FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Прошлое » Жар лихолесья


Жар лихолесья

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Сентябрь 1413г., тракт Валар-Таннарат.
В 1413 году Эстель, вместе с парочкой лисов, была направлена Тайной канцелярией в Великое герцогство Айсгардское, северо-западную провинцию Джера, дабы, пока Империя занята очередной экспансией на юг, возобновить партизанскую деятельность «Братьев Ночного леса», костяк которых составляли последние из оставшихся солдат армии Шарля Трогвара.
В чем-то это долгосрочное задание ей пришлось даже по вкусу, в отличие от многих других поручений ТК. Тяжелые условия, в которых оказывались различные ячейки братства, ностальгическими всполохами освещали дни молодости, когда горячая демоническая кровь, неусидчивая задница и не отличающаяся разборчивостью головушка бросали её от заказа к заказу. Само братство, невольная сплоченность и личности, собравшиеся под знаменем повышенного патриотизма, напоминали ей товарищей, с которыми в разные периоды жизни наемницу сталкивала шаловливая удача. Отрезанность от остального мира давала Эстель передышку от опасений очередной вынужденной работы на Черного Герцога. И хотя местность, в которой братство развело деятельность, считалась одной из самых опасных и малоизученных на Старом свете, но сон полукровки, впервые со времени расставания с Тсубаме, был безмятежен и спокоен.
Однако положительные моменты будней наемницы не отменяли того факта, что по сути долгие месяцы она с горсткой безумцев различными диверсиями пыталась противостоять кровососущей Империи, имея в тылу пугающие тени Ночного леса. Даже от местного населения не было никакой поддержки. Исконно местное население было вывезено в Альтанар еще в 1399-ом году, после подписания договора между Вархайтом и Дейганом I…, - «мать его» - …Сандорфайтом. Колонисты Джера, пусть и согнанные сюда насильно, но всё же принадлежали империи, как гражданством, так и той частью помыслов, которая некоторыми дураками именуется «сознательностью». К тому же, соотношение солдат и мирного населения было примерно равно. Всё таки Айсгард – не та провинция, где рядовому человеку или нечеловеку легко выжить.
Спустя несколько месяцев такой жизни, находясь на западной границе герцогства, Эстель получила свербящее голову магическое послание, в котором сухой и явно недовольный голос велел ей явиться обратно в Тронхолд. Радость от скорой встречи с дочерью, принятия ванны и прочих мелочей обыденной жизни разбавило отрезвляющее понимание, что её тушка еще ценится кем-то, а также настораживающее предположение, что ценится не просто так и нынче канцелярия намерена измерить степень её выживания новым изощренным способом. Хотя сложно придумать, что-то, что способно убить тебя вернее Ночного леса. Кроме клинка в твердой руке, вестимо.
Вернуться полудемон планировала по тракту Валар-Таннарат, однако группа солдат на третий день заставила сойти её с пути. Укрывшись в подлеске, она продолжила идти в предполагаемо верном направлении вплоть до заката солнца. Дальнейшее нахождение в лесу даже встречу с джерскими кровососами делало предпочтительней, поэтому Эстель снова попыталась выбраться к тракту. И хотя вскоре поредевшие деревья и сгустившийся сумрак предгорья Северных гор несколько избавили её от страхов быть съеденной или поглощенной некой сущностью, но на пути к лежащей в отдалении дороге чуть в стороне находился чей-то лагерь. Перспектива провести ночь у костра, возможно со свежей пищей, была слишком привлекательна. Столь близко к Ночному лесу мог поставить палатку либо сильный воин (может маг), либо абсолютный безумец. Во втором случае был велик шанс быть накормленной. В первом же… Усталость, притупившая осторожность, не дала мысли развиться и изрядно потрепанная на вид наемница настороженно двинулась к костру, надеясь, что полуторный меч, так и не извлеченный из ножен, скажет хозяину лагеря о её мирных намерениях.

Отредактировано Эстель (Четверг, 20 сентября, 2018г. 21:15:38)

+1

2

-Наконец то, я достиг западных морей. – Винсенте стоял на берегу и смотрел, как солнце закатывается за горизонт. Холодный бриз проносился мимо мага и словно убегая, стремился за солнцем. - Кто бы мог подумать, что я пройду через весь континент и окажусь здесь? А щас бы сидел в университете, пыль с книжек сдувал, – хмыкнул он. Море пенилось и разбивалось о прибрежные камни, выпуская вверх фонтан брызг. Птицы то и дело устремлялись вниз, ловко хватали свою добычу и снова взмывали вверх. Их победный крик разносился на многие мили вокруг. И ни одной живой души в поле видимости, ни солдат, ни рыбаков, никого. Природа тут была царицей.
-Надо зарисовать на память, - Винс достал небольшой кусочек угля и принялся переносить пейзаж  в походную книгу. Эта привычка появилась относительно недавно, поэтому запачканных черными штрихами листов было около десятка. За то на них были самые запоминающиеся места и события, а теперь к ним присоединяется еще и холодный, бурный берег западных морей.
Когда солнце село Винсенте сложил художественные принадлежности в заплечную сумку, взглянул последний раз на горизонт, который будто разделял небо и воду пополам, и направился в сторону своего небольшого лагеря. Путь был не близкий, но закат стоил того что бы возвращаться по ночи.
По пути маг вспоминал те несколько дней который, он провел в лесу, добираясь до края мира. В Таннарате ему довелось найти попутчиков, караван, который шел напрямик через ночной лес прямо в форт Торанкон. Они везли оружие и провизию, одежду и инструменты быта в которых нуждались по ту сторону темной, таинственной чащи.  Путь был разбит на два части, первый день караван двигался до таверны «У одинокой крепости», а второй день до опушки леса, там пути мага и торговцев расходились.
Путешествие через ночной лес было жутким и, как говорили попутчики, весьма опасным. Они же и рассказали Винсенте несколько местных легенд. Поговаривали, что страшная пятиголовая тварь нападала на путешественников, убивала мужчин и похищала женщин, которых потом никто не видел. Еще одну байку рассказал подвыпивший кучер, который утверждал, что был свидетелем описываемых им событий.
-Послушай сюда, парень. – Начинал он свой рассказ,  -я клянусь, старыми и новыми, реальными и выдуманными богами, что видел это чудище вот этими глазами. –  Кучер чуть ли не тыкнул себя в оба глаза, -Так вот, значит мы, я и кучка джерских рекрутов-молокососов, так же как и сейчас, двигались в форт Торанкон, ик! Подожди секундочку, надо осушить еще одну бутылку. – После этих слов на глаза мага испарилось содержимое еще одной бутылки эля. – Вот значит, я и говорю, двигались мы по лесу, под этими самыми деревьями. Двигались тихо и мирно, ни звуков, ни теней, ничего. Осталось нам пару часиков до таверны, юнцы уже, в предвкушение, нахрюкались, идут, байки разные травят. Как вдруг из кустов, из самой темноты леса, вылетает огромная такая тварь, страшная как моя женушка, кожа содрана, клыки повсюду, словно в пасти места нет, а хвост как кнут, а на конце шип с мою руку. Солдатики то не поняли сначала, что случилось, а я сразу поводья кинул и под телегу, ну а куда бежать то, вокруг лес, правильно говорю? – Винсенте кивнул, дабы не нарушать атмосферу повествования. – Ну, так вот, я, значит, сижу под телегой, а повсюду крики, кровь во все стороны и только мертвые изуродованные тела на землю падают. Я, значит, затих, думаю, может эта тварь меня не заметит, а она все ходит по кругу, вылавливает молодежь. Мне уже плохо, не то, что сейчас, бутылочки то под рукой не было, я, значит, сгруппировался и дыхание задержал. А эта тварь, убив всех прошлась вдоль телеги, собрала тела, что получше были и исчезла так же быстро, как и появилась. Я потом еще несколько часов из под телеги не вылезал. Вот после этого у меня седые волосы, а если Харальд скажет что это от моей женушки, ты ему не верь, он старый болван и пройдоха. -  этими словами закончилась увлекательная история, а Винсенте до сих пор не мог понять, правдива она или это бредни пьяного, скучающего кучера.
Подойдя к лагерю, Винс, посмотрел вниз, туда, где в земле были закопаны его охранные руны. – Надо бы их получше спрятать. – Притоптывая их ногой, пробубнил маг. Эти руны хранились еще с самой Илсэ и не раз создавали преимущество, а возможно и спасали жизнь, не давая никому подобраться незамеченными. Когда с ними было покончено, настало время развести огонь. Винсенте больше боялся обитателей леса и их неизученных способностей, чем случайных бандитов, поэтому не мудрил с магией и решил обойтись лишь “пищалкой”, заклятием которое оповещает о приближение кого-либо. Огонь был разведен, а кролик, которого подарили торговцы, уже насажен на вертел. Маг открыл книжку и решил убедиться в правильности своих расчетов, пока, ужин приобретал съедобный вид.
Вдруг, раздался протяжный, нудный писк, слышимый одним лишь магом. Кто-то пересек охранную черту. Маг отпрыгнул назад, что бы уйти из-под света костра и затих. Шагов почти не было слышно, лишь иногда, когда нога незваного гостя ступала на сухую траву, Винсенте мог убедиться что это не случайность и заклятие сработало не зря. Маг выпрямил средний и указательный палец, а все остальные сжал в кулак и сосредоточился. На концах  пальцев образовался маленький шарик воздуха, который то и дело пытался вырваться из-под власти магии. Это было излюбленное заклятие мага, он преобразовывал этот шарик в подобие иглы и пробивал насквозь любого, кто посягнет на его жизнь. Ни одна броня не могла выдержать такой точечный удар, лишь магия могла дать шанс выжить.
-Кто тут? Друг или враг? Если ты пришел с благими намерениями, то выходи на свет. – После этих слов, маг припал к земле и прислушался.

+1

3

- Не враг! – поспешно и хрипло раздалось из сумрака.
Эстель выругалась про себя и сделала тягучий, осторожный шаг на свет, держа примирительно вскинутые руки над головой. Всё её проклятая походка. Она и без того привыкла двигаться мягким, перекатистым шагом, а последние месяцы и вовсе редко приходилось не красться.
- Не враг. – более мягко и раздельно произнесла наемница, одними глазами шныряя по сторонам в поисках собеседника. Обычно её сумрачный взор позволял видеть лучше многих разумных видов, но сейчас, непривычно ослепленная яркостью костра, она всё никак не могла увидеть силуэт говорившего, что настораживало её. Впрочем, артефакт сработает, если у мужчины появятся дурные намерения и полукровка получит свой шанс спастись от атаки. Нетрудно предположить оную, рядом с мракоровым лесом у любого нормального обывателя начнут сдавать нервы. А уж если к твоему ночлегу из лесу выходит дружелюбный полудемон (что в принципе в сознании большинства было весьма себе не сочетаемыми понятиями), то и сама Эстель не особо раздумывала бы.
- Я пару часов назад сошла с дороги. – рука плавно указала в предполагаемом направлении, - А после не смогла выбраться из леса верно. Твой костер стал невольным ориентиром, когда стемнело.
Наружностью женщина весьма отдаленно напоминала потрепанного путешественника. По крайней мере путешествия в её ключе смотрелись скорее как следствие, а не причина. Потертый плащ до самых локтей заляпан засохшей грязью и лишь у самого подола замызган свежим узором. Раскинув руки, полукровка невольно способствовала тому, что полы верхней одежды распахнулись, являя в прорехе «доспех плоти». Громкое название принадлежало кожаному доспеху странного вида, отливающим матовым алым во всполохах костра. Из-за плеча наемницы торчала внушительная рукоять клинка, а поверх ножен за спиной был наброшен объемный вещмешок. Широкий ремень, опоясывающий её, также наверняка таил еще оружие, скрытое от глаз. Ну и нельзя не отметить очевидное. Почти все крум’ариаш редко выглядят так, будто прожили счастливую, не обремененную ничем кроме бытовых хлопот жизнь. Этот представитель не был исключением. Коротко и криво отсеченные рыжие волосы с проседью обрамляли острое моложавое лицо явно эльфийского происхождения. Конкретно по нему сложно судить о возрасте женщины, напротив, юность и гладкость бледной кожи смотрелась неуместно со всем остальным обликом. Однако по взгляду легко угадывалось, что женщина разменяла далеко не второй десяток лет – возраст, когда недалекие полукровки, следуя за надуманным романтизмом приключений отправляются в захватывающие странствия испытать удачу. Ошибкам прошлого свидетельствовали так же белесые, почти незаметные шрамы, там и тут виднеющиеся при удачном падении неровного света.
Эстель облизнула пересохшие губы и спокойно произнесла, глядя прямо перед собой:
- Я прошу лишь тепла и, если возможно, пиши. Правда… платить мне нечем.
«Но деньги мало ценятся в здешних местах…»

+1

4

На свет вышла фигура, черный плащ, рыжие волосы и клинок за спиной. По грязи на одежде можно было догадаться  о том, что владелец уже несколько дней в пути. Уши и утонченные черты лица выдавали эльфийские корни. Но что самое интересное у незваной гостьи за спиной виднелся хвост.
“Полудемон? Ну не обитатель же леса.” –  рассуждал Винсенте. “Ночью, в доли от дороги.… Все это весьма странно. Меч и одежда не из дешевых. Наемник или армейский чин. На бандитскую засаду это не очень походит, будь ее соратники где-то рядом, я бы уже знал. Скорее всего, ее слова правдивы, но надо быть наготове, мало ли что она может вытворит”.
Маг выпрямился в полный рост и ступил за границу света, покидая владения тьмы. Пляшущее пламя костра, осветило Винсенте с ног до головы. Его волосы были уложены, а борода и усы ровно выбриты. Взгляд его карих глаз был томный и спокойный, лишь блики пламени придавали им задорную нотку.  Грязно-голубой плащ струился с его плеч, на груди он был закреплен стальными застежками, а на спине свободно свисал до уровня колен.  Стеганный, кожаный жакет, идеально сидевший по фигуре мага, явно выдавал то, что он не из этих мест. Как в принципе и гоблинские сумки, эльфийские, дорожные сапоги и, конечно же, походная заплечная сумка, которая лежала неподалеку.
-Ночь темна и полна ужасов. Так говорили джерские дозорные, которых  я встретил по пути сюда. – Маг еще раз осмотрел гостью с ног до головы. -Но как я вижу вы не из робкого десятка. Оставьте свой меч в стороне и присаживайтесь к огню.
“Всяко, вблизи это, как утверждали местные, проклятого леса вдвоем быть безопасней. Меч у ней явно не для красоты, так, что постоять за себя сможет. А у меня появляется, редка возможность пообщаться с представителем полудемонов. Кто она? Откуда? И куда направляется? Ночь предстоит интересная”
Винсенте взял лежащий неподалеку самодельный нож и ткнул кролика, который все еще готовился на вертеле. Из отверстия, мелкой струйкой, потек жир, который стекая по розовому мясу, капал в костер, вызывая в нем недовольный треск и танец огней.
-Ужин почти готов, на двоих тут хватит сполна. – Маг отложил нож и сел на камень возле костра.
-А пока мы ждем, я бы не прочь узнать кто вы и откуда? И что заставило вас сойти с дороги в столь поздний час?

+1

5

Эстель выдохнула, не скрывая облегчения, и опустила руки. Первым на землю упал рюкзак, громыхая своим нутром. Следом щелкнула пряжка ремня, пересекающего грудь, и тяжелый клинок покачнулся, удерживаемый хвостом. Наемница шагнула ближе к теплу, волоча за собой пожитки, уселась и только после этого отложила меч на расстоянии вытянутого хвоста. Демонические глаза, не сходящие с лица мужчины, наконец вильнули в сторону леса и женщина пояснила своё некоторое пренебрежение словами о разоружении:
- Доверие – это хорошо. Но если лес решит оживиться, то я буду гораздо сильнее жалеть о том, что под рукой нет меча. 
Выжидающе посмотрела и, удостоверившись, что кровопролитных последствий её слова не вызвали, полудемон подтянула мешок поближе и принялась копаться в нем с энтузиазмом, прослеживаемом в мягких изгибах покачивающегося хвоста.
- Я слышала и прежде слова о тьме и ужасах ночи. – между делом продолжила наемница. – Только не от джерских… солдат. От уличного проповедника в Румивате. Он говорил об этом, о девице, что наставит мужа на путь истинный и о тараканах-шпионах – тайном оружии Лирандар, которым они поработят людские королевства.
Тем временем цепкие пальцы извлекли на свет потрепанное одеяло, в которое Эстель не преминула закутаться, флягу, и пару мешочков.
«Вопросы, вопросы…»
Ну почему, почему добрая половина путешественников считает своим долгом выспросить всех и обо всем? Эстель не любила рассказывать о себе. Даже если отбросить паранойю, остается порядочное количество причин, из-за которых окружающим лучше как можно меньше знать о ней. В свою очередь наемница всегда порядочно соблюдала свою часть негласного договора: сохраняла неуютное молчание. Но в данный момент она с удивлением для себя обнаружила, что не против беседы. Слишком много осторожного молчания было в последние месяцы. Да, были и веселые байки у костра и душеизлияния в кромешной тьме ночного Айсгарда. Но большей частью лишнее слово, а то и звук, могли привести к скоропостижной смерти либо от кровососов, либо от лесных обитателей. 
Человек, что сидел перед ней, невольно располагал к себе. Ухоженный, но без напыщенного лоска, присущего аристократам. Не был он похож и на зажиточного купца, равно как и на бродячего рыцаря – Эстель всегда относилась к таким с большим подозрением. Странник-трикстер с тихим огнем в глазах.
Полудемон приложилась к фляге, чтобы выиграть себе время на обдумывание ответа. Согревающий жар, прошедший прямо до желудка, заставил её на мгновение оторваться от изучающего созерцания мужчины и удовлетворенно зажмуриться. Она вопросительно вскинула брови, наклоняя флягу в сторону собеседника, а следом горько улыбнулась, вспомнив байки о ядовитых суккубах.
- Меня зовут Эстель, - наконец осторожно начала она. – Я наемник. Мне поручено было принести одному очаровательному господину послание от его возлюбленной в Валар. – выдав откровенную ложь, женщина пыталась показать, что не намерена говорить правду о цели путешествия в любом случае. - Теперь же я направляюсь… в Альтанар.
Из шерстяного кокона появилась рука, протягивающая на ладони, пересеченной грубым шрамом, небольшой мешочек, опустошенный наполовину.
- Олханские специи? У меня и соль есть, если надо.
Бросив жадный взгляд на тушку, полукровка сдержанно вздохнула и продолжила в более беззаботном ключе:
- А с дороги я сошла по вполне понятным причинам. Наверняка отсюда тоже был виден отряд солдат пару часов назад. Хаккарово пламя, одинокому путнику даже с более чистой родословной нежелательно попадаться им на глаза в этих местах! Мне же, женщине, и вовсе светило приятное знакомство с оголодавшими джерцами. – тонкие губы скривились в усмешке, - Но это всё понятное дело! А вот что делает такой вот одинокий путник, безоружный, - взгляд наемницы лениво скользнул по скромному лагерю. - …и живой, в столь негостеприимных местах?

+2

6

-Думаю, специй хватит. – Винсенте взял небольшой мешок и от души осыпал приготовленный ужин.
-Я уже больше года не был в Альтанаре, - взгляд мага уперся в тушку кролика, но казалось, что он смотрит куда-то внутрь себя. Одна рука по-прежнему держала специи, а вторая еле заметно подергивалась. Воспоминания все сильнее брали верх.
С одной стороны могло показаться, что год не такой уж и большой срок, но когда каждый твой день наполнен милями пути, новыми встречами, опасностями и мириадами различных, неизвестных ранее, знаний, время, потраченное на путешествие становиться подобно мощеной дороге, тянущейся за твоими стопами. И когда ты вдруг решишь обернуться и посмотреть назад, дабы увидеть начало своего пути и убедиться в том, что эта дорога все так же пряма и коротка, ты поймешь что ошибался. Начала уже давно не видно, оно скрылось за первым же поворотом, а тот мощеный тракт уже давно закончился и под твоими ногами стелиться лесная тропа. Тут ты осознаешь, как много встреч было на этой дороге, сколько дивных мест увидено, сколько историй услышано и как далеко от дома завели тебя твои ноги. От этого на душе становиться страшно и одновременно тоскливо, но лишь до того момента, когда ты берешь себя в руки и понимаешь, что это были минутные слабости.
Спустя минуту Винсенте вздрогнул и его взгляд вновь стал ясным и светлым. Протянув мешочек со специями обратно владелице, он начал снимать тушку с вертела.
-Ну, по правилам хорошего тона… - маг, поддев ножиком, отодрал одну из ножек кролика. -  … Я должен представиться в ответ. Меня зовут Винсенте Авени, и я странствующий алхимик. Собираю различные травы, грибы иногда и животных, описываю их и коллекционирую, в надежде, что мои труды послужат благому делу. – Винс отделил уже все ножки и приступил к разделке оставшейся тушки. Говорить правду, о том, что он боевой маг, о том, что сюда его привлекли таинственные сакральные знания, хранящиеся в лесу, было весьма глупо, поэтому решено было обойтись, более легкой и обывательской легендой. Тем более описание и изучение свойств некоторых растений являлось небольшим хобби мага, так что сказанное было не далеко от истины.
-Этот лес, просто девственный, не изученный берег, в плане науки. Поэтому я здесь. Я хочу изучить его получше, узнать как можно больше его тайн, ведь пока, как мне известно, этого никто не сделал. – Винс сложил половину разделанной тушки, на небольшой кусочек ткани и пододвинул его к собеседнице.
-А что касается защиты, не так уж я и безоружен, - маг хлопнул себя по сумке, болтавшейся на поясе, в который были уложены канцелярские принадлежности и вещи первой необходимости. -Защитные и атакующие руны всегда со мной. Весьма действенный способ самообороны. – После этих слов зубы вкусились в плоть свежеприготовленного кролика, а по рука потек жир. Мясо получилось, мягким и сочным, вдобавок специи внесли ранее не известную, пряную нотку.
-Вы ведь полудемон? – Все так же, спокойно и не принужденно спросил Винсенте, минуту спустя. -Простите за бестактность, просто ваш хвост… - маг слегка замялся, подбирая слова, -не каждый день встречаешь полудемона, а тем более имеешь возможность побеседовать с ним. Так как я ученый, вы вызываете у меня интерес, сугубо с профессиональной стороны. Мне всегда было интересно, чем, кроме анатомических особенностей, отличается ваш род. Быть может вы утолите мое любопытство?

Отредактировано Винсенте Авени (Понедельник, 24 сентября, 2018г. 06:44:37)

+1

7

Алхимик значит, н-да? В это верилось примерно так же, как и в то, что Эстель занималась доставкой любовного послания. А всё дело в суровых и крайне негостеприимных краях. Простому исследователю в них выжить невозможно, именно поэтому здешние леса так и остались неизученными и неисследованными. Уж точно не от недостатка энтузиазма у ученых мужей. Впрочем, ничто не мешает алхимику уметь постоять за себя, однако дело тут явно не в рунах. Может они действительно были хороши и спасали Винсенте не раз, однако их действенность ставилась под сомнение уже тем фактом, что Эстель сумела дойти до костра, завязать диалог и навязаться к ужину. Вряд ли вооруженный полудемон прямым ходом из леса может рассчитываться как нечто абсолютно неопасное для стоянки алхимика. Впрочем, женщина предпочла не делиться своими выводами с господином Авени, так же как и он не стал подвергать сомнению сказанные ею ранее слова.
Вместо этого наемница щедро обсыпала тушку солью и остатками специй, после чего с еле слышным урчанием приступила к трапезе. Давно ей не доводилось есть что-то вкусное, а не просто съедобное. Перед такой пищей смолкло всё – разговор, мысли, даже сучья в костре стали трещать реже и тише. И только после того как она утерла рот рукой, а руки обтерла о штаны, хвост окончательно скрылся под одеялом, обхватывая кольцами её торс, а сама Эстель чуть откинулась назад, упираясь поясницей в рюкзак, разговор возобновился. Да как! Услышав слова Винсенте, женщина выдержала паузу, а следом откинула голову назад и громко, каркающее рассмеялась.
- Прошу прощения, в ваших словах нет ничего смешного, просто… - махнув рукой, наемница предпочла полностью отсмеяться и лишь потом продолжила: - У меня еще и рожки есть.
Откинув волосы со лба, Эстель продемонстрировала два небольших выступа, начинающихся возле линии роста волос. Хитро прищурившись, она спросила:
- Что же такого интересного у нашего брата есть для вас? – наемница выпрямилась, скрестив ноги на олханский манер, и поправила одеяло, не переставая криво улыбаться. – Спрашивайте, господин Авени. Я попробую помочь вам, пока ваше любопытство не включает в себя использование клетки, рунических кругов и пламени Бездны на кончиках пальцев.

Отредактировано Эстель (Четверг, 4 октября, 2018г. 12:54:03)

+1

8

Винсенте пристально посмотрел на рожки и задумчиво хмыкнул.
-Клетки? Это не мой метод. Я предпочитаю ненавязчивые диалоги у костра с, заявляющимися посреди ночи, незнакомцами, – уголки рта подскочили вверх, вырисовывая чуть заметную ухмылку на лице мага.
-Я несказанно рад, что вы весьма открыты со мной. – Винс достал письменные принадлежности и открыл записную книжку.
-Надеюсь, вы не против, что некоторые моменты нашего разговора будут отмечены в моем походном журнале. По-моему это действо стало моей дурной привычкой.
– Последняя фраза была сказана довольно тихо, практически под нос. Кроваво-алое перо, купленное в джерской антикварной лавке, аккуратно опустилось в чернильницу.
Винсенте встречал представителей полудемонов всего пару раз. Впервые это произошло не далеко от Амаранта, в придорожном трактире. Маг, как и всегда, решил купить койку за свои кровные, а перед этим слегка выпить с местными, узнать новости и сплетни. Поздно ночью, когда половина посетителей уже посапывали за столами, в таверну зашла фигура в плаще, из-под которого торчала кисточка хвоста. По залу пошел легкий гул, собеседник, который сидел по правую руку от Винсенте, то ли спьяну, то ли со страху, начал нашептывать проклятия. После того как фигура в плаще купила у хозяина заведения все что ей требовалось, она так же молча ушла. Местная публика потом еще несколько часов травила байки про проклятых полудемонов, про их пристрастия к человеческой плоти и в особенности к плоти младенцев. Маг естественно в это не верил, ведь чего не напридумывает деревенщина, увидя что-то необычное и пугающие. После этого случая, в походной книге появились несколько пустых страниц, с заголовком “Полудемоны”.
Второй случай был весьма неприятный и дикий. Детишки одной из деревень, название Винс уже запамятовал, кидали камнями в смуглого, худощавого парня. Все дело было в его рогах, которые завивались у него на лбу. Маг хотел было остановить детей, но парень покачал головой, дав знак, что помощь ему не нужна. Так шпана донимала его еще несколько миль. Детская жестокость, пуще любого ненастья и Винсенте вновь убедился в этом.
-Ну что ж… - маг сделал короткую паузу, - есть ли у вас какие-нибудь врожденные особенности? Ночное зрение, эхолокация, ну как у летучих мышей, ориентация в пространстве по звукам? Быть может вы можете учуять жертву за несколько миль? Что-то в этом духе. – Винс перелистывал страницы в поисках нужной главы. – Еще очень интересно отношение общества к вам. Мне доводилось лишь видеть агрессию и неприязнь по отношению к вашему роду. Но так как вы наемник, скорее всего, более образованные и приличные люди, относятся к вам как к равным, как и к другим расам. Или я не прав?

+1

9

- Записывайте, коли угодно, но с такими вопросами мы с вами всю ночь скоротать можем, господин Авени. – снова усмехнулась Эстель.
Женщина вздохнула, собираясь с мыслями. Несмотря на отмеченную ранее расположенность к разговору, она всё равно ощущала некоторое напряжение как от характера вопросов, так и от банального интереса к своей персоне. Однако следовало признать, что это первый ученый муж в её жизни, который предпочел сначала расспросить полудемона. Так что если  после вопросов ожидается стандартная программа с попытками заключения, порабощения, насильного участия в ритуале или просто легкое кровопускание, то хотя бы из признательности стоит подыграть в первом акте. Но держать ухо востро.
- Да, у меня есть врожденные способности. – удержав себя от колкости, наемница продолжила, тщательно подбирая слова. – Насколько мне известно, я вижу в темноте лучше людей. Не ручаюсь за остальные виды, но, скажем, тильяри тоже видят хуже меня. Я много ем – это сойдет за способность? – устало улыбнувшись, женщина продолжила, - Нет, на самом деле. Одни неприятности, а не способности. Мне нужно больше еды для сытости. И чаще. А еще я почти не ощущаю вкуса пищи, тоже не ахти способность. О, я знаю!
Одеяльный кокон распахнулся, но Эстель еще повозилась некоторое время с сапогами. Наконец в теплом свете костра появилась оголенная мозолистая стопа. Ноги девушки явно отличались от тех, что задумывали боги, создавая население Энирина. Если бы Винсенте бывал на Гаитане, то он бы мог углядеть в этом сходство с приматами джунглей. Похожая по строению на руки – с отставленным большим пальцем – стопа была немного вытянутой, под стандартный размер, с наличием пятки и длинными крепкими пальцами, которые сейчас демонстративно перебирали воздух.
- Но это только моя особенность. Я не встречала подобного у других крум’ариаш. С другой стороны, я знаю далеко не всех полудемонов мира!
Довольно улыбаясь от произведенного впечатления, наемница снова натянула сапог и приняла прежнее положение, зябко кутаясь в одеяло. Однако стоило ей удобно устроиться, то память услужливо подкинула последний в череде вопросов. Улыбка медленно сползла с лица, принявшего отстраненный вид. В следующих словах веселье уже не слышалось, гласные стали растягиваться, привнося в голос ленцу.
- Отношение общества вы уже верно описали. Что же касается более просвещенных людей, назовем их так, то… - горькая, ироничная улыбка хищным взмахом дополнила угрожающий отблеск костра в алых глазах. – Вы были ребенком тогда, как мне кажется. Но в 1398-ом году, через более чем двадцать лет после войны с демонами, славный король Альтанара решил взять демонический вопрос в свои руки и издал указ, позволяющий отловлю демонов и полудемонов. Да еще и цену установил в золотых за наши головы. Ах, Альтанар тогда был велик! Занимал никак не меньше половины континента. Ну, в Илсэ хотя бы было дано трое суток семьям на то, чтобы покинуть город.
Но успели не все. Эстель до сих пор помнила, как её выкуривала из собственного дома королевская гвардия. Помнила и взгляд Дейгана, отдающий презрением и отстраненностью от тех жертв, что он устроил мановением своего королевского перста. Поймав себя на мысли о том, что в её словах предвзятости никак не меньше, чем в «Практической демонологии» Лореи Сандорфайт, наемница поспешила дополнить слова:
- Разумеется, другие просвещенные люди постарались прикрыть лавочку, – признавать вслух то, что одним из таких был нынешний Черный герцог, брат короля, полудемон совсем не хотела, - Так что указ продержался около месяца. Однако этого было достаточно…
Хвост выполз из-под одеяла и потянулся к фляге, пока Эстель пребывала в пучине полувоспоминаний, полуразмышлений. Глоток крепкого пойла и женщина снова поднимает взгляд на Винсенте.
- Не везде есть плохое отношение, это верно. В Архейне есть целый поселок полукровок. Сейчас это уже небольшой город по слухам. В Зеленой Республике рады всем и всегда. В Илсэ образованный и приличный человек не сунется в трущобы, которые полудемоны превратили в свой квартал. Но… Но… Предвзятость по отношению друг к другу присутствует и среди крум’ариаш. И я бы не стала нас винить за это. Вдумайтесь сами! Мы слишком хорошо знаем, на какие ухищрения шли, чтобы выжить. Так что не станем подставлять спины друг другу.
Полукровка контрастно мягко улыбнулась и, качнув хвостом, спросила:
- Я удовлетворила ваше любопытство, господин Авени?

0

10

Перо скользило по пергаменту, пытаясь не упустит ни единого слова. Винсенте почти не отрывал глаз от книги, лишь иногда посматривал на собеседницу. Когда она закончила, маг отложил письменные принадлежности в сторону, взял рядом лежащую ветку и начал тормошить в костре затухающие угли.
-Так значит, вы не оценили этого кролика? Как жаль, он был весьма не плох. – Винсенте посмотрел на собеседницу. – Да, я думаю, вы утолили мою жажду знаний, но лишь временно. Не хочу больше донимать вас вопросами, это было бы не красиво с моей стороны. Хотя пару страничек я для вас оставил. – Угли медленно тлели, но ветка вновь и вновь заставляло пламя потрескивать и подыматься вверх. Спустя какое-то время маг бросил ветвь на съедение огню.
-Знаете, вы мне не кажитесь опасной или странной. – Винс слегка задумался, устремляя свой взгляд на ножны. – Хотя наличие меча… но я не об этом. – Взгляд вновь потонул в языках пламени. – Я так много слышал различных баек про полудемонов, про то, что они едят детей, насылают порчу и проклятие, съедают живых домашних животных. Но это ведь так странно, все это придумано из-за вашего внешнего вида в основном. Ну, я так думаю. Но чем вы хуже эльфов? Вас нет такой помпезности и высокомерия? Или чем вы хуже гномов? В вас отсутствует ворчливость и чрезмерный задор? Я к том, что у всех есть плохие и хорошие качества, все отличаются внешне, кто-то больше кто-то меньше, но козлами отпущения сделали вас. И вообще кто сказал, что вы произошли от демонов? Быть может вы чей-то эксперимент? Или это защитная реакция организма, все эти рога, да хвосты? Извините за такие варианты, но все же. Это же не справедливо, вешать ярлыки, создавать стереотипы и на фоне этого строить предвзятое мнение. А все потому, что глупая деревенщина, ничего сделать не может кроме чем издеваться, да унижать тех, кто от них хоть как то отличается, а чуть что, так сразу “Проклятия наслали, детей съедят”. Злит такая тупая, голая несправедливость, хотя меня это вовсе и не касается.
“Быть может полудемонам надо было бы пускать когти и рога в ход, хоть байкам своим соответствовать, глядишь деревенщина и вовсе запираться в домах начет. Хотя это тоже не выход, кровь и насилие порождает лишь больше крови и больше насилия. Хотя я бы глянул на лицо этих “сказочников” когда их небылицы превратились бы в реальность у них на глазах”
Винсенте пристально взглянул на собеседницу. – А вы точно детей не едите? А то может быть я заблуждаюсь.

+1

11

- Я оценила специи с привкусом кролика. А это уж точно вкуснее моего обычного рациона,  - улыбнулась Эстель.
Девушка пожала плечами на формальное окончание расспросов. В равной степени она испытывала как и желание продолжить разговор, так и опасения того, что неглупый мужчина спросит не то, что ей хотелось бы поведать. А вот слова, прозвучавшие после непродолжительного молчания, снова заставили наемницу рассмеяться. Пусть и не так бурно.
- Спасибо, я польщена.
Давно никто не называл её «неопасной». Да, бывало, бросали что-то подобное из желания задеть, но в данном случае искренность подкупала и веселила одновременно. Но то, что было сказано после показало Эстель, что она рано приняла комплимент на свой счет. Ведь речь шла не сколько о её персоне, столько о её принадлежности к виду. Вздохнув, она терпеливо дождалась окончания тирады, мысленно одергивая себя от насмешливых замечаний – кажется, этот наивный человек был искренен в своих словах. 
- Господин Авени, мне приятно, что такое мнение сложилось у вас о полудемонах на основе нашей краткой беседы и почерпнутых неведомо где знаниях. Но оно ошибочное. – наемница поймала себя на мысли о том, что вступление звучит как ответ наставнику по заученному материалу.
«Как давно это было?..»
- Нет, мы не едим детей, а проклятья наши имеют силы не больше, чем те же проклятья изо рта самой сварливой бабки села.
Усталая улыбка померкла, полудемон поддалась ближе к костру, позволяя одеялу соскользнуть с плеч. Тяжелый взгляд алых демонических глаз не отрываясь давил на мужчину. Эстель помолчала, раздумывая над тем, что именно хочет сказать, после чего начала:
- Да, несправедливо. Да, демонические отродья не столь страшны и ужасны, как их представляют в байках. Но не стоит считать крум’ариаш равным остальным. Во-первых, мы действительно произошли от демонов. Это доказанный факт, а выживших рожениц порядочно разбросано по свету для всеобщего вранья. – полукровка наконец перевела взгляд на пламя и вытянула продрогшие руки к теплу. – Я слышала, в самом начале, некоторые крум’ша искали своих детей. Не знаю почему… Не думаю, что из-за родительских чувств. Мы теплолюбивы. Гораздо легче переносим жару и терпеть не можем холод. Бездна горячее местечко, как считаете? – усмехнувшись, полудемон взяла паузу, промочила горло и продолжила гораздо тише, - Мы яростны. Наша жаркая кровь слишком часто берет верх над нравом. Чрезмерная раздражительность – тоже может считаться отрицательной чертой. Все знакомые мне полудемоны были невероятно спокойны. Но стоило малейшему спору появиться, пусть даже из-за пустяка, и демоническое отродье уже не остановить. Очень вспыльчивые все по молодости. Н-да…
Наемница помолчала, обмахивая себя хвостом, в раздумьях о том, что еще она хотела сказать этому ученому мужу, считающему полудемонов не опасными. Когда мысль пришла, глаза полукровки вспыхнули тихим пламенем, которое она поспешила спрятать за опущенными веками.
- Во-вторых, господин Авени, я поведаю вам немного о себе. - хвост замер, а после потянулся к правому виску, откидывая часть волос. Женщина повернула лицо, открывая грубый шрам, начинающийся выше виска и уходящий дальше за острое ушко. – Это мне оставил один полудемон. Да что там! Не меньше трети из моих отметин появились из-за этой девицы! У нас было что-то вроде вендетты. Она пыталась убить меня из раза в раз, а я… А я была не лучше. – тепло улыбнувшись, Эстель коснулось рукой доспеха под ключицей, пытаясь нащупать там памятный кулон. – Иногда она одерживала верх. Когда ей удавалось не навязать бой, а поймать меня в капкан – буквально – то она оставляла меня в живых, оставляя на память что-нибудь болезненное и… - один случай упоминать не хотелось вовсе. – А знаете что? Она была чокнутой. В её искаженном понимании мы дружили. И играли друг с другом. Пока вокруг гибли люди. Я не знаю, что с ней случилось… Из-за чего она стала такой. Но она носила на шее свой отрезанных хвост и разговаривала с ним. К чему это я всё? – наемница откинулась на спину, задумчиво разглядывая россыпь звезд. - Да, вы правы, людская и нелюдская жестокость творит с полудемонами ужасные вещи. Но именно потому что так происходило и происходит, не стоит никогда и ни за что доверять им и считать их такими же как все. Очень мало счастливых детей выросли в здоровой любящей семьи, вдали от злых языков. Большинство опасны, именно из-за перенесенного, что сказалось на них так или иначе. И что получается? Вина таких особей лишь… в слабости? Но всё же вина.

0


Вы здесь » FRPG Энирин » Прошлое » Жар лихолесья


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC