FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » #Эпизоды » ◆ Стычка у Стылого берега


◆ Стычка у Стылого берега

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Стычка у Стылого берега

Действующие лица: Ма'гра, Ракка Хитрый, Тройн Волк.

Место: Стылый берег.

Время: Весна 1415 г.

Сюжет: Малый флот орды орочьего вождя О'Брига направляется к Северному архипелагу, где вожди северных островов собирают войска и ищут союзников для будущей войны. Орки настигают в море мелкие торговые суда, захватывая их и пополняя собственный флот, постепенно продвигаясь к архипелагу. У Стылого берега их ожидает еще один приятный сюрприз.

Возможность присоединения игроков: Нет.

http://s3.uploads.ru/s5DLn.jpg

Отредактировано Ракка Хитрый (Воскресенье, 9 сентября, 2018г. 20:56:24)

+1

2

[NIC]Гоготун[/NIC][STA]непотопляемый[/STA][AVA]http://i100.fastpic.ru/big/2018/0828/b3/a5bd879811f791df85f5e5185ae561b3.png[/AVA]

Гоготун - бесоватый капитан брига «Крачка», настолько же целеустремлённый, насколько бессовестный. Паршивая овца из Болот Печали, нажившая определённые блага в неспокойные времена становления республики, покуда собратья ложились  костьми во имя идеалов свободы и равенства. Он начинал с речного разбоя, перехватывая суда с боеприпасами и снедью, шедшие в горячие точки, а сегодня кружит барракудой по шести морям, нападая на торговые корабли. Его неоднократно отправляли ко дну и другие пираты, и морской патруль, но Гоготун упорно отказывался помирать, подтверждая своим удивительно долгим существованием крылатое выражение "дерьмо не тонет". Каждый раз он умудряется найти новую развалюху и набрать где-то команду, чтобы вновь и вновь распускать паруса по ветру.
В последнее время у Гоготуна и его ребят дела идут не очень. У них вроде как наладились дела с хёллингами со Стылого берега: дельцы договорились сбывать различный товар людскому поселению, благо, эти человечки высокой моралью не отличаются. Но, промотав все деньги, капитан за последний месяц потопил один-единственный пакетборт. В ворохе почты его судовой врач (сам гоблин отродясь грамоты не нюхал) нашёл интересное письмецо, обнаруживающее интересный факт: некая шхуна под названием «Воспитанный Спрут», которая вроде как числится транспортным судном в торговой компании Пти-Асколь, на деле возит на своём борту куда больше товара, чем по бумагам, оседающим на бюрократических столах в Ргазаре. Гоготун очень заинтересовался этим фактом и помчал к островам - караулить шхуну и её баснословные грузы.
Команде «Воспитанного Спрута», вдвое меньшей, чем на «Крачке», и совсем не готовой к битве, было предложено сдаться и присоединиться к банде Гоготуна - после того, как особо ретивые были выброшены за борт. Полуорчиха Ma'Гра, выполняющая обязанности простого матроса, заняла место боцмана, останки которого спускались на дно моря Надежд. Новым капитаном «Спрута» стал бывший первый помощник Гоготуна по имени Зубатка - преданный своему старому манипулятору товарищу багбир, согласный вести судно под его руководством хоть на край света. Жадный и хитрый увалень, любящий самолично выпороть какого-нибудь матроса за сущую ерунду, да его повелитель - бешеный весельчак, амбициозный трус и ловкач - направили оба судна к Северному архипелагу. Хёллингов ждало огромное количество табака, алкоголя, тканей и прочей контрабанды. Груз Гоготун наказал охранять ценой своих жоп: ему до смерти надоело начинать всё сначала.


Ледяной ветер лизал жидкие волосы Гоготуна, скрючившегося на княвдигеде «Крачки». В этих морях даже поссать было страшно - струя того и гляди замёрзнет, не достав до водной поверхности. Длинный тёмно-зелёный нос капитана уже украшал иней: он совершенно не чувствовал своего лица, но разве такие мелочи способны огорчить настоящего предводителя?
Гоготун оторвался от созерцания затуманенной водной глади с видневшимися впереди айсбергами и обернулся на палубы: сперва «Крачки», затем и своего нового приобретения, «Воспитанного Спрута», шедших практически бок о бок. Каждый гоблин на обоих кораблях походил на тюфяк из-за мудрёных способов утеплиться. Низкорослые выходцы из Болот Печали и островов Пти-Асколь ещё не привыкли мотать так далеко на север для сбыта честно награбленного. Некоторые откровенно ворчали, - конечно, небезнаказанно - недоумевая, с чего капитан решил, что именно хёллинги станут им отличными торговыми партнёрами. Мохнатым дикарям многие оправданно не доверяли, но капитан Гоготун уже провернул одну удачную сделку, сплавив островитянам партию вермилонского вина, которое этим недооценённым сибаритам пришлось по душе. Для закрепления успеха гоблин пообещал им яств не хуже, и теперь горделиво вёз трофей в виде целого корабля, забитого пти-аскольским табаком, алкоголем, тканями и различными мелочами, рассованными матроснёй по дальним углам с личными целями.
Гоготун буквально чуял у этих варваров запах денег, не перебиваемый даже застарелой мочой, перегаром и звериным духом. Эти скромники на завалинке были отпетыми разбойниками, сидящими на золотых горах, отнятых у моря, троллей и друг у друга. Нет, Гоготун не слезет живым с cевера. Благо, хёллингам Стылого берега хватило тщеславия для того, чтобы увидеть в южных гоблинах попрошаек, готовых залезть ради подачки в задницу к демону. Покуда варварские вожди украшают свои медовые залы нелепой иностранной роскошью, а их ненасытные рты жаждут экзотических напитков и явств, Гоготун будет набивать карман и понемногу воплощать свои разбойничьи мечты в реальность.
В позе сгорбленной старушонки гоблин взирал на свою "флотилию", посвежевшую после стоянки в Таннарате. Суда шли быстро и легко, не обременённые обрастанием, паруса возбуждённо хлопали, терзаемые лютым северным ветром, и девяносто шесть голов с двух кораблей, где подавляющее большинство принадлежало гоблиноидам, нет-нет да кидали вожделеющий взгляд на северо-восток - туда, где их ждал отдых и награда за проделанную работу.
- Капитан... - Сзади неожиданно возник новый первый помощник, доходяга Бхыз, имеющий вид столь скорбный, что не редким было предположение о проявленной жалости со стороны Гоготуна при выборе нового "подтиралы". - На одиннадцать часов неопознанные суда...
- Вха! - Гоготун то ли насмешливо вскрикнул, то ли подавился, перекинув заиндевевший нос через плечо и направив его на Бхыза словно дуло пистоля. - Мы кинем якорь в худшем случае через пол часа. Отпусти свои яйца, сынок, да пригляди за тем айсбергом. Не дай его коготкам вцепиться в мой мясной бочок, усёк, детка?
Хобгоблин сделался ещё более скорбным и исчез, в душе почти что пообещав себе когда-нибудь отпустить свои яйца.
Корабли лавировали между ледяными валунами, появление которых явственно сигнализировало о приближении стылой земли хёллингов. Полуторамесячное путешествие подходило к концу. Гоготун бросил цепкий взгляд по указанному первым помощником направлению, отчётливо увидев тёмные пятна неизвестных судов. Не то что бы появление на горизонте неопознанных объектов очень начинало заигрывать с поджилками капитана, и всё ж Гоготун не вчера родился: зад сердешно подсказывал быть осторожнее. Ничего, берег ещё ближе, чем эти калоши, Ташир их забери. Только бы пройти лабиринт айсбергов - и пусть убьются веслом, которое их сюда принесло.

Отредактировано Ма'Гра (Среда, 29 августа, 2018г. 06:41:27)

+3

3

Флагманы орды "Свирепый Рогач" и "Крепыш Зулу" были щедро украшены отрубленными головами хёллингов. Захваченное судно северян, ставшее могучей "Пяткой О'Брига", было разграблено днем ранее и теперь плелось за остальными кораблями, составлявшими довольно грозный, хоть и малый, флот орды. Сами орки разодетые в шкуры и меха смотрелись позеленевшими хёллингами, высовывались за борт и метали топоры и проклятья в редкую морскую живность. Иногда тварям в воде перепадало немного северянинки с захваченного судна, живые и мертвые хёллинги делили трюм "Пятки О'Брига" примерно поровну.

Гоблин всерьез волновался за свою безопасность даже на корабле среди зеленокожих. Его кровник, полуогр Аз-Харто, остался в Сторожевой гряде. Вождь клана каннибалов давно планировал набег на Кениран и Новый Архейн, делясь с Хитрым советником своими планами. Без кровного брата гоблин чувствовал себя уязвимо, поэтому обзавелся новым телохранителем, отлично пугающим как зеленокожих орков, так и всех остальных. Сам Ракка немного побаивался плода их с эльфийкой трудов, однако, мертвец-орк зарекомендовал себя как надежный исполнитель любых приказов гоблина. Избранный Ракки свернул голову двум налетчикам-оркам на "Крепыше Зулу", после чего гоблин перебрался на "Рогача" к харрадским собратьям - черные орки славились дисциплиной и не позволяли себе надираться грогом в походе.

Скрежет разбудил гоблина - "Свирепый Рогач" расчищал дорогу в море, дробя ледяные преграды на своем пути. И хотя капитан судна был опытным мореходом, лавируя между льдинами, Ракка привык просыпаться из-за скрежета очередного расколотого ледника. Вот и сейчас он заворочался и открыл глаза. Скинул шкуру на пол, зная, что уже не уснет и начал собираться для выхода на палубу. Гоблин немного жалел, что согласился на эту авантюру - он ненавидел холод, пробирающий до костей.

"Лучше бы снова резал шанки под теплыми лучами солнца.." - думал он, вспоминая Шелазар.

Завернувшись в меха хёллингов, он выскочил за дверь, столкнувшись с Избранным. Мертвец-орк не боялся холода, как и вся нежить, выглядел всегда готовым к бою и обладал довольно редкой для мертвецов особенностью - от него не разило запахом разложения и трупным смрадом, струящаяся по венам кровь была темно-зеленой и густой как сок. Избранный опустил взгляд на гоблина и замер, ожидая приказа. Он был разумен и любил отнимать жизни - для этого за спиной мертвеца притаились два огромных топора. Говорить орк не мог, только рычал, когда впадал в ярость, набрасываясь на врага.

Весть о двух судах на горизонте обрадовала Ракку - день обещал быть удачным.

Отредактировано Ракка Хитрый (Воскресенье, 2 сентября, 2018г. 22:17:39)

+1

4

Жизнь преподносила полукровке испытание за испытанием, через которые она перемахивала в стиле загнанной лошади: с пеной у рта и едва успевая подтянуть ноги. По стилю как раз соответствовало бешеной гонке по палубе в попытке усмотреть за всем и сразу - что как нельзя лучше характеризовало не только её образ жизни, но и душевное состояние нескольких последних недель.
Она огрубела, не только физически, но и морально. Вскочившая на шкафут фигура с замотанной физиономией засыпала матросов «Спрута» ценными указаниями вперемешку с бранью такого уровня, которого от неё в речной академии никто бы не ожидал. Суровые времена требовали суровых мер! Провинциальная шпана с грацией ленивой кошки превратилась в быструю обезьяну с лиходейским оскалом: полукровке требовалось каким-то образом принуждать к подчинению несколько десятков голов, часть из которых ещё недавно скабрёзно шутила над единственной женщиной-матросом на судне, а часть - привыкла обращаться и того хуже.
Она ведь думала, что всю жизнь проведёт на болотистых просторах Гурубаши! Что будет хлестать пиво с друзьями в смрадном кабаке под Ргазаром, катать сотню племянников и племянниц на баркасе, менять горбыля на дурман-траву и бороться за территорию с другими перевозчиками столичных каналов. Теперь же она скачет по палубе на самом отмороженном из концов света и на правах боцмана надрывает глотку, пытаясь защитить завоёванный пиратами корабль от укусов айсбергов.
- И это вы называете лавированием? Кальмарьи дети! Впереди шхеры, а вы уже помираете, пытаясь объехать кусочек льда!
Гораобразная фигура Зубатки бросала с квартердека кошмарную тень на палубу. Ма рявкнула на выпустившего из рук такелаж перепуганного юнгу и намерилась ретироваться на другой конец палубы, дабы проверить там нечто очень важное, однако трюк не удался: рокот Зубатки раздался, казалось, над самым ухом.
- Поднажми, рыжая, или намочишь свою мохнатку.
Фигура Ма в куртке из шкуры чёрного барана моментально напряглась, но полукровка прикусила язык. Зубатка становился всё менее лояльным к её остротам в ответ. Период брачного ухаживания явно подходил к концу и вскоре тупое чудище с крошечными оранжевыми глазками у самой стенки черепа потеряет последние крохи куртуазности. Ма не хотела доводить его до срыва своими собственными руками. По крайней мере, не посреди проклятых северных вод, где ей некуда деваться.
- Налегли, сволочьё! - с преувеличенной громкостью заорала она, не обернувшись на капитана. - Вислоух, Картоха! Разворачивай эту херню! Мотай на себя, чтоб вас!
«Спрут» едва мазнул боком по льдине, но, не считая этого, первая баррикада судном была успешно преодолена. Впереди шхуны кралась «Крачка», на которую Ма нет-нет да бросала ревнивые взгляды. Тамошний боцман был многоопытнее, чем полукровка... которая не заняла бы свой пост, имей она более глупое выражение лица, чем у товарищей, когда Гоготун, держа голову прежнего боцмана на вытянутой руке, спросил обомлевшую команду: «Кто из вас, мокрых писюх, способен навести порядок на этой кляче?» И если бы не сделала тогда, конечно, шаг вперёд, заинтригованная ругательством. С тех пор она неожиданно справлялась, подглядывая, прислушиваясь и повторяя.
- Так не пойдёт. - Новый рык багбира опять настиг боцмана. К счастью, оказалось, что он общался с первым помощником. - Эти кораблики прут на нас, тут к гадалке не ходи. Что там, чёрт дери, думает Гоготун? Эй, Маня!
На квартердек стрелой метнулся канонир, спина которого ещё помнила, что значит заставлять ждать Зубатку. Увидев "летучку" в трёх шагах от себя, но без своего участия, полукровка испытала так и не ставшее привычным зудящее чувство, заставляющее кричать злее и вышагивать шире.
Через какое-то время, когда суда противника подошли неприлично близко, и можно было разглядеть - но сперва услышать - их пассажиров, на бриге и на шхуне царила свистопляска. Айсбергам уже не уделялось практически никакого внимания: суда дрейфовали среди вечномёрзлых глыб, сменив тактику избегания встречи с ними на доброе соседство. Члены обеих команд со злыми и напряжёнными лицами всматривались в неприятельские корабли. И физиономии их не стали счастливее, когда все поняли, что на них движутся ордынские лоханки с целой армией верхом.

+1

5

- Как же меня распирает от желания разнести вас в щепки! Пираты Гурубаши, Хаккар! Я бы задушил каждого из вас вот этими зелеными ручками! - Гоблина понесло, едва он понял, с кем имеет дело. Старые счеты с Гурубаши давали о себе знать - зеленокожего перекосило от воспоминаний и злобы, выползающей наружу. Молчаливый мертвец-орк возвышался за спиной, не испытывая лишних эмоций и внимательно слушая взбалмошного гоблина. Тот забрался повыше, пытаясь разглядеть что происходит на приближающихся судах. - Эй, трупоед, подними эту хреновину так, чтобы я мог.. Да! Теперь левее!

- Акулья сыть, - выругался Зулу, капитан одноименного "Крепыша Зулу". Зеленокожий был легендой в заливе Орков - никто лучше него не разбирался в подводных жителях; поговаривали, что он выловил, поймал в сети или загарпунил представителя почти каждого вида морских существ. Сам орк утверждал, что сошёлся с кракеном в рукопашной и победил. Само собой, без баек и похвальбы тут не обошлось, но у Зулу было чем подтвердить свои слова - острие "Крепыша Зулу" венчал чудовищный клык морской твари. Лишь любовь к охоте на крупную дичь и уговор с вождем О'Бригом заставили орка отправиться в рискованное путешествие. Бодаться с пиратами орк не особо любил, предпочитая выпускать потроха морским хищникам, оттого немного замешкался, но быстро пришел в себя, раздавая приказы. Он оглянулся на "Рогача", заметив как гоблин и орк возятся с гарпуном. Пару мгновений спустя с улюлюканьем заправского китобоя гоблин тащил по палубе "Воспитанного Спрута" здоровенного багбира. Ракка визжал от восторга, радуясь удачному выстрелу. Повторить этот подвиг он вряд ли бы смог, поэтому не собирался стрелять снова, стягивая загарпуненного врага в воду.

"Зажарить какого-нибудь! Показательно казнить! Отрубить все конечности!" - Гоблин никак не мог выбрать что-то одно.

- Нам нужна вторая "Пятка О'Брига", парни! Нежнее с кораблями и жестко с гоблинами! - Судьба кораблей пиратов Гурубаши была небезразлична Хитрому зеленокожему, в отличии от гоблинов, засевших на них. Он был не против, если орки вырежут всех до единого и сам не собирался оставаться в стороне. Того же мнения придерживались рулевые, уверенно ведя судна на сближение.

+1

6

Взволнованные зелёные рыла гурубашских лиходеев и вынужденно им сочувствующих обдало волной харизмы, исходящей от двух ордынских судов. Густое маскулинное обаяние орков, знаменитое на весь свет, едва могли сдержать борта устрашающих кораблей, перенявших от своих завоевателей - орки-кораблестроители суть такая же байка, как Железный Рак на целомудренных холмах - гиблую хаотичную ауру. Часть пиратской команды засуетилась, раздались визгливые команды и брань лидеров, но некоторые просто пятились или окоченели на месте, забыв подобрать челюсть. Ничего не скажешь: клыкастые братья по крови и далёкие соседи по уму приблизились с помпой. Эффектным залпом, официально возвестившим о визите, послужил выстрел страшного гарпуна, походящего на чью-то кость. Громадина на глазах у потрясённой команды врезалась в необъятное пузо Зубатки.
Поглядев на то, как за кормой со страшными воплями - единственными звуками, разносящимися над обомлевшей палубой «Спрута» - исчезает их капитан, Ма испытала смешанное чувство удивления, страха и удовлетворения. Круглые голубые глаза отыскали того, кто это сделал. Мощный орк тянул на себя страшное оружие, с которого свисали клоки багбирской туши, и запечатлеть картину в загадочной девичьей душе Ма не помешала даже прыгающая под ногами героя визгливая мартышка.
Но мир не замер на месте с полукровкой. Поднявшийся хаос едва не перевернул «Крачку» и «Воспитанного Спрута» без вмешательства ордынских орков. Вопли Гоготуна было слышно, наверное, на берегу: он клялся самолично всем и каждому, кто не даст отпор оппоненту, вставить небезызвестный продолговатый предмет в срамное место и агрессивно им двигать до тех пор, пока у жертвы не закончится её земной срок.
Началась перестрелка.
«Крачка» и «Спрут», заняв более выгодное положение по отношению к нападающим, плевались в орков из пушек, расставленных у первого судна по батарейной палубе, у второго - по верхней, в меньшем количестве. Уступая по качеству вооружения бригу, шхуна зато имела вертлюжные пушки, громко осмеянные канониром во время осмотра захваченного корабля месяцем ранее. Теперь же ими не стали пренебрегать: ручные "пукалки" осыпали рвавшихся со своих кораблей берсеркеров гороховой волной, причиняя больше сумятицы, чем серьёзного урона. Но гоблинам уже было не до тонкостей. Клыкастые рыла солдат Орды маячили в той самой близости, которой достаточно для того, чтобы любое мыслящее существо было готово метать всевозможное подручное барахло, заходясь в истерике.
Ма не умела и не хотела быть частью сражения. Это была её первая серьёзная стычка на воде, но смысл того даже не дошёл до неё до конца. С застывшей в груди душой зайца, представшего перед мордой аспида, она металась по шхуне, следуя инстинктам морехода; жалкие попытки снизить урон, грозящий судну, были столь тщетны, что вскоре полуорчиха сдалась, засев за штабелем ящиков у полуюта, которые не поместились в трюм - к другим товарам для северного народа.
Нам нужна вторая "Пятка О'Брига", парни! Нежнее с кораблями и жестко с гоблинами! - чьё-то злобное верещание донеслось со стороны вражеских судов, охладив кровь в жилах полукровки ещё на пару градусов.
Начинался абордаж.
Ма поняла это, не высовываясь из укрытия. Гоготун своей лужёной глоткой воззвал к мужеству команд двух кораблей. Осиротевший «Спрут» временно был взят под крыло квартирмейстером, который самоотверженно выкрикивал распоряжения трусившим гоблинам: почти половина состава принадлежала к числу простой матросни, не нюхавшей пороха морских сражений и едва способной держать оружие. И бравый боцман, съёжившаяся за ящиками, пока товарищи мужались и старались не замарать штаны, также была отнюдь не боевой единицей.
Ма находила невыразимое утешение в том, что ей не довелось увидеть атаку, хоть та не могла не быть услышанной. Судя по звукам, орки добрались до палубы «Воспитанного Спрута» по льдине, так некстати оказавшейся между двумя кораблями. Зеленокожие варвары грузно спрыгивали на доски, сразу кидаясь на противников. Быть может, не будь команда шхуны ошеломлена яростью и беспринципностью атаки, сражайся она чаще и имей в своих рядах больше просоленных пиратов, нежели обычных моряков, она бы имела шанс против живущих войной орков...
Полукровка ещё до начала сражения поняла, что исход битвы предрешён. Что толку, останься она с командой? Одолженная в арсенале глефа зашлась бы в танце - не в смертельном, а по вине трясущихся рук. Её прикончили бы в числе первых. Нет, стоять насмерть за табак и хлопок - не её стиль. Нетушки, - твердила полуорчиха себе, заглушая мыслями крики гоблинов и леденящие душу звуки встретившейся с плотью стали. Она не умрёт так.
Со стороны «Крачки» ещё слышалась пальба: команда брига, как было упомянуто, вооружена сравнительно неплохо, и им было что предъявить оркам. Но «Спрут» пал. Стихающие крики и неторопливое передвижение захватчиков по палубе свидетельствовали об успешном подавлении пиратского сопротивления.
Ящики нужно было срочно покидать. Ма боялась даже высунуть свою замотанную шарфом голову из-за укрытия, лихорадочно соображая, куда ей переместиться. Вдруг ей стало ясно, что идея спрятаться была провальной. Она не может сигануть за борт - низкая температура воды прикончит её куда мучительнее орочьего топора. И даже умудрись Ма спрыгнуть на льдину, что дальше? Замёрзший кусок воды не домчит её до Стылого берега. Единственный шанс на спасение - это момент, когда все орки посмотрят в противоположную её укрытию сторону, чтобы она, распластавшись по палубе, заползла на лестницу, ведущую на мостик. Там за кормой висела единственная на шхуне шлюпка, уцелевшая во время налёта Гоготуна. Если бы Ма только добралась до неё, она бы смогла даже в одиночку спустить судёнышко на воду. Под её чутким руководством на «Спруте», особенно после стоянки в Натирском заливе, такелаж вплоть до последнего крюка был приведён в порядок. Шлюпка села бы на воду бесшумно...
Внезапно «Крачка» подала голос - оглушительный взрыв, в центре которого оказался один из орков. Ма поняла, что Гоготун в отчаянии. Его "секретный" трюк - о котором он похвастался полукровке в первую же неделю знакомства - с мешочком пороха и промасленным фитилём означал капитуляцию капитана, который прикрывает себе задницу для отступления. И верно: орки смешались, получив ещё одну подожжёную пакость под ноги, а сам гоблин уже мчался к шлюпкам у дальнего борта, не обращая внимания на продолжавших сражаться товарищей.
Эта сцена дала Ма вожделённую фору. Она не знала, добежал ли капитан до шлюпки, потому что сама рванула из-за ящиков к своей собственной. Неосознанно пригибаясь, полуорчиха взобралась на полуют и без промедления шмыгнула к самому дорогому для неё сейчас судну на свете.

Отредактировано Ма'Гра (Воскресенье, 7 октября, 2018г. 21:28:13)

+1

7

Спасительный выход был так близко, но в последний момент Ма'Гру накрыла огромная тень. Полуогр поднял ее повыше, поднес к оскалившейся морде и прорычал "Жратва!", широко разинув пасть. Бесцеремонно швырнул ее на палубу, где Ма знатно приложилась головой о что-то твердое и обмякла.

- А с тебя я кожу сдеру! И освежую! - Угрозы гоблина привели Ма'Гру в себя. Она почувствовала боль в запястьях - руки были стянуты веревками и заведены за голову. Выжившие гоблины и полуорки с "Крачки" и "Спрута" стояли на коленях на палубе "Свирепого Рогача", между ними расхаживал Ракка, под одобрительное рычание орков издевающийся над пленниками.
- Может даже подожду, когда ты умрешь! - Хитрый приподнял за подбородок очередного гоблина и что-то зашептал. Только теперь Ма'Гра обратила внимание на то, что зеленокожий шел слева-направо - несколько пленников уже лежали на палубе и не двигались. Изогнутое лезвие ножа Ракки скользнуло по горлу жертвы и кровь заструилась по его шее и груди. Орки рычали, глядя на происходящее, вовлеченные в варварский обряд. Полуорчиха могла заметить, что несколько орков, в том числе и тот, что завалил Зубатку с гарпуна, не особо реагируют на ритуал. Их кожа была серой, глаза безжизненными, а вокруг глаз и рта были темные прожилки - если она раньше сталкивалась с нежитью, можно было предположить нечто подобное.

- Надеюсь, ты любишь огонь! - Ракка остановился напротив Ма'Гры, ткнув ногтем в ее подбородок и приподнимая голову полуорчихи. Коротышка гоблин был меньше ее самой, наверное поэтому он и поставил всю команду на колени. Хитрый заглянул в голубые глаза зеленокожей и улыбнулся не слишком обнадеживающе. - Ой, оговорился! Надеюсь, ты его не любишь! - Похоже, голубоглазую милашку гоблин собирался клеймить раскаленным железом.
- Что? - Ракка сильнее наклонился к Ма'Гре.

+1


Вы здесь » FRPG Энирин » #Эпизоды » ◆ Стычка у Стылого берега


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC