FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » #Эпизоды » Зов спрута


Зов спрута

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Ранний март 1415 г., за несколько дней до переговоров в Ргазаре.
О. Цикор, дворцово-храмовый комплекс Альдиум.

http://s4.uploads.ru/rFslq.jpg

Двадцать лет тому назад на этом острове в Тронхолдском заливе, густо заросшем цикорием, были лишь полуразвалившаяся сторожевая крепость да древняя сигмальдианская церквушка времён ещё Первого Тронхолдского Собора. Ныне же на Цикоре расположился величественный дворцово-храмовый комплекс Альдиум – резиденция глав Церкви Единого и главнейший оплот сигмальдианской веры. Собор, часовни и изящные портики в церковно-готическом стиле и обилие сигмальдианской символики говорили о святости и значимости этого места, а вздымающиеся к небу шпили – о его близости к Богу людей. Толстые каменные стены, бастионы и батареи новенькой цикорской гавани, храмовая стража в белоснежных сюрко и с сияющими алебардами – напоминали о том, что святая вера отнюдь не эфемерна и не оторвана от мирской жизни.
Разумеется, столь грандиозное строительство не могло быть завершено за тринадцать лет, прошедшие с его начала. В Альдиуме каждый день кипит работа – тут продолжают складывать стены и башенки, расписывать фрески, прибивать украшения и устанавливать кресты... Но эта стройка укрыта от глаз большинства гостей острова, прибывающих, чтобы встретиться с Консулами Веры и Консисторией или просто поклониться святыням.

+1

2

Почти девятнадцать лет тому назад коварные заговорщики, враги короны и правящей династии, организовали взрыв башни дирижаблей Илсэ как раз перед отлётом королевской экспедиции на Северные острова. Выяснилось, что у истоков заговора стояли Авидель д'Лирандар, незаконнорождённый и. о. главы этого благородного, но странного дома, и печально известная Иллира Боромар – бывший «преступник Альтанара номер один». Последняя почти год скрывалась от правосудия, прежде чем сложила голову на плахе. Род Иллиры пресёкся вместе с ней, но вот у Авиделя было несравненно больше родственников, не говоря уже о прочих присягнувших этому дому учёных и волшебниках – как казалось, совершенно непричастных к заговору. Дейган повелел отделить плевелы от зёрен – и затем изгнал всех «неповинных», а фамильные владения конфисковал в пользу короны.
Не единственный спорный вопрос, который король за своё правление разрешил полумерой. Было ли это оправдано? Не лучше ли было действовать по-другому?  Например, под страхом той же опалы поставить их научные достижения на пользу государству, а не одной фамилии. Или же вырезать весь род до последнего человека, чтобы никто другой не поднимал головы. Дейган, несомненно, провёл несколько бессонных ночей, мучительно размышляя над этим вопросом. Его младший брат предпочёл же не переживать лишний раз на счёт того решения, на которое так и не смог повлиять.
О Лирандар появлялись некоторые разрозненные сведения сначала из Зелёной республики, потом – из «суверенного вермилонского королевства», но у Фредерика было достаточно забот буквально под носом (а также на расстоянии вытянутой руки), чтобы не гонять шпионов почём зря за тенями спрутов, плавающих по отдалённым стенам. Признаться откровенно, его даже удивило, когда этот спрут вдруг показал щупальце из-под стопки других писем и донесений. Немного удивило, на одно-два мгновенья. Затем он повелел договориться о встрече, в итоге и приведшей его на священный остров.
Консульский дворец и собор Святого Дельгмата величественно возвышались в центре Альдиума, тогда как герцог со свитой расположился у небольшой часовни близ пристани. Часовня была посвящена Святому Аврелию – самому воплощению Разума и Мудрости. Дерек, впрочем, не искал у Святого поддержки и наставления, просто это святилище имело удобное расположение и не самую высокую популярность у прибывающих на Цикор паломников. Винтовой клипер ожидал в гавани, перед часовней расположился десяток человек – гвардейцы, слуги и секретарь. Последний воплощал собой типичного бумажного трудягу на службе у важной особы, попеременно разглядывая пару свитков и делая пометки в третьем. Все остальные просто ждали, негромко переговариваясь, кутаясь в плащи и щурясь на необычно яркое мартовское солнце. Ощущения скуки здесь не наблюдалось – герцог не любил прибывать на встречи слишком поздно или слишком рано, так что такое ожидание вообще редко затягивалось.
Сам же патрон преклонил колени у алтаря и погрузился в размышления о великом и долговечном, пока ещё пара солдат и колдун в полутьме часовни безмолвно берегли его покой.
От колокольни собора по Альдиуму прокатился гулкий, величественный звон, затем ещё один – два часа пополудни.

+3

3

- "...мы с твоим дядей не успели даже пошевелиться. Кровь обрызгала нас с ног до головы, она была повсюду. С двух сторон мы бросились на графа Эдварда, твоего деда. Он сражался как демон. В тот раз ничего не вышло из нашего поединка. Мы были тогда слишком юны - я и Бальтозар. - мать улыбнулась одними губами, глядя перед собой. Окно выходило на море. Теплый ветер трепал её волосы в которых до сих пор не было седины. Мама никогда не менялась, всегда оставалась такой - не юной, не старой. - Не стоит перечить безумцам, Айрис. Это бессмысленно. Есть и другие методы. Всегда есть другие методы.
- Но Авидель Лирандар участвовал в взрыве башни дирижаблей... - осторожно возразила Айрис.
- Тебе это сказал тот профессор истории, которого я выписала из-за моря? Ты не должна принимать подобные вещи на веру. Это и есть второй урок. Всегда есть официальная позиция, но правда всегда сложнее. Авидель Лирандар умер задолго до того как наши отношения с правящей династией накалились. Впрочем... мы звали его Галаад. Он был твоим дядей. Слабый волшебник с огромным сердцем рыцаря...
- Но кто был осуждён? - спросила Айрис.
- Человек, попавший в большую беду. Он не был одним из нас. Мы достали протоколы допроса, но не нашли в нём ни одного указания на то что этот человек знал что-то из наших тайн. Мы ожидали этого, Айри... мы готовились уйти в любой момент, сорваться с места, сбежать.  Это и есть политика - или лицемерие или побег.

Здесь ветер был скорее прохладным. Пальцы Айрис касались жёсткой шерсти Люциана. Серебристый шарф с вышитыми звёздами весьма благочестиво прикрывал её волосы.  Химера тяжело дышала. Надлежало оставить её здесь. Слуги Единого могли воспринять его появление внутри часовни как оскорбление своей веры, для них многое было оскорблением - женщины, плоть, возможно - само стремление материи к жизни. 
То что сказала мама уходя было лишь частью правды. Она забыла упомянуть, что потеряла расположение её величества из-за фаворита, которого они не смогли поделить. Подставить дом из-за смертного не наделённого магией было ужасающей глупостью. Он не мог даже дать дому достойное потомство.
Айрис мысленно считала ступеньки. Белый мрамор местами растрескался, между плит рос густой мох. От моря веяло бесконечным холодом. Айрис оценила прекрасную архитектуру соборов острова. Слуги единого любили роскошь и злато. В этом их часто упрекали, обычно за глаза. Память о инквизиции была ещё сильна. Благочастиво сотворив знак Единого Айрис едва заметно улыбнулась. Хорошо что её научили в детстве обрядам материковой церкви. Казалось бы всё банально, но София не требовала от своих детей приклонять перед собой колени. Она не стесняла свободу так как обеты материкового бога. София не призывала карать неугодных, она сама вершила правосудие, будучи змеёй для слепых.
Подойдя к алтарю неспешным шагом Айрис опустилась на колени рядом с молящимся мужчиной.

Отредактировано Айрис (Пятница, 11 мая, 2018г. 18:54:39)

+2

4

Герцог имел привычку молиться с открытыми глазами, так что быстро зафиксировал боковым зрением движение слева. Не моргнув, он мысленно дочитал литанию, спрятал чётки в карман и чуть повернул голову, чтобы разглядеть профиль гостьи.
– Леди Лирандар? – спросил он на общем. Худая черноволосая женщина, вошедшая в уединённую часовню на священном острове в прохладный мартовский денёк и преклонившая колени рядом с ним – вероятнее всего, являлась той самой А. Ф. Лирандар, которая просила о встрече. Однако разумным было получить подтверждение прежде, чем вступать в переговоры.
Лишь получив утвердительный ответ, Фредерик поднялся с колен и протянул даме затянутую перчаткой руку. Через пару мгновений другая рука простёрлась в сторону ближайшей деревянной скамьи.
– Присаживайтесь.
Сам он не преминул последовать своему же предложению, но перед этим метнул взгляд к выходу из часовни. Людей Лирандар он не заметил – только одного зверя, торчащего у входа в святилище. Значит, непосредственно на переговоры дама явилась в одиночестве. Этот жест очевидным образом указывал на отсутствие недобрых намерений, даже более того – что вторая сторона всецело полагалась на порядочность первой и была совершенно уверена, что её не обидят и вероломно не захватят в плен.
Безусловно, продемонстрировать аристократу, что на его слово полагаются и его репутацию ценят – неплохое начало.
Мужчина боком уселся по левую руку от Айрис – расположиться по другую сторону ему просто помешал бы меч на боку – и опустил руку на жёсткую спинку скамьи.
– Итак, Вы просили меня о встрече – и я здесь, несмотря на то, что мой король подверг Ваш дом опале. Надеюсь, Вы оценили авантюрный размах моей широкой натуры. Теперь я внимательно слушаю. Что Вам угодно?
Закончив тираду, Дерек позволил себе легко моргнуть, но пронизывать лицо дамы внимательным взглядом не прекратил. Говорил он сухо, размеренно – и на общем. Не знаешь, какому языку визави будет внимать с наибольшим удовольствием и старанием – используй общий, только самые дремучие дикари его не разумеют.

Отредактировано Фредерик (Суббота, 12 мая, 2018г. 21:12:41)

+2


Вы здесь » FRPG Энирин » #Эпизоды » Зов спрута


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC