, питаемая тёмным народом, ещё сильнее ненависти к светлым. И остальному населению достанется. Однако не одними жертвами Вулкору живёт тёмный эльф.
Слово дали "Вестнице" - странное имя для рабыни - и ответила она подобающе. "Пристукнуло девицу, что ли?" - поднял бровь Дорри, услыхав её речи. Вывод напрашивался сам собой - либо она юродивая, либо не отсюда. В любом случае, какой-то игрушке негоже отвлекать внимание дроу, ежели на кону стоит такое прекрасное событие - война. К ней магистр и поспешил вернуться, обращая свой взор на короля:
- Месир Фэл`Олифар, - очередной поклон в знак уважения (первый, куда более низкий и почтительный, был сразу после того, как трио вошло в шатёр), - отрадно знать, что вы вернулись с триумфом. И куда более приятно слышать об угодных Вулкору планах будущих завоеваний. Но что же делать с тем, что принадлежит нам по праву? - обычно насмешливый взгляд стал по-змеиному холоден, лицо приобрело вид исключительно бесстрастный, приобретя сходство с таковым у Сарандила. - Отреклись ли светлые братья от тех, кто ныне в плену, или лесной народ не приемлет увоза рабов со своих земель? Многих мы, по вашему приказу, казнили, но умерщвлять всех - непозволительное расточительство. И пусть каждый пленённый эльф послужит благу Эль`ндиара. - Мимолётный взгляд на светлого и трибунов. Руки как бы невзначай расплелись и теперь небрежно подёргивают одно из новоприобретённых ушей.

0

154

Одного быстрого взгляда хватило Итильене, чтобы оценить обстановку внутри шатра. Ни на секунду не возникало сомнений, кто именно здесь главный. Разумеется, никаких клешней или чего-то в этом роде у короля-скорпиона не было. А ещё - он не был дроу. Высокий эльф со светлой, скорее даже бледной кожей, несомненно, принадлежал к народу ди'эль шайя, хотя и отличался от темноволосых в большинстве своём сородичей: волосы, как и кожа, у него были молочно-белые. Возможно, на какое-то мгновение Ита потеряла контроль над мимикой, и на её лице всё же отразилось удивление, но вряд ли кто-то мог это заметить - вся троица вновьприбывших синхронно поклонилась, приветствуя короля. А когда девушка распрямилась и заняла место за плечом расположившегося на лавке Сильдена, лицо её было столь же непроницаемо, как и у второго его спутника, а взгляд устремлён в пространство перед собой. Одним словом, она старательно изображала из себя предмет интерьера.

А посмотреть тут было на кого и помимо короля. Присутствие светлого эльфа её не слишком заинтересовало. Оно казалось не более неуместным, чем её собственное присутствие в этом шатре. А вот та, кого король назвал Вестницей... Ита с трудом удержалась от того, чтобы перевести на неё взгляд. Вместо этого расфокусировала его и постаралась ухватить как можно больше деталей периферийным зрением. Пожалуй, Вестница казалось бы экзотикой даже в обществе людей, не то, что эльфов. Всё в ней, от брони и оружия до слишком яркого оттенка глаз, казалось незнакомым и непривычным. И всё же Ите почему-то казалось, что она где-то видела эту женщину раньше, вот только никак не может вспомнить, где именно.

Тем временем именно к ней король обратился после озвучивания своих планов, причём интересовали его... желания Вулкхора. Хотя кому, как не ему, представителю бога-воина в глазах своего народа, надлежало озвучивать его желания? Впрочем, свои пожелания он и так уже озвучил, а они в представлении Итильены не отличались от того, что она слышала о кровавом боге. Судя по тому, как осторожно выбирала Вестница слова для ответа, спорить с королём тёмных в её намерения не входило. А ещё - она явно понятия не имела, чего хочет их бог, и не собиралась утверждать обратное. Кем бы она ни была, король-скорпион вёл с ней какую-то свою игру, а она ему подыгрывала.

Но пока Ите мало было дела до чужих отношений - она не разобралась ещё в ожидающей её саму судьбе. Если армия тёмных двинется на север, то и Иту это уведёт далеко от границ Альтанара. Обдумав этот факт, она решила, что это даже к лучшему. Возвращаться на родину девушка пока не стремилась. А вот её господина рабы интересовали больше, чем очередная война... Итильена бережно добавила этот факт в копилку довольно скудной пока информации о Сильдене. На этом фоне даже имя правящего Дома тёмных, отличающееся от осевшего в памяти по урокам геральдики, казалось не таким важным, хотя сей факт девушка тоже отметила. Первое волнение немного улеглось. Теперь она была даже рада тому, что магистр взял её с собой - это давало возможность получить хоть какую-то информацию.

--- > Горячие Топи

Отредактировано Итильена (Пятница, 23 октября, 2015г. 14:55:56)

0

155

Джерман слушал внимательно. И его конечно-же тоже слегка удивило присутствие лишних в его понимании личностей на его совете. Если смириться с тем что Сильден приволок своего не то слепого не то зрячего слугу - было не сложно. То вот его дерзость в том факте что на совет была приглашена неизвестная ему самка королю очень не понравился.
Вот и умница. Только добавь уверенности в свой голос. Вестница. Тебе вести одну из моих армий, а они не пойдут за тряпкой. И твоя милая, творимая нами, сейчас, легенда - рухнет. А Нам оно надо? Мы же будем очень злы и не довольны.
- Не вижу смысла в данном вопросе Дорринель. Мы не трогаем свободный люд во время исхода из под крон этих лесов. А отнять добычу у наших воинов всегда можно было только силой. - секундная пауза - и как я сказал, мы не трогаем свободных. Рабы, есть наша собственность. Мы, воины. Эльфы предложили нам исход без битвы и мы с ним соглашаемся. Вроде бы и так ясно, что они не желают пытаться изъять у нас нашу собственность - при этих словах он посмотрел на Халдора.
Трибуны, все как один скривили рты в усмешках. К слову для тех кто не знал кто такие были трибуны, маленький экскурс в историю жизни короля:
Джерман от рождения был рабом в последствии гладиатором. И было их пять любимцев хозяина школы. Один шайя, два дроу и два эльфа. Личности известные, знаменитые, но сверкавшие не так уж долго. И когда Джерман выпал из коллектива и начал свой путь восхождения на трон другие четверо стали принадлежать ему. Теперь же они возглавляли легион свободы бывший ранее легионом раболовов. Самая мерзка прослойка Эллендиарского воинства. Бывшие рабы. Освобождённые из оков, но навеки оставшиеся верными своим господам. Номинально любой легионер имел те же права, что и любой свободный житель Эллендиара, но само восприятие рабовладельческого строя портило отношение к ним от общества. Так в палатке сейчас находилось не считая стражу пятеро дроу, две человеческих женщины, три светлых эльфа и один шайя. Почти идеальный набор для свершения совета. К слову об этом:
- Но мы возьмём с собой лишь тех рабов, что способны принести пользу где-нибудь еще, кроме как в пастях наших тварей. - король взял в руки кувшин стоявший на столе подле карты и приложился к нему губами заливая в себя кислое, молодое вино и словно-бы не обращая внимания как оно переливается через края и стекает сначала по его лицу, а после и по одежде. - И наша Вестница воздаст последние "почести" тем, кого нам придётся оставить. Ей следует вознести хвалу Вулкхору пропитав эту землю кровью.
Но это будет после того, как мы закончим с вами тут.
- Дорринель - Джерман снова обратил свой взгляд на того, кого так внезапно возвысил когда-то. - Ты, вместе с Тенями вернёшься в Эллендиар и собрав там оставшиеся силы двинешь их в строну Форта Северный. Потом вдоль побережья вы двинетесь к Эльдуху по пути захватывая все поселения и устанавливая в них власть скорпиона. Там вы встретитесь с легионом, который займётся осадой крепости ведьмаков и по вашему прибытию ты лично отправишься к ним. Инструкции по теме разговора я тебе направлю лично. Мы же с Вестницей займёмся завоеванием пустошей - он провёл пальцами две линии по карте, словно бы изображая на ней клещи идущие по краям пустошей и замыкающиеся в круг. - Все демонические отродья будут уничтожены, а те что жили с ними в мире станут отличным товаром для наших южных друзей. Мы завладеем всем севером и приступим к превращению песчанки в торговый фортпост между нами и светлыми. Делать это всё стоит очень быстро, так как вампирская угроза - ткнув пальцем в границу нейтральных земель, которые они собирались завоевать, и Джерской империи - велика и упускать её из виду, непростительная оплошность, к тому - же Эти клыкастые ублюдки желают окончательно подчинить себе долину Лир и Республика будет им в этом всячески мешать. Будем надеяться, что у них не хватит сил воевать на две стороны. А когда север будет наш, мы поможем нашим зелёным друзьям выжечь эту богохульную ересь до основания. Всем всё ясно? - Джерман пробежался глазами по присутствующим. - Если так, то через два часа мы выдвигаемся

Отредактировано Джерман Д'Альтор (Пятница, 27 февраля, 2015г. 14:41:13)

0

156

Все то время - пускай и недолгое, - что длился военный совет, маска бесстрастия не покидала облика Тсубаме. И никому не было дано знать наверняка, что происходило у неё глубоко внутри - лишь некоторые способны были плодить догадки, основывая их на том, что обычно зовут «хорошо разбирается в людях». Но дьявол, как говорят, кроется в деталях - и каламбур тут заключался в том, что деталь была немалая (сама Тсубаме), да и человеком мечница не была вовсе. Стоит помножить все это на жизненный путь, что она прошла до сих пор, и никаких слов уже не хватит для того, чтобы верно описать калейдоскоп её души. Да и был ли такой язык, который смог бы?

Но молчание - плохой рассказчик, а потому, если попытаться хотя бы подобраться к общей картине, то вот, что получится... Если сделать смелое предположение, что немалая часть увиденных Тсубаме последователей Кроваворукого бога - садисты, то икона его, сиречь король-Скорпион, должен быть среди них попросту олицетворением садизма. Именно поэтому, исходя из худшего сценария, нетрудно было догадаться, что он в любом случае попытается попрать то, что мечница высоко ценила. В данном случае это было её мастерство, ведь она не была палачом. Удивляло ли Тсубаме то поручение, что он ей дал? Нет, нисколько. Но от этого ведь легче не становилось.

Разум приводил множество доводов: что если она воспротивится, то участь пленных легче от этого не станет (просто найдется кто-то другой, ей на замену); что ей в скором будущем пригодятся воины, когда её вновь настигнут Кланы; что плененные эльфы, решив драться за свои идеалы, знали, на что идут. Но все они - доводы, - сгорали в пламени бессильной ярости, душившей Ши Ан-Тсубаме изнутри. Гнев её не был связан ни с королем-Скорпионом, ни с темными эльфами или их кровожадным богом, нет. Она приходила в безмолвную ярость от собственной беспомощности, слабости, неспособности изменить ход событий, заключенных в арканы судеб.

Довершало картину то, что «восхваление Вулкхора», похоже, было равносильно публичному представлению: пленных втолкнули внутрь круга, образованного безжалостными почитателями Кроваворукого бога. Там были мужчины, слишком гордые, чтобы быть рабами, но также больные и покалеченные в сражениях; были и женщины. Ши Ан мысленно поблагодарила духов за то, что среди пленников не было детей. Каждому терпению - свой край, и обернись все детоубийством, мечница безо всяких раздумий обрушилась бы на фанатиков, умыла в крови и отправила стольких из них к праотцам, скольких бы успела. И это, безусловно, был бы конец для неё.

Тяжкие слова стояли у неё комом в горле, не желали срываться с кончика языка. И все же невероятным усилием воли Тсубаме заставила себя говорить тоном, не терпящим возражений: она велела принести пленникам оружие. Самое большее, что было сейчас в её силах - это дать им достойный конец. Без пыток, без унижения, с честной сталью в руках. Тсубаме не ожидала ничего в ответ и не искала оправданий своим поступкам - она знала, что скорее всего эти эльфы будут ненавидеть её до последнего, что Владыки Судеб уже давно присмотрели для неё особое место в преисподней. Мечница сохранила свою решимость принять безжалостную действительность.

«Каваноко, друг мой, как же мне непросто сдержать обещание, данное тебе...»

Наверное, когда-нибудь настанет её время сожалеть. Но до тех пор она собиралась извлечь из жизни очередной важный урок, суровый, тягостный, потому что у неё не осталось тех, у кого она могла бы спросить совета. Если это значило «быть человеком», тогда она должна стать сильнее. Настолько сильнее, решила мечница, чтобы с этим нелегким грузом идти по жизни не опуская головы, чтобы быть способной совершить величайший бунт и бросить вызов всему миру. Тем временем, реальность не заставила себя ждать; к несчастью для пленных эльфов, обреченная своим лучшим другом, приемным родителем и наставником жить и стать человеком, была мастером меча.

>>> Горячие Топи

Отредактировано Ши Ан Фэй (Понедельник, 23 марта, 2015г. 19:11:35)

0

157

Закончив совет Джерман направился наблюдать за казнью. Помните? Он считал самым смешным зрелищем казнь палача. А кто эти светлые, как не палачи? Они казнили свой народ десятилетиями, медленно, со вкусом, в лучших традициях своих тёмных собратьев, но преисполнившись лицемерия считали себя светлыми. Считали себя сильными. И даже сейчас, зная что так или иначе они будут умирать, светлые не складывали данного им оружия. Они пытались взять Вестницу силой. Нанести ей как можно больше урона, а быть может и вовсе убить. Мужчины, сражались с женщиной. Женщины сражались с женщиной. Калеки и увечные, все они сражались с женщиной. Все желали ей смерти. Преисполнившись ярости они готовы были пали пасть во тьму.
И за всем этим наблюдал не только тёмный повелитель Эллендиара, нет. Тёмные во все глаза смотрели за тем, как Вестница одного за одним лишала жизни светлых. Играючи. словно-бы это было обыденностью. И Джерману, как и его подданным это нравилось. Ни кто не может быть более тёмным, чем те, кто причисляют себя к свету лишь по праву рождения.
Когда-же бойня королю наскучила, он занялся рассматриванием своего нового колечка. Джерман, как и всякий поднявшийся из низов к вершине мира любил блестящие побрякушки, особенно когда они были поистинне ценными.
И вот казнь остановила свой круговорот ... Повсюду раздавались крики "Вулкхор!-Вулкхор!" - Тёмные ликовали. Им нравилось то, что они узрели. А вот стоящий рядом с королём Халдор был полон негодования. Он не мог принять тот факт, что тёмные вот так вот, безнаказанно чинят самосуд на земле его народа. Попытка возмущения была встречена пощечиной. Последовавшая попытка сопротивления нацеленными в упор, взведёнными арбалетами. Король усмехался. А после радостно захохотав и хлопнув Халдора по плечу прошептал тому на ухо: "Ты мой, смирись, если хочешь жить. Тебя продали за мою армию." И обнял его словно брата. А после, голосом преисполненным радости велел войскам собираться и выдвигаться в путь.
Через пару часов все приготовления были завершены и король-скорпион в окружении не только своей свиты, но и целой армии двинулся на завоевание земель разделявших его страну гор и подземелий и данные леса.

------------>Горячие Топи.

0


Вы здесь » FRPG Энирин » Поющий лес » Леса Сельмириона


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC