FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » #Эпизоды » ◆ Пепельная луна (Март 1415)


◆ Пепельная луна (Март 1415)

Сообщений 21 страница 40 из 42

21

[indent=0.7,1]Если бы Эрард сказал, сколько ему лет на самом деле - Морис бы ему не поверил. Но понятие "нескольких человеческих жизней" было слишком расплывчатым, он и сам уже не одну прожил. Не имея представления о том, сколько живут оборотни, он принял на веру, что особенности организма позволяют им выглядеть моложе полуэльфов, даже если на самом деле они старше. Что же касается зверинца... если судить по состоянию Ррара - похоже на правду. Но подобные места обычно были "хорошо известны в узких кругах", и ближайший известный Морису находился в окрестностях Бойе. В возможность чудесного перемещения оттуда (откуда угодно, впрочем) на его порог, тем более в бессознательном состоянии, не верилось от слова "совсем". Но Музыкант по собственному опыту знал, что иногда реальность многократно превосходит по степени абсурдности все выдуманные истории. Обвинять оборотня во лжи просто из-за нехватки информации он не стал бы, тем более что Эрард был явно неравнодушен к собственному рассказу. Возможно, именно это загадочное перемещение Джордан назвал "дорогой Теней"? Но Бойе...
[indent=0.7,1]- С каких пор в Вермилоне закрывают глаза на подобные заведения? - предположение о смягчении законов после гражданской войны казалось всё же более жизнеспособным. И всё равно что-то в этой истории не сходилось. Возможно, Эрард чего-то недоговаривал, но его можно понять - рассказывать о таких вещах неприятно.
[indent=0.7,1]- Чей хоть зверинец? Может, знаю что-нибудь о хозяине, - Сорас и сам не знал, пытается он сейчас получить полезную информацию или поймать Кровавую Луну на несоответствиях. Оставлять в своём доме существо, которое тебе лжет, тем более столь опасное, наверняка не лучшая идея. Но и выставить его за дверь в таком состоянии, особенно после того, как сам предложил остаться, шанки не мог. По крайней мере, без веского повода. Оставалось проверить на практике, насколько неудобным жильцом окажется оборотень.
* * *
[indent=0.7]Первая проблема возникла довольно быстро. Морис с тоской разглядывал разложенный на кровати гардероб, пытаясь сообразить, что из всего этого может хотя бы условно подойти Эрарду. Не в одеяле же ему ходить? Одежда классического кроя отпадала сразу. Возможно, один из халатов сойдёт за домашний вариант. Там, откуда Сорас был родом, халаты считались верхней одеждой, под ними можно было носить даже лёгкую броню, так что по размеру должен подойти. Морис выудил из кучи самый длинный, прекрасно понимая, что при росте Эрарда он в любом случае окажется коротким до неприличия. Шаровары, пожалуй, тоже подойдут... если обрезать их там, где они сужаются. А вот подобрать подходящую рубаху явно не получится.
[indent=0.7,1]С местом для жилья было проще. Не то, чтобы у Мориса часто бывали гости, но гостевая комната - была. Минимум обстановки, зато кровать такая же, как у него самого. То есть, большая. Если уж не в длину, то хотя бы по диагонали Эрард на ней точно поместится. Запоров на двери не было (судя по всему - никогда) ни изнутри, ни снаружи. За окном - деревья. Не лес, скорее, запущенный сад. Если Эрард заинтересуется возможностью использовать окно в качестве выхода, обнаружит, что его можно открыть изнутри.

+2

22

[indent=0.7,1]— С каких пор в Вермилоне закрывают глаза на подобные заведения?
- В Вермилоне? - Я недоуменно посмотрел на кузнеца.
- А при чем здесь Вермилон? Я там был от силы пару раз, и то давно. Не знаю. - Не понимаю, к чему был вопрос. Я не интересовался подобными аренами, пока сам не угодил в рабство. Вермилон не интересовал меня от слова "совсем", слишком далеко. Может, у Мориса там семья? Переживает? Я тоже переживаю за свою стаю, но там достаточно волков, они справятся и без меня. Даже женщина-оборотень даст фору обычному человеку, что уж говорить о стае.
- У тебя там семья? - Я всё же задал этот вопрос, хоть он и может быть не самым приятным для наемника. Морис спросил меня о зверинце, а я оскалился. Сжав кулаки, ответил.
- Хозяина зовут гер Герхард Гросман. - Прорычал я. - Фамилия пишется с одной "с". У него есть дочь Ксана, примерно двадцати пяти лет. - На Ксану злости я не испытывал, но и тепла не было.
- Других детей нет. Замок каменный, высокий и темный. Точное место не знаю, но увижу - пойму. Слуг много, существ в зверинце тоже. Меньше сотни, но больше двадцати. Слуги в основном люди. Больше я ничего не знаю. - Я опустил голову и покачал ею из стороны в сторону. Острой боли в шее уже не было, постепенно заживет.
***
[indent=0.7,1]Морис выделил мне одежду. Приятно. Был бы материал, сшить я и сам могу. За время наемничества много чему пришлось научиться. Пока надену это, а потом поймаю кого-нибудь, ошкурю и сошью нормальные штаны.
[indent=0.7,1]Халат на мне сошелся, но по длине больше походил на очень длинную рубаху. Я никогда не был в пустыне, но слышал, что именно такую одежду там и носят. Поэтому смиренно принял обрезанные шаровары (которые на мне смотрелись как исподние штаны) и халат.
- Спасибо, Морис. Я отправлюсь в лес, посмотрю, что там есть. Трав хоть соберу. Можешь одолжить лук со стрелами? - Не так уж со мной всё плохо, ходить могу, хоть наступать и неприятно. Жить буду. А значит, нужно приниматься за дела. Собрать лечебные травы особого ума не нужно, как и сил. А если встречу зверя, будет и мясо, и шкура. Больным считается тот, кто встать не может. Остальным может и даются поблажки, но лежать и страдать в стае мне бы точно никто не позволил.

+2

23

[indent=0.7,1]Всё-таки Бойе. Значит, время на подготовку пока есть... Морис ничего не знал о семье Гросмана, но описание "зверинца" совпадало, к тому же, в слова, подкрепленные эмоциями, поверить всегда проще, чем просто в слова. Стало быть, Эрард не лжет. И похоже, он действительно не знает, где оказался. Казалось бы, сложно не заметить изменение климата, но оборотня извиняло то, в каком состоянии он был в момент "прибытия", а на улицу он с того момента не выходил.
[indent=0.7,1]Теперь Морис был уверен, что гости к ним заявятся обязательно, причём довольно скоро. Дело в том, что Гросман был вампиром. Молодым по их меркам, но для него в любом случае не составит труда выяснить местонахождение сбежавшего пленника, тем более что крови от него должно было остаться более чем достаточно. Будь Эрард обычным волком, никто бы не стал искать его, чтобы добить. Но оборотень в волшебном ошейнике даже мёртвый мог стать серьёзной уликой. И пусть все и так знали, что развлечения гера Гросмана выходят за рамки закона, появление доказательств этого могло заметно осложнить ему жизнь.
[indent=0.7,1]От нерадостных мыслей отвлекло появление Эрарда. Видимо, оборотню за время плена основательно надоело сидеть в четырех стенах, раз горит желанием сбежать в лес, едва встав на ноги. Морис не видел смысла пытаться его отговорить. Он чувствовал некоторую ответственность за судьбу спасённого, но тот давно уже не ребёнок, может и сам решить, как ему лучше поступать. Если и не вернётся, то наверняка не потому, что с ним что-то случилось. Шанки медленно кивнул.
[indent=0.7,1]- Сходи. Тут, правда, не лес - одно название. Настоящий лес восточнее, вверх по течению Вермы, - Морис сделал паузу, пару секунд внимательно смотрел снизу вверх на возвышающегося над ним оборотня, а потом вдруг ответил на вопрос, заданный некоторое время назад. - Нет у меня семьи в Вермилоне. У меня её вообще нет. Просто отсюда до Вермилона можно за пару часов дойти, - и без перехода: - Лук одолжить не могу, разве что арбалет. И тесак, например. Погоди, сейчас подберём тебе что-нибудь.
[indent=0.7,1]Стойки с оружием, красовавшиеся обычно в гостиной, Морис разобрал на время своего отсутствия, а само оружие законсервировал и перенёс... пожалуй, эту кладовку можно было смело назвать арсеналом. Замаскированная стеновыми панелями дверь жалобно заскрипела, открывая проход в узкую длинную комнату, пахнущую смазкой и гвоздикой. Неярко засветились под потолком зачарованные камни, выхватив из темноты деревянные короба, промасленные свёртки на стеллажах, узкий стол, покрытый старой тканью (от пятен её не спасло даже применённое недавно заклинание). Именно на этот стол кузнец и выложил несколько свёртков, добытых им со стеллажей и из коробов, казалось бы, наугад. Два арбалета (один маленький, меньше локтя в длину и без приклада, второй обычный, оба без тетивы), пара охотничьих ножей (оба большие), несколько тесаков разных форм. Если на секунду задуматься о том, что во всех остальных свёртках тоже оружие - получится, что Морис хранит у себя дома целое состояние, но не в золоте, а в стали.

Захочешь что-нибудь другое из оружия - дам. Там полно всякого. Кроме луков. : ) Не делаю их и стреляю так себе.

+2

24

[indent=0.7,1]Несколько ударов сердца я просто стоял и тупо смотрел на кузнеца.
- Вермилион? - Недоверчиво переспросил я, мысленно вспоминая всё, что знал об этой стране. А знал я, признаюсь, не много.
- Я там никогда не был. - Ещё через мгновение, осознав, поправил сам себя: - Тут. - Южная страна, более теплая и пригодная к жизни, чем земли моей родины. Да, мне пришлось по воле наемнического дела побывать в нескольких окрестных странах, но Вермилион, как и многие другие земли, располагался слишком далеко, чтобы дела могли завести меня туда. Сюда. Я старался никогда не уходить далеко от своей стаи, навещать их время от времени. Случись беда, из дальних земель мне было бы непросто прийти на помощь. Интересно, как они там? Решено. Разберусь с делами здесь и направлюсь на север. Домой. Далеко, согласен. Тем не менее, обычный волк вполне может бежать со скоростью лошади, а иногда и быстрее. Я же "немного" отличаюсь от обычного зверя. Как размерами, так и скоростью.
[indent=0.7,1]Кузнец перевел разговор на оружие, я не стал расспрашивать дальше. Особым любопытством никогда не страдал, а если говорит полукровка, что семьи нет - значит нет.
- Не люблю я арбалеты. Медленные. И стреляю из них не очень. - Честно признался я. Простой лук был для меня намного ближе и понятнее, а со звериной силой натянутая тетива пускала стрелы не хуже арбалета. И быстрее. Я взял в руки охотничий нож. Обычный по сути своей клинок, острый.
- Возьму? - Лес - опасное место. Пока клыкам и когтям нужно снова стать сильными, рассчитывать приходится только на оружие. Метнуть нож в зверя я как-нибудь уж смогу, если увижу подходящий момент. Травы срезать тоже пригодится. Посчитав ответ кузнеца достаточно положительным, взял и второй охотничий нож. Пригодятся.
- Я вернусь. И верну. - Взглядом указывая на оружие "попрощался" я. Уже выйдя из дому, обернулся. Посмотрел на кузнеца.
- У меня тоже нет семьи. Сейчас и стаи нет. Но когда будет.. - Я задумался, пытаясь правильно сказать то, о чем думаю. Эльфийский, всё же, давался мне с трудом.
- Мы можем стать твоими друзьями. Если не семьей, то друзьями точно. - Не знаю, зачем сказал подобное. Это была правда, чистая правда. Я не забуду своего спасения и всегда буду рад видеть Мориса в гостях. Да, в стаях тоже бывают и разногласия, и бои, но там я никогда не был один. Волки любят и ценят свою стаю, всегда. Мы доверяем друг другу. Знаем, что они не подведут. Ладно, хватит пустых мыслей, пора бы поохотиться. Сходить за травами. Поправил я себя. С охотой придется немного повременить.
[indent=0.7,1]Я не торопился. Взятый с собой заплечный мешок для трав и еда предполагали, что раньше вечера я не появлюсь. Шел вдоль реки, посматривая на проплывающую мимо рыбу. Неплохо бы наловить перед возвращением, было бы в чем нести.
Звериный нюх в человеческом теле, увы, недоступен, но я прожил в лесу почти всю свою долгую жизнь. Думаю, даже с завязанными глазами и без каких-то запахов или звуков я мог бы выйти из любого леса. Даже не превращаясь в зверя. Люди могут без проблем ориентироваться в своих поселениях и даже больших городах, ведь это их дома. А я могу ориентироваться в лесу. Потому что здесь мой дом. И не важно, насколько далеко этот лес от привычного. Да, он намного реже и деревья здесь другие, но это по-прежнему лес. Зайдя поглубже в чащу, я остановился. Принюхался и прислушался. Мягко опустился на землю, прислонившись спиной к древесной коре. Кто бы знал, как мне не хватало леса. Деревьев.
- О Великий Волк, Охотник и Альфа. О Мать-Скальте, давшая жизнь первым лунным. Надеюсь, я с достоинством прошёл ваше испытание. - Это внезапное обращение не было молитвой. Скорее, просто мыслями, обращенными к Богам. Лунные всегда почитали Скальте и безымянного Волка-Прародителя, но никогда не считали их присутствие чем-то особенным. Мы обращаемся к ним довольно часто. Пожалуй, как к любящим родителям. Люди не понимают такого обращения к Богам, а мы не понимаем их. Пожалуй, это так же нормально, как острые уши эльфов и темная кожа жителей пустынь. Главное, не допускать смешения религий.
[indent=0.7,1]Ещё несколько минут побеседовав с Богами, как с дальними родственниками, которых давно не видел и успел соскучиться (сейчас, без ошейника, я чувствовал отклик Богов на мои слова. Они ничего не говорили, но слышали. Это чувство ни с чем нельзя спутать.), я встал и оглядел деревья. Искал чагу. Она бывает разная, но некоторая весьма полезна. Не уверен, что смогу залезть на высокое дерево и снять её оттуда, но почему бы не попробовать? Мой мешок уже был наполовину полон самых разных полезных трав. Да, больше половины прямо сейчас мне не понадобится, но их можно засушить. Когда буду уходить от Мориса - зайду в город и продам алхимику. Много не дадут, но не в моём положении брезговать. Звери в основном обходили меня стороной, чувствуя звериную натуру. Да, может смертельной опасности хищникам я и не представлял, если учесть, что мой волк едва не подох. Но потрепать могу знатно, даже в таком состоянии. Раненному труднее добывать еду, а ещё труднее самому едой не оказаться. Меня никто не трогал, и то ладно.
[indent=0.7,1]Следы от ран ещё долго будут меня беспокоить, но лечебная чага уже лежит в заплечном мешке. Я перекусил припасенными продуктами и направился в обратный путь. Мысль принести с собой рыбы не оставляла в покое. Не привык я возвращаться без добычи, даже если ходил изначально за травами.
[indent=0.7,1]Вода в реке оказалась холодной. Морис очистил моё тело магией, но от удовольствия искупаться удержаться было сложно. Ну не простыну же я, в самом то деле.
Ожоги в одно мгновение перестали ныть, соприкоснувшись с водой. Хорошо. Не помню, когда чувствовал себя настолько же хорошо. Пожалуй, только на воле. Десять лет назад. Быть может, по сравнению с тем, сколько длятся наши жизни, это и кажется ничтожно мало, я страдал каждый из этих долгих дней. Удивляюсь, что остался жив, но, видно, на то воля Богов.
Был, конечно, огромный соблазн превратиться прямо сейчас и поплавать немного волком в такой приятной прохладной воде, но силы пока лучше сберечь. Вымывшись, я осмотрел своё снаряжение и одежду. Не густо. Ловить рыбу руками не выйдет, удочки тоже нет. Соорудить? Долго. Если бы найти узкое место и использовать халат, заменивший мне рубаху, как сеть.. Нет, плохая идея. В Верме оказалось не так уж много рыбы, как мне показалось сначала. Поймать зверя я тоже не мог. Солнце, в это время, медленно плыло к западу. Пора было возвращаться. Чувствуя себя полностью бесполезным и награждая себя не самыми приятными словами (утешало лишь то, что я едва не умер вчера), я вернулся к дому Мориса. Ещё на подходе что-то меня насторожило. Птицы замолкли. Зверье попряталось. Они будто готовились к чему-то. Заходящее солнце закрыло тучей, а я ускорил шаг. Занося в дом мешок, предупредил:
- Что-то неладное надвигается. - Вроде и сам себе сказал, но очень сомневаюсь, что хозяин дома пропустит мои слова мимо ушей.
- Как бы ночью не было бойни. - С трупом одного оборотня сверху. Лишь бы Музыкант выжил, а то приютил на своё горе. Нехорошо.

+2

25

[NIC]Братья Коваль[/NIC][STA]Януш и Сташек[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/wXEzZ.jpg[/AVA][SGN]Януш - старший брат, размером поменьше, в чепце. Сташек - младше, но крупнее, с мужытской бородой.[/SGN]
Януш, ну это ж хренотень кака-то, – возмущённо прошептал Сташек, наклонившись к уху брата. – Это не подготовка. Это деньги на ветер.
Ц-ц-ц-ц!
Коваль-старший авторитетно поднял к небу палец, пресекая возражения на ближайшие несколько минут. Монах в потёртой рясе сосредоточенно хмурился, листал свой пухлый молитвенник и изо всех сил делал вид, что не слышит приглушённую критику. Януш предупредительно кашлянул.
Ну что там, святой брат?
Да, да, да, – монах махнул чётками, – есть у меня одна милейшая литания противу волколака. Хорошая литания, Единый ведает. В прошлом году праведный сэр Санчо Трепонес прочитал её над ужасным волком Биморнии и затем взял его голыми руками!
Заливает, – тихо проворчал Сташек, тут же получив тычок локтем.
Действуйте.
Деньги есть?
Вместо ответа Януш отцепил от пояса пухлый мешочек и тряхнул им. Гроши бодро звякнули друг о друга – да, их перезвону было далеко до сладкой песни серебряных пиастров, но и братья Ковали, и брат Томаззо всё же не на шёлковых простынях спали. Мотнув головой, левистерианец принялся за работу – принялся размахивать кадилом, благочестиво гнусавить псалмы и кропить святой водой разложенную на земле сеть. Сеть была хороша. Добротно свитые волокна, укреплённый шнур по краям, большие размеры... Сеть была сплетена не для того, чтоб рыбу в неё ловить – она была для человека. Притом человека крупного и довольно сильного. Правда вот, их с мэтром Вранеком посылали не совсем за человеком, а посему Коваль-старший разумно усомнился в способности даже такой чудесной сети удержать кровожадного оборотня, которому некуда отступать, и принял решение захватить на дело немножко божьей помощи. Сташек сильно усомнился. Но, в конце концов, из них двоих думал обычно Януш – и это у него получалось неплохо.
- ...и да охватит боль жгучая богомерзкого перевёртыша, коий будет словлен сим благословлённым неводом! Аминь.
Монах трижды сбрызнул сеть и громко захлопнул молитвенник.
Готово, братья. Гоните монеты.
И что, оборотень не порвёт теперь сетку? – подозрительно заметил младший брат, обходя место проведения ритуала.
Томаззо снисходительно усмехнулся.
Мало того, что не порвётся, но и пронзит волколака страшной болью! – Взмахнув рукой, сжимающей молитвенник, он патетически продолжил: – Всякому известно, что волколака грызёт изнутри нечестивый голод, толкающий его на страшные кровавые преступления. Голод этот, как и вся природа человека-зверя – всё это от Врага! Когда столкнётся волколак с сетью, заклятой Словом Божиим, словно бы Господь столкнётся внутри него с семенем Врага, и пронзит всё нутро и ливер его смертная мука, и...
Ладно-ладно, Томаззо, мы поняли, – поспешил прервать его Януш, всунув кошель в жилистую ладонь. Монах оценивающе подбросил мешочек в ладони.
...и вы живенько оприходуете зверюгу, пока она корчится, – подвёл он черту под заготовкой пылкой речи, ибо не пристало проповеднику замолкать, не высказав заключительное слово. Без слов прощания раскрыл он свою суму и принялся складывать внутрь принадлежности, когда вдруг почуял, как его мягко, но настойчиво тянут за рукав.
Большая благодарность тебе от нас, – тихо проговорил Януш, склонившись к плечу приземистого левистерианца. – Только учти, ежели ты нам фуфло за наши гроши впарил... Я уж постараюсь живым от волколака уйти, чтобы тебе нож под рёбра просунуть.

Отредактировано Релеменил (Пятница, 4 января, 2019г. 17:29:45)

+3

26

[NIC]Якуб Вранек[/NIC][STA]Талантливый маг на службе Гроссмана[/STA][AVA]http://s5.uploads.ru/6FyH9.jpg[/AVA][SGN]Подозрительный бородач с претензией на чародейскую стать.[/SGN]
Туманные образы витали вокруг мэтра Вранека, склонившегося над хрустальным шаром с трубкой в зубах и потрёпанным томом «Духа Зверя» на коленях. Ветра магии проносили мимо портовые склады с докерами, крысами и ящиками, перинные дома, трущобные многоярусные домишки... Волк был где-то рядом, но маг всё ещё не видел его. Продолжая поглаживать лежащую рядом плеть, покрытую следами крови пленника, Якуб перевернул страницу. Простые действенные трюки, непростые действенные трюки, сказки бабки Дульсинеи... Последние в книжке не преобладали, но сильно раздражали волшебника, который алкал чего-нибудь Особенного. Найти и словить сбежавшего оборотня, измочаленного побоями до полусмерти? Вот уж и впрямь задача для ума куда как менее светлого. Дуболомы Ковали и сами смогли бы управиться, будь у них хотя бы неделька времени. Но мессир Гроссман высказался насчёт сроков вполне недвусмысленно...
Посему маг предпочитал видеть в своей работе возможность проверить какое-нибудь старинное полузабытое заклятье, описанное в одной из ценных древних книг. Правда, пока ничего примечательного его глаз не замечал... хотя...
– Вот ты куда забился, – невнятно пробормотал он одним краем рта, отрываясь от книги и устремляя взгляд в глубины шара. Ветер сдул с задрипанной улочки все дома, кроме одного, из окон которого валил кровавый дым. Волк забрался в чей-то дом. И, очевидно, ему вполне хватило сил на то, чтобы загрызть обитателей, иначе бы вместо волка нашлось только остывшее тело.
Вранек махнул рукой, разгоняя сгустившуюся в переулке тьму, деловито завернул шар в тряпицу и спрятал в сумку. Повернув голову, покосился на прижавшегося к стене оборванца.
– Чего вылупился, смерд? Пшёл!
Маг вновь махнул рукой, на этот раз снабдив жест бутафорскими искрами из пальцев. Нищий не преминул внять совету, решительно драпанув прочь – и едва не влетев плешивой башкой в широкую грудь Сташека, тащившего подмышкой какой-то ячеистый свёрток.
– Вот и вы наконец!
– Чего, мэтр, нашли? – поинтересовался Януш, пока его брат дополнительно разгонял оборванца пинком. Чародей фыркнул.
– Ещё бы! Идём брать прямо сейчас. Только сперва...
Якуб пригляделся к плети. Мессир Гроссман довольно неохотно делился с ним тайнами магии крови, но впитанных познаний уже должно было хватить на один небольшой экспериментик... Поднеся девятихвостку чуть ли не вплотную к губам, он прошептал несколько слов, от которых пятна крови на мгновение замерцали. Удовлетворённо щёлкнув пальцами, маг махнул плёткой в сторону Вермской бухты и быстро двинулся вперёд, на ходу подбирая слова для новой формулы.


Хотя Вранеку до досадного часто приходилось напрягать память, чтобы найти путь среди хитросплетений улочек в районах бедноты, он всё же придумал способ заговорить окровавленную плеть. Мессир Гроссман умел с помощью небольшого количества крови подчинять себе разум низших созданий и потехи ради заставлять их плясать, кувыркаться, дурачиться... Или, скажем, вскрывать себе горло, роняя бессильные слёзы. На чудном инструменте для порки осталось достаточно крови, чтобы попробовать воспроизвести этот эффект – на одном из крючков даже маленький обрывочек кожи остался...
Маг замер, не дойдя несколько шагов до нужного поворота. Взмахнув плетью над головой, он пробормотал первые несколько слов, пробуя новое заклинание на вкус. Удостоверившись, что тот такой же поганый, что и всегда, он принялся самозабвенно рисовать в воздухе символы, от которых плеть принялась краснеть и капать чем-то алым.
– Единый милосердный... – послышалось бормотание Сташека. Не обращая внимания, Якуб сделал последний взмах. Плеть сверкнула кровавой молнией – и вернулась к исходному своему виду.
– Ну что, мэтр, получилось? – выдавил из себя Януш, осторожно приблизившись слева.
– Дубина! Да шоб я сам знал. – Маг махнул «артефактом» ещё раз – теперь уж так, небрежно. – Сейчас и проверим. Во-он тот дом.
Три пары глаз уставились на домину, в которой схоронился недобитый оборотень.
– Обжито выглядит, – выразил Сташек общую мысль. Якуб задумчиво почесал нос. Тёплый шар в сумке ясно твердил, что волк всё ещё дома. Вопрос: способен ли он ещё дать дёру?
– Ну-ка, ребятки, пробегитесь вокруг дома и позырьте, шоб волчина в окно не драпанул. Если драпанёт... ну... сетку на него киньте, зря тащили что ль?
Цепкая рука колдуна ухватила старшего Коваля за рукав.
– И как крикну, шоб мигом ко мне метнулись, усёк? – процедил он своим страшным голосом на всякий случай. Януш мотнул головой и скрылся за левым углом дома, тогда как его брат завернул за правый. Силки расставлены.
Покосившись ещё раз на плётку, Вранек вздохнул и двинулся прямо к двери – к парадному входу, такскыть. Свободной рукой он уже шарил по суме в поисках волшебного ключика.

Отредактировано Релеменил (Суббота, 22 декабря, 2018г. 22:09:14)

+3

27

Пока Эрард гулял по лесу, Морис тоже без дела не сидел. Для начала он, рассудив, что оборотень вернётся нескоро, отправился в город. При обычных обстоятельствах он бы отложил этот визит ещё как минимум на неделю, но обычными обстоятельства не были. Дело было не в том, что запас продуктов, не рассчитанный на двоих, стремительно подходил к концу. И даже не в том, что он решил прикупить пару отрезов тканей, чтобы сшить на досуге для Эра что-нибудь приличное. Музыканту был жизненно необходим новый инструмент. Гитары у него сменялись с удручающей регулярностью, не переживая наёмничьих будней, и как раз сейчас пришло время присмотреть себе новую спутницу. Кто-то, возможно, удивился бы, что воин может предпочесть музыку подготовке к вероятному нападению на его дом, но Морис никогда не интересовался чьим бы то ни было мнением на сей счёт. Благо, он знал, где можно найти именно то, что ему нужно, и вскоре стал счастливым обладателем пятиструнной гитары-тасканки, с готовностью отвечавшей взаимностью на его ласку. (Строго говоря, струн на ней было девять: четыре верхние были натянуты парами.) Остальные покупки много времени не заняли.
Убедившись, что Эрард ещё не вернулся, Морис замариновал большую часть купленного мяса, сдобрив его травами и открытым по такому случаю вином, после чего занялся гораздо менее приятными вещами. Нет, он не думал, что "гостей" нужно ждать так скоро - полагал, что пара дней в запасе у них ещё есть - но восстановить работоспособность сторожевой сети решил именно сегодня. Прозевать появление противника - самый верный способ проиграть бой, в этом случае все остальные приготовления окажутся бесполезными. Так что следующие пару часов он потратил на то, чтобы обойти свои владения и проверить знаки, вырезанные на камнях и древесной коре: подновить, очистить от грязи, напитать растраченной за годы отсутствия хозяина силой. Теперь дело оставалось за малым - сплести эту силу в единое заклинание.

К моменту возвращения оборотня полукровка сидел на невысокой стеночке, отгораживающей пространство перед его домом от обрыва, и смотрел на море. На коленях у него покоилась гитара, под правой рукой стояла початая бутылка вина, а за спиной догорал в кругу камней костерок, готовясь стать очагом для приготовления ужина, о чем свидетельствовала стоявшая рядом с ним кастрюля и дюжина шампуров, пока пустых. Со стороны посмотреть - идиллия. Вот только касавшиеся струн пальцы менестреля извлекали из инструмента тревожную мелодию, гармонично вплетавшуюся в разлившееся вокруг ощущение надвигающейся беды. На комментарий Эра Морис задумчиво улыбнулся, впрочем, оборотень этого не увидел - оборачиваться хозяин дома не спешил. Зато Эрард услышал, как изменилась мелодия: вплелось в неё что-то вкрадчивое, успокаивающее и... потянулось к нему! По крайней мере, в первый момент ощущалось это именно так. Мелодия дотянулась до него, коснулась - и отступила, забрав с собой изрядную долю тревоги. Мелодия на поверку оказалась заклинанием, и в данный момент оно настраивалось на распознавание "своих", не подлежащих его воздействию. Музыкант был обязан этим прозвищем не только умению играть на музыкальных инструментах, но и тому, для чего он это умение применял. Вскоре мелодия стихла. Сторожевая сеть затаилась, неощутимая более ни для кого, но готовая предупредить своего хозяина об опасности или... недвусмысленно сообщить незваным гостям об опасности, грозящей здесь им.

Некоторое время спустя, когда они уже поели и перебрались в дом, Морис снова взял в руки гитару. Посидел, глядя в панорамное окно на падающее в море солнце - и взял первый аккорд. Снова воздух зазвенел тревогой - без всякой магии (разве что совсем чуть-чуть, просто по привычке), но теперь вместо неведомой опасности в музыке звучал скорее упрямый азарт. И почти сразу к мелодии присоединился голос:
- Полночь кромешной мглой мчится вперёд, смеясь. Небо над головой, а под ногами - грязь, - мелодия и голос набрали силу, хотя вроде бы не становились громче: - Вечный закон волков: "Смысл бытия - в борьбе. Худший из всех грехов - жалость к самим себе".
Песня обретала собственную жизнь, сделав Музыканта всего лишь своим проводником. Судя по его отсутствующему взгляду, он сейчас был там, бежал навстречу влажной тьме, о которой пел, в черно-белом мире, где не было места сомнениям и колебаниям, а разница между своими и чужими была очевидна.
- Если отвергнет свет - значит, укроет мрак. Третьего в жизни нет: если не друг - то враг! За страх плати - собой. Жизнью чужой - за жизнь...
И вдруг - перебор, негромкий, но берущий за душу, заставляющий прислушаться и принять в себя такое близкое...
- Тихий звериный вой ветер уносит ввысь... Тихий звериный во-о-ой ветер уносит ввысь! Морду задрав к луне спой о своей тоске, с ночью наедине, с жизнью - на волоске, - и вновь набрал силу голос, зазвенели тревожные аккорды, подводя неизбежную черту: - Помни в кольце врагов и на лесной тропе: худший из всех грехов - жалость к самим себе!*
Музыка давно смолкла, а Музыкант всё сидел, невидяще глядя куда-то в пространство. Потом вдруг отложил гитару и поднялся на ноги.
- Они здесь. Трое, - и рванул в свою комнату. Тычком в стену открыв по дороге вход в арсенал, бросил через плечо: - Бери, что понравится. Из дома пока не выходи.
Вернулся он чуть ли не через несколько секунд, на ходу запахивая халат поверх длинной кольчуги.
- Точно они, обходят дом с двух сторон. Не показывайся сразу, сюрприз им будет.


Янушу на тему окон повезло: почти сразу за углом обнаружил, огромное просто до неприличия. Казалось, его мог бы с лёгкостью разбить порыв налетевшего ветра, благо выходило оно на море, и от обрыва его отделял лишь неширокий скальный уступ. Однако, не разбил же почему-то до сих пор... Тонущее в море солнце окрашивало стекло в рыже-алые тона, не позволяя так сразу разглядеть, что там внутри.
Правая стена дома, выходящая на порядком запущенный сад, которую исследовал Сташек, оказалась не то чтобы совсем глухой, но в единственное обнаруженное окошко здоровенный оборотень точно не пролез бы. Однако там имелась дверь. С ручкой, но без замка. Дверь оказалась заперта изнутри. (А вот если Эрард попробует открыть её с противоположной стороны - у него получится.) Если обойти дом сзади, там найдется пара окон нормального размера, оба можно открыть, но, само собой, изнутри. Можно, конечно, попытаться их выбить...

Прежде, чем Якуб успел дойти до крыльца, на него (и на братьев Коваль тоже) навалилось ощущение опасности. Казалось, стоит сделать ещё шаг к дому - и произойдёт что-то ужасное. А потом распахнулась входная дверь. Нет, за порогом не оказалось скалящегося черного волка. И на "человеческую версию" Эрарда стоящий там мужчина ни капли не был похож - Вранек знал, как выглядит их предполагаемая добыча в обеих ипостасях. Но то ли растекающаяся от дома аура, то ли мерцающий встроенным в рукоять рубином арбалет в опущенной руке, то ли меч-бастард с темным волнистым лезвием, прислоненный в дверном проёме в непосредственной досягаемости второй руки (почему-то левой), а скорее всё это вместе взятое заставляло всерьёз воспринимать длинноухого (полукровку, судя по всему).
- Зачем ты пришел? - поинтересовался хозяин дома (ибо - а кто ещё это мог быть?) вместо приветствия. Угрозы в его голосе не было, но и так очевидно, что посетителю он не рад.


*Автор песни "Худший из всех грехов" - Т'айр Чёрный Ветер.

+2

28

[AVA]https://i.pinimg.com/736x/07/6c/e3/076ce31c5e6f32b7041b9e592554fef7--red-wolves-fantasy-male.jpg[/AVA]
[indent=0.7,1]Я вернулся в дом. Огляделся. Принюхался. Кровью не пахло, а значит, бой только предстоит. Магии тоже не ощущалось, разве что какая-то странная, мне незнакомая, но она не была агрессивной. Может, заклятие какое охранное, может, артефакт где-то следы путает, а может, просто без ошейника я иначе всё воспринимаю. Не знаю пока, но буду иметь в виду.
[indent=0.7,1]Мориса в доме не оказалось. Это чувствовалось сразу, но на всякий случай я обошел дом. Что-то подсказывало, что у этого дома не меньше секретов, чем у его обитателя, но я пока не тот, кто станет их разгадывать. Вышел на улицу. Ещё в коридоре я услышал странную тревожную музыку, а выйдя, смог убедиться, что Мориса не зря называют музыкантом. Он играл, и играл хорошо. Большего сказать не могу - не дано мне звуками упиваться. Морис не поворачивался, сидел ко мне спиной, но костер намекал, что меня всё же ждали. В этом я убедился мгновением позже - магия устремилась ко мне. Я её не видел, но чувствовал, ощущал. Она не принесла ни вреда, ни пользы, и я сам не понял, чего от меня хотела эта магия, но да ладно. Хозяину дома виднее.
- Я не принёс еды. - С сокрушением в голосе признался я полукровке. Пожалуй, эта новость никак не была связана с предыдущими моими словами, но почему-то мои мысли переключились на это. В городе (или рядом с ним) в хорошие времена фраза "не принес еды" не является чем-то страшным или опасным, не несет опасности, но зимой где-нибудь в лесу являлась бы, пожалуй, одной из худших новостей, которых вообще может принести пришедшее существо. Я старался, чтобы у моей стаи всегда была еда. Мы делали запасы на зиму, выращивали овощи (те, что не боялись прохладного лета), солили и мариновали мясо, и многое, многое другое, но голодные дни все равно бывали. Волки - существа не слишком прихотливые, мы могли выдержать пару голодных дней без особых проблем, а потом еда находилась, но чувствовать себя беспомощным и бесполезным прямо сейчас я не стал. Да, мясо добыл Морис (я даже не представляю, как), который сейчас сильнее меня, быстрее и вообще хозяин этого дома, но хороших эмоций мне это не добавляло. Я уже забыл, что такое "добровольно подчиняться", но моя волчья сущность твердила о том, что именно так я должен себя вести.
[indent=0.7,1]Музыкант предложил приготовить кусочки мяса на палочках. Пахло всё очень вкусно, и даже мой нюх не раздражало. Когда блюдо было готово, я не удержался. Снял несколько приготовленных кусочков и зажал в руке. Смотрелось, наверное, странно, но мои следующие слова и поза всё объяснили.
[indent=0.7,1]Я опустился на колени, протянул руки к огню и начал свою молитву.
- О Великая Мать Скальтэ, давшая жизнь первым оборотням, о Великий Волк, Охотник и Покровитель всех клыкасто-ушастых. Сегодня я, ваш потомок, не добыл еды и не принёс пользы, но всё равно молю о милости. Пока из меня плохой охотник и плохой боец, защитите Вы этот дом, меня и того, кто приютил меня сегодня. - Я положил мясо в огонь. - Я давно не приносил Вам жертвы, и эта жертва очень мала, но прошу - подождите. Скоро я верну себе былые силы и способности, а если не верну - обрету новые. Будут новые жертвы и новые молитвы, Вашими Силами я избавлен от рабства. Стараниями хозяина этого дома на мне больше нет ошейника. Я чувствую, что Вы слышите меня. Благодарю Вас за свободу и за этот прожитый день, но прошу ещё раз: помогите. Я хочу прожить и следующий день, и все те, что за ним и желаю того же гостеприимному хозяину этого места.
[indent=0.7,1]Нет ничего опаснее волчицы, защищающей своих детенышей в своем логове. Нет никого злее волка, на дом и семью которого напали. Я - Ваша семья. Я ваш потомок, детеныш. Это место стало и для меня домом, ведь в нём мне помогли и накормили, дали отдохнуть. Не позволяйте разрушить его и убить нас. Пожалуйста.
- Я стоял на коленях перед огнём ещё несколько мгновений, а потом поднялся и принялся за еду сам. Я никак не объяснил свой поступок. Наверное, всё и так было понятно. Мой страх не ушел до конца, не забылся за едой и музыкой. Я хочу жить. Я прошу у Богов о помощи, ведь больше просить некого. Морис поможет и так, если сможет. Почему-то в этом я не сомневаюсь. Я хочу в это верить.
[indent=0.7,1]После еды мы с Морисом перебрались в дом. Он взял гитару и начал играть, а я выбрал самый тупой меч (он, разумеется, был острым, но мне нужно было чем-то заняться, и натачивание оружия прекрасно подходило под настроение) и точильный камень, начал аккуратно и неторопливо придавать оружию остроту темноэльфийских клинков. Когда Музыкант взял первые аккорды своей мелодии, я понял: даже точить меч для меня слишком просто. Слишком тревожно вокруг, слишком сильны инстинкты, что вопят об опасности. Я.. я вдруг вспомнил один несложный ритуал. Ритуал подготовки к бою, если точнее. Он не требует особой точности и знаний, он помогает всем врагам понять чувства защищающихся. Возможно, избежать боя.
[indent=0.7,1]Две из трех необходимых трав я принес сегодня из леса (они не слишком то редкие), третью нашел у Мориса. Не думаю, что одна ветка не слишком редкой травы слишком ему нужна. В кладовке нашел черную свечу (интересно, зачем Музыканту такие?). Несколько обрывков кожи тоже мне пригодятся.
[indent=0.7,1]Я начал с порога. Встал на колени, разрезал мечом руку. Не сильно, но с кровью магия ритуалов работает куда лучше. И отмыть потом легче (если понадобится).
- Сила в крови. - Сказал я, проводя разрезанной рукой над свечой, позволяя нескольким каплям упасть на огонь. - В крови каждого из нас. В моей крови. - Я оборотень, конце-концов. Маг.
- Это место - моё убежище. - Я обмакнул три травинки в кровь и начал наносить символы на пол у самого порога. Это не были слова или буквы древнего алфавита, их я не знаю, рисовал я щит и меч.
- Кто с мечом сюда придет - от меча и падет. Кровь знает это. Пол знает это. Стены и потолок тоже знают. - Не важно, меч будет у них в руках, арбалет или просто плохие мысли в голове. Они почувствуют, что им не рады. Они поймут, что зашли не в то место. Что та сила, что живёт в этом доме, им не рада. Не просто не рада. Готова убивать.
- Кто придет в дом оборотня? Кто осмелится переступить порог? Лишь тот, кто не боится. Тот, кто пришел с добром. - Закончив рисовать щит и меч, я капнул кровью на первый кусочек ткани и нагрел это над свечей, заставляя кровь высохнуть.
- Здесь снимали кожу. - Я начал аккуратно запихивать уголок кусочка кожи под порог. - Здесь с кожей работали. Враг, неужто ты хочешь украсить своей плотью новое творение? - Может, мы и не станем делать что-то из человеческой кожи, но если в дверь (вдруг) начнет ломиться медведь, по инстинктам его ударит значимо.
- Уходи. Беги. Спасайся. - я нарисовал кровью несколько пересекающихся линий, образующих решетку клетки.
- Здесь беглый раб. Тебе не выжить. Он будет сражаться до последнего. До последнего твоего вздоха. - Закончив с порогом, я капнул своей кровью на огонь свечи, будучи в центре дома. Я рассказал вслух, как благодарен хозяину этого дома за помощь и насколько ценю её. Я рассказал дому, что надеюсь на его помощь и защиту. Я сжег несколько цветков, говоря о своих пожеланиях. Пожеланиях процветания этому дому и добра, уюта и благополучия. Я желаю, чтобы этот дом веками служил этому хозяину и не подводил, а когда будет необходимо - защитил.
[indent=0.7,1]Я подошел к каждому окну. Я уверил их, что стекло, хоть и прозрачное, только кажется хрупким. У гномов есть материал, что тоже прозрачен, как стекло, но крепче любых инструментов и блестит, почти как стекло. Я напомнил, что именно из стекла делают зеркала, которые так часто бывают волшебными. Я попросил стекла мужаться, держаться и слепить врага, если он подойдет ближе. Я нарисовал на рамах зеркала, нарисовал своей кровью. Рисунки были небольшими, но сделанными по всем правилам. На дереве кровь не так легко заметить, но она там есть. И дерево знает это.
[indent=0.7,1]Мне ещё несколько раз пришлось резать руку, но оно того стоило. Я обошел весь дом, обратился ко многим предметам, а потом вернулся к Морису. Я не стал ничего объяснять, просто завыл, слушая слова его песни. Я не превращался, просто призвал волка внутри себя поближе и вслушался в песню. Она была хороша, очень хороша. Она будто бы отражала то, что происходит сейчас, она будто бы касалась именно меня. Облизал окровавленную руку. Я не буду жалеть себя. Я выживу. А они - нет.
— Они здесь. Трое. - Сказал Морис. Я встал, взял покрепче в руки меч. Пошел вслед за Музыкантом. Он по пути открыл дверь в арсенал, предложил мне взять то, что понравится, и не высовываться пока. Я послушаю совета. Зашел в арсенал, засунул за пояс несколько ножей. Меч оставил тот, что в руке - он хороший. Если буду сражаться, все равно обращусь в зверя, а на первое время подойдет любая железка. Подошел к двери, закрыл её. Если я не ошибаюсь, арсенал хорошо скрыт, и без особых навыков его не найти. Быть может, эти существа не за мной, и просто уйдут, увидев Мориса. Если же нет - будет им хорроший такой сюрприз. Вооруженный мечом и очень очень злой.
[indent=0.7,1]Я прижался ухом к двери, обратился в слух и начал ждать. Я слышал шаги, слышал вопрос Мориса. Напряжение нарастало, зверь рвался наружу. Рвался, чтобы растерзать вошедших. На мелкие ленточки. Скрррутить. Убить! Убить! Убить.

+2

29

[NIC]Братья Коваль[/NIC][STA]Януш и Сташек[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/wXEzZ.jpg[/AVA][SGN]Януш - старший брат, размером поменьше, в чепце. Сташек - младше, но крупнее, с мужытской бородой.[/SGN]
Встретившись вновь за домом, Ковали обменялись вопросительными взглядами. Януш широко махнул руками, указывая на размеры обнаруженного им окна, Сташек же сложил ладони ребром к ребру и изобразил раскрывающиеся створки – ещё одна дверь, запасной выход. Никаких слов, никакого натужного сопения, лишь скупой безмолвный профессионализм. Януш, как главный на данный момент мыслитель, кивнул головой вперёд. Когда они обогнули угол, он указал младшему брату на дверь, сам же отцепил притороченную к поясу сеть, развязал ремешки и встряхнул сеть, расправляя её. Теперь, если из-за двери вдруг выскочит кто, ему останется лишь накинуть на него благословлённый невод. И посмотреть, сработал ли заговор монаха.
Дверь, конечно, была заперта, а стучать было несколько неуместно. С едва слышным шелестом Сташек достал из смазанных ножен укороченный меч, кивнул на дверь, вопросительно взглянул на брата. Как раз тогда слух Януша уловил слова, раздающиеся со стороны входа. Колдун с кем-то гутарит. То есть наверняка зубы заговаривает. А раз так – скоро заорёт «Ко мне, сукины дети!!» И тогда лучше бы Ковалям вместе с их сетью и ножичками быть поближе. Решившись, Януш помотал головой, и загонщики Вранека тихо двинулись обратно через садик, но замерли за углом, прислушиваясь к голосам. Сташек продолжал коситься назад, на «чёрную дверь», ведь надумай кто сейчас линять – линять будет не через окно, а через эту вот дверцу, раз уж она тут есть. Старший же его брат сжимал в руках приготовленную сеть. На этот раз колдун встречал добычу лицом к лицу, а им, возможно, предстояло бить в спину.

Отредактировано Релеменил (Пятница, 4 января, 2019г. 17:29:26)

+3

30

[NIC]Якуб Вранек[/NIC][STA]Талантливый маг на службе Гроссмана[/STA][AVA]http://s5.uploads.ru/6FyH9.jpg[/AVA][SGN]Подозрительный бородач с претензией на чародейскую стать.[/SGN]
– Мир тебе, добрый человек, – охотно отозвался Якуб, чтобы выиграть время.
Он облизнул губы, испытующе глядя на человека, выглянувшего из-за двери. Волк, несомненно, был в доме. А поза и видок этого моложавого отшельника ясно давали понять, что он скорее порежет Вранека с братками на куски, чем пустит в свой скит. Нетрудно было сделать вывод, что он теперь с волком заодно.
Но хуже этого был заряженный арбалет в руке этого, надо сказать, немаленького детины. В таких условиях нельзя было однозначно сказать, что окажется быстрее – его болт или якубова молния. А раз так, то и проверять не стоило.
– Я – Хосе Ганьесо, маг на службе города Вермилона, – колдун плавно запел свою обычную брехливую песню. Она была написана специально для того, чтобы наводить тень на плетень, и за годы исполнения отшлифована так, что уличить исполнителя в явной лжи было задачей нетривиальной.
– Я ехал с поручением в Бойе, но моя бедная кобыла угодила ногой в кротовью нору. Насилу успел до темна сюда дойти. Не приютите меня до утра? – Маг придал своему голосу тревожный оттенок путника в ночи, который отнюдь не горит желанием блуждать в темноте по окрестностям, подыскивая себе ночлег, не говоря уже о том, чтобы доковылять до города. – Я могу заплатить за постой...

Отредактировано Релеменил (Среда, 26 декабря, 2018г. 20:31:32)

+3

31

- А я - Морианор Сорас, - представился Морис, выслушав тираду мага. Он понятия не имел, назвал тот своё настоящее имя или нет, но в данный момент это не имело значения. А имело значение то, что Якуб, сам того не зная, нащупал одно из слабых мест длинноухого шанки: он не мог ответить отказом на прямую просьбу оказать гостеприимство. Даже врагу - не мог. Даже точно зная, что тот ему лжет. - Ты один? - уточнил он.
- Не совсем, - спокойно ответствовал Вранек, склонившись между ложью и правдой к полуправде. - Со мной два моих подмастерья. Они... Немного поотстали.
- Боюсь, я не смогу оказать вам достойный приём, - сообщил Морис, выслушав ответ. - Сегодня в этом доме не найдётся ни постели, ни еды, ни уюта. Ты всё равно хочешь остаться здесь до утра? - и впрямь, какой уж тут уют, когда недобрая атмосфера вокруг сгустилась настолько, что её, казалось, можно было резать ножом. "Беги... Спасайся!" - внушало сторожевое заклинание. Случайный ночной путник поостерёгся бы даже подойти к дому, не говоря уже о том, чтобы проситься на ночлег - и это лишний раз доказывало, что пришлый маг случайным путником не является.
- А скажи-ка мне, Хосе Ганьесо, что ты сделал со своей бедной кобылой? Забил её плёткой? - вышеупомянутая плётка в руках Якуба тянула на орудие пытки или на оружие, но никак не на средство управления животными. Сказать об этом напрямую - всё равно что сказать "Я тебе не верю". - Имей в виду, те, кто приходит сюда с недобрыми намерениями, рискуют найти в этом доме свою смерть. Входи, если не боишься.
Морис подхватил свободной (левой) рукой меч и, небрежным движением закинув его на плечо (немаленький полутор - одной рукой!), беспечно повернулся к магу спиной и шагнул внутрь прихожей. А впрочем - беспечно ли? Прямо напротив входа на стене висело большое, в полный рост, зеркало, так что можно было не надеяться, что гостя он не видит. Вот разве что для выстрела ему теперь сначала обернуться придётся...

+3

32

[NIC]Якуб Вранек[/NIC][STA]Талантливый маг на службе Гроссмана[/STA][AVA]http://s5.uploads.ru/6FyH9.jpg[/AVA][SGN]Подозрительный бородач с претензией на чародейскую стать.[/SGN]
Ах, какой хаккарский соблазн... Якуб снова облизнул губы, удерживая желание зарядить молнией промеж лопаток отшельника. Тому было несколько причин. Во-первых, арбалет всё ещё был наготове, а мужик выглядел бывалым – не ровен час, за мгновение до своего последнего вздоха учует запах озона, обернётся и высадит оба болта в упор – промахнуться на такой дистанции сложновато. Во-вторых, просто так спину не подставляют, наверняка за этим скрыт какой-нибудь умысел, призванный пришельца раскрыть карты в неподходящий момент. И таки получить свои два болта в упор. Якуб был готов на многое ради своего поручения, но уж точно не на то, чтоб свою башку на алтарь положить.
– О, а вот и мои ученики догоняют! – радостно воскликнул он вместо ответа на строгое предупреждение. Он шагнул чуть в сторону, чтобы дверной косяк частично заслонил его от возможных глаз на затылке хозяина дома, сделал пол-оборота навстречу своим «ученикам», выглядывающим из-за угла, нетерпеливо махнул рукой на себя и затем со страшными глазами приложил палец к губам: «Ни слова, мать вашу!» Строго говоря, жест не таил в себе покойную матушку Ковалей в явном виде, но она обычно подразумевалась во всех приказах, отдаваемых быстро и в накалившейся обстановке.
Януш с жалобным видом поднял развёрнутую сеть – и быстро прижал её к себе, когда лицо колдуна исказил зверский оскал, а рука дёрнулась в сторону сумы: «Спрячь эту хренотень получше!»
– Что? – когда парой секунд позже Вранек шагнул через порог, на его лицо уже вернулась прежняя серьёзная благообразность. – О, нет, конечно же, нет. Это просто улика. У палача из Бойе сорвало крышу, этой штукой он залупцевал несколько человек насмерть и сбежал. Видите, кровь уже засохла?
В подтверждение своим словам маг чуть приподнял плеть, не заботясь о том, глядит Морис или нет.
– Не беспокойтесь насчёт постелей, добрый человек. Мы люди неприхотливые. Переночуем на полу. Лишь бы не под открытым небом на пашне...
Ковали, с подозрительно блуждающими вокруг себя взглядами, осторожно вошли в дом вскоре после. Сумка Януша топорщилась во все стороны из-за сети, которую он туда запихал.

Отредактировано Релеменил (Суббота, 29 декабря, 2018г. 11:16:52)

+3

33

[indent=0.7,1]Двое притаились, один постучал. Я прильнул к двери, слушая каждое слово. Человеческая речь помогла справиться с яростью и включить голову, я понял, что эта игра может быть куда интереснее обычной драки. Игра в дружелюбие. Какой-то маг с плетью, покрытой моей засохшей кровью, "просто проходил мимо". Лааадно. Тогда я тоже здесь "просто чай заварю".
[indent=0.7,1]Огляделся. Взял пару-тройку ножей, которые можно при случае метнуть (или просто горло перерезать), повесил приглянувшийся меч на пояс, открыл дверь, бесшумно метнулся на кухню. Притаился там, снова прислушался. Заодно поставил чайник греться, притворяться - так до конца. Я хорошо слышал каждое слово, я чувствовал, что мой ритуал работает, а значит, ждем и улыбаемся. Улыбаемся? Ладно, я просто покажу человеческую версию оскала. Да, именно её я называю улыбкой. А что, на моем лице можно представить что-то другое? Пожалуй, для этого нужна целая ментальная магия.
[indent=0.7,1]Затаился. Замер. Слышался лишь звук закипающего чайника и чужой разговор. Когда вода закипела, я взял в одну руку тяжелую металлическую кружку, в другую - чайник с кипятком. В случае необходимости можно просто огреть кружкой или согреть кипяточком. Пусть это и не самое эффективное оружие, но мне не так уж сложно представить последствия расплющенного об противника чайника с кипятком. А главное, никто не воспринимает это как оружие, скорее как жест доброй воли. Если бы она у меня была, эта добрая воля.
[indent=0.7,1]Я вышел ровно в тот момент, чтобы на выходе из кухни столкнуться с пришлым магом лицом к лицу. "Нелепая случайность". Грр, как же я не люблю притворяться. Едва не сбив "дорогого гостя" с ног, проворчал что-то о неуклюжих магах, облизывающих вампирские ноги. Последнюю фразу, правда, на родном урчаще-рычащем. И там не ноги были, да. Всё равно не понимает, какая разница?
[indent=0.7,1]За эту короткую, но странную встречу я немало понял. Запахи, они редко обманывают, редко подводят. Сейчас был не тот случай. Я понял, как долго они в пути, и предположил, что с ним действительно только двое. Чувствую, как на лице появляется что-то от оскала, напоминающее странную неприятную улыбку. Да, странствующий маг из Вермилона. Покажи, что ты меня знаешь. Выдай себя. Напади.
- Морррис, у нас гости? - Слегка угрожающим тоном прорычал я. Я пытался придать голосу спокойствие и доброжелательность, однако же не уверен, что у меня получилось.
- Как рррраз вскипятил чайник. - Кажется, в слове "чайник" не хватает звука "р". Вроде бы, ничего угрожающего я не сказал. Особенно, если смотреть только лишь на слова. Я не боялся, не прятался, напрямую вышел к предполагаемому противнику, даже не напал сразу. Должно ли это говорить о том, что я не боюсь? Именно. А значит, бояться должен кто-то другой, и страх я чувствую. Это даже не совсем запах, не совсем ощущение. Что-то среднее.

+3

34

Наверное, странно испытывать разочарование только от того, что не получил никакого смертоносного "гостинца" в спину... Якуб не ошибся, предположив, что Морианор нарочно провоцирует его в надежде заставить гостей раскрыть намерения. Не добившись результата, он был вынужден сбросить в отбой один из своих козырей, не воспользовавшись им: отключить ловушку на входе. Оно, конечно, облицовочные панели в прихожей целее будут - после срабатывания механизма их пришлось бы менять... Но теперь придётся играть в дипломатию, а Морис этого не любил, предпочитая более чёткое разделение на своих и врагов.
Он прошествовал через всю комнату и расположился в кресле у дальней стены. Меч прислонил к подлокотнику, арбалет положил на маленький столик рядом, погладил его по рукояти, словно успокаивал. По всей видимости, так оно и было: под его прикосновениями камень в рукояти смертоносной игрушки перестал светиться. Впрочем, разрядить оружие он и не подумал.
"Случайное" столкновение в дверях Морис воспринял как должное. Тот факт, что Ррар покинул укрытие, его вполне устраивал, он даже испытал облегчение по этому поводу - Морис опасался, что оборотень нападёт на пришлых, нарушив тем самым неписаные правила и поставив его в совершенно невыгодное положение.
- До тех пор, пока они ведут себя, как гости, - ответил он на заданный Эрардом вопрос. И улыбнулся не менее хищно.
Надо сказать, оборотень действительно производил впечатление. Будучи чуть более чем на голову выше хозяина дома, он едва ли не подпирал макушкой потолок, а сейчас ещё и вооружился "до зубов". Впечатление не портила даже "домашняя" одежда: расшитая восточными узорами длиннополая рубаха с короткими, чуть ниже локтя, рукавами и обрезанные выше колена штаны (первое раньше было халатом Мориса, второе - его же шароварами). Даже нарядись он в фартук... Впрочем, нет, тогда Морис рисковал и сам впечатлиться разыгранным представлением и начать его опасаться.
- А это - мой ученик. Помогает мне в кузнице и по дому, - представил он Эрарда. - Мне показалось, или вы уже встречались раньше?

Отошедшие от первого впечатления гости смогут оценить обстановку. Это та самая комната, окно которой (почти во всю стену) выходит на море. Перед окном напружинил кованые лапы массивный стол в окружении кресел и диванчиков ему под стать. В стене слева проход на кухню (из которого появился Эрард), дальше - камин (на полочке стоит несколько безделушек, в основном фигурки животных (всё выковано из металла) и ваза с розой - роза на первый взгляд кажется настоящей, но она тоже металлическая, как и ваза, в которой она стоит). У дальней стены небольшой стеллаж с книгами, рядом столик и кресло (то самое, в котором расположился Морис), дальше лишенный двери проход во внутренний коридорчик (свет, проникающий из комнаты, выхватывает из темноты пару закрытых дверей). Стена напротив окна облицована деревянными панелями и кажется сплошной, около неё ничего нет, на ней - одинокий настенный светильник в форме причудливого металлического цветка, явно магический. Такой же висит над столиком рядом с креслом Мориса, на потолке люстра в том же стиле. (Вообще в доме много украшений из металла. К примеру, зеркало в прихожей обвивает виноградная лоза - не настоящая, разумеется.)

+2

35

[NIC]Якуб Вранек[/NIC][STA]Талантливый маг на службе Гроссмана[/STA][AVA]http://s5.uploads.ru/6FyH9.jpg[/AVA][SGN]Подозрительный бородач с претензией на чародейскую стать.[/SGN]
Поздний гость, ступая неторопливо и осторожно, уже с порога начал осматриваться, подмечая разные детали, изучая «план местности». В первую очередь он искал, конечно, разномастные подлянки вроде рассованных между книгами пистолетов, подпиленных половиц и светящихся чарами захвата кресел. Кроме того, он надеялся усмотреть и некие следы своей цели... На которые, увы, мгновением позже наткнулся самым буквальным образом.
Якуб кашлянул, приложив тыльную сторону свободной ладони ко рту, чтобы дать выход желанию отпрянуть назад и охнуть. Так, значит, волк не просто оклемался, но уже вполне способен бодро шастать из стороны в сторону и дерзко смотреть сверху вниз. Это тоже следовало предвидеть – в той же самой мере, что и вероятность появления сердобольного защитника. Маг быстро сформировал у себя в голове новую директиву, точно так же, как если бы он плёл какое-нибудь сильное заклинание. Хорошо, дело осложнилось – однако теперь эти осложнения хотя бы стали известны, теперь он может прикинуться пнём, затаиться и выбрать момент для удара исподтишка, а кроме того – ещё можно всё переиграть, отступить и вернуться позже с отрядом побольше.
Так что Якуб сделал вид, будто не понимает специфичных междусобойных шуточек отшельника и его подмастерья, вежливо улыбнулся и неопределённо повёл плечами.
– Сложно сказать, мессер, – спокойно ответил он хозяину. – Мне сто восемь лет – я родился в один год со старым герцогом Леоном, упокой Господь его душу. В моём возрасте частенько бывает так, чтобы лицо, случайно увиденное некогда на улице, вызывало вдруг какой-нибудь... приступ старческих переживаний.
Колдун умело изобразил улыбку старика, давно примирившегося с тем, что время ускользает сквозь пальцы, как песок.

Отредактировано Релеменил (Пятница, 4 января, 2019г. 19:53:27)

+3

36

[NIC]Братья Коваль[/NIC][STA]Януш и Сташек[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/wXEzZ.jpg[/AVA][SGN]Януш – старший брат, размером поменьше, в чепце. Сташек – младше, но крупнее, с мужытской бородой.[/SGN]
Братья вошли в дом следом за хозяином, почти так же – разве что чуть более смущённо – оглядываясь по сторонам. Собственно, перспектива убить человека, с которым только что преломлял хлеб, этих душегубов нисколько не беспокоила. Просто им обоим за жизнь не очень часто приходилось ходить к кому-то в гости, так что оба не слишком-то хорошо знали, что полагается делать и говорить хорошему гостю.
Увидев оборотня, промелькнувшего прямо перед носом у Вранека, Сташек нахмурился, Януш же почесал кончик носа, ничем более не выдавая свою обеспокоенность. Плохо было дело, раз охота на побитого волка оборачивалась дракой почти что один на одного... Но Ковали, хоть в гости ходить и не умели, всё же на своём опыте прекрасно знали, что показать слабину в такой душной компании – всё равно, что самому себе приговор подписать. Тем более, хозяин пока что продолжал себе болтать да зубоскалить, как ни в чём не бывало. Значит, нет причин паниковать. Пока.

+3

37

[AVA]https://i.pinimg.com/736x/17/d3/2a/17d32aa88316c63319b4a67d9253e143--horror-art-werewolf.jpg[/AVA]
    Маг вёл себя подозрительно. Слишком спокойно и слишком трусливо одновременно. Я не мог понять, не мог найти вызова, поэтому просто сидел и слушал. Сто восемь лет. По сравнению со мной - младенец, дитя. Буду ли я от этого жалеть его? Ничуть. Для людей он уже старик. Отжил своё.
    Моё терпение подошло к концу. Слишком долго я бездействовал рядом с врагом. Слишком сильно пытался притвориться тем, кем не являюсь. Хватит. Наигрались.
    С благодушной улыбкой бешеного зверя я сел за стол и разлил всем чай.. Отбросив все маски, я снова стал собой. Я не бросился на "гостей", нет. Пока нет. Всего лишь провоцировал, заставлял напасть первыми. С чего бы мне понадобилась причина, чтобы напасть? Пусть это неприятно  осознавать, но сейчас я подчиняюсь Морису. Он сильнее и он хозяин дома. Преимущества есть и у меня. Я их в дом не звал, разделить трапезу не приглашал. А значит, гостями считаю очень относительно. Напасть не могу, но "случайно" напугать - вполне.
    Маг отрицал знакомство со мной (а может, мы и правда знакомы не были, всех не упомнишь), но он был связан с Гросманом, я чувствовал это, знал. Наверное, поэтому я и решил действовать, а не ждать. Я ждать вообще не люблю, хоть и умею.
- Зато я, кажется, узнал. - Моя улыбка всё больше походила на оскал, в глазах то и дело мелькала волчья желтизна. Я не видел этого напрямую, но волчье зрение постоянно накладывалось на человеческое и наоборот, волк внутри меня рвался наружу, чтобы перегрызть глотки этим мерзавцам. Облизнувшись и выждав паузу, я продолжил:
- Может, не вас, но хозяина и мясника точно знаю. - Потому что это один и тот же человек. Хозяин выдуманного мясника и этого мага. Однако, доказать это я не могу, предчувствия и запахи не докажешь обычным людям.
- А ещё я могу взять след. Разве я не говорил, что я оборотень? О, не бойтесь, превращения я контролирую хорошо. - Я посмотрел на плеть и снова клыкасто улыбнулся Вранеку. - Как думаешь, к кому приведет след? - Спросили мага мои глаза.
- Видите ли, до того, как стать.. - Перевел взгляд на Мориса, продолжил: - Учеником Мориса, я был прекрасным охотником. - Зверь внутри снова начал рваться наружу, и, боюсь, мне уже не удержать его внутри. Да, я хорошо контролирую превращения. Только сейчас - случай подходящий.
- Только чего-то зверь мой волнуется. - Я встал и отошел от них на пару шагов. - Пойду, прогуляюсь. - Я быстрым отточенным движением дважды стукнул указательным пальцем по своему уху и коснулся виска. Не знаю, зачем сделал это. Скорее, по привычке. На языке оборотней-разведчиков этот жест трактуется как "закрой свои уши и глаза". Предупреждение, что сейчас нужно отрешиться от происходящего, что бы не происходило. Всё под контролем. Скорее всего, Морис не знает этого жеста. "Гости" тоже. В любом случае, я предупредил.
    Ухмыльнулся.
    Снял халат-рубаху, из штанов вылезу уже волком. Моё тело всё ещё покрыто шрамами, но это не надолго. Закрыл глаза, начал медленно отпускать своего зверя. Хотел растянуть процесс, насладиться страхом на лицах своих врагов. О да, это отвратительнейшее зрелище даже для того, кто видел превращения сам и даже сам превращался. Меняется организм, ломаются кости, выворачиваются суставы, вырастает шерсть. Лицо вытягивается и становится мордой. Возвышающееся над землей чудовище даже не волк. Он монстр. Каждое существо где-то внутри себя знает это.
    Я не торопился. О да. Хочу, чтобы вы заметили каждое мгновение, каждое изменение. Я ведь ни на кого открыто не нападаю, всего лишь перетекаю из одной формы в другую. Молодые оборотни могут тратить на превращения до часу, так что оправдание у меня тоже есть.
    Что-то пошло не так. В один момент я почувствовал, что превращение замедлилось настолько, что остановилось. Я мог заставить тело принять полностью форму волка, мог вернуться к более человеческому виду. Только я не спешил. Вдруг понял - это оно. Получилось. Как в очень старых сказаниях, где оборотень мог остановить превращение в любой миг, становясь волкодлаком.
    Любому (кроме какого-нибудь безумного демона) такой вид несет страх. Покрытое шерстью огромное тело на двух кривых лапах, пасть, усеянная острыми желтоватыми зубами. А ещё глаза. Глаза зверя, пришедшего убивать.
    Я зарычал. Глухо, зло. Это не предупреждение, это вызов. Обещание не просто убить, а растерзать. Вырвать печень и сожрать, а ещё сердце, сердце! Достать, сжать ещё теплое в когтях! Пусть не хозяина, но прихвостня, я хочу убить. И я убью. Только повод дай.

+2

38

[indent=0.7,0.7]Пока Эрард разыгрывал акт гостеприимства, Морис за гостями беззастенчиво наблюдал, благо занятая им позиция к этому располагала. Маг старательно делал вид, что всё в порядке, даже пытался поддерживать светскую беседу. Ученики его в разговор не вмешивались, что, в общем-то, нормально для учеников... и тоже старательно игнорировали провокации. К сожалению, определить, насколько они сильны и на какой магии специализируются, не было никакой возможности, пока не дойдёт до применения оной. Зато авантюрист пару раз замечал молчаливый обмен взглядами между спутниками Ганьесо: по всему выходило, что они давно и хорошо знают друг друга. Да и внешне, вроде, похожи...
[indent=0.7,0.7]Получив свою кружку с чаем, Морис поблагодарил Эрарда и вроде бы даже расслабился, баюкая её в руках... впрочем, его подопечный должен был уже достаточно изучить повадки хозяина дома, чтобы понять, что это не так. В расслабленном состоянии Музыкант забирался на кресла и диваны с ногами, располагаясь в занятом пространстве с максимальным для себя комфортом. И обычно не держал при этом оружие под рукой.
[indent=0.7,0.7]Выдержки Ррара хватило ненадолго - он ясно дал понять, что гости именно те, кого они ждали. И ещё попытался сообщить что-то жестами, Морис интерпретировал это как "будь внимателен и не теряй голову" или что-то в этом роде. Глаза у оборотня при этом были желтые, совершенно нечеловеческие, так что понять, что сейчас будет, труда не составило. Один раз полукровка уже был свидетелем превращения, сейчас же ему предстояло увидеть обратный процесс. Он отставил недопитую кружку на столик и приготовился наблюдать. Морис искренне надеялся, что Эр действительно себя контролирует, не хотелось бы пускать в ход оружие против него.
[indent=0.7,0.7]Зрелище было... пожалуй, таким же жутким, как и в первый раз. Да, Морианор был магом, специализирующимся в том числе на контроле тела, хотя и не столь сильным, чтобы видоизменять себя. Да, он уже видел Эрарда и в волчьем обличьи, и в момент смены его. Но всё равно вдоль позвоночника пробежал озноб, и немалых усилий потребовало заставить руку не дёрнуться к арбалету. И дело было даже не в самом превращении, а в том, что Эру, похоже, нравилось происходящее. В прошлый раз всё произошло практически без участия его разума, сейчас же предвкушающая хищная ухмылка, плавные движения, словно призывающие зрителей полюбоваться происходящим действом - всё говорило о том, что он перестал быть человеком ещё до того, как начал превращение. А может и не был им никогда. Чудовищная химера, в которую Эр в итоге обратился, оказалась даже страшнее огромного волка, которого Морис ожидал увидеть. Не завидовал он сейчас "гостям"... Да что там, он и себе не завидовал! Музыкант определённо предпочел бы никогда такого не видеть.

+2

39

[NIC]Якуб Вранек[/NIC][STA]Талантливый маг на службе Гроссмана[/STA][AVA]http://s5.uploads.ru/6FyH9.jpg[/AVA][SGN]Подозрительный бородач с претензией на чародейскую стать.[/SGN]
Якуб старательно глядел мимо подымающего шерсть дыбом волка, пытаясь игнорировать попытки втянуть себя в драку раньше времени. Расклад всё ещё был не в пользу гостей – лучше всего на это указывал сам факт провокации; в противном случае его бы уже пытались умаслить и услать куда-нибудь по-хорошему.
Вместо того, чтобы тут же начать размахивать своей плетью, маг внимательнее пригляделся к хозяину дома, Морису, как волк его назвал. Несмотря на это довольно фамильярное сокращение то ли эльфского, то ли восточного имени, эти двое друзьями уж точно не были. У волков нет друзей, а если бы здесь и был кто-то, кого волк называл бы «друг», он вместе со своим «другом» уже начал бы охоту на своих преследователей. По той же причине казалось маловероятным, чтобы Морис имел зуб на мессира Гроссмана и приютил беглеца, только чтоб досадить недругу. Нет, от этого «приюта» пахло чем-то другим... Запах по-дурацки наивной сердобольности. Отшельник был подобен одинокой бабке, как-то поутру споткнувшейся об измочаленное в драке тело бродячего пса и притащившей его к себе в дом, чтобы выходить и откормить. Старуха, конечно, не думает о том, что псина не читала проповедей Святого Колмилия о любви и милосердии, да и вообще чувства благодарности не разумеет – только инстинкты, которые заставят укусить кормящую руку, как только вдруг что-то не понравится.
Вот оно – слабое место этого ни с того ни с сего образовавшегося оборонительного союза! Похоже, не так уж и все уроки и наставления мессира прошли для его протеже даром, как тот любил недовольно повторять; но представься ему сейчас возможность наблюдать такие успешные умозаключения – он бы, вне всякого сомнения, немедля приказал хвататься за успех обеими руками и посеять смятение в стане врага.
– А я-то ведь уже давно работаю на правосудие, – продолжил Вранек, отделив свою реплику от рычания волка неловким кашлем, – и знаете, какая интересная штука есть в нашем вермилонском делопроизводстве?
Он теперь говорил, глядя прямо на Мориса, обращаясь прямо к нему. «Маг на службе города Вермилона», будь он самым терпеливым человеком на цивилизованном западе, уже отреагировал бы на выкрутасы волка хоть как-нибудь, так что присвоенное Якубом звание теперь уже было чистой фикцией и необходимость в особо тонкой игре улетучилась сама собой.
– Вот возьмём этого охаккаревшего мясника. Казалось бы, дело ясное – свихнулся мужик и устроил паскудное дело, схватить его теперь да и повесить на суке. Ан нет – по закону полагается сперва допросить его, узнать, за каким-таким хреном он за плётку схватился. Как господин судья говорит – «выслушать обе стороны».
Маг умолк, продолжая сверлить хозяина взглядом сверху вниз – позднему гостю ведь так и не предложили присесть и взять чистую чашку, а раз не настаивали, то и гость предпочитал оставаться на ногах, чтобы сохранить подвижность.

+3

40

[NIC]Братья Коваль[/NIC][STA]Януш и Сташек[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/wXEzZ.jpg[/AVA][SGN]Януш – старший брат, размером поменьше, в чепце. Сташек – младше, но крупнее, с мужытской бородой.[/SGN]
В самом начале работы с Вранеком Януш частенько думал, что этот заумный хрен чересчур много болтает и думает, а уж кота за яйца тянет так, что можно диву даться, как только до сих пор не оторвал. После того, как этот трындёж пару раз уберёг троицу от проблем с законом и стоил жизни одному типчику, который не хотел уступить Гроссману свою долю, старший Коваль держал своё недовольство при себе – но это не значило, что такие мысли перестали его посещать в каждый момент, подобный вот этому, когда уже дураку было понятно, что маскарад окончен, но Вранек продолжал цепляться за свою маску, как нищий за суму.
Пока маг продолжал болтать, загонщик продолжал беспокойно зыркать, глядя то на ощетинившегося волколака, то на оружие под рукой этого Сораса, то на его показательно расслабленную позу и блуждающий взгляд... Януш быстро смекнул – этот дядечка на них, на «колдунских учеников» пялится, а ещё пуще того – на янушеву сумку с сетью. Оно и немудрено. Сумка просто притягивала взгляд, почти как задранная юбка.
– Ну, братец! – негромко проговорил он, ткнув Сташека локтем. – Чего встал столбом? Сядь, глаза не мозоль...
Младший Коваль сперва недоверчиво покосился на брата, затем – на хозяина, уже с немым вопросом в глазах, но Януш настойчиво дёргал за рукав, другой рукой оттягивая ремень сумы. Сташек, вздохнув, осторожно опустился на самый краешек ближайшего к нему кресла (не забыв посмотреть, нет ли там взведённого капкана) – и его брат тут же опустил сумку с сетью позади него, укрывая ту от пристального внимания.

+3


Вы здесь » FRPG Энирин » #Эпизоды » ◆ Пепельная луна (Март 1415)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC