- Просыпайся, Зверь! Твоя жратва жаждет издохнуть во славу Вулкхора!
Крик смотрителя Кровавой Арены заставил Аиллу поднять морду, прежде покоившуюся на тяжелых, эбонитовых лапах, и повернуться к нему.
Потрепанный, не одним десятилетием существования на арене, темный эльф, благоразумно оставался на расстоянии большем, нежели могла себе позволить длина лапы пантеры, от решетки. Заботливый, по меркам темных, почти отеческий взгляд скользил по огромной туше пантеры, определяя физическое состояние бойца. Звезда арены должна гореть ярко или сгореть быстро, если не сумеет удовлетворить садистские потребности благородной публики. А она могла. Ее изощренная жестокость повергала публику в экстаз, а кровавые зрелища приносили огромные доходы Арене, соответственно. Да, это был ценный дар Короля. Каждую свою жертву, будь то равный соперник или раб на потеху, Зверь в конечном итоге загоняла как пес кролика, разрывая и пожирая на песках арены под восторженный рев толпы.

Пантера зевнула, демонстрируя белоснежные клыки смотрителю и вновь положила голову; время еще есть, катись в пекло, двуногий.
- Не выспалась, тварина - со знанием дела, проворчал себе под нос эльф почти любовно, будто журил загулявшую подружку. Подобрав с земли палку, мужчина приблизился к решетке и, что было силы, ударил той по прутьям, рявкнув:
- Поднимай свою тушу, Зверь! Иначе получишь кнута!
Но и это не возымело должного эффекта, пантера даже не шелохнулась. Это была их игра, длившаяся на протяжении семнадцати лет в застенках арены. Сейчас он еще побранится, погрозится избить ее, а она поиграет в "мертвую", но лишь до того момента, пока не наступит время Бойни.

Интересно, как бы удивился эльф, узнав что одна из его лучших бойцов и не животное вовсе. Да, она казалась разумнее и крупнее других животных, да и слухи ходили разные, но никто не  видел и никто не смог заставить ее обратиться в человека. Никто, кроме Короля Скорпиона, но и то, лишь на один недолгий разговор, где, по взаимному согласию, пантера отправилась на арену, за неиссякаемым источником пищи, пока смерть не отлучит ее. Свобода была бы предпочтительнее, но такого предложения от Короля не поступало.
Семнадцать долгих лет, не лишенных удовольствия убивать, провела она в звериной шкуре, отрабатывая свое рабство. Шкура покрылась большим количеством шрамов, тело представляло собой один сплошной комок натренированных, бугрящихся мышц. Да, она вряд ли сгодилась бы для роли домашней кошки, пусть даже королевской.

Глухо и недовольно ворча, "кошка" все же поднялась с песка, вытягивая поочередно затекшие лапы и неспеша двинулась вдоль решетки, к лазу ведущему на арену. Жажда крови и голод делали свое дело.
Самодовольно улыбаясь темный эльф направился прочь, что бы успеть понаблюдать бой своей любимицы с трибун, даже не догадываясь, что и его имя внесено в список желанных, но холодных блюд уже очень давно.

Отредактировано Аилла (Четверг, 11 июля, 2019г. 01:07:16)