FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Прошлое » В гостях у аскарди


В гостях у аскарди

Сообщений 21 страница 24 из 24

21

Совместно с Элией де Вер

Странный эффект у встречи с призраком: вроде бы, ничего особенного не произошло, тело не получило никаких повреждений, но... Как медленно все внутри "раскачивалось", будто бы возвращалось обратно, к жизни! Жуткий эффект, ничего не скажешь. Сольвейг давно не была подвластна миллиону досадных мелочей, присущих повседневной человеческой жизни: простуда, заразная хворь, лихорадка? Исчезнет прежде, чем успеют проявиться заметные симптомы. Если девушка мерзнет или, наоборот, перегревается, у этого всегда должна быть весомая, четкая и ясная причина. А вот чтобы просто взять, да окоченеть во сне, притом, до уровня безнадежно холодного мертвеца... С людьми такое может приключиться, но с оборотнем, если только дело не в экстремальных условиях (в которых нормальный двуликий предпочтет не спать вовсе) - нет.
Чувствовать, как в теле постепенно, плавно "разгораются" жизненные силы было непривычно, и еще - неловко. Потому что, вообще-то, это кошка сопровождает леди. Это она, Норрейн, обязана всячески оберегать графиню и делать все возможное для того, чтобы та осталась довольна поездкой. Это ее обязанности, черт побери! Возможно, сама Элия так и не считает, зато точно считает ее брат.
"Какой кошмар. Вместо спокойного отдыха ей пришлось вытаскивать меня из... Хм... Оттуда."
- Нет. Мне не приснилось. И если бы не вы...
Демоница открыла глаза, и то, что было в них, изрядно напоминало бездну. Мерцающую тьму с алыми отблесками, превращающую слишком близкого зрителя в кролика, замершего перед удавом. Это состояние ничуть не нарушилось ощущением теплых, хрупких пальцев, пробравшихся в волосы, скорее, наоборот, лишь дополнилось им. Пожалуй, сейчас леди де Вер могла бы сделать с Соль что угодно.
- "Не твое - не трогай", вот как?
Мягкое движение головы изрядно напомнило то, каким ирбис любил "признать" гладящую руку и ответить на ласковое прикосновение  миледи. Нет... Не напомнило. Это оно и было.

- А что, было его?.. - насторожилась Элия.
Ладонь её на мгновение замерла,  впрочем, тут же снова пустившись по знакомому маршруту. Мало ли у кого что было. Своё надо беречь, а раз не уберёг, то и говорить не о чем. Пусть теперь мается призрачной тенью и кусает бесплотны локти.
- Впрочем, даже если было. Я же демон, мне положено забирать всё, что понравится, - тихо рассмеялась она. - Вижу, тебе понемногу становится лучше. И ты всё помнишь. В первый раз такие встречи бывают пугающи и неприятны. Это как впервые узнать о смерти. Понимание, что всё имеет конец, поначалу шокирует, но в следующий раз ты сама сможешь справиться с большинством подобных визитёров. Даже решить свои дела с преподобным О'Мэлли, если захочешь. Только чуть позже, - в голосе демоницы появились строгие, не допускающие возражений нотки.
Как обычно, Элия говорила правду, только далеко не всю. Умолчав, например, о том, что далеко не всякое живое существо, единожды столкнувшись с призраком, может более не опасаться подобных встреч. Как не рассказывала и о том, что никому не дано остаться прежним после столь близкого знакомства с демонами, и о том, что в случае с Сольвейг первое непосредственно связано со вторым, потому что уж кто-кто, а Лея своё просто так оставлять не собиралась.
- Так что, да, определённо не его, - накрутив светлый локон на палец, с преувеличенной серьёзностью подытожила демоница. - И ты у нас, конечно, зубастая, самостоятельная и независимая, но такая милая, особенно когда волнуешься.

Леди, конечно, изволила развеселиться, но в каждой шутке... Нет, особенно в ее шутках - всегда лишь кроха юмора и море правды.
- Нет. Было ничье. 
О том, что же стало теперь, сказать не получалось. Не было ни смелости, ни уверенности в происходящем. Вместе с теплом, стремительно растекающимся по телу, все больший "разбег" брало и биение сердца. Теперь Соль с затаенным ужасом осознала, что, конечно же, демоница не просто может, но и обязательно увидит и почувствует все ее... Беспокойства. Причем, скорее всего любого характера. От подобной мысли почему-то хотелось провалиться сквозь землю, и это несмотря на то, что мисс Фитцрой в свое время "сбила с пути истинного" не одну, не две и даже не десяток девиц разного возраста и социального положения. Воистину, все у этих демонов не как у людей!
Как назло, именно теперь Элия и начала подшучивать на тему волнения. Северянке показалось, будто - неслыханно, возмутительно! - кровь тут же прилила к лицу, собираясь ощутимым "жаром" в районе скул. Графиня лишь насмешливо накрутила локон оборотницы на свой изящный пальчик.
- Волнуюсь? Мда. Мне бы следовало держать все при себе. Просто я...
Сольвейг замялась, подбирая слова, и поймала себя на мысли о том, что все еще как будто бы не может оторваться от гипнотически насыщенного, темно-вишневого взгляда демоницы.
- Обычно я куда лучший работник, нежели рядом с вами.
Запоздало сообразив, что сказанное звучит довольно двусмысленно, девушка хотела то ли извиниться, то ли что-то пояснить, но Элия продолжила свою маленькую "диверсию" в волосах двуликой, и отчего-то у последней совершенно не получилось сдержаться. На этот раз ушей графини достигнет неприлично бархатное, блаженное "рычание".
- Черт... Простите, миледи. Сама не знаю, что на меня нашло.

- Ничего страшного, в другой ипостаси ты часто так делаешь. А ещё тебя можно погладить, - Элия поудобнее устроилась на локте оборотницы. – Сейчас тоже можно, но барсу это приятно, а в человеческом облике… тебе неуютно. То ли потому что ты не знаешь, чего от меня ожидать, то ли потому что не знаешь, чего ожидать от себя и что вообще со всем этим делать. Но ведь это легко. Нужно только немного подумать. И начать, пожалуй, следует с того, что облик-то у нас человеческий, но, тем не менее, людей здесь и сейчас нет ни одного. Что скажет на этот счёт твоя человеческая половина? Ведь я права, верно? Она осталась в меньшинстве. А правила для демонов и оборотней едва ли написаны. Если хочешь, давай придумаем свои, чтобы тебе стало легче и понятнее. Или оставим всё как есть. Поверь, если соберёшься сделать что-нибудь такое, что мне не понравится, ты узнаешь об этом задолго до того, как сделаешь это. А в остальном просто запомни, что мерять всё людской меркой необязательно, да и, откровенно говоря, бессмысленно. Понимаешь? - и она плавно провела ладонью по спине Сольвейг, вдоль всего позвоночника.

Элия говорила о понятном, и, в общем, даже разумном, но призвать себя к восприятию ситуации исключительно сквозь призму разума по-прежнему не получалось. Еще бы, ты пытаешься вернуть себе сколько-то трезвую голову, а некоторые… Прямо по спине. Сверху до низу. Запрещенный прием! Впрочем, по идее, демоница не могла знать таких нюансов о человеческой стороне оборотницы. Зато, если хоть на секунду представить себе, сколько она, вообще, видела и применяла этих самых “запрещенных”... Истинный возраст и сущность демонов оказались вещами исключительно тревожными, но в то же время - весьма привлекательными. Неизвестность может не только страшить.
- Понимаю... И не понимаю ни черта.
Наверняка, графиня почувствует, как мягко вздрогнула спина под  ее ладонью.
- Я пыталась относиться к вам  так, как следует наемнику, подчиненному, работающему на вас. Раньше время и незнание были на моей стороне. Но в последнее время, и особенно сейчас... Кошмар! У меня уже много лет не было таких проблем с самоконтролем.
В одну секунду леди де Вер оказалась смещенной в сторону, в то время как Соль приподнялась, гибко "нависая" над ней. Теплые губы кошки медленно опустились на царственно очерченную скулу, и неспешно продолжили свое путешествие по щеке, контурам подбородка, пока не остановились где-то в переходной точке между ухом и шеей. Это не походило на поцелуи, скорее, на... Некую пробу на вкус? Пожалуй, так. Сольвейг мгновенно отодвинулась, ощутив, как слегка оцарапала тонкую кожу заостренными клыками.
- Не знаю, что делаю, не знаю, чего хочу, потому что - всего. Это... Какая-то магия?

Отредактировано Сольвейг (Пятница, 17 мая, 2019г. 19:33:15)

+2

22

Совместно с Сольвейг

- Это чудо, - Элия с интересом поглядывала на женщину-барса. – Разница в том, что в магии обязательно нужно приложить волю и стремление, задающие ей направление, а чудеса случаются сами по себе.
Конечно, с её стороны предлагать Сольвейг задуматься над происходящим именно сейчас, когда у той не было ни физической возможности, ни желания заниматься пространными логическими построениями, выглядело несколько странно. Но, как и все странности Элии, эта имела свои веские причины. Впрочем, в этот раз они лежали на поверхности. Ей хотелось знать, что чувствует оборотница, чтобы понять, где же начался разлад эмоций и мыслей.
Это было важно, потому что далеко не всегда то, что разладилось, можно снова наладить. Порой поначалу маленькая трещинка противоречия растёт день ото дня и приводит к тому, что демоницу более всего раздражало во всех разумных созданиях, независимо от вида, пола, возраста и каких-либо иных особенностей существования, - к непостоянству. Предпосылки у этого явления были разные. К счастью, в большинстве своём искоренимые довольно просто. Но порой случалось иначе и таких людей и нелюдей Лея считала даже хуже лжецов.
Ложь и предательство демоны возвели в ранг искусства, умелый лжец опасен, но всё же по-своему великолепен, словно гениальный актёр, легко манипулирующий эмоциями зрителей. Он делает скучные жизни окружающих частью потрясающей истории и уже за одно это достоин аплодисментов, пусть не от непосредственных участников, но хотя бы от тех, кто сможет оценить размах действа со стороны. А непостоянство характера это всего лишь признак его отсутствия, тут нечем гордиться и нечем восхищаться, да и вообще, лучше держаться подальше от таких никчёмных созданий. Жаль только, что распознать их гораздо сложнее, чем профессиональных обманщиков.
Впрочем, сложно не значит, что невозможно, и в окружении демонов таких мягкотелых, слабохарактерных болванчиков не водилось. Просто потому что невозможно было выжить рядом с ними без надёжного внутреннего стержня. И Сольвейг осталась в поместье семейства де Вер во многом потому, что этот стержень у неё имелся. Хотя у Элии всё ещё имелись некоторые сомнения относительно того, достаточно ли он прочен.
Демоница была слишком горда и, что уж там, до некоторой степени брезглива, чтобы позволить находиться рядом с собой кому-то, кем можно только пользоваться. Исключением из этого правила был разве что Блопус, появившийся при ней в не самые простые времена, да так и оставшийся в доме. Но толпа таких блопусов, даже если те денно и нощно будут петь ей хвалебные песни, Элию ничуть не прельщала. А вот Сольвейг, до сих пор умудрившаяся не потерять себя даже под давлением, которое вольно или невольно оказывали на окружающих все древние и сильные существа, к коим без сомненья следовало причислить и Его Высочество Ноэля, это совсем другое дело.
- Чудеса случаются. Просто падают тебе в руки по каким-то своим, неведомым законам. А уж к добру или к худу, зависит от того, как ты ими распорядишься. – Элия высвободила руку и задумчиво провела по оцарапанной шее. О да, их семейство знало всё о чудесах, о том, как гибнут в одном месте, чтобы начать новую жизнь в другом, о том, как теряют и обретают власть над Империей, о том, как рождаются избранные судьбой… - Вы называете это "Судьба", - припомнила демоница, коснувшись кончиками пальцев оживших и порозовевших губ Сольвейг, приподнялась и поцеловала её.

Говорят, кошки – самые своенравные, свободолюбивые и коварные из всех зверей. И особенно это правдиво по отношению к самым диким из них, обитающих максимально далеко от людей. Говорят, кошки почти не поддаются приручению и дрессировке. И это тоже чистая правда, ибо если на вашем пути встретилась кошка, вдруг ставшая ручной и верной – будьте уверены, дело в чем угодно, но только не в том, что кто-то взял и приказал ей стать такой. Как у всякой медали, обратная сторона имеется и у этой: ничто не может привести кошку к большей беде, чем она сама. Ничто не влияет на нее так сильно, как собственные желания. Никто не получит большей власти над кошкой, чем те, на кого укажет ее мятежная душа.
Возможно, на серьезную оценку ситуации здесь и прямо сейчас Соль и впрямь не была способна. Зато мощная интуитивная составляющая и умение прислушиваться к собственному состоянию никогда не покидали двуликую. Все сводилось к простой "подсказке": не можешь устоять перед искушением - поддайся ему.
- Вы называете это "Судьба".
Северянка удивилась, но ничего не сказала. Судьба, так судьба, ей подойдет любое определение, которым будет довольна леди. Элия закончила объяснение своего видения ситуации самым красноречивым образом, и оборотнице окончательно расхотелось сдерживать то, что  давало знать о себе каждый раз, когда им доводилось оставаться наедине. Сначала поцелуй был мягким, все еще осторожным, но все поменяется одним рывком: пара секунд, и демоница оказывается утянутой прямиком на уже сидящую Сольвейг. Теперь целует не Лея , целуют ее - с жадностью и откровенностью, достойной голодного хищника.  Хватка рук, перемещавшихся от спины к талии и бедрам, была не только крепкой, но и наполненной той же жаждой и любопытством, что и губы. Если графиня пыталась понять, где, в чем средоточие всех нынешних желаний и сомнений кошки, то вот и ответ. В ней, женщине из другого мира.
Разжать руки и отпустить леди оборотницу не заставил даже тяжелый глиняный горшок, влетевший в ее спину. Разве только нехотя оторваться от сладких уст, и впервые взглянуть на демоническую красавицу вот такими - совершенно "пьяными", ярко горящими, почти смеющимися глазами.
- Кажется, нам  все-таки стоит уехать отсюда.

- Пожалуй, - согласилась Лея, проведя кончиком языка, по припухшим от поцелуя губам.
Надо же, сколько переживаний из-за такой малости. А сколько их ещё будет. И "малостей", и переживаний. Уже утром появится ощущение, что всё, случившееся под покровом тьмы, было сном, а после возникнут и другие дилеммы и вопросы. Демоница разделяла хмельную радость Сольвейг, но не так полно, как могла бы. Для оборотницы нынешняя ночь подвела черту, избавила от, наверное, уже порядком поднадоевших мук выбора правильного поведения, слова, взгляда, реакции,  а для Элии всё это только начиналось.
Покойный жрец пугал Сольвейг скорой гибелью и, по большому счёту, был недалёк от истины, но занимать этим голову прямо сейчас категорически не хотелось. Сейчас они соберут вещи и покинут это место, а потом сработает оставленная в тайнике печать. От Шоушенн ничего не останется и призраку и его дурным предзнаменованиям настанет конец, а потом они напишут другое будущее, такое, которое выберут сами.
- Кое-где в лесу ещё лежат сугробы, на человеческих ногах ходить по ним не слишком удобно, а ты совсем не отдохнула, - Элия заботливо погладила плечи Сольвег, предчувствуя, что в одной рубашке та скоро снова начнёт мёрзнуть. – В этот раз ты поедешь верхом, а кошкой побуду я. Можешь считать это маленькой прихотью засидевшейся в седле капризной графини.

То, что демонице казалось малостью, для Соль было вполне весомой проблемой. Ведь как жил этот мир? В нем не особенно приветствовались серьезные мезальянсы. А как  можно рассчитывать на шанс получить хоть немного, хотя бы порцию времени и свободы действий рядом с такой женщиной, когда ты сама - ничем не примечательный оборотень? Северянке совершенно искренне казалось, что она не может быть достаточно интересна древней иномирной гостье. Во всяком случае, не настолько, чтобы допускать… Что-то, подобное случившемуся буквально пару минут назад. Аскарди-хелле находилась на нешуточных внутренних “качелях”: с одной стороны, в красоте и привлекательности Элии было что-то такое, отчего той хотелось не просто обладать, но едва ли не съесть в процессе. Нечто хрупкое, почти виктимное. И с другой стороны… Хрупкое? Виктимное? В сильнейшем маге, страшно сказать, скольки лет от роду? И все это - не считая того, что, по сути, графиня была таким же работодателем оборотницы, как и Ноэль. Никакой человек бы не назвал эту ситуацию нормальной. Но, впрочем… Быть может, леди права? Среди “действующих лиц” и впрямь нет ни одного  человека. Стоит попробовать. Сольвейг уже давно не хотела рискнуть с такой силой и определенностью своего желания, как сейчас.
Между тем, леди заговорила об отъезде в до того странном ключе, какого не ожидала ни одна половина наемницы. Удивление отразилось как в ее взгляде, так и в улыбке.
- Кошкой? Вы можете и такое? Впрочем, о чем это я, разумеется, ваша сущность должна позволять любые превращения. Но… Вы уверены, что готовы к продолжению пути в звериной “маске”? Моя утомленность несущественна, к тому же, я привычна к любым походным и погодным условиям.
Конечно, она не собиралась мешать Лее, если та уверена в своей задумке. Но идея была, действительно, необычна. Экие они, эти демоны… Затейники.

- Ну… я хочу попробовать, - полушутя заверила её Элия и тут же посерьёзнела, даже немного нахмурившись. – Почему ты постоянно списываешь себя со счетов?.. Свои интересы, свои вкусы, своё состояние. Готовность пожертвовать ими ради другого это важно и значимо. И она делает этого другого тоже важным и значимым. А ты говоришь об этом, как о какой-то мелочи. Ты – сокровище. Не обесценивай себя. Ведь тебе же известно, как это приятно, обладать сокровищем.
Демоница соскользнула с коленей Сольвейг и потянулась, пытаясь представить себя кошкой. Обычно она изменяла свойства своего тела, не меняя формы или просто не задумываясь о ней, но это не должно быть сложнее, чем изменить цвет волос или размер носа. Надо только подобрать что-нибудь подходящее и примерить этот образ на себя.

Сольвейг пребывала в полнейшей растерянности от услышанного. Нет, насчет звериного облика как раз все было понятно: действительно, изволит леди так развлечься - пожалуйста. До Нового Олата уже не так далеко, самая трудная часть пути, в сущности, осталась позади. Абсолютно непонятной была странная сентенция про… Хм… Жертвы и сокровище.
- Сдается мне, я ничего не понимаю не только в демонической магии, но и в демоническом юморе.
Оборотница улыбнулась, но как-то робко, и уж что-что, а робость на ее лице отображалась крайне редко. Элии, однако же, удалось и это.
- Но все это и правда мелочи. С моим состоянием уже все в порядке, и вообще... Сокровище среди нас одно, и брат этого сокровища оторвет мне голову, если в нашем путешествии что-то пойдет не так и это хоть как-нибудь отразится на вас. Мой комфорт обязан ничего не значить.
Лея играючи легко ускользнула в сторону, что кошка восприняла с легким сожалением. Зато теперь можно было наблюдать за тем, как она потягивается - открыто, не задумываясь о том, как это выглядит со стороны.

Демоница покачала головой, так ничего больше и не сказав. Сольвейг была настолько исполнительной и правильной, что пора было причислять это к вредным привычкам. К вредным для обладательницы, разумеется.
Превращение происходило очень просто, но в связи с отсутствием практики и очень медленно, а началось оно почему-то с глаз. Их внутренний бледно-голубой свет сделался ярче, разлился под кожей, облик Элии стал полупрозрачным, туманным и перетёк в четвероногий силуэт, ещё некоторое время будто раздумывавший, какую именно форму ему следует принять. Потом сияние померкло и вместо женщины на полу появилась пушистая чёрная кошка.
Наверное, сказался недостаток общения с дикими хищниками, но кошка вышла совершенно обычная. Ну, может быть, немного крупнее привычных деревенских, но встретишь такую на улице и сроду не подумаешь, что это может быть демон. Элия сделала несколько шагов, запуталась в лапах и уселась на пол. Следующая попытка оказалась более удачной. Кошка не только прошлась по комнате, но и после недолгих раздумий довольно ловко запрыгнула на сооружённую Сольвейг лежанку. Подняла трубой большущий, явно подсмотренный у пятнистой родственницы хвост и с лёгким недоумением изрекла:
- Мяу…

Отредактировано Элия де Вер (Пятница, 17 мая, 2019г. 19:31:44)

+2

23

Соль осторожно наблюдала за превращением, все еще не очень понимая, что именно она увидит и чего ожидать от столь непонятной вещи, как демоническая магия. Да и сама сущность... Северянка все еще не совсем понимала, как все это, условно говоря, работает. Чистая энергия и магия? А зачем тогда физическая оболочка? Меняют ли они эти самые оболочки в течение жизни, или только "экспериментируют по случаю", как сейчас? Словом, сомнений и вопросов все еще было предостаточно. Конечно, для них настанет свое время. Ну... Когда-нибудь. Вероятно, не в дороге, не посередине довольно долгого путешествия.
А то, что творилось с Элией, между тем, было прекрасно. Прекрасно и необычно - собственно, как сама леди де Вер. Как бы кошка ни старалась смотреть на нее и ее действия хоть немного проще - получалось не очень. С ней, вообще, много чего не получалось, и это безмерно удивляло. Например, ее старший брат всегда вселял в оборотницу некоторые опасения: Сольвейг никогда не забывала о том, кто предложил ей работу и место подле семейства де Вер, и кто способен избавиться от нее по щелчку пальцев. С младшей демоницей все было совершенно не так, несмотря на то, что угробить двуликую она могла с аналогичной легкостью. Мисс Фитцрой прекрасно отдавала себе отчет в том, что лично для нее брат и сестра опасны и сильны в абсолютно равной степени, но Лея... Лея чудесным образом заставляла вербарса пренебрегать этим фактом. Ее грусть и дискомфорт, возникающие от невидимых стен чужого мира, хотелось если не уничтожить, то хотя бы забрать. Чем больше времени наемница проводила рядом с сестрой Ноэля, тем яснее и чаще ее посещало ощущение какой-то... Пустоты. Нехватки чего-то. Словно в леди всегда, везде и всюду было спрятано окно в бездонную пропасть, и раньше это окно чем-то заполнялось, закрывалось, а теперь - нет.
Опасность, таившаяся в демонице, по сравнению с желанием оградить, помочь восполнить неведомые потери, оставалась далеко позади.
- Мяу...
Северянка улыбалась, разглядывая получившуюся кошку и ее попытки совладать с новым телом.
- Ваш зверь получился столь же изящным, как вы сами, миледи. Что ж, раз так, придется вам ехать со мной, в седле.
Весело хмыкнув, девушка быстро собрала все, что принадлежало двум путешественницам, и, закинув сумки за спину, аккуратно подхватила темношерстную "родственницу" на руки.
- Пойдемте, "обрадуем" вашу бедную лошадь.
Рыжая кобылка решительно не понимала, что происходит и где ее хозяйка, но Соль знала и была к ней привычна, и вскоре Шоушенн покинула уже не совсем та двоица, что сутками ранее въехала в брошенную и обгоревшую деревню. Теперь Сольвейг оказалась на месте Элии: странной путешественницы, разговаривающей с прелестным зверем, сидящим то на самой наемнице, то на седельных креплениях с дорожным скарбом. Поначалу это выглядело вполне нормально, ведь на этой дороге в такое время года народу было откровенно мало. Ну, проедет редкая тележка или всадник - и ладно...
Веселее стало в первой же деревне, где двуликая ненадолго остановилась, чтобы совершить мелкие, но необходимые покупки и, в частности, набрать чистой воды. Там на всадницу с черной кошкой смотрели с неподдельным любопытством, кроме того, конечно же, поначалу приняли за очередного странствующего выходца из хеллингов. Вообще, для полукровки аскарди-хелле все это было самым обычным делом, но на сей раз бойкие торговки были до того беспардонны, что Соль искренне захотелось ответить им... Не тем же, но некоторого обмена любезностями они, определенно, заслуживали. Усадив леди на свои плечи, так, чтобы пушистая кошка стала похожей на самый настоящий живой "воротник", оборотница одарила ее выразительным взглядом и еле слышной просьбой подыграть.
Элия никогда прежде не слышала, как Сольвейг разговаривает на хелл-тала: четкая, грубоватая артикуляция, местами - "рычащие" звуки. Язык снегов, льдов и фьордов. Разумеется, торговка мало что понимала, но что еще может быть нужно в лавке, продающей хлеб и прочую выпечку? Ушлая тетка, не стесняясь, ломила двойную цену, притом, под едкие сопроводительные смешки ее товарок. Тогда "иностранка" приняла задумчивый вид, а затем заговорила с явным, нарочитым усилием, впрочем, неплохо изображая ломаный гальфар.
- Ты. Давать одна цена. Она выбрать, я заплатить. Идет?
Торговка смотрела на "хелле", как на умалишенную, не меньше, однако, согласилась, не раздумывая. Откуда же ей было знать, что кошка, аккуратно спущенная на край прилавка, была совсем не тем, за что себя выдает? Наемница же, между тем, красноречиво указала пушистой красотке на весьма богатый ассортимент прилавка. Оставалось надеяться на тонкий вкус и практичность леди, а завышенная цена... С этим они тоже разберутся, но чуть позже.

Отредактировано Сольвейг (Четверг, 6 июня, 2019г. 02:35:31)

+2

24

Быть кошкой оказалось немного непривычно, но очень весело.  В человеческом облике Лее стоило бы немалого труда, например, закинуть ногу за ухо, и уж точно она не смогла бы ни при каких обстоятельствах уткнуться носом в собственный живот. А тут – пожалуйста. Более того, когда они с Сольвейг добрались до человеческого жилья, оказалось что быть кошкой, это всё равно, что быть невидимой. Вцепившись коготками в одежду наёмницы, Элия грела ей плечи и поглядывала на людей, а те не обращали на неё совершенно никакого внимания. Ну, кошка и кошка. Ну, забралась на шею всаднице, нахальная животина, и что с того?
Сила рун, к которой нередко прибегала Лея, была едина и незыблема для каждого уголка мироздания, но физические возможности демоницы от мира к миру разнились достаточно сильно и в этом она только начинала их изучать. Что само по себе было занятием весьма увлекательным, не говоря уж о том, как интересно было параллельно изучать и сам мир.
Люди показались Элии созданиями довольно забавными. Живя на своём крохотном кусочке пространства и искренне считая, что за его пределами ничего не существует, или попросту не интересуясь тем, что может там находиться, они были погружены в свою мелочную возню, но демоница вовсе не осуждала их за это. Каждому своё. Ей суждено было путешествовать по мирам, обозревая картину в целом, но трудно разглядеть составляющие её детали, как трудно рассмотреть узор единственной снежинки в бескрайнем белом ковре.
Но узоры эти оттого не становились менее уникальными. Так что Лея охотно представила себя чем-то меньшим, нежели она являлась на самом деле. Просто чужаком, явившимся в чужую жизнь и собирающимся действительно проникнуться её укладом, а не взирать на происходящее с высоты своей силы и положения. Положив голову на лапы, она присматривалась к одежде и причёскам здешних женщин, прикидывая, что может означать та или иная деталь их облика и примеряя подходящие на себя. Конечно, домотканый сарафан и яркая лента в косе не сделают её одной из них, но отчего бы и не попробовать, в самом-то деле.
Потому же она охотно поддержала немного усталое и не совсем понятное веселье Срльвейг. В вопросах торговли и обмена Элия всегда придерживалась того, что цена и ценность это не одно и то же. «У тебя есть то, что нужно мне, у меня есть то, что нужно тебе. Я заберу твоё, отдам своё, и все будут довольны, а если нет, то и говорить не о чем». Элия разбиралась в ценности предметов, но ничего не понимала в цене, оттого, поставив мягкие лапы на прилавок, сначала несколько удивлённо взглянула на торговку и на Сольвейг, но потом решила, что оборотница лучше знает, что делать, и пошла выбирать.
В том, что касается хлеба, всегда и везде действовало одно простое правило, если его можно есть как самостоятельное блюдо, значит это хороший хлеб, если нет, то это просто питательная масса, чтобы набить желудок, и такое она есть точно не стала бы. Сдобные булочки, которые делают во всех частях света, где выращивают зерно, хороши сами по себе. Тягучие и упругие пресные лепёшки, что пекут пустынники на стенках глиняных колодцев, в которых разводят огонь, исключительно приятно жевать хоть просто так, хоть с молоком или свежим мёдом. Пироги, блины, баурсаки и пышные оладьи тоже сами по себе отличная еда.
Но такого здесь отчего-то не водилось. Хотя, и здешние лепёшки тоже пахли недурно, но Элия выбрала большую, обсыпанную толчёными орехами булку из какой-то незнакомой тёмной муки. В Элинии хлеб был золотистый, пшеничный, или чуть-чуть сероватый, но никогда не густо-коричневый, и ей стало интересно, что же это такое. К тому же, обоняние подсказывало, что если к этой булке добавить немного дикого чеснока и большой кусок в меру прожаренного мяса, копчёную рыбку, ну, или хотя бы пару яиц, то получится наивкуснейший обед.
В отличие от Сольвейг, говорить в звериной форме у Элии пока не получалось. Видимо, для этого нужна практика. Да и говорящая кошка, скорее всего, привела бы к тому, что её «хозяйку» немедленно обвинили бы в колдовстве. Начинать знакомство с новой культурой с аутодафе Элия сочла недопустимым, потому воздержалась даже от того, чтобы указать на свой выбор лапой. Вместо этого она просто села на краешек прилавка рядом с выбранной буханкой и выразительно заурчала, с интересом наблюдая за тем, что будет происходить дальше.

+1


Вы здесь » FRPG Энирин » Прошлое » В гостях у аскарди


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC