FRPG Энирин

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Энирин » Прошлое » Эльф и фея (18+)


Эльф и фея (18+)

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

Время: лето 1324 г

Место: леса Сильмириона.

Действующие лица: Силт Лингон и Эйлид

Возможность присоединения: по договоренности.

Краткая суть: освобождение феи от чар, привязывающих ее к местности.

Силт: жетоны - 4, усиления - Изменчивая мана (х2).

С некоторых пор в окрестностях Ариолана начали появляться весьма оригинальные... Арт-объекты. То одно, то другое дерево вдруг обзаводилось руками. Конечности эти были вида явно гуманоидного, совершенно неподвижные и состояли из сплошной древесины. Попадались растения на поверхности которых проступали лица, особенно много было берез. Лица были спокойны и умиротворены, как у спящего. Кажется, кто-то видел торчащую из сосны ногу, по пропорциям женскую. А в одном месте из старого вяза торчал целый бюст какого-то эльфийского мужчины: голова, шея и плечи. Руки же и тело уходили куда-то в древесный ствол. Казалось, что это дриада хотела покинуть свой дом, да передумала. Хотя дриада мужского пола?..
Что за чудная болезнь поразила леса Силмириона? Что за странные наросты появились на растениях? А дело тут вот в чем. Как известно, тилья - непревзойденные мастера всевозможных колдовских манипуляций с деревьями. Они сотворяют из ветвей и листьев настоящие дома, надежные, удобные (по эльфийским меркам, разумеется) и хорошо замаскированные. И вот к магам-дендроморфам в один прекрасный день явился маланоре. Сиречь, представитель братского, хотя и не очень любимого ныне почти исчезнувшего народа. Синдарей представился Силтом Лингоном, рассыпался в комплиментах искусству обитателей Силмириона и попросил научить его искусству создавать постройки прямо из живой древесины. Был сумеречный гость принят не враждебно, но довольно холодно. И ему долго пришлось просить. Очень долго. Точнее, конечно, очень долго по людским меркам, но не по по эльфийским. Обучение все же началось. Пришелец схватывал довольно быстро - своим магическим потенциалом он превосходил учителей. Однако ему нехватало опыта и, самое главное, терпения. Силт не собирался выращивать дома, как это делали его наставники. Его целью было повышение собственной квалификации. Выращивание уже готовых статуй - никаких засоряющих горло опилок, никаких соскочивших резцов, превращающих потенциальный шедевр в дрова. Никаких выпавших сучков или скрытых изъянов материала.
Несмотря на порывистость натуры, Лингон твердо знал, что успех родит практика. Поэтому он уходил в леса и творил там, ваял, выращивал. Получалось пока не очень хорошо. Обычно дерево быстро застывало и отказывалось повиноваться скульптору. Свои неудачи маланоре списывал на крайне неоднородный фон окружающих его мест. Как известно, синда очень чувствительны к подобным вещам. Сумеречный эльф кружил по Сильмириону, пробуя свои силы то тут, то там. Пока в один прекрасный день ни попал в очень странное с точки зрения колдовской ауры место...

Отредактировано Силт (Среда, 13 февраля, 2019г. 14:29:58)

+1

2

В густом дремучем лесу было мирно и тихо. Сладкий точно фимиам воздух дрожал от сухого жара полуденного солнца. Изнывая от этого марева, Эйлид скрывалась в тени могучего дуба - величественного дерева, полного жизни и красоты, раскинувшего свои ветви над небольшим озером, в чашу которого из расщелины между камнями сочилась вода. Лёжа на спине, Фея разглядывала, как высоко в кроне, кустилась, запустив свои корни глубоко под кору хозяина, хищная омела. Её спутанные плети с узкими парными листочками, усыпанные ныне желтовато-белыми ягодами, походили на гнёзда небывалых птиц.
Бендейджид приходил к этому дереву именно за омелой. Почитая его священным, он мнил в нём достаточно силы, чтобы удержать её угасающую душу в этом мире. Эйлид с самого начала не разделяла его воодушевления и видела в старом дубе лишь плоть, терзаемую жадным чудовищем, которое готово иссушить свою жертву неутолимой жаждой. Но фея не имела права голоса в этом вопросе, что, впрочем, было уже неважно, ибо распри и споры утратили всякую силу - друид не являлся уже несколько лет. Достаточно долго для того, чтобы перестать ждать его визита. 
Пикси заклеймила колдуна старым обманщиком, обозлилась на эльфов и людей пуще прежнего. Её шуточки стали злее, и слава о непотребствах, случайных в окресностях, отбила у всякого охоту являться в эти края. Благо тильяри, ослеплённые гордыней, не придавали значения случайным свидетельствам и не являлись по её душу до сих пор.
Воспоминания о былом навивали на деву уныние, но она не желала предаваться этому чуждому для её сердца чувству, противилась ему из последних сил.
-Пришёл сюда в глухой ночи,
В глухой ночи
Ты это зря.
Ой, зря-а…
А-ха-а!

Эйлид поднялась на ноги и шагнула в озеро, приподняв подол длинной холщовой рубахи с коротким рукавом, подпоясанной ветвью омелы. Фея громко и фальшиво распевала беспутую песенку, нарочито растягивая гласные, потешаясь и кривляясь на все лады.
-Зелёные мелькают огоньки.
Кругом они!
То колдовство.
И зарево-о..
О-хо-о!

Искорёженые необычайным образом деревья стали лучшими декорациями для создания устрашающих иллюзий. Только вообразите! Тяжёлый и густой туман окутывает лощину, лишая обзора и путая незадачливых путников. Белёсые проблески и всполохи манят их, обещая убежище у костра более удачливого незнакомца. Скрежет, треск и нарастающий гул подгоняют вперёд, заставляя презреть осторожность. И, наконец, рагорячённый бегом от невидимой угрозы незадачливый эльф попадает в юродивые объятия тянущихся из самой сердцевины дерева рук и ног! Представьте эти восковые безмятежные лица… Да, Эйлид была довольна своим прибауткам и очень скоро забыла про горький привкус былых обид.
-Ты заплутаешь, пропадёшь,
Ой пропадёшь.
Скорей беги!
Кругом враги-и…
И-хи-и!

Фейри пританцовывала, стоя в воде у самого берега. Она выделывала ножками невероятные па, расплескивая кругом студёную воду.
-В трясине сгинешь, посмеюсь
Ой, посмеюсь, наверняка,
Всё наблюдая свысока.
Пока-пока-а…
Ха-ха-ха!

Она вспомнила побелевшее враз, искажённое безобразной гримасой лицо и расхохоталась заливисто, не таясь - привыкла к одиночеству и визитёров не чаяла.

Отредактировано Эйлид (Четверг, 3 января, 2019г. 19:52:32)

+2

3

Силт как раз собирался перекусить, когда его внимание привлекла веселая песенка. Наверное, нельзя сказать, что она представляла из себя великолепнейший образец традиционной баллады тилья, но задор исполнителя, точнее, исполнительницы легко скрашивал мелкие недочеты текста.
Синдарей обернулся, посмотрел на пришелицу. Улыбнулся.
- Ну здравствуй, маленькая сестра! - он помахал рукой. Сумеречный эльф говорил на языке своих светлых собратьев гладко и правильно, но, возможно, чуткое ухо смогло бы уловить легкий акцент, выдававший иностранца.
- Ты ведь знаешь, что среди ваших чудесных деревьев встречаются совсем не такие чудесные звери? Волки, рыси, медведи. Кажется, даже росомахи. Я знаю, вы умеете их укрощать. Но не знаю, когда вы этому учитесь. А я, - Лингон беспомощно развел руками, - так не умею...
Тут Силт словно что-то вспомнил и осекся. Посмотрел на ближайшее растение с руками. Усмехнулся.
- Это не опасно, маленькая сестра, - синдарей постучал по конечности.
- Видишь, просто древесина. Не бьет, не хватает. Я делаю статуи, точнее, пытаюсь. Вот, смотри, - он подошел к ближайшему дереву и стал нежно водить по его коре ладонями, что-то негромко приговаривая на неизвестном фее языке. В ответ на его движения поверхность растения сначала пошла складками, затем разгладилась. Эльф ухватил кору, словно глину, легонько потянул на себя. Несколько точных, неспешных движений - и на стволе появилось лицо. Если Эйлид любит наблюдать свое отражение, то она несомненно заметит сходство "изваяния" с собой.
- Вот и все. Статуя, - Силт еще раз постучал по деревянному лбу, чтобы убедить собеседницу.
- Я хотел немного отдохнуть тут, а потом приняться за работу. Если хочешь, составь мне компанию, - Лингон присел, привалившись к дереву с лицом. Раскрыл сумку и достал из нее фрукт, который фея, скорее всего, никогда не видела. Плод был размером приблизительно с кулак взрослого мужчины. Светло-зеленый, словно покрытый чешуйками, как шишка. Но не твердый, хотя и не как кисель. И совсем ничем не пах.
- Хочешь? Кстати, хорошая песенка, - как видно, синдорей не воспринял ее содержание всерьез.
- И платье твое красивое. Особенно крылышки. Ты сама сделала? - Силт бросил на Эйлид взгляд профессионального художника.
Наверное, фея уже заметила, что Лингон отличается некоторой болтливостью.

Фрукт

https://a.radikal.ru/a13/1901/00/dac1fd941f7b.jpg

Отредактировано Силт (Пятница, 4 января, 2019г. 13:10:23)

+1

4

Не сказать, что игра в слова с самой собой могла оказаться занимательной настолько, чтобы перестать явственно воспринимать реальность. Однако, Эйлид совершенно не заметила, как к ней подкрался коварный и наверняка опасный эльф. Застигнутая врасплох его приветствием, фея отступила от берега, но тут же выбралась обратно - стылая вода слишком близко подобралась к приподнятому подолу, а ей совсем не хотелось расхаживать в воглой одежде.
- Так ли уверен в нашем родстве? Мне ты чужой. - Эйлид приняла вид настороженный и не спешила приблизиться. В конце концов, беседу можно вести и на расстоянии. Ей больше не нужно вплетать иллюзию в свой голос, да кричать, что есть мочи, дабы быть услышанной - хоть какая-то польза от превращения, которое в целом больше досаждало ей.
- Совсем меня не знаешь, а уже и защищать примеряешься? - Нет-нет, она не купится на эти уловки. - Звери? А что звери… - Фея пожала плечами и развела руки в стороны, копируя, даже передразнивая манеру незнакомца. - Их обмануть скорее можно, ведь они привыкли безоговорочно доверять своему чувству. Нет сомнения в их сердце.  - Эйлид обошла своего гостя полукругом, беззастенчиво рассматривая. Слишком редко ей доводилось вот так вот запросто побеседовать с кем-то. Обычно её проделки не предполагали ведения какого-либо диалога. - Да ты не трусь, если кто и намылится, я мигом отважу. - Она явно задиралась, уж очень ей хотелось похвастать своими умениями.
Из дальнейшей речи словоохотливого эльфа фея уяснила, что именно он и является создателем чудных деревьев. Завороженно наблюдала она, как творит мастер своё колдовство. Даже осмелилась прикоснуться к получившемуся образу. Находя в деревянной маске свои черты, дева восхитилась, воскликнула радостную ноту и захлопала в ладоши.
- Да-да-да! Скорее за работу! Надо состряпать побольше таких чудищ! - Эйлид подбежала к дереву поодаль. - Тут! - Призадумалась. Огляделась. - Нет, Тут! - Рванула в другую сторону. Она была полна новых впечатлений и ажитирована донельзя, никак не могла устоять на месте.
Комментарий по поводу платья пикси несколько озадачил. Рубаха досталась ей от подлого волшебника, захомутавшего её в фамильяры, и с той поры прохудилась изрядно. Навряд ли ветвь омелы придавала ей должной опрятности. А крылья...Надо же, эльф не признал в ней фейри, что даже немного огорчило Эйлид, ведь сама она не желала примерять на себя иные роли. Фея, и всё тут, даром что вымахала изрядно. - Платьице, значит. Ну я тебе сейчас покажу, платьице.
Непоседа недоверчиво посмотрела на плод в чужих руках. Уж больно он смахивал на гигантскую и незрелую еловую шишку. А они были нисколько не сладкие. Ей совсем не хотелось их лопать, поэтому предложение угоститься она попросту проигнорировала.
- Понравилась песенка? Возьму и ещё спою! К тому же, отдыхать скучно. Давай лучше поиграем? - С этими словами Эйлид принялась кружиться вокруг своей оси, дипломируя стишок собственного сочинения.
- Три маленькие феечки
Сложились по копеечке
Купили нить стекляруса
Побольше, на три яруса.

Она нахохлилась, сосредоточилась и принялась наводить морок, размахивая руками, чертя в воздухе незримые линии, и отвлекая эльфа незатейливыми и смешливыми строчками.
- Украсив ею ель в лесу,
Иголочки одев в росу,
Приманку сладить умудрились,
Признаться, ловко исхитрились.

И вот на полянке перед незнакомцем уже не одна, а целых три Эйлид, совершенно неразличимых друг от друга, повторяющих одни и те же движения, да тараторивших на три голоса.
- Искусно морок навели.
От правды кривду отдели?
Чтоб вместо сказочных даров
Горшочек полный черепков
Не приволочь к себе во двор
На радость этих трёх синьор.

Три женские фигуры принялись мельтешить вокруг скульптора и тоненько хихикать, приговаривая.
- Угадай, где кривда? Где правда?Угадай! Угадай!

+2

5

- Так ли уверен в нашем родстве? Мне ты чужой, - на эти слова Силт вздохнул и только развел руками. Как мы помним, отношения между тильяри и синдореями были несколько натянутыми и, наверное, только отплытие последних на Гаитан спасло мир от светло-сумеречного эльфийского конфликта вдобавок к грядущему светло-темному. Оставшиеся представители народа Лингона, как правило отличались более-менее толерантным отношением к прочим расам вообще и к лесным своим собратьям в частности. Однако редко когда получали ту же терпимость в ответ.
- Я не хотел напугать тебя, маленькая сестра, - скульптор примиряюще улыбнулся.
Впрочем, несмотря на некоторое недоверие со стороны девочки, демонстрация создания древоскульптур явно ей понравилась:
- Да-да-да! Скорее за работу! Надо состряпать побольше таких чудищ!
Эльф снова вздохнул:
- Ты права, маленькая сестра. Это действительно чудовища. Мне никак не удается освоить это волшебство. Но я чувствую, что здесь, в этом месте, у меня есть хорошие шансы! Здесь такая... Такая необычная аура! - он явно воспрянул духом.
- Отдыхать скучно, - а вот тут Силт решительно покачал головой.
- Служенье муз не терпит суеты;
Прекрасное должно быть величаво...
Он немного помолчал.
- Я не ремесленник, а художник. Для того, чтобы создать что-то стоящее, мне нужен отдых и соответствующий настрой. А то опять получится, как ты отлично подметила, чудовище. Только дерево зря изуродую, - с этими словами Лингон вытащил кинжал и провел по пальцами по клинку. Кинжал на секунду вспыхнул ярко-синим и медленно погас. Синдорей разрезал диковинный плод на четыре части - в воздухе разлился дивный аромат. Некая удивительная смесь дыни и земляники. На срезе фрукт был кремово-бел и имел множество крупных матовых коричневых косточек.
- Такие даже здесь не растут. Это с Гаитана. Местные зовут его черимойя.
Судя по всему, девочка посчитала портрет эдаким вызовом своему колдовскому искусству. Она закружилась, произнесла заклинание, сделала несколько движений руками - словом, полный набор, используемый любыми народами, не являющимися родственниками сумеречных эльфов. Видимо, более изящные и неброские способы им не даются. Бедняги.
Впрочем, надо отдать должное, эффект был ошеломительным. Когда перед Силтом вместо одной девочки появились три, он некоторое время внимательно их рассматривал. Затем беспомощно улыбнулся:
- Сдаюсь, маленькая сестра. Ты перехитрила меня. Хотел дать тебе один кусочек, но раз вас трое, дам три, - с этими словами Лингон протянул "феям" четвертинки заморского плода, по одной на каждую. Причем протянул именно настоящей Эйлид. Хотя, конечно, это могло быть всего лишь совпадением.
- Твоя магия сильна и, конечно, никакие звери тебе не страшны, - он шутливо поклонился.
- Да! - спохватился эльф. Поднялся и снова поклонился, на сей раз церемонно и торжественно.
- Силт из рода Лингон, к твоим услугам, маленькая сестра, - скульптор снова присел.
- Я не из этих мест и даже не из тильяри. Я - синдорей.

Фрукт на срезе

https://b.radikal.ru/b01/1901/2e/c7ce10c09728.jpg

Отредактировано Силт (Понедельник, 7 января, 2019г. 12:24:21)

+1

6

Игра, которая должна была стать феерией, так и не сумела раскрыть своего потенциала. Вся задумка, переливающаяся разноцветными гранями в воображении Эйлид лопнула, словно мыльный пузырь, стоило только эльфу протянуть ей ладонь с предлагаемым лакомством. Морок развеялся, фантомы истаяли, а фея сникла, спав с лица. Разве кому понравится, когда ожидания рассыпаются пеплом, который скрипит на зубах каждый раз, как только приходится вспоминать о своём провале?
- Ты,  видно, служишь могущественным ведьмам, раз смог не обмануться. - Эйлид забрала у скульптора кусочки странного нездешнего фрукта, повертела один из них в руках, поднесла к самому кончику носа, придирчиво рассматривая, принюхалась и, наконец, ткнула пальцем в белую, как оказалось,  рыхлую мякоть. По всему выходило - съедобно. Насмелившись,  испробовала. Оказалось  мягко, сочно и сладко, настолько, что смогло сгладить все прочие впечатления.
- Никогда не слышала про Гаитан, род Линдонов и синдорей. - Если в словах и жестах Силта была ирония, Эйлид её не заметила по простодушию. Она отступила на шаг, изобразила одухотворённое лицо и представилась, сладив неуклюжий и неумелый книксен.
- Эйлид из леса Сельмирон. - Конечно же, у неё вышла лишь пародия на церемонии. Она не обладала должным умением. Более того, ей раньше и вовсе не приходилось кланяться.
Закончив с расшаркиваниями, фея примастилась рядом с эльфом, положив  все ритуалы меж ними свершёрнными.
- И ты, что же, тащился в самую чащу, чтобы творить своё художество? А бывает художество без мастерства ? Чем худо ремесло? И что это вообще такое ре-мес-ло? - Да, любознательности пикси было не занимать, потому на вопросы она не скупилась.
Эйлид прожила у Арданоса (мага, призвавшего её своим фамильяром) чуть больше месяца, но никогда она не видела, чтобы он творил что-то подобное,  воплощал чуткий замысел, достойный восхищённого созерцания. Старик вообще ничего не создавал, только карпел над огромной книгой, символы в которой были для Эйлид непонятны, да понукал ею без конца, точно прислужницей. Какая радость, скажите на милость, перекладывать склянки с места на место, стирая многовековую пыль? Правильно, никакой. Вот и добавляла фея веселия в колдовские будни посильно. И сидит теперь она тут неотлучная от почитаемого эльфийскими друидами дуба. Безрадостное, поверьте, обстоятельство.
- Каждое дерево леса волшебное. Чем эти от прочих отличны? - Эйлид беззаботно откинулась на спину и принялась изучать, как путаются лучи света в переплетённых, раздавшихся зеленью к середине лета ветвях.

+1

7

- Ты,  видно, служишь могущественным ведьмам, раз смог не обмануться, - Силт улыбнулся.
- Я не служу никаким ведьмам. А колдовство твое очень сильное - я не смог его разгадать. Мне просто повезло, - с этими словами он тоже принялся за трапезу.
- Мне часто везет. Да, на случай, если ты не знаешь, косточки несъедобны. Впрочем, они еще и горькие, - Лингон подмигнул. Вообще, семена диковинного плода на ощупь производили впечатления камешков и, несмотря на забавную форму и внешний вид, совершенно не казались сколь-нибудь вкусными.
- Вкусно? - он помедлил.
- Ты очень сильна в своем искусстве, маленькая сестра, - синдорей откусил еще кусок.
- На самом деле, твоя магическая аура так мощна, что я даже не чувствую сквозь нее твою родную эльфийскую.
- Никогда не слышала про Гаитан, род Линдонов и синдорей, - а вот эти слова заставили скульптора удивленно приподнять бровь. Допустим, про Гаитан его новая знакомая могла и не знать. В конце концов, это очень далеко, а география всего мира, вполне возможно, в этом возрасте еще далеко не каждому известна. Род Лингон несмотря на свою почтенную древность и безупречную историю в данный момент богатствами не блистал, а потому также прозябал на задворках истории. Но как вышло, что девочка-тильяри не знает историю ее собственного племени, братского сумеречного и, так сказать, кузенского темного народов? Впрочем, конечно, она могла просто разыгрывать Силта. Судя по ее трюку с растроением, она вообще склонна к проказам. Да и какой ребенок не склонен?
- Эйлид из леса Сельмирон, - книксен феи был детски очарователен. Лингон рассмеялся.
- Это ты хорошо придумала! "Эйлид из леса Сельмирон!" Тогда я - Силт из Долины снов. Как и все синдореи. Как и все светлые эльфы - из этих лесов. Но будь по-твоему, почему бы и нет! Приятно познакомиться!
- И ты что же, тащился в самую чащу, чтобы творить своё художество?
- Ну-у-у... - ответ был очень расплывчатым.
- Я искал вдохновение. А оно может оказаться где угодно. Кроме того, здесь удивительная волшебная аура! Я такой пока нигде не встречал.
- А бывает художество без мастерства ? Чем худо ремесло? И что это вообще такое ре-мес-ло? - наивность последнего вопроса застала эльфа врасплох.
- Хм-м-м... Конечно, ремесло ничем не худо. Например, я вот сделал твой портрет. Он, вроде, похож на тебя, правда? Могу сделать и второй, третий. Хоть десять. Как и любой другой художник или скульптор. И все они будут одинаковы - они будут похожи на тебя. Ты посмотришь и скажешь: "Да, все хорошие. Но вот этот мне нравится больше всех! Его я бы взяла себе." Но чем же он отличается от остальных? Ведь все они портреты одного человека, а значит, все одинаковые. Девять из них - поделки простого ремесленника. Он хорошо умеет делать то, что делает. Но выбранный тобой, десятый, - шедевр настоящего мастера. Он и есть искусство.
Силт помолчал, давая своей новой знакомой время обдумать сказанное.
- Наверное, получилось несколько путано и сумбурно, - он пожал плечами.
- Я не знаю, как объяснить по-другому. И нет, художество без мастерства не бывает. Всему надо учиться, ты же знаешь, даже есть, ходить и говорить.
- Каждое дерево леса волшебное. Чем эти от прочих отличны? - Силт развел руками.
- Понятия не имей, - откровенно признался он.
- Ты же тут живешь, я думал, ты знаешь. Я просто ощущаю... - Лингон покрутил пальцами в воздухе.
- Ощущаю нечто. Как ты ощущаешь запах цветов даже не видя их. Кстати, хочешь еще кусок?

Отредактировано Силт (Среда, 9 января, 2019г. 12:34:12)

+1

8

Похвальба без преувеличений, сказанная в манере, которой можно безоглядно поверить, если тебе, конечно,  удалось в должной мере сохранить беззаботность, именно то, что нужно, для создания эйфории, способствующей доверительной беседе. Теша своё самолюбие расстановкой смысловых акцентов, Эйлид, конечно же, поверила каждому слову, загордилась и прониклась симпатией к новому знакомцу. К тому же, она отчаянно нуждалась в позитивном подкреплении.
Фея не решилась на эксперименты и, послушная чужому слову, методично выплёвывала косточки на траву, даром что выглядело это несколько неэстетично.
- О-о-очень! Вкуснее земляники, правда-правда! Вкуснее самого сладкого нектара, который только и бывает у медоносных цветов. - Довольнёханькая девчушка и не думала таиться, потому только усмехнулась в ответ и принялась разъяснять Ситу, разве что не сюсюкая, как перед неразумным дитятей.
- Говорю же, мне ты чужой, c дылдами не вожусь. - Заявление вышло категоричным, но из-за смягчённого тона оно навряд ли могло быть воспринято всерьёз, впрочем, как и любое другое заверение из этих уст. Историю своих непростых взаимоотношений с этими самыми дылдами уже совсем не крошечная, но всё ещё, вроде как, фея предпочла оставить невысказанной и сразу перешла к сути. - Откуда бы у меня взяться эльфийской ауре! Сам рассуди, ну? - Эйлид уже уяснила, что скульптор не признал в ней фею (понятное дело, мало кто мог похвастаться подобным знакомством, а если эльф и читал где про крошечный волшебный народец, то не ни за что не смог бы сопоставить это знание данности), поэтому старалась объяснить доходчиво. Пояснения, по мнению рассказчицы, вышли весьма и весьма исчерпывающими, акцентировать на них внимание более она не стала, а с головой погрузилась в размышления о вдохновенном мастерстве, названном её собеседником искусством.
-По всему выходит, что искусство - суть субъективной оценки невежды, вроде меня. Но разве так правильно? - Эйлид рассуждала, не разумея нюансов. Выходило у неё немного топорно, но без зла и неуместной скабрезности. -  Допустим, ты создал прекрасную статую, повторяющую мои черты настолько точно, что каждый в ней меня узнает, но мне понравится  иное, другая скульптура, создатель которой изменил пропорции тела, приукрасил, сгладил фактуры. И что же, его мы признаем мастером искусств, а тебя назовём ремесленником? Согласишься ли с подобным мнением? - То было лишь любопытство, размышления, в которые не вложено особого смысла, ведь нет нужды заботиться о впечатлениях, тем, кому предстоит расстаться без взаимных выгод.
- Ты, признаться, больше меня запутал. Или я сама запуталась. - Фея приподнялась на локтях и тряхнула головой, смешно фыркая и морща нос.
- Нисколько не понимаю твоего чувства, ненавижу эти проклятущие деревья. - Дева нахмурилась, озадачилась чем-то, но протянула руку за очередной порцией лакомства, не сумев устоять перед искушением. Уж очень по вкусу ей пришлась черимойя с Гаитана.
- Раз ты такой чуткий, послушай вон тот дуб, - Эйлид указала пальцем на опутанное омелой древо, - что в нём? Расскажи? - Она выжидательно смотрела на эльфа выразительными лиловыми глазами в которых легко можно было угадать мольбу о помощи.

+2

9

Плод явно произвел на фею хорошее впечатление, и Силт улыбнулся. Было бы очень досадно, если бы его новой знакомой угощение не понравилось. В конце концов, черимой осталось на этом материке счетное количество и было бы жалко, если бы они пропали зря. А когда придут новые корабли с Гаитана, Лингон не знал. Сообщение между континентами становилось очень нестабильным.
Слова же Эйлид о дылдах и ауре эльфа совершенно натуральным образом озадачили.
- Погоди... Ты так странно говоришь... Ты... - скульптор вопросительно поднял бровь. Его лицо осветила догадка.
- Ты гном???
Фея же меж тем принялась рассуждать об искусстве. Причем, прямо как заправский критик. Синдорей совсем опешил. Но потом нашелся.
- Ты права, маленькая сестра. Каждый думает об искусстве по-своему. Одним нравится то, другим - это. Кто-то считает, что разбирается во всех тонкостях, и при этом любит нечто совсем невообразимое, - Силт состроил смешную рожу.
- Я считаю, что мое творчество - искусство, пока есть те, кому оно нравится. Говорят, что настоящий художник творит даже если его взглядов почти никто не разделяет. Даже если он один против всех, - Лингон вздохнул.
- Я еще не дорос до таких высот.
Разговор перешел на деревья, и фея откровенно призналась своему новому знакомому, что ненавидит их. Чем, надо сказать, совсем сбила эльфа с толку. Впрочем, он не стал расспрашивать Эйлид о причинах подобной ненависти. Вместо этого синдорей поднялся, отдал своей "маленькой сестре" последний кусочек заморского плода и подошел к указанному ею растению. Приложил к коре свою изящную руку и немного постоял закрыв глаза. Когда же скульптор снова открыл их, можно было заметить, что глаза его поменяли цвет. Теперь они были темно-карие. Словно та земля, что через дуб питала его новую подружку.
- Я чувствую волшебство, - наконец сказал он.
- Много магии. Мне трудно сказать навскидку, но впечатление такое, что дерево собирает энергию всего, что его окружает. Травы, зверей. Эльфов, похоже, нет. По крайней мере, я ничего не ощущаю. Собирает, но не аккумулирует. То есть, аккумулирует, но совсем чуть-чуть. Именно это чуть-чуть и привело меня сюда, - Силт резко развернулся к своей новой знакомой.
- Кто ты, маленькая сестра? Кто ты, Эйлид из леса Сельмирон? - стоит также отметить, что в руках Лингона как-то сами собой оказались его лук и стрелы. Эльфы есть эльфы - даже при угрозе рукопашного боя они всегда сначала хватаются за луки.

Отредактировано Силт (Четверг, 7 февраля, 2019г. 18:10:49)

+1

10

На предположение Силта, касательно её расовой принадлежности, Эйлид только округлила глаза да вздохнула протяжно, тяжело. Недопонимание затрудняло переговоры, а она уж было понадеялась на то, что чудной и чуткий к магическим потокам эльф станет её избавителем.
- Это надо быть таким непонятливым! Ещё и обзывается всякими гномами. - Пикси не представляла себе, как выглядят эти самые чудики, но понадеялась, что пригоже и красочно, раз уж она, вся такая распрекрасная, с ними единообразна.
Похоже, Силт не огорчился её сомнениями, ему была не чужда самоирония, но тем не менее, он знал себе цену, был уверен в своих силах и, похоже, испытывал эмоциональную привязанность к искусству создания скульптур. Что же, у каждого должно быть увлечение по уму. Кому - то загонять простофиль в топи, посредством всяческих фокусов, а кому и творить самое настоящее волшебство, создавая из грубых на первый взгляд материалов нечто совершенно невообразимое. Как бы то ни было, её впечатлило умение эльфа, и не только потому, что оно могло быть использовано, как удачная декорация, в её шалостях, но и потому, что фейская мордашка, выглядывающая из массива старого дерева, показалась крошке очень даже славной.  Она признавала за эльфом право называться мастером, только не признавалась в этом в открытую.
Фея оживилась, стоило Силту подняться с земли и направиться к треклятущему дубу. Поедая очередной кусочек черимойи, Эйлид с любопытством наблюдала за действиями скульптора. Ей показалось странным, что он “разглядывал” дерево,  сомкнув веки, и чудным, что цвет его глаз изменился, приняв совершенно иной оттенок.
Допустим, то, что в дереве много магии, крошка знала и без него, а вот что эта магия по-сути вытянута деревом из окружающего мира, и, похоже, из неё самой, стало для Эйлид не особенно приятным открытием. 
- Подлые, подлые дылды! Привязали меня к этому трухлявым пню, чтобы подпитывать его магией и длить его дни! - Пикси отбросила корку в сторону и обтёрла испачканные руки о смятый и измазюканный в грязи подол.
- Э-э-эй, ты чего это... - Она приметила в руках своего недавнего союзника лук и стрелы. - Колдунство мозги отшибло, или в твоих ягодках сок от жары забродил, да разум повело? - Ой как она разозлилась… Разозлилась на Бендейджида, за его самоуправство, на Арданоса за его подлость и малодушие, и на Силта, за его не весть откуда взявшуюся агрессию. Её лиловые глаза стали необычайно яркими, а кожа приобрела едва заметное  сияние - так всегда случалось, когда пикси переполняли чувства. Тонкие крылышки волшебного создания приподнялись и затрепетали часто-часто, содружественно с бешеным биением её сердца.
- Я фея - сильф леса Сельмирион. А ты, ты...Ты коварный обманщик! -  Взмахом руки Эйлид обрисовала в воздухе круг, и её окружила стайка зелёных болотных огоньков, мерцающих  ярким пульсирующим светом. Их она и запустила в эльфа, точно колдовские снаряды, даром, что они не могли принести ровным счётом никакого вреда, разве что ослепить на мгновение. Заминкой, если таковая и возникла, фея попыталась воспользоваться, дабы улизнуть.

+1

11

Мило начавшийся разговор со скоростью падающего на землю внезапно парализованного прямо в полете сокола перерастал в потасовку. И если неспешный эльф пока только достал оружие, его собеседница не раздумывая пошла в наступление. Кажется, ее вывел из хрупкого душевного равновесия просто факт готовности синдорея к бою. В Силта полетели снаряды, которые фея ловким движением руки материализовала вокруг себя. Лингон лишь немного отстранился, чтобы пропустить болотные огоньки, которые пролетели мимо не задев его. Аккуратное, точное, отточенное движение. Все-таки пара столетий практики, как-никак. Сам скульптор тоже не остался в долгу: он мгновенно натянул тетиву и выстрелил в Эйлид. Правда, не попал не только в обидчицу, но даже и в дерево позади нее - стрела унеслась куда-то в лесную глушь. Да-а-а, похоже досужие байки несколько преувеличивали "легендарную меткость эльфов".
Синдорей, однако, нисколько не смутился из-за собственного промаха. Силт быстро извлек из колчана новую стрелу, но стрелять не стал, только натянул тетиву и прицелился в крылатую девчушку.
- Так, а теперь успокойся, Эйлид из леса Сельмирон, - в его голосе звучали холодные повелительные нотки.
- Медленно опусти руки. Я не причиню тебе вреда, если ты не нападешь сама. Слово эльфа, - Лингон говорил, а сам снова и снова прокручивал в голове реплику своей подруги-обидчицы:
"Я фея — сильф леса Сельмирион.... Я фея — сильф леса Сельмирион..."
"Да нет!.. Или?.." - скульптор решил не выражать своих сомнений вслух, а аккуратно задавая наводящие вопросы заставить Эйлид саму усомниться в своем высказывании.
- Фея, да? Я никогда не слыхал, чтобы фей видели трезвые эльфы. А не велика ли ты для феи? И что, ты одна в лесу такая? А крылья, ты можешь летать с их помощью? А что ты обычно ешь? А... - как видно, Силт как-то сам увлекся идеей фейства. Кажется, любопытство в нем быстро пересилило здравый смысл. И хотя руки синдорея по прежнему сжимали лук, голова его, похоже, это совершенно не осознавала.

Отредактировано Силт (Суббота, 9 февраля, 2019г. 02:34:05)

+1

12

Эльфийская стрела пронеслась мимо со свистом, не задев, но всё же напугав Эйлид. Подобное разрешение конфликта было вдвойне обидно и исключительно несправедливо, ведь фея запустила в Силта всего лишь болотным огоньком, не причиняющим вреда, а тот кидался в неё снарядами с заострённым металлическим наконечником, и, если бы он того хотел, то непременно бы попал. Первый залп явно стал упреждающим, и крошка сим предупреждением прониклась в полной мере. Эйлид застыла, едва ли успев удалиться от обманщика - эльфа, развернулась на пятках, вжала голову в плечи и приняла в целом понурый, обиженный вид. Только брови хмурила сердито. Тон, которым были озвучены правила последующего диалога, снова вывел её из себя, и фея скорчила рожу, показав эльфу язык, выражая подобным нехитрым образом своё отношение к происходящему.
- Слова эльфа хватает не на
дольше, чем его угощения.
- Буркнула она ворчливо, но хулиганить больше не стала - осознала опасность, исходящую от недавнего знакомца, и свою абсолютную беспомощность перед лицом этой самой опасности. Ох, как бы хотелось пикси ответить на замечание по поводу вероятности встречи с её сородичами что-то вроде: - Ха, никогда не слыхала, чтобы видели трезвых эльфов! Но злить скульптора еще больше благоразумно (и как так вышло)  поостереглась.
- Не-е-ет, про других я тебе ничего не скажу! - Она скрестила руки на груди, вздёрнула подбородок и сложила губки бантиком. Получилась очередная комичная рожа. - А это, - фея имела в виду свой дылдообразный вид и, как умела, на то указала, - всё из-за таких,  как ты! И вообще... - Отчего-то фее очень захотелось пожаловаться на свою нелёгкую долю, и она рассказала Силту историю своей жизни. О том, как жила беззаботно в ветвях старушки - Бузины. Как попалась в ловушку мага Арданоса,  стала его фамильяром и без лишних терзаний выпила незнакомое зелье,  одурманенная связующими фамильяра и призвавшего его мага чарами. Наябидничила про предательство ведьмаря и ритуал отлучения, после которого едва не погибла, расстворившись в небытие. И,  конечно же, не забыла про друида Бендейджида, привязавшего крошку к этому самому дубу и исчезнувшего восвояси, презрев тем самым их дружбу.
- Все меня бросили. Теперь я сама по себе! И чёрт пойми кто... - Фее вдруг стало себя до невозможного жалко, она захлюпала носом и принялась часто-часто мограть, чтобы сиюминутно не разреветься и не явить перед Силтом свою слабость.

+1

13

- Слова эльфа хватает не на дольше, чем его угощения, - запальчиво возразила Силту его новая знакомая. На самом деле, она сама являлась отличным доказательством обратного. Ведь что, как не "слово эльфа" приковало ее к этим местам? Впрочем, Лингон возражать фее не стал. Он прекрасно видел, как она напряжена и расстроена, и решил не обострять и без того накалившуюся ситуацию.
Хотя Эйлид прямо заявила, что ничего не поведает синдорею о прочих из своего племени, собственная история явно распирала крылатое создание. Что и не удивительно - крошке пришлось перенести намного больше неприятностей, чем кому-нибудь из ее сестер.
Скульптор слушал рассказ с недоверием. Сначала он медленно опустил лук. Потом убрал его. Затем вытянул в сторону руку и ловко поймал падающую откуда-то сверху... Свою стрелу. Да, бывает, что эльфы промахиваются. Все бывает. Но выстрел скульптора явно был не из числа этих редких событий. Нетрудно догадаться, что изначальной целью снаряда была макушка злополучной феи. Ну да это теперь неважно.
Убрав оружие Силт медленно, задумчиво опустился на землю и скрестил ноги. С его лица исчезла обычная детская веселость - верный признак того, что эльф сосредоточен и озабочен.
- Все меня бросили. Теперь я сама по себе! И чёрт пойми кто... - кажется, Эйлид была готова заплакать. Силт молчал еще некоторое время. Наконец, он медленно произнес.
- Я не знаю, правда ли ты фея или какое-нибудь чудовище, принявшее облик девочки, чтобы обмануть меня. Наверное, будь ты злым и хитрым созданием, в твой рассказ была бы легче поверить. Отдельные части его вполне правдоподобны. Но вместе они становятся просто поразительной историей! - он еще помолчал.
- Я верю тебе. Мне не очень много известно о магии друидов,. Но судя по тому, что ты поведала, Бржишек этот, имя-то какое себе выбрал, был из светлых эльфов. А они - народ очень старательный. И в магии немало искушенный, - Лингон сделал многозначительную паузу и оглянулся вокруг, не услышали б не те уши.
- Но звезд с неба не хватают. И до синдореев им далеко. Полагаю, его колдовство мы сможем одолеть. А там и о том, как вернуть тебе первоначальный облик, подумаем.

Отредактировано Силт (Вторник, 21 мая, 2019г. 09:50:58)

+1

14

-Ох-хо-хох..  - Тяжко и протяжно вздохнув, Эйлид плюхнулась на землю, скопировав в мелочах позу эльфа. Оружие он убрал и кидаться, похоже, передумал, но о чём - то глубоко задумался. На какое-то время воцарилось молчание, которого достало, чтобы зарождающаяся истерика экзальтированной до нельзя феечки сошла на нет.  Реветь ей расхотелось и очень скоро стало скучно наблюдать за течением чужой мысли.
- Я могу принять вид стра-а-ашного чудища! - Пикси оживилась, заёрзала на месте, всем своим видом выражая предвкушение демонстрации своих способностей. - Только ты опять достанешь свой лук. Никак пристрелишь с перепугу… - Она ужаснулась своей догадке и обеими ладошками прикрыла широко раскрытый рот. Застыла на мгновение, воображая, как это неприятно,  когда в тебя попадает эльфийская стрела, и передумала кривляться.
- Конечно недалёкие! - Громогласно заявила Эйлид, не разделяя нисколько опасения Силта. - Только и могут, что с деревьями разговаривать, а как накурятся своих трав, так они им и отвечают, представляешь!  - Выдала она, как на духу. Может и приврала где, но то для вескости слова и содружества во мнении, которое на данный момент было очень и очень кстати. Эльф поверил ей и даже собирался помочь. Нужно было немедленно закрепить полученный результат, и Эйлид намеревалась поддакивать каждому его слову.
- А ты тоже станешь ягодки, - она указала на омелу, - лопать и с дубом разговаривать?  - Так получилось, что ритуала единения ее духа с деревом фея не помнила. Не мудрено, ведь она едва ли не погибла тогда. Не способная к концентрации, крошка принялась донимать Силта всякими, порою даже экзотическими, предположениями о механике процесса избавления, сопровождая свой говор жестами и выразительными гримасами

+2

15

- Я могу принять вид стра-а-ашного чудища! - как это ни странно, но эти слова вновь заставили эльфа задуматься. Впрочем, на сей раз молчание длилось недолго. Силт улыбнулся:
- Может, и это пригодится.
Судя по всему, фея разделяла мнение Лингона относительно его светлых собратьев.
- Только и могут, что с деревьями разговаривать, а как накурятся своих трав, так они им и отвечают, представляешь! А ты тоже станешь ягодки лопать и с дубом разговаривать? - на это скульптор откровенно рассмеялся. Весело, открыто, совсем по-детски.
- Обычно наше колдовство выглядит немного по-другому, Эйлид. Чуть более изящно. Думаю, до ягод, курева и разговоров с камнями дело не дойдет.
- Кстати, из этой дряни, - он указал на омелу, - можно сделать отличный соус... К-хм, ладно, об этом как-нибудь потом потолкуем.
- А сейчас скажи мне, помнишь ли ты этого друида, ну, того, который тебя к дереву приторочил? Постарайся вспомнить все, что можешь, не упоминал ли он каких-нибудь особых животных или растения? Не носил ли на голове волчью голову или оленью? А то ты знаешь, друиды эти совсем дикие. Часто в рогах бегают. Как орки какие, шаманы, прости Сильветтарра! Думай, не спеши. Чем дольше будем готовиться, тем быстрее тебя расколдуем.
Дав своей новой знакомой время обдумать ответ, эльф высыпал из колчана свои стрелы, сложил из них некое подобие шалаша, вытянул над ними руки и начал что-то негромко шептать. Перед ним стояло две задачи. Первая - как-то отцепить фею от магических потоков, что друид пропустил через дерево. Потоки эти были весьма сильны, они как мощный поток воды кружили пушинку-Эйлид, не позволяли ей осесть на корягах времени и бытия, но и улететь, прибиться к берегу тоже не давали. Предстояло как-то извлечь девчонку из этой колдовской реки. Не стороить же запруду! Вторая задача - дать новоосвобожденной какой-то способ существовать вне несущего ее потока. В принципе, Силт был уверен, что если сию "пушинку" немного подсушить, то она прекрасно полетит себе дальше, не нуждаясь ни в чьей помощи. Осталось придумать, как бы ее "подсушить".

Ради смеха воткну сюда небольшой кусок игромеханики. Силт зачаровывает свои стрелы, используя трюк Быстрое зачарование. Для того, чтобы не затягивать процесс и не плодить постов из одного предложения, совершу за один ход сразу пять действий. Будем считать, что Эйлид не очень сильно меня отвлекает и сложность действий будет всего 2.
Игромех здесь я воткнул исключительно для себя, а то если меня не сдерживать, я уже прямо сейчас солнце с неба достану.

[roll=vi2-12341234123412342-2]
[roll=vi2-37022468246812342-2]
[roll=vi2-24681234246812342-2]
[roll=vi2-12342468123412342-2]
[roll=vi2-24681234123424682-2]
О, два стиля! Силт получает два усиления, назовем их Изменчивая мана. Ну и пять зачарованных стрел, само собой.

Отредактировано Силт (Вторник, 21 мая, 2019г. 09:14:49)

+1

16

Эйлид захохотала в унисон, стоило только только Силту рассмеяться. Это всегда бывает заразительным, особенно, если кто-то, кто находится в чудесном расположении духа, настроен к тебе дружелюбно и, к тому же, оценивает твои  таланты по достоинству.
- Да-да, может и пригодиться. - Проникновенно заявила фея. Она вообразила, как станет распугивать тех, кто придёт посмотреть на затейливые скульптуры Силта. Мысль о том, что скульптору не понравится вид разбегающихся кто куда зрителей, крошку не посетила. Погоня за признанием и всеобщим обожанием была ей чужда.
- Соус из омелы? - Она долго разглядывала спутанные ветви в которых угадывались мутно-белые небольшие ягоды. - Я бы ни за что не стала пробовать этот самый соус. - Решимость её была непоколебима, правда спорить или убеждать крошку в обратном никто, похоже, не собирался. Эльф как-то очень быстро переключился на поиски решения дел насущных, а коль скоро дела эти заключались в её освобождении, то и поспособствовать было нужно, как полагается. Эйлид к тому приступила с необычайным воодушевлением.
- Ну-у-у…Старик Бен был повыше тебя. Не могу сказать то ли от того, что таким родился, толи от того, что таскал на плечах оленью шкуру а к башке цеплял здоровенные рога.  - Она сложила руки особым способом, перекрестила их, широко растопырив пальцы, и приложила к голове, изображая этот самый головной убор. - Ходил он опираясь на замшелую палку,  а в спутанных волосах завсегда торчали еловые иглы, веточки и чёрт знает что. Ну, в общем, обычный, ничем не примечательный друид. - Не отнимая сложенных рук от головы, Эйлид принялась расхаживать вокруг Силта  туда-сюда. Она забавлялась и в любой мелочи находила повод для шутки. Остановилась фея только тогда, когда эльф снова достал стрелы. Насторожилась. Прекратила кривляться. Правда, со стороны не очень-то было похоже на то, что он снова собрался кидаться, колдовал над ними что - то с задумчивым видом. Эйлид не стала отвлекать его от такого важного занятия, мало ли наворожит ещё чего не того, а ей,  как водится, ни за что достанется.  Пикси подошла со спины Силта, вытянулась, встав на мыски, и наблюдала его работу молча,  что стоило ей немалых усилий. Может именно поэтому, как только он закончил, на него обрушился ворох вопросов. - А что это ты делал? Зачем тебе стрелы? Какое колдунство ещё умеешь? А меня научишь?

+1

17

Силт кивал, слушая рассказ Эйлид о друиде, который умудрился приторочить, по-другому и не скажешь, фею к дереву.
— Значит, рога и шкура.
— Ну, в общем, обычный, ничем не примечательный друид.
— Я бы даже сказал, эдакий типичный друид, — Лингон сам улыбнулся своей шутке.
Надо отдать малышке, то есть, прошу прощения, настоящей великанше среди своего народа — она нашла в себе силы не отвлекать эльфа от волшбы, хотя было видно, что ее распирает от любопытства. Вопросы посыпались один за другим:
- А что это ты делал? Зачем тебе стрелы? Какое колдунство ещё умеешь? А меня научишь?
- Ну-у-у... - было видно, что скульптор не знает, как объяснить. В его карих глазах появилось лукавое выражение.
- Перво-наперво, Эйлид, какая же ты фея без волшебной палочки? - синдорей взял стрелы, повел над ними рукой, и четыре наконечника сами соскочили с древков и пристроились к пятой стреле, образовав на ее конце пятиконечную звезду. Древко стрелы покрылось узорами. Тильяри украсил бы свое изделие изображением цветов, ветвей, листьев, зверей и птиц. "Шедевр" Силта стал темным и местами покрылся маленькими ярко светящимися точками, наверняка расколдовываемая узнает в рисунке привычные ей созвездия. Наконечники же эльфийских стрел были не просто грубо сработанными людскими железяками и не тяжелыми массивными гномскими штуковинами. Так что даже импровизированная звезда вышла не лишенной изящества.
- Вот тебе палочка, - Лингон протянул Эйлид свою поделку.
- Она очень, очень волшебная. С ней ты станешь самой могучей феей! - тон его стал заговорщическим.
- А теперь скажи мне, ты можешь разыскать для меня оленя? И привезти его сюда?
Три из лишившихся наконечников стрел скульптор воткнул в землю неподалеку от поддерживающего его новую знакомую дуба. Получился равносторонний треугольник с длинной стороны около полутора метров.

Отредактировано Силт (Четверг, 21 февраля, 2019г. 11:35:57)

+1

18

Никаких сомнений - описание старика Бена нисколько не впечатлило Силта, как и кривлянья экзальтированной донельзя дамочки.
- Волшебной палочки? А что это? А зачем это? А… - Умолкла фея только тогда, когда ей вручили невероятной красоты штуковину с затейливым изголовьем из соцветия наконечников стрел, похожих ныне на самую настоящую звёздочку. А если её ещё и повертеть, то отсветы и блики создавали иллюзию мягкого, мерцающего свечения. Занятная вещица. Нет, правда, на изучение одной только рукояти у Эйлид ушёл бы не один десяток минут, если бы эльф не упомянул опрометчиво о метаморфозах, ожидающих пикси с обретением этой самой штуковины, рассеяв её внимание.
- Сильнее самой королевы Лицинии? - Прошептала фея с придыханием. Она представила, как возвращается к старой бузине и отдаёт дань своим застарелым обидам, вымещая злобу на каждом, кто сдуру попадётся ей на пути при помощи дара своего нового знакомца, разумеется. - Хороший подарок Силт из Долины снов. - Эйлид примостила палочку к поясу из переплетённых гибких стеблей омелы.
- Оленя? Настоящего? Живого? - Маленькая хулиганка задумалась, соображая, как лучше сладить дело, и после нескольких минут размышлений уверенно кивнула.  - Смогу.
На самом деле, всё могло оказаться куда сложнее, ведь Эйлид  никак не удалиться от своего дуба дальше чем на пару лиг, и вполне могло статься, что прямо сейчас никого оленя поблизости не окажется. Но пикси повезло. Совсем неподалёку она встретила грациозного зверя, да ещё какого - шестандцатиконцового! Его ветвистые рога, точь в точь повторяли те, что Бен носил на своей голове.  Фейри быстро сообразила, что к чему, и откуда-то исподволь зазвучал охотничий рог, а потом ещё один и всё ближе, ближе. Олень сорвался с места и бросился опрометью в сторону поляны на которой и пребывал Силт. К звукам рога прибавился звонкий лай собачьей своры, он подгонял, не давал зверю сменить направление, ускользнуть.
- Лови его! Лови!  - Завопила Эйлид, выскочив из полеска следом за взмыленным шестандцатиконцовым. От бега по его следу она запыхалась, разрумянилась и приняла ещё более растрёпанный вид.

Отредактировано Эйлид (Пятница, 22 февраля, 2019г. 15:04:14)

+2

19

- Сильнее самой королевы Лицинии?
- О, намного! - легкомысленно заверил свою подопечную эльф. Честно говоря, он все еще изрядно сомневался в том, что Эйлид - настоящая фея. В конце концов, он видел лишь заклинания и волшебство, а кем на самом деле является зачарованный точно установить не мог. Поэтому и существование королевы виделось ему несколько сомнительным. В чем, однако, Силт был совершенно уверен, так это в том, что если Лициния и существует, ему никогда не придется с ней встретится. Да и не думал он, что кто-то может переплюнуть синдорея по части магического искусства.
- Хороший подарок, Силт из Долины снов, - скульптор с улыбкой поклонился.
Пока эльф расставлял свои стрелы, его новая знакомая времени не теряла. Силт удовлетворенно кивнул, ему всегда было отрадно видеть, как кто-то умело пользуется своей волшебной силой.
"Кто бы она ни была, а девчонка явно не промах!"
Лингон сам был готов поклясться, что на него идет настоящая охотничья облава, с загонщиками и собаками - уж очень правдоподобен был эффект!
Когда олень выскочил на полянку, где скульптор готовился к предстоящему ритуалу... Хм, а давайте сначала порассуждаем, что бы на месте нашего героя сделали его собратья-эльфы? Тильяри, несомненно, остановил бы животное мановением руки, успокоил бы птичьей трелью, может быть, даже нарек Белоснежкой, невзирая на ярчайшие признаки самцовости.
Шайя несомненно бросил бы в несчастного зверя дротик, смазанный таким количеством яда, что земля вокруг рогатого трупа еще десять лет оставалась безжизненной. Нет, не один дротик. Сразу пять! А еще лучше - семь. Потом бы с упоением потрошил тушу ножами, сделанными из какой-нибудь дряни. Например, из хитина, снятого с пигидия реликтового гигантского тараканосверчка.
Силт же банально выстрелил в оленя из лука. Выстрелил одной из тех стрел, что пожертвовали свои наконечники на волшебную палочку для Эйлид. Конечно, и без наконечника выпущенный из эльфийского лука снаряд может причинить немало вреда. Но не долетев до оленя стрела словно лопнула, превратившись в небольшое бледно-фиолетовое облачко. Гордый зверь пролетел сквозь него одним прыжком, быстрым, как ветер, даже не обратив внимания на ухищрения Лингона. Но уже по приземлению благородное животное спотыкнулся, сделал еще шаг, другой. Его точенные ноги начали заплетаться, и увенчанный настоящей короной олень медленно, словно нехотя опустился на траву. По его глубокому, мерному дыханию можно понять, что будущий спаситель феи жив и даже в агонии не пребывает. Он просто спит, спокойно и царственно, как и подобает венценосной особе.
- Какая удача, Эйлид! - скульптор потирает руки от удовольствия.
- Какой великолепный олень! Где же ты нашла такого? Нестоящий царь леса! - синдорей торопливо приблизился к гордому зверю. Несколько раз провел рукой по крутой шее, то ли просто гладил, то ли опять ворожил. Затем извлек откуда-то небольшую скляночку, сделал аккуратный укол своим кинжалом и сцедил в пузырек несколько капель крови.
- Прекрасно! Теперь отойдем от оленя, он скоро проснется и наверняка будет брыкаться. Моего колдовства надолго не хватит. Незачем, - он посмотрел бутылочку на свет. Улыбнулся.
- Отлично! У нас все есть, теперь, пожалуйста, не отвлекай меня. Последние штрихи!

Отредактировано Силт (Вторник, 21 мая, 2019г. 09:09:23)

+2

20

Эйлид даже успела расстроиться, когда увидела, выскочив на поляну, что Силт запустил в оленя стрелу. Обидно, если она всего-то, что и вела зверя на убой. Но фея не спешила накинуться на своего нового знакомца с возмущёнными воплями. Ведь эльфы прекрасно умеют охотиться сами, рассуждала она. Так что, коль скоро, скульптору приспичило подкрепиться, он мог бы и сам выследить кого по случаю. Да ему и кроля хватит насытиться! Зачем такую огромную тушу? Не может быть, что Эйлид стала настолько огромной, что создаёт впечатление троглодита, способного поглотить целую тушу оленя за один присест. Во всём происходящем явно был иной, сокрытый от феи замысел. Вот только, все её рассуждения разлетелись вдребезги, как только синдорей выстрелил в Шестнадцатиконцового. Откуда ей было знать, что подобный снаряд без наконечника не обладает силой, способной лишить кого-то жизни. И уж тем более, она никак не могла предугадать, что обычная деревянная палка может превратиться в облачко мельчайшей фиолетовой пыли, которая станет держаться в воздухе, подобно взвеси и не опадёт разом на землю.
- Он что спит? - Пикси переводила тревожный взгляд от зверя к Силту и обратно. Чудно, но скульптор ликовал так искренне, по ребячески, будто под впечатлением от рассказа про старика Бена тоже захотел нарядиться в шкуры да нацепить рога на голову, чтобы больше походить на лесное чудище.
- И чего в нём красивого… - Фейри разглядывала оленя, но не находила в нём особой прелести. - Да и воняет изрядно. - Эйлид зажала пальцами носик и показательно поморщилась, отступив от зачарованного зверя на пару шагов.
Пикси не понимала смысла дальнейших действий эльфа, ведь она никогда прежде не наблюдала ничего подобного. Признаться, особого интереса они у неё не вызвали, а вот Сил становился всё более и более довольным. Видимо, близилась развязка.
- Эй-эй... - Эйлид всё вертелась вокруг синдорея. - А у тебя точно всё получится?  - Она притихла и не очень-то походила теперь на беззаботное и легкомысленное создание. Ещё бы, совершенно не до шуток, если в жизни предстоит событие, способное кардинально переменить саму суть твоего существования. - Мне страшно, Силт. - Выпалила она на одном дыхании. - Я боюсь совсем исчезнуть. -  Фея понизила свой голос до едва различимого шёпота. Надо же было так перетрусить у самого края. И куда, спрашивается, подевалась ажитация, разгильдяйство и не дюжая бравада?  Не смея отвлекать эльфа от ворожбы крошка отступила от него и стала у старого дуба, прислонившись спиною к коре. Она сорвала небольшую низко висящую ветвь и теперь методично обрывала с неё листья, чтобы хоть чем-то себя занять.

+2


Вы здесь » FRPG Энирин » Прошлое » Эльф и фея (18+)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC